электронная
120
печатная A5
293
18+
Леса заблуждений и поля открытий

Бесплатный фрагмент - Леса заблуждений и поля открытий

Объем:
62 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-4147-0
электронная
от 120
печатная A5
от 293

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Смысл жизни

Джастин работал инженером-программистом в компании, которая занималась продажами «Софта» — программ для коммерческих организаций. Вся работа происходила в офисе. Выезжать потребности не возникало, так как все установки производились по удаленному доступу. Монотонная работа и просиживание регламентированного времени убивало все желания, что-либо делать. Поэтому Джастин пытался вносить разнообразия в свою жизнь, устанавливая на чужие компьютеры безобидные игры с пошлым содержанием и другие мелкие шалости. Однако эти шутки не особенно восхищали клиентов, поэтому вскоре пришлось прекратить хулиганить. Скука и опустошение все больше и больше одолевали программиста. Самочувствие после работы было настолько плохим, что хотелось просто напиться.

После работы Джастин зашел в магазин и купил флягу коньяка. На остановке общественного транспорта он сел на лавку и стал ждать троллейбус. Рука невольно потянулась к горлышку бутылки, крышка поддалась, и вскоре содержимое уже вливалось внутрь Джастина. Неожиданно, на лавку остановки подсел бродяга, который молчал и смотрел на Джастина с чувством зависти. Потом, не выдержал и обратился к Джастину.

— В одно горло гасишь? Без закуси. Не нальете ли вы мне этого дорогого напитка?

— Ну, кому дорогой, а кому и не очень, — равнодушно ответил Джастин.

— Угости, добрый человек, а я тебе правду жизни раскрою, — заманчиво попросил бедняга.

— А ты, то откуда ее знаешь? Ну Ладно. Бери все, дарю, — брезгливо предложил Джастин.

Джастину уже стало все равно, алкоголь успел сделать свое дело, и вскоре коньяк непрерывно вливался в горло бомжа. К остановке подошел троллейбус, но из него никто не вышел, и никто не зашел. Двери троллейбуса закрылись, и тот уехал.

— Спасибо, тебе, мил человек! — вежливо поблагодарил бедняга Джастина и швырнул пустую бутылку в металлическую урну. Бутылка с грохотом брякнула в пустой урне, но не разбилась.

— Ну, теперь твоя очередь, рассказывай о своем смысле жизни, — нарушил молчание Джастин и хлопнул ладонями о свои колени. Бомж поднял указательный палец правой руки и, вертя им возле своего грязного лица, начал свой доклад.

— Так вот, каждый человек вьет свой узел жизни, но когда узел переплетается настолько сложно, что распутать его уже невозможно, сверху появляется Перст господний. Перст этот проходит через родник в голове, а выходит через анус, нанизав все узлы на себя, как канапе…

— Что, замолчал? Дальше-то что? — нетерпеливо напомнил замолчавшему бомжу Джастин.

— А дальше, самое неприятное. Если хочешь ходить с пальцем в заднице, то станешь верующим человеком, а если нет, то господь вытянет из тебя палец со всеми узлами и путами, и освободит тело от души и разума. Вот это и есть смысл жизни, хочешь ты этого или нет.

— Да, умно придумано, — заметил Джастин, — а палец этот точно господний, а не дьявольский? Как проверить?

— Все зависит от направления проникновения пальца в зад. При этом и те и другие верующие в одного бога верят, в церквях иконы и кресты облизывают, молитвы читают.

К остановке подошел другой троллейбус, Джастин спокойно встал и, не попрощавшись с бродягой, вошел, шатаясь в вагон. Весь остаток вечера Джастин думал о смысле жизни и о Пальце господнем, а ночью ему приснились кошмарные сны.

Три сна

Разбросав свои конечности по софе, и дрыгая изредка ногами, Джастину снились кошмары. Сначала это был коридор из огромных каменных шаров, шары постоянно перемещались, сталкивались между собой, поэтому находиться на одном месте было невозможно. Несколько раз Джастин попадал между двумя такими шарами, и его так сильно зажимало, что шансов на спасение не оставалось. В такие мгновения хотелось от безысходности кричать, но из-за сжатых легких кричать уже не было сил. Случайный шар, движущийся хаотично, ударялся о стенки тисков и, только тогда, удавалось выбраться из тисков. А двигаться по-прежнему надо, шары под ногами вращались, ноги проваливаются между ними, и вот уже опять затруднительное положение. Перевернувшись кверху ногами и нащупав небольшой простор, Джастин продвинулся, но наконец, понял, что крутится на одном месте. Тогда Джастин проснулся, перевернулся на другой бок и вскоре заново заснул.

Дальше ему приснилась симпатичная и полунагая девушка с длинными крашеными волосами. Она постоянно пряталась от него, подглядывала, а потом убегала с веселым смехом. Несколько раз удавалось Джастину коснуться ее волос, и даже успеть запутаться в них как в паутине, и все это продолжалось до тех пор, пока они не оказалась на проезжей части. Волосы девушки развевались по ветру и ложились то на дорогу, то на проезжающие автомобили. Джастин предвидя опасность, просил ее быть поосторожнее, но она продолжала свои выкрутасы. Наконец волосы намотались на колесо проезжающего автобуса. Улыбка девушки сменилась ужасом боли, а автобус, не останавливаясь, продолжал свое движение. И вот уже Джастин в полной растерянности смотрит на удаляющийся автобус, видит колесо с болтающимся телом девицы и хочется рыдать и кричать от горя. В холодном поту Джастин опять проснулся.

Под утро ему приснился еще один сон, который также запомнился своей реалистичностью. Квартира Джастина была в шестнадцатиэтажном доме на девятом этаже. В квартире находились все обязательные элементы мебели современной жизни. Во сне все предметы выглядели немного иначе, но все равно, были узнаваемы. Устроенная шумная вечеринка, в честь долгожданной пятницы, утомила всех присутствующих, и теперь друзья и коллеги устроились для отдыха, где только можно. Неожиданно, Джастин почувствовал неладное, кирпичная стена дрогнула, и в ней появилась увеличивающаяся трещина. В то же мгновение потолочная плита сдвинулась с места, и на всех присутствующих посыпался строительный мусор и вещи от соседей. Пытаясь выбраться из перекосившейся кровати, Джастин начал звать на помощь и будить всех присутствующих. Он видел, как они с криками выпадают на улицу, некоторые уже лежат под завалами и не двигаются. Самого его обливает кипятком с паром и неумолимо вниз головой затягивает в провал.

Солнечное утро прервало кошмарные сны. Через пять минут заиграл будильник. Джастин окончательно пришел в себя, умылся, перекусил и собрался на работу. По телевизору показывали бородатого мужика в черной рясе и крестом на шее, который монотонным бухтением задержал Джастина у экрана: «Счастье — это не приобретение новой машины, работы или дома, это не заключение брака и появление детей, только не поймите меня неправильно, а в правильное время с Божьим благословлением своевременная дефекация, которая способствует не только очищению тела, но и души».

Джастин вышел на улицу, зашел в троллейбус и доехал до той остановке, на которой вчера распивал коньяк с бомжом. На противоположной остановке стояли две полицейские машины с включенными маячками. Проходя мимо них Джастин увидел того самого бродягу, который теперь лежал на тротуаре в позе спящего. Голова его была покрыта голубой салфеткой. Пакет с вещами лежал на лавке. Джастин вспомнил голос несчастного бродяги и его рассказ о правде жизни.

Приглашение на семинар

На работе все было как всегда. Привычка шалить в чужих корпоративных сетях подбила Джастина заменил название некоторых файлов в базе данных на нецензурные слова. Это добавило разнообразия в работу. Во время обеда в кафе он сидел за одним столом с ухоженным седоволосым пожилым господином в костюме, который вечно улыбался и постоянно, что-то напевал. Он подарил буклет с религиозным содержанием какой-то секты и приглашение на семинар. Прошло несколько дней, пока Джастин уговорил себя посетить указанное заведение в приглашении. Придя по адресу, заведением оказался бывшее здание кинотеатра.

Уже с порога Джастина встретили местные аборигены — два худых старца в голубых простынях. Цвет простыни напомнил салфетку на голове бродяги, что немного смутило Джастина.

— Здравствуйте! Я пришел по вот этому приглашению, — сказал Джастин.

— Святой Брат ждет тебя, он любит таких как ты, он имеет таких как ты, — ответили ему.

Оба сухофрукта предложили переодеться в домашние тапочки и пройти в туалет, где обязательно умыться, помыть с мылом ноги и руки, после чего намытого его повели в зал. В зале все зрители сидели в тапочках и уже во все горло пели, какой то гимн, очень громко играла музыка, а на сцене откровенно бесились полураздетые клоуны.

— Мне нравится молиться; мне нравится прославлять Бога и наклоняться Ему; не надо стесняться словесных оскорблений, телесных мучений и унижений — все это дары исцеления и пророчества Святого Духа,. Я слышу Божий голос и всегда повинуюсь тому, что Бог говорит мне; если Бог имеет меня, то и я поимею Бога, — драл хриплую глотку один из клоунов-проповедников.

Джастину показали место в зале, куда можно было сесть и вскоре то, что происходило на сцене, увлекло внимание. Клоунами на сцене оказались проповедники секты. Они страдальчески пели и активно танцевали, громко в микрофон распевали молитвы.

— Все свои заботы я возлагаю на Господа, и пусть Он вытирает об меня свои ноги; я не боюсь людей и не боюсь их гнева, так как Бог помазал меня своим творением. Если я возлагаю руки на тело ближнего своего, то и он не откажут мне ни в чем. Ремонт моего дома закончен; у меня есть новая красивая мебель и новая машина, но мне этого всего не надо, — также хрипло гундел в микрофон проповедник, от чего микрофон зашкаливало, и он трещал.

Периодически на сцену выбегали неуравновешенные зрители, которые сразу впадали в экстаз, и в истерии скатывались со сцены обратно в зал. Неожиданно, на головы зрителей посыпалась золотая мишура, а в воздухе запахло, чем-то ароматным. Спустя время публику смело со своих мест в зале, они как зомби из фильмов ужаса, с вытянутыми руками лезли напролом к сцене и забирались на нее.

— Я буду обращаться к Богу, и Он вступится за меня и вознаградит меня; я изгоняю бесов и демонов, ничто смертоносное не повредит мне; Бог вставит в мои уста свой перст, и никто не заставит меня избавиться от него. Я могу узнать в чужом лице дьявольскую рожу; Я плюну в неё и повинуюсь только Божьему Слову; У меня много денег, лишних денег, часть которых я всегда могу уделить другим, — низвергал словесный понос осипший голос из свистящих динамиков.

Кульминацией экзорцизма было всеобщее лобзание друг друга, кувыркание по сцене с рыданиями и диким хохотом. Джастин так же, как и все, оказался на сцене. Его хватали и тянули куда-то липкие руки, сопливые и обалделые лица членов братства тыкались ему в грудь, проповедник громко орал ему в ухо противные слова молитвы, от чего у Джастина задрожали колени, ему захотелось уйти. Наступив на чью-то голову, он повалился на пол сцены. Желая убраться со сцены, Джастин встал на четвереньки и быстро стал убираться проч. Чьи-то руки вцепились за зад и принялись имитировать совокупление. Джастин обернулся и увидел того самого старичка из кафе, оттолкнул насильника и бросился бежать из этого заведения. Только на улице обнаружил, что кроссовки остались в вестибюле, но возвращаться совсем не хотелось.

Поездка на свидание

Сегодня Джастину позвонила его девушка Хейли. Она много прикалывалась и шутила по телефону, а в конце разговора пригласила в гости. Они давно не встречались, поэтому им было о чем поговорить. С Хейли всегда хорошо, она гостеприимна, всегда накормит до отвала и всегда поддержит любую тему разговора. Работала она в транспортной компании логистом, работа ей очень нравилась, зарплата позволила ей купить новенький автомобиль и жить в обставленной личной квартирке. Один только недостаток был у Хейли, она жила в спальном районе города, добраться до которого из центра города, где проживал Джастин, было затруднительно.

Неприятности начались еще на остановке общественного транспорта. Подошел автобус, в который войти было невозможно, поэтому пришлось подождать следующий. В следующий автобус войти так же не получилось, разве только влезть, что и сделали другие граждане. Когда подошел третий автобус, Джастин не уступая никому очереди, метнулся в двери и уцепился за поручень, автобус закрыл двери и поехал. За рулем автобуса сидел водитель со студнем вместо мозгов, на каждой остановке он нарочно без надобности открывал и закрывал двери.

— Я не могу не впускать пассажиров на остановках, а право на поездку есть у всех, — уверенно оправдывался он.

В салоне автобуса было очень душно, все форточки и окна были закупорены, по окнам капельками стекал жирный потный конденсат. Все пассажиры, стиснув зубы и вцепившись из последних сил, терпели выкрутасы водителя, который круто объезжал неровности на дороге, резко набирал скорость и тормозил. Несколько раз Джастин выпадал из дверей автобуса, когда на остановке надо было выпустить кого-то. Через некоторое время Джастину удалось подняться со ступенек в салон. Где-то позади граждане зашумели, возникла паническая давка, оказалось что это стошнило беременную женщину, горький запах желчи рвотных масс расходился по вагону. Очевидно, пользуясь, случаем, другой пассажир испортил воздух кишечными газами, и в вагоне невыносимо завоняло. Народ начал возмущался, прикрывать нос платками, стоячие пассажиры толкались спинами и локтями. Наконец открыли вентиляционные люки на потолке, ворвавшийся свежий ветер растрепал вспотевшие волосы и выдувал запах нечистот. Постоянно из автобуса на остановках кто-то выходил и заходил. Когда, кто-либо пробирался по вагону к выходу Джастина, как резинового, прогибало в сторону сидящих пассажиров. При этом он невольно упирался передом в щеку сидящей женщины, что вызвало у него непроизвольную эрекцию и чувство стыда. Женщина невозмутимо отвернулась в сторону окна и предоставила для надругательства затылок с пышной шевелюрой. Пришло время и Джастину выходить из автобуса на следующей остановке. Задача предстояла нелегкая, нужно было просить каждого об обмене местами, продвигаясь к выходу, с треском разошелся шов на куртке у Джастина. Выйти из дверей не позволял маленький толстяк, который обеими руками уцепился в поручень и наотрез оказался выходить.

— Прошу Вас, пропустите, мне сейчас выходить, — просил его Джастин.

— Что проспался? Да? Меньше спать надо, — бурчал грозно толстяк.

Пришлось лезть через потного толстяка. Он сопротивлялся, дергался, рычал, но влип в поручень намертво. Тогда Джастин перелез через плечи вредного пассажира и оказался на остановке. Он ужасно рассердился и на прощание со всего размаху пробил футбольное пенальти в жирную задницу этого толстяка. Двери закрылись и автобус уехал.

Когда Джастин пришел к дому Хейли, оказалось, что ее еще не было дома. По мобильному телефону он узнал, что она в дикой пробке, но скоро будет. Вскоре действительно подъехал автомобиль, и из него вышла улыбающаяся подруга. Автобусные события отошли на второй план. Весь вечер Джастин и Хейли беседовали на разные темы, занимались любовью, слушали громко музыку, бесились и смеялись. Хейли зашила разорванный шов на куртке. Было уже поздно, когда Джастин попрощался с Хейли и отправился к себе домой.

Алекс и Мери

Совместно с Джастином в компании работали два близнеца-транссексуала на должностях office-manager. Одну ошибку природы звали Алекс, а другую Мери. Кто из них был первоначально мужчиной разобрать невозможно, обе с виду похожи на женщин и на мужика, если присмотреться. Они одевали одежду в стиле unisex либо military, иногда приходили в чисто женской одежде, говорили в среднем диапазоне голоса, подстригались под garcon. Всегда шли домой вместе, жили вместе. Когда, кто-то из близнецов был один, назвать по имени и не ошибиться, было очень сложно. Их просили вешать бейджики с именами, но и это не помогало. Они не общались с работниками на нерабочие темы, не обращали внимания на шутки со стороны сотрудников, поэтому про них слагали легенды и различные байки.

— У! Как вы похожи! Вы близнецы-братья?

— Нет.

— А так похожи друг на друга! Как две капли воды! И не близнецы — братья?

— Не всегда, если похожи, то сразу братья. Мы, например, сёстры.

Вообще, никто из сотрудников никогда не оскорбляли и даже не обижали Алекс и Мери, в общении с ними проявляли уважение и оказывали помощь в некоторых случаях.

Однажды Джастину повезло, он узнал о жизни Алекс и Мэри гораздо больше, чем сотрудникам. Случилось это в воскресение. Джастину позвонил на мобильный телефон Алекс с просьбой приехать к ним домой и настроить новый компьютер и доступ в интернет. Особых дел у Джастина не намечалось, он собрался и приехал по указанному адресу. Обстановка, в которой проживали близняшки, напоминала фильм ужаса. Никак не ожидалось увидеть пошарпанные стены, некрашеный пол и двери, отсутствие уюта и чистоты. По квартире принято было ходить в уличной обуви и не снимать верхней одежды. Всюду валялся какой-то хлам, но больше всего поразило Джастина, наличие помойных сломанных вещей во всех углах. Стараясь, не обращать на бардак внимание, Джастин увлекся настройкой указанного компьютера. Позади него, как привидения, проносились Мэри и Алекс, которые шептались, шуршали пакетами и скрипели половицами. В воздухе создавалась напряженная обстановка, все это подействовало на Джастина, он не выдержал и поддался соблазну своей вредной привычке шалить, дополнительно создав полный удаленный доступ к компьютеру по интернету. Месторасположение компьютера и установленной на мониторе веб-камеры позволяло видеть всю комнату. Когда Джастин закончил все настройки и собрался уходить, близняшки предложили выпить за компанию по бутылочке пива на кухне. Кухня также не отличалась своей ухоженностью, подкопченные стены и потолок, перекошенные дверцы мебели, немытая посуда в мойке и обхарканный холодильник с магнитиками не вдохновляли на прием пищи и уют. На кухне висели засаленные занавески, об которые, по-видимому, вытирались не только руки, но и что-то другое. Джастин не знал, какие подобрать слова для начала беседы с этими ошибками генетических опытов.

— И давно вы тут живете?

— Давно, сколько себя помним, предки переехали в мир иной.

— Я знаю одного мастера на все руки, он занимается ремонтом квартир, могу порекомендовать. Недорого… — Начал, было, Джастин после того, как хмель расслабил напряженность.

— На кой фиг ремонт нам нужен? — прервал ответ одной. — У нас все зашибись. Вода и свет есть, тепло, инцекты не донимают.

Пиво в бутылке закончилось, разговор дальше не клеился. Джастин попрощался и ушел. По пути к своему дому Джастин ехидно радовался: «Все-таки хорошо, что я установил удаленку!» Его периодически пробивало на смех, когда в воображении он представлял сцены из жизни Алекс и Мери. Об этом случае Джастин не рассказал никому, это была еще одна сакральная тайна системного администратора.

Убитый вечер

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 293