электронная
360
16+
Летопись уфры. Хозяин тенеземья

Бесплатный фрагмент - Летопись уфры. Хозяин тенеземья

Книга I. Эхо забытого

Объем:
316 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-1565-5

Правда, или вымысел? Кто может ответить? Действительно ли истории, излагаемые писателями это лишь полет их фантазии, а не нечто большее? Ни зашифрованные послания из других миров? Ни отголоски нашего собственного прошлого или будущего? Ни грубые наброски рая и ада, которые мы сами для себя строим на протяжении жизни?

ВСТУПЛЕНИЕ

Ни все миры одинаковы, но некоторые из них похожи в той, или иной степени. Например, в них очень часто встречаются общие явления. Ну, там… добро и зло, относительность и абсолютность, магия и наука…, в общем, вы поняли о чём я. Именно в одном из таких миров, чем-то похожим на наш, а чем-то и отличающимся произошло все то, о чем вам в скором времени предстоит прочесть.

Этот мир носит название «Уфра». Как и у всех миров, у этого есть свое прошлое, часть которого уже успела забыться, а часть помнят практически все, но, как и заведено — помнят смутно, да и каждый — по-своему. Ну…, о том, что была война, названная «великой» отнюдь не сгоряча, помнят все. А вот кто её начал и из-за чего — вот это уже успело забыться. Может само собою, а может быть, и нет. Длилась та война не то, что бы долго, но сорок лет, это все-таки срок. И понятное дело, что в мире, в котором есть магия, быть войны, без этой самой магии, просто не может. К слову, вся магия этого мира подразделяется на десять путей: четыре пути это основные стихии огонь, вода, земля и воздух (неожиданно, не так ли?), и еще три пары: свет и тьма, жизнь и смерть, разрушение и созидание. Да, и еще одно: У каждого из десяти путей есть своя святыня и одновременно концентрированное знание о самом себе — обелиск истока пути. Никто не помнит, откуда они взялись. Считается, что были всегда. Опытные маги умели «общаться» с обелисками, и те открывали им все новые и новые тайны конкретного пути магии. И у этих знаний была еще и награда — долголетие. Пока маг продолжал совершенствовать свои знания и мастерство он практически не старел, и мог жить сотни лет. Кстати, долголетие получали не, только, те, кто общался с обелисками, но кто, просто, читали книги по магии, перенимали знания у других, ну и как-то иначе совершенствовали свое мастерство. Только вот в ходе войны, обелиски эти, были либо потеряны, либо спрятаны. И не удивительно, ведь после войны всю вину за сорок лет смертей и разрушения возложили не на конкретных магов, а на определенные пути магии. Вы уже догадались, о каких трех направлениях идет речь. Ведь сила, лишающая жизни напрямую, это намного, намного страшнее, чем, к примеру, смерч или наводнение. Да и гораздо проще обвинять абстрактную, безличную субстанцию, чем некое конкретное материальное лицо. Так появилось понятие «запретной магии». Не сразу, конечно, но со временем.

И теперь, как после любой войны, мир пытается оправиться и восстановиться. И пусть со дня окончания её уже прошло около семисот лет, заживают раны в разы медленнее, чем были нанесены. Этому миру еще долго оправляться. Долго и мучительно.

Но, обо всем по порядку. Сейчас Уфра разделена на пять территорий. На юге простирается, отделенное горным хребтом от основного континента, Хладоземье. Там круглый год идет снег. Обитают в нем племена южных народов. У них нет государства, как такового, да им и не надо. Живут охотой, ремеслом, животноводством. И им этого хватает.

На севере — Мореземье. Географически — тропики. Это даже не часть континента, а огромный архипелаг, состоящий из множества островов на относительном мелководье. Его населяют народы моря. Каких их только нет: и люди-рыбы, и люди-раки, люди-устрицы… долго перечислять. Вот у них уже имеется некая организация, в плане государственного строя. У каждого из морских народов есть либо вождь, либо совет старейшин, ну или и то и то. Их власть распространяется лишь на прибрежную территорию, а также сам остров или острова, которые принадлежат данному народу. А есть верховная жрица, или жрец. Она или он правит всеми народами Мореземья, помогает решать межплеменные конфликты, и ведет переговоры с соседями. Каждые три месяца она собирает вождей и представителей советов старейшин, для обсуждения общих вопросов, и решения наболевших проблем. И часто это даже получается. Кстати говоря, в святилище жрицы хранится Обелиск истока пути воды. Для народов Мореземья он всегда был великой святыней, сколько они себя помнят. А верховная жрица — его хранитель и самый могущественный маг воды.

На северо-западе от Мореземья раскинулось, величественное Горноземье. Там нет ни одного ровного плато. Одни только горы, заселенные племенами диких варваров. Социальная эволюция вполне успешно обходила, обходит и, скорее всего, дальше будет обходить этих людей стороной. Считается, что их образ жизни не менялся вот уже несколько тысяч лет, но это не точно, так как они не ведут исторических хроник. Переговоры и сотрудничество с ними возможно, но не желательно, так как их культура общения очень тесно связана с мордобоем. Но это только поверхность Горноземья. А вот внутри самих гор… да, вы угадали. Внутри гор обитают истинные хозяева этой земли — низкорослый народ горцев. Некоторые называют их гномами. Однако, у самих горцев гном, это обидное прозвище, присваиваемое, как правило, за скупость, нелюдимость и ворчливость. На самом же деле, это люди, чей рост уменьшился из-за постоянного физического труда в подземелье, на протяжении многих поколений. Мужчины обычно имеют рост около метра тридцати, а женщины — метр двадцать пять. Вот у них там уже настоящее королевство. И общий король, и сокровищ немерено, и целая сеть подземных городов. Правда, часть из них разрушена во время великой войны, но, тем не менее, оставшиеся создают весьма величественное и впечатляющее зрелище. А, ну и еще у них имеется обелиск истока пути земли.

К югу от Гороземья расположено, затянутое черными тучами, Тенеземье. Об этом месте известно очень немного. Ни одна из отправленных туда экспедиций за пятьсот лет не вернулась. А на его границах постоянно происходит какая-то чертовщина. То скот пропадает, то обнаруживаются ужасные следы невиданных существ, то из лесов, над которыми никогда не светит солнце, доносятся звуки, от которых кровь стынет в жилах. По этому, за добрых две сотни километров от его границ, на сегодняшний день не осталось ни одного поселения.


Ну и на конец, основная территория континента, расположенная между всеми выше перечисленными. Она зовется империей людей. Хотя есть и другое название — Светоземьем. Почему Светоземье? Да просто после окончания войны, к власти пришёл очень пафосный правитель. «В этих землях мы теперь построим светлое будущее», — сказал он тогда. Да, фраза, конечно избитая, но как сказал, так сказал. Официально, империя разбита на девять регионов. А по факту, на три основные территории. Великую равнину, вековой лес, и призрачную топь. Великая равнина это, собственно, то место, где начинали строить то самое «светлое будущее». Ее населяют, в основном, люди. Но иногда встречаются и многие другие. Вековой лес на северо-востоке. Его основное отличие от прочих лесов — наличие деревьев около ста метров в высоту. Он издревле был домом для солнечных фей (а вы думали эльфов?). У них золотистый оттенок кожи и светло-русые волосы всегда. А на лопатках имеются родимые пятна, уникальные для каждой семьи. Ну и они немного мельче людей. На этом отличия от последних заканчиваются.

Между людьми и феями очень хорошие отношения, что неудивительно, так как у них разные приоритеты: люди ценят золото, а феи — янтарь. Феи прекрасно ориентируются в лесах от рождения, а у большинства людей топографический кретинизм, за исключением специально обученных охотников, следопытов, егерей и дозорных. Браки между людьми и феями тоже не редкость, в основном, потому что девушки из народа фей обладают, по людским меркам, ослепительной красотой, а еще феи не бывают лопоухими. А людские мужчины, зачастую, крепче сложены, да и ростом повыше.

Ещё дальше на северо-восток раскинулась призрачная топь. Призраков в ней нет. По крайней мере, их там никто не видел. Просто одно сплошное болото с редкими островками твердой почвы. Населяют ее племена болотников. Это такие зеленоватые, скрюченные существа с длинными носами, которые ходят всегда вприсядку. Они миролюбивый народ, и очень хорошо разбираются в травничестве. А лекарственных растений в топе, как грязи. Поэтому они часто торгуют лекарственными средствами с людьми и феями. Еще они заядлые археологи. Я серьезно! По какой-то причине, на дне топи находится огромное количество артефактов времен великой войны. И болотники как-то ухитряются их доставать. Порой даже находятся желающие прикупить эти артефакты. Как правило, это разные исследователи, или просто чудаки. Так как чаще всего о предмете торга ничего неизвестно ни покупателю, не продавцу. Знанья то — тю, тю, утеряны.

Вот так и живет Уфра лет семьсот уже как. Казалось бы, все худшее уже давно случилось, и сейчас все спокойно. Но насколько это соответствует действительности? Вот об этом далее.

ГЛАВА I

Итак, это столица империи людей — Кирзоль. Город огромный, по современным меркам. Состоит из шести районов: Торговый район имеет форму трапеции, и тянется, от главных ворот основанием, до центрального района вершиной, который, в свою очередь, окружают с лева на право: ремесленнический, культурный и муниципальный. И вся эта красота взята в кольцо жилым, который начинается по обе стороны от торгового.

Центральный район — самый большой, после жилого. По сути, это просто огромное пустое пространство, отделенное от остального города двадцати метровой стеной. Притом, что высота городской стены только двенадцать метров. В нем расположен императорский дворец. На данный момент самая высокая постройка в империи. Семидесяти метровый сноп из тридцати шести башен, расположенных по спирали создает, воистину, впечатляющее зрелище.

На улице стоит самый обычный день. Люди идут по своим делам, торгуют, сплетничают, в общем, все как всегда. Суетливый люд так вовлечен в свою серую повседневность, что не замечает, как по главной улице торгового квартала, в сторону дворца движется нечто. Нечто незримое, но дающее внимательному взору понять о своем присутствии. В тенях городских зданий раздаются глухие шаги. На пыли, из ниоткуда, появляются следы сапог. Дойдя до перекрестка следы повернули в сторону. Его цель не дворец? Нет, дворец! Но, это… нечто или некто двигается так, чтобы не выходить из теней, избегая прямого света. Шаги завернули в узкую крытую улочку и начали раскатываться в ней громогласным эхом. Повернув за очередной угол, следы выскочили на свет от сколотого козырька одной из крыш, и в этот момент, из тени появилась фигура. Силуэт высокого, крепкого человека в плаще с капюшоном, еще темнее, чем тени, из которых он выскочил. На поясе темно-коричневый ремень со множеством подсумков. А под капюшоном маска такая же черная, как и все остальное. Без единой прорези для глаз или рта. Лишь несколько швов в разных местах.

Около двух секунд фигура оглядывалась по сторонам, и затем вновь скрылась в тени. Теперь следы уже не на земле, а на стене. Симметричные группы из пяти отверстий уходят под арку, и исчезают на другой стороне улицы.

Тем временем во дворце тоже не все идет своим чередом: залы украшают лентами и знаменами, придворные суматошно носятся по многочисленным залам. Стража усилена, в каждом помещении гвардейцев больше, чем обычно. Полным ходом идет подготовка к некоему торжественному событию. В тронном зале все первые должностные лица империи обсуждают что-то, что должно произойти в ближайшие дни. Церемониймейстер — высокий худощавый человек в идиотском, но положенном по должности, камзоле, с широкими манжетами и желтой лентой от правого плеча до левого бедра, перечисляет дворцовому шеф-повару названия каких-то блюд, а тот лишь кивает в ответ. Затем что-то про грибной суп, западные регионы и пудинг из овсянки (честно говоря, звучит отвратительно). Потом еще много чего про «местные блюда». Звучат такие словосочетания, как раковые шейки, печёная оленина, моченые яблоки и многое другое. Похоже, затевается большой пир. Но, по какому поводу, пока не ясно.

— Все понял? — важно спросил, в заключении церемониймейстер шефа.

— Все будет в лучшем виде! — не задумываясь, ответил тот.

— Отлично. А сейчас, я перечислю крупы, гарниры, на основе которых должны быть на столе непременно.

Разговоры звучат не только о путях набивания желудка. Сама императрица деловито щебечет со своими лакрициями. Лакриции — это кто-то вроде фрейлин, только их строго пятеро, и у каждой из них есть своя сфера обязанностей. Да, еще они могут не подчиняться императору, если выполняют поручение его супруги, несмотря на то, что система в империи все же патриархальная. Ну и, конечно же, незаменимы в вопросах, типа «посплетничать» или «не помереть со скуки». Короче говоря, придворные дамы с особым статусом.

— Я считаю, что размещать их в спальнях, следует так, как их земли расположены в империи.

— Ваша светлость, а наши спальни точно расположены подобающим образом?

— Хмм, честно говоря, не уверена. Иефриль!

— Да, императрица!

— Иефриль, выясни, позволяет ли расположение гостевых спален поселить всех гостей так, как я задумала. Если нет, то будем думать дальше.

— Да императрица.

— Жуани!

— Да, императрица!

— Жуани, ты…. ну…. ты сделала то, о чем я тебя просила?

— Еще не всех, императрица, остались еще 4 региона.

Каждый раз, когда одна из лакриций отвечала своей госпоже, она слегка опускала глаза и делала легкий реверанс.

— Не затягивай с этим. У нас меньше двух недель осталось, потом начнут прибывать гости.

А вот и сам император. А рядом с ним капитан гвардии — девушка с длинной золотистой косой на левый бок, перекинутой через плечо вперёд и небольшим шрамом под левым глазом. Трое старцев в мантиях, это хранители знаний, и советники его сиятельства, по совместительству. А высокий худощавый тип с козлиной бородкой — казначей.

— Ваше сиятельство, я понимаю, что это решение продиктовано необходимостью, но… разумно ли возводить его в статус закона империи? Да, у будущих поколений могут возникнуть те же трудности, что и у нас сейчас. Но ведь возможна и обратная ситуация. То есть, если сейчас 18 лет, это нормально, то в будущем может быть слишком рано, — высказывал свои сомнения хранитель Мисфелиус.

— Или опять поздно, — добавил другой хранитель — Гурдаймио.

В голосах хранителей звучал явная обеспокоенность, но император быстро её развеял.

— Нет, нет. Вы не так поняли. Закон будет позволять согласование членами семей брачующихся условий заключения брака, в каждом отдельном случае, а не просто сместит возрастную планку. Именно по этому, пока, это только императорский указ. А закон ещё до конца не проработан.

Хранитель знаний переглянулись, затем Мисфелиус ответил:

— Мы… просим простить наши сомнения в вашей мудрости.

— Не извиняйтесь, в этом ваше предназначение, как моих советников — выказывать малейшие сомнения в продуманности решений, влияющих на дальнейшую судьбу империи. Один из… моих предков не терпел критики, и мы знаем, чем это кончилось. Но, довольно о грустном. Мой сын сам изъявил желание начать поиски спутницы жизни, а значит, так тому и быть. Именно поэтому мы и приглашаем всех наиболее знатных особ империи, достигших… более менее брачного возраста на восемнадцатилетние принца. А оно — через двенадцать дней.

— Так вот, где собака зарыта, — прошептал себе под нос, сидящий в тени потолочных балок зала, уже известный нам незнакомец в черном, и начал размышлять: А я все думаю, почему во дворце такая суета. Да, у принца день рождения, но он только через… 12 дней. Подготовку так рано не начинают. Уж даже заподозрил, не меня ли ждут, но где уж им. Про таких как мы уже никто и не помнит. Ну да ладно, моё дело — малое. Все равно, я уже здесь, и все приготовления завершил. Да и возвращаться ни с чем, по такой жалкой причине мне не к лицу. Значит, осталось решить, кому вручить наш «подарок». Так, прикинем… принца, тут нет, и быть он может где угодно. Искать его совершенно бессмысленно. Тогда… либо сам император, либо его супруга. Император дальше, и рядом с ним хранители знаний, и… капитан гвардии? Вот эта девчонка?! Ладно, в любом случае, их четверых вместе не стоит недооценивать. Значит, остается ИМПЕРАТРИЦА!

Его правая рука немного выглянула из тени. В ней был сжат, жуткого вида, кинжал с гравировкой в виде паучьих сетей на рукояти, темно-синего цвета, ровным матово-серым лезвием, которое со стороны казалось совсем не точенным. Силуэт убийцы начал медленно выплывать из тени, так как он принимал позу для броска (броска на свою жертву, а не броска кинжала). Лицо его было направленно строго на императрицу, а плащ не подчинялся законам физики, и висел так, будто потолок, это пол.

— Все, что мне нужно, это чтобы вы не двигались полторы секунды, — подумал по себя убийца, и подобно ястребу с небес, бросился на императрицу.

Высота потолка в тронном зале была около десяти метров, но не успел он пролететь и четырех, как заметил краем глаза, что в его голову, с невероятной скоростью, летит зияющий кинжал на упреждение. Нужно либо срочно менять траекторию, либо подыскивать новую голову. Мощным рывком всего своего тела, атакующему удалось сменить направление спуска, но от неожиданности, он сделал рывок, все-таки, слишком мощным, отчего приземлился в пяти метрах от своей жертвы. И в тот самый момент, как его ноги коснулись пола, раздался повелительный и крайне громогласный для столь хрупкой, на вид, девушки, коей являлась капитан гвардии возглас:

— Стража! На защиту императрицы!

Гвардейцы, которых, как уже упоминалось, было больше чем обычно, ринулись к своей госпоже со всех сторон, но каждый из них был изначально дальше от нее, нежели убийца. Так что последний не обратил на это никакого внимания и быстро развернулся в сторону императрицы, которая еще даже не успела понять, что происходит, как и её лакриции. И вновь молниеносный бросок в сторону жертвы. И вновь неудача. Но, на сей раз не кинжал капитана гвардии, а уже сама капитан. Девушка, окутанная пеленой золотистого света, преградила путь к императрице и моментально атаковала обидчика двумя длинными мечами. Убийца, без каких-либо трудностей, уклонялся от удара за ударом. Императрица, поняв, что происходит на конец, вместе со своей свитой устремились в сторону императора, объятые страхом. Остальные присутствующие в зале тоже «очнулись», и началась натуральная паника. Придворные забегали, как куры с отрубленными головами крича и визжа, гвардейцы окружали убийцу, но держались на расстоянии, так как во первых, были вооружены алебардами, а во вторых, сама капитан билась с напавшим. Капитан же, все пыталась достать убийцу своими атаками, но безуспешно. Убийца заметил, что из-за пышных платьев, ни императрица, ни ее лакриции еще не добежали до императора с его охраной, и хранителями знаний. Так что он все еще мог до них добраться. Надо было только обойти гвардейцев и капитана. Дождавшись очередного выпада, вместо того чтобы уклониться, он резким движением рук, выкинул из нижней части предплечий пару лезвий и блокировал атаку ими, затем быстро перевел руки противника влево вверх и произвел молниеносный удар правым локтем в бок капитана с такой силой, что та отлетела в сторону и сбила с ног нескольких гвардейцев. Получив, таким образом, немного пространства для дальнейших действий, убийца отошел назад, а затем разбежался и перепрыгнул стоявших перед ним гвардейцев, взяв высоту около пяти метров. И, будучи все еще в воздухе, отвел руку, в которой держал кинжал назад. Швы на ней быстро расползлись вовнутрь, подобно змеям, и резким движением вперед, рука «выстрелила» в императрицу, разделяясь на сегменты, соединенные между собой какими-то черными нитями, трубками и прутьями. Кинжал остановился в полуметре от левого плеча его цели, скрестившись с мечом, брошенным, все ещё лежавшей в куче гвардейцев капитаном, на перехват.

— Вот зараза, — прошептал себе под нос убийца.

Рука «втянулась» обратно, он сам приземлился на пол, присел, одним мощным рывком запрыгнул обратно на потолок, и исчез в тенях между балками. Большая часть придворных, к тому моменту, уже выбежала из зала. Гвардейцы начали усиленно созерцать потолок. Императрица, наконец, добежала до своего супруга, и бросилась к нему в объятья. Лакриции стояли рядом, сбившись в плотный сноп, спина к спине. Император достал меч из ножен. На его лице читалась готовность к бою.

— Дисвен, что это такое? — полушепотом императрица прошептала супругу.

— Понятия не имею.

— Ничего не стану утверждать, — Вмешалась капитан, но по моему, это называется убийца, или ассасин.

— Елена, то, что убийца понятно, но что он такое? Ведь это явно не человек, — пояснил император.

Интонация голоса монарха была крайне непонятна из-за крутой смеси эмоций, объявших его.

— Неважно, что он такое, главное, что его надо обезвредить, — выкрикнула Елена, пытаясь занять более выгодную позицию для обороны, с которой у нее бы был максимальный обзор. По пути к трону, она подняла свой второй меч, и теперь вновь могла давать отпор атакам в полную силу.

— Однако должна заметить, что он не слабо меня приложил. Если бы не кармцевый доспех…

— Я согласен, его надо обезвредить, но, не поняв, с чем мы имеем дело, это будет не прост осуществить.

— (Вздох) вы правы, ваше сиятельство…, к сожалению.

— Я почти уверен, что это называется «тень смерти», — Вмешался после долгих раздумий старший хранитель знаний — Мисфелиус Тод. По крайней мере, пока что очень похоже. Я никогда их не видел, лишь сталкивался с некоторыми упоминаниям в летописях. Они — отголосок эпохи великой войны. Шпионы и убийцы, закаленные магией пути тьмы.

— Эпоха великой войны? А здесь и сейчас он откуда взялся, — воскликнул Куварум — младший хранитель знаний.

— На этот вопрос у меня нет ответа. Я не так много про них знаю, как хотелось бы в данный момент.

— С этим все понятно, — ответила Елена. А как на счет трюка с исчезновением?

— Тени! Он невидим, если находится в тени!

— А раньше сказать? Значит, он действительно, где то на потолке, до сих пор.

— Просто это все слишком неожиданно. Я не могу сориентироваться так молниеносно, — оправдывался Мисфелиус.

Ему явно было очень стыдно за свою нерасторопность.

— Но я знаю, как его найти. Надо просто разогнать тени.

И с этими словами Мисфелиус сделал несколько шагов вперёд, поднял руки, в его ладонях появилось несколько ярких белых сфер. Они быстро разлетелись по залу, наполняя его более насыщенным белым светом. Зал и до этого был хорошо освещен, но теперь свет распространялся во все стороны, вытесняя тени даже из-за малейших выступов и неровностей. Из отступающих теней на потолке, прямо над головами императора и его окружения появился и убийца. Озираясь по сторонам, он понял, что пришло время действовать наверняка.

— Итак, момент истины, — подумал он. Двоих одновременно этой амазонке не защитить, значит, надо сбить её с толку. Заставить думать, что атакую одного, а самому напасть на другую. Но они так близко….

И тут, неожиданно для всех, из противоположного конца зала раздался голос (акустика зала была рассчитана на то, чтобы говорящего из одного конца было хорошо слышно в другом):

— Отец, я тут подумал, ну… ведь все гости будут меня знать, ну что я принц. А я же понятия не имею, кто из них кто. Может мне стоит узнать побольше о приглашённых заранее? Произнося эти слова, в зал вошёл принц Сура. Он тут же заметил, что атмосфера вокруг, мягко говоря, напряженная. Бросились в глаза кольцо из гвардейцев в центре зала, и парящие кругом сферы света. Сидящего на потолке убийцу он не заметил. А вот убийца сразу обратил внимание на принца.

— Это они тут что-то репетируют, — подумал Сура. Какое-то… представление для гостей?

Пока он размышлял, в голове у убийцы созревал новый план. Тень смерти окинул принца взглядом, затем перевел его на Елену. Под его маской проступило, еле заметное, очертание ухмылки. Капитан тоже окинула взглядом принца, и затем перевела его обратно на убийцу. Она поняла замысел, и произнесла вполголоса, крепче сжав рукояти мечей:

— Ну, уж нет!

И в следующий момент убийца оттолкнулся ногами от потолочной балки и устремился по наклонной траектории к принцу. Но лицо его было обращено к Елене. Параллельно он снял с пояса несколько кинжалов, и начал метать их в сторону императора. Елена понимает его задумку наперед, и поэтому, убрала в ножны один из мечей заранее, приготовив свои кинжалы. Убийца летит в сторону принца, откидываясь кинжалами в императора. Елена бежит параллельно, сбивая его кинжалы своими. У обоих воинов великолепная подготовка. Кольцо из гвардейцев тоже, наконец, прекращает ловить ворон, и присоединяется к ловле тени смерти. А часть из них даже соображает подбежать к императору с остальными, и загородить их собой. Примерно в пятнадцати метрах от принца, убийца приземляется на пол, а капитан настигает его с левого боку, и атакует обоими мечами, которые тот парирует одним из своих выкидных лезвий, продолжая продвижение в сторону принца. Сура смотрит на это в недоумении. Он до сих пор не понял, что находится в опасности.

— Принц Сура, бегите из зала, — Крикнула Елена.

И в этот момент рука убийцы, с тем самым кинжалом, вновь «выстреливает», но на этот раз в принца. Однако тот, за мгновение, до удара успевает уклониться, и кинжал вонзается в каменную арку, будто в гнилую доску. Сура тут же окинул взглядом растянувшуюся почти на десять метров руку с воткнутым в камень арки кинжалом и, склонив голову на бок, пробормотал себе под нос:

— Серьёзно?

Между тем, ухмылку под маской убийцы уже сменил настоящий оскал. Он вновь отвел руку в сторону, и ударом локтя отбросил Елену прочь. А так как на её пути теперь никого не было, она долетела почти до стены. Сура, наконец, понял, что надо делать и выбежал из зала. Убийца ринулся за ним, параллельно, сделав растянутой рукой движение, как хлыстом. Это позволило одновременно вынуть из стены кинжал, и быстро вернуть руку в исходное состояние. Следом бежали гвардейцы. Елена встала, отряхнулась и тоже присоединилась к погоне.

По всему дворцу уже была поднята тревога. Заслуга придворных, в ужасе выбегавших из тронного зала первыми, куда стекалось все больше и больше гвардейцев. В противоположном конце коридора, по которому бежал Сура, уже выстроилась, даже не стена, а просто сплошная толпа них. Принц «нырнул» в нее, и просто растворился среди золотых лат и голубых плащей. Лишь этот момент убийца и застал, выскочив из зала следом.

— За тремя зайцами погонишься, еще и по роже получишь, — прошипел он сам себе.

Позади него уже выстроился точно такой же заслон из гвардейцев, прибежавших следом. Через их ряды, с трудом протиснулась Елена, и скомандовала тем же волевым голосом:

— Ты окружен, сдавайся и тебя возьмут живым!

В ответ, убийца быстро сунул руки под плащ за спину и через мгновение вынул их обратно, держа в каждой по серому свертку, величиной с куриное яйцо. Он плотно сжал свертки в кулаки на две-три секунды и тут же швырнул их в стороны гвардейцев. Как только свертки оказались над их головами, то тут же разорвались, высвободив клубы густого черного дыма. Дыма было так много, что он мгновенно заполонил весь коридор, и стал валить в смежные с ним помещения. Гвардейцы, дабы не задохнуться, поступили так же. В этой суматохе убийца исчез из коридора, и внутри дворца его уже не видели. Когда дым рассеялся, Елена начала бегло раздавать указания гвардейцам:

— Взять под усиленный контроль все выезды из города, найти убийцу любой ценой!

— Командир, а почему вы думаете, что убийца покинул дворец?

— Императорская семья уже в зале щита, и недосягаема. Если убийца хорошо ориентируется во дворце, а это так, то он и это тоже понимает.

— Капитан Елена, — выкрикнул вбежавший в зал гвардеец, отдав честь. Убийца был замечен у восточной стены. Он покинул придворцовую территорию, и скрылся в городе.

Елена ударила себя кулаком по ладони.

— Как я и думала! В городе он точно не останется. Такому как он там негде спрятаться, значит, он постарается как можно скорее его покинуть. Предупредите стражу на городских стенах, и пусть у каждого выезда из города будет наготове отряд дозорных. Слишком уж много вопросов оставляет это нападение.

Елена задумалась:

— Его целью было не просто убить, а именно тем кинжалом. У него было много другого оружия, но при нападении на императрицу и принца он его использовать даже не пытался. В кинжале явно было что-то особенное… (Вслух) о повестите хранителей знаний. Пусть найдут как можно больше об этих… тенях смерти.

Некоторое время спустя, к западной стене города прилетел почтовый голубь из дворца — способ связи с отдельными постами связи.

— Так ребята, — заговорил офицер, которому голубь сел на плечо. У нас новые указания из… дворца!

— Иди ты!

— Серьёзно?

Начали восклицать остальные стражники.

— Неужели от самого капитана Елены?

— Ну…, писала не она лично, по почерку видно, но приказания от неё.

(Читает текст письма) -так так…, Ничего себе!… Да как же?… Фуууух!

Офицер некоторое время поморгал, затем сделал глубокий вдох и после этого начинает пояснение для остальных:

— Во дворец проник убийца, покушавшийся на членов императорской семьи. Благодаря действиям капитана Елены и гвардейцев никто не пострадал. В данный момент убийца покинул дворец и, предположительно, пытается сбежать из города. Его необходимо захватить любой ценой. Убийца одет в, полностью, черную одежду, на нем маска, рост два метра с небольшим, очень силен, обладает магией, в частности может становиться невидимым в тенях и (вздох) удлинять… свои руки.

Всё то время, пока офицер формулировал это описание ситуации, лица солдат вокруг переливались самыми разными эмоциями. Закончив, он ещё некоторое время покрутил листок бумаги в руках, бормоча себе под нос «а это точно не розыгрыш?» но потом собрался с мыслями и заключил:

— Ладно, смотрим в оба, в поисках описанного в сообщении человека.

Он хотел добавить ещё что-то, но его перебил солдат, смотрящий в подзорную трубу за пределы дворцовой стены куда-то в поле.

— Командир…, а вооон тот парень, вроде, похож: весь в чёрном, рост метра два, как минимум и исчезает, когда наступает на тени от деревьев.

Офицер выпучил глаза и резко кинулся к трубе с криками:

— Что? Где? А ну, покажи!

И действительно, убийца, вполне себе, беззаботно шагал в нескольких сотнях метров от городских стен через поле с редко встречающимися деревьями по направлению к опушке леса.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.