электронная
126
печатная A5
314
12+
Легенды и были Жигулей

Бесплатный фрагмент - Легенды и были Жигулей

Часовые сумрака


Объем:
132 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-8385-2
электронная
от 126
печатная A5
от 314

История про вампиров и оборотней, как они есть, рассказанная очевидцем и участником странных событий.

Часть первая. Гости

Глава 1. Испорченное чаепитие

Сумерки сгущались над нашей дачей. Впрочем, тогда, в них не было ни чего зловещего, несмотря на жуткую популярность одноименного кино — шедевра. Это были самые настоящие, и вполне приятные, летние сумерки. Самое время для дачных посиделок, когда соседи собираются на веранде, попить чайку с клубничным вареньем — пятиминуткой, да поболтать о чём-нибудь интересном и невероятном!

За нашим столом, нас сейчас собралось семеро: — Хозяйка дачи, то есть — я сама, и моя дочь Марья- ученая-разумница, тринадцати с половиной лет; наша соседка, и моя ближайшая дачная подруга Катерина, её неугомонные сыновья — погодки, Борька и Игорь, да ещё, неожиданные наши гости: — единственный племянник соседки, и его подружка, путешествующие этим летом автостопом по матушке России.

Племянника звали Евгений, а его спутницу, — Кристиной. Тётка Жени, Катерина, не раз рассказывала мне про своего любимого крестника. Турист, альпинист, и заядлый любитель всяческих экстремальных способов активного отдыха, Женька, заставил понервничать всю семью не далее, как в прошлом году.

Почти месяц разыскивали их небольшую туристическую группу, пропавшую в Карпатах. Парень объявился сам, в глухой закарпатской деревне, живой невредимый, только порядком измученный. Сказал, что заплутали в пещерах, долго шли под землей, а потом бродили по Карпатским лесам. Где то, в округе, потихоньку нашлись пропавшие одновременно с ним, ещё трое парней.

И вот, вечный герой Катиных рассказов, сидел на нашей терраске, передо мной, лично! Надо сказать, он был вполне симпатичным парнем: — ладным, смирным, и ни что не выдавало в нём экстремала. Внешность, впрочем, у него была тоже, вполне заурядная. Крепкий паренек, коротко стриженный по молодежной моде, ярко выраженной славянской внешности. Ни цвет глаз, ни цвет волос, с первого взгляда и не различишь.

Кристина, же, была изумительная, редкая красавица! Темно-каштановые, длинные, вьющиеся волосы, тяжелой волной катились по точеным девичьим плечам. Необыкновенно яркие, лучистые, зеленые, как изумруды глаза, обрамляли длинные, густые, черные ресницы. Брови изогнутыми стрелами доходили до висков. Пухлые, алые, идеально очерченные губы не нуждались в помаде. И вся, она, — стройная, гибкая, белокожая, с идеальными чертами и пропорциями, будто сошла с обложки дорогого, глянцевого журнала.

Катя с обожанием поглядывала на крестника, а мне с особым значением указывала глазами на Кристину. — Мол, вот, какая красотка! Знай наших! Но, при такой своей невероятной красоте, Кристина была, почему то, застенчивой скромницей, что совсем не вязалось с её эффектной, даже вызывающей внешностью. Не прилагая ни каких усилий, Кристина очаровала всех нас, от мала, до велика!

Исключение составил только наш дворовый пёс Пончик, — он один, почему то, не разделял общей симпатии к гостье. Лишь только она появилась у нас на участке, он тут же, стал ворчать и подскуливать, да пугливо шарахался от неё в сторону. Я признаться, первый раз видела его в таком настроении! Зато, наша кошка Лана, не отходила от Кристины ни на шаг! Вот и сейчас, она сидела на террасе, не сводя с гостьи своих круглых и желтых, как полная луна глаз.

Разговор сначала, как водится, был ни о чём, крутился, всё больше вокруг да около Женькиных небезопасных увлечений. Но Женька тему не поддерживал, о приключениях не рассказывал. И мы с Катей, глядя на молодых, быстро настроились на романтический лад, и с пристрастием выясняли степень серьёзности их отношений, и совместные планы на будущее.

Оказалось, что познакомились они прошедшим летом, именно в той, злосчастной, экспедиции! Кристина жила во Львове, а в прикарпатскую деревню, приезжала к бабке с дедом погостить, каждое лето.

Но наши дети, только что мирно соседствующие за столом, вдруг, обо всех забыв, стали громко препираться между собой. И сейчас, наши подростки спорили, кто круче: — «Железные человек», «Халк», «Тор» или «капитан Америка». Моя Мария, была на целый год старше Борика, и на два с небольшим старше Гошки, и теперь выслушивала их мальчишечьи восторги с высокомерным скепсисом! Да и вообще, со старыми приятелями вела себя надменно, общалась снисходительно, и на прежнюю «Машку» вовсе не откликалась, позиционируя себя теперь, исключительно, как девушку.

Когда мы с Катей отвлеклись, наконец, от чужой «лав-стори», культурные дебаты наших детей, уже явно перестали носить мирный характер, и грозили перейти в военные действия местного, дачного значения.

— Борис! Гоша! Как вы разговариваете с Машей! — Очнувшись, первая ввязалась в баталию Екатерина.- Что это за поток изящной словесности?!! — «Чухня», «фигня» и «отстой»?! Вы на каком языке сейчас говорите?! — Бросилась воспитывать своих парней Катя, (она была филологом по образованию, и преподавала когда то великий и могучий, а ныне, забытый и изувеченный, русский язык). Её мальчишки так увлеклись, что забыли, чего ни в коем случае нельзя делать при маме, иначе, возмездие грядёт неотвратимо! (Катя запросто, в качестве родительского назидания, могла заставить читать ей вслух Достоевского!!!)

— Мам, да это Машка первая начала, — заныл более хитрый Гошка, — она сказала, что если смотреть одно дебилюшное фентези, мы сами вырастем полными отморозками! Тут краснеть за дочь пришлось уже мне. Мы переглянулись с приятельницей, пытаясь гнуть единую педагогическую линию.

— Это вполне понятно, что вам нравятся совершенно разные вещи, — выступила третейским судьей Катерина, — но нужно быть терпимым к чужим интересам и увлечениям! Если вы сейчас не научитесь толерантности, вы не сможете стать цивилизованными людьми! И любую точку зрения можно высказать, нормальным человеческим языком, не прибегая к этому ужасному сленгу олигофренов! — Подсела на любимого конька Катя.

Я видела, как под столом Женя потихоньку толкнул локтем Кристину, и они переглянувшись украдкой, беззвучно хихикая, слишком низко склонились над давно пустыми чайными чашками…

Чтобы поддержать подругу, я вынуждена была сделать Машке замечание. Но та только фыркнула в ответ, и демонстративно его проигнорировала.

— Маша! ты же считаешь себя взрослой девочкой! — Попыталась я надавить ещё раз, на её сознание. Тогда веди себя, пожалуйста, соответственно!

Но тут оскорбился Борька, который всегда болезненно относился к фактическому старшинству Машки- Марии.

— Ага! Как же! Взрослая она! Ничем она нас не умнее! Видите ли, Халк ей не нравиться! А сама, в прошлом году, ещё от Гарри Поттера пёрлась! А сейчас, совсем на своих вампирах и оборотнях помешалась!!! — Уличил он Марью при всём честном народе.

Действительно, в последние месяцы, моя дочь стала ярой фанаткой Стефани Майер, автора «сумеречной саги». Я, понятное дело, ни какого романтизма в воспевании вампирской любви не видела, и муссирование этой темы считала скорее вредной, чем увлекательной.

Короче, как говориться, вечер перестал быть томным! Нам оставалось только разойтись, Кристина и Женя явно чувствовали себя неуютно. Тем более, что стало совсем темно, резко похолодало, и над верандой повисла низкая и яркая, растущая Луна.

— Ну, нам пора восвояси! Спасибо за чай! — Засобиралась Катерина, а своим провинившимся мальчишкам, многозначительно скомандовала:- «Марш домой!» (Придётся им ненормативную лексику, видать, опять, — классиками отрабатывать!)

— Спасибо, у Вас очень вкусное варенье! — Сделала мне комплимент Кристина, выбираясь из-за стола.

— Если понравилось, я тебе ещё завтра сварю! — Живо откликнулась я, и, повернувшись к девушке, которая стояла сейчас под лампой, напугалась явным признакам нездоровья, вдруг проступившим у неё на лице. Её изысканная белокожесть вдруг, превратилась в ужасающую бледность. А под глазами, у носа, и вокруг губ, и вовсе, залегли темные тени. — Кристиночка, ты себя хорошо чувствуешь?! — Переполошилась я, — ты, что-то такая бледная!!!

— Нет, нет, не волнуйтесь, со мной все хорошо, — попыталась успокаивающе улыбнуться мне гостья, но и улыбка у неё получилась странной, абсолютно неестественной. — У меня бывает так иногда… — Пряталась она в тень, хватаясь рукой за Женю.

— Да всё нормально, тёть Тань, она просто замерзла, — пришёл ей на выручку парень, и, обняв её за плечи, решительно повёл девушку к калитке.

— У тебя наверняка вегето-сосудистая дистония, набросила я на ходу свою махеровую кофту на девушку, — одеваться надо теплее!

Я провожала гостей до соседской калитки. По дороге, мы с Катериной,, уговаривали ребят остаться пожить с нами на даче. — Вы не представляете, какая здесь летом благодать! — Наперебой с приятельницей описывали мы местные красоты. — И Волга, и озёра, и горы, мы живём, между прочим, в заповеднике! Деревня в километре от дачного посёлка, — натуральные продукты, и привычный всем «Магнит», всё есть!

— Да мы ехали собственно в горы Жигули, а не на деревенское молочко! — Смеясь, отнекивался Женька, не признававший ни какого отдыха, кроме активного. Вот завтра днём посмотрю окрестности, сориентируюсь на местности, а к вечеру, может, в поход с Кристей двинемся!

— Да ты что, опять за старое! — Всполошилась его тётка, — мало тебе прошлогодних Карпат!

— Жигули не Карпаты! — Шутливо махнул рукой парень, но я успела разглядеть какое серьезное и сосредоточенное у него было при этом лицо.

— А по — моему, не очень рационально начинать поход в ночь, — влезла я со своими мыслями. — Отдохните завтра хорошенько, а послезавтра с утра и выйдете!

— Боюсь, до места не успеем добраться, покачал головой Женя, долгим и изучающим взглядом всматриваясь в ночное светило. — Когда у нас полнолуние- то? — Вдруг поинтересовался он, крепче прижимая к себе молчащую Кристину.

— Не знаю, дня два, три, ещё, наверно, — равнодушно анализировала Катя наливающуюся полноту Луны.

— В интернете можно посмотреть, подробно, по часам и минутам на данной широте! — Опять не удержалась я от совета.

Где то в посёлке залаяла, потревоженная нашей болтовнёй чья то собака, и мы, наконец, распрощались, и разошлись, пожелав друг другу, спокойной ночи.

Глава 2. Ночные миазмы

К моему удовольствию, дочь успела прибрать стол на веранде, после не вполне удавшегося чаепития, и теперь сидела у телевизора, озабоченно листая какую -то книгу.

— Что ты так долго? — хмуро спросила она меня, продолжая искать что- то в тексте.

— Разве -долго? Немного поболтали у калитки! Как странно, Пончика нигде не видать, он что ужинать не хочет?! — Удивилась, я, — обычно, вечером пес ходил за мной как привязанный. В ответ, из спальни донесся грустный вздох со свистом. Виновато виляя пушистым хвостом, на полусогнутых ногах, и с прижатыми ушами, из под моей кровати, выполз наш дачный страж.

— Странный ты какой сегодня, ты не заболел часом? — Потрепала я его по загривку, и попыталась увлечь едой. Но пес только жался к моим ногам, и, скуля, заглядывал мне в глаза.

— Он просто боится! — Опять оторвалась от штудирования своего «фолианта» Машка.

— Чего?! — Всерьёз удивилась я. — Ни чего, а кого! — Поправила меня дочь, и так и не взяв на себя труд мне что-нибудь объяснить, вдруг спросила: — Ну как тебе, понравилась Кристина?

— Да, понравилась, — не чуя подвоха, ответила я, — очень красивая девушка, только совсем неуверенная в себе, почему то!

— Это она ещё в силу не вошла, потому у неё такой раздрай. — Авторитетно заявила Машка.

— Маш, ты сейчас, вообще, о чём? — Спросила я, вставая, чтобы взять пульт, и выключить, наконец, канал ТВ3, — день и ночь вещавший о паранормальных явлениях. Проходя мимо дочери, я, повинуясь инстинктивному материнскому любопытству, перевернула книгу в её руках, обложкой вверх. И тут мне стало все ясно!

— Маша!!! — Застонала я, вырывая у неё из рук «Энциклопедию нечисти», открытую на главе -«Как распознать вампира». — Прав был сегодня Борик, ты действительно чокнулась! Я стараюсь быть лояльной к твоим увлечениям, но всему же есть предел! Ты, чего доброго, скоро с осиновыми кольями за людьми гоняться начнёшь! Это уже паранойя, Маша, ты что, не понимаешь?! -Трясла я книжкой перед носом у дочери.

— Мама! — Это ты не понимаешь! — Добавила в голос металла та, — и это, — не паранойя! Ты просто не в теме! И чтобы ты убедилась, что я не сумашедшая, я тебе докажу, притом очень логично, и, даже в нескольких вариантах, что сегодня мы все, лично, познакомились с молодой вампиршей!

— Боже! — Схватилась я за голову, — точно, это диагноз! Все сумашедшие хитрые, и пытаются доказать, что они нормальны! Маша, очнись, ты уже не ребенок, чтобы так безоглядно верить в сказки! Вампиры и оборотни, это выдумка, фольклор, который вдруг стал модным, и тиражируется направо и налево!!! — Уже всерьёз испугавшись, кричала я на дочь.

— Мама! Выслушай меня, пожалуйста! — Тихо и упрямо потребовала она, взяв меня за руку. — Сама подумай, что тебе легче принять, то, что вампиры существуют на самом деле, или то, что твоя дочь сумашедшая?!

Тут я, поневоле охолонула, (- любая мать согласиться на что угодно, во имя здоровья своих детей! Подумаешь вампиры, лишь бы не паранойя у Машки!) — Хорошо! — Я демонстративно села на диван, напротив дочери. — Я готова тебя выслушать! Только учти, ссылки на художественную литературу, не принимаются!

— Отлично! Обойдёмся без лирики! Пойдём, так сказать, опытным путём! — Согласилась Машка. -Аргумент первый! — И дочь указала на Пончика. — Ты когда нибудь видела, что бы он кого- то рычал и скалился?! Пончик любит всех людей, но в том-то и дело, Кристина для него не человек!

Я попыталась было возразить, но дочь жестом попросила её не прерывать. — Аргумент второй, -Лана!

— Наша кошка? — Переспросила я. — А что не так с кошкой?! — А всё не так! — Продолжала бдительная Машка.- Она от Кристины не отходила, но вовсе не потому, что та ей так понравилась!

— А почему? — Опять перебила я дочь, ведь доля истины в этом была, — наша Лана большой любовью ко всем людям, в отличие от Пончика, вовсе не страдала, и чужих в доме, попросту, старалась избегать, а тут прилипла, как намагниченная.

— Кошка по своей природе, не только ночное хищное животное, у неё другая метафизика! — Она тонко чует те энергии, к которым нечувствителен человек, более того, она даже любит подпитываться этими чуждыми человечеству вибрациями! — Вовсю умничала моя девочка, которой, ежедневный просмотр ТВ3 принес свои образовательные плоды. — Потому, часто кошка, это посредник, или часовой, между проявленным и не проявленным мирами. Тот она может видеть, как соседский огород, а наш, она инстинктивно охраняет, как свою территорию! — Стараясь, — объясняла мне дочь. — Ты, просто, не обращала внимания, а я наблюдала, — Кристина ни разу не попыталась её погладить, а Лана, всегда находилась между ней и нами, людьми!

— Я было, поморщилась, от всех этих вдохновенно притянутых за уши, детских доказательств, но моя зрительная память, которой я привыкла доверять, тут забила гол в собственные ворота.

Действительно, с момента вступления Кристины на наш участок, кошка, как будто «вела» девушку, словно, отсекая от хозяев, и, даже, когда я пошла провожать гостей, она тоже мягко ступала меж нами, рядом в темноте. Да, здесь Маша была права, как бы мы не перемещались, Лана всегда оказывалась между нами и гостьей.

Тут мы разом глянули друг на друга и спохватились:- « Кис- кис –кис!», завопили мы в два голоса с дочерью, и убедившись, что кошки в доме нет, выскочили на освещённую веранду. Лану мы обнаружили спокойно сидящей на перилах беседки, мордой к участку Катерины. Она и ухом не повела на наши сюсюканья, продолжая не мигая смотреть на соседский дом.

— Вот видишь! — Прошептала мне дочь, она ЕЁ караулит!!!

Я схватила кошку на руки, а Машку за руку, и решительно вернулась в дом. Не то, чтобы Марья меня убедила, но, дверь я заперла на оба запора, шторы занавесила, а свет на веранде выключать не стала.

— Не бойся, она ещё не кусается! — Проследив за моими манипуляциями, буднично, как о собаке, поведала мне дочь.

— Маша! Прекрати, кому сказала! — Кончилось моё терпенье, — хватит мне тут страшные сказки рассказывать!!!

— А вот, кстати, ещё один аргумент: — научный! — И не думала замолкать та. — В прошлом году, нам тётя Катя рассказывала про народный эпос, сказки и всякие там мифы, — так вот! — Сделала моя Мария эффектную паузу. –Ученые, исследуя их, сто раз уже доказали, что любое народное творчество имеет под собой описание реальных событий! Просто, каждый рассказчик добавлял что- то свое, для красного словца, что в конце, так искажало реальность, что к ней стали относиться как к вымыслу! Так что, не зря говорят — «сказка ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок!» Закончила свою лекцию по народному творчеству Машка.

— Ну и что? — Устало спросила я её. — Да самое то! — Неожиданно вспылила дочь. — Вампиры и оборотни присутствуют в эпосе всех народов мира! Понимаешь?! — Дыма без огня не бывает!!! Ты что думаешь, я у тебя тупая фанатка «Сумерек»? Хорошего же ты, обо мне мнения! Я эту тему уже год изучаю, знаешь, сколько материала нарыла!

— Ну и какую бездну знаний ты там подчерпнула?! — Недоверчиво посмотрела я на дочь. — Но, то, что не «тупая фанатка», и словосочетание «тему изучаю» мне, вообще то, понравилось!

— Мам, ты зря иронизируешь! По крайней мере, я уже могу их отличать от людей, в отличии от вас всех! Это хорошо, что она новообращённая, её саму колбасит, она ещё перерождается, а если бы она уже питалась кровью?! Мне что, ей позволить всех вас перекусать, что бы ты поверила мне?! Вот, возьми лучше, почитай, сама всё поймешь! — И она сунула мне в руки ту самую книжонку, про нечисть от «А» до «Я».

Устав от напора дочери, я покорно открыла книжку на заложенной ей странице. Честно говоря, у меня уже и без этих энциклопедических знаний, от обилия информации и так уже, появилось чувство ирреальности происходящего. Я посмотрела на часы, до третьих петухов ещё было далеко! Ко мне на диван тут же взгромоздился Пончик, и собачий взгляд его был настолько виноват и просящ, что я не стала ему даже пенять на пыльную шерсть, грязные лапы, и репьи в хвосте.

А Машка, как ни в чём не бывало, налила себе чаю, и, настрогав недюженных бутербродов, совершенно спокойно, нашла на одном из каналов какую то молодежную американскую комедию, и жуя, перешла в автономный режим.- Во, у кого нервная система!!! Только вампиров и изучать!!!

Всё что касалось Кристины, Марья отчеркнула карандашом. Так что я достаточно быстро справилась с этой главой. В ней говорилось, что, вампир очень притягателен для людей. (!!!) В нём нет ни чего отвратительного, он приятен в общении, обаятелен, и зачастую, очень красив. (!!!) Молодые вампиры, — т.е. новообращённые, зачастую за первый год кардинально меняют свою внешность, становясь просто воплощением человеческой красоты. (Ну тут все понятно, это что б охотиться легче было!) Голод, как правило, они испытывают не чаще одного раза в месяц, в полнолуние. Человеческая кровь наделяет их необыкновенной силой, и другими возможностями, не присущими человеку. Перед полнолунием голодный вампир наиболее уязвим, люди могут замечать странные метаморфозы, которые с ним невольно происходят. Он может мгновенно стать старым, больным или подурневшим…»!!!

— Я тут же представила себе белое с зеленоватым отливом, с впавшими глазами и заостренным носом лицо Кристины. Разговоры про полнолуние, и про то, что они не успеют дойти до места!!! Значит, парень знает!

Я пролистала несколько страниц, и остановилось на главе «Новообращённые».

— «…Процесс обращения занимает от месяца до полугода. Человек, обращаясь в вампира, меняется духовно и физически. Постепенно он совсем отказывается от человеческой пищи. И начинает утолять голод только кровью. Часто молодые вампиры, не решаясь нападать на человека, начинают пить кровь домашних животных, и те испытывают перед ними безотчётный, генетический страх». — Я прижала к себе, наконец, уснувшего, и жарко сопевшего мне в коленку Пончика, и оглянулась в поисках Ланы. Кошка лежала на подоконнике, носом направлении Катиного участка Вот так Лана! Прям Петушок- Золотой Гребешок!

— Ну что, убедилась?! –Отвлеклась от непонятного мне юмора дочь.

— Ну и что ты предлагаешь?! — С досадой захлопнула я книгу. С досадой на то, что всё написанное уж очень походило на нашу ситуацию.

— Что — что, племянника спасать надо! Она его первым жрать начнёт! –Выключила наконец Машка телевизор. — Кстати, не хочешь бутер? — И, перед моими глазами проплыл на тарелке одинокий бутерброд, не уместившийся в Машку. От бутерброда я отмахнулась, и он поплыл дальше, в сторону кухни.

— Чесноком его, что ли обвешаешь? -Крутила я головой, вслед за её передвижениями.

— Да, нет, это банально и малоэффективно, — Мария приготовилась чистить зубы, и потому перешла на короткие фразы. — Сказать ему для начала. А потом доказать! Или заставить её признаться!

— Он знает! — поломала я Марьину стратегию.

— Да ты что! Тогда у них любовь! — Настало время удивляться дочери, — а ты откуда знаешь?! — Прошипела она мне вопрос, забыв вынуть щётку изо рта.

— Слышала. Он собирается увести её в горы, до полнолуния! Ответила я ей, не поворачиваясь.

Машка плюнула в раковину пасту и бросилась к телефону. — Ты звонить соседям собралась?! — Недоумевала я, глядя на то, как она быстро тычет пальцем по клавиатуре. — Вот! В интернете лунный календарь посмотрела! Полнолуние у нас в ночь с четверга на пятницу, а сегодня у нас уже среда! Да, время давно перевалило за полночь, и была уже среда! И до часа «x» оставалось только два световых дня и одна короткая, летняя ночь.

— Знаешь что? Давай спать! Не выдержала я, втайне надеясь, что всё это мне уже сниться, и с первым рассветным лучом сонное наваждение развеется сам собой!

— Ага! Утро вечера мудренее! — Прошлёпала мимо меня на диван Марья, неся в охапке своё одеяло и подушку. По ходу, она чмокнула меня в скулу, и пожелала мне спокойной ночи.

Глава 3. Когда утро страшнее ночи…

Спокойной ночи у меня, конечно же, не получилось!

Сначала я долго ворочалась в душной, сонной одури. Потом, мне приснился сон, будто бы, моя Марья вампир, и что она беззастенчиво пьёт кровь у Пончика, а Лана пытается напоить её молоком, бегая вокруг них на задних лапах, потому что в передних, как кот Матроскин в рекламе, она держит литровую бутылку «Простоквашино»!

Проснулась я, в пятом часу утра, дальше спать не было силы! Полежала немного, подождала, пока уймется сердце и рассеется сонный морок, а затем быстро встала, и решительно раздёрнула шторы! Неяркий, утренний свет наполнил комнату.

Лана спала на своем всегдашнем месте, подмышкой у Машки, положив лапы и голову ей на грудь. На цыпочках я прокралась на кухню, и обнаружила там сладко зевающего, потягивающегося Пончика, который, тут же бросился мне навстречу, исполняя свой ритуальный танец утреннего приветствия. Чтобы унять его радостные прыжки, приседания и подскоки, мне понадобились время, и некоторые усилия. Не обошлось даже без сильнодействующих заклинаний домашней магии, как, — «А-вот-кого-я-сейчас-веником!», и «Да-где-же-мой-тапок!». Наконец, пёс излил на меня всю страсть своей собачьей души, и успокоившись, оптимистично загремел миской, вспомнив, про свой нетронутый вчера, ужин.

Убедившись, что всё в порядке, я отворила дверь, и вышла на веранду. Раннее утро сияло во всей своей красе! Цветы в палисаднике сверкали искристой росой, и источали тончайшие ароматы, так они могут пахнуть только на рассвете! В садах пели птицы, солнце нежно красовалось на фоне скромной бирюзы утреннего небосвода. Воздух был прозрачен и даль над Жигулями светла.

И как я могла поверить во всю эту чушь!!! Действительно, утро, вечера, куда мудренее! Всё это было не более, чем ночные миазмы, плюс у моей доченьки, видать, редкий дар убеждения! Надо ей присоветовать, когда будет выбирать профессию, — адвокатуру, зачем зря такому таланту пропадать!

Ну, а с этим, ненормальным для девочки, увлечением нечистью, пора завязывать! И тряхнув головой, видимо для того, чтоб наверняка освободить её от вчерашнего бреда, я вспомнила, что обещала Кристине сварить своего фирменного, « живого» варенья, и отправилась собирать клубнику.

Время близилось к семи, и, дачный посёлок ещё спал, когда я, к несказанному своему удивлению, увидела на тропинке, ведущей к речной протоке, уже возвращавшегося назад, после купанья Женю. Увидев меня, он приветливо помахал мне рукой. Я подошла к низенькому, отделявшему меня от улицы штакетнику, и протянула ему ведерко только что набранной, умытой росой клубники.

— Что тебе на свежем воздухе не спится?! — Удивилась я.

— Да я рано встаю, привычка ещё с армии осталась, а там, в 6.00 подъём! Вам смотрю, тоже не спиться! -Улыбнулся он, зачерпывая из ведёрка пригоршню ягод.

— Я совсем другое дело! — смеясь, указала я рукой на огород, — у меня, какое-никакое, а хозяйство! — А вам, молодым, какие заботы! Спи, да спи! Тут улыбающийся парень, как будто вспомнив, про свои заботы, разом помрачнел.

— Тёть Тань, — выговорил он наконец, смотря себе под ноги, — не могли бы вы Кристине помочь, Катя говорит, у Вас медицинское образование!

— Всё-таки заболела! — Охнула я, чуть не рассыпав ягоды.- То-то она так плохо выглядела вечером! Я ведь, Женя, не врач, и образование моё среднее- среднего, и если что серьёзное, надо в деревню, там мед. пункт есть!

— Да не то что бы, заболела, просто слабость у неё временами, вот посмотрите, ей вот такое лекарство надо принимать, а у нас нет, кончилось… — И, пошарив по карманам джинсов, Женька вручил мне измятую бумажку с коряво нацарапанными старческим почерком буквами. Расправив бумажку, я к своей радости, обнаружила на ней название давнишнего, дешёвого, отечественного препарата от анемии.

— Как же я сразу не догадалась, что у неё малокровие! — Себе под нос пробурчала я, — и бледность и дурнота! — Послушай! — Строго обратилась я к парню, скажи мне честно, как она питается?! — Но мой простой и естественный в таком случае вопрос, поверг соседского племянника в жуткое замешательство. — Что значит как?! — Н-Нормально! — Округлил он на меня глаза.

— Ну, девушки бывает, сидят на диетах, ограничивают себя в еде, считают себя толстыми, иногда вызывают искусственно у себя рвоту, чтобы не наедаться! — Стала я перечислять модные женские глупости, доводящие до патологии.

— Нет! — С явным облегчением замотал головой Женька. — С головой у неё всё в норме!

— Значит, с другим не в норме! — По привычке проверила я про себя свои начальные медицинские знания, на предмет вариантов диагноза. Парень опять насупился, и молча разглядывал лопухи под ногами. — Ну да ладно, об этом надо с ней самой разговаривать! Лекарство это простое, отпускают его в аптеках без рецепта! — Успокоила я гостя.

— Так нет его больше! — Буркнул мне в ответ Женька, пряча бумажку в карман.- На Украине покупали, а в России говорят, — давно сняли с производства!

Я лишь усмехнулась по поводу коммерческих секретов нынешней фарминдустрии.– Есть много точно таких же аналогов, отличающихся лишь названием, и есть много препаратов более эффективных, универсальных и быстродействующих, классом выше! Просто, лекарства, Женя, должен подбирать врач! Вот это, кто Кристине выписывал?

— Фельдшер старичок, там, в деревне, на Украине. — Раскололся Женька.

— А к современному врачу во Львове, не судьба обратиться?! — Кипела я гневом в адрес родителей Кристины, это ж надо, так не следить за здоровьем своего ребёнка!

— Ну ладно, тёть Тань, спасибо! — Свернул разговор мой собеседник, значит просто спросить в аптеке, чем можно заменить?

— Подожди Жень, — остановила я мальчишку, — пойдешь в деревню в аптеку, купи парной говядины и печенки. Как раз сегодня, у них базарный день. Купишь, скажу, как приготовить. Полезно для крови, гемоглобин поднимает, не надо лишнюю химию глотать!

— Нельзя ей сейчас, свежее мясо даже видеть, нюхать, не то, что есть! Тем более, парное, — раздался сзади меня Машкин громкий голос, полный уверенности в знании предмета.

Мы с соседским гостем, враз повернулись в сторону веранды. Там в пижаме, облокотившись на перила, стояла моя дочь, и, видать, давненько слушала наш разговор. Видя, как напрягся парень, я готова была провалиться под землю со стыда, — опять она за своё!

Выгодно воспользовавшись произведённым эффектом, и породившей его паузой, Мария спустилась с веранды, и не спеша подошла к нам. — Озвереет сразу! — Добавила она, обращаясь только к парню. И, как ни в чём не бывало, присела к ведерку с клубникой и стала выбирать тугие, недоспелые ягоды.

Я ожидала какой угодно реакции от друга Кристины, но то, что произошло, вообще не укладывалось в моей голове.

Что-то для себя уже решив, Женька весьма буднично, и совершенно серьёзно спросил у Марьи: — Ты думаешь?! В ответ та, не отрываясь от клубники, категорически качнула ему головой: — Нет, не думаю, — точно знаю!

— А что надо, знаешь? Заинтересовался всерьёз парень, — А то мне придётся в горы её на себе тащить!

— Что, так плоха? — Удивилась Машка, поднимая глаза от ведерка с клубникой.

— Боюсь даже тётке показывать… она «скорую» вызовет, не дай Бог, в больницу заберут, время потеряем! — Перешёл на тревожный шёпот Женька.

Я стояла столбом, как жена Лота. — Ребята, — наконец вернулся ко мне дар речи, — но это же неправда!

— Почему? — Не разбираясь в моих эмоциях, переспросил меня Женя.

— Потому что, это не может быть правдой! — Выдвинула я самый примитивный аргумент в защиту разваливающегося сейчас, у меня в голове, мироздания. Парень посмотрел на меня долгим, и не по возрасту грустным взглядом.

— Я, тёть Тань, в прошлом году тоже так думал, а теперь вот, как будто всё сначала об этом мире узнаю…

— Айда к нам, пока тётя Катя не встала! — Кивком пригласила парня дочь в дом. — Мальчишки раньше десяти не просыпаются, у нас есть часа полтора, пороемся в моих архивах! Только у меня одно условие, — ты мне ВСЁ расскажешь, и ей тоже! — Кивнула она в мою сторону. А то, полночи мне мать твердила, — паранойя, паранойя!

И, торжествуя всей спиной, моя дочь оставила меня наедине с ведром собранной мной клубники, и распавшейся в клочья моей собственной картиной мира.

Глава 4. Женькин рассказ

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 126
печатная A5
от 314