электронная
36
печатная A5
442
12+
Летописцы-гусляры

Бесплатный фрагмент - Летописцы-гусляры

Сборник из четырёх сказок в стихотворной форме

Объем:
246 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4485-4331-9
электронная
от 36
печатная A5
от 442

Вступление

Много подвигов бывало

На святой всея Руси.

Знаем песен мы немало,

Лишь у старца ты спроси —

Он споёт вам, чтоб вы знали,

Под красивый струнный звон.

Сколько горя повидали

Образа святых икон,

Как отважно воевали

Молодые сорванцы,

Много подвигов свершали

Удалые молодцы.

Как злодей лихой наказан

От руки богатыря,

А кому-то путь указан,

Да в не близкие края.

От рук молодца лихого

Пал жестокий властелин.

Год спустя уж кто-то снова

Против ста идёт один.

Впереди там смерть гуляет,

Можно в сторону свернуть.

Страха молодец не знает —

Прямиком пустился в путь.

Снова взмах клинка стального,

От руки сорвиголов

На полях Российских снова

Летят головы врагов.

Ну а где-то смерть и голод,

Бог, помилуй и спаси!

Иль дотла сгорает город,

Всё бывало на Руси!

Да, мы знаем всё, что было

На полях святой земли:

Сколько буйных глав остыло,

Сколько городов сожгли.

И, чтоб не предать забвенью

Всё, что нажито трудом,

Подчиняясь вдохновенью

Пишем песни о былом.

Много подвигов мы знаем,

Мы лишь этим и мудры.

Мы поём и мы играем,

Летописцы-гусляры.

Ну, а коль чего не знаем,

Не судите строго нас.

Если так, мы начинаем

Вам рассказывать рассказ…

Баллада о витязе

Как во городе во славном

Развесёлый пир горой.

На коне гнедом буланом

Едет молодец лихой.

Он с победой возвратился

Вот уже в который раз,

Про него тогда и будет

Самый первый наш рассказ.

Жизнь у Вани не проста:

С детства — круглый сирота.

Жил всегда своим умом,

Сам себе построил дом.

Вёл хозяйство делово —

Две коровы у него,

Есть кобыла, порося,

Две индюшки, три гуся.

Двадцать лет на белом свете

Он привольно поживал:

Поднимался на рассвете,

Ни кручин ни бед не знал.

Да к тому ж ещё и силой

Не обидел его Бог —

Наравне с гнедой кобылой

Сена воз свезти он мог!

Так и жил бы наш Иван:

Утром — трезв, а в полдень — пьян,

Кабы в городе тогда

Не случилася беда.

Но пока его оставим,

Вас рассказом позабавим:

Как в столице шли дела,

И отколь напасть пришла.

Процветает год от году

Неподвластный злым ветрам

В радость честному народу

И на зависть всем врагам

Город славный, знаменитый

Гончарами, мастерами,

И от ворога укрытый

Сплошь дремучими лесами.

Там купцы дивятся чуду:

Что за диво-мастера!

(верьте, я вам врать не буду)

Прямо с раннего утра

Там уже кипит торговля —

Предлагают, покупают

Чудо-мастера ни горя,

Ни кручин, ни бед не знают.

Так и было бы оно:

Пили б хмельное вино,

Торговали бы, гуляли,

Государство прославляли,

Если бы лиха беда

Не случилася тогда.

Дело было, знать, весною.

Как-то ехал с перепою

Да весёлый и хмельной

Молодой купец домой,

Там его с товаром ждали.

Только больше не видали

Ни товара, ни купца,

Молодого удальца.

Знать, в пути он заблудился,

Как сквозь землю провалился!

И вот ровно с той поры

Возле «Чёртовой» горы

Стали люди исчезать,

Да обозы пропадать.

На лихих людей грешили,

Дескать, те разбой чинили.

Только воины царя,

Лишь забрезжилась заря,

Прочесали все дубравы,

Все овраги и канавы,

Но злодея не нашли,

И ни с чем к царю пришли.

Чтоб лиху беду исправить,

Царь велел дозор поставить.

Чтоб злодея подстеречь,

Злодеяния пресечь.

Вот уж год стрельцы не спали,

Все дороги охраняли

Неустанно. Только вот,

Всё по старому идёт.

И купцы, что приезжали,

Испугались, задрожали,

Стали реже приезжать,

Стали меньше покупать.

Мастера сидят без дела,

И казна царя пустела.

Как же горюшку помочь,

Как прогнать злодея прочь?

Царь тут писаря позвал,

Чтобы тот указ писал:

«Люди добрые, мещане,

Православны христиане!

По дорогам, во лесах,

На проезжих веет страх,

Злодеяния творит

И Всевышнего гневит

Нечестивый бес лесной!

Стольный город стороной

Оттого купцы обходят,

И обозы не приводят,

Торги больше не идут.

Нищета и голод ждут

Город наш. Война начнётся.

Неужели не найдётся

Молодца, что всё исправит

И нечистого заставит

Повернуть отселе прочь?

Кто готов беде помочь?

Кто главы не пожалеет

И злодея одолеет,

Тот получит серебра

Прямо с царского двора

Сто пудов и столько ж злата,

Сможет вволю жить богато!

Отыщись храбрец, приди,

Славный город защити!»

Так указ царь завершил

И печатию скрепил.

Побежали глашатаи

И указ сей оглашали

По проулкам, площадям

Да окрестным деревням.

* * *

Поутру Иван проснулся,

Почесался, потянулся,

Молча Богу помолился,

Три раза перекрестился,

Вышел из дому босой

И умыл лицо водой.

Смотрит, на краю села

Интересные дела:

Полсела почти собралось!

Что-то видно намечалось,

Что-то там произошло,

Раз народу столь пришло.

Ваня в хату забегает,

Вмиг рубаху надевает

И пустился прямиком

По дороженьке бегом.

Вот Ванюша подбегает,

Пот рукою утирает,

Смотрит, мужики стоят,

Меж собою говорят.

Всей огромною толпою,

Словно черти с перепою,

Все галдели, все кричали,

Что-то дружно обсуждали.

Закричали тут стрельцы:

«Тише черти, сорванцы!

Ишь устроили базар,

Словно полчище татар!»

Все вдруг разом замолчали

И, потупив взгляд, взирали

На непрошеных гостей,

Ожидая злых вестей.

Гордо глашатай выходит,

Молча взглядом всех обводит.

Важно он указ достал

Громко вслух его читал:

«Люди добрые, мещане,

Православны христиане!

По дорогам, во лесах,

На проезжих веет страх,

Злодеяния творит

И Всевышнего гневит

Нечестивый бес лесной!

Стольный город стороной

От того купцы обходят,

И обозы не приводят,

Торги больше не идут.

Нищета и голод ждут

Город наш. Война начнётся.

Неужели не найдётся

Молодца, что всё исправит

И нечистого заставит

Повернуть отселе прочь

Кто готов беде помочь?

Кто главы не пожалеет

И злодея одолеет,

Тот получит серебра

Прямо с царского двора

Сто пудов и столько ж злата,

Сможет вволю жить богато!

Отыщись храбрец, приди,

Славный город защити!»

Глашатай указ свернул,

Молча на людей взглянул

И отправился назад

По дороге в стольный град.

Мужики смутясь замялись,

Взор потупив, зачесались:

Кто ж пойдёт в неравный бой?

И отправились домой.

Ваня эту ночь не спал,

Всю ночь думал и гадал —

А не стоит ли пойтить

И злодея изловить?

Жить потом всю жизнь безбедно…

Говорят, мечтать не вредно,

Вот Ванюша и мечтал,

Всю ночь думал и гадал.

И решился, наконец,

Наш бесстрашный молодец.

Приключений захотел,

Продал всё он, что имел,

И поехал на закат

По дороге в стольный град.

* * *

Во столице жизнь не та —

Скукота и маета.

Нет купцов, товару — море,

Вот уж горе так уж горе.

Некому товар продать.

Где ж теперь им денег взять,

Чтоб налоги заплатить,

Малых деток накормить?

Только горю не помочь.

Надо гнать злодея прочь,

Защитить свой град мечом.

Жизнь тогда забьёт ключом!

Снова будут приезжать,

Снова будут покупать

Как и прежде, только вот

Всё по-старому идёт.

Нету видно храбрецов

Среди местных молодцов,

И оружие без дела

Лишь ржавело да тускнело.

Меж рядов Ванюша ходит,

Молча взглядом всё обводит.

Сладил он себе кафтан,

Сапоги с заморских стран.

Важно, словно пан, идёт:

Руки в боки, грудь вперёд.

В оружейну лавку входит

И такую речь заводит:

«Нужно мне вооруженье,

Отправляюсь на сраженье

Со злодеем во лесах,

Что на многих веет страх.

Долго ль вы героя ждали?»

Оружейники вскричали:

«Долго, точно, наконец,

Отыскался молодец!»

Подмастерья побежали,

Кладовые отворяли,

Доставали луки, латы,

Топоры, мечи булатны.

А Ванюша выбирал,

Проверял и примерял.

Лук натянет — слабоват,

Пересушен, маловат.

Меч возьмёт, тот не докален,

Этот слабый, перекален

Притомились мастера,

От полудня до утра

Часу отдыха не знали,

Всё оружие таскали.

А Ванюша выбирал,

Проверял и примерял.

Справил Ваня себе латы,

Лук, колчан да меч булатный,

Ни один десяток стрел

И уже уйти хотел.

Мастер крикнул: «Не спеши,

Вот, прими, от всей души

Сей подарок от меня!»

Тут же вывели коня.

Конь хорош, чего скрывать, —

Сила, норов, прыть и стать!

Вороной, чернее ночи,

Как огонь сверкают очи!

Куда хочешь, довезёт,

От любых врагов уйдёт!

«На, Ванюша, помни нас.

Воспоют тебя не раз,

Коль исправишь ты беду».

Ваня в руки взял узду,

Поклонился до земли,

И с конём они ушли.

Мастер взглядом проводил,

В спину их перекрестил,

Добрым именем назвал

И удачи пожелал

Напоследок. А Иван

Затащился в балаган,

До утра там пил, гулял,

(Конь на привязи скучал)

До полудня отсыпался.

Так под вечер лишь собрался

И отправился в поход.

Весь хмельной честной народ

Ваню в путь благословлял,

До ворот сопровождал.

Едет по лесу Иван.

Дорогой на нём кафтан,

Латы, меч, конь вороной.

С гордо поднятой главой

Едет витязь, да и только,

Да к тому же прыти столько!

Весел он и горд собой,

Едет молодец лихой,

Позабывши все тревоги.

Смотрит, у лесной дороги,

Возле Чёртовой горы,

Золотистые шатры.

Кони около шатра,

И кибитки вкруг костра.

На ночлег на той поляне,

Знать, устроились цыгане.

Ваня темя почесал

И к цыганам поскакал.

Вот к костру он подъезжает

И немедля вопрошает:

«Хлеб да соль, да мира вам.

С чем пожаловали к нам?

И откуда путь держали,

Что в дороге повидали?

Из далёких, верно, стран?»

Так закончил речь Иван,

Привязал свого коня

И уселся у огня.

«Мы видали много стран, —

Отвечал ему цыган. —

Долго странствуем по свету,

Ведь для нас преграды нету —

Словно птицы, мы вольны,

Нет у нас своей страны.

Нам постель — земля сырая

Да кибитка кочевая.

Дом наш — лес, равнины, горы

Да бескрайние просторы.

А дорога нас ведёт,

Лишь куда душа зовёт.

Сам-то путь куда ведёшь?

Почему один бредёшь

При таком вооруженье,

Знать, собрался на сраженье?

Кто же враг? Поведай нам,

Расскажи, чего уж там».

Ваня голову склонял

И со вздохом отвечал:

«По дорогам, во лесах,

На проезжих веет страх,

Злодеяния творит

И Всевышнего гневит

Лютый бестия спесивый,

Хитрый и неуловимый.

Я решил убить его!

Может, знаете чего

Или можете сказать:

Где же мне его искать?»

Тут цыган вдруг замолчал

И, подумав, отвечал:

«Да, об этом мы слыхали,

Но злодея не встречали.

И совет хочу я дать:

Не ходи его искать.

Ты его убить не сможешь,

Только голову положишь,

На него управы нет!»

«Дай мне руку, ясный свет», —

Тихо молвила цыганка.

«Вот ладонь моя, гадалка, —

Гордо Ваня отвечал,

Руку ей свою подал

И добавил, — услужи

И судьбу мою скажи!»

Престарелая цыганка,

Черноокая гадалка,

Глядя пристально, серьёзно,

Плавным жестом, грациозно

Кисть руки его взяла,

Нежно пальцем провела,

Завела такую речь:

«Затупится острый меч,

И ломаться стрелы будут.

Но Ивана не забудут

Ни могучий конь гнедой,

Ни кудесник с бородой,

Ни ведьма, моя сестрица,

Ни красавица-девица.

Коль себя не пожалеешь —

Ты злодея одолеешь.

Коль назад не повернёшь —

Ты нечистого убьёшь!

И ещё возьми, Иван,

В дар вот этот талисман.

В бой с ним вместе отправляйся,

Никогда не расставайся

С ним. Запомни мой наказ,

Он спасёт тебя не раз!

На, возьми его Иван».

Взял Ванюша талисман.

С цыганами он простился,

Под берёзой завалился

До рассвета почивать.

Чем не мягкая кровать?

* * * *

На лугу, росой залитом,

По земле стучит копытом

Конь буланый, вороной,

По траве бредёт сырой,

Гордо всадника несёт.

Всадник песенки поёт,

Молодецкие, хмельные

Да задорные, лихие.

Едет Ваня подбочась,

Лиходея не боясь

И желая с ним сразиться.

Смотрит: рыжая лисица

В ловчею попала сеть,

И грозит плутовке смерть.

Лапы стянуты петлёю,

Сил нет вырваться на волю!

Сеть вокруг лисы обвилась,

В ней плутовка долго билась,

Что есть мочи, сколь могла,

Но, уставши, замерла.

И взяла её кручина.

Смотрит: ба, лихой детина

На коне в седле сидит,

Речь такую говорит:

«Ух ты, рыжая лисица,

Чтоб мне тут же провалиться —

Будет славный воротник!»

И с коня на землю прыг.

Нож достал, к лисе подходит,

По спине рукой проводит:

«Хороша, чего сказать,

Шкура — лучше не сыскать!»

На него лиса воззрилась

И тихонечко взмолилась:

«Не губи меня, постой,

Славный витязь удалой!

Ты послушай, что скажу:

Верну службу сослужу,

Если дашь ты мне свободу.

Я в любую непогоду

Разыщу тебя везде,

Помогу тебе в беде!»

Подивился тут Иван:

«Вроде, я с утра не пьян?!

Где ж такое диво было,

Чтоб лиса заговорила?

Видно, то проделки беса

Из дремучего из леса.

Я б его своим мечом!»

«Бес тут, Ваня, ни при чём, —

Отвечала тут плутовка, —

Я не рыжая воровка,

Я девица молодая!

Ненависть ко мне питая,

Ведьма в зверя превратила,

И собак с цепей спустила,

Чтоб отец мой не мешал,

Добрых дел не сотворял.

Добрый мой отец — волшебник —

Во лесах живёт, отшельник.

Он три ноченьки не спал,

Ворожил да колдовал,

Но не смог заклятье снять

И меня расколдовать!

Пряча прелести девичьи

Во зверином во обличье,

Я скитаюсь по лесам,

По болотам, по лугам,

Чтобы ведьма не сыскала!

Только вдруг в силки попала

Ненароком, на беду —

Вот лежу и смерти жду.

Подари же мне свободу!

Я в любую непогоду

Разыщу тебя везде,

Помогу тебе в беде!»

«Ладно, рыжая лиса,

То есть, девичья краса,

Я Всевышнему в угоду

Подарю тебе свободу», —

Наш Ванюша отвечал.

Сеть немедля разрезал,

свободил от пут девицу,

То есть рыжую лисицу,

И прикрикнул: «В добрый путь,

Да меня не позабудь!»

Та в густу траву нырнула,

Только хвостиком вильнула,

Будто не было её.

Ваня молвил: «Ё — моё,

Чудесами полон свет!

Только кто же даст ответ:

Где злодея отыскать,

Как нечистого изгнать?»

Едет Ваня дальше лесом,

Чтобы там сразиться с бесом.

Начинало вечереть.

Только чу — рычит медведь

Где-то в чаще непролазной.

Вдруг навстречу безобразный,

Длинноухий и косматый

Вылезает бес рогатый.

Злобно скалится, рычит,

Усмехаясь говорит:

«Долго ж я обеда ждал!

Здесь никто не проезжал

Вот уж целую седмицу.

Все обходят град-столицу

Почему-то стороной…

Или я тому виной?

Только всё-таки нашёлся

Дурень, что один поплёлся

По дороге в тёмный лес,

Зная, что там бродит бес.

Вновь смогу я пообедать,

Человечинки отведать.

И кониной закусить

Свежей кровушки испить».

Ваня меч свой обнажает

И надменно отвечает:

«Не спеши, злодей, смеяться,

Приготовься лучше драться!

Я пришёл тебя убить,

Люд честной освободить

От бесчинных злодеяний

И бесчисленных страданий,

Что приносит за собой

Добрым людям твой разбой.

Я сию беду исправлю,

И злодея обезглавлю.

Выходи на честный бой

Силой меряться со мной!»

Меч занёс Иван, крича,

Рубанул он им сплеча,

В плоть злодею меч вонзал,

Но вреда не причинял —

Зарастала тут же рана!

Сбил с коня злодей Ивана,

Стопудовый камень взял,

Над собой его поднял

И злорадно усмехнулся.

Ваня в ужасе пригнулся

И тихонько застонал.

Бес зловеще хохотал,

Потешаясь над Иваном.

Вдруг внезапно ураганом

Ветер вольный налетел,

Закружился, засвистел,

Ворох листьев поднимая.

Камень выхватил, играя,

У нечистого из рук,

Описал тем камнем круг

И ударил им злодея.

Тот, от ужаса бледнея,

Припустился в тёмный лес

И в густой траве исчез.

Снова листья шелестели,

Соловьи на ветках пели —

Тишина и благодать —

Нет причины унывать.

Ворог больше не придёт.

Ваня на ноги встаёт.

Ничего не понимает

И вокруг себя взирает.

В страхе конь в овраг забился

И с опаскою косился

На дорогу, где Иван

Отряхает свой кафтан

И тихонечко бранится.

Смотрит: рыжая лисица

Выбегает из кустов

И садится средь цветов.

Ваня вымолвил уныло:

«Что же это всё же было?

Ты владеешь колдовством.

Как мне справиться с врагом,

Коли меч его не ранит,

Сильный яд не одурманит,

Заклинанье не возьмёт,

И кувалдой не проймёт?

Может, дашь ты мне совет?»

А лиса ему в ответ:

«То одна лишь ведьма знает,

Только вряд ли пожелает

Рассказать тебе секрет.

Возвращайся, ясный свет,

Ты туда, откуда родом.

Занимайся огородом

И живи себе, как жил

Там, покуда не сложил

Буйну голову свою.

Помогла тебе в бою

Я сегодня, но как знать?

Может, завтра не изгнать

Будет беса — он силён

Да, к тому ж, коварен он.

Так что, Ваня, возвращайся,

Восвояси отправляйся.

Сам смотри, тебе решать».

«Нам негоже отступать! —

Заявил Ванюша гордо. —

На земле стою я твёрдо.

Пока меч в руках держу,

Ратну службу сослужу.

Смертью нас не напугаешь!»

«Бог с тобой, Иван, как знаешь, —

Отвечала тут лиса,

Красна девичья краса, —

Дело правое твоё».

Шмыг в кусты — и нет её.

«Вот же бестия лихая», —

Протянул Иван, вздыхая.

Сел тот час он на коня

И, кольчугою звеня,

Дальше лесом поскакал.

У реки заночевал.

Видит сон и крепко спит.

Тихо реченька журчит.

Звёзды светят в вышине.

Дайте отдохнуть и мне…

* * * *

Солнце встало над лесами,

Над бескрайними полями.

Ладно, соня, хватит спать,

Надо сказку продолжать!

Вот Ванюша наш поднялся,

Потянулся, почесался,

Помолился, покрестился,

Ключевой водой умылся.

Из котомки хлеб достал

И, вкусив, что Бог послал,

Оседлал свого коня,

И, кольчугою звеня,

Помолившись прежде Богу,

Отправлялся в путь — дорогу.

Дело правое вершить,

Лиходея сокрушить

Иль расстаться с головою.

Что назначено судьбою?!

Едет он себе верхом

И не думает о том.

Едет долго тёмным лесом,

Но ни с чёртом и ни с бесом

Не свела его судьба.

Смотрит: ветхая изба

На пригорочке ютится,

Из трубы дымок клубится.

Да, к тому же, свечерело,

Во лесу уже стемнело

«Ладно, — думает Ванёк, —

Загляну на огонёк.

Знать, в ночлеге не откажут.

Так же, может быть, подскажут,

Как с нечистым совладать,

Как нечистого изгнать?»

Вот стучится в дверь Ванюха.

Открывает дверь старуха:

Вся косматая, седая

Да горбатая, хромая,

Длинный нос крючком свисает,

Хищный взгляд насквозь пронзает,

Нож на кожаном ремне…

Ваня молвил: «Можно мне

На ночлег остановиться,

Обогреться, приумыться

И с дороги отдохнуть?

А наутро снова в путь».

Та в лице переменилась,

Вмиг улыбка появилась,

Обнажив оскал беззубый.

Весь зловещий образ грубый

Добротой теперь сиял

И к себе располагал:

«Вытирай, соколик, ноги,

Притомился, знать, с дороги

Или сбился ты с пути?

Во светлицу проходи,

За столом располагайся!

На, соколик, угощайся.

Не взыщи, коль что, сынок!»

На стол ставит чугунок,

В миску каши накладает

И Ивана угощает:

«Ешь, соколик!» А потом

Ендову с хмельным вином

Ко столу ему подносит,

Речь такую произносит:

«Путь куда, милок, ведёшь?

Почему один бредёшь

При таком вооруженье?

Знать, собрался на сраженье?

Кто же враг твой? Услужи,

Чисту правду расскажи».

Ваня голову склонял,

Взор потупив, отвечал:

«По дорогам, во лесах,

На проезжих веет страх,

Злодеяния творит

И Всевышнего гневит

Лютый бестия, спесивый,

Хитрый и неуловимый.

Я решил убить его!

Может, знаешь ты чего?

Может, скажешь, как мне быть?

Как злодея победить?»

На Ивана та взирала,

Хмуря брови, отвечала:

«Я давно здесь обитаю,

Но, поверь, и я не знаю,

Как беде твоей помочь,

Как прогнать злодея прочь.

Ну, да ты не огорчайся,

Ешь, соколик, угощайся

Да ложись скорее спать.

Завтра будем размышлять.

Утро вечера мудрее».

И Ванюша поскорее

Угощение сметал,

Ендову опорожнял,

За печуркою присел

И мгновенно захрапел.

А зловещая старуха

Злобно, холодно и глухо

Пробубнила: «Кабы знал

Ты, куда сейчас попал,

Так не спал бы беззаботно!

Ну, да спи себе вольготно

Перед смертию своей.

Я давно не ела щей

С человеческим то мясом,

Запивая кровью с квасом.

Спи спокойно, паренёк,

Беззаботный дурачок!»

Рассмеявшись, нож взяла

И к Ивану подошла.

К горлу лезвие подносит,

Речь такую произносит:

«Спи, сынок, сие не больно!»

Вдруг ведьма, застыв невольно

И на миг оторопев,

На груди младой узрела

Чёрный амулет цыганки,

Что в подарок от гадалки

Наш Ванюша получил.

«Где же чёрт тебя носил?

Дьявол, тысяча чертей!

Амулет сестры моей», —

Тихо ведьма прошептала.

Ножик свой тотчас убрала.

Принесла зачем-то воду,

Карты, новую колоду

И давай на них гадать,

Ворожить да колдовать:

«А не есть ли этот странник

Сей судьбы лихой избранник?

Ведь не зря же сей болван

Получил в дар талисман?!

Знать, сестра моя гадала

И судьбу его узнала.

Может быть, лишь он (как знать?)

Может демона изгнать?

Так и есть: три масти в ряд —

Карты правду говорят!

Спи спокойно, отсыпайся,

Сил побольше набирайся.

Столько дел тебе вершить:

Лиходея сокрушить,

Раздобыть дракона зуб…»

Так слова слетали с губ.

До утра она не спала,

Ворожила, колдовала,

А Ванюша крепко спал

Ни кручин, ни бед не знал.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 442