электронная
40
печатная A5
685
16+
Лицемерие ангелов

Бесплатный фрагмент - Лицемерие ангелов

Объем:
540 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0051-5732-4
электронная
от 40
печатная A5
от 685

Глава 1. Небеса обетованные

В комнате, пребывающей в лёгком бардаке, находились трое, не считая кота.

— Я хорошо подумала, — сказала Катя, собирая вещи в большую походную сумку. — Мне это сейчас не надо. Меня больше другие вещи интересуют.

— И какие? — спросил наблюдающий за её сборами Андрей.

— Мир. Саморазвитие.

— Меня это тоже интересует. Почему бы не интересоваться этим вместе? По-моему, у нас неплохо получалось.

— Тебя интересует только твой компьютер.

— Ты знаешь, что это неправда.

Катя вздохнула и посмотрела на Андрея.

— Боюсь, ты восхищаешься мной больше, чем я тобой, — произнесла она. — Я просто напридумывала тебе качеств, которых у тебя нет…

— И какие же это качества? — спокойно поинтересовался Андрей.

— Например, что для тебя важны твои друзья и ты всегда придёшь им на помощь.

— Вообще-то, я действительно приду на помощь…

— Да у тебя и друзей-то нет, — перебила его Катя. — Нормальные мужики ходят общаться с друзьями, пива попить, футбол посмотреть. А ты только и делаешь, что сидишь дома перед компьютером.

— Так я в Интернете с друзьями общаюсь! — воскликнул Андрей. — И вообще, зачем мне кто-то, когда у меня есть ты?

— Конечно, — Катя скептически хмыкнула, продолжив собирать вещи. Затолкав свою любимую чашку в сумку, она осмотрелась по сторонам и, вздохнув, произнесла: — Ну, вроде всё.

— Ты сможешь ещё раз зайти, если что-то забыла, — заметил Андрей.

— Не обижайся, но вряд ли я ещё раз зайду, — сказала Катя. — Ты хороший, но… Короче, пока.

Она перевесила сумку через плечо и вышла в коридор. Андрей последовал за ней.

— Провожать меня не нужно, — заявила Катя, открывая входную дверь.

— Но у тебя ведь сумка тяжёлая, — возразил Андрей.

— Справлюсь как-нибудь, — парировала Катя.

Лёжа на коврике, большой чёрный кот с белым пятном вокруг рта лениво потянулся и взглянул на оставшуюся в комнате девушку… Впрочем, это кот видел симпатичную девушку с каштановыми волосами и карими глазами, сидящую на стуле и печально глядящую в коридор. Андрей и Катя же были совершенно уверены, что на этом стуле никто в ближайшем прошлом не сидел, да и сейчас сидеть не должен. С их точки зрения, стул определённо был пустым. Однако у людей весьма ограниченная точка зрения.

Сидящую на стуле девушку звали Э347, и, строго говоря, это была отнюдь не девушка. Во-первых, у ангелов нет пола. Э347, несмотря на этот факт, идентифицировала себя как «она», поскольку в её энергетической матрице превалировала женская энергия. Ангелы чувствуют такие вещи касательно друг друга, поэтому сообщать о том, как к тебе обращаться, обычно не требовалось. Однако мужская и женская энергии к размножению никакого отношения не имеют. Ангелы в собственном размножении не участвуют — за них это делают люди. Ну а во-вторых, ангелы могут принимать любой облик, какой только пожелают и на какой хватит фантазии, причём делают это легко и непринуждённо. Им даже не обязательно выглядеть, как нечто живое. Они могут, например, превратиться в барабан. Или в камень.

Э347, в отличие от большинства других ангелов, категорически не нравилось её имя. Она хотела иметь «настоящее» имя, как у старших ангелов — Михаила, Гавриила и других. Желание это никак не касалось жажды власти — ей было нужно только имя, не более. Однако у ангелов есть строгий диапазон допустимых имён, и два ангела не могут иметь одно и то же имя. Все допустимые имена без цифр были давно заняты, и молодые ангелы при рождении получали имя-идентификатор, однозначно идентифицирующий их среди вот уже более пяти миллиардов других ангелов.

Несмотря на правила, Э347 придумала себе имя по душе — Элли. Это не было допустимым именем для ангела, и никто так к ней не обращался, кроме Андрея, её подопечного. Впрочем, она могла общаться с ним только в его снах — другие варианты слишком энергозатратны, а потому строго запрещены.

Андрей запер входную дверь за Катей и вернулся в комнату. Потерянно осмотрелся, взглянул на кота и проговорил:

— Ну что, Нео, опять мы с тобой вдвоём остались?

Кот лишь зажмурился с довольным выражением на морде. Элли же встала со стула, приблизилась к Андрею почти вплотную и сосредоточилась, положив руку ему на плечо… Хотя, положив — это сильно сказано. Её рука, скорее, просто оказалась вместе с плечом в близких точках пространства, и пальцы слегка зашли вглубь плеча, тогда как ладонь немного до него не достала. Впрочем, Андрей ничего этого не почувствовал и, тем более, не увидел. Однако боль, тяжёлым камнем висевшая у него на душе, чуть ослабла.

— Ладно, — немного помолчав, сказал он. — Вполне ожидаемо. Что ж, у меня дела есть, нечего печалиться. Да, Нео?

Кот зевнул. Андрей же направился к своему компьютеру — он действительно проводил за ним слишком много времени, поскольку работал программистом. И большую часть из этого времени он действительно работал, а не валял дурака в социальных сетях или онлайн-играх.

Элли решила ненадолго покинуть своего подопечного — раз он занят делом, значит, всё хорошо и можно не беспокоиться. Она перенеслась прямиком на Небеса. Для ангела совершить сие действо проще простого, а вот попасть на Землю туда, где нет твоего подопечного, весьма энергозатратно. «Почти все ангелы жутко помешаны на вопросах накопления и расходования энергии», — думала порой Элли. Впрочем, у этого помешательства была причина.

Небеса представляли собой вечно изменчивый и хаотичный мир с четырёхмерным пространством. Попади сюда человек — а люди регулярно сюда попадали в своих снах, даже не догадываясь об этом, — он увидел бы лишь ничтожно малую часть этого мира, какой бы великолепной выбранная точка обзора ни была. Человеческий мозг просто не способен воспринимать четырёхмерное пространство напрямую и всегда строит его трёхмерную проекцию. Ангелы же этого недостатка лишены. Смотреть на четырёхмерный мир — всё равно, что видеть миллионы трёхмерных. Не совсем одновременно, конечно, — скорее, трёхмерные изображения сменяют друг друга так же, как двумерные картинки чередуются, когда человек осматривается по сторонам.

Некоторые области Небес сохранялись в неизменном виде уже много столетий: Главная площадь, Здание совета, Дворец правосудия и другие. Были и такие места, что существовали считанные минуты или даже секунды. Большинство же районов находились где-то между этими крайностями. В географии Небес была лишь одна действительно неизменная деталь: Источник. Он виднелся далеко не отовсюду, но откуда на него ни смотри — он всегда оставался на одинаковом расстоянии от смотрящего. Столп прекрасного белого света, уходящий в бесконечную высь и спускающийся к самой Преисподней… Источник словно пронизывал пространство, являлся стержнем, вокруг которого вертится мир. Элли много раз слышала, что все ангелы рождаются из Источника, а после смерти возвращаются в него. Однако попасть к Источнику при жизни невозможно. Элли пыталась, и не раз, но с какой бы скоростью она ни летела навстречу ему — с такой же он улетал от неё. Закон сохранения расстояния до Источника — пожалуй, единственный непреложный закон в физике Небес.

В Преисподней место Источника занимала Бездна — чёрная пропасть, всегда зияющая на горизонте. Элли довелось побывать в Преисподней и взглянуть на Бездну собственными глазами, когда ангелы атаковали демонов в последний раз. Прошло уже больше ста лет, но Элли хорошо помнила, как Бездна выглядит и что до неё так же, как и до Источника, не получается добраться. Память у ангелов вообще намного лучше человеческой.

Элли летела под лазурной синевой великолепного неба Небес, а внизу пейзажи быстро сменяли друг друга: жёлтые пшеничные поля превращались в зелёную дубраву, дубрава становилась огромным парком аттракционов, парк обращался сверхсовременным сверкающим городом, город уменьшался до милой деревеньки, деревенька сменялась озером с прозрачной водой, озеро расплывалось в голубое море с золотым пляжем, окаймленным изумрудными пальмами, из искрящейся и кристально чистой воды вырастали сказочные строения, выложенные драгоценными камнями, вода замерзала в каток, а строения оборачивались заснеженными елями с разноцветными фонариками… На Небесах можно было найти половину из того, что способны придумать люди, и всё, на что хватит фантазии у ангелов. Насколько Элли успела понять, всё, что можно увидеть здесь, на самом деле существовало лишь в людском и ангельском воображении. Наиболее статичные места Небес поддерживались коллективным сознанием старших ангелов, всё остальное же менялось постольку, поскольку изменчивы и фантазии. Источника, разумеется, это не касалось.

По пути Элли встретила пару знакомых ангелов и поприветствовала их. Выглядели они, как и сама Элли, не так, как обычно представляют себе ангелов люди: ни крыльев, ни нимба, ни белых одеяний. Ангелы порой принимали «классический» вид, но случалось это довольно редко. В первые годы своей жизни Элли тщетно пыталась выяснить, какой же у ангелов истинный облик, и в итоге пришла к выводу, что никакого истинного облика не существует.

Наконец, она прилетела, куда хотела — к огромному строению, выглядевшему, как античный не то дворец, не то храм. Здесь жила её подруга — ангел П108. Она была старше и в их взаимоотношениях часто играла роль учителя. Своё эпичное жилище она, разумеется, выстроила сама. Для этого не потребовалось таскать мрамор или вытачивать статуи — чтобы создать что-либо на Небесах, достаточно включить воображение и добавить немного энергии.

П108 была дома. Она вообще нечасто куда-либо выходила.

— Как у тебя дела, Полли? — спросила Элли, приземлившись на белый мраморный пол. Это имя для П108 она придумала сама, и П108 была не против, чтобы к ней так обращались. Элли нравились имена, оканчивающиеся на «лли».

— Всё в порядке, Эл, — ответила Полли, которая любила всё сокращать и, будучи единственным ангелом, потенциально согласным называть Э347 «Элли», всё равно не выговаривала имя целиком. — А у тебя как?

— У меня тоже нормально, — ответила Элли, наблюдая, как её подруга сосредоточенно возится с бархатными подушками, время от времени слегка изменяя их дизайн и оценивающе разглядывая полученный результат. В данный момент Полли выглядела пожилой дородной дамой в кружевном бордовом платье и шляпке с вуалью. — Как твоя подопечная?

— Жива, — отозвалась Полли. — В семейных хлопотах вся. Да и чего ожидать от домохозяйки за пятьдесят? Всё спокойно, предсказуемо, и мне это нравится. И по поводу выполнения плана волноваться не нужно. А твой как?

— Его опять девушка бросила, — грустно поведала Элли.

— Что, опять? — удивилась Полли, оторвавшись от своего занятия. — Это уже какой раз?

— Седьмой.

— О, неслабо. На рекорд идёт, — Полли вновь вернулась к своим подушкам. — Кстати, он не слишком депрессует? Ты план сможешь выполнить?

У ангелов существовал план накопления энергии от своих подопечных. Каждый ангел обязан был выполнять его во что бы то ни стало, чтобы не отставать от демонов и те не получили критического преимущества. Впрочем, эта энергия требовалась не только и не столько для противостояния демонам, сколько для поддержания жизни самих ангелов. Получая энергию от подопечного, ангел накапливал её и в определённый момент передавал в Источник, из которого могли черпать энергию все ангелы без исключения. Таким образом создавался резервный фонд энергии — как для войны с демонами, так и для преодоления любых неблагоприятных ситуаций.

Однако ангелы могли черпать только положительную энергию — энергию радости, восхищения, сопереживания, счастья, любви, наслаждения, доброты. Отрицательная энергия — боли, страданий, ненависти, зависти, алчности, страха, злобы — подпитывала лишь демонов. Поэтому если подопечный впадал в депрессию, выполнить план по накоплению энергии становилось для ангела весьма проблематично.

— С планом я справлюсь, — безапелляционно заявила Элли. — Не впервой в подобных условиях работать. Просто Андрея жалко. Я думаю, он не заслужил такого отношения.

— В своих силах ты уверена, и это хорошо, — одобрила Полли. — А вот клиента жалеть ни к чему. Старайся не принимать всё, что с ним происходит, близко к сердцу. Я тебе об этом говорила, и не раз. С людьми всякое дерьмо происходит, причём внезапно. Если принимать всё близко к сердцу, то и свихнуться недолго.

Элли промолчала. Про «не принимать близко к сердцу» она слышала не только от Полли: это входило в стандартную программу обучения молодых ангелов. В то же время, в эту же программу входили рекомендации вроде «настройтесь на волну своего подопечного», «старайтесь понимать мотивацию подопечного не хуже своей собственной», «почувствуйте, что успокоит подопечного и принесёт ему радость» и всё в таком духе. Эти рекомендации служили одной цели: максимизации накопления положительной энергии. И с максимизацией этой Элли справлялась отлично: с тех пор, как Андрей стал её клиентом, она всегда не только выполняла, но часто и перевыполняла план. Не намного, правда, — она не хотела привлекать к себе внимание. Проблемы же с выполнением плана последний раз у неё были давно — ещё во времена Второй мировой войны. Тогда почти у всех ангелов дела обстояли не лучшим образом, и это вылилось в то, что демоны пошли на свой самый масштабный и успешный штурм Небес в Новой истории. Лишь ценой колоссальных усилий и немалого везения их удалось сбросить обратно в Преисподнюю.

Однако успехи Элли во многом были обусловлены как раз тем, что она всё принимала близко к сердцу. Возможно, даже слишком близко. Она не понимала, как можно настроиться на волну человека и не почувствовать его боль. Она честно пыталась, и не раз, но у неё так ничего и не вышло.

— Как вообще дела на Небесах? — немного помолчав, поинтересовалась Элли. — Что-нибудь слышно?

— Да как обычно всё, — откликнулась Полли. — Планы выполняются плохо, отставание от демонов всё увеличивается. Боюсь, скоро начнётся открытая война, и начнётся на нашей территории. Разнесут мой дворец, как пить дать, придётся всё заново отстраивать. Какая из подушек тебе больше нравится?

Полли держала в каждой руке по подушке и отпустила их. Вместо того чтобы упасть, подушки подлетели поближе к Элли. Выглядели они почти одинаково: бархатные, тёмно-бордовые, с пушистой оборкой. Отличие было заметно лишь одно: цвет тонкой каймы. У одной подушки кайма была синяя, у другой — золотистая.

— Эта, — особо не задумываясь, Элли указала на подушку с золотистой каймой.

— Мне тоже эта больше нравится, — согласилась Полли, вернув подушки себе в руки. Подушка с синей каймой тут же бесследно исчезла.

— Ладно, полетела я, — сказала Элли.

— Ага. Залетай ещё, всегда рада тебя видеть, — попрощалась Полли.

Элли вылетела из дворца и устремилась вниз, к Долинам сновидений. Так называлась область Небес, куда обычно попадали люди, когда их сны организовывали ангелы. Элли в своё время подробно изучила вопрос людских сновидений и знала, что они классифицируются следующим образом:

1) работа подсознания;

2) работа ангелов;

3) работа демонов;

4) осознанные сны;

5) неизведанное.

Пятая группа, разумеется, интересовала её больше других: часть людских сновидений имела неизвестную для ангелов природу и могла быть вызвана чем угодно. Некоторые ангелы любили строить различные предположения по этому поводу, например, что люди во сне способны проникать в другие измерения, прошлое, будущее и даже на другие планеты. Или же подсознание работает не так, как думают ангелы, и пятая группа является лишь специфической частью первой. Дискуссии по этому поводу велись постоянно и постоянно ни к чему не приводили.

Посещения Долин сновидений, однако, никак не помогали в раскрытии тайн пятой группы, ведь всё, что здесь происходило, чётко укладывалось во вторую. Чаще всего Элли бывала в Долинах, когда сама организовывала сновидения для своих подопечных, но порой она прилетала сюда, чтобы посмотреть на работу коллег.

Оказавшись на месте, Элли попала в первый попавшийся сон и увидела бескрайний голубой океан. В ясном дневном небе висели две луны разного размера, а Источник пропал из виду. Героиня сна — молодая девушка — сидела в одиночестве на песчаном берегу и смотрела на горизонт. Кому-то такой сон мог показаться грустным, но Элли поняла, почему ангел-хранитель этой девушки помог ей визуализировать именно такую картинку: в ней было что-то успокаивающее, светлое и вселяющее надежду. Ангелы временами управляли людскими сновидениями с конкретной целью: приумножить положительные эмоции своих подопечных и, следовательно, выработку энергии. Люди в большинстве случаев даже не помнили, что именно им снилось, однако с наступлением нового дня непроизвольно смотрели на жизнь с надеждой.

Переместившись в другой сон, Элли очутилась в самом центре бурной вечеринки. Герой сна — мужчина средних лет — веселился и танцевал с гостями, которые были преимущественно лицами женского пола и неестественно красивой наружности. Ангел — организатор сна — затерялся среди гостей и управлял ходом праздника, точно серый кардинал. Герой сна не заметил появления Элли — он просто не мог её увидеть, поскольку она находилась в другой трёхмерной проекции этой комнаты.

Немного понаблюдав за вечеринкой, Элли отправилась дальше. Стены и гости исчезли, уступив место осеннему парку. Героиня сна — зрелая женщина — шла под руку с ангелом, который принял облик то ли какого-то актёра, то ли знакомого женщины, только с заметно приукрашенной внешностью. Они о чём-то негромко разговаривали. Их прогулке Элли тоже не помешала — она хорошо ориентировалась, в какую проекцию переместиться, чтобы не потревожить спящих и не испортить работу своих коллег.

Следующий сон снился мальчику лет десяти. Он водил по обращённой к его лицу правой ладони указательным пальцем, и мир перед ним неторопливо изменялся. Невысокие холмы, покрытые зелёной травой, постепенно превращались в горы, на них вырастал еловый лес, протекающая меж ними река меняла русло. Поле погрузилось в озеро, озеро заболотилось, болото высохло и покрылось пышным широколиственным лесом, сквозь лес начали пробиваться пальмы и гигантские грибы… Мальчик пребывал в восторге от своих действий. «Должно быть, воображает себя Богом», — подумала Элли.

Несмотря на то, что люди, как верящие, так и не верящие в существование ангелов, считали их слугами Бога, Элли знала о нём не намного больше людей. Старшие ангелы порой рассказывали, что когда-то на Небесах жил Бог, но никто из них это время не застал. Одни говорили, что Бог давно умер, другие — что он ушёл в иное измерение, третьи — что его никогда не было. Элли не знала, во что из этого верить, и поэтому не верила ни во что.

Понаблюдав ещё за несколькими снами, Элли отправилась на Форум — так, по аналогии с древнеримской площадью, называли место, где ангелы собирались, чтобы пообщаться и поделиться опытом. Ангельский Форум не был просто площадью — разные его части были тем, что требовалось ангелам в данный момент. Та часть, в которую попала Элли, сейчас выглядела, как оживший сборник картин Сальвадора Дали — пара сотен юных ангелов тренировалась визуализировать сны. Причудливые и дикие образы чередовались с обычными, многие вещи выглядели странно просто потому, что у ангелов что-то не получалось. Крылатые лягушки прыгали по мостовой, рыба с человечьими глазами и ногами пыталась улыбаться, огромная черепаха плыла в небе, конусовидные роботы на тонких длинных ходулях бегали по жёсткому песку и сражались с крупными летающими каплями розовых и лиловых оттенков, на кривых деревьях росли воздушные шарики и громкоговорители, женщины с букетами вместо голов деловито общались на светском рауте под открытым небом… То и дело что-то бесследно исчезало, а что-то появлялось из ниоткуда. Тут царили подлинный сюрреализм и хаос.

Продолжив полёт, Элли притормозила у сборища ангелов, постигающих премудрости актёрского мастерства, что было необходимо для эффективного взаимодействия с подопечными. Ангелы разбились на много группок, в каждой из которых более опытные наблюдали за игрой своих юных коллег и давали им ценные советы. Кучка ангелов, принявших облик пиратов с переизбытком макияжа на лицах, тренировалась махать саблями, а их наставник то и дело повторял:

— Слишком правильно машешь! Больше залихвастости! Присвист и придурковатость! Где присвист и придурковатость!?

— Да я что, демон, чтобы с присвистом быть!? — не выдержал один из ангелов.

— Потом во Дворце правосудия будешь объяснять, что ты не демон, когда в очередной раз план завалишь! — рявкнул на него ангел-наставник. — Почувствуй позитив присвиста и выпусти его наружу! Необязательно быть демоном, чтобы прикалываться и веселиться!

— Да, тысяча чертей тебе в зад! — поддержал наставника другой ангел-новичок.

— Это из другой оперы, — заметил ангел-наставник. — Так, не отвлекаться! Продолжаем! Присвист и придурковатость!..

Неподалёку несколько ангелов, разбившись на пары, сражались на световых мечах. Трое из фехтующих, во всём чёрном, при этом старательно имитировали звук дыхания через маску.

— Нам демонов не хватает для тренировок, — прохрипел один из них.

— Ничего, с демонами потренируемся, когда за клиентов драться будем, — подбодрил его напарник.

Чуть дальше по живописной местности медленно бродили парочки разнообразных красавчиков и красавиц, томно ведя диалоги, определённо позаимствованные из каких-то фильмов или книг. Посреди них ангел, принявшая облик ослепительно красивой египетской фараонши, носилась и раздавала указания направо и налево:

— Естественно, естественно говори! Никакой наигранности! Лучше пока сбавь эмоции!.. А ты что с лицом чурбана!? Где игра, где чувства!?.. Ну а ты чего обычным парнем притворился!? Ты же чёртов вампир! Холод во взгляде и в голосе!.. Так, я пока верю, что ты хочешь свалить отсюда. Заставь меня поверить в твою любовь!..

Поодаль возле старинного замка расположились две группы ангелов. Одна группа состояла из девочек разного возраста, но подозрительно похожей внешности, другая — из одинаковых мужчин средних лет с чёрными волосами до плеч. Обе группы были одеты в чёрные старинные мантии и держали в руках короткие деревянные палочки. И наставник у них, похоже, был один.

— Тренируем поучительное выражение лица, — обращаясь к группе девочек, сказала наставник, выглядевшая четырнадцатилетней девчонкой, и изобразила саму поучительность. — Поучительное выражение лица — это важно! Начали!

Пока ангелы-девочки пытались повторить за наставницей, та направилась к группе мужчин и тут же заорала:

— Че пять тысяч восемьсот девять, это что за наивность во взгляде?!? Ты кто, первокурсница?!

— Да не могу я играть мужиков, я же говорила! — взмолилась Ч5809. — Возьмите какого-нибудь ангела, переполненного мужской энергией, и он отлично справится вместо меня!

Наставница мгновенно превратилась в точно такого же мужчину в мантии и, презрительно скривившись, ледяным тоном выплюнула:

— Никто не будет возиться вместо вас с вашей клиенткой, мисс Че!

— Вот, у тебя великолепно получается! — воскликнула Ч5809. — Ну а я не рождена для такого!

— Раз получается у меня, получится и у тебя, — возразила наставница. — Так, тренируем презрение во взгляде. Все вместе!..

Элли полетела дальше и нарвалась на группу разодетых супергероев, задорно резвящихся и устроивших тут что-то вроде локального апокалипсиса. Куски зданий летали вперемешку с обломками роботов и космических кораблей, всюду били молнии и проносились огненные смерчи. Пролетев прямиком через один такой, Элли ничего не почувствовала — тратить энергию на что-то по-настоящему разрушительное на тренировке никто не собирался.

«Весело у них тут, — подумала Элли и сама превратила в пыль какое-то здание щелчком пальцев. — Ладно, пора проведать Андрея». И с этой мыслью она полетела обратно на Землю.

Глава 2. Уроки психоанализа

Когда Элли вернулась, Андрей продолжал глядеть в монитор и печатать на клавиатуре, создавая очередной программный продукт. Большую часть рабочего времени он проводил дома, работая удалённо. «Многие девушки хотят, чтобы их муж приносил деньги, но при этом всегда был под боком, — думала Элли, смотря на Андрея. — Он под это описание попадает. Так в чём же дело?».

Элли всегда хорошо понимала своих подопечных, но это понимание не распространялось на всех остальных людей. Почему они делают те или иные вещи, часто оставалось для неё загадкой.

Кот Нео, увидев Элли, поднялся с коврика и прошёлся сквозь её ноги, пытаясь о них погладиться. Разумеется, у него ничего не вышло, но это его не смутило. Тот факт, что любой кот видит ангелов и демонов, не делает их материальными. Элли всегда очень хотелось погладить кота — такого мягкого и пушистого, но она не могла это сделать физически. Тем не менее, она в очередной раз попыталась, почесав Нео за ушком, а заодно и под ушком. Ни она, ни кот ничего не почувствовали, но Нео всё равно остался доволен самим фактом внимания к своей персоне. Андрей же, как обычно, не заметил, что его кот трётся об пустоту. «Люди потрясающе умеют не замечать вещей, не укладывающихся в их картину мира», — порой думала Элли.

Наблюдая за Андреем, Элли вспомнила, как говорила с ним в первый раз. Именно говорила, а не просто помогала визуализировать сон. Ему тогда было четыре годика, и Элли приняла образ четырёхлетней девочки. Поговорить с ним она решила не просто так: выполнение плана по накоплению энергии было под угрозой срыва.

В своём сне Андрей сидел на ковре в не до конца сформированном окружающем пространстве, носящем следы комнаты и леса у озера одновременно, и игрался с красной машинкой. Элли подошла к нему и села напротив.

— Что ты делаешь? — спросила она.

— Это моя машинка, — отозвался Андрей, не глядя на ангела. — Гоночная. Вжжжуух!

— Классная машинка! Давай знакомиться: меня Элли зовут. А тебя?

— Андрей, — буркнул Андрей, не отвлекаясь от машинки.

— А твоя машинка выиграет гонки? — поинтересовалась Элли.

— Конечно. Уже выигрывала.

— А почему ты тогда грустишь?

Андрей ответил не сразу.

— Папа и мама расстаются, — наконец, сказал он.

— Почему ты так думаешь?

— Они скандалят постоянно, — Андрей продолжал увлечённо водить машинкой по ковру. — И ещё я слышал слово «развод». Это ведь когда расстаются, верно? — Андрей посмотрел на Элли, и ей ничего не оставалось, кроме как утвердительно кивнуть.

— Если твои родители разведутся, это не значит, что они тебя не любят, — немного помолчав, сказала Элли. — И ты будешь с ними видеться, с ними обоими.

— С папой не буду, — отозвался Андрей, вновь погрузившись в катание машинки по ковру. — Он уезжает. Очень далеко. Я слышал.

— Он обязательно будет тебя навещать.

Андрей отрицательно покачал головой.

— Конечно будет!

Снова отрицательный жест.

— Почему ты так уверен?

— А зачем? — спросил Андрей вместо ответа и посмотрел на Элли.

— Как это зачем? — удивилась Элли. — Ты же его сын!

— Ну и что? — Андрей пожал плечами, совсем по-взрослому для своего возраста. — Это я виноват, что они расстаются.

— Что за глупость?! — возмутилась Элли. — Кто тебе такую чушь сказал?!

— Они скандалят из-за меня, — ответил Андрей.

— О, ну а ты тут причём?! Взрослые могут скандалить из-за любого пустяка! Поверь мне, я точно знаю!

— Мама вчера обвиняла папу в том, что я родился, — после короткой паузы сказал Андрей. — Говорила, что не планировала, чтобы я появлялся. И что это папа виноват. А папа ответил, что он тоже не планировал, и это мама виновата. Они думали, что я в другом месте и ничего не слышу, а я услышал… Им было бы лучше без меня. И они были бы вместе, а теперь расстаются. Это я виноват. Мне не нужно было рождаться.

Элли пару раз раскрыла рот, чтобы возразить, но не нашла подходящих слов. Вместо этого она подлетела к Андрею и обняла его.

— Эй, ты чего! — Андрей попытался отпихнуть её, но она только крепче обняла мальчика.

— Запомни: что бы ни случилось, твои мама и папа всё равно тебя любят, — прошептала Элли ему в ухо. — Твое рождение — чудо! И если тебе кажется, что ты никому не нужен, то это не так: ты нужен себе. Ясно? Ты нужен себе самому! И ещё ты нужен мне! Можешь не верить, но это правда: ты всегда будешь нужен мне!

Андрей перестал сопротивляться и неожиданно расплакался. Слёзы потекли ручьём — в прямом смысле, ведь всё происходило во сне. Немного поревев, Андрей проснулся и обнаружил, что весь в слезах — в реальности он тоже плакал. А Элли почувствовала, что её подопечному стало легче и план выполнить всё-таки удастся.

Разумеется, родители Андрея развелись, и своего отца с тех пор он больше не видел. Ангелы не решают людские проблемы за людей. Всё, что они могут сделать для своих подопечных, — это помочь принять реальность такой, какая она есть. И Элли надеялась, что справляется с этой задачей: Андрей никогда не жаловался, что вырос в неполной семье.

Большинство ангелов не проводят много времени с людьми. Достаточно работать с подопечным в ключевые моменты — и выработка энергии гарантирована. Элли в этом вопросе была исключением из правил, особенно если учесть, что ей не мешал демон-покровитель и, следовательно, не приходилось ни с кем делить Андрея.

При рождении каждый человек поступал в распоряжение Небес или Преисподней, а в половине случаев — Небес и Преисподней одновременно, причём ни ангелы, ни демоны понятия не имели, как происходит это распределение. Соответственно, примерно у четверти всех людей, как и у Андрея, был только ангел-хранитель. Ещё четверть людей имела лишь демона-покровителя. Ну а половина получала и ангела, и демона одновременно. Такие подопечные были куда более проблематичны как для ангелов, так и для демонов, и за них всегда шла ожесточённая борьба. Элли ни разу не довелось делить подопечного с демоном, поэтому другие ангелы считали её везучей.

Ближе к вечеру Андрей, наконец, выбрался из дома, чтобы сходить в магазин. Элли вышла вслед за ним. Во дворе многоэтажки, где он жил, было оживлённо. На детской площадке группа подростков весело общалась и курила, две девушки с переизбытком чёрного макияжа на лицах небрежно качались на качелях. Четверо детей младшего школьного возраста играли с мячом на дороге. Три старушки сидели на лавочке и перемывали кости подросткам и соседям. И ни кого из них не сопровождал ни ангел, ни демон.

Один из малышей, спеша за мячом, споткнулся и упал. Его коленкам хорошо досталось, и малыш собрался, было, заплакать, но Андрей, как раз проходивший мимо, подошёл к нему и аккуратно поставил его на ноги. Малыш удивлённо уставился на парня, похоже, расхотев плакать.

— Ты как, в порядке? — спросил Андрей, улыбнувшись. — Смотри под ноги, договорились?

Он дружелюбно потрепал малыша по волосам и продолжил путь. А малыш, несмотря на ушибленные коленки, вернулся к игре, так и не заплакав. Элли почувствовала, что испытывает за своего подопечного гордость. «Если бы и остальные люди так относились друг к другу, им всем жилось бы намного лучше», — подумала она.

Андрей вышел из двора и направился в сторону супермаркета. С другой стороны улицы располагался небольшой рынок. У его входа стояла старушка и просила милостыню. Проходящий мимо мужчина средних лет замедлил движение. Справа от него шёл ангел, а слева — демон, и они начали наперебой кричать ему в уши:

— Помоги несчастной женщине, ей же нечего есть! — воскликнул ангел.

— О таких старых кошёлках должны заботиться родственники и государство, не ты! — возразил демон. — Ты и так налоги платишь!

— Значит, нет у неё родственников! А пенсии ей только на коммуналку хватает! Тебе разве десять рублей жалко?!

— Да эта карга за день насобирает больше, чем тебе на работе заплатят! Ей уже давно на кладбище прогулы ставят! Пусть идёт работать или сдохнет, нечего тут побираться!

— С каждым может случиться беда и старость, нужно помогать нуждающимся, если ты в состоянии помочь!

Мужчина продолжил идти, так и не подав милостыню.

— Моя взяла! — демон с довольным видом принялся пританцовывать на месте.

— Ах ты засранец! — ангел накинулся на демона, они схватились и принялись кататься по улице, колотя друг друга и ругаясь на чём свет стоит. Впрочем, ни их подопечный, ни кто-либо ещё, кроме Элли и бродячей кошки, этого не видел и не слышал.

У людей есть собственная воля, и ни ангелы, ни демоны не в состоянии навязать свою. Единственное исключение: сделать человека одержимым. Но на это нужно большое количество энергии, и не со всеми людьми это срабатывает. Поэтому Элли не понимала упорные попытки враждующих хранителей-покровителей вот так вот напрямую достучаться до своих подопечных. Тем более, в состоянии бодрствования люди практически неспособны слышать ни ангелов, ни демонов. Впрочем, она допускала, что в этом всё же был какой-то смысл.

Вернувшись из магазина, Андрей опять уселся за компьютер и просидел за ним до глубокой ночи. Он даже ужинал, глядя в монитор. «Теперь совсем не будет из-за него вылазить, — решила Элли. — Когда Катя тут жила, он хотя бы на неё отвлекался. Ну а теперь и этого не будет, я его знаю».

И действительно, следующие два дня для Андрея прошли в программировании, коротких перерывах на еду и ужастиках на ночь. Даже Элли понимала, что любая нормальная девушка умерла бы со скуки, наблюдая за этим. Однако Андрей вёл себя подобным образом, только когда оставался один. Когда же у него бывали отношения, он делал всё возможное, чтобы девушке рядом с ним было максимально комфортно. И поэтому Элли никак не могла взять в толк, что с её подопечным не так.

Впрочем, сама Элли умудрялась подолгу оставаться вместе с Андреем и не помирать со скуки. За годы наблюдений она тоже научилась программировать, хотя ни разу и не применила свои навыки на практике в виду отсутствия физической возможности. Зато она могла наблюдать, как Андрей печатает код, и предугадывать, что он напечатает дальше. Получалось не всегда, но довольно часто. Ей нравилось играть в такого своеобразного пророка исходного кода и повышать процент правильных предсказаний.

Что же касается просмотра фильмов, то Элли никогда не отказывалась от такой возможности. Чтобы смотреть кино, ангелу не нужно тело, и Элли могла чувствовать себя с Андреем на равных, будто она тоже человек. Впрочем, большинство ангелов, в отличие от неё, сочли бы такое равенство унизительным, ибо считали, что люди неизмеримо ниже их во всех смыслах.

Прошло ещё несколько дней, и Элли решила, что с поведением Андрея надо что-то делать. «Он ещё с полгода в затворничестве проживёт, а потом всё повторится. И так по кругу», — думала она. Обычно ангелов не интересует, что творится с их подопечными, когда план по набору энергии выполняется, но Элли считала, что во многом ответственна за жизнь Андрея. Также она считала, что человеку нужно завести семью и детей, чтобы полноценно прожить жизнь. Она знала, что сейчас многие люди так уже не думают, но оставалась при своём мнении. Это по меркам ангелов Элли считалась молодой, по человеческим же она была допотопной — ей недавно исполнилось сто пятьдесят два года.

Решив, что надо помочь Андрею, Элли, однако, не решила, что же именно следует для этого сделать. У двух её предыдущих подопечных не было никаких видимых проблем в отношениях с девушками. Они оба рано женились, и Элли никогда всерьёз не задумывалась над вопросом взаимоотношения полов. Вместе с людьми она прочла много книг, в которых присутствовала романтика, посмотрела много фильмов с яркой любовной историей, но не сформировала на основе этого никакой системы знаний. Вся информация, которую она когда-либо получала по этому вопросу, будто бы говорила ей: «Потому что потому». Однако такой ответ её не удовлетворял. «Должны быть конкретные причины и следствия», — думала она.

Собрав в кучу всю обрывочную информацию, которая у неё была, и максимально объективно оценив Андрея, Элли сделала вывод, что её подопечный: средней внешности, с достатком немного выше среднего, очень умный и очень добрый, а значит, имеет шансы выше среднего на успех в отношениях с противоположным полом. Получалось, что её помощь не требовалась, и проблемы были обусловлены фактором случайности. Однако что-то подсказывало ей, что выводы всё же неверны.

«Что можно улучшить? — размышляла Элли. — Внешность? Посоветовать ему во сне, чтобы он лучше одевался? Возможно, он одежде особого значения не придаёт. Ну а заработок? Ему надо прекратить писать свободное программное обеспечение, он с этого почти ничего не получает, если он сосредоточится только на коммерческих заказах… Но ведь он делает это ради идеи, чтобы другие люди могли законно и бесплатно пользоваться нужными программами. Нет, нельзя ему такое советовать, я же не демон. Что ж, остаётся только внешность. Хотя… я всё же что-то упускаю…».

Не придумав ничего более путного, Элли решила посоветоваться с П108. Та не только была старше, но и имела женщину-подопечного.

Когда Элли прилетела в её дворец, Полли занималась занавесками, приделывая к ним различные рюши: от классических до самых нелепых. Немного понаблюдав за её дизайнерскими изысками, Элли в очередной раз убедилась, что ангелы просто не знают, чем себя занять. Славить Бога, как думают некоторые люди, им ни к чему, на подопечных можно тратить немного времени, а работой внутри ангельского сообщества заняты только старшие ангелы. Что делать всем остальным с кучей свободного времени? Каждый решал это самостоятельно.

— Как тебе? — поинтересовалась Полли, отлетев от занавесок с рюшами в греческом стиле.

— Согласуются с общей стилистикой дворца, — нацепив маску привередливого критика и наградив рюши снисходительным взглядом, словно они были недостойны такой чести, одобрила Элли.

— Да, я тоже так думаю, — согласилась Полли.

— Я бы хотела с тобой посоветоваться, — вернув обычное выражение своему лицу, сказала Элли.

— Насчёт Андрея?

— Похоже, ты меня знаешь как облупленную, — Элли улыбнулась. — Я думаю помочь ему с обустройством личной жизни.

— Эх, а ты всё делаешь по-своему, — Полли тоже улыбнулась. — Ну вот зачем тебе заморачиваться с помощью клиенту, когда и так всё протекает в нормальном русле?

— Так будет проще выполнить план, — привела формальную причину Элли.

— Ты знаешь, часто мечты о чём-то приносят больше позитива, чем получение желаемого, — заметила Полли. — Ну ладно, допустим. Основной совет: внуши ему уверенность в себе. С этим у него не всё слава Богу, так?

— Хм, мне кажется, он в себе уверен, — Элли задумалась. — Более-менее.

— Неужели? Он часто в чём-то сомневается?

— Вообще, да, — ответила Элли. — Даже в том, что он живёт в реальности, а не в Матрице. Или в том, что он знает что-нибудь, кроме того, что ничего не знает.

— Да я не об этом, — отмахнулась Полли. — Он может, например, с девушкой в общественном транспорте или на улице познакомиться?

— Нет, только в Интернете. Но он весьма уверен в себе, когда программирует, а, учитывая процент времени…

— Нечего тут считать, — оборвала её Полли. — Проценты не при делах: раз не может познакомиться на улице, значит неуверен. А должен быть уверен. Если хочешь, чтобы следующая девушка его не бросила, сделай его самоуверенным. Даже наглым. И не бойся переборщить, хуже не будет. Тем более что он наверняка будет тормозить и нужный уровень уверенности быстро не разовьёт.

— Хм… — Элли задумалась. — А разве это то, что нужно девушкам?

— Разумеется.

— Просто я никогда не слышала ни от одной женщины «Хочу наглого!», — заметила Элли.

— Так тебе ни одна женщина этого и не скажет, — хохотнув, заявила Полли. — Я свою подопечную хорошо знаю, так что можешь мне поверить. Она, когда молодой была, тоже твердила: хочу доброго, умного, заботливого. Приударил, было, за ней один такой, но она его послала: скучный, мол. Ну, он и отвалил вежливо. А потом объявился наглый подлец, и она тут же на него клюнула. Через какое-то время расстались они, правда, но он сам её бросил. И она принялась подружкам жаловаться, мол все мужики козлы, где найти доброго и заботливого и всё в таком духе. После тридцати она, однако, нашла такого и до сих пор с ним живёт, вот только восторга особого она от него никогда не испытывала, по-прежнему своего подлеца частенько вспоминает со слезами на глазах.

— И что, это значит, что мне надо посоветовать Андрею быть подлецом? — удивилась Элли.

— Да нет, говорю же: уверенность в себе. Ты же хорошо знаешь Андрея? Ну а я хорошо знаю Дайану и понимаю, что именно ей нужно, даже если она не говорит об этом вслух.

— Но уверенность… хм… — Элли чувствовала, что сбита с толку. — Нет, я ничего не имею против уверенности в себе, но ставить это во главу угла? Я всегда думала, что главными чертами тут являются красота, ум и доброта. Также я очень часто слышала от девушек, что для них одним из основных критериев является богатство. Разве нет?

— С красотой соглашусь, богатство на самом деле вторично, ну а ум и доброта вообще могут даже мешать.

Элли молча уставилась на свою подругу.

— Да, это правда, и не смотри на меня так, будто я демон, — Полли развеселилась. — Тебе я врать точно не стану. Нет, монопольно наша четверть прекрасного пола всегда ставит на первое место доброту, но это им разум подсказывает. Понимаешь? А разум тут ничего не решает, на самом-то деле. То есть вообще ничего. И да, доброта иногда оказывается полезной, но только дозированная. Мужик должен выглядеть сильным, причём, в первую очередь, внутренне. Доброта этому мешает, а самоуверенность эту силу как раз и обеспечивает. Ну а ум… остроумие скорее помогает, а вот всякие академические знания и высокий IQ только проблемы создают.

— Но это же глупо! — воскликнула Элли. — Какой смысл в самоуверенности на грани наглости, что в этом хорошего?!

— Даже не пытайся это понять, всё равно не получится.

— Но я же…

— Что, женскую энергию в своей матрице имею? Это тут ни при чём, — со знанием дела изрекла Полли. — Чтобы это понять, нужно иметь женское тело. Это всё инстинкты, гормоны и прочие составляющие. Я тоже это не понимаю, на самом деле, просто знаю и всё. С мужиками, кстати, то же самое, только в другом русле. На женскую самоуверенность им плевать, но вот есть у мужика жена, красивая, души в нём не чает, а он всё равно налево смотрит. Бесполезно пытаться понять эту тупость, если у тебя нет мужского тела.

— Андрей ни разу налево не смотрел, когда с девушками встречался, — заметила Элли.

— Это, видимо, от всё той же неуверенности… или от переизбытка мозгов? Неважно. Смысл в том, что логика и рационализм тут бесполезны. Просто запомни, как я когда-то запомнила, и используй, если считаешь нужным: самоуверенность. Остальное приложится.

— Ну ладно, — Элли вздохнула. — Хорошо. Но это мы обсудили измеряемую сторону медали. А что ты думаешь насчёт любви?

— Вот тут я тебе не советчик, — Полли развела руками. — Лично я с любовью ни разу не сталкивалась. Возможно, она как Бог: все про неё говорят, но никто никогда её не видел. Обычно отношения довольно прозаичны, и их можно объяснить безо всякой любви. А можно называть любовью обычное влечение, как многие и делают, и тогда мы возвращаемся к самоуверенности.

— Но ведь в книгах и фильмах полно любви, и не в смысле просто влечения, — возразила Элли. — Значит, она должна быть и в жизни, ведь искусство отражает жизнь.

— Возможно.

— Вот только непонятно, как любовь формируется.

— Так в этом ведь и суть, нет? Было бы понятно — разложили бы по полочкам. А так появляется что-то таинственное и прекрасное, чего, быть может, и вовсе нет, но о чём приятно подумать. Так что помочь найти любовь из разряда «найди то, не знаю что». Но ведь тебе просто нужно, чтобы клиент радовался новым отношениям и генерировал много энергии, так?

— Так.

— А для этого любовь не требуется. Вот только не так, ты опять принимаешь всё близко к сердцу и действительно хочешь просто помочь, я ведь права?

Элли лишь улыбнулась, ничего не ответив.

— Спасибо, Полли, — сказала она после короткого молчания. — Полетела я.

— Давай, — Полли махнула рукой. — И не заморачивайся, оно того не стоит. Он и без твоей помощи после тридцати найдёт какую-нибудь дамочку и потомство оставит, вот увидишь. Волноваться ни к чему.

Отлетев от дворца, Элли взмыла ввысь и вскоре уже сидела на лавочке, удобно расположенной на вершине утёса, с которого открывался потрясающий вид на Небеса. Она решила тщательно обдумать слова Полли, прежде чем предпринимать какие-либо действия.

«Неужели самоуверенность настолько важна в данном вопросе? — размышляла Элли. — Если вспомнить фильмы и книги… Нет, не так уж и важна. А если реальные случаи из жизни?.. Я знаю их немного. Хм… пожалуй, успешные мужчины действительно выглядят самоуверенными и даже наглыми, особенно когда о них печётся демон. И женщинам это, похоже, действительно нравится, особенно если они тоже с демонами заодно. Но всегда ли самоуверенность нужна?».

Элли вспомнила, что два её предыдущих подопечных не отличались особой наглостью. Однако их жёны никогда их и не любили, да и подопечные отвечали им взаимностью. Более того, нельзя было даже сказать, чтобы они испытывали друг к другу сильное влечение. Им просто было удобно жить вместе.

Как и П108, Элли никогда не видела любви между мужчиной и женщиной в реальной жизни. Она много раз сталкивалась с любовью родителей к своим детям, а детей — к родителям, другие же виды любви то ли встречались слишком редко, то ли действительно были лишь вымыслом.

«Что ж, сосредоточусь на том, что точно есть, — решила Элли. — Андрей, пожалуй, действительно испытывает неуверенность, когда общается с девушками, хоть и старается это скрыть. Но девушки это чувствуют. Они всегда чувствуют такие вещи, поэтому ему нужно испытывать настоящую уверенность, а не изображать её. Вот только почему он так себя ведёт? Ведь объективных причин для этого нет… Если только… Хм, с той же Катей он порой общался так, словно извиняется за что-то, хотя и не был ни в чём виноват. Старался обрадовать её, и это ведь здорово, вот только… Он до сих пор не избавился от чувства вины, просто запрятал его подальше, и проявляется оно лишь в этой области! Вот засада!».

Элли поняла, что проглядела очень важную вещь. Она знала, насколько чувство вины бывает разрушительным. Опытные демоны-покровители всегда старались внушить своим подопечным, что те ни в чём не виноваты, какую бы мерзость не совершили, и это работало. Подонки, подлецы и преступники всех мастей обычно оставались безнаказанными, если не мучились угрызениями совести. И наоборот, порядочные люди, чувствуя свою вину за что-то, даже если они были совершенно ни при чём, обязательно получали расплату в той или иной форме. По сути, чувство вины заставляло человека наказывать себя самому, и зачастую люди даже не осознавали, что добровольно шагают в пропасть.

Ангелы, в отличие от демонов, не стремились оправдывать проступки своих подопечных, но это и редко когда требовалось. Всё, что было нужно — это чтобы подопечный не мучил себя по вымышленным поводам. Элли казалось, что с этой задачей она всегда справлялась, но сейчас она поняла, что это не так.

«Ладно, хорошо уже то, что когда дело не касается взаимоотношений с девушками, виноватым он себя не чувствует, — подумала Элли. — Так что ничего страшного, с этой проблемой я разберусь».

Хорошенько поразмыслив, она решила явиться к Андрею во сне в образе Ильи — его друга детства. Андрей не виделся с ним уже давно, поскольку теперь они жили в разных городах. Периодически они переписывались в Интернете, на этом их общение и ограничивалось. Однако Андрей всегда уважал мнение Ильи, и Элли знала это. Поэтому она и выбрала такой образ. Ей, как и Ч5809, тоже не нравилось изображать мужчин, но в случае необходимости она могла сыграть кого угодно.

Элли не стала затягивать с организацией сна и устроила его в ту же ночь. Сознание Андрея (или его душа — мнения ангелов по поводу терминологии разделились) перенеслось в Долину сновидений. В этой проекции она походила на среднестатистический российский город, в котором было ничем не примечательное кафе. В это кафе Андрей и попал — сразу, без необходимости проделывать какой-либо путь, как это обычно и бывает во снах.

— Здорово, чувак! — поприветствовал его «Илья», сидя за столиком напротив Андрея. — Как жизнь?

— Нормально, — выдал стандартный ответ Андрей. — А у тебя как?

— Тоже не хвораю, — жизнерадостно ответил «Илья». — Не женился ещё?

— Да нет, пока что. Я и не спешу, — Андрей пожал плечами.

— Это правильно, брак только тёлочкам нужен, — Элли произнесла когда-то услышанную фразу, не веря в её смысл, но получилось всё равно убедительно. — Я с этим тоже не тороплюсь. Ты всё ещё с Катей тусуешься?

— Нет, мы расстались.

— И кто кого бросил? Надеюсь, ты её?

Андрей лишь вздохнул в ответ.

— Значит, она тебя. Это печаль. Почему ты позволяешь так с собой обращаться?

— Да нормально она со мной обращалась, — Андрей опять пожал плечами. — Она свободный человек и ничего мне не должна. Раз я перестал её устраивать, она ушла, и это в порядке вещей.

— Неправильный подход, — безапелляционно заявил «Илья». — Ты говоришь так, будто она лучше тебя и во всём права.

— Ну, не во всём она права, но то, что лучше меня… да, пожалуй, так и есть.

— Что за чушь?! И чем же она лучше тебя?

— Ну…

— Вот именно, ты даже не знаешь, чем! А я тебе отвечу: ничем! Наоборот, это ты лучше её! И знаешь, почему? Потому что она дура, раз сама отказалась от такого крутого парня!

— Нашёл, блин, крутого парня, — Андрей хмыкнул. — У меня даже тачки нет.

— Зато собственная квартира есть, — парировал «Илья». — И ты вообще неплохо на своём программировании зашибаешь, разве нет?

— Допустим. Но вокруг куча парней и покруче меня. Так что я понимаю Катю.

— Ничего ты не понимаешь, — отмахнулся «Илья». — Во-первых, ты не понимаешь, что нефиг этих девок боготворить! Они такие же люди, как и ты. Во-вторых, ты не понимаешь, что ни в чём не виноват. Это девки виноваты, что так обращаются с тобой, а не ты! Я тебя давно знаю, и знаю, что ты человек хороший. Даже слишком хороший. Так что ты думаешь, мол всем чего-то должен, а ты никому ничего не должен. Про Катю ты это понимаешь, что характерно, а вот про себя — нет!

— Ты прям психолог какой-то, сеанс психоанализа мне тут устроил, — усмехнулся Андрей.

— Ну так я мастер мозги полоскать! — заявил «Илья». — В таких вещах я отлично разбираюсь, можешь мне поверить. И я тебе вот что скажу: всегда будь уверен в себе и в своих силах! Вообще пофиг, можешь ты ошибаться или нет, всё равно будь уверен во всём, что делаешь! И тогда всё будет пучком!

— Твой девиз — самоуверенность и глупость? — весело поинтересовался Андрей.

— Нет, самоуверенность и самоуверенность! — воскликнул «Илья». — Всем девкам только самоуверенность и нужна. Я серьёзно. Подумай об этом, проанализируй всё, как ты любишь, погугли, и ты наверняка поймёшь, что я прав.

— Хм, заманчивое предложение. Погуглю как-нибудь, — согласился Андрей.

Нужная мысль была заложена ему в голову, а значит — цель достигнута и можно прекращать сон, что Элли и сделала. Она понимала, что этого, конечно, недостаточно для того, чтобы сделать из Андрея самоуверенного человека, но начало было положено. Приняв свой привычный облик, Элли отправилась наблюдать за работой коллег. Ну а Андрей продолжил видеть сны, только уже свои собственные.

Глава 3. За барной стойкой

Элли могла гордиться своим умением воздействовать на подсознание, превосходящим по эффективности телевидение и Интернет вместе взятые. Устроенный ею сон определённо подействовал на Андрея. Проснувшись, он практически забыл его содержание, однако идея пересмотреть своё поведение прочно засела ему в голову. Уже на следующий день он принялся искать материалы на тему взаимоотношений с девушками и анализировать свои ошибки, хотя ещё вчера даже не задумывался над этим.

Интернет отличался большим разнообразием информации, и советов там была уйма. Элли не могла «гуглить» самостоятельно, но прочитала всё, что «нагуглил» Андрей. В разных статьях предлагались различные конкретные действия, и ничего из этих действий не противоречило совету Полли насчёт самоуверенности. Наоборот, про уверенность в себе в ряде статей тоже говорилось, просто на этом не делался такой большой акцент.

Закончив с поиском информации в Интернете, Андрей написал настоящему Илье и спросил, что тот думает про налаживание отношений с девушками. Илья кинул пару ссылок на статьи, которые Андрей как раз прочёл, и добавил от себя картинку с подписью «Будь мужиком, блеать!». «Классический „мужик“ определённо уверен в себе, — подумала Элли. — По сути, настоящий Илья посоветовал то же, что и я, когда говорила от его имени».

Ещё через день, переварив всю полученную информацию, Андрей решил действовать. Для начала он, как обычно, поискал девушек в социальных сетях и написал двум с привлекательными аватарками и статусом «В активном поиске», предложив немного пообщаться. Обе не ответили. Поразмыслив, Андрей принял решение сменить стратегию. В одной из прочитанных им статей говорилось, что знакомства лучше всего заводить в баре, где много одиноких девушек. Также в этой статье советовали взять с собой какого-нибудь приятеля, который тоже находится в поиске отношений, чтобы чувствовать себя уверенней. В барах Андрей бывал лишь пару раз за всю жизнь, так что идея с приятелем ему понравилась. Довольно быстро определив по отзывам подходящий бар, он задумался насчёт приятеля. В идеале было бы захватить с собой Илью, но тот жил в другом городе, причём в далеко расположенном, поэтому нужен был кто-то другой. И с этим другим были проблемы. Катя не врала, когда обвиняла Андрея в затворничестве: пообщаться вживую он действительно ни с кем не ходил.

В конце концов, Андрей написал Юре. Тот, в некотором смысле, являлся его коллегой — они работали над несколькими совместными проектами и даже пару раз виделись лицом к лицу. У Юры не было девушки, причём уже полтора года, так что в качестве приятеля он подходил по всем статьям. Кроме одной: в баре он не был ни разу в жизни.

Разумеется, сначала Юра отказался, но когда Андрей привёл нужные ссылки и добавил к ним логические аргументы, ему ничего не оставалось, кроме как принять приглашение. Андрей тоже бывал очень убедителен, и это было ещё одной чертой, которую девушки ему не прощали: он умел спокойно и аргументированно разнести в пух и прах доводы оппонента и защитить свои, чем порой доводил до белого каления.

Выбранный бар выглядел приличным заведением, где, если верить отзывам из Интернета, было проще всего в городе познакомиться с девушкой. Вечером следующего дня Андрей надел лучшее, что у него было — строгий деловой костюм, но без галстука — и пошёл «тусить». С Юрой они встретились у входа и смело отправились внутрь навстречу неизведанному. Точнее, это Андрей смело отправился внутрь, Юра же выглядел так, точно очень хочет сбежать.

Посетителей в баре было хоть отбавляй, играла громкая музыка. Андрей и следовавший за ним Юра протиснулись к барной стойке и заказали по бокалу светлого пива. Андрей тут же принялся искать глазами девушек и быстро обнаружил изрядное их число. Некоторые были в компании парней, некоторые — с подружками, а кое-кто сидел в гордом одиночестве.

— Тебе какая-нибудь нравится? — поинтересовался Андрей, продолжая изучать окружающих.

— Ни одна, — отозвался Юра, нервно озираясь.

— Прям вообще ни одна? — уточнил Андрей. — Вон та, по-моему, ничего.

— Она на гламурную кису похожа, — заявил Юра. — Ненавижу гламурных кис!

У Юры однажды были отношения с девушкой, попадающей под определение «гламурной кисы». Начались они с того, что эта девушка узнала, сколько Юра заработал на последнем проекте, и продлились немногим менее суток. Юра вообще являлся завидным женихом с финансовой точки зрения, поскольку зарабатывал намного больше, чем тратил. Он был более сильным программистом, чем Андрей, но это компенсировалось ещё более низкими навыками социализации, из чего и вытекали всё его проблемы во взаимоотношениях с противоположным полом.

— Ну ладно, допустим, — согласился Андрей. — А что думаешь насчёт той парочки? Как раз две подружки. Может, нам с ними познакомиться?

— Ну, не знаю, — Юра заёрзал на стуле и отпил пива из бокала. — Они, вообще-то, тоже не в моём вкусе. Да и что мы им скажем?

— Я же писал, — Андрей вздохнул. — Надо подойти уверенной походкой, отмочить какую-нибудь шутку, и дальше всё само собой пойдёт.

— Прямо-таки пойдёт? — усомнился Юра. — Вот ты когда класс описываешь, ты названия методов объявляешь, а весь функционал в них сам собой пишется?

— Ну так это ведь не программирование, — заметил Андрей.

— А по-моему, всё есть программирование, — возразил Юра. — Вот мы купили сейчас пиво, и это можно чётко и понятно описать как наше движение через эту толпу, осуществление запроса к бармену и обмен денег на пиво. А как ты опишешь наши дальнейшие шаги после отмачивания шутки? И да, с конкретной шуткой ты определился?

— Вообще, дальнейшие шаги я ещё не спланировал, — Андрей тяжко вздохнул. — А насчёт шутки… Как тебе эта: «Девушки, давайте поспорим с вами на тысячу рублей, что я вас сейчас приглашу переночевать, а вы откажетесь?».

— Хм. Смешно, — без тени веселья в голосе прокомментировал Юра, — Но как ты собираешься действовать после шутки, если у тебя нет плана?

— Эмм… по обстоятельствам. Импровизировать, то бишь.

— Ты и код так пишешь? Импровизируя?

— Ну, обычно, конечно, я анализирую алгоритм и продумываю, что и где буду писать. Однако для этого ведь не нужно сразу держать в голове всю программу, так? Достаточно какую-то её небольшую часть — ту, что пишешь в данный момент. Вот и тут так же.

— Логично, но мне кажется, что нужно продумать больше, чем первую фразу, прежде чем начинать диалог. Ты ведь не на одну строчку кода вперёд думаешь?

— Конечно не на одну, но понимаешь… — даже Андрею порой было непросто общаться с Юрой. — Считай, у нас нет тех. задания, или оно меняется динамически каждую секунду — в зависимости от поведения девушек. То есть нам нужно анализировать их поведение в режиме реального времени и продумывать, что мы скажем или сделаем в следующий момент.

— Мэн, но это самая сложная задача из всех, с которыми я сталкивался! — возмутился Юра. — Если тех. задание будет меняться каждую секунду… Да это песец какой-то!

— Ничего ужасного, скорее, оно просто корректируется. А иногда даже неизменным остаётся какое-то время, — попытался успокоить его Андрей. — Но мы не знаем, когда оно изменится и в какую сторону, поэтому просто нужно быть начеку. Неизвестно, как они отреагируют на шутку, вот я и не думаю, что есть смысл планировать действия после неё.

— Хм. Ладно, считай, что убедил, — недовольно пробурчал Юра. — Только шутку ты будешь отмачивать.

— Не вопрос, — откликнулся Андрей и уже собрался, было, встать и направиться к девушкам, но увидел, что к ним как раз подошли два парня и принялись что-то весело говорить. Девушки, похоже, восприняли парней благосклонно, поскольку что-то ответили, и общение затянулось.

— Ну вот, нас опередили, — вздохнул Андрей.

— Надеюсь, ты не предложишь пойти их отбивать? — с подозрением в голосе осведомился Юра.

— Ты меня за перекаченного имбецила держишь, что ли? — оскорбился Андрей.

— Я просто предположил, что ты мог пересмотреть фильмов вроде «Три метра над уровнем неба», что и сподвигло тебя на поход в бар, — объяснил Юра.

— Не, я такое не смотрю, — отмахнулся Андрей. — Точнее, этот фильм я видел, но он меня не вдохновил.

— Кстати, а что тебя вдохновило?

— Знаешь… — Андрей задумался. — Я хз, вообще-то. Просто проснулся позавчера и подумал: а чего я не гуглю, как найти девушку?

— Лично я уже говорил и повторю, что с большим подозрением отношусь к советам неких идиотов, пишущих о том, как познакомиться с девушкой, — заявил Юра. — Но ты сказал, что мы не узнаем реальную эффективность этих советов, пока сами не проверим, и я не смог с этим не согласиться.

— Ну вот, мы и проверяем, — заметил Андрей. — Или пытаемся, по крайней мере.

— Кстати, у меня такое чувство, что мы выглядим здесь, как Шелдон с Леонардом, хотя и не физики, — подозрительно осматриваясь, пониженным тоном произнёс Юра.

— Хм, скорее тогда уж, как Леонард с Воловицем, причём Воловиц — я, раз я тебя сюда притащил, — отозвался Андрей, выискивая глазами другую девушку, с которой можно было бы познакомиться. — Так что всё не так уж печально.

— О да, ты меня успокоил, — хмыкнул Юра. — Ты, кстати, заметил, сколько здесь представителей мужского пола?

— Да я девушек ищу, вообще-то, — удивился Андрей.

— Я насчитал тридцать семь, — сказал Юра. — А этого более чем достаточно, чтобы кто-нибудь из них захотел нам навалять. И если ты внезапно не знаешь кунг-фу — нам наваляют.

— О господи, да я ведь писал, что это приличное заведение! — Андрей закатил глаза. — Никто не будет с нами драться, если мы сами не полезем и не будем вести себя вызывающе.

— Не аргумент, — заявил Юра. — Класс, в котором я учился, тоже считался приличным, и я никогда ни к кому не лез и не вёл себя вызывающе, но мне регулярно доставалось. А представителей мужского пола в моём классе было меньше, заметь.

— Ну так это же не твой класс и не класс вообще, — возразил Андрей.

— Верно, это ещё хуже, поскольку здесь употребляют крепкие алкогольные напитки, резко повышающие уровень агрессии в виду временного нивелирования социального страха, — выдал Юра.

— Ладно, если нас побьют, я буду виноват, договорились? — Андрей обречённо вздохнул.

— Договорились. Но я бы предпочёл быть не побитым возможности тебя обвинять.

Элли сидела неподалёку и наблюдала за Андреем и Юрой, пока на её место не сел какой-то мужик. После этого Элли отошла немного в сторону и продолжила наблюдение стоя, ибо не очень любила сидеть в ком бы то ни было. Тут она увидела, как рядом с Юрой появилась девушка-ангел. Размер груди, цвет волос, огромные глаза и общая «мультяшность» образа сразу навевали мысли об аниме. Ангел с презрением поглядела на Юру, осмотрелась, заметила Элли и представилась:

— ДЛ двенадцать. А тебя как зовут?

— Э триста сорок семь. Можешь называть меня Элли.

— Триста сорок седьмая, значит? — ДЛ12 поглядела на Андрея. — Это твой, да?

— Да. А Юра — твой?

— Увы, — ДЛ12 вздохнула, переведя взгляд на Юру. — Как же мне надоел этот убогий самец! Это просто издевательство! Ну, ты чего опять тормозишь, ты, недоразумение? Неужели не видишь, что вон та самка не против с тобой спариться? — ДЛ12 указала на одинокую девушку, сидящую за столиком в углу и периодически поглядывающую на Юру и Андрея. — Чёрт возьми, ну хоть раз не веди себя, как слепой осёл! Бесполезно, ты ведь ещё и глухой, да? И почему на меня свалилось это наказание?!

Элли была удивлена тем, как этот ангел отзывалась о своём подопечном. «Наверное, ей недостаёт профессионализма, — подумала она. — Подопечного нужно понимать, а о человеке, которого понимаешь, невозможно так говорить». Но вслух она ничего не сказала.

— Жутко достало эти эротические сны организовывать! — продолжила сетовать ДЛ12. — Меня от них уже тошнит!

— Эротические сны? — уточнила Элли.

— Если бы не они, ты давно знала бы мой номер — он висел бы на Доске позора на первой строчке, — откликнулась ДЛ12. — Как ещё работать с этим убожеством, которое вечно депрессует и не способно нормально общаться с другими особями собственного вида?!

На Доске позора, расположенной возле Дворца правосудия, высвечивались номера ангелов, хуже всех справившихся с планом за предыдущий отчётный период. Когда Элли последний раз смотрела на Доску, на первой строчке был АТВ1052 — юный ангел, работающий со своим первым подопечным, которым был восьмилетний мальчик, страдающий ДЦП. Этот ангел не выполнил план и на 30%, что являлось жутким позором. Норма получения энергии от подопечных была едина для всех ангелов, поскольку теоретически любой человек, независимо от пола, возраста, расы и других факторов, позволял эту норму обеспечить. Единая норма также объяснялась тем, что теоретически мозг мог чувствовать счастье, даже если телу, например, недоставало рук и ног, равно как и идеально здоровый диктатор в собственном дворце с прислугой и горой золота мог пребывать в глубокой депрессии. Элли, однако, была убеждена, что теория не всегда совпадает с практикой, и АТВ1052 не выполнил план отнюдь не из-за нерадивости или лени. Но её мнение мало кого интересовало.

— А ты не используешь эротические сны? — глядя на Андрея, поинтересовалась ДЛ12.

— Да нет, я и без них с планом справляюсь, — Элли пожала плечами.

— Везёт тебе. Видимо, этот самец хоть на что-то годен, не то, что мой.

Из того, как ДЛ12 называла людей, Элли сделала вывод, что имеет дело с одним из ангелов, убеждённых, что у людей нет душ в полном смысле этого слова. Разумеется, все ангелы знали, что у людей есть некая энергетическая оболочка кроме физического тела. Однако термин «душа» во многих религиях обозначал нечто, наделённое свойством бессмертия, и в этом смысле люди становились выше ангелов, поскольку те хоть и не старели, но вполне могли умереть. А вынести мысль, что какие-то людишки в чём-то лучше их, большинство ангелов не могли категорически. Впрочем, это большинство не было единым: часть ангелов утверждала, что термин «душа» устоявшийся, и душой вполне можно называть нечто смертное, другие же твердили, что лучше говорить «сознание», «астральное тело» и тому подобное. По сути, это был просто спор о словах, высокомерным отношением к людям отличались обе стороны. Однако наиболее высокомерные ангелы не только не пользовались термином «душа», но и говорили о людях, исключительно как о животных. Похоже, ДЛ12 была из таких.

— Я, было, даже обрадовалась, когда моё недоразумение в бар пришло, — бросив на Юру презрительный взгляд, сказала ДЛ12. — Подумала, что, может, он себе самку отыщет хотя бы на одну ночь. Но, похоже, для него даже это слишком сложно.

— Длительные отношения позволяют намного лучше обеспечить стабильную генерацию энергии, — заметила Элли.

— Ясен красен, но куда этому никчёмному социофобу длительные отношения, ему бы хоть какие-нибудь завести для начала, — фыркнула ДЛ12. — А у твоего длительные отношения были?

— Относительно, — ответила Элли. — Но девушки его всё время бросают.

— Неудивительно, раз он с таким убожеством общается, — ДЛ12 зевнула. — Скучно здесь, как в церкви! И чем эти придурки здесь только занимаются?! Помутузили бы друг друга, как в старые злые времена, что ли?

ДЛ12 собралась, было, вернуться на Небеса, но её остановил насмешливый оклик:

— Что-то ангелы в наш бар зачастили. Хотите освежить свои пресвятые задницы?

Сказавший это демон находился в баре ещё до прихода Андрея и Юры. Он выглядел как среднестатистический посетитель мужского пола, но Элли сразу подметила его истинную сущность. Демон спокойно сидел в своём углу и просто наблюдал за происходящим — до этого момента. Теперь же он стоял неподалёку от ДЛ12 и, осклабившись, переводил взгляд с неё на Элли и обратно.

— А ты хочешь, чтобы тебе начистили твою грязную морду? — повернувшись к демону и улыбнувшись в ответ, поинтересовалась ДЛ12.

— Ой, я уже намочил штаны! — наигранно испуганным голосом воскликнул демон. — Ты так же страшна в гневе, как сонный хомячок!

— А твоё остроумие такое же острое, как пол! — хмыкнула ДЛ12 и запустила в демона светящийся белым светом шар — наиболее примитивная ангельская атака, изучаемая всеми ангелами в первую очередь. Шар, тем не менее, полетел куда быстрее обычного, однако демон в последний момент умудрился увернуться.

— А твои глаза жутко косят, несмотря на гигантский размер! — весело воскликнул демон. Однако уже в следующую секунду ДЛ12 оказалась у него за спиной и с размаху пнула его, отчего он пролетел через половину зала, на лету задев пару ничего не почувствовавших посетителей, и рухнул за барной стойкой.

— Думаешь, ты ловкий? — скучающим голосом поинтересовалась ДЛ12, разглядывая свои мультяшные ногти. — А по-моему, ты медлительнее черепахи.

— Ах ты, сучка! — подскочив на ноги, зло воскликнул демон. — Но ничего, я мигом уберу это выражение с твоего личика!

Однако вместо того, чтобы пойти в атаку, демон принялся метаться от посетителя к посетителю, вызывая на помощь своих собратьев. На вызов откликнулись далеко не все, но и тех, что пришли, было вполне достаточно: вскоре в баре собралось не менее двадцати демонов. «Соотношение сил один к десяти, — подумала Элли. — Ситуацию можно считать критической. Разумней всего просто убраться на Небеса». Конечно, можно было попытаться позвать на помощь других ангелов: Элли сходу насчитала в ближней ко входу половине бара шестерых посетителей, у которых были не только демоны-покровители, но и ангелы-хранители. Однако вряд ли эти ангелы откликнулись бы на зов — бары, ночные клубы и прочие подобные заведения считались исконно демонической территорией. Встретить здесь людей, которые имели только ангела-хранителя, было непросто. В данный момент здесь было только двое таких: Андрей и Юра. Поэтому Элли не обрадовалась, когда узнала, что Андрей собирается искать девушку в баре. Она считала, что для длительных отношений ему подойдёт только девушка, тоже имеющая лишь ангела-хранителя, а такую в баре найти маловероятно. Однако она подумала, что раз он начал делать хоть что-то, то это всё равно лучше, чем ничего.

— Вы всё ещё здесь? — поинтересовался демон, вызвавший остальных, и издевательски осклабился.

— Ты даже не попытался ничего сделать без помощи своих дружков, — широко улыбнувшись, сказала ДЛ12. Похоже, она передумала куда-либо уходить. — На твоём месте я бы утопилась в унитазе со стыда.

— Ничего, в унитазе утопиться мы тебе поможем, да, друзья? — ничуть не смутившись, демон обратился к остальным.

— А может, сначала атаковать их подопечных, чтобы они не сбежали? — предложил демон, напоминающий небольшого весёлого чёрта с маленькими рожками и кабаньими клыками. Не дожидаясь одобрения от остальных, он подскочил к своему подопечному — огромному мужику с длинными волосами и многочисленными татуировками, в одиночестве попивающему виски — и принялся орать ему в ухо:

— Гляди, какие два лоха вон там за стойкой сидят! — он указал когтистой лапой на Андрея и Юру. — Да ты их одной левой размажешь! Давай, иди, почеши кулаки!

Мужик, однако, и бровью не повёл.

— Похоже, ты весь в своего тупого подопечного, — презрительно фыркнула ДЛ12. — Хотя, если у тебя всё же получится достучаться до этого безмозглого громилы, я буду даже рада. Вдруг хорошая взбучка поможет моему никчёмному убожеству прочистить мозги?

— Я уже предвкушаю, как заткну этот сквернословящий ротик! — заявил другой демон, напоминающий дико разодетого металлиста с вампирскими клыками.

— Воистину, брат! — воскликнул демон, вызвавший остальных. — В атаку!

Некоторые демоны остались на местах, двое кинулись на Элли и не меньше половины — на ДЛ12. Сейчас было самое время убраться на Небеса, но ДЛ12 оставалась, и Элли не хотелось бросать её в таком положении. Она удачно ослепила первого демона вспышкой света из ладони, когда тот был ещё в прыжке, увернулась от атаки второго и отбросила его пинком в живот. ДЛ12 же молниеносно перенеслась в другую часть зала, избежав всех направленных на неё атак.

— Вы познаете всю мощь моего гнева! — прорычал демон в образе какой-то волкообразной антропоморфной твари и ударил лапой в пол, отчего всё вокруг загорелось. Всё, кроме демонов и ангелов. Впрочем, посетители бара по-прежнему ничего не замечали.

— О боже, сколько спецэффектов и пафоса, и ни капли мозгов! — прокомментировала ДЛ12 и лёгким движением руки убрала огонь на небольшом участке перед собой. — Чего вы опять тормозите, как улитки? Вам особое приглашение нужно?

Большая часть демонов опять кинулись на ДЛ12. Трое из них с размаху врезались друг в друга на месте, где она только что стояла, и, постанывая, сползли на пол. ДЛ12, переместившись немного в сторону, смачно пнула волкообразного демона в спину, и тот, поскуливая, улетел в противоположную часть зала, прихватив с собой другого демона и вместе с ним врезавшись в стену. Весь огонь тут же погас.

Тем временем, демон, которого отбросила Элли, взлетел и метнул в неё огненным шаром, от которого она уклонилась. Демон тут же спикировал, пытаясь достать её когтями, однако Элли избежала и этой атаки, отправив демона ещё одним пинком в другую часть зала. Но тут её ногу обхватило что-то тонкое и с силой рвануло в сторону. Это оказалось щупальце, принадлежавшее демонессе, чей облик был своеобразным сочетанием женщины, паука, богомола и осьминога. Подтянув Элли к себе, она попыталась проткнуть её одной из своих многочисленных острых ног, но та сумела избежать этого, перекатившись по полу.

Андрей и Юра, между тем, продолжали свои поиски девушки, не замечая битвы, разгоревшейся прямо у них за спинами.

— Посмотри, вон та, кажется, нам улыбнулась! — приглушённо воскликнул Андрей и указал на женщину, тоже сидящую за барной стойкой немного поодаль. — Да, точно, улыбнулась! А я читал, что если девушка тебе улыбнулась, то это значит, что она не против с тобой познакомиться!

— Отлично, — отозвался Юра. — Ну что, идём отмачивать шутку?

— Хм, может, сначала воспользоваться ещё одним приёмом? — Андрей задумался.

— И каким же?

— Заказать ей выпивку.

— А ты знаешь, что она любит?

— Нет, конечно, но… Короче, тут сам факт важен.

— Понятно. Давай закажем пиво.

Так они и сделали. Получив оплаченное ими пиво, женщина взглянула на них, улыбнулась, отпила немного из бокала, поставила его на место, встала и неторопливо направилась к ним.

— О чёрт, она идёт к нам! — пробормотал Юра.

— Значит, всё по плану, — тихо откликнулся Андрей, глядя на приближающуюся женщину и пытаясь улыбаться. Женщина села рядом с ним, переводя оценивающий взгляд с него на Юру.

— Привет, мальчики, — сказала она.

— Привет, — ответили Андрей и Юра хором. Возникла пауза, и Андрей решил, что шутка не повредит:

— Девушка, давайте поспорим с вами на тысячу рублей, что я вас сейчас приглашу переночевать, а вы откажетесь?

Женщина усмехнулась и после короткой паузы сказала:

— Двести.

— Чего? — не понял Андрей.

— Ну не рублей же? — женщина хмыкнула. — С вас обоих.

Через секунду до Андрея дошло, он смутился от неожиданности, но быстро взял себя в руки, широко улыбнулся и спокойно сказал:

— Спасибо. Мы подумаем.

— Ну подумайте, — женщина опять усмехнулась, встала и неторопливо вернулась на своё прежнее место.

— Это проститутка, — шёпотом произнёс Юра.

— Спасибо, кэп, — откликнулся Андрей, уже выискивая глазами новую цель.

— Надеюсь, ты не собираешься думать над её предложением? — с подозрением в голосе осведомился Юра.

— Почему ты обо мне такого плохого мнения после всего, что мы накодили вместе? — опять оскорбился Андрей.

— Потому что ты притащил меня в бар, очевидно же, — ответил Юра.

— Но тут же не одни проститутки, — Андрей вздохнул. — Не повезло в этот раз — повезёт в следующий.

Тем временем, демон в образе толстого волосатого мужика выстрелил в ДЛ12 из дробовика, попав ей в плечо.

— Что это? — ДЛ12 смахнула дробинки со своего плеча, не пробившие даже её плащ. — Ты горошком, что ли, пукнул, вонючий кусок сала?

Толстый демон с рёвом устремился в ближний бой, а ДЛ12 метнулась ему навстречу, избежав удара мечом от демона-металлиста в последний момент. Толстый демон попытался оглушить её прикладом, но она увернулась, одновременно ударив противника кулаком в живот. Демон охнул и сдулся, точно надувной шарик, из которого выкачали воздух. ДЛ12 молниеносно выхватила у него дробовик и воткнула его дулом демону в рот.

— Приятного аппетита! — широко улыбаясь, пожелала ему ангел и выстрелила. Беднягу отбросило прочь, а ДЛ12 тут же развернулась и огрела прикладом летящую к ней крылатую демонессу. Та перекатилась по полу и затихла. К ДЛ12 уже спешил демон-металлист, и она метнула в него дробовик, но он отбил его мечом и, шипя, принялся наносить молниеносные удары. Все они рассекали лишь воздух, поскольку ДЛ12 без труда от них уклонялась. Наконец, удар пришёлся на её левую руку, которую она, согнув в локте, выставила вперёд.

— Думаешь, твой меч прочней моей руки? — с усмешкой поинтересовалась ДЛ12, убрав улыбку с вампирского лица обрадовавшегося, было, демона. Он хотел отвести меч, но тот словно застрял, а ДЛ12, недолго думая, ударила противника кулаком в челюсть. Демон охнул и рухнул на пол, его меч упал рядом.

У Элли дела обстояли не так хорошо. Выпутать ногу из щупальца никак не получалось, и приходилось всё время уворачиваться от быстрых и опасных ударов. Наконец, Элли сменила тактику и перешла к атаке, врезавшись всем телом в живот демонессе и взлетев вместе с ней к потолку. Демонесса начала барахтаться в воздухе всеми своими многочисленными ногами и руками, а Элли ударила схватившее её щупальце током, сама тоже получив разряд, и высвободилась из железной хватки. Демонесса тут же попыталась опять её схватить, однако Элли быстро отлетела подальше и приземлилась на пол у входа в кухню. Её противница тоже опустилась на пол, угрожающе защёлкала передними лапами, распустила щупальца и бросилась вперёд. Недолго думая, Элли ослепила её вспышкой света и проскочила мимо вглубь зала, избежав хаотичных ударов многочисленных ног. Однако ей тут же преградил путь другой демон. Он выглядел лысым мужчиной с чёрными как у жука глазами и белой кожей, в которую были наполовину вбиты многочисленные гвозди. Впрочем, по его плотоядной ухмылке можно было судить, что боли он не испытывает. Элли попыталась ослепить и его, но он успел создать защитное поле, метнуться к ней и смачно врезать ей левым кулаком по щеке. Элли отлетела на несколько метров, перекатилась по полу и подскочила на ноги. Щека болела, но не такой болью, какую чувствуют люди. Скорее, Элли просто ощущала ущерб. Сплюнув виртуальную кровь и вернув ушибленной щеке здоровый вид, Элли решила, что навалять этому демону — дело чести. Она ринулась к нему навстречу, он — к ней, тут же нанеся удар правой рукой, но в этот раз Элли увернулась, нанеся удар в ответ. Демон оказался не менее ловким и избежал удара, тут же контратаковав. Несколько секунд они боксировали, уклоняясь или блокируя атаки друг друга, пока демон не сделал Элли подножку. Однако вместо того, чтобы упасть, Элли перекувыркнулась в воздухе и совершила удар ногой с разворота, метя демону в лицо. Тот отклонился и почти избежал удара. Почти. Ботинок Элли задел шляпку одного из гвоздей и вырвал его с мясом. Демон вскрикнул от боли и отшатнулся, а Элли взлетела в воздух и тут же нанесла ещё один удар ногой, на который её противник уже никак не отреагировал и который вогнал несколько гвоздей ему в лоб по самые шляпки. Демон отлетел и ударился об стену, вследствие чего несколько гвоздей на затылке тоже пронзили ему череп. Рухнув на пол, демон остался валяться без сознания. Его собственные устрашающие украшения сыграли с ним злую шутку.

А в другой части зала весёлый чёрт материализовал трезубец и метнул им в ДЛ12, метя в лицо, но ангел увернулась, и трезубец зацепил лишь её волосы.

— Почти попал! — хмыкнула ДЛ12 и тут же скользнула в сторону, поскольку с двух сторон на неё летели демон и демонесса. Демон принял облик сумасшедшего клоуна, в его правой руке красовался огромный кухонный тесак, а в левой — медицинский скальпель. Демонесса же выглядела смесью гота и панка с переизбытком пирсинга, в обеих руках она держала по короткому мечу. Ни демон, ни демонесса не успели затормозить на лету и столкнулись, вогнав своё оружие друг в друга.

— Ой, какая милая парочка! — сладким голоском проворковала ДЛ12, глядя на противников, силящихся выдернуть оружие друг из друга. — Совет вам да любовь!

Она столкнула их лбами, и демоны, обмякнув, сползли на пол. Видя это, весёлый чёрт издал воинственный клич и выпустил из своей правой лапы мощный колыхающийся луч красно-оранжевого света, который ударил в пол там, где только что стояла ДЛ12, и ослепительно засиял в месте удара, точно электросварка. Демон двигал лапой, пытаясь достать всё время ускользающую ДЛ12 лучом, но зацепил им лишь ногу танцующего парня, отчего тот непроизвольно дёрнулся, ощутив резкую боль, которая, впрочем, тут же прошла. Это был первый случай за эту битву, когда хоть кто-то из посетителей бара хоть что-то почувствовал.

Весёлый чёрт быстро выдохся, и луч пропал.

— Какой большой расход энергии и какой низкий КПД, как раз сравнимый с коэффициентом твоего интеллекта, — усмехнулась ДЛ12.

— Я размажу твою наглую рожу! — совсем невесело завопил чёрт и превратился в огромную волосатую и клыкастую тварь.

— Менять прямо в бою облик, тратя время и энергию — какой же сферический кретинизм, — скучающим голосом произнесла ДЛ12, закатив глаза.

Клыкастая тварь с громогласным рыком накинулась на ДЛ12, но та проскочила под тварью и ударила её в мускулистое брюхо. Мускулы ничуть не помогли, и у твари спёрло дыхание, а ДЛ12 схватила её за лапу и легко, словно надувной матрас, перебросила огромную тушу через себя. Туша шмякнулась об пол и затихла.

Тем временем, на Элли напал демон в шипастых доспехах. В каждой его руке было по длинному мечу, и он принялся крутиться вокруг своей оси, перемещаясь подобно смерчу. Мечи и шипы мелькали с такой скоростью, что их невозможно было различить. Элли посчитала, что лучше просто не попадать под его удар, и всё время отступала, летая по залу, а демон крутился за ней следом.

У ДЛ12, между тем, появился новый противник: хихикающий демон, весь бугристый, с лицом, которое будто бы облили кислотой. Он подскочил к ней, поднёс кривые руки к своему лицу, точно собирался блокировать удары, но вместо этого его указательный палец левой руки в одно мгновение удлинился до пары метров, став острым шипом. Этот шип должен был проткнуть ДЛ12 щёку, но ангел успела увернуться. Указательный палец тут же принял нормальный вид, а вместо него удлинился безымянный. ДЛ12 опять уклонилась, а демон продолжал выпускать шипы. Несколько секунд избегая непрерывных атак, ДЛ12 потеряла терпение и воскликнула:

— Вот как это делается!

Она удлинила указательный палец своей правой руки, и он проткнул демону лоб. Демон прекратил атаковать и удивлённо крякнул, а ДЛ12 пустила по пальцу нечто вроде электрического разряда, который ударил демона и отшвырнул его за барную стойку, после чего палец принял нормальный вид.

Поглядев на своего сражённого собрата, ещё никак не участвовавший в битве демон издал жуткий рык, смешанный с шипением, от которого у ДЛ12 разметались волосы, точно от порыва сильного ветра. Выглядел этот демон большой чёрной скользкой тварью с множеством паучих лап и щупалец. Его пасть украшали несколько рядов длинных и острых как бритвы зубов.

— Рбвеееее! — передразнила демона ДЛ12. — Думаешь, я поверю, что ты — порождение ужаса? Кретин, у них аура другого цвета!

Порождениями ужаса называли группу отродий Преисподней, опасней которых были только старшие демоны. Порождения ужаса не всегда отличались большой силой, но всегда — великолепным умением её использовать. Обычно они принимали облик столь жутких тварей, что среднестатистический человек, увидев такую вживую, поседел бы и наложил в штаны одновременно. Для победы над порождением ужаса ангелам почти всегда требовалось значительное численное превосходство. И если среди пришедших демонов было бы порождение ужаса, Элли тут же, не раздумывая ни секунды, убралась бы на Небеса, а обратно вернулась только в случае серьёзной опасности для Андрея.

Демон в виде жуткой твари и ДЛ12 бросились навстречу друг другу. Демон устремил все свои лапы и щупальца, пытаясь схватить противника, но та проскользнула мимо, на бегу ударив тварь по склизкой шее. Тварь захрипела, бессмысленно хватая пастью воздух (кислород демонам без надобности), а ДЛ12 нанесла ей мощный удар ногой с разворота, прямо в её шипастую спину. Демон пролетел несколько метров, ударился об стену, сполз на пол и затих.

— Я же говорила, — хмыкнула ДЛ12 и тут же увернулась от удара кулаком, который попытался нанести ей демон, вызвавший остальных. — О, ты созрел для битвы. Наконец-то!

ДЛ12 и вызвавший остальных демон быстро махали руками и ногами, но большинство ударов уходило мимо цели, а некоторые блокировались. Казалось, демон дерётся ничуть не хуже своей противницы. В какой-то момент он материализовал пистолет и начал вместо ударов стрелять в ДЛ12, но та молниеносно уклонялась от выстрелов. От последнего выстрела, направленного ей в лоб, она не уклонилась. Вместо этого она поймала пулю на лету и принялась разглядывать её под ошеломлённым взором демона.

— Посредственно, — заявила она и бросила пулю, попав демону в щёку.

— Ай! — воскликнул демон. В тот же момент ДЛ12 нанесла ему мощнейший удар ногой. Демон полетел через весь зал, точно снаряд по баллистической траектории. Наблюдая за его полётом, ДЛ12 щёлкнула пальцами — и в месте предполагаемого падения демона материализовался унитаз. Строго в него демон и упал — головой вперёд.

— Трёхочковый, — прокомментировала ДЛ12, самодовольно улыбаясь. — Теперь хоть почистишь свою грязную морду, придурок!

Несущийся смерчем демон всё никак не отставал от Элли. Она уже подумывала, было, ударить преследователя чем-нибудь серьёзным, но тут в него угодил светящийся шар. Шипастые доспехи не помогли, и демон распластался на полу, выронив оба меча.

— Примитивные приёмы порой всё же бывают полезны, — заметила ДЛ12, глядя на поверженного противника.

Элли осмотрелась и обнаружила, что в баре осталась демонесса, не принявшая участие в драке. Она выглядела женщиной с милым личиком и длинным рогом, торчащим изо лба, что делало её разительно похожей на единорога. Демонесса перевела взгляд с Элли на ДЛ12, глупо улыбнулась и убралась в Преисподнюю.

— Единственная из компании этих идиотов, у кого есть мозги, — прокомментировала её поступок ДЛ12.

«Компания идиотов», между тем, была полностью выведена из строя. Некоторые валялись без сознания, другие по-прежнему ничего не видели, третьи постанывали, потеряв всякое желание сражаться.

— Эх, тут опять стало скучно, — произнесла ДЛ12 и зевнула. — Ладно, до встречи! — она махнула Элли и перенеслась на Небеса.

Пока шло сражение, Андрей и Юра так ни с кем и не познакомились. Однако спустя непродолжительное время после его окончания мимо них как раз проходили две симпатичные девушки, и Андрей подумал, что можно познакомиться с ними:

— Девушки, а… — начал, было, он.

— Отвали, — позитивным тоном оборвала его одна из них. Андрей умолк, а девушки продолжили свой путь в другую часть зала, общаясь между собой и ни разу не обернувшись.

— Слив засчитан, — прокомментировал Юра.

— Лучше бы попробовал сам с кем-нибудь познакомиться, — пробурчал Андрей в ответ.

— У меня всё равно ничего не выйдёт, — откликнулся Юра.

— Восхитительная вера в свои способности, — Андрей хмыкнул.

— Нет, просто я проанализировал ситуацию, провёл классификацию и пришёл к однозначному выводу, — пояснил Юра.

— Не поделишься результатами анализа, Шерлок?

— Легко. Ситуация такова, что присутствующие здесь в настоящий момент представители женского пола относятся к одной из четырёх категорий: гламурные кисы, тусовщицы с низким IQ, проститутки и очень злые женщины — криминальные элементы, скорее всего. Лично меня не интересуют представители ни одной из этих категорий, следовательно, у меня не получится ни с кем здесь познакомиться. Точнее, если я с кем-то и познакомлюсь, из этого всё равно ничего не выйдет.

— Мне кажется, ты классифицировал не всех, — сказал Андрей.

— Возможно. Я не классифицировал тех, кого привели сюда их парни, так что среди них может быть кто угодно. Но это не имеет значения, ибо мы не будем никого отбивать, ведь так?

— Так, но мне кажется, что и среди девушек без парней есть представители других категорий.

— Крайне маловероятно. Так или иначе, тебе я могу посоветовать для знакомства тусовщицу с низким IQ — наиболее приемлемая категория из имеющихся, на мой взгляд.

— Всегда мечтал потусить с тусовщицей, да ещё и с низким IQ, — Андрей усмехнулся. — По крайней мере, не будет результатами всяких анализов меня грузить.

Поверженные демоны постепенно приходили в себя. Никто из них не был убит или, хотя бы, серьёзно ранен. Убить демона, равно как и ангела, очень сложно — для этого нужны огромные затраты энергии. Поэтому в войнах между Небесами и Преисподней противники обычно лишь выводили друг друга из строя на то или иное время.

Элли подумала, что сейчас демоны захотят отыграться на ней, ведь теперь она осталась тут в одиночестве. Она не знала, сможет ли их победить, если будет сражаться в полную силу, а не в режиме максимального энергосбережения, как было до сих пор. Ведь в этом случае демоны тоже станут выкладываться по полной, и неизвестно, до чего это дойдёт. В любом случае, она не имела ни малейшего желания сражаться в полную силу. Однако она понимала, что если продолжит драться в режиме максимального энергосбережения, её гарантированно ждёт хорошая трёпка. Желание её получать тоже отсутствовало, и, раз Андрею ничего не угрожало, следовало просто убраться на Небеса. Это она и собралась сделать, но тут заметила, что у демонов уж чересчур не воинственный вид.

— Какой позор! — с унынием в голосе пожаловался один из них.

— Что это вообще было? — вопросил другой.

— Должно быть, кто-то из архангелов, — ответил демон, сдувшийся до размеров и формы небольшого чёрта, но теперь уже не весёлого.

— И как этого архангела звали?

— А я откуда знаю? Не помню я по именам их святые задницы!

— Да никакой это не архангел, — сказал демон-металлист, потирая ушибленную челюсть. — По матрице всё видно было, если кто-то из вас потрудился на неё взглянуть. Так просрали рядовому ангелу… Тьфу!

Он первым убрался обратно в Преисподнюю. Другие демоны последовали его примеру, жалуясь и бранясь. Последним ушёл демон, вызвавший остальных. Он вынул голову из унитаза, разбил его пинком и тут же исчез. В баре не осталось ни одного демона, а значит, сбегать на Небеса больше не было причин, и Элли не стала этого делать.

Андрей попробовал познакомиться с ещё одной девушкой, но его вежливо отшили. Он какое-то время наблюдал за посетителями, смотрел, как они веселятся, танцуют, пьют, радуются жизни или ненавидят окружающих… Здесь собрались разные люди, и вели они себя по-разному. Андрей с Юрой были далеко не единственными, кто пришёл сюда с кем-нибудь познакомиться. Девушки, которых у них перехватили, мило общались со своими новыми знакомыми и вскоре ушли вместе с ними. Женщина, которой Андрей заказал выпивку, не долго грустила в одиночестве и покинула бар вместе с прилично одетым мужчиной. Одна симпатичная девушка зашла в зал и уже через минуту общалась с каким-то парнем, которого видела первый раз в жизни. Не прошло и получаса, как они начали целоваться в засос у стены, а потом вместе отправились в туалет… «Я ведь совсем недавно расстался с Катей, а уже ищу себе новую девушку, — внезапно подумал Андрей. — Да, она меня бросила, но… Получается, я её не любил. По-настоящему я никогда её не любил. Она мне очень нравилась, конечно, но… Всё это бездушно. Что я тут делаю?».

Ему вдруг стало противно: от этого места, от окружающих людей и от себя самого.

— Знаешь, пожалуй, ты прав, — сказал Андрей и допил оставшееся пиво.

— В чём прав? — уточнил Юра.

— Во всём. Валим отсюда.

— Давно пора, — согласился Юра, тоже допил своё пиво, и они вышли из бара.

Элли последовала за ними, на время забыв о своём плане по обустройству личной жизни Андрея. Она размышляла над прошедшей битвой. Победа над этими демонами стала для неё неожиданностью. Каждый из них был примерно равен ей и ДЛ12 по основному параметру, определяющему силу: ширине канала. Для ангелов это был канал связи с Источником, для демонов — с Бездной. Сейчас общее соотношение сил было в пользу Преисподней, поэтому каждый отдельно взятый демон был немного сильнее отдельного взятого ангела со сходной шириной канала. Значит, победа, по логике, произошла из-за влияния второго основного параметра: умения направлять потоки энергии. ДЛ12, похоже, была в этом настоящим мастером, да и сама Элли неплохо работала с энергией, стараясь не тратить её впустую. Но можно ли объяснить такую легкую победу над столь многочисленным противником только этим? Был ещё третий параметр, который считался малозначащим: текущий подопечный и установленные с ним взаимоотношения. Именно люди наполняли Источник и Бездну энергией, но это наполнение происходило, как обычно говорили, на стратегическом уровне. Другими словами, ангел, не справляющийся с планом, всё равно мог черпать из Источника примерно столько же энергии, как и тот, кто план перевыполнял. Следовательно, и не выполняющий, и перевыполняющий план ангелы в бою обычно использовали сходное количество энергии. Однако энергия, наполняющая Источник, шла от людей именно через их ангелов-хранителей, и это играло определённую роль. Сыграло ли это значимую роль сейчас? Возможно, Юра и был не умеющим общаться социофобом, но одного у него нельзя было отнять: интеллекта. А именно интеллект позволял ангелам управлять потоками энергии. Сила мускул тут ничего не решала — у ангелов и у демонов отсутствовали материальные тела. Помог ли Юра, сам того не зная, обеспечить ДЛ12 победу? Именно это Элли и хотелось выяснить.

Глава 4. Вопросы и ответы

Вернувшись домой на такси, Андрей тут же улёгся спать. А на следующий день продолжил вести себя, как обычно: программирование — фильмы, фильмы — программирование. Элли подумала, что потребуется организовать ещё не один сон, чтобы его поведение изменилось, и изменилось в нужную сторону. Пока же она хотела больше узнать о ДЛ12. Разумеется, у Элли не было доступа к системе мониторинга деятельности ангелов, которая записывала все пополнения и расходования энергии и другую сопутствующую информацию. Поэтому единственным надёжным вариантом узнать что-то о ДЛ12 было найти её и расспросить лично. Этим Элли и занялась.

У ангелов нет мобильных телефонов или чего-то подобного, а размеры Небес при переводе в трёхмерную проекцию в бессчётное число раз превосходят размеры Земли. Несмотря на это, ангелы умеют неплохо искать друг друга, если знают имя того, кого нужно найти. Непродолжительные поиски привели Элли на Форум. Перебрав различные его проекции, она выбрала нужную и влетела в неё.

Эта часть Форума представляла собой обширную территорию, поросшую негустым лесом, через который вела покрытая гравием дорожка. На небе виднелись отдельные белоснежные облака, тёплый свет солнца озарял всё вокруг. Спустившись на дорожку, Элли пошла по ней, осматриваясь по сторонам. Вскоре дорожка свернула вправо. За поворотом у дорожки под раскидистым деревом на сложенном в несколько рядов покрывале сидел в позе лотоса небольшой седовласый старичок азиатской внешности. Элли тут же узнала его и низко поклонилась. Старичок улыбнулся и коротко кивнул в ответ. Это был архангел Уриил.

Элли поняла, кто перед ней, отнюдь не по внешности. Ангелы (равно как и демоны) запоминали друг друга по матрице, а также по окружающей её ауре. Возможно, матрица с аурой и являлись истинным обликом ангелов и демонов, однако назвать это обликом можно было лишь с очень большой натяжкой. Матрица вообще не имела конкретного визуального представления. Это была информация в чистом виде, и ангелы могли её считывать, точно компьютер с жёсткого диска. Аура же имела форму и цвет, но выглядела, как расплывчатое пятно, причём двумерное. Чтобы считать матрицу и увидеть ауру, нужно было перевести зрение в другой режим. В этом режиме практически не представлялось возможным воспринимать окружающий мир, поэтому его обычно использовали кратковременно, включая на доли секунды, но этого вполне хватало.

Архангел Уриил явно был занят чем-то ещё, кроме безмятежного созерцания, и Элли подумала, что не вправе его отвлекать. Она продолжила идти по дорожке, и вскоре её взору открылась большая ровная площадка, за которой располагалось строение, напоминающее по стилю буддистский монастырь. На площадке находилась группа из полутора десятков ангелов. В их обликах, по обыкновению индивидуальных, наблюдалась одна общая черта: антропоморфное тело человеческих размеров с отсутствием каких-либо ухищрений вроде крыльев или оружия. Ангелы тоже сидели в позе лотоса и медитировали. Однако спустя несколько секунд на дальнем краю площадки появились три больших твари, явно иллюзорных, но издающих вполне реальные адские звуки. Ангелы, как по команде, повскакивали на ноги и повернулись лицом к тварям, встав в боевую стойку то ли каратистов, то ли дзюдоистов.

— Сосредоточьтесь, осознанно контролируйте все движения и порубите этих виртуальных говнюков в капусту! — напутствовала ангелов наставник. Она медитировала вместе со всеми, а теперь просто наблюдала, как остальные ангелы ринулись на тварей и действительно принялись молниеносно носиться вокруг них, отрубая от них ровные куски безо всякого оружия. Куски падали на площадку и тут же бесследно исчезали, а твари уменьшались в размерах, и вскоре от них ничего не осталось.

— Отлично! — воскликнула наставник. — ПК семьсот восемьдесят три, перемещайся быстрее! М девятьсот пять, больше прочности, в твоих ладонях должно быть не железо, а инструментальная сталь! БАК одиннадцать, бей точнее, контролируй направление ударов! В остальном все молодцы! Теперь…

Наставник осеклась и обернулась, взглянув на Элли.

— О, триста сорок седьмая, — наставник приветливо улыбнулась.

— ДЛ двенадцать, — поприветствовала её Элли в ответ.

ДЛ12 можно было узнать просто по её внешнему виду, ибо выглядела она точно так же, как и в баре, за исключением одежды. Сейчас она была одета более практично, без развевающегося за спиной плаща, хотя нельзя сказать, что этот плащ ей как-то помешал раскидать кучу демонов и не вспотеть. Элли подметила, что и сама на протяжении последних лет меняет в своём облике главным образом одежду, а не внешность и, тем более, не форму тела. Большинство же ангелов при смене облика меняли его целиком и делали это довольно часто. «Интересно, это наше сходство как-то связано с тем, что наши подопечные тоже похожи?» — подумала Элли.

— Медитация пять минут! — скомандовала ДЛ12. Ангелы тут же уселись в позу лотоса, а ДЛ12 и Элли подошли друг к другу поближе.

— Пришла потренироваться? — поинтересовалась ДЛ12.

— Я не знала вообще-то, что вы тут тренируетесь, — ответила Элли. — Скорее заглянула полюбопытствовать.

— Любопытство — это хорошо, — одобрила ДЛ12. — У тебя, кстати, неплохой стиль боя, похож на наш. Сама до него додумалась?

— Да. Я просто стараюсь энергию не расходовать понапрасну, вот так и выходит.

— Так и нужно. Когда высокий КПД, можно добиться многого малыми силами. В предстоящей войне у демонов опять будет энергетическое превосходство, поэтому нам нужно включать мозги и действовать эффективно, чтобы победить.

— Не поспоришь, — согласилась Элли. — Ты тут давно других ангелов тренируешь?

— Не очень, раньше я тоже ученицей была, — ответила ДЛ12. — Меня сам Уриил обучал, теперь я одна из его помощниц. Противников нам он материализует, если ты не догадалась. И наш стиль боя именно он придумал.

— Основной смысл: ничего лишнего и управление антропоморфным телом? — предположила Элли.

— Ха, в точку! — ДЛ12 усмехнулась. — Ещё, конечно, всякие нюансы есть. Рассказать основы?

— Давай.

— Если кратко, то вся соль в том, где создавать защиту и как концентрировать энергию для атаки, — начала ДЛ12. — Безмозглые идиоты любят всякие щиты материализовывать и прочую дребедень, а на это энергии уходит уйма. Если же ты создаёшь щит в собственном теле и только в том месте, где его атакуют, и лишь на время атаки, то энергетический расход меньше на порядок, да и противнику намного сложней понять, защищаешься ты, или нет. То же самое и с атакой. Можно меч или пулемёт материализовать, а можно сконцентрировать энергию в кулаке, и эффект от удара будет ничуть не хуже, а энергетический расход упадёт. Смекаешь?

— Да, всё логично, — сказала Элли. — А почему именно антропоморфное тело?

— Так уж сложилось, что таким телом проще управлять, — ответила ДЛ12. — А лучше научиться мастерски управлять одним телом, чем посредственно — различными.

— Порождения ужаса с тобой не согласятся, — заметила Элли.

— Что верно, то верно, но и среди них встречаются демоны с антропоморфным обликом, — ДЛ12 хмыкнула. — Если мастерски научиться управлять более совершенным телом, то и твоя боевая эффективность возрастёт, но это куда сложнее. На практике отказаться от создания бессмысленных прибамбасов непросто. Если ещё и тело сложное добавить, станет легко засыпаться и ничего толком не освоить. По принципу, начинать надо с малого, а совершенству предела нет.

— Согласна.

— Кстати, есть ещё одна вещь, и она важнее формы тела. Догадываешься, какая?

— Предугадывать действия противника? — немного подумав, предположила Элли.

— Именно! Это самое сложное. С кретинами вроде тех демонов для этого много ума не надо, но если противник серьёзней… Основная сложность тут в том, что предугадывание нельзя просто натренировать, как щит в плече и сталь в ладони. Оно приходит с опытом и развивается, если ты не ленишься держать сознание в тонусе. Но никогда нельзя быть уверенным наверняка, что ты понял, что у твоего врага на уме.

— Это точно, — Элли призадумалась.

— Ну так что, потренируешься с нами? — предложила ДЛ12.

— А почему бы и нет? Потренируюсь.

— Тогда помедитируй для начала, представляя, как твоё тело меняется внутренне, не меняясь внешне. Сконцентрируй энергию в разных его точках, почувствуй над ней контроль. Когда подумаешь, что получается — дай знать.

Элли уселась в позу лотоса, как и остальные ангелы, и принялась медитировать, выполняя указания ДЛ12. Вскоре ей стало казаться, что создавать незаметную броню в разных частях тела уже получается, когда она услышала:

— По тебе блестящее серебристое пятно перемещается, точно солнечный блик.

ДЛ12 стояла рядом и насмешливо улыбалась.

— Выглядит, конечно, прикольно, но эти спецэффекты ни к чему. Отбрось спецэффекты, нужен только результат!

Элли сосредоточилась, пытаясь убрать визуальный эффект и оставить лишь содержание. Блеск пятна уменьшился, но полностью оно не исчезло.

— Проблема в ограничениях сознания, которые мы сами себе устанавливаем, — пояснила ДЛ12. — Ты интуитивно думаешь, что раз это броня, то она должна и выглядеть, как броня, но это не так. Броня может выглядеть как угодно. Научись разграничивать визуализацию и суть, тогда всё получится.

Элли ещё какое-то время занималась созданием незаметной брони, но больших успехов не добилась. Другие ангелы, тем временем, уже успели покрошить кучу виртуальных противников, и ДЛ12 сказала, что Элли надо к ним присоединиться, чтобы не зацикливаться на чём-то одном. Крошить тварей тоже оказалось непросто: Элли двигалась медленней остальных, а удары получались слишком тупыми, не позволяющими отрезать кусок.

Через некоторое время ангелы перешли к защите и начали то уворачиваться от ударов виртуальных противников, то блокировать их. Элли опять отставала, особенно в уклонениях, поскольку ей недоставало скорости. С блокированием сначала получалось совсем плохо — малозаметные щиты оказались и малопрочными. Перестав думать о том, чтобы скрыть защиту, Элли вновь начала блестеть как новенькие хромированные диски, и эффективность щитов сразу достигла приемлемого уровня. У других ангелов, однако, получалось не хуже блокировать удары, не визуализируя при этом защищённую область.

В конце концов, ДЛ12 объявила, что на сегодня тренировка окончена. Часть ангелов, попрощавшись, разлетелись по своим делам, некоторые остались и принялись медитировать. ДЛ12 просто уселась под стеной монастырского здания, в прохладной тени, и принялась созерцать умиротворяющий зелёный пейзаж. Элли присела рядом.

— Спасибо за тренировку, — сказала она.

— Тебе спасибо, — откликнулась ДЛ12. — Очень мало кто боевые навыки тренирует, и демонам это на руку.

— Ну да. Это все, кто здесь тренируются?

— Нет, там ещё три группы есть, — ДЛ12 указала на другую сторону площади, за которой продолжалась покрытая гравием дорожка. — Но этого всё равно ничтожно мало. Кроме нас только Гавриил готовится к предстоящей войне. У него своя школа, но и там учеников кот наплакал.

— Это даже странно немного, — заметила Элли.

— И не говори, — ДЛ12 вздохнула. — Уриил предлагал на Совете ввести обязательную расширенную боевую подготовку, но его не поддержали. Михаил лишь про выполнение плана твердит. Как будто всё дело лишь в количестве энергии!.. Только между нами: иногда мне кажется, что Верховный совет заинтересован не в победе, а в бесконечном продолжении войны.

— Всё может быть, — задумавшись, промолвила Элли.

— Однако в Совете, похоже, не понимают, что с таким подходом демоны могут почесаться и победить, — со злостью в голосе сказала ДЛ12 и тише добавила: — В прошлый раз они почти победили. И я не хочу повторения прошлого раза. Совсем не хочу.

— Я тоже, — тихо произнесла Элли.

В прошлый раз энергетический баланс между силами Небес и Преисподней был нарушен так значительно, как никогда до этого за всю Новую историю. Проблемы у ангелов начались ещё в 1939 году, с началом Второй мировой войны. Осенью сорок первого энергетическое превосходство Преисподней достигло критического уровня, однако демоны не спешили идти в атаку. Они ждали. И не напрасно. Верховный совет ангелов ввёл указ о максимальной экономии энергии, архангелы лично курировали работу ангелов с подопечными, трудясь двадцать четыре часа в сутки, но всё это не помогало. Разрыв лишь увеличивался, и стремительно. Ситуация приобретала катастрофический характер, и в ночь с двадцать первого на двадцать второе декабря тысяча девятьсот сорок первого года демоны начали штурм Небес. Они планировали одержать победу в первый же час, убив архангела Михаила и захватив контроль над Источником. Люцифер лично руководил атакой. Однако как только началось вторжение, Михаил бесследно исчез. Это внесло дополнительную сумятицу в ряды и без того пребывающих в смятении ангелов. Лишь архангел Гавриил собрал организованный отряд и отправился в бой вместе с ним, но его смели за считанные минуты. Все остальные ангелы и архангелы начали беспорядочно отступать, и очень скоро демоны полностью оккупировали Небеса. Многие ангелы попали в плен, и демоны пытали их, надеясь выведать, где прячется Михаил, но безрезультатно — ангелы этого и сами не знали. В обычной ситуации, однако, ангелы способны находить друг друга лишь по имени. На всех архангелов это тоже распространялось, однако с начала вторжения многие ангелы, в том числе и Элли, хотели найти Михаила, но ничего не получалось. Он словно был где-то очень далеко, куда никак не добраться. Возможно, именно поэтому демоны не смогли использовать пленных для поисков Михаила, хотя после окончания войны Верховный совет торжественно объявил всех подвергнутых пыткам героями, не склонившими голов перед врагом и стойко стоявшими до конца.

«Интересно, была ли ДЛ12 в плену? — подумала Элли. — Возможно, именно поэтому она так упорно взялась за боевую подготовку и теперь может драться чуть ли не как архангел». Спрашивать об этом Элли, однако, не стала. Воспоминания о тех днях были болезненными почти для всех ангелов.

Сама Элли не попала в плен к демонам, но ей тоже пришлось нелегко. Она пряталась вместе с Полли то на Небесах, то на Земле с переменным успехом. Демоны шныряли повсюду, и от них невозможно было спрятаться надолго. Непонятно, как Михаилу это удалось. Постоянно приходилось убегать, вступая в бой лишь для того, чтобы задержать преследователей. В те времена Элли была намного слабее, чем сейчас. Энергии катастрофически не хватало, в одиночку не удавалось противостоять даже самому никудышному демону. Полли дралась лучше, но даже вдвоём у них получалось лишь обороняться и лишь от одного противника. А демоны обычно ходили группами. Из-за необходимости скрываться и убегать у Элли почти не было времени взаимодействовать со своим подопечным. По сути, она оставила его на произвол судьбы, о чём искренне сожалела. Вследствие этого она полностью завалила план, как и многие другие ангелы. За его выполнением в то время никто не следил по причине захвата Здания совета, но последствия серьёзного недобора энергии могли быть куда страшнее любого наказания ангельского суда. Элли чувствовала, что её связь с Источником угасает. Она понимала, что если её подопечного убьют, она умрёт следом за ним. А её подопечного могли убить в любой момент: он жил на территории оккупированной нацистами Чехии и участвовал в движении сопротивления. Именно тогда она по-настоящему осознала, что ангелы тоже смертны.

Оккупация Небес продлилась ровно три месяца и закончилась двадцать второго марта тысяча девятьсот сорок второго года. Пока демоны гонялись за отдельными группами пытающихся скрыться ангелов, они бездумно тратили слишком много энергии, упиваясь своим превосходством, и это превосходство начало постепенно уменьшаться. Оно всё ещё оставалось существенным, когда, в день весеннего равноденствия, на Небесах объявился Михаил и созвал ангелов последовать за ним в бой. Все, кто был в состоянии, откликнулись на его зов. Элли вместе с Полли не стали исключением. Они, как и все остальные, верили, что если демоны убьют Михаила, это станет концом для всех ангелов, и раз он сам идёт биться с врагом, сейчас не время для сомнений. Разразилась великая битва, демоны по-прежнему были сильнее, но ангелы сражались насмерть. Через два дня тяжелейших боёв Люцифер дал приказ к отступлению, и демоны были изгнаны с Небес.

Энергетическое превосходство Преисподней оставалось значительным вплоть до конца Второй мировой войны, и многие ангелы боялись, что демоны вновь начнут вторжение. Но этого не случилось. После окончания войны у ангелов быстро получилось отвоевать превосходство, и уже шли разговоры о том, чтобы атаковать демонов в Преисподней, однако Верховный совет на это так и не пошёл. В дальнейшем разрыв между силами противоборствующих сторон сократился, и настало время хрупкого баланса. Постепенно демоны опять начали отыгрывать позиции, но ангелы вновь вырвались вперёд сразу после окончания холодной войны. Однако ненадолго. Вскоре силы Преисподней вернули своё преимущество и уже не утрачивали его вплоть до нынешних дней.

— Ты думала над тем, из чего складывается боевая мощь ангелов и демонов? — прервала затянувшееся молчание Элли.

— Конечно, — ответила ДЛ12. — Это же все знают. Сколько энергии ты можешь получить в секунду и как ты этой энергией распорядишься. Кретины, однако, забывают про второе.

— А что насчёт воздействия подопечных?

— О, вот только не надо на них что-то сваливать! — недовольно воскликнула ДЛ12. — Энергией распоряжаешься ты, а не твой питомец!

— Я имею в виду, что возможно влияние интеллекта подопечного на его ангела-хранителя через установленную связь при передаче энергии, — пояснила Элли. — Кто-то из старших ангелов, архангел Пенему, кажется… да, он об этом трактат написал. Но он определял силу этого влияния как незначительную. Я провела некоторые наблюдения и подумала, что, возможно, эта сила несколько выше, чем принято считать.

— Нашла о чём думать! — фыркнула ДЛ12. — Должно быть, ты подумала: «О, подопечный ДЛ двенадцать ботан, а она раскидывает толпы демонов… это как-то связано!». И ещё: «Я стала сильнее, когда мне распределили моего головастого самца… это определённо связано!». Угадала?

— В общем, да, — Элли даже немного удивилась проницательности собеседницы.

— Я тебе отвечу, как это может быть связано. Вот смотришь ты на своего питомца, внезапно обнаруживаешь у него зачатки разума и думаешь: «Я что, глупее этого самца?». И начинаешь включать мозги. Но если у тебя переизбыток лени, как у большинства ангелов, то ты думаешь: «Да какая разница, и так сойдёт». И ничего не делаешь. Так что это от твоих собственных действий зависит, станешь ли ты сильнее.

— Хм, возможно, так и есть, — Элли задумалась.

— Да однозначно, — уверенно заявила ДЛ12. — Это очень вредная болезнь разума — сваливать вину за свои неудачи на других. Мол, мой подопечный недостаточно умный, поэтому я не могу на равных драться с демонами, помогите! Или — мой подопечный инвалид, я не могу выполнить план! Лишь бы козла отпущения найти, все кретины так и поступают. Да, справедливости нет и никогда не было, но это не значит, что ты не можешь добиться цели, раз у тебя условия хуже, чем у соседа! С моим никчёмным социофобом, к примеру, очень несладко выполнять план, с прошлым было куда вольготнее, но я включаю мозги, прилагаю усилия и добиваюсь своего. А вот он, кстати говоря, моему примеру никак не последует, хотя у него всё есть: и мозги, и деньги, и даже морда симпатичная. Всё самок обвиняет, причём всех, мол какие они нехорошие, алчные, глупые и так далее! Попробовал бы своё собственное поведение изменить, а не на других пенять, и быстро бы добился желаемого!

— В этом, разумеется, есть смысл, но ты ведь знаешь, насколько разрушительно чувство вины? — спросила Элли. — Надеюсь, ты не пытаешься внушить Юре, что это он…

— Да знаю я, поэтому и не внушаю, — отмахнулась ДЛ12. — Если он начнёт депрессовать ещё и из-за того, что во всём виноват, я точно план завалю. Однако тут есть тонкий момент, и многие его не учитывают: если ты в чём-то виноват, не обязательно это отрицать, достаточно вместо самобичевания направить свои силы на исправление ситуации или предотвращение подобного развития событий в будущем. Тогда никаких разрушительных последствий не будет, только конструктив и позитив. К сожалению, этого непросто добиться.

— Да… пожалуй.

— Предложи знакомым ангелам на тренировки походить, — немного помолчав, сказала ДЛ12. — Отсидеться, когда демоны из всех щелей полезут, у них всё равно не получится.

— Предложу, — пообещала Элли. — Не уверена, правда, что кто-то согласится. Я и сама к тренировкам со скептицизмом относилась, пока тебя не увидела. Думала, достаточно просто размышлять над тем, как лучше действовать в бою.

— Ну да, и энергии ни капли не тратить, — ДЛ12 хмыкнула. — На это Верховный совет и сослался: мол, будем тренироваться и энергию терять — демоны энергетическое преимущество получат. Вот только при тренировках энергии тратится кот наплакал, а при неумелых боевых действиях — уйма. И победить, действуя по старинке, у нас вряд ли когда-нибудь получится.

— Кстати, насчёт победы и поражения… Ты никогда не задумывалась над тем, почему мы так уверены, что если Михаила убьют — всему конец? Ведь если подобного раньше не происходило, то откуда мы знаем, что всё именно так? А если происходило, то почему мы ещё здесь?

— Ха, очень хороший вопрос! — ДЛ12 развеселилась. — Михаил — хранитель Источника, и, теоретически, при его смерти хранителем должен будет стать кто-то другой. И, опять же теоретически, если этим кем-то будет демон, то этот демон сможет заблокировать Источник и, тем самым, быстро истребить всех ангелов. Вот только эту теорию на практике действительно никто не проверял.

— Или нам об этом не рассказали, — тихо промолвила Элли.

— К тебе тоже крамольные мысли лезут, — ДЛ12 усмехнулась. — Пережившие Древнюю Войну Грибов не очень-то разговорчивы, да?

«Древней Войной Грибов» называли событие, произошедшее много тысячелетий назад, которое смогли пережить лишь несколько сотен ангелов, поскольку большая часть людей погибла и человечество как вид испытало эффект бутылочного горлышка. Пережившие эту катастрофу ангелы впоследствии стали величаться архангелами. Их и ещё несколько сотен ангелов, родившихся вскоре после Древней Войны Грибов и получивших полноценные имена, называли также старшими ангелами. Самым старым из всех архангелов был Михаил — хранитель Источника. Поэтому никто, кроме него, не знал наверняка, кем был предыдущий хранитель и был ли он вообще.

О событиях, предшествовавших Древней Войне Грибов, равно как и о самой катастрофе архангелы почти не распространялись. Исходя из названия, Элли думала, что, вероятней всего, по Земле прокатилась полномасштабная ядерная война, на этом её «знания» и заканчивались. Всё же, что произошло после Древней Войны Грибов, называли Новой историей, и тут у архангелов секретов почему-то не было.

— Да, и поэтому мне порой кажется, что если хранителя убьют, эффект может оказаться не совсем таким, как мы ожидаем, — откликнулась Элли.

— Вполне возможно, — сказала ДЛ12. — Но проверить это мне хочется исключительно на Люцифере!

— Ага, Люцифера не жалко, — Элли улыбнулась. — А ты думала над тем, что мы будем делать, если действительно победим всех демонов?

— Ха, ещё один хороший вопрос! Думаю… жить дальше и не париться. Люди станут добрыми и пушистыми няшками, и будет везде покой да благодать… если какая-нибудь новая хрень на смену демонам не придёт.

— Да, наверное… — Элли помолчала какое-то время, погрузившись в свои мысли. — Ладно, мне, пожалуй, пора по делам.

— Да и мне тоже, — сказала ДЛ12, встав вслед за Элли. — Приходи на следующую тренировку! Она завтра в такое же время будет.

— Приду, — пообещала на прощание Элли.

Покинув Форум, она отправилась во дворец своей подруги. Эпичный, с богатым убранством, сейчас он, однако, выглядел каким-то опустевшим. Возможно потому, что в его огромных залах не было ни души.

— Полли? — позвала Элли. — Ты тут?

Никто не откликнулся. «Наверное, у своей подопечной, — подумала Элли. — Она ведь к ней иногда всё же заглядывает». Немного пройдясь по пустынным залам и изучив созданные П108 предметы декора, она ещё раз позвала:

— Полли, ты где?

— Я здесь, — прозвучал ответ из соседней залы.

Зайдя в неё, Элли не сразу заметила подругу. Чтобы её найти, пришлось временно переключить зрение в режим считывания информации с матрицы.

— А, вот ты где. — Элли улыбнулась. — Отлично выглядишь.

— А что, очень успокаивает, между прочим, — ответила «ваза», изысканная и фарфоровая. — Начинаешь чувствовать элегантность и твёрдость. Рекомендую!

«Ваза» превратилась в тридцатилетнюю женщину, одетую в тёмно-синее длинное бальное платье с корсетом. На её голове красовалась широкая шляпка, на шляпке — хрустальный кубок, а в кубке — ананас, окружённый несколькими хризантемами.

— Цветочно-фруктовый нимб, — Полли представила название своего головного убора. — Я пока с дизайном ещё не определилась, это черновая версия.

— Выглядит… экстравагантно, — прокомментировала Элли.

— Классические образы мне уже порядком надоели, за триста-то лет, — сказала Полли. — Нужно искать что-нибудь новое, открывать иные горизонты стиля, так сказать.

— Ага, — Элли принялась разгадывать расположенную в зале коллекцию разнообразных диковинных ваз, одной из которых недавно была сама Полли. — Всё-таки ты прирождённый дизайнер. Я бы ни в жизнь не смогла придумать столько всего, а потом ещё и запомнить всё это!

— Ты просто толком не пробовала, — заметила Полли. — Начни с собственного дома: придумай ему планировку, тип стен и перекрытий, выбери архитектурный стиль и цветовую гамму. Достаточно сделать небольшой домик, и дальше всё как по маслу пойдёт!

— Может, и сделаю, если с мыслями получится собраться, — Элли улыбнулась, скрыв за улыбкой внезапно подступившую грусть. Много лет назад она хотела создать собственный дом, как у Полли, но потом подумала, что она ведь ангел, а ангелам не нужно спать, значит — и спальня не нужна, ангелам не нужно есть — не нужна и кухня, не нужно справлять нужду — уборная тоже ни к чему, незачем купаться — отметаем и ванную, нет личных вещей — бессмысленна кладовка. Ангелам не холодно, не жарко, они не боятся ни ветра, ни дождя, ни снега, не чувствуют усталости, и у них не бывает детей… Тогда зачем ангелу дом? Когда Элли в первый раз осознала это, ей почему-то стало невыносимо тоскливо. Чтобы избавиться от этой тоски, она решила забыть о доме и больше никогда не вспоминать. И это сработало.

— Слушай, я тут на днях необычного ангела встретила, — Элли поспешно перевела разговор на другую тему. — Зовут ДЛ двенадцать. Ты с ней не знакома?

— Что-то не припоминаю, — Полли задумалась.

— Она умеет очень хорошо сражаться, я сама видела, — сказала Элли. — Оказывается, она этому у архангела Уриила обучалась. А сейчас сама выступает в роли учителя. Они что-то вроде боевой школы организовали, такая раньше только у Гавриила была.

— Милитаристы множатся, — хмыкнула Полли.

— Да я бы не сказала, — Элли пожала плечами. — Демоны ведь всё равно на нас нападут, нужно уметь себя защищать. Помнишь, что с нами во время прошлого вторжения было?

— Помню я, помню, — Полли вздохнула. — Бессмысленные кошки-мышки. Вот только вместо накачивания энергетических мускулов Верховный совет лучше бы переговоры с демонами провёл, сферы влияния разделил. Установили бы правила мирного сосуществования, и всем было бы хорошо.

— Демоны никогда на это не пойдут, — заметила Элли.

— Да и наши тоже, а зря.

— Может быть, — Элли поглядела в резное окно, из которого открывался вид на небольшой ухоженный парк с беседками и цветущими кустами сирени. — В общем, как я и думала, на боевые тренировки ты ходить не намерена.

— Правильно думала, — Полли ухмыльнулась. — Однако если демоны опять сунутся, в этот раз я буду куда более метко стрелять в их поганые рожи!

Полли материализовала огромный шестиствольный пулемёт, и, обхватив его обеими руками, встала в позу заправского коммандос, в результате чего её бально-боевой облик стал экстравагантнее экстравагантного.

— А тебе идёт! — весело заявила Элли.

— Ну так я знаю толк в стиле! — откликнулась Полли.

Они побеседовали ещё немного, потом Элли недолго полетала по Небесам и, наконец, спустилась на Землю к Андрею. Был уже поздний вечер, и Андрей, как обычно, сидел перед компьютером, лазая в Интернете. Девушек, впрочем, он там не искал, вместо этого просматривая юмористические блоги. Кот Нео только что поел и теперь, как обычно, лениво валялся на коврике. «Тут всё, как обычно, — подумала Элли. — И, пожалуй, мне это даже нравится».

Этой ночью она решила организовать для Андрея ещё один сон. На этот раз она не стала менять свой излюбленный облик, в котором и раньше появлялась в его снах. Этот облик Андрей хорошо помнил, когда спал, но почти не вспоминал во время бодрствования. Элли нередко задумывалась, почему так происходит, но внятного ответа не нашла.

В качестве места действия сна Элли выбрала набережную моря. Местность выглядела реалистичной: над водой летали чайки, на песчаном пляже нежились немногочисленные отдыхающие, по набережной гуляли прохожие, вдалеке плыли небольшие яхты, лёгкий бриз колыхал ветви сосен, клёнов и кипарисов. Андрей появился прямиком на набережной, а Элли стояла напротив него и улыбалась.

— Привет! — поздоровалась она.

— О, привет! — Андрей сразу узнал её и тоже улыбнулся. — Давно не виделись!

— Не так уж и давно, — весело заметила Элли. — Как поживаешь?

— Неплохо. А ты как?

— Значит, и я неплохо, — Элли лукаво улыбнулась.

— Подожди, мы же у моря?! — Андрей принялся осматриваться. — Да, у моря! Вот на море я точно давно не был!

Он облокотился о белые каменные перила, за которыми начинался пляж, и устремил взор на водную гладь. Над ней сгустились грозовые тучи, и вода тоже была тёмной. В целом, море выглядело так, словно вскоре должен разразиться шторм, однако пока волнение оставалось совсем небольшим. В другой части неба виднелись лишь рваные облака, сквозь которые пробивалось солнце, освещавшее набережную мягким золотистым светом. Из-за этого контраста пейзаж выглядел немного странно, и Элли поймала себя на мысли, что не планировала такого. Впрочем, в области снов всегда было много туманного.

— Эх, я на море только раза три был… нет, вру, четыре, — с ностальгией в голосе произнёс Андрей. — Побывать бы ещё разок.

— Так поезжай, — посоветовала Элли. Во сне Андрей часто осознавал, что спит, поэтому она ничуть не удивилась. — Лето близко.

— Мы с Катей планировали съездить, но… — Андрей осёкся.

— Ты можешь и сам съездить, — заметила Элли. — Разве для этого кто-то нужен? Деньги у тебя есть, если есть и желание — осталось лишь реализовать, верно?

— Да, наверное, ты права, — Андрей вздохнул.

— Пошли, погуляем, — беззаботно предложила Элли.

— Пошли.

Они отправились прогулочным шагом по набережной в сторону пирса.

— Всё выглядит таким реальным, — подметил Андрей, глазея по сторонам. — А на самом деле это лишь иллюзия.

— Как знать, — Элли пожала плечами.

— Что есть реальность, и как определить её? — одновременно произнесли Андрей и Элли, посмотрели друг на друга и засмеялись.

— Знаешь, я недавно подумал: а что, если мы видим реальный мир лишь во снах, а когда бодрствуем — наблюдаем коллективную галлюцинацию? — отсмеявшись, сказал Андрей.

— Занятная мысль, — немного подумав, отозвалась Элли. — Но мне кажется, что общепринятая теория в этом вопросе всё же ближе к истине.

— Может быть, — Андрей посмотрел на женщину, идущую рядом с маленькой девочкой, которая держала в руках сладкую вату на пластиковой палочке. — Как думаешь, они осознают себя, как личности?

— Не знаю, — ответила Элли, призадумавшись. — Боюсь, я не могу заглянуть в их головы.

— А что с ними будет, когда я проснусь?

Элли прекрасно знала, насколько изменчивы Небеса, особенно в Долинах сновидений. Долго не рассуждая, она ответила, как есть:

— Они исчезнут, словно их и не было вовсе.

— Это как-то печально, — Андрей вздохнул.

— Надеюсь, что нет, — сказала Элли. — Мне кажется, они как боты, и поэтому для них не будет никакой трагедии в том, чтобы постоянно появляться и исчезать.

— Как боты? — Андрей хмыкнул. — Знаешь, некоторые думают, что весь мир — лишь сон, который снится Богу. Когда Бог проснётся — мы тоже исчезнем, словно нас никогда не было. Если это правда, то мы тоже как боты, воображающие себя чем-то значимым…

— Эй, ты чего в грусть ударился?! — воскликнула Элли. — Вон, посмотри: все эти люди снятся тебе, так что для них Бог — это ты! Почувствуй свою значимость и возгордись!

Андрей засмеялся.

— Спасибо, у тебя всегда отлично получается поднимать настроение! — сквозь смех проговорил он.

— Обращайтесь ещё, — с довольной улыбкой на лице откликнулась Элли.

— Хорошо, что ты не исчезнешь вместе с ними, — негромко сказал Андрей.

— Кстати, а откуда ты это знаешь? — поинтересовалась Элли.

Андрей пожал плечами.

— По крайней мере, я на это надеюсь, — после короткой паузы ответил он.

— Ты прав: от меня не так просто избавиться, — пошутила Элли. Однако она осознала, что почему-то рада словам Андрея.

Некоторое время они шли молча.

— Кстати говоря, ты так и собираешься оставаться один? — деловитым тоном спросила Элли.

— О, и ты туда же, — Андрей хмыкнул. — Я с Катей совсем недавно расстался, между прочим.

— Ну и что? — фыркнула Элли. — Как будто обязательно нужно устраивать траур по неудавшимся отношениям!

— Не обязательно, конечно, так само собой получается, — отозвался Андрей.

— Само собой… в свою жизнь нужно привносить больше осознанности! — безапелляционно заявила Элли. — Ты же так легко понимаешь, что сон, а что реальность — значит, должен осознавать и другие вещи. Например, что не нужно грустить по неудавшимся отношениям. И что незачем повторять собственные ошибки, из-за которых отношения и не удались.

— Теоретически рассуждать легко, — Андрей усмехнулся. — А вот на практике увидеть, где ошибся, не так элементарно. Ну а девушек вообще понять невозможно.

— Ещё как возможно! — возразила Элли. — Это дурачки ничего не понимают, а ты не дурачок, не прикидывайся! Подумай получше, и ты сам всё поймёшь!

— Хм… Ну, подумал. Не понимаю.

— Эх, вот ты со мной себя ведёшь не так, как вёл с Катей, — Элли вздохнула. — Даже взгляд другой. И не говори, что это от того, что сейчас ты спишь, и твои настоящие глаза закрыты, и поэтому очевидно, что у тебя взгляд другой… Короче, сейчас ты себя ведёшь вполне нормально. Почему с Катей так нельзя было?

— Эмм… Так в чём разница-то? — поинтересовался Андрей.

— Ты ведь и сам можешь понять, — настаивала Элли.

— Ну… хм… Подожди, это что, магазин дисков?!

Андрей свернул к витрине, в которой красовались десятки постеров на обложках от DVD-дисков с самыми разными фильмами. Элли подошла следом.

— Да, точно, магазин дисков! — с ностальгией в голосе воскликнул Андрей. — А в нашем городе последний уже два года как закрыли. Интересно, остался ли ещё хоть в одном городке такой?

— Где-то наверняка остался, — сказала Элли. — Интернет же не везде так хорошо распространён, ты лучше меня это знаешь.

— Да, пожалуй, где-то остался, — негромко протянул Андрей. — Как быстро течёт время, а? В моём детстве DVD вообще ни у кого не было, а сейчас они уже никому не нужны…

Элли подумала, что в её «детстве» не было не только DVD и компьютеров, но и фильмов, а автомобили оставались экспериментальными образцами изобретателей-энтузиастов. С тех времён мир претерпел огромные изменения, однако сами люди почти не изменились. Их по-прежнему волновало то же, что и сто пятьдесят лет назад. Внешний облик многих вещей стал другим, но суть осталась прежней.

Недолго поизучав витрину, Андрей продолжил прогулку по набережной. Элли не отставала.

— Ну так что, нашёл отличия в своём поведении? — немного помолчав, спросила она.

— Эх, отличия, да? — Андрею, похоже, не очень хотелось об этом говорить. — Пожалуй… я старался понравиться Кате. В этом отличие. Сейчас я просто шагаю рядом с тобой.

— И зачем же ты это делал? — осведомилась Элли. — Зачем старался понравиться? Почему нельзя было просто шагать рядом с ней? Со мной же у тебя это без каких-либо усилий получается!

— Так это с тобой, а ты всегда принимала меня таким, какой я есть, — ответил Андрей.

Элли даже немного растерялась.

— Девушки тоже могут принимать тебя таким, какой ты есть, — неуверенно сказала она.

— Думаешь? — Андрей усмехнулся. — Если буду ждать, что кто-то примет меня таким, какой я есть, то буду «ленивым мудлом». Так Фаина Раневская говорила.

— Пфф, что за несусветная муть?! — возмутилась Элли. — Зачем тебе меняться, если ты и так хороший?!

— Ты и правда считаешь меня хорошим? — Андрей улыбнулся. — Как мило!

— Слушай, идеальных людей нет, — спокойно сказала Элли, хотя чувствовала смущение. — Ты неидеален, это правда. Но разве Катя была идеальной? И разве ты не принимал её такой, какая она есть?

— Хм, ну, принимал, пожалуй.

— Так почему ты решил, что хуже неё? Что ты должен её принимать, а она тебя — нет?

— Возможно, потому что она действительно лучше, — Андрей пожал плечами.

— Блин, — Элли тяжко вздохнула. — Она не лучше тебя, ясно?! И вообще, если ты действительно хочешь понравиться девушке, то надо делать это по-другому. Своими попытками понравиться ты себя лишь принижал! А надо вести себя уверенно, чувствовать свою правоту во всём! Ты ведь перед Катей не был ни в чём виноват! Даже если думаешь, что где-то накосячил — плевать! Все люди порой ошибаются, чёрт возьми!

— Сеансы психоанализа с тобой всегда очень забавны, — улыбаясь, сказал Андрей.

Элли почувствовала, что состояние её ума отразилось на её щеках — они покраснели. Это не было необходимой реакцией — внешний облик ангела не зависит от внутреннего. Скорее, Элли просто угодила в очередную ловушку разума. Моментально придав своим щекам обычный вид, она негодующе воскликнула:

— Ты вообще слушаешь, что я тебе говорю?!

— Всё до последнего слова, клянусь! — Андрей приложил руку к сердцу, как бы подтверждая свою честность, но при этом широко улыбался. — Кстати, ты ведь, должно быть, не знаешь: я в бар на днях ходил. И не просто бухнуть — девушку там искал. И старался вести себя уверенно — в Интернете это тоже советуют. Девушку, правда, так и не нашёл, но прогресс в поведении есть.

— Конечно не нашёл, ты бы ещё в бордель отправился девушку искать, — Элли фыркнула.

— Так в Интернете писали, что этот бар — отличное место для знакомств, — Андрей пожал плечами.

— На заборах тоже много чего пишут — не всему же надо верить, — заметила Элли.

— Ха, ты мне мою бабушку напомнила — она любила так говорить, — Андрей развеселился.

Элли опять хотела покраснеть, но вовремя сдержалась. По возрасту она ведь и вправду годилась Андрею в бабушки — причём скорее даже в прапрапрабабушки.

— Короче, я не имею в виду, что тебе надо всё время отношения новые искать да по злачным местам носиться, — деловым тоном произнесла Элли. — Просто пойми, наконец, что ты ничуть не хуже остальных! Договорились?

— Договорились, — откликнулся Андрей. — Хотя, подожди: ты ведь, надеюсь, не дьявол, и договор не нужно скреплять кровью?

Элли засмеялась.

— Ну а сам-то ты как думаешь? — весело поинтересовалась она.

— Если серьёзно, то я не знаю, кто ты, — сказал Андрей. — Возможно, плод моего воображения, возможно — кто-то ещё… Куда вероятней, конечно, первое, но мне бы хотелось, чтобы правдой было второе.

— По поводу вероятностей и не поспоришь, — Элли усмехнулась. — Однако я мыслю, следовательно, существую.

— Аргумент, без вопросов, но я-то не знаю, мыслишь ли ты, или это за тебя я сам делаю, — улыбаясь, заметил Андрей. — Впрочем, и ты не знаешь, мыслю ли я, или за меня это делает кто-то другой. Кстати, по поводу этой фразы: ты помнишь, кто её сказал?

— Рене Декарт, — ответила Элли.

— Ха, а я на Канта думал, — признался Андрей. — Значит, или ты действительно кто-то ещё, или у меня своеобразное раздвоение личности во сне.

— Шизофрения во сне за шизофрению не считается, не волнуйся, — пошутила Элли.

— Спасибо, ты меня утешила, — Андрей хохотнул.

— Ну я же твой друг, а друзья для этого и нужны, — добродушно сказала Элли.

— Значит, мы друзья?

— Конечно. Или ты и в этом сомневаешься?

— Просто… Катя говорила, что у меня нет друзей. И я подумал, что, должно быть, она права.

Элли почему-то очень захотелось дотронуться до Андрея, но она сдержалась. Именно здесь она могла действительно прикоснуться к нему и почувствовать это, пусть и не так, как чувствуют люди. На Земле же она обычно свободно проходила сквозь него — если не настраивала свой разум специальным образом. Стоило ей поверить, что Андрей — непреодолимое препятствие — и он становился таковым. Этот же номер можно было провернуть и с котом. И наоборот, через пол и стены, которые ангелы по умолчанию считали препятствиями, можно было свободно проходить, если подумать о них, как о пустоте. Гравитация и прочие законы физики тоже являлись для ангелов лишь условностями — ловушками разума. Однако представляя, что кот — препятствие, Элли не могла по-настоящему погладить кота, она лишь упиралась вымышленной рукой в ограничение собственного сознания. Людям непросто понять, каково это: когда весь окружающий мир существует для тебя лишь настолько, насколько ты ему позволяешь.

— Это от тебя зависит, есть ли у тебя друзья или нет, — серьёзным голосом произнесла Элли. — И ни Катя, ни кто-либо ещё тебе не указ.

— Да, ты, как всегда, права, — откликнулся Андрей. — Просто некоторым людям нелегко заводить друзей. Наверное, я из таких.

Они шли некоторое время молча. Андрей свернул к морю и остановился у каменных перил.

— Скоро будет шторм, — сказал он, глядя на тёмную воду.

Элли встала рядом с ним и тоже устремила взор на море. Оно всё ещё казалось спокойным, однако в его рябой глади ощущалось что-то странное — то ли угроза, то ли предупреждение. Элли так и не смогла это понять, однако, когда сон закончился, у неё на душе остался неприятный осадок. Точно она упустила из виду что-то важное, и этого уже не вернуть.

Глава 5. Экзистенциальная пустота

Дни шли своим чередом. Андрей, пусть и не сразу, возобновил поиски в Интернете и даже начал переписываться с какой-то девушкой. Элли посещала боевые тренировки, отрабатывая создание незаметной брони и нанесение молниеносных ударов, и со временем у неё стало получаться всё лучше и лучше. Полли возилась с новыми видами головных уборов и люстр, тоже добившись неплохих результатов. А кот Нео продолжал чередовать приёмы пищи со сном — он и так был в этом непревзойдённым мастером.

Беззаботное течение жизни было нарушено одним солнечным утром. Проснувшись, Андрей вспомнил, какое сегодня число, и на него нахлынули печальные воспоминания. Элли сразу это почувствовала. Она прекрасно помнила, с чем для него связана сегодняшняя дата. Точнее, с кем…

Андрей и Настя познакомились, будучи ещё детьми дошкольного возраста, и сразу подружились. В то время они жили по соседству, в небольшом провинциальном городке, затерявшемся в российской глубинке. Неподалёку от них жил Илья и все остальные друзья детства, с которыми Андрей теперь лишь переписывался в социальных сетях.

Настя была весёлой, общительной девочкой и имела много общего с Андреем: они хорошо учились, любили кошек, увлекались математикой и природоведением, обожали ездить с родителями в лес. Кроме того, Элли знала, что у Насти тоже был только ангел-хранитель. Его звали К401. Когда Настя и Андрей играли вместе во дворе или ходили друг к другу в гости, Элли часто общалась с ним.

Люди, в отличие от ангелов, меняются с возрастом и уже никогда не становятся такими, как прежде. Былой облик остаётся лишь в памяти. Элли могла отчётливо представить образ десятилетнего Андрея, как будто это было только вчера. Пред её взором появлялся мальчишка в шортах и футболке, беззаботный и счастливый. Он, Настя, Илья и другие ребятишки играли в казаков-разбойников и в «семью», воровали яблоки в саду у ворчливого деда, а зимой забрасывали друг друга снежками и катались на санках… Дети умеют куда лучше взрослых радоваться жизни, с возрастом эта способность часто притупляется.

Элли не раз вспоминала один летний день, когда родители Андрея и Насти поехали вместе с ними на лесное озеро. Ребятам тогда было по двенадцать лет. Поехали и мамы, и бабуши с дедушками, и даже дяди с тётями — такая большая дружная компания. Жарили шашлыки, играли в карты на интерес, загорали на солнце.

Ближе к вечеру, когда взрослые принялись обсуждать свои проблемы, Андрей и Настя отошли немного в сторонку и уселись на поваленное бревно у кромки воды, болтая о всяких пустяках. Неожиданно Настя сказала:

— А давай поклянёмся, что всегда будем вместе!

— Давай! — особо не раздумывая, согласился Андрей.

— Я клянусь!

— Я тоже клянусь!

Они засмеялись. Потом Настя, всё так же неожиданно, поцеловала Андрея в щёку и прежде, чем он что-нибудь сообразил, побежала к взрослым, на бегу оглянувшись с весёлой улыбкой на лице. Андрей тоже вернулся к остальным, покрасневший и смущённый. Это был его первый поцелуй — и последний вплоть до окончания вуза.

Вскоре после того дня, несмотря на клятву, Андрею и Насте пришлось расстаться. В их городке закрылся последний завод, оставшийся с советских времён, и многие потеряли работу. Мама Андрея с помощью каких-то знакомых смогла устроиться в частную фирму, но эта фирма располагалась в крупном городе далеко отсюда. У Андрея не спрашивали, хочет ли он переезжать, его просто поставили перед фактом. Да и кто в таких вопросах будет интересоваться мнением двенадцатилетнего мальчишки?

В течение следующих нескольких месяцев Андрей два раза возвращался в свой родной городок вместе с мамой, но это были печальные поездки: сначала похороны бабушки, затем — дедушки. Оба раза он виделся с Настей — её родители присутствовали на похоронах. После этих событий дядя с тётей Андрея тоже переехали, и у его мамы больше не осталось причин возвращаться. Она как-то обмолвилась, что и не хочет возвращаться — этот городок был ей ненавистен, хотя Андрей так и не понял, почему. Отпускать же его одного она не собиралась.

В те времена у ребят ещё не было Интернета и мобильных телефонов. Андрей и Настя переписывались с помощью бумажных писем, рассказывая о своих делах и расспрашивая друг друга о жизни. Постепенно они стали писать всё реже, а на последнее письмо Андрея Настя и вовсе не ответила.

Прошли годы, и социальные сети стали набирать популярность. Андрей тогда был студентом. Он зарегистрировался в одной из них и быстро нашёл многих своих старых друзей. Среди них был и Илья. Его родители тоже уехали, только в другой город. Тогда много кто уехал, и без того небольшой городок совсем опустел. Андрей пытался найти Настю, но она, похоже, нигде ещё не зарегистрировалась. Он спрашивал у Ильи и у других, знают ли они что-нибудь о ней. Илья сказал лишь, что, когда он уезжал, она оставалась вместе с мамой и бабушкой и с ней всё было в порядке. Другие тоже толком ничего не знали — все разъехались кто куда.

Через какое-то время в социальной сети зарегистрировался Виталик — один из друзей Андрея. Он рассказал, что уехал учиться в Москву, а до того момента продолжал жить в своём родном городке. Также он рассказал о том, что случилось с Настей.

Андрей уже был совершеннолетним человеком и даже зарабатывал немного на различных шабашках, поэтому он тут же купил билет на вечерний поезд, а к обеду следующего дня прибыл на место. По дороге ему попались двое знакомых, которые его не узнали. Зайдя в подъезд многоэтажки, где жила Настя, он поднялся на нужный этаж и позвонил в звонок. В тот день был выходной, и дверь открыла Настина мать.

— О, господи, Андрей! — воскликнула она, всмотревшись в его лицо. — Как же ты вырос!

— Да, есть немного, — Андрей улыбнулся. — Здравствуйте, тётя Вика! А вы наоборот, совсем не изменились!

— Привет, привет! — тётя Вика тоже улыбнулась. — А ты комплименты научился делать, я посмотрю! Как поживаешь? Учишься где-нибудь?

— Да, в вузе, на программиста, — ответил Андрей.

— Хорошая профессия, современная. А у нас какими судьбами?

— Я Настю приехал проведать. Извините, что без приглашения. Она дома?

— Насть! К тебе Андрей приехал! — крикнула тётя Вика себе за спину.

— Я слышу, — откликнулась Настя и показалась в двери рядом со своей мамой. — Андрей? Это ты?

— Да, это я, — тихо проговорил Андрей и громче добавил: — Привет!

— Привет. Да, голос очень похож… Ты не торопишься?

— Нет, я к тебе приехал.

— Ко мне?.. Подожди, я сейчас выйду.

Настя исчезла в глубине квартиры. Тётя Вика пошла за ней и что-то спросила, на что Настя ответила: «Да, всё в порядке». Андрей же остался ждать на лестничной клетке. Элли стояла рядом с ним. Она не читала его переписку с Виталиком, и поэтому то, что она увидела тогда, стало для неё полной неожиданностью. Более того, увиденное её шокировало. Отчасти потому, что она увидела то же, что и Андрей, но, главным образом, потому, что она увидела гораздо больше. Люди не видят многих вещей, в частности, собственной ауры, но ангелам увидеть это не составляет никакого труда.

Справившись с шоком, Элли влетела в Настину квартиру, подлетела прямиком к переодевающейся девушке и заорала:

— Ка четыреста один!!!

К401 не заставил себя ждать. Он пребывал в облике какого-то молодого парня. Увидев Элли, он удивлённо хмыкнул и безо всякой радости в голосе воскликнул:

— О, кого я вижу!

— Какого чёрта?! — яростно набросилась на него Элли. — Что здесь произошло?! Как ты это допустил?!

— А что, самой не понятно, что произошло? — огрызнулся К401. — Никогда не слышала про прилипал?

Разумеется, как и все ангелы, Элли слышала про них, но к тому моменту ещё не сталкивалась с их деятельностью лично. Ангелы называли прилипалами существ из другого измерения. Эти существа не были способны проникнуть на Землю самостоятельно — их вызывали люди. Для этого требовался какой-либо ритуал, а также помощь демона, выступающего проводником. От вида использованного ритуала во многом зависели дальнейшие действия вызванного прилипалы. Однако в одном эти действия всегда были одинаковы — они наносили вред тому, к кому применялись. Люди часто называли вызов прилипалы наведением порчи или сглаза. Некоторые специалисты, занимающиеся оккультными практиками, классифицировали негативные магические воздействия и разделяли прочу на много разновидностей, лишь часть из которых была связана с вызовом неких сущностей. Этих сущностей специалисты тоже часто классифицировали: подселенцы, лярвы, бесы и так далее. Ангелы же хорошо знали, что всё, попадающее под определение порчи (кроме одержимости, которую обычно и не называют порчей), вызывается только прилипалами, и что все прилипалы одинаковы — у них даже внешний облик идентичен. А вот конкретные действия прилипал варьировались в огромном диапазоне и, кроме ритуала, зависели от объёма затраченной энергии, мастерства и мысленного настроя человека-колдуна, а также от демона-проводника и его способностей. Почему прилипалы откликаются на вызов, делают то, что им велят, а потом уходят обратно в своё измерение, никто из ангелов достоверно не знал. Впрочем, занимающиеся вызовом прилипал люди этого тоже не знали. Многие из них даже не знали, что прилипалы существуют, но при этом использовали их помощь в своих корыстных интересах. Ну а большинство людей вообще считали, что ни порчи, ни сглаза, ни сущностей из других измерений нет. Как нет и никаких ангелов.

Элли видела, что на глаза Насти словно нацепили тёмную повязку, а в тело во многих местах точно вогнаны шипы. Однако в воспринимаемом людьми диапазоне длин световых волн можно было лишь заметить, что глаза девушки подёрнуты белой плёнкой, в остальном она выглядела вполне здоровой. Она переодевалась на ощупь и, похоже, уже наловчилась в этом.

— Я слышала про прилипал, — немного спокойней произнесла Элли. — И я знаю, что их можно остановить. Почему ты этого не сделал?

— Теоретически можно, — уточнил К401. — Ты сама когда-нибудь пробовала? Очевидно, что нет.

— И ты тоже, — холодно промолвила Элли, пристально глядя на К401. — Ты ведь даже не попробовал. Почему?

— У меня всё равно не получилось бы, — заявил К401. — Тебя тут не было, ты ничего не знаешь! Этот прилипала был так заряжен, словно порождение ужаса! А напомни-ка мне, что ты делаешь при виде порождения ужаса? Правильно, и я так сделал! Вступи я в бой, в лучшем случае я бы просто потратил уйму энергии, а потом бы отвечал за это по всей строгости нашего долбанного закона! И какой в этом смысл, а?

— По крайней мере, ты смог бы ослабить прилипалу, и Насте бы это помогло! — Элли вновь повысила голос. — А теперь убрать последствия в сто раз сложнее, если это вообще возможно! Признай, ты просто струсил!

— Нет, я поступил разумно, — почти спокойно возразил К401.

— Разумно?! — Элли было всё сложнее сдерживать ярость. — Паразитный канал до сих пор не перекрыт, неужели ты не видишь?! Она скоро умрёт, если ничего не сделать, чёрт тебя дери!!!

— Люди умирают, — К401 пожал плечами.

— И это всё, что ты можешь сказать?!

— А что ты от меня хочешь?!? — взорвался К401. — По-твоему, у меня переизбыток свободной энергии?! Я и так с планом не справляюсь!

— И кто же в этом виноват?! Кто не попытался помешать прилипале?!

— Потрясающе! — К401 превратился в одно бурлящее негодование. — Ты обвиняешь меня?! Меня?!? Я кто, по-твоему, Господь Бог?! Её собственная двоюродная тётка решила продлить свою жизнь за её счёт и угостила девочку заряженными конфетами, а ты обвиняешь меня?!

— Ты должен был её защитить! — ничуть не смутившись, яростно воскликнула Элли. — Ты же её ангел-хранитель! Это твоя обязанность!

— Моя обязанность — качать энергию, выполняя этот долбанный план!!! — заорал К401. — За большее меня никто не спросит! Интересно, что бы ты сказала, если бы её сбил на пешеходном переходе какой-нибудь бухой мажор, и она была бы прикована к инвалидному креслу?! Должно быть: «Ка четыреста один, какого хрена ты не остановил этот Мерседес?!». А если бы на неё напал маньяк-педофил?! «Ка четыреста один, ты должен был кастрировать этого гада!». Я всего лишь ангел, а не чёртов супермен, спасающий людей от них самих!!!

— Не передёргивай! Ты мог попытаться помешать прилипале, для этого достаточно быть просто ангелом, но ты не сделал этого! А после нападения ты не сделал ничего, чтобы смягчить последствия!

— Может, сама попробуешь что-нибудь сделать, раз такая умная?! Но нет, ты только со своим драгоценным подопечным носишься! С тех пор, как он уехал, ты ведь даже ни разу не поинтересовалась, как у Насти дела!

— И как бы я сюда добралась?! Земля — не Небеса, по ней особо не полетаешь!

— А найти меня на Небесах не судьба была?!

— Ты обвиняешь меня в том, что я тебя не искала?!? — очередь негодовать перешла к Элли. — А почему ТЫ не искал меня?! Это же тебе и твоей подопечной требовалась поддержка! И вообще, это парни ищут девушек, а кто из нас девушка?!

— Никто, если быть точным, — спокойней заметил К401. — Но это неважно. Нечего меня обвинять в том, что бы ты и сама не сделала!

— Я бы попыталась помешать прилипале, независимо от последствий! — с жаром воскликнула Элли.

— О да, ты всегда встаёшь на защиту подопечного! — саркастически хмыкнул К401. — Особенно во время Второй мировой это ярко наблюдалось, когда ты без малого три месяца своего подопечного в глаза не видела!

— Тогда на него никто не нападал! Но я пришла бы к нему на помощь! — Элли чувствовала, что сказала правду. Потеряй она тогда подопечного, её бы ждала смерть, и Элли знала, что у неё хватило бы смелости выбрать достойный способ встретить свою участь. — Пришла бы!

— Ага, конечно! — усмехнулся К401. — А вообще, если хочешь найти козла отпущения, выбирай его!

К401 превратился в двенадцатилетнего Андрея и сказал его голосом:

— Она ждала его все эти годы. Ждала, что он приедет. А теперь она уже никогда не увидит вживую его лица. Хочешь найти виноватого среди невиновных? Вот он!

Элли собралась возразить, но К401 молниеносно убрался на Небеса. Преследовать его она не стала, хотя ей и хотелось дать ему по морде, чего раньше с ней никогда не случалось. В тот момент она пребывала в настоящем бешенстве, что для ангелов вообще не характерно.

Пока Элли и К401 ругались, Настя переоделась, взяла трость, обулась и вышла на лестничную клетку.

— Только не уходите далеко! — попросила тетя Вика, вновь показавшись в дверях.

— Хорошо, мам, — откликнулась Настя.

— Тебе помочь? — колеблющимся тоном спросил Андрей, когда Настя принялась спускаться по лестнице.

— Я часто хожу на улицу, не волнуйся, — ответила Настя. — Идём.

Они вышли из подъезда и медленно пошли вдоль дома. Настя постукивала перед собой тростью, глядела вперёд невидящими глазами и молчала. Андрей тоже молчал, не зная, что сказать. Наконец, он прервал затянувшуюся тишину первым, что пришло на ум:

— Ты хочешь пиццы?

— Пиццы? — немного удивилась Настя. — Ты с собой пиццу захватил?

— Нет, я подумал, её можно где-нибудь здесь купить. Помнишь то кафе у рынка? Там продавали пиццу.

— Оно закрылось, — заметила Настя. — Но в квартале от него новое открыли. Я там не была. Может, пицца там и есть.

— Давай сходим, узнаем? Если что, чего-нибудь другого закажем.

— Давай.

— Тогда пошли! Кстати, а с парком ничего не произошло?

— Да нет, вроде. Если только слегка зарос…

Общение немного наладилось. Андрей расспрашивал Настю о делах в городке, а она вполне охотно отвечала. Элли, тем временем, нагнала их и шла рядом. Она немного успокоилась и усиленно размышляла над тем, как можно помочь Насте. Делать это не было её долгом. Наверное, она испытывала к Насте некоторую привязанность, хотя девушка и не являлась её подопечной.

Вскоре Андрей и Настя дошли до обозначенного кафе. В свободных столиках недостатка не замечалось. Пицца в меню действительно была, что Андрей тут же озвучил. Однако Настя попросила прочесть про остальные блюда и заказала овощной салат. Андрей же таки заказал себе пиццу — он, как и большинство программистов, не мог отказаться от пиццы, если она попадала в зону досягаемости.

Элли знала, что быстро исцелить Настю невозможно, но всё равно решила проверить это на практике и изо всех сил потянула за тёмную повязку на глазах девушки. Повязка, разумеется, не сдвинулась и на миллиметр. «Тут нужны большие энергозатраты, а также искусное мастерство, — подумала Элли. — Однако, возможно, получится перекрыть паразитный канал за несколько дней методичным воздействием малой силы, а потом так же постепенно убрать все повреждения, одно за другим. Наверное, на это уйдёт несколько месяцев. Разумеется, это не восстановит правильного функционирования всех физиологических процессов, тут дело будет за врачами и лекарствами. Шансы на успешное лечение есть, я уверена. Если Андрей и Настя будут часто видеться, я обязательно этим займусь. Возможно, Ка четыреста один перестанет вести себя как говнюк и поможет, тогда дело пойдёт на лад быстрее. Её ещё можно спасти. Можно».

Настя некоторое время сидела с Андреем в кафе и рассказывала о жизни городка, а также о своей собственной. Потом пришла её очередь расспрашивать, и Андрей охотно поведал о своих делах и достижениях на программистском поприще — других достижений у него всё равно не было.

— Зря ты отказалась от пиццы, — сказал он, доев последний кусочек. — Она тут неплохая.

— Я бы не отказалась от пиццы, но… — Настя замялась. — Мне её не очень-то можно.

— Почему? — без задней мысли спросил Андрей.

— В пицце слишком много углеводов, а у меня сахарный диабет.

— С каких это пор? — Виталик ни о чём таком не писал, поэтому Андрей удивился. — Ты ведь всегда сладкое любила, и у тебя никаких проблем из-за этого не было.

— Сразу после смерти бабушки, — ответила Настя. — Врачи сказали, что это стресс спровоцировал.

— О, понятно, — Андрей помрачнел. — Ты какое-нибудь лечение проходила?

— Это не очень-то лечится. Если заболел, то это уже навсегда.

— Печально, — тихо пробормотал Андрей.

— Я и ослепла из-за него, — немного помолчав, произнесла Настя. — Врачи сказали, что это осложнение такое.

— Странно как-то, ты ведь совсем молодая, — проговорил Андрей.

— Всякое бывает, — Настя неопределённо пожала плечами и подняла невидящие глаза на Андрея. Немного наклонилась к нему и неуверенно сказала: — Можно я?..

Андрей быстро понял, что она имеет в виду, и торопливо ответил:

— Конечно! О чём вообще вопрос!

Настя осторожно провела пальцами по его лицу — сначала в одну сторону, затем в другую.

— Кажется, я тебя узнаю, — сказала она и улыбнулась.

— Но ты ведь меня раньше не ощупывала! — брякнул Андрей и уже собрался, было, извиниться, однако Настя прыснула со смеху.

— Зато я тебя видела, — весело заметила она. — А сейчас могу представить. Ты возмужал.

— Спасибо, — пробормотал Андрей. Ему хотелось сделать Насте какой-нибудь комплимент в ответ, но к горлу подступил ком, и Андрей промолчал.

— Классно было бы, имей мы возможность отмотать время назад и остаться там, где нам хочется, — негромко сказала Настя.

— Да, классно, — чуть слышно пробурчал Андрей и намного громче спросил: — А глаза ты как-нибудь лечила?

— Лечила, — откликнулась Настя. — Мне две операции сделали, но безуспешно. Можно сделать ещё одну, однако она дорогая, и у нас нет столько денег.

— А бесплатно её нельзя в государственной больнице сделать?

— Нет, говорят, у них техники нужной не хватает.

— А если занять денег? — не унимался Андрей.

— А отдавать потом как? — Настя горько усмехнулась. — Моя мама немного зарабатывает, отца я с пелёнок не видела, ну а от меня толку мало. Что я могу? До всего этого думала поступить в медицинский, но теперь сам понимаешь, не срослось.

— Послушай, я пока тоже немного зарабатываю, но это временно, — начал Андрей. — Думаю, я смогу взять кредит, чтобы оплатить тебе эту операцию. И деньги ты вернёшь, только если операция пройдёт успешно и у тебя со временем появится такая возможность. В противном случае возвращать ничего не придётся, это будет моей проблемой. Врачи говорили, каковы шансы вернуть тебе зрение, если сделать эту операцию?

— Невысокие, вообще-то, — ответила Настя растерянным голосом. — Но, э-э… ты не должен брать кредит, чтобы оплатить мне операцию!

— Ну, не должен — в смысле не обязан, — сказал Андрей. — Да, не обязан, но это не значит, что я не могу, ведь так? Если эта операция даст тебе шанс снова видеть, то её нужно сделать, и ради этого я готов взять кредит. Нужно только знать точную сумму…

— Нет, ты не должен, это же тебя не касается, это не твои проблемы! — скороговоркой выпалила Настя.

— Но я хочу тебе помочь, правда! — воскликнул Андрей. — А операция может тебе помочь, разве нет?

— Да, но… нет, ты не должен брать кредит ради меня! Это серьёзные деньги, и… нет! — Настя, судя по её внешнему виду, не на шутку разволновалась.

— Серьёзные, несерьёзные — это всего лишь деньги, а здоровье бесценно, — спокойно проговорил Андрей. — Я очень хочу помочь тебе хоть чем-нибудь. Просто это первое, что пришло мне в голову, когда ты сказала про операцию. Может, я могу сделать что-то ещё? Ты просто скажи!

— Я не… я… — казалось, Насте не хватает воздуха.

— Тебе плохо?! — Андрей встревожился.

Настя отрицательно замотала головой.

— Наверное, ты подумала, что я над тобой издеваюсь?! — на лице Андрея отразился ужас. — Это не так! Я правда хочу помочь! Ты ведь меня знаешь, я всегда был дурацким правдорубом, таким и остался! И ничего такого в том, что я предлагаю помощь. Мы же друзья, а друзья помогают друг другу!

— Друзья… — тихо промолвила Настя и закрыла лицо ладонями.

— Может, я что-то не то сказал? Прости, ладно? Мы ведь давно не общались, и ты, должно быть, думала, что я о тебе забыл, но я не забывал! Я постоянно вспоминал о тебе!

Настя молчала, лишь вздрагивала всем телом, словно пыталась сдержать подступившие рыдания, и пока успешно. Андрей взволнованно смотрел на неё и не знал, что ему делать. В конце концов, он сказал:

— Слушай, я уверен: вместе мы что-нибудь придумаем, и ты снова сможешь видеть! Конечно, ничто не будет как раньше, но жизнь не заканчивается, и дела со временем пойдут на лад! Я буду приезжать и помогать всем, чем смогу!.. Ты на меня обижаешься? Наверное, я виноват перед тобой. Но я исправлюсь, обязательно исправлюсь!

Настя несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула воздух, после чего убрала ладони от лица и чуть слышно проговорила:

— Зря ты приехал.

— Что? — не понял Андрей.

— Зря ты приехал, — Настя точно набралась храбрости и повторила фразу намного громче.

— Но…

— Мне не нужна твоя жалость, — холодным тоном оборвала его Настя.

— Но я ведь не…

— И твоя помощь мне тоже не нужна, — отчеканила Настя. — Ты мне не нужен! Не приезжай больше!

Она встала из-за стола и добавила:

— Провожать меня не надо, дойти домой я и сама в состоянии. Нам больше не о чем говорить. Прощай.

Настя развернулась и направилась к выходу из кафе, постукивая перед собой тростью. Андрей совершенно не ожидал такого поворота событий и остался сидеть на месте, тупо глядя девушке вслед, пока она не вышла на улицу. Только тогда он спохватился и выбежал из кафе вслед за ней. Настя шла по направлению к своему дому. Андрей не стал её догонять, но пошёл за ней следом, держа небольшую дистанцию. Так он проводил её до самого подъезда, не произнеся ни слова. Перед тем, как зайти внутрь, Настя остановилась. Она чувствовала, что Андрей стоит неподалёку и смотрит на неё. Элли наблюдала за этой немой сценой, сбитая с толку не меньше своего подопечного. Не выдержав, она воскликнула:

— Вы чего?! Что за ссора на пустом месте?! Придите в себя!

Её никто не услышал. Настя постояла ещё немного молча и, не поворачивая головы, чуть слышно прошептала:

— Прости.

Андрей вряд ли расслышал это, но у Элли был более острый слух.

— Лучше скажи ему, чтобы он не уходил! — закричала она. — Это же в твоих интересах, чёрт возьми! А ты чего стоишь?! — она повернулась к Андрею. — Сделай что-нибудь!

Однако Настя скрылась в подъезде, а Андрей постоял какое-то время молча, глядя в опустевший дверной проём, и пошёл прочь.

— Да что с вами такое?! — в отчаянии вопросила Элли. Ей никто не ответил.

Андрей направился прямиком на вокзал и сел на первый же поезд. Элли не пыталась его остановить, понимая, что у неё всё равно ничего не получится. Как она и ожидала, вернувшись домой, Андрей впал в глубокую депрессию, и ей стоило значительных усилий вернуть его в нормальное состояние.

В следующий раз Андрей побывал в своём родном городке, уже окончив вуз. Он не планировал эту поездку, но ему написал Виталик, как раз приехавший из Москвы навестить родителей, и, всё бросив, Андрей помчался на вокзал. Однако он не мог ускорить поезд и, как ни торопился, сойдя с него по прибытии, всё равно не успел. Когда он примчался, похороны уже закончились. Рядом со свежей могилой не было ни души. Андрей положил на неё букет цветов, наспех купленный им по дороге, и остался стоять, молча глядя на дешёвую табличку, прибитую к кресту, на которой значились лишь фамилия, имя, отчество и годы жизни.

Была поздняя весна. Андрей и Настя больше всего любили именно это время года. Время, когда жизнь расцветает, время, преисполненное надежды. В тот день Андрей перестал любить весну. Заморосил холодный дождь, а он всё стоял и стоял возле могилы, не обращая на это внимания. По его лицу стекали струйки воды, и наблюдающая за ним Элли так и не смогла понять, плакал ли он тогда, или нет. Когда он, наконец, ушёл с кладбища, то промок до нитки и, вернувшись на следующий день домой, тут же слёг с высокой температурой. Жар не спадал несколько дней. Элли всерьёз опасалась, что Андрей может умереть — он толком не лечился и не вызывал врачей. Но всё обошлось. В ночь перед тем, как пойти на поправку, ему приснилась Настя. Она шла куда-то по дороге, извивающейся посреди зелёно-жёлтого поля и зарослей кустарника, навстречу заходящему солнцу. Он пытался её догнать, бежал за ней, но ноги его точно не слушались, и он топтался на месте. Тогда он закричал, позвав её по имени. Она обернулась, посмотрела на него здоровыми глазами, улыбнулась, помахала ему рукой и продолжила свой путь. А он остался стоять и смотрел ей вслед, пока она не скрылась из виду.

Элли было очень непросто вновь внушить Андрею, что он ни в чём не виноват. Она несколько раз ловила себя на мысли, что вместе с ним убеждает и саму себя, убеждает в собственной невиновности. Ей необязательно было ждать действий от Андрея, чтобы помочь Насте, она могла отринуть свою гордость, уговорить К401 работать сообща, и тогда появился бы шанс спасти девушку от смерти. И даже если бы К401 не согласился… Когда Элли думала о том, что могла сделать, но не сделала, каждый раз непроизвольно она вспоминала про Правуила Сумасшедшего. Правуил был одним из старейших архангелов, и ещё несколько веков назад никому бы и в голову не пришло называть его сумасшедшим. Но однажды с ним что-то произошло. Никто не знал точно, что именно. Одни поговаривали, что он провёл неудачный эксперимент с энергией, другие — что забрался в иное измерение и оставил там часть своего рассудка. Так или иначе, когда Элли родилась, все ангелы уже считали, что Правуил окончательно спятил, и старались обходить его стороной. Он обожал говорить и трещал без умолку, испуская потоки отборного бреда. Ему было неважно, слушает ли его хоть кто-нибудь, и обычно его никто не слушал — от его болтовни окружающим начинало казаться, что у них самих потихоньку едет крыша. Во время Второй мировой войны, когда Небеса пребывали под властью демонов, Правуил бесследно исчез. Позже, после изгнания оккупантов в Преисподнюю, некоторые искали его, но безуспешно. Все решили, что он был убит, и на этом успокоились. Тогда Элли тоже не могла сказать, что сожалеет о его уходе. Сожаление пришло спустя годы. Ведь, когда он был жив, Элли слушала его речи, будучи единственным слушателем, и слушала не раз…

Сегодня была пятая годовщина Настиной смерти. Андрей ни разу со дня похорон не посещал её могилу, но часто вспоминал о своей подруге детства, без какого-либо повода. Однако сегодня для воспоминаний был весомый повод. Андрей начал, было, программировать, даже не позавтракав, но работа не клеилась. Он просто сидел на стуле, невидящим взглядом уставившись в монитор. Потом подошёл к комоду, порылся в нём и достал альбом со старыми фотографиями. У него была только одна фотография Насти. На ней он сам, Настя и Илья стояли рядом и улыбались, весёлые и счастливые. Снимок сделала мама Андрея на праздновании его одиннадцатилетия. Достав фотографию, Андрей долго смотрел на неё, потом убрал обратно вместе с альбомом и вернулся к компьютеру, пробормотав себе под нос что-то вроде: «Надеюсь, ты сейчас в лучшем месте, чем это».

Элли задумалась над тем, кем была Настя для Андрея. Просто подругой детства? Вряд ли. Их отношения в представлении Элли лучше чем всё, что она видела в реальной жизни, попадали под определение любви, и всё же… Если они любили друг друга, то почему перестали переписываться? Почему Андрей не приехал навестить Настю раньше, как только представилась возможность? Почему она прогнала его, хотя он искренне предлагал ей помощь, не требуя ничего взамен? Почему он не пытался объясниться, а просто ушёл, когда его прогнали?.. Слишком много «почему», на которые у Элли не было ответов. Порой она думала, что, быть может, Шекспир был прав, когда сказал, что влюблённые клянутся исполнить больше, чем могут, но не исполняют даже возможного. Быть может, она была слишком строга к людям. Или просто чего-то не понимала…

Тоска, которую испытывал Андрей, завладела и Элли. Чтобы избавиться от грустных мыслей, она решила слетать на Форум. Тут всегда происходило что-нибудь забавное. Например, актёрское мастерство некоторых тренирующихся ангелов подходило только для игры в пародиях. Другие ангелы, напротив, уже играли качественно, но от их персонажей как раз требовалось вызывать смех. Были и такие ангелы, которые ничего специально не изображали и тренировки закончили давным-давно, но от одного взгляда на которых можно было развеселиться. Немного полетав по Форуму, Элли повстречала такую парочку. Ангелы шли по дорожке и недовольно переговаривались между собой.

— С малышами всегда сложно, — говорил ангел, выглядевший взрослым мужчиной, единственной одеждой которого были огромные подгузники. — Мой вот памперсы ненавидит. И что они ему плохого сделали?

— И не говори, — ответила большая жёлтая резиновая утка, вразвалку шагающая рядом. — Да и демон мешает жутко. Утопить бы его в ванной!

— Ага, демоны постоянно путают все карты! Только получится убедить моего, что памперсы — это нормально, как заявляется демон и разрешает сдирать их и писать на кровать, дабы над родителями поглумиться!

Элли вспомнила маленького Андрея, вспомнила развод его родителей, и ей стало только хуже. Она продолжила летать по Форуму, но избавиться от тоски никак не получалось. В конце концов, она остановилась и крепко задумалась, что именно её гложет. Чувство вины за смерть Насти? Или за Андрея, который большую часть времени ощущал себя счастливым лишь потому, что жил в мире грёз? Возможно. Но было что-то ещё. Сосредоточившись, Элли словно просеяла свои мысли сквозь сито, отделяющее причины от следствий, и сформулировала вопрос: «Зачем вообще всё это?».

Обычно Элли не очень-то задумывалась над смыслом человеческой жизни. Она просто сводила его к достижению счастья, заведению семьи и потомства. Смысл же жизни ангелов сводился к помощи своим подопечным во всём этом. Но сейчас, задумавшись, Элли засомневалась, что всё именно так. Земля не очень-то напоминала счастливое место, а в некоторых людях было столько зла, что сделать их счастливыми могли лишь боль и страдания других. А в чём смысл потомства? Чтобы жизнь продолжалась, как бесконечный телевизионный сериал? Получается, смысл жизни в ней самой? Но это же бессмысленно! А что до ангелов — если они лишь помощники в чём-то бессмысленном, то и они сами лишены смысла…

Размышляя, Элли представила чайник. Представила, что этот чайник осознаёт себя как личность. Что он может подумать насчёт смысла своего существования? Наверное, всё что угодно. Например, что его смысл в том, чтобы пылиться на полке. Или в том, чтобы как можно дольше не заржаветь. А может, в том, чтобы наоборот, как можно быстрее распасться на атомы. Или в том, чтобы хранить в себе воду, не давая ей испаряться. Или в прославлении своего создателя, которого чайник никогда не встречал, тем или иным способом — например, усердными молитвами или разборкой на детали «неверных» чайников… Лишь создатель чайника знает, зачем он его создал. И, не поговорив с создателем, чайнику никогда не узнать смысла своего появления на свет. Но люди не знают своего создателя и не могут с ним поговорить. И ангелы в этом ничуть не отличаются от людей…

Элли знала, что люди порой думают над смыслом своей жизни и не находят его. В результате этого они погружаются в экзистенциальную пустоту. И не только те из них, кто любит пофилософствовать — экзистенциальная пустота часто охватывала даже тех, кто не ведает значения слова «экзистенциальный». По мнению Элли, именно экзистенциальная пустота была ответственна за большую часть глупостей, совершаемых человечеством. Именно из-за неё люди заканчивали жизнь самоубийством, вступали в секты, совершали жертвоприношения, строили гигантские статуи и усыпальницы, делали татуировки и пирсинг… А сейчас экзистенциальная пустота охватила саму Элли. И Элли понимала, что от этой пустоты необходимо избавиться.

Долго не рассуждая, Элли полетела с Форума во дворец Полли. Хозяйка, как обычно, была дома.

— Привет! — поздоровалась Элли и сразу же огорошила подругу вопросом: — Слушай, ты задумывалась над тем, зачем мы живём?

— Э-э… — Полли слегка «зависла». — Затем, чтобы получать от жизни удовольствие. Тебе так не кажется?

— Удовольствие? — переспросила Элли.

— Ну да. Мне вот нравится создавать вещи с оригинальным дизайном, и я этим занимаюсь.

Призадумавшись, Элли взлетела на открытую террасу, с которой открывался неплохой вид на окрестности. Полли отложила в сторону настольную лампу, напоминающую хвост павлина, и тоже взлетела на террасу, приземлившись рядом с Элли.

— Ты какая-то грустная, — заметила она. — Что-то случилось?

— Да ничего особенного, — Элли пожала плечами. — Просто… а что, если от жизни не удается получать никакого удовольствия?

— Значит, надо стремиться к тому, чтобы удавалось, — ответила Полли. — У нас для этого все возможности есть. Делай, что хочешь, будь, кем хочешь! Если бы демоны временами не набегали, был бы вообще рай!

— Может быть, — Элли смотрела на далёкие горы, тонущие в облачной дымке. — Но мне кажется, смысл жизни не может заключаться лишь в получении удовольствия.

— Почему нет?

— Удовольствия сиюминутны, мимолётны. Получал ты их, не получал, от твоего пребывания в этом мире всё равно не останется и следа…

— Значит, ты думаешь, что смысл в том, чтобы оставить свой след в истории? — уточнила Полли. — Мне нравится ход твоих мыслей! След в истории — это хорошо. Поставь себе цель войти в Верховный совет и иди к ней!

— В Верховный совет не берут ангелов вроде меня, — Элли усмехнулась. — Его состав не менялся уже много столетий.

— Всё когда-нибудь меняется, — возразила Полли. — Но след в истории можно оставить, и не входя в Верховный совет. А вообще, у тебя, по-моему, кризис среднего возраста. Рановато будет.

— Я просто подумала, что мне никогда не узнать, в чём на самом деле состоит смысл наших жизней, — сказала Элли, рассматривая свои ладони. — Возможно, правда в том, что его просто нет.

— Эй, ты чего запечалилась! — воскликнула Полли. — Смысл всегда есть, если ты веришь в него!

— Вера не может изменить реальность, — тихо промолвила Элли. Её руки исчезли, а через секунду появились вновь. — Нас и самих считай, что нет. Всё вокруг — иллюзия и обман. Мы — лишь призраки, бродящие во мгле…

Полли собралась, было, возразить, но Элли улетела прочь. Поглядев ей вслед, Полли вздохнула, пробормотала себе под нос «Молодая ещё» и вернулась к лампе, напоминающей хвост павлина.

Глава 6. Эхо

Элли летала какое-то время по Небесам, подгружённая в размышления. А потом она сделала, пожалуй, самый опрометчивый поступок за всю свою жизнь — спустилась в Преисподнюю.

У ангелов не было никакого закона, запрещающего наведываться к демонам в гости. Постановлением Верховного совета строжайше запрещалось лишь вести боевые действия на территории Преисподней без соответствующей санкции. Однако и без запрета ангелы не стремились встречаться с демонами на их земле — это было чрезвычайно опасно. Демоны тоже крайне редко возносились на Небеса — по той же причине. Исключения составляли массированные вторжения, которых не было со времён Второй мировой войны.

Элли спустилась в Преисподнюю не за тем, чтобы драться, и поэтому ничего не нарушила. Ей хотелось поговорить с кем-нибудь из демонов, спросить, зачем ведётся эта бесконечная война, в чём вообще смысл всего этого. Она не надеялась, что кто-нибудь сможет ей внятно ответить, но она и так знала, что думают на этот счёт ангелы, а вот с демонами ей ни разу не довелось нормально пообщаться. Обычно они либо испускали оскорбления и желчь, либо сразу затевали драку. Однако это происходило на Земле. Возможно, увидев её в Преисподней, они настолько удивятся её наглости, что снизойдут до диалога.

Ангелы не могут так свободно перемещаться по землям демонов, как по Небесам. Верно и обратное. Спустившись в Преисподнюю, Элли очутилась в той её части, которая представляла собой бескрайнюю безжизненную пустыню. Это были приграничные земли, пробраться сразу поближе к основным территориям Элли не могла физически. Когда она вместе с другими ангелами участвовала в налёте на Преисподнюю более ста лет назад, они продвигались другим путём, который был намного темнее, с лавой и всякой дикой жутью. Здесь же было даже больше света, чем обычно бывает на Небесах. Палящее солнце стояло в зените, от раскалённой бледно-жёлтой потрескавшейся земли поднималось дрожащее марево. Пустыня простиралась до самого горизонта, на котором виднелись далёкие каменистые горы. Небо над головой было тёмно-синим, почти космическим, становясь светлым лишь к горизонту, словно атмосфера тут в несколько раз тоньше земной. И вокруг не было ни одного демона.

Внимательно осмотревшись, Элли заметила вдалеке какие-то строения и полетела к ним. Вскоре она приземлилась у окраины небольшого города. Одноэтажные и двухэтажные дома в американском фермерском стиле, деревянные постройки в духе Дикого Запада и невысокие кирпичные строения современной архитектуры чередовались друг с другом. В городе стояла тишина, нарушаемая лишь редким потрескиванием раскалённых камней и случайным дуновением ветра, от которого поскрипывали оконные ставни и незапертые двери.

Элли пошла по улице, осматриваясь и ожидая увидеть демонов в любой момент. Она слышала россказни других ангелов о том, что у архангелов есть система, позволяющая моментально обнаружить появление любого демона на Небесах. Пусть сами архангелы об этом и не говорили, но не бывает дыма без огня. А раз у ангельского руководства есть такие возможности, что-то подобное должно быть и у старших демонов. Если так, то её появление не осталось незамеченным. И кого-нибудь наверняка отправят посмотреть, что она тут делает.

Дома выглядели так, словно несколько лет назад здесь жили люди, но потом все куда-то делись. Вокруг вообще не наблюдалось каких-либо признаков жизни: ни травинки, ни насекомого, ни хотя бы стервятника в небе. Элли миновала несколько кварталов и остановилась у детской площадки. Качели медленно раскачивались от ветра, который то налетал резким порывом, то полностью стихал. Деревянная лошадка на металлической пружине стояла неподвижно, покрывающий её лак растрескался от жары. Глядя на эту лошадку, Элли почти физически ощутила тоску и одиночество, пронизавшие это место. Здесь было больше пустоты и смерти, чем в морге или на кладбище. «Как странно, — подумала Элли. — Я бы предпочла просто умереть, чем остаться здесь навсегда». Тут она вспомнила про Андрея. «А он ведь тоже одинок, — промелькнула у неё мысль. — Почти как я сейчас. Почти: единственное живое существо, которому он нужен — его кот…».

Демоны до сих пор не показались. Элли, конечно, могла углубиться в их земли и очень скоро обязательно наткнулась бы на пару-другую. Но, во-первых, чем дальше бы она забралась, тем сложнее было бы вернуться — она, скорее всего, угодила бы в ловушку. Ну а во-вторых, ей расхотелось с ними встречаться. Наверное, это место подействовало на неё отрезвляюще. Так или иначе, но она сначала вернулась на Небеса, а потом перенеслась на Землю к своему подопечному.

Уже наступил вечер. Андрей как раз включил очередной фильм и сидел на диване с куском пиццы в руке, глядя в экран. Кот Нео примостился рядом и поглядывал на пиццу, словно размышляя, стоит ли стянуть кусочек. Элли села с другой стороны от Андрея и присоединилась к просмотру. Этот фильм она ещё не видела, а ей всегда нравилось посмотреть что-нибудь новенькое. Мучавший её вопрос так и оставался без ответа, просто сейчас она перестала о нём думать, как и люди перестают думать о подобном, чтобы не сойти с ума.

Ночью Элли решила явиться Андрею во сне. Она осталась в своём любимом образе и не слишком заморачивалась с окружающей обстановкой. Как результат, в создании этой обстановки частично поучаствовал мозг Андрея, и она приняла вид ухоженного зелёного парка, смешанного с длинным университетским коридором, который начинался прямо в парке, на земле, но из окон которого открывался вид, как с третьего этажа.

Андрей сидел на лавочке и смотрел на проходящих мимо людей, большинство из которых в упор не замечали расположенный поблизости вход в коридор, а некоторые выходили из этого коридора в парк и возвращались обратно.

— Привет! — поздоровалась Элли, появившись напротив Андрея.

— О, Элли! Привет! — Андрей поднял на неё глаза и улыбнулся. — Я ждал тебя.

— Неужели? — Элли тоже улыбнулась.

— Ну да, я ждал, что ты придёшь.

— Теперь у меня появился персональный ждун! — пошутила Элли и села на лавочку рядом с Андреем.

— Надеюсь, я хоть немного посимпатичней оригинального ждуна, — пошутил Андрей в ответ.

— Ты чего, он же такая лапочка! — Элли ухмыльнулась.

— Тебе нравятся морские слоны или личинки? — весело поинтересовался Андрей.

— Да я вообще животных люблю!

Андрей ничего не ответил. Он вновь принялся разглядывать прохожих, которых постепенно становилось меньше. Элли тоже переключилась на созерцание окрестностей. Её не смущало затянувшееся молчание. Наоборот, оно приносило некоторое успокоение. Элли было достаточно просто находиться рядом с Андреем, чтобы чувствовать себя путешественником, вернувшимся после долгого пути домой. Именно поэтому она и пришла в его сон — с точки зрения накопления энергии сейчас это было абсолютно бессмысленно.

Через некоторое время Элли взглянула на Андрея, и ей показалось, что он хочет что-то сказать, но не может решиться. Он часто бывал в таком состоянии, когда общался с девушками. Элли решила, было, спросить, что его беспокоит, но передумала. Вместо этого она задала вопрос, который беспокоил её саму:

— Слушай, ты думал над тем, зачем мы живём?

— Хм, ты имеешь в виду, в чём заключается смысл жизни? — уточнил Андрей.

— Да.

— Сорок два.

Элли прыснула со смеху и, постаравшись придать своему голосу серьёзность, спросила:

— А если подумать над вопросом меньше семи с половиной миллионов лет и дать менее пространный ответ?

— Хм, тогда я, пожалуй, не знаю, — Андрей пожал плечами.

— И даже предположений никаких нет?

— Ну… — Андрей призадумался. — Вообще, вопрос о смысле в определённом смысле лишён смысла.

— Э-э… чего?

— Я имею в виду, что смысл — субъективное понятие. Как хороший и плохой. Люди придумали вопрос о смысле из-за одного из идолов ума, как он там называется… А, неважно. Короче, малыш спрашивает маму: собачка хорошая, а волк плохой? Или по-другому: воробей полезный, а гусеница вредная? В объективной реальности нет понятий о том, что хорошо, что полезно, а что осмысленно. Эти понятия нуждаются в конкретном субъекте. Поэтому вопрос о том, в чём смысл человеческой жизни, на самом деле некорректен по определению. Его нужно уточнять, например: в чём смысл человеческой жизни для кошек? Ответ довольно прост: в том, чтобы добывать еду и чесать за ушком. Понимаешь, что я имею в виду?

— Боюсь, что да, — удивлённое выражение на лице Элли медленно сменилось широкой улыбкой. — Получается, правильного ответа тут просто нет?

— Именно. Чтобы получить правильный ответ, нужно задать правильный вопрос. Поэтому: для кого конкретно тебя интересует смысл жизни человека?

— Знаешь… — Элли задумалась. — Я полагаю… Да, когда спрашивают о смысле жизни, имеют в виду смысл человеческой жизни для Бога.

— Наверное, — задумчиво согласился Андрей. — Но тут сначала нужно ответить на другой вопрос: существует ли Бог?

— Ха, действительно!

— И тут есть два варианта, — продолжил рассуждать Андрей. — Первый: Бог не существует. Тогда вопрос начисто лишён смысла, и люди сами должны решить, зачем им жить. Второй: Бог существует. В этом случае он наверняка заложил в людей какой-то смысл. Однако и в этом случае люди не могут поговорить с Богом. Раз так, то Бог определённо не стремился к тому, чтобы все люди чётко выполняли конкретную цель, иначе он дал бы чёткие инструкции, и, возможно, периодически напоминал бы о выполнении этой цели, иногда крича в ухо вместо будильника. Ну а раз этого не происходит, то Бог не против того, чтобы люди сами находили для себя смысл своего существования. Возможно, найти смысл — и есть смысл существования людей для Бога.

— Логично, — после небольшой паузы откликнулась Элли. — Даже более чем логично! Ты — самый крутой философ из всех, что я знаю!

— Должно быть, ты знаешь очень мало философов, — отмахнулся Андрей. — Я просто начитался всякой мути и умею рассуждать, не более.

— Ты просто скромничаешь! — весело заявила Элли. — В любом случае, ты останешься самым крутым философом конкретно для меня! Это будет моё субъективное мнение!

— Ну, раз ты обо мне такого высокого мнения… — Андрей улыбнулся и, точно набравшись храбрости, продолжил: — …то у меня есть для тебя подарок.

Осмотревшись и обнаружив, что поблизости нет ни одного прохожего, он полез в карман и достал оттуда золотое кольцо с изумрудом. Увидев кольцо, Элли непроизвольно подскочила на ноги от неожиданности.

— Без паники! — воскликнул Андрей. — Это всего лишь кольцо!

— Но, получается, это ведь значит, что… — Элли в растерянности перевела взгляд с кольца на Андрея.

— Понимаешь, мне просто очень захотелось сделать тебе подарок, который бы означал… — Андрей замялся и тоже поднялся на ноги. — Послушай… у меня никого не осталось. Все или умерли, или ушли, или очень далеко. Все, кроме тебя. Не знаю, зачем я тебе нужен… Для меня это неважно. Думаю, ты существуешь и вне моей головы, поэтому я хочу подарить тебе это кольцо как знак того, что ты мне нужна и что я прошу тебя остаться. Если оно тебе не нравится или надоест, можешь не брать или потом выбросить — я не обижусь, честно. И я не прошу тебя делать что-либо особенное… Просто не уходи, ладно?

Элли посмотрела на Андрея, потом на кольцо, которое он держал в руке, потом опять на Андрея. Она подумала, что если была бы человеком, то наверняка расплакалась бы. Но ангелы не умеют плакать. Поэтому Элли просто взяла кольцо.

— Красивое, — сказала она, повертев кольцо перед лицом, а потом, долго не размышляя, надела украшение на безымянный палец правой руки. — Спасибо.

Подняв глаза на Андрея, Элли подлетела к нему и крепко обняла его, а он обнял её в ответ.

— Я никуда не уйду, обещаю, — тихо промолвила Элли, уткнувшись Андрею в плечо. На этом сон закончился.

Элли оставила кольцо красоваться на пальце, хотя до этого никогда не использовала ювелирные украшения в качестве деталей своего облика. Строго говоря, она и сейчас осталась верна себе — кольцо сделал Андрей. Вскоре она обнаружила, что это кольцо оказалось куда долговечней, чем она ожидала — с ним ничего не произошло, даже когда Андрей проснулся. Обычно люди были не способны создать на Небесах что-нибудь со сроком жизни, превышающим продолжительность сновидений. А это кольцо вело себя так, будто его сделал кто-то из ангелов. И кто-то искусный, вроде Полли — кольцо выглядело до подозрительности настоящим.

Сейчас от былой тоски не осталась и следа — Элли чувствовала себя почти счастливой. Вопрос о смысле жизни перестал её волновать, ей хотелось просто жить. Она полетела к Полли в гости и как раз застала её возвращающейся от подопечной.

— Как дела у Дайаны? — поинтересовалась Элли.

— Да всё как обычно, — отмахнулась Полли. — Лучше расскажи, как у тебя дела! Продолжаешь грустить из-за иллюзорности мира?

— Да нет, я смирилась, наверное, — Элли улыбнулась.

— И правильно! — одобрила Полли. — Как говорится: не можешь изменить ситуацию — измени своё отношение к ней!

— Ну да, — Элли подняла правую руку ладонью к лицу. — Посмотри, что мне Андрей подарил!

— Ого! — Полли подлетела поближе и с удивлением уставилась на кольцо. — Он сейчас спит, да?

— Уже нет.

— Любопытно, однако… Очень хорошая работа. Должно быть, это переизбыток мозгов сказался… Подожди, он тебе что, предложение сделал?!

— Да нет, просто кольцо подарил! — торопливо ответила Элли.

— Ну как же, просто, — Полли расплылась в понимающей улыбке. — Ишь до чего активная работа с подопечным доводит!

— Всё совсем не так! — смущённо воскликнула Элли.

— Да тут ничего такого и нет, не переживай, — Полли похлопала её по плечу. — Если клиент на тебя запал — выработка энергии гарантированна, так что продолжай в том же духе!

— Я не хочу, чтобы он на меня западал! Ему нужно найти настоящую девушку!

— Так одно другому не мешает, — усмехнулась Полли. — Найдёт он себе материальную дамочку, не волнуйся. А когда найдёт, — Полли понизила голос и заговорщически подмигнула, — то ничего не изменится — адюльтер во сне за адюльтер не считается!

— Блин! — Элли рассмеялась. — Я бы подумала над организацией эротических снов, но я и так с планом справляюсь, спасибо!

— Главное — иметь возможность, а пользоваться ей или нет — второй вопрос, — авторитетно заявила Полли.

— Буду иметь в виду.

— Кстати, я совсем не удивлена, что Андрей хочет тебя в жёны, — заметила Полли. — Помнишь, ты рассказывала, как за него сражалась? Любой бы захотел тебя в жёны после такого!

— Он об этом не знает, вообще-то, — тихо промолвила Элли. Она тут же вспоминала о том случае, про который упомянула её подруга. Это произошло три с лишним года назад. Вечером того дня Андрея угостила пирожками собственного приготовления женщина из соседнего подъезда, и Элли это показалось подозрительным — у этой женщины был лишь демон-покровитель, она была намного старше Андрея и он не успел заслужить её благодарность. Поэтому Элли не стала улетать на Небеса и решила провести ночь возле подопечного.

После полуночи, почти сразу после того, как Андрей уснул, внимание Элли привлёк Нео. Тогда он был ещё котёнком. Нео только улёгся на свой коврик, но внезапно подскочил и уставился в окно, хотя там никого не было. Потом он быстро запрыгнул на кровать, где спал Андрей, забрался ему на бок, и, весь ощетинившись, зашипел в сторону окна. Андрей лишь недовольно пробурчал что-то, до конца не проснувшись, и тут же опять погрузился в сон. А Элли поднялась со стула, на котором сидела, и пристально вгляделась в тёмное окно. Спустя несколько секунд она увидела причину беспокойства котёнка: к окну подлетела жуткая тварь и зависла прямо перед ним в воздухе.

Элли сразу узнала её. Это была прилипала. Она выглядела как голый человек с серой кожей, у которого отсутствовали половые признаки, волосы, уши, нос и глаза. Рот походил на ротовое отверстие пиявки с рядами маленьких и острых зубов. Пальцы на руках были очень длинными, с изогнутыми ногтями, а ступни ног напоминали лапы земноводного. Прилипала пролетела сквозь окно, остановилась и повернулась ртом к Элли.

— Ангеллл? — тихим голосом, от звуков которого у среднестатистического человека кровь бы застыла в жилах, прошипела прилипала. Однако у Элли не было крови.

— Ангел, — ответила она, чувствуя, как внутри неё поднимается ярость, совсем как в тот миг, когда она увидела ослепшую Настю.

— И коттёноккк, — констатировала прилипала, повернувшись ртом к шипящему Нео. Ей не нужны были глаза, чтобы видеть, как не нужны они и ангелам с демонами. — Но коттёноккк — не проблеммма.

Прилипала устремилась, было, к Андрею, однако Элли резко преградила ей дорогу.

— Ты хочешшшшь драттьсся? — спросила прилипала, остановившись.

— Нет, — честно ответила Элли. — Просто проваливай.

— Не моггу: договворрр, — так же честно прошипела прилипала. — Оттойди в сссторону, или поссстрадаешшшшь.

— Значит, пострадаю, — твёрдым голосом откликнулась Элли, сосредоточившись и не спуская глаз с противника.

— Как пожелаешшшшь, — прилипала одним прыжком достигла Элли и попыталась ударить её, но та в последний момент успела схватить за запястья обе руки, занесённые для удара, и крепко сжала их. Прилипала силилась вырваться из захвата, однако у неё никак не получалось. Тогда она попыталась укусить Элли, щёлкая своими мелкими зубами прямо у неё перед лицом, но не могла дотянуться. Несколько секунд Элли точно не обращала внимания на все попытки противника атаковать и просто стояла, погрузившись в собственные мысли, а затем резко дёрнула руками вперёд-назад. Прилипалу сначала отбросило, а потом притянуло к ангелу, при этом она точно перекувыркнулась через саму себя: там, где был затылок, появилось лицо, и наоборот. Элли по-прежнему удерживала запястья прилипалы, но теперь она оказалась у жуткой твари за спиной, хотя и не сдвигалась с места. Прилипалу, между тем, начало потряхивать, и по её серой коже пошли электрические всполохи, словно её распирало от энергии.

— Однако… — удивлённо проговорила прилипала. Элли просто отпустила её — и прилипалу тут же унесло прочь, будто ядро из пушки.

Наблюдавший за этим действом Нео успокоился, спрыгнул с кровати, подошёл к ногам Элли и принялся мурчать, безуспешно пытаясь о них погладиться. А Элли глядела в тёмное окно, за которым исчезла прилипала, и не могла успокоиться. «Она была сильнее, — мысли проносились одна за другой. — Намного сильнее. Она бы вырвалась из захвата за мгновение. Я бы ничего не смогла сделать. Ничего… Но всё получилось. Даже лучше, чем я рассчитывала…». Элли слишком хорошо осознавала, что должна была проиграть в этом поединке. Но у неё был свой секрет. Тайна, о которой она не поведала никому…

Утром следующего дня к соседнему подъезду приехала машина скорой помощи. Элли вышла посмотреть, что происходит, и её ожидания подтвердились: врачи забрали женщину, угостившую Андрея пирожками, — у неё одновременно отказали обе почки. Пока медики выносили её на носилках, бледную, с торчавшими из живота и груди шипами, невидимыми для человеческих глаз, Элли увидела, что её сопровождает демон-покровитель. Он выглядел небольшим коренастым черноволосым мужчиной с маленькими рожками. Демон смотрел на свою подопечную с искренним сочувствием и досадой. Заметив Элли, он тут же рассвирепел.

— Это твоих рук дело! — закричал он. — Я точно знаю! И как ты только умудрилась, а?! Всё было так хорошо, пока ты не вмешалась! Поганая сучка!

Демон запустил в Элли огненный шар, но тот пролетел мимо. Промах, скорее всего, был преднамеренным: демон боялся нападать, не понимая, как ангелу удалось победить прилипалу. Элли никак не ответила на атаку.

— Ничего, я до тебя ещё доберусь! — пообещал демон. — Ты ещё познаешь боль потери! Вот увидишь!

Пока он это говорил, его подопечная была жива. В больнице врачи подключили её к искусственной почке и пытались спасти ей жизнь, как могли, но у них не получилось: на закате того же дня она умерла от остановки сердца. Никто из медиков так и не понял причину.

Элли могла и не делать того, что сделала. Она могла просто изгнать прилипалу, и на это ушло бы меньше энергии. Однако в тот момент она испытывала такую ярость, что не сдержалась. Увидев прилипалу, она почувствовала причину её вызова и поняла заложенную ей программу. Вызов этой прилипалы не был обусловлен отмщением или желанием получить что-нибудь для себя. Прилипала должна была нанести тяжёлый вред здоровью Андрея, и этот вред и был самоцелью. Эта женщина получала удовольствие от осознания того, что смогла испортить кому-то жизнь, а если жертва вскорости умирала — ещё лучше. Она ненавидела окружающих, пряча это за маской дружелюбия. Элли не могла понять такое бессмысленное зло ради зла. Даже демон-покровитель этой женщины казался более человечным, поскольку испытывал к ней привязанность, а она не ощущала тёплых чувств ни к кому, кроме себя. Осознав всё это, Элли отправила прилипалу обратно, переписав ей договор, и та ударила по вызвавшей её женщине с удвоенной силой. У демона-покровителя не было ни шанса на то, чтобы помочь своей подопечной, хотя он наверняка хотел…

— И как всё-таки у тебя получилось одолеть прилипалу? — вопрос Полли вывел Элли из воспоминаний.

— Повезло, главным образом, — слукавила Элли. — Я же тебе рассказывала, да? Я её долго сдерживала, пока она совсем не выдохлась, а потом пинком отправила прочь.

— Тебе взыскание за растрату энергии так и не сделали?

— Нет, растрата была сравнительно небольшая, я в топ-лист растратчиков не попала.

— Действительно повезло. Я ни от кого не слышала, чтобы такой малой кровью от прилипалы полностью избавлялись.

— Ну да. Видимо, её плохо зарядили, — опять соврала Элли, ничуть не изменившись в лице. Она немного жалела о том, что рассказала про прилипалу Полли. Не сделай она этого — не пришлось бы лгать.

— Лично я с прилипалами два раза дралась, и оба раза неудачно, — поведала Полли. — Не то, чтобы совсем без толку — успела их хорошенько пулями нашинковать. Но потом меня просто отшвыривали и атаковали клиента. Слабей, конечно, чем если бы я совсем не вмешивалась, но всё равно ощутимо. Твоя тактика, наверное, хорошо подойдёт для не слишком сильной прилипалы, иначе я не представляю, как её сдерживать.

— Так и есть.

— Не думала о своём подвиге Андрею во сне рассказать?

— Боюсь, он не поверит, — ответила Элли. — Он же материалист. Он не верит даже, что я существую. Скорее, он хочет в это верить.

— Беда с этими головастиками, — заметила Полли. — Всё-таки от переизбытка мозгов больше вреда, чем пользы. Думают, что знают всё на свете, а на деле не видят дальше собственного носа.

— Может быть.

Элли пообщалась ещё немного с подругой, а потом полетела заниматься своими обычными делами. Она возобновила посещение тренировок у ДЛ12, пропустив пару по причине экзистенциального кризиса. Как и обычно, регулярно наведывалась к Андрею и проводила с ним много времени, но не во сне. Кольцо, которое он подарил, оставалось в неизменном виде, что радовало и удивляло одновременно. Сам Андрей тоже вел себя, в целом, как обычно. После годовщины Настиной смерти он, однако, перестал переписываться с девушкой, с которой у него, вроде, наладилось нормальное общение в сети, и опять сосредоточился на программировании. Впрочем, это укладывалось в обычное поведение Андрея. Единственно, он как-то уже очень рьяно налегал на один некоммерческий проект, которым сейчас занимался, словно хотел закончить его как можно быстрее.

Так прошли несколько дней. Очередной ночью Элли решила опять присниться Андрею, чтобы напомнить ему о том, что программирование — это, конечно, хорошо, но полностью забивать на личную жизнь всё же не стоит. Однако, по большей части, ей просто хотелось поговорить с ним. Он в этот раз лёг спать непривычно рано для себя — в десять вечера — и Элли тоже не стала тянуть. Она совершила почти все необходимые действия для организации сна и обнаружила, что не может сделать главного — выйти на связь с Андреем. Что-то подобное она чувствовала, когда во время последнего вторжения демонов пыталась найти Михаила. Андрей не умер, иначе бы она об этом уже знала, но с ним что-то было не так. Его сознания, или души, будто не было на месте. Элли не на шутку разволновалась, не зная, что предпринять. С её подопечными никогда такого не случалось. Она собралась, было, перенестись на Землю и разбудить Андрея, пусть это и стоило бы значительных энергозатрат, но тут она ощутила нечто странное: приглашение, словно Андрей сам протягивал ей руку, но откуда он это делал, оставалось неясным. Долго не раздумывая, Элли приняла приглашение, протянув руку в ответ. И вот она уже очутилась рядом с ним. Прошло какое-то мгновение, но Элли показалось, что расстояние, которое она преодолела, просто чудовищно огромное.

— Привет, Элли! — поздоровался Андрей, глядя на неё и улыбаясь.

— Привет, — машинально откликнулась она, озираясь по сторонам. — Где это мы?

— Это Эхо, — ответил Андрей. Посмотрев на правую руку ангела, он воскликнул: — О, ты сохранила кольцо!

— Конечно сохранила, — Элли разглядывала начинавшиеся поблизости заросли необычного вида кустов и деревьев, лишь мельком взглянув на Андрея. Вокруг росла высокая зелёно-жёлтая трава. Кустарник и деревья чередовались с ней, образуя нечто вроде густой саванны. Из зарослей периодически доносились пронзительные звуки, напоминающие крики каких-то неизвестных птиц. В траве неподалёку что-то громко стрекотало — слишком громко даже для кузнечика-переростка. Вся окружающая обстановка выглядела подозрительно реалистичной для простого сна, где всегда можно найти нечёткие детали, на которых не получается сфокусировать взгляд. Большинство мест на Небесах отличались куда большей долей реализма, но, если приглядеться, складывалось впечатление, что окружающее пространство словно приглажено и причёсано. Здесь же такого впечатления не было и в помине. Элли казалось, что она находится на Земле.

— Ты сказал «эхо»? — Элли, наконец, отвлеклась от созерцания окрестностей. — Что ты имеешь в виду?

— Оно так называется — то, где мы сейчас находимся, — ответил Андрей.

— Хм… если честно, я не понимаю, — призналась Элли. — «Эхо» — это что, какая-то местность в Африке?

— Хм… — Андрей задумался. — Вряд ли это Африка. Скорее, Северная Америка. Или Южная Сибирь, я не уверен.

— Сибирь?!

— Ну, я сейчас не про Эхо в целом, а про то, где мы конкретно находимся, — пояснил Андрей.

— Я совсем запуталась. И какая это Сибирь?! И вообще… — Элли осеклась, потому что её отвлёк недостаточно громкий, но достаточно пугающий звук. Это был звук шагов. Элли повернулась к источнику звука и увидела, что со стороны Андрея сюда идёт самый настоящий тираннозавр.

— Это тебе снится? — почти спокойно поинтересовалась Элли, стараясь не паниковать. А причина для паники у неё была — она не понимала, что вообще происходит.

— Не совсем снится, — ответил Андрей. Он остался совершенно спокойным даже после того, как тираннозавр издал угрожающий громогласный рык. — Точнее, это вообще не сон. Хотя моё тело, наверное, сейчас выглядит спящим… Большой, правда? С детства мечтал взглянуть на него вживую!

— Вживую?! — Элли становилось всё труднее сохранять самообладание. — Мы что, в прошлое перенеслись?!

— Не совсем. Это Эхо… А, ты ведь не знаешь…

— Бежим! — закричала Элли, потому что тираннозавр был уже совсем близко.

Андрей, однако, не сдвинулся с места. Элли схватила его за руку и попыталась перенестись вместе с ним на Небеса, но ничего не вышло. Это заставило её по-настоящему запаниковать. Нужно было срочно что-то предпринять, а она потеряла уверенность в собственных силах. Если это не сон, то у неё вряд ли получится хоть что-нибудь сделать гигантскому ящеру. Но ящер явно их видит… Почему? Он как кот? Но тогда он, в свою очередь, ничего не сделает ей… А Андрею?..

— Успокойся, всё в порядке, — беззаботно произнёс Андрей. — Смотри!

Тираннозавр уже завис над ним, приоткрыв пасть с рядами длинных и острых зубов. Андрей поднял левую руку — и гигантский ящер взмыл в воздух, издав удивлённое порыкивание. Андрей принялся неторопливо вращать ладонью из стороны в сторону — и тираннозавр покачивался в воздухе вслед за ней. Выглядело это так, словно он танцует.

— Как ты это делаешь?! — потрясённо спросила Элли, непроизвольно отпустив Андрея и уставившись на левитирующего ящера с открытым ртом.

— Легко и непринуждённо, — весело откликнулся Андрей. — Ладно, дружок, досвидос!

Он махнул ладонью — и тираннозавр отлетел далеко назад, приземлился, но не смог удержать равновесие и свалился на бок. Поднявшись на ноги, он издал протяжный рык, развернулся и принялся улепётывать.

— Всё это было так давно, что трудно представить, — Андрей повернулся к Элли. — Поэтому здесь у всего совсем другие энергетические потенциалы — намного более низкие. Мы с тобой были бы призраками на современной Земле, а здесь — почти боги.

— Я не… — Элли не могла даже сформулировать вопрос. Поток новой информации был слишком большим, и её сознание впало в ступор, пытаясь самостоятельно разложить всё «по полочкам».

— Эхо, да? — Андрей улыбнулся. — Я попытаюсь объяснить. Реализованная реальность — она как корабль, плывущий по глади пространственно-временного континуума. От движения этого корабля остаются волны. И каждая волна — это тоже реальность, в которой повторяется то, что уже было. Все эти волны как бы воспроизводят то, что происходило на корабле. Они являются копиями прошлого, отголосками реальности — её эхом. Потому они так и называются — Эхо. Время, на самом деле, двумерно… Как минимум двумерно. И у каждого отголоска реальности своя одномерная временная шкала. Поэтому если что-то изменить здесь, это никак не отразится на корабле реальности, поскольку не создаст причинно-следственных связей. Однако, как волны от движения корабля убывают с расстоянием, так и далёкие по времени отражения реальности теряют энергию, становясь всё более и более тонкими мирами. Поэтому я смог отшвырнуть тираннозавра просто силой мысли. Впрочем, для тех, кто здесь живёт, мир кажется всё таким же реальным. Возможно, и мы с тобой живём не в корабле реальности, а тоже в Эхо, только в более близком по времени и с более высоким энергетическим потенциалом…

— Откуда ты всё это знаешь? — после короткой паузы спросила Элли.

— Мне рассказали.

— Кто?

Андрей лишь пожал плечами.

— Пойдём, я тебе кое-что покажу, — он протянул ей руку. С секунду подумав, Элли приняла приглашение, а через мгновение вместо густой саванны вокруг возник лес. Впереди, за деревьями, сверкало озеро.

— Да, это здесь, — сказал Андрей. — Узнаёшь?

Элли проследила за его взглядом и потрясённо охнула: на берегу озера на поваленном бревне спиной к ней сидели двенадцатилетние Андрей и Настя, оживлённо болтая. Рядом с Андреем стояла сама Элли в виде двенадцатилетней девчонки, рядом с Настей — К401 в образе семнадцатилетнего парня.

— Не волнуйся, они нас не видят и не слышат, — заверил «настоящий» Андрей. — Для них этот мир — единственный реальный, для них ещё не случилось того, что для нас уже прошлое. Занятно, правда? Время жутко относительно.

— Да… — только и смогла вымолвить Элли.

— Мне кое-что нравится во всем этом: прошлое не уходит насовсем, — сказал Андрей. — Оно по-прежнему живет, и всегда будет жить — где-то там, в одном из бесконечных отзвуков реальности. Где-то там этот день никогда не закончится. Где-то там для каждого человека можно найти Эхо, в котором он счастлив…

Элли не знала, что ей сказать, и можно ли тут сказать хоть что-нибудь. Ей казалось, что её картину мира разбили на тысячу кусков, а потом ещё и пропустили их через мясорубку. Ей и раньше приходилось удивляться, но настолько сильно за сто пятьдесят с лишним лет — ни разу.

— Боюсь, нам пора возвращаться, — вывел её из ступора Андрей. — Я тебя провожу.

Элли кивнула. Но, похоже, Андрей не торопился.

— Я рад, что ты осталась, — сказал он, смотря ей в глаза.

— А должно было быть по-другому? — спросила она.

— Просто в какой-то момент мне показалось, что, в конечном счёте, я останусь один, — объяснил Андрей.

— Глупость какая.

— Да, ты права, как обычно.

— И вообще: я ведь обещала, что останусь, — напомнила Элли.

— Люди редко выполняют такие обещания, — Андрей вздохнул.

— А кто сказал, что я человек? — подобные вещи крайне не рекомендовалось говорить подопечным, но сейчас Элли думала, что она сама не знает по сравнению с Андреем почти что ничего.

— Да, действительно, — Андрей улыбнулся. — Что ж, увидимся!

— Обязательно! — Элли тоже непроизвольно улыбнулась.

Через мгновение она вернулась в Долину сновидений. Андрея рядом не было. У Элли, однако, сейчас появилось предостаточно пищи для размышлений в одиночестве. Ей хотелось понять, свидетелем чего она стала, и этим она и решила заняться.

Глава 7. Метка смерти

Принявшись размышлять над увиденным и услышанным, Элли, первым делом, определилась, что всё это может и не быть истиной. Нельзя сходу отметать, что информацию об Эхо сформировало подсознание Андрея, а Элли просто попала в его сон. Именно так она бы и подумала, если бы не слишком странный характер «сна» и, главное, не проблемы, которые у неё возникли при попытках проникнуть в «сон» и вернуться обратно на Небеса. С настоящими снами у неё никогда не было подобных трудностей.

У всех ангелов есть связь с подопечными. Она, помимо прочего, позволяет их чувствовать и понимать намного лучше, чем всех остальных людей. Благодаря этой связи Элли могла с уверенностью сказать, что тираннозавра отбросил именно Андрей, и что он говорил ей только правду. Однако говорить правду и говорить истину — две разные вещи. Андрей мог честно заблуждаться. Впрочем, поразмыслив, Элли решила принять за факт, что Андрею действительно кто-то рассказал про Эхо, а не он сам это придумал. И, что немаловажно, Андрей не знает личность этого рассказчика. Соответственно, рассказчик может быть кем угодно и преследовать какие угодно цели, а информация об Эхо может быть как истинной, так и ложной. Получалась практически полная неопределённость. Внести больше ясности в этот вопрос показалось Элли важной задачей. Дело в том, что ангелы ничего не знали ни о каком Эхо, а если отдельные ангелы и знали что-то, то тщательно скрывали это от остальных. Появлялась вероятность наличия огромного пробела в знаниях об окружающей действительности, а ангелы всегда стремились к хорошему пониманию мира, в котором жили.

Немного подумав, Элли сформировала целый план дальнейших исследований вопроса о существовании Эхо. В соответствии с планом, она собиралась поискать информацию в Ангельских Архивах, которая могла бы косвенно указывать на присутствие множественных отголосков реальности. Также она планировала расспросить всех знакомых ангелов, слышали ли они о чём-нибудь подобном. Она, правда, не собиралась говорить о том, что про Эхо ей рассказал её подопечный, поскольку это могло оскорбить других ангелов, убеждённых, что люди не способны знать что-то, неизвестное ангелам. Вместо этого она придумала легенду, что слышала, как про Эхо обмолвились в разговоре два демона. Кроме того, она намеревалась подробней разузнать у Андрея про того, кто сказал ему об Эхо и о том, как в него проникнуть. Конечно, вряд ли Андрей запомнил что-нибудь, что позволит сразу идентифицировать рассказчика, но попытаться всё равно стоило.

Когда в городе, где жил Андрей, часы пробили полночь, Элли почувствовала ни с чем не спутываемое ощущение в своей правой руке. Она уже чувствовала это ощущение дважды, но сейчас за размышлениями не сразу обратила на него внимание. Однако ощущение никуда не уходило, и вскоре сознание Элли подало ей тревожный сигнал. Отвлекшись от раздумий, она взглянула на свою правую ладонь и в первую секунду просто не поверила в то, что увидела. Затем пришло осознание, а вместе с ним и ужас, хотя его Элли не должна была испытывать. На её ладони светился белым светом анх, вписанный в круг, и она слишком хорошо понимала, что это означает…

В панике Элли попыталась убрать анх, как какую-то ошибку, но ничего не получилось. Она начала трансформировать свою руку: щупальце осьминога, медвежья лапа, крыло сокола, лапка богомола, клешня краба… Светящийся знак немного изменялся вместе с рукой, но никуда не исчезал. Тогда Элли убрала правую руку совсем. На месте образовавшейся пустоты ничего не светилось. Переведя взгляд, Элли увидела, что теперь символ красуется у неё на плече.

Вернув руку, после чего анх в круге переместился на прежнее место, Элли стремглав полетела к своей подруге. Как и следовало ожидать, она застала Полли дома. Ничего не говоря, Элли показала ей светящийся знак.

— О… — Полли помрачнела. — Бедняжка! Сочувствую! Это всегда нелегко.

— Как же так? — тихо промолвила Элли. — Почему сейчас?

— Люди в любом возрасте умирают, — сказала Полли. — Но ничего, сейчас динамика численности населения положительная, так что всё в порядке. Уже завтра получишь нового подопечного, маленького и хорошенького! Пелёнки, подгузники и всё такое!..

— Андрей! Он же… — спохватилась Элли. — Я должна быть с ним!

— Главное, не принимай всё близко к сердцу! — крикнула Полли ей вслед.

Элли переместилась к Андрею и нашла его мирно спящим в своей спальне. Она собралась, было, выйти с ним на связь во сне, но тут он, как назло, проснулся. Сейчас было лишь немногим больше полуночи, и в такое время Андрей обычно только ложился спать. Однако сейчас была необычная ситуация, и Элли стало казаться, что сам Андрей это тоже чувствует.

Все ангелы без исключения получали светящийся анх в круге на свою правую руку (или её ближайшую замену) в полночь того дня, в который их подопечный должен был умереть. Этот анх часто называли меткой смерти. Она оставалась на руке вплоть до смерти подопечного, а потом бесследно исчезала. Порой случалось так, что ангелы не успевали даже заметить метку, а их подопечный уже был мёртв. Бывало и так, что с меткой приходилось ходить почти двадцать четыре часа. Большинство же случаев находились где-то посередине.

Элли слышала про метку смерти две вещи:

1) её ставит Источник;

2) её невозможно нарушить.

Зачем метка смерти вообще появляется, никто достоверно не знал. Однако все исследователи данного вопроса единодушно сходились во мнении, что предсказание, которое даёт метка насчёт подопечного, по принятой у ангелов классификации относится к четвёртому типу. Надо сказать, что эта классификация неплохо делила все возможные пророчества по причинно-следственным связям, их породившим. К первому типу относили предсказания, сделанные наугад. Наиболее высокомерные ангелы считали, что все без исключения пророчества, совершённые людьми, относятся к первому типу, другие допускали возможность большего разнообразия. Ко второму типу относили предсказания, которые описывали картину будущего, полученного в результате действия всех сложившихся в настоящий момент причинно-следственных связей, кроме самого предсказания. Сам факт озвучивания предсказания второго типа изменял будущее, как измерение, выполненное над квантовой системой, изменяет эту систему. Поэтому такие предсказания нечасто сбывались — их было слишком легко нарушить. К третьему типу относили предсказания, которые, ко всему прочему, учитывали, что будут услышаны определённым кругом лиц, и эти лица начнут действовать в своих интересах, то есть будут стараться либо не допустить наступления предсказанных событий, либо способствовать их наступлению. Такие пророчества отличались куда большей стойкостью к любым манипуляциям и обычно исполнялись, хотя их и можно было нарушить непоследовательными или нелогичными действиями. Наконец, к четвёртому типу относили предсказания, причинно-следственные связи которых шли не из прошлого, а из будущего. Такие пророчества, по сути, являлись вовсе не пророчествами, а констатациями фактов. Любой, кто услышал предсказание четвёртого типа, уже находился в той версии реальности, в которой всё предсказанное обязательно произойдёт. Поэтому изменить что-либо, содержащееся в предсказании четвёртого типа, невозможно по определению.

Несмотря на широко известное мнение всех исследователей о метке смерти, как о предсказании четвёртого типа, периодически находились ангелы, которые хотели это опровергнуть. Во время Второй мировой войны наблюдался целый бум таких желающих, поскольку для многих ангелов вопрос спасения подопечного был неразрывно связан с собственным выживанием, и никакие доводы коллег и запреты Верховного совета тут не работали. Некоторые ангелы, экономя энергию, лишь немного изменяли траекторию движения пули или штыка, чтобы превратить потенциально смертельное ранение в несмертельное. У других ангелов получалось направить все осколки от близкого взрыва гранаты мимо или отклонить артиллерийский снаряд от точки, в которую он должен был попасть в соответствии с законами физики. Ходили слухи, что кое-кто умудрялся даже останавливать пулю на лету… И всё тщетно. Спасённый от одной опасности, подопечный тут же умирал от другой. Обмануть метку смерти ещё не удавалось никому. А если кому-то это и удалось, Элли никогда о таком не слышала.

Проснувшись, Андрей какое-то время просто лежал в кровати, пытаясь вновь заснуть. А Элли смотрела на него и силилась понять, что же произойдёт. Как он умрёт? Он ведь выглядит совершенно здоровым, да и чувствует себя нормально… Элли перевела взгляд на Нео. Кот беззаботно дрых на своём коврике и в ус не дул. Немного понаблюдав за ним, Элли решила, что он не подозревает о грядущем событии. Ангелы знали, что кошки чувствуют приближение смерти своих хозяев, если она вызвана какой-либо болезнью. Раз так, Андрей умрёт не от болезни. Вероятней всего, это будет несчастный случай…

Так и не заснув, Андрей поднялся и пошёл к компьютеру, хотя сейчас и была глубокая ночь. Включив его, он принялся дописывать одну из своих программ с открытым исходным кодом. Элли не помнила, чтобы Андрей вот так посреди ночи работал над проектом, у которого не поджимают сроки сдачи, и ей показалось, что он словно хочет успеть закончить дела, на которые хватит оставшегося времени. Однако он не выглядел взволнованным, испуганным или печальным. Напротив, он был спокоен, да и не слишком торопился. Это сбивало Элли с толку. Ей очень хотелось поговорить с Андреем, но сейчас она не могла этого сделать.

Пытаясь последовать совету подруги, Элли сосредоточилась на коде, который писал Андрей, чтобы не думать ни о чём другом. Поначалу у неё получалось, и она даже успешно начала предугадывать, что Андрей напишет следующим делом. Но время шло, и роковой момент неотвратимо приближался. Не думать о нём становилось всё труднее, и, в конце концов, она перестала следить за доработкой программы.

«Сегодня Андрей умрёт, — думала Элли. — И я его больше никогда не увижу… Мне должно быть всё равно, да? На моих глазах уже умерли двое подопечных, и я пережила это достаточно спокойно. Почему сейчас должно быть не так? Андрей намного моложе, поэтому? Они тоже не были дремучими стариками, но успели обзавестись внуками, а у Андрея и детей-то нет… Не все заводят детей. И люди действительно умирают в любом возрасте. Такова природа вещей. Глупо пытаться отрицать объективную действительность. Люди смертны, и смертны внезапно. Нужно принимать реальность такой, какая она есть… Но я не хочу! Не хочу, чтобы он умирал!..».

Элли не была обязана оставаться с Андреем в последний день его жизни. Как говорил К401, качать энергию, выполняя план, — единственная законодательно закреплённая обязанность ангелов. Риск остаться без подопечного сейчас отсутствовал, и поэтому у Элли не было объективных причин для беспокойства. Однако она всё равно его испытывала, и оно нарастало.

Ангелы лучше людей знали, что происходит с последними после смерти. Энергетическая структура, которая управляет человеком и которую традиционно называют душой, в момент смерти теряет свою связь с телом, после чего устремляется к Источнику или к Бездне. А вот что происходит потом, ангелы не знали. Некоторые думали, что личность человека безвозвратно стирается, другие — что он реинкарнирует со временем, третьи — что уходит куда-то ещё. Но Элли знала главное — ангел-хранитель уже никогда не встречает своего подопечного после его смерти. А значит, для неё Андрей умрёт навсегда.

«А ведь когда Андрея не станет, почти никто и не заметит, — подумала Элли. — Жизнь будет продолжаться, и ничего не изменится». Мать Андрея умерла незадолго до смерти Насти, а что с отцом — он не знал. Его тётя и дядя жили в другом городе, и им не было до него дела. Возможно, они вспомнят про него, когда он умрёт, только из-за дележа наследства. А его друзья… они все слишком далеко и, наверное, даже не приедут на похороны. На них, пожалуй, будет лишь Юра и ещё несколько коллег с работы, где Андрею подыскивают заказы, и то не факт… А что будет с Нео, кто о нём позаботится? Он станет таким же никому не нужным, каким был Андрей при жизни…

Чем дольше Элли думала о том, что произойдет, тем хуже ей становилось. Она взглянула на кольцо, которое по-прежнему красовалось на безымянном пальце, и ощутила почти физическую боль. «Почему так скоро? Почему сегодня? — мелькали мысли. — Это неправильно! Так не должно быть! Не должно!».

Время шло вперёд своим неизменным ходом. Андрей спокойно работал над программой, прервавшись сначала на завтрак, а потом на обед. Элли не отходила от него ни на шаг. Каждый миг она ждала того, что должно случиться, и ожидание постепенно сводило её с ума. Было бы намного проще, если бы она, как и Андрей, могла ничего не знать до последнего момента…

В конце концов, ближе к вечеру, Андрей с довольным видом откинулся на спинку стула и воскликнул:

— Готово!

Элли внимательно изучила, что показывал монитор, и поняла, что Андрей дописал программу и выложил её в Интернет вместе с исходным кодом.

— Теперь пора на заслуженный отдых, да, Нео?

Кот зажмурился, такой же довольный, как и его хозяин.

— Думаешь, что закончил все свои дела, и теперь можно спокойно умереть? — спросила Элли и, неожиданно для самой себя, расхохоталась, чем вызвала озадаченный взгляд Нео. — Ты их толком и не начинал, идиот! Ты не имеешь права сейчас умирать, ясно тебе?!

Андрей, разумеется, ничего не слышал и заказал пиццу через сайт, после чего принялся «бродить» по юмористическим блогам. Элли наблюдала за ним, а потом наклонилась к его левому уху:

— Ты ведь чувствуешь, что сегодня уйдёшь, да? — спросила она. — Тебе об этом рассказали? Тот, кто поведал об Эхо? Кто это был, откуда он всё знает?

Андрей никак не реагировал.

— Зачем ты рассказал об Эхо мне? — немного помолчав, продолжила Элли. — Чтобы я не так переживала, когда тебя не станет, зная, что ты по-прежнему будешь там, в бесчисленных отголосках реальности?.. Но я не знаю, как туда попасть! Мне никогда там не побывать без тебя, понимаешь? Никогда! Поэтому ты не можешь сейчас умереть, ясно? И на нашей последней встрече ты обещал, что мы увидимся! А кто всегда твердил, что держит свои обещания? Ты не можешь умереть, пока мы не встретимся и не поговорим, понятно?..

Андрей продолжал лазать по сайтам и явно не думал ни о чём печальном. Вскоре привезли пиццу. Расплатившись, Андрей принёс её к компьютеру и принялся уплетать, дав один кусочек Нео. Кот принял угощение с благодарностью на морде. Элли вспомнила, что всегда хотела попробовать пиццу и всегда не имела возможности сделать это. А ещё она хотела нарушить предсказанное меткой смерти и тоже не могла осуществить желаемое. Андрей ведь всё равно сегодня умрёт, что бы она ни предпринимала…

Доев пиццу, Андрей продолжил «бродить» по Интернету. Представив, что её подопечный — препятствие, Элли положила голову ему на плечо и обхватила его руками. Он, конечно же, этого не почувствовал.

— Знаешь, я ведь постоянно тебе советы давала, — негромко промолвила Элли. — О том, как лучше себя вести, что следует предпринять… И при этом я всегда думала, как сделать твою жизнь счастливее. Честно. Энергия, этот план… Мы и так с ним справлялись одной левой. Ты и я — мы были отличной командой. Одной из лучших, пусть об этом никто и не знал. Но какая разница, да?.. Несмотря на это, боюсь, я виновата перед тобой. За Настю, за кучу мелочей. Прости. Ангелы ведь тоже неидеальны… Одно я знаю точно: я никогда ничего у тебя не просила. Но сейчас я прошу: пожалуйста, не умирай. Это моя единственная просьба. Я больше ни о чём тебя не попрошу. И я готова отдать всё, что у меня есть, если это поможет… Только не умирай, ладно? Не умирай!..

Андрей замер на какое-то мгновение, и Элли показалось, что он услышал её последнюю фразу. Но в следующую секунду он продолжил просмотр очередного видео, и если он и услышал что-нибудь, то наверняка решил, что ему послышалось.

Полночь неумолимо приближалась, и Элли всё сильнее охватывало отчаяние. Если бы она умела плакать, то обязательно разрыдалась бы, как и обычный человек, испытывающий те же чувства, что она испытывала сейчас. Возможно, слёзы помогли бы ей успокоиться. Считалось, что ангелам незачем плакать, поскольку у них нет всех этих гормонов и инстинктов, которые заставляют людей нервничать и огорчаться. Однако многие ангелы придавали влиянию гормонов слишком большое значение. На самом деле, выброс гормонов обычно являлся лишь следствием, а причина крылась как раз там, куда врачи не умеют залазить своими скальпелями. Благодаря телу люди намного легче ангелов поддавались страстям, но и ангелы могли испытывать те же эмоции, что люди. Элли мучила гремучая смесь из страха, боли, жалости и ярости, и с каждым часом терпеть всё это становилось невыносимей. Обуревавшие её чувства не находили выхода, затуманивая разум, и Элли понимала, что теряет над собой контроль.

Однако с приближением полуночи Элли, вместе со всем остальным, начала испытывать новое чувство — надежду. «А что, если всё обойдётся? — думала она. — Вдруг это не настоящая метка смерти, а какая-то ошибка? Действительно, что может случиться? Не метеорит же сюда упадёт, в самом деле?».

До полуночи уже оставалось меньше часа, когда Андрей, потянувшись на стуле, сказал:

— Что-то мне молока захотелось. А ты как? Тоже от молочка бы не отказался?

Нео посмотрел на хозяина с видом, как бы говорившим, что от молока отказываются только дураки.

— Тогда решено! Схожу в магазин, проветрюсь заодно.

Надежда тут же сменилась паникой. На улице было намного больше разнообразных возможностей умереть, и Элли почувствовала уверенность, что одна из этих возможностей в ближайшие двадцать минут обязательно будет реализована.

— Не ходи никуда! — крикнула она. — Завтра за молоком сходишь!

Андрей, как и обычно, ничего не услышал и принялся переодеваться.

— Не выходи из дому! — Элли понимала тщетность своих действий, но всё равно не могла просто наблюдать, сложа руки. — Чёрт возьми! Нео, помоги мне его задержать!

Кот озадаченно посмотрел на Элли.

— Мяу? — спросил он.

— Да, ему нельзя на улицу! Сделай что-нибудь!

— Мяу?

— Устрой погром, например! Чтобы он вынужден был всё убирать и остался дома!

— Мяу?

— Чего размяукался? — весело поинтересовался Андрей. — Молочка не терпится? Сейчас принесу, не волнуйся!

— Мяу, — Нео успокоился. Позиция хозяина ему понравилась больше, поскольку он знал, что за погром ему обязательно влетит.

— Чёрт! — не придумав ничего лучше, Элли встала перед дверью и попыталась мысленно внушить Андрею, что нужно остаться дома. Однако он обулся и спокойно прошёл сквозь неё, даже не задержавшись. Элли ничего не оставалось, как последовать за ним.

Выйдя из дома, Андрей направился в сторону супермаркета. Элли не отставала, лихорадочно озираясь по сторонам в поисках опасностей и не находя их. Без проблем дойдя до супермаркета, Андрей купил молока и хлопьев. Он уже был на полпути домой, когда услышал из тёмного переулка, где в ряд стояли гаражи, какой-то шум и нечто, похожее на сдавленный крик. С секунду подумав, он свернул в сторону странных звуков.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 685