электронная
216
печатная A5
339
6+
Лето василькового цвета

Бесплатный фрагмент - Лето василькового цвета

Объем:
140 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4496-5645-2
электронная
от 216
печатная A5
от 339

Каждое новое лето — это билетик в детство. В легкие, словно мотыльки, дни, наполненные солнцем и разноцветными мыльными пузырями.

Лето — это шанс почувствовать себя свободной птицей, пробегая свежим утром по росистой траве. Целых три месяца для того, чтобы вернуться в дорогое сердцу местечко — деревню. Приехать к бабушке и дедушке, слушать длинные истории, попивая терпкий чай из листиков смородины и мяты; под стрекот сверчков смотреть на луну, вдыхая живительную прохладу ночи.

Стать самой себе добрым Другом, придумывать ежедневные приключения и замечать самые мелкие крупинки радости…

Посвящаю эту книгу поселку Казанково и всем его жителям.

Привет, лето!

Робкое солнце заглядывает в окно электрички, спешащей в это утро доставить Динку к бабушке и дедушке. Чуть свет они с папой зашли в холодный вагон, уселись поудобнее, и железная гусеница сонно двинулась по рельсам.

Динка, десятилетняя девчушка с усыпанными веснушками щеками и золотистыми косичками, только вчера закончила третий класс и теперь целые каникулы проведет в деревне. Подумать только: аж три месяца беззаботного лета впереди!

Ритмичный и плавный стук электричкиных колес усыпил девочку на папином плече. Динка лишь на секунду прикрыла глаза, а папа уже разбудил ее. Сойдя с перрона, заспанная девчушка и высокий, статный папа остановились, замерли от необыкновенной красоты, встречавшей путников спозаранку. Вся округа купалась в нежном сиянии персикового солнца. Молодая трава была окроплена прозрачной росой, пушистые одуванчики, где-то желтые, а где-то воздушно-облачные, приветливо встречали путников.

Папа взял в свою теплую большую руку детскую ладошку и направился в сторону дома.

Петушиные крики растворялись в весеннем благоухании цветущих деревьев. Деревня укуталась в кружевную шаль цветов, словно юная невеста. В каждом дворе росла робкая, чистая, белоснежная яблоня. Встречалась и сирень, захватывающая дух необыкновенным ароматом.

Казалось, весна еще не покинула этот чудесный уголок. Буйная зелень лета не проступала сквозь тончайший шелк весенней свежести. Прохлада летнего утра разливалась по сердцу липовым медом. Проходя мимо резного деревянного забора, Динка увидела компанию мальчишек под размашистой черемухой во дворе. Кружась около перевернутого велосипеда, будто мухи над вареньем, ребята шумно что-то обсуждали. Девочка сразу узнала в темноволосом мальчугане старого друга — Федьку. С ним они не раз ходили на рыбалку, ловили бабочек-лимонниц, собирали яблоки в саду и катались на велосипедах по необъятным просторам деревенской природы. Он махнул Динке перепачканной рукой, улыбнулся и вновь принялся смазывать цепь.

Вот и бабушкин дом. Деревянный, уютный, родной. Свежевыкрашенная красная калитка блестит в лучах солнца, словно земляничка в прозрачном сиропе. Папа отворил её и впустил Динку. Услышав скрип, из старой будки пулей вылетел мохнатый комочек.

— Фунтик! — девочка опустилась на корточки и поставила сумку. Щенок запрыгнул к ней на руки. Влажным розовым языком он лизал Динке щеки и руки, а она звонко смеялась, жмурясь от удовольствия.

— Ой, кто это тут приехал?! — на крыльцо выскочила бабушка. Обтерла мокрые руки о карманы клетчатого передника и расплылась в улыбке. Динке всегда казалось, что солнышко и бабушка улыбаются одинаково. В ее седые букли неизменно был вставлен гребешок.

— Бабуля! — крикнула девочка и рухнула в теплые объятья. Бабушка пахла пончиками и чем-то очень родным. — Я так соскучилась!

Динка прижалась к бабушке еще крепче.

Домик у бабушки и дедушки небольшой, но уютный и очень ухоженный. На окнах цветочные шторы, тюль, напоминающий молочные туманы поутру. Кресла укрыты разноцветными вязаными мотивами; на кроватях, стоящих напротив друг друга, словно детская пирамидка возвышается стопка подушек. Бабушка говорит, что в ее детстве так заправляли кровать в каждом доме. Подоконник заставлен малиновыми геранями и бархатными фиалками. Цветет пышным белым цветком в горшке устрашающий кактус.

— Внучка приехала! Здравствуй, моя хорошая, — встретил дедушка Динку и звонко чмокнул в веснушчатую щеку. — Ну, заходите скорее! Пончики остывают.

Он заботливо разлил по чашкам дымящийся чай. Дедуля — очень крепкий, будто нетронутый временем. Его седая щетина, намекающая на скорую бороду, молодит его и придает зеленовато-голубым глазам еще больше уверенности и доброты.

Все уселись пить чай с еще горячими золотистыми пончиками. Бабушка заботливо припорошила их сахарной пудрой, рядом поставила вазочку с оставшимся с того лета смородиновым вареньем. Черные ягодки лопались на языке, оставляя кисло-сладкое послевкусие. Чай приятно согревал после утренней прохлады.

Бабушка усадила гостей за стол и вышла из кухни.

— Куда это она? — спросила Динка, дуя на горячий чай.

— Сейчас узнаешь, — дедушка хитро улыбнулся.

Вернулась бабуля не одна. В руках она держала красивую коробочку, обернутую атласной лентой. Протянула Динке:

— Ой, мы так рады, внученька, что ты приехала! Хотели с дедушкой тебя порадовать и приготовили маленький подарок.

Взволнованная девочка поцеловала бабушку и с нетерпением принялась развязывать ленту. Откинув крышку, она увидела пухленький блокнот с желтоватыми страничками, обтянутый васильковым ситцем. Посередине красовалась вышитая гладью ромашка. На пару с блокнотом в коробке пряталась самая любимая Динкина шоколадка с фундуком.

Дневник. Динка решила, что будет вести дневник летних радостей, записывать все самое интересное, происходящее с ней в родной деревне. Чем же удивит лето? Впереди три ярких, звенящих радостью месяца счастья. Живи, проживай каждой клеточкой свое неповторимое детство!

Дневник летних приключений

Глава 1. Старый друг

В первый же день каникул произошли события, заставившие меня поволноваться не на шутку! Расскажу все с самого начала.

После завтрака бабуля с дедулей засобирались в соседнюю деревню за кормом для молоденьких курочек. В конце весны птиц привезли с фермы и поселили в уютный курятник. Дедушка заботливо кормит их несколько раз в день, наливает свежую воду, застилает дощатый пол сухой соломой. И обязательно включает в курином домике большую лампу, чтобы цыплятам, еще не до конца укутавшимся в перышки, было тепло.

Так вот. Утром бабушка с дедушкой уехали за кормом, а меня попросили немного погодя заглянуть в курятник, проверить, не выпили ли курочки всю воду, и в случае чего долить.

Неторопливо убрав посуду после завтрака, я прочитала пару глав очень интересной книги и побежала в огород. Там из земли торчат хрупкие хвостики морковки, зеленый лук длинными перышками возвышается над грядкой, а вишня цветет ароматными белыми цветами. Фунтик радостно взвизгнул, увидев меня, и кинулся к ногам.

— Держи, малыш, — из кармана я достала щенку несколько сушек. В нетерпении он облизал мою щеку и принялся за лакомство.

Ни один уголок в огороде не изменился за год. Я уехала отсюда в конце лета, а вернулась в начале. Старенькая деревянная банька приютилась в тени раскидистых яблонь, а прозрачная теплица, будто зоркий охранник, по-хозяйски расположилась рядом с грядками. Все как всегда, и это хорошо.

Вдруг я услышала громкое кудахтанье и всплеск воды и стрелой кинулась в курятник. Перед моими глазами предстало жуткое зрелище: в большой бочке, из которой дедушка наливает воду в поилки для цыплят, бултыхалась старая курица. Она беспомощно била крыльями по воде, запрокидывала голову и истошно кудахтала.

Я безумно испугалась и бросилась на улицу за помощью. Как назло, на мои крики не откликнулась ни одна соседка. Позже я узнала, что именно сегодня старушки уходили на почту за пенсией. Когда жалость к утопающей птице взяла вверх над страхом, я схватила ведро и уже было собралась спешить на помощь, как вдруг скрипнула калитка, и во двор вошел Федька.

Федька — мой старый-престарый друг, с которым мы каждое лето находим разные приключения, ловим рыбу в озере, собираем ягоды… Одним словом, с ним очень весело и интересно!

Когда я увидела друга, от радости мне захотелось броситься ему на шею, но мысли о курице не давали покоя, и я закричала:

— Пошли скорее, там курица тонет!

Мы прибежали к месту происшествия. Федька лихо вытащил мокрую птицу из воды, получил несколько боевых ранений от клюва и сказал:

— Утопленница спасена. Принеси какую-нибудь тряпку, может, старое полотенце. Будем обтирать.

К счастью, полотенце нашлось быстро, и мы хорошо обсушили курочку.

— У нее так сердце стучит, кошмар! Надо птичку отогреть. Где у вас лампа? — спросил Федька.

— Ой, а дедушка ее соседу отдал подчинить. Я сейчас кое-куда сбегаю, подожди.

В моей комнате на столе стояла лампа, которая и стала обогревателем для нашей плавающей курицы. Федька включил светильник над курицей, и мы увидели, как ее перышки начали стремительно сохнуть. Под ноги попалась небольшая миска, в которую я насыпала семечек.

— Как же ты услышал, что я на помощь зову? — спрашиваю я друга.

— Ты так кричала, что у меня кот на чердак убежал и в угол забился! — захохотал Федька.

— Ах, та-а-ак! — я шутливо замахнулась. — Мне было правда очень страшно и стыдно, я ведь о дедушкиной просьбе забыла. Он попросил в курятник сходить, а я задержалась. Потом увидела эту сдуревшую курицу, напугалась, что утонет, и побежала куда глаза глядят. Ты как раз вовремя подоспел.

Пока спасенная птица отходила от шока и клевала семечки, мы с Федькой рассказывали друг другу о том, как пережили зиму, как замучились в школе и как рады каникулам…

К вечеру приехали бабуля с дедулей. Я с опущенными глазами рассказала им о курином переполохе, похвалила спасателя Федьку и поклялась, что больше никогда-никогда не забуду о просьбах взрослых. За находчивость нас наградили молодыми огурцами из теплицы. Весело похрустывая, Федька отправился домой. Мы договорились встретиться завтра утром и поиграть в мяч.

А дедушка, кстати, перенес бочку с водой подальше от курятника и решил носить воду в лейке. Надеюсь, больше куриц спасать не придется.

Глава 2. Деревенские шпионы

И кто бы мог подумать, что в деревне приключится такое чудо?!

После обеда я, как обычно, забралась с ногами в глубокое бабушкино кресло, взяла из книжного шкафа старенький томик со сказками и только начала читать, как вдруг в окно застучали несколько пар кулаков. Через приоткрытую форточку донесся Федькин радостный вопль, тут же подхваченный компанией мальчишек: «Выходи скорее! Там на зерноток что-то интересное привезли!».

Зернотоком в деревне называют большое зернохранилище, куда свозят собранную с полей рожь, ячмень и пшеницу, просеивают от лишнего мусора и готовят к отправке.

Мы с ребятами сломя голову прибежали к зернотоку. На территории гудели большие машины, суетливые рабочие таскали пузатые мешки в амбары. Было так необычно и удивительно видеть, как зернохранилище работает на полную мощность, а не скучает в тишине, как обычно, ведь его основная работа начинается только к концу августа. Но сегодня привезли что-то новое.

— Пойдемте спросим, что в мешках? — предложила я мальчикам.

Приставать с вопросами к рабочим не пришлось. Только мы направились к мужчине, который нес на спине мешок, как вдруг солнце, слепящее глаза, закрыло чье-то большое тело. Деловитый мужичок с блестящей лысиной и недовольной физиономией строго посмотрел на нас, словно ожидая оправданий. Он важно кашлянул и сказал:

— Ну-ка, брысь отсюда! Видите, работа идет? Здесь не место для детей. Идите, и чтобы я вас больше не видел.

С перепугу мы бросились бежать. Отдышавшись на скамейке около дома одного из ребят, мы приняли решение во что бы то ни стало пробраться в хранилище и узнать, что же привезли в деревню грузовики.

— Начинаем шпионскую операцию, — заговорщически шепнул Федька. — План такой: ночью, когда рабочие уедут, мы залезем в амбары и посмотрим, какое сокровище они там прячут! Все согласны или есть возражения?

Федька сделался таким важным и взрослым, что я чуть не лопнула от смеха.

— Агент 007, а если просто подождать, пока тот деловой дядька покинет зернохранилище? Не всегда же ему там расхаживать, а?

— Да-да, правильно Динка говорит, — поддержал меня рыжеволосый конопатый Петя.

— Хорошо. А пока пойдемте за мороженым.

Полдня мы с ребятами ходили вокруг зернотока, опасаясь встретиться с «круглым начальником», и ели пломбир в вафельном стаканчике. Двоюродный Федькин брат Митя принес мел, которым через несколько минут был изрисован весь асфальт. Время тянулось бесконечно долго, и вот наконец послышался басовитый голос того большого дядьки:

— Теперь вы тут без меня справитесь. Поеду на поля — посмотреть, как пшеница спеет.

— Эй, мальчишки, смотрите, он уезжает, — сказала я друзьям. Они насторожились, как настоящие шпионы, и двинулись к воротам зернотока. Не терпелось узнать, что же засыпали в амбары и так тщательно охраняют.

Перед самым входом мы посовещались и решили, что наша компания слишком большая и заметная, и поэтому пойдут только двое: я и Федька — закадычные товарищи.

Мы зашли на территорию хранилища, огляделись. Где-то неподалеку разговаривали мужчины, но вход в главное хранилище был открыт. Еле слышно Федька прокрался вперед, я — за ним. Мы вошли в амбар.

Изнутри амбар оказался очень большим складом с высоченным потолком. Тут насыщенно пахло мукой, под ногами хрустело прошлогоднее зерно, а под самой крышей ворковали голуби. Сквозь дощатые стены просвечивали лучи закатного солнца, освещая летающую мучную пыль. Но главное — зернохранилище было усыпано горами каких-то необыкновенных орехов. Продолговатая шершавая светло-коричневая скорлупа прятала внутри хрустящие ядрышки. Только мы взяли в руки по ореху, как откуда ни возьмись появился рабочий.

— Ребятки, что вы тут делаете? — спросил он. Мое сердце бешено заколотилось от страха.

— Мы… мы хотели только посмотреть, что привезли в зернохранилище. Для пшеницы и ржи ведь еще рано, — растерянно ответил Федька. Впервые он показался мне таким робким. Видно, испугался не на шутку.

— Понимаю ваш интерес! Только зерноток — очень опасное место. Здесь и грузовики ездят, и техника разная работает. А в амбары арахис привезли. Глядите, — тут наш новый знакомый поднял с пола орешек, сжал его в руке и расколол. Скорлупу выбросил, а на ладошке оставил несколько ядер арахиса. — Пробуйте.

Мы с другом взяли по орешку — вкусно! Арахис, который продается в магазине, не сравнится с таким, хранящимся в скорлупке. Он намного вкуснее!

— М-м-м, спасибо! — довольно поблагодарила я. — А что потом будет с арахисом?

— Его привезли в деревенский амбар на хранение и сортировку. Часто попадаются испорченные орешки, их и надо выбросить. А потом арахис развезут по рынкам и магазинам, — объяснил рабочий.

— Вот бы ребятам показать… — мечтательно сказал Федька.

Наверное, добрый мужчина, работающий здесь, вспомнил свое детство и захотел порадовать нас. Он затейливо спросил:

— Нам тут помощь нужна, а работников не хватает. Поможете? А я вас за это награжу!

Дружной гурьбой мы с мальчишками вызвались помочь. Анатолий Степанович, рабочий, который нас арахисом угостил, вручил мне метлу, Федьке и Пете дал лопаты, а остальным ребятам поручил складывать мешки, из которых орехи высыпают. Каждый из нас очень серьезно и со старанием подошел к делу. Помогать взрослым ведь так интересно!

К концу дня амбар сиял чистотой. Ровными горками мальчишки сложили арахис, аккуратно свернули использованные мешки и с приятной усталостью присели отдохнуть около арахисовых куч.

— Батюшки, какая чистота! — всплеснул руками Анатолий Степанович. — Молодцы, ребятишки! Спасибо вам большое.

Тут он зашел за одну из ореховых гор. Несколько минут спустя Анатолий Степанович вышел к нам с полным мешком арахиса и сказал:

— Налетай, работящий народ!

Мы набили полные карманы арахиса и уставшие отправились по домам. Всю дорогу пальцы проворно расщелкивали скорлупу, а в вечерней тишине слышался только довольный арахисовый хруст и мычание коров, возвращающихся с пастбища.

Глава 3. Дед-Секрет

Какое хорошее утро! Солнце, нежное и еще непроснувшееся, приветствует нас с Фунтиком теплыми лучами. Свежий ветерок треплет волосы и норовит забраться под платье. Бегу по траве, а на ногах остаются прохладные сверкающие росинки. Мой пес несется впереди, размахивая пятнистым хвостом, и чихает от попавшей в нос травинки.

Сегодня мы идем в гости к доброму другу. Миновав старую скрипящую мельницу, мы с Фунтиком как-то подустали. Остановились, прислушались — мир просыпается. Звонко поет соловушка, доносится из леса глубокое, протяжное кукушкино «ку-ку». Вдалеке слышится мычание, блеянье, лошадиное ржанье — пастух ведет на пастбище деревенское стадо.

Фунтик радостно лает на пчел, а из соседних дворов собаки, неправильно понявшие его лай, ворчливо гавкают в ответ. Красота на улице, благодать!

Вот мы и пришли.

На залитом солнцем деревянном крыльце сидит Дед-Секрет — родной брат моей бабушки. На нём шляпа набекрень, легкая рубашка с разными пуговицами и заплаткой на груди, рукава закатаны — работа спорится.

— О, кто это ко мне пожаловал! Ну, здравствуй, Динка! — улыбнулся Дед-Секрет и пригласил присесть рядом.

— Что это вы такое интересное делаете? — спросила я, указывая на коробку с инструментами.

— Да у Ромашки колокольчик потерялся, вот решил новый сообразить, — объяснил старичок.

— Здорово! А можно я с вами посижу тут, помогу что-нибудь?

— Ты еще спрашиваешь! Помощники мне всегда нужны. Только вот в горле пересохло. Сбегай, Диночка, в дом. Чайник на плиту поставь.

Оставив Фунтика с дедом, я направилась в дом.

Внутри он оказался меньше, чем снаружи. Тихие просторные комнаты, на окне нежно-голубые занавески. В углу стоит кровать с высокой периной, аккуратно заправленная бежевым пледом, на ней — крепко взбитая подушка. На стене тикают ходики. В комнатах прохладно, пахнет лимонным мылом и мятой. Наверняка Дед-Секрет недавно стирал белье.

«Ой, что это я, в самом деле, такая медлительная. Дедушка же ждет», — поторопилась я. Нашла металлический чайник с самодельной ручкой, налила воды и умело включила плиту.

На столе заметила вазочку с барбарисками, сливочными ирисками и земляничными карамельками. Прихватила нам с дедом несколько штучек.

— Дед-Секрет, я тут конфетки нашла. Можно?

— Можно! — отвечает, смеясь. — Ты ушла чайник ставить, а Фунтик твой и говорит: «Дед, представляешь, Динка-то с Федькой у соседей редиску воровали!».

— Ах, какой проказник! Все мои тайны выдал, — подыгрываю я Деду. — Как это вы про редиску узнали? Мы же всего пару штучек через забор выдернули, темно уже было, ничего не видно.

— Я и не видел. Фунтик рассказал, — серьезно говорит Дед-Секрет.

Эх, шутник какой. А сам еле сдерживается, чтобы не рассмеяться.

— Знаешь, как Ромашка колокольчик потеряла? Развязалась у нее на шее веревочка, колокольчик в траву и упал. В ту минуту пробегал мимо ежик. Он ему «дзинь» на спину — и убежал вместе с колючим. Бегает теперь еж по лесу и звенит. Слышно даже здесь. Прислушайся, Динка, тоже услышишь, — рассказал дед и сосредоточенно замолчал, навострив уши в сторону леса.

— Ну и смешной же вы! — говорю. — А колокольчик красивый получается! Пойдемте чай пить.

Дед-Секрет вынес поднос с кружками на крыльцо, и мы пили чай. Шурша обертками от конфет, смотрели альбом с черно-белыми фотокарточками. Дед рассказывал, как работал врачом в нашей деревне, лечил людей.

До чего же добрый и интересный наш Дед-Секрет! Недаром его так прозвали: обо всем он шутку-прибаутку сочинит, для каждого сказку придумает. Вроде совсем обычный дед. Трудится, в огороде хозяйничает, как и все. Только вот огонек у него внутри живет, который любого прохожего согреет, — неравнодушие называется. Дед-Секрет с взрослым поговорит, ребятне конфетку или пряник предложит, кошку-собаку погладит, приласкает.

И дела у Деда-Секрета спорятся. И Бог ему здоровье и силы дает за его доброту. Красивая душа у Деда-Секрета, интереснее с ним, чем с любой книжкой. Ноги сами к нему ведут поутру.

Теплый он, сказочный наш Дед-Секрет. И барбариски у него самые вкусные.

Глава 4. Шахматная заварушка

Скрип-скрап, скрип-скрап, — поскрипывают старые, тронутые ржавчиной качели, раскачиваясь на которых, мы с Федькой достаем до тяжелых туч.

Мы подлетаем все выше и выше, с каждым разом сердце подбирается ближе к горлу, выдох будто перепрыгивает через страх, притаившийся где-то внутри. Я люблю захватывающую высоту, но все же замираю, прикасаясь к небесам. Ветер обнимает свежими потоками руки, покрытые мурашками. Кажется, на всем белом свете есть только бескрайние деревенские луга, скрипучие качели и широкие ветряные объятия. Постепенно замедляемся, возвращаемся на землю.

Остановились. Над головой громыхнула дождевая туча, небо спряталось за синюшное покрывало.

— Сейчас ливанет, — задумчиво произнес Федька, всматриваясь ввысь.

— Ага. Надо торопиться, бежать домой скорее, — отвечаю я. — А пойдем ко мне? Вчера дедушке кто-то новые шахматы подарил, попросим поиграть!

— Давай, — с плохо скрываемой радостью согласился друг, и мы помчались домой.

Дедушка латал прохудившуюся шиферную крышу, стоя на прочной стремянке. В два голоса мы спросили у него про шахматы.

— Конечно, берите! Есть-то хотите?

Наши с другом урчащие животы говорили сами за себя.

— Бегите, сполосните руки, а я бабушке доложу, что два голодных сорванца прибыли, — захохотал дедуля.

Пока мы отмывали руки от липкого одуванчикового молочка, бабушка поставила на плиту сковородку и зажгла газ. По кухне поплыл аромат жаренных на сливочном масле яиц. Мы с нетерпением уселись за стол. Наконец, яичница очутилась на тарелках, а потом и в животах.

Бабуля умилялась, глядя на нас, а потом сказала, убирая посуду:

— А к чаю мы с вами напечем рогаликов с вареной сгущенкой. У меня тут как раз припасена баночка сгущенного молока. Сейчас его сварим, — бабушка упорхала в кладовую. Выяснилось, что у нас закончилось сливочное масло (последнее использовалось для приготовления яичницы).

Бабушка быстренько нарядилась в хорошенькое платьице, накинула на плечи вязаную шаль с белоснежными кисточками. Последний штрих — розовая шляпка.

— Что-то ты не по погоде нарядилась, бабуль. Там дождь намечается и ветер с ног сбивает. Шляпка точно улетит, — заботливо предупредила я.

— Ой, и правда! Какая я рассеянная, даже в окно не поглядела! Кстати, ребятки, мне помощь нужна. Сгущенку сварить надо, чтобы она загустела и стала карамельного цвета. В магазин в такую погоду я вас отпустить не могу — далеко, поэтому будете хозяйничать тут, — распорядилась бабушка. Она набрала в эмалированную кастрюльку воды, поставила в нее закрытую блестящую баночку со сгущенным молоком.

— Через два часа напомните дедушке выключить плиту, сами даже не подходите! Я по пути на почту забегу, могу не успеть вернуться, — наказала нам бабушка и ушла.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 216
печатная A5
от 339