электронная
72
печатная A5
402
18+
Легенда о Эгельстанде

Бесплатный фрагмент - Легенда о Эгельстанде

Книга 1. Пророчество

Объем:
282 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-3582-2
электронная
от 72
печатная A5
от 402

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Подойдя быстрым шагом к двери, маг нервным движением стал рыскать в складках одежды. Трясущейся рукой он вставил в замочную скважину найденный ключ и быстро вошел в комнату. Закрыв за собой со скрипом старую, но все еще прочную дверь, облегченно вздохнул. Уже спокойным шагом подошел к шкафу, среди книг и свитков, привычным движением достал небольшую, в темно — красном переплете, книжку. Он так и не узнал, как ни пытался, откуда она появилась в его библиотеке. Развернув страницу на закладке, углубился в чтение. С каждым прочитанным словом, его голова кивала, словно он со всем соглашался. С хлопком захлопнув книгу, оглядел комнату. Взгляд уперся в кресло у окна. Решительным шагом, подойдя к нему, он уселся и откинул голову назад: « Главное сконцентрироваться, и у меня получиться, раньше все проходило нормально». Прошло некоторое время, дыхание мага было спокойным. Его руки мирно лежали на груди, со стороны казалось, что человек уснул. Дыхание участилось. В сознании промелькнул образ. Легкая улыбка появилась на лице мага: «Наконец — то, получилось». Его глаза хаотично двигались под веками, словно он пытался рассмотреть что — то неуловимое. Неожиданно его тело напряглось, брови нахмурились. Маг попытался встать, но не мог двинуться с места. Его рот открылся, не издавая звука. Дыхание сбилось. Промелькнула мысль, что все сорвалось в очередной раз. Образ в сознании стал меркнуть, словно его кто — то выдавливал из головы мага. Случившееся дальше, заставило его побледнеть.

— Это он? — прозвучавший вопрос в голове скорее напоминал треск ломаемого дерева.

— Да, хозяин, — тонкий скрипучий голос ответил.

Маг в очередной раз попытался сказать хоть слово, но ничего не происходило. Только тихое шипение вырвалось из его рта. Он стал мысленно читать заклинание, придающее силу, но сильная боль в голове заставила его замолчать. Тело, словно привязали крепкими путами к креслу, не могло пошевелиться. Пытаясь успокоиться, маг попробовал в очередной раз прочитать заклинание.

— Человек, перестань, — треск дерева снова зазвучал в голове.

— Кто ты? — в сознании мага вырисовался вопрос к голосу.

— Для тебя это не имеет значения, — для кого это было сказано, человек так и не понял, — найди его и сделай все как надо.

Маг предпринял очередную попытку вырваться из пугающей его ситуации, но резкая боль в голове отключила его сознание. Прошло несколько минут. Руки дернулись, он резко сел. Голова завертелась в разные стороны, разглядывая помещение, словно маг находился тут впервые. Улыбка, напоминающая оскал дикого зверя, появилась на его лице:

— Получилось, хозяин, — скрипучим голосом проговорил он, — получилось.

Стук в дверь отвлек его:

— Верховный маг, — за дверью послышался приглушенный голос, — детей привели.

От услышанной новости улыбка стала еще шире:

— Сейчас спущусь, — маг подошел к зеркалу, прислушался к удаляющимся шагам за дверью, — и да придет алая эра.

Он, улыбаясь, посмотрел в зеркало. На него оттуда смотрели черные, словно пустота, глаза.

Башня магов

Ветер усиливался. Песок, приносимый под нескончаемые его порывы, забивался и проникал под одежду. Капюшоны, натянутые на голову и скрывающие лица путников, не помогали. Песок был везде, забивался в ноздри, уши, глаза. Казалось, он был повсюду, и края ему не видно. Сквозь этот хаос ветра и песка пробивалась группа людей. Идущий во главе колонны человек был высокого роста, даже сгорбившись под напором ветра, было видно, что ростом он был не малого. Шедшие за ним путники едва достигали ему пояса. Вот высокий остановился, поднял посох, на который он всю дорогу опирался, и проговорил какие — то слова, заглушенные воем ветра. С верхней части, казалось бы, на вид обычной палки, сорвался не большой, но яркий огонек. Он устремился, куда — то вперед и затерялся в начинающейся песчаной буре:

— Уже дошли, — его голос, казалось, прорезал весь шум ветра, — не забывайте, что я вам говорил. Пройдя еще несколько метров, перед путниками словно выросли из песка, проступили древние руины храма. Они были настолько старыми, что даже в летописях и книгах королевской библиотеки о них не упоминалось ни слова. Казалось, что этот храм был построен до этой всепоглощающей пустыни, которая стояла здесь уже много тысячелетий. Вот они вошли в огромный и круглый зал: -Переночуем здесь, — высокий сбросил капюшон, он оказался старцем, с седыми волосами и коротко остриженной бородой, — разводите огонь, и не забывайте, вглубь храма не лезть, из этого зала не выходить. Он уселся на ближайший выступ, вытащил из складок своей одежды потрепанную книгу и углубился в ее содержимое. Тем временем, его спутники скинули прятавшие их лица балахоны, под ними оказались дети. Все они были примерно одного возраста, десяти — двенадцати лет. Кто — то из них стал разводить костер, в центре зала находилось старое углубление с почерневшими от сажи камнями. Другие же занялись вытряхивать песок из одежды, доставать из наплечных мешков скудные запасы пищи и воды. А за стенами храма начиналась песчаная буря. — Ну, все, на рассвете выходим и к вечеру будем в башне, — старец удовлетворенно погладил свой живот, довольный, что подкрепился, — лишь бы буря к утру закончилась. Он потянулся, зевнул. — Учитель, этот храм кто построил? Высокий старик посмотрел на спрашивающего мальчика, обвел взором всех детей сидящих вокруг костра и с любопытством, смотрящих на него:

— Чем вы слушаете? Точно не ушами! Сказал же вам, учителем меня будете называть после обряда, и то если пройдете ритуал, — подняв глаза к верху, продолжил, — а храм этот построил неизвестно кто. Хотя на этот счет немало людей ломало голову. Одни утверждали, что это дом древнего бога. Даже не могу вспомнить какого. Другие говорили, что тут был проход в другие миры, который охраняли безликие, очень сильные маги и воины. В эту версию я больше верю. В возрасте десяти лет, меня, так же как и вас, забрал с собой мой будущий учитель, и так же, как и сейчас, мы ночевали здесь.

Старец прикрыл глаза, что — то зашептал. На несколько минут повисла тишина. Дети стали переглядываться, рассказ старого человека вызвал интерес в их детском сознании. Они ждали продолжения, но старец молчал, только губы его шевелились, как будто он пытался сказать нечто важное, но ни звука не слетало с его уст. Тот же мальчик, десяти лет, видимо самый смелый, снова задал вопрос:

— И что произошло?

— А? Что произошло? — старик, словно очнулся ото сна. Он обвел детей взглядом, улыбнулся, — ах, ну да, да. Малой я был тогда, как вы сейчас, десяти лет от роду. В то время война была, с северянами. Ох, и жуткая бойня была, скажу вам.

— Но война с северянами была больше ста лет назад? — тот же мальчик от удивления расширил глаза. Ярко зеленые, в глубине которых горел огонек любопытства. Огонек разгорался, и вот уже слабый свет видели все сидевшие в зале. Старец, заметив это, довольно улыбнулся, но сразу же грозно сдвинул густые седые брови:

— Умерь свой пыл и любопытство, силу надо контролировать. И умей дослушать до конца. Мне сто двадцать лет, и это не предел для магов. Верховному магу больше двухсот, и тот, кто из вас пройдет ритуал и будет избран, проживет столько же, а может и больше. Если конечно не погибнет, в какой-нибудь войне, или по своей глупости.

— Простите, — ребенок смиренно опустил голову, лишь свет задержался в воздухе над его головой и рассыпался маленькими зелеными искорками.

Старик уже знал своего любимчика, в этом ребенке присутствовала сила, большая сила, и если ее направить в нужном направлении, то получится очень сильный маг. Он обвел дюжину детей, рассматривающих его и ждавших продолжения рассказа. Из них только двое подходили для его обучения, за два месяца пути он уже проверил каждого. Конечно, жалко других, но таковы правила, остальные не доживут до конца года. Он сокрушенно вздохнул, и решил продолжить рассказ:

— Так вот, мне было десять. До этого храма мы добирались полгода, а не как мы два месяца, война мешала нам спокойно перемещаться по нашему королевству. Постоянно встречались отряды врагов, несколько раз мы были свидетелями сражений. Тысячи воинов сходились в битвах, маги гремели заклинаниями. Больше всего нам встречались разрушенные города, разграбленные селения, поля после сражений. Но самое страшное, это конечно убитые в той войне. Горы, тысячи трупов, гниющих, распространяющих едкий трупный запах. Убирать, и хоронить их было не кому. Начинались болезни, тоже страшный враг в любой войне. Вот тогда северяне и разбудили своего старого бога. Этот бог, не буду называть его имени, чтобы он снова ушел в небытие, любил жертвы. Человеческие жертвы, но не живых, а мертвых, убитых только в войнах. Он выедал внутренности мертвецов, заполняя своей слюной их утробу. После этого мертвый человек становился его рабом, и пополнял армию северян. Убить такого мертвеца было трудно, только сжечь или изрубить на мелкие куски, которые, кстати, еще долго шевелились. В общем, мерзкое зрелище.

Все время пополнявшаяся армия северян стала стремительно продвигаться вглубь нашего королевства, захватывая все больше и больше территорий. Магов с нашей стороны оставалось очень мало, враги первые удары нанесли по нашим башням, в бою старались добраться до магов и уничтожить их. Мы не понимали такой стратегии, позже выяснилось, когда отряды мертвых шли в бой, что только маги могли сжечь их, или нанести заклинание на оружие воинов, что бы те уже могли убивать врага. Наши войска несли огромные потери, убитые вставали в ряды врагов. Исход битвы был предрешен, все наше королевство должно было быть уничтожено, северяне властвовали тогда бы на наших землях.

Вот в то время Верховный маг и предложил обратиться к древним свиткам, хранящимся только в Главной башне магов. В одной из рукописей он нашел предание об этом храме. Что при определенном заклинании из этого свитка, можно открыть врата в другой мир. Когда активируются такие врата, сразу появляются их стражи, Безликие. У них развито чувство на такие вещи. А Безликие, как я уже говорил, по преданиям, очень сильные воины и непобедимые маги.

В то время правил король Луи Мудрый, хороший человек был, строгий, но справедливый. Вот он и приказал верховному магу направиться в храм и попробовать открыть врата. Если удастся, просить помощи у Безликих. Они были нашим последним шансом. Король собрал остатки армии и встал на пути северян, пытаясь в тщетной попытке дать последний бой. А верховный маг собрал своих подручных и направился в этот храм. Добрались они сюда вровень с нами. Нам велели сидеть в этом зале, а сами направились вглубь храма.

Старец замолчал и кивнул в сторону прохода за спинами детей. В виде арки в огромной стене зиял черный провал. Чернота была непроглядная, даже отблески огня, что так весело играли на стенах зала, казалось, поглощались темнотой прохода. Обернувшиеся дети поёжились от увиденного и опять посмотрели на старика. Тот в свою очередь усмехнулся, пригладил бородку и продолжил:

— Как сейчас помню, примерно с час мы сидели тут, так же вокруг костра, как и вы сейчас. Но одни, напуганные и голодные. Потому что, от происходящих событий, даже кусок хлеба нам не лез в рот.

И вот раздались шаги. Голоса, доносившиеся до нас, были возбужденные. В проходе появился верховный маг, а рядом с ним шел человек. Тогда мы не понимали кто это. Это сейчас я знаю, что это был Безликий. Но в то время мы смотрели на него во все глаза. Как? Откуда он появился? За ними семенили подручные верховного мага и мой будущий учитель. Они молчали, сами были в некотором смятении. И так же как мы рассматривали идущего человека.

— У него были рога? — перебила старика девочка, все время поправляющая спадающие волосы на глаза.

— Нет, у него должны быть крылья! — это уже добавил все тот же любопытный ребенок, — мне дедушка рассказывал, у Безликих крылья и они…

— А ну, тихо! — Старец хлопнул по ноге.

— Не было у него никаких рогов и тем более крыльев. Еще раз перебьете, перестану рассказывать. Был он на вид обычным человеком, только глаза веяли какой — то отрешенностью что ли. Он внимательно слушал верховного мага, изредка кивая головой. Когда он услышал про возрожденного бога северян, глаза его полыхнули яростью. Он перебил мага, его тихий голос, казалось, разносился по всему храму. Тогда он и поведал всем присутствующим, что это за бог.

Существует множество миров, вы это еще будете изучать в башне. Так вот, этот бог, один из древнейшей цивилизации, которая в очень далеком прошлом управляла множеством миров. Как и нашим миром в том числе. Но много тысяч лет назад, никто даже не знает, сколько точно, предки северян сами изгнали их отсюда. В то время они были великой цивилизацией, но это изгнание стоило им большой цены. Они забыли то время, и сами открыли проход и впустили одного из них. Но Безликий уверил верховного жреца, что за одним, последуют другие. И тогда в нашем мире воцарится хаос. Как и несколько тысяч лет назад, сотрутся города, все население мира просто перестанет существовать. Они наберут силу в этой жатве и начнут нападать на другие миры. Так что правильно все сделал верховный маг, что открыл проход, только не много поздно.

На следующий день мы отправились дальше в башню с будущим учителем. Через месяц только узнали, что выиграли ту войну. Бог северян был ввергнут в пучину пустоты, куда его отправили Безликие, которые прибыли вслед за первым. Северяне вернулись обратно на свои земли, они признали свою ошибку, но были практически все заражены какой — то болезнью, что на них наслал ими же вызванный бог, когда в бессильной ярости он понял, что его дни сочтены. Ну а сейчас вы знаете, что та болезнь отступила от них. Но осталось их мало, три племени всего сейчас на всей территории. Остальные умерли. Восстановятся они еще не скоро. Для чего этот храм предназначен, стало в то время ясно, здесь проход в другие миры, которые охраняют Безликие. А кто его построил, не знаю, только сами стражи могут рассказать. Но после той войны они ушли, и больше никто не видел их, и уж тем более не открывал эти врата. Потому что как я говорил уже, силой они обладают очень большой. Никому не охота без веской причины беспокоить их.

В зале воцарилась тишина. Детские лица выражали восторг и интерес от услышанной истории. Им нравилось находиться в месте, где происходили те далекие события. Но оставалось много вопросов к старцу. Видя это, старик улыбнулся:

— Все, дети, никаких вопросов, уже поздно, отдыхать пора. Завтра выходим с рассветом. Буря стихает, что нам на руку. А вопросы, если столь вас волнуют, зададите уже в пути. Ну и многое изучите уже в башне. Маги должны владеть информацией, чему вас и будут обучать.

Легкие шаги послышались из коридора, ведущего из храма. Старец насторожился, крепче сжимая свой посох. Дети скорее удивленно, чем испуганно, обернулись на звук шагов. Никто из них не отходил, все сидели вокруг угасающего костра. За стенами храма бушевала буря, это и было странно. Кто может бродить в это время по пустыне, по дороге, ведущей к главной башне Магов, да во время сильнейшей песчаной бури? Старец прокручивал в голове все варианты, кроме как неуспокоенной души какого ни будь путника, что погиб в прошлом в одной из этих страшных бурь, на ум ему ничего не приходило. А с этой напастью он знал, что нужно делать. Когда звуки шагов уже раздавались совсем близко, и кто, или что там, готово было войти в зал, старец поднял свой посох над головой, его губы беззвучно зашевелились в безмолвном заклинании. Шаги затихли перед входом в зал, тишина сохранялась несколько мгновений:

— Вы бы сначала посмотрели, кто идет, а уж потом били заклинанием против нежити. — Раздался голос у входа.

— Так ты выйди, покажись, — в ответ сказал старец, но посох все же опустил, — а там посмотрим.

В проеме появилась фигура, накидка и капюшон скрывали одежду и лицо путника. Подойдя к сидевшим, человек снял капюшон, отряхнул руками песок из волос, потом посмотрел на старика:

— К костру разрешите присесть? Хоть и находимся в пустыне, но в этом храме всегда холодно.

Пришедший человек улыбнулся, от его открытой улыбки повеяло спокойствием. Напряжение, что нарастало среди детей, сразу же улетучилось. Старец жестом руки предложил присесть к костру:

— Кто ты? И куда направляешься по этому пути?

— Зовут меня Кромх. Направляюсь туда же, куда и вы.

Человек уселся удобнее, скинул накидку. Блики от угасающего костра весело заиграли на стальных доспехах. Два коротких клинка, до этого прятавшиеся под накидкой, сразу привлекли и пробудили интерес у детей. Они зашептались, восторг и удивление слышались в их тихих голосах. Незнакомец улыбнулся от вызванной им реакции у детей. Старец с удивлением рассматривал доспехи незнакомца:

— Не вижу герба на твоем одеянии, откуда путь держишь?

— Из мест я очень далеких, сомневаюсь, что ты слышал о них.

Старик стал пристальней изучать Кромха. В его глазах мелькало то удивление, то сомнение. Что — то старцу не давало покоя, от незнания он опять сжал свой посох крепче. Мысли его перемешались в голове, прошлое наплывало и смешивалось с настоящим, будущее прорисовывалось в каком — то черном, пугающем цвете:

— Зачем тебе башня Магов? Туда смертному нет прохода.

— Однако ты ведешь туда этих детей.

— Вижу, ты совсем из далеких земель, раз не знаешь наши законы. — Старец покашлял не сильно в кулак. — Каждые двадцать лет достигнувшим определенного ранга, магам, дозволяется брать дюжину детей в возрасте до двенадцати лет от своего рождения, для обучения и продолжения нашего общего дела. Для этого, Верховный маг снимает защиту с главного купола. Со всех сторон света несколько магов отбирают детей с даром к нашему ремеслу и ведут сюда.

— Однако я знаю, что ритуал посвящения пройдут не все, — мужчина посмотрел на присутствующих детей, — а дальнейшую свою судьбу они не ведают, или ты им сказал правду, старик?

Такое поведение незнакомца возмутило старца, глаза его гневно блеснули. Он, уважаемый маг королевства, дослужившийся до верховного сана наивысшей магии, подающий надежды на Верховного мага в недалеком будущем. А тут, какой — то воин, пусть и в невиданных доселе ему доспехах, смеет указывать как вести себя, да еще и в таком тоне.

— Как ты смеешь так обращаться ко мне, смертный? — Старец в злобе сжал кулаки.

— Успокойся, Анжи, я не хотел тебя обидеть, — голос был спокоен, — со времени нашей последней встречи ты стал старше и мудрее, так прояви сейчас благоразумие и умерь свою гордыню, выслушай до конца.

После этих слов, незнакомец вновь обратил внимание на детей, следящих за происходящим с трепетным страхом:

— Что — то ваш костер угасает, давайте я помогу вам. — Воин сделал легкое движение руки, и костер ярко вспыхнул, осветив зал храма. Дети восторженно зашумели, а мальчик, что до этого проявлял любопытство и излучал свет из глаз, заявил:

— Я тоже так могу, только на это у меня уходит больше времени.

Кромх улыбнулся на эти слова:

— Ты способен на большее, на много большее, Эгельстанд, далекий потомок королевской династии Эльхантов.

Мысли запрыгали в бешеном и хаотичном ритме в голове Старца. Его настоящее имя мало кто знает, а незнакомец его сразу назвал. Заклинание против нежити узнал с расстояния. На это даже из опытных магов мало, кто способен. А главное, как он узнал про мальчишку:

— Кто ты? — Но ответ сам собой образовался в голове Анжи. От осознания кто перед ним сидит, старика бросило в холодный пот. Паника распространилась по всему телу, заставив тело затрястись мелкой дрожью.

— Ты понял, кто перед тобой сидит, но давай не будем вводить детей в то же состояние страха, в каком ты сейчас находишься.

Воин снова сделал пассы рукой, и дети медленно опустились на пол, засыпая крепким сном. Заклинание беззвучного сна, старец не верил своим глазам, как легко его произвел Кромх. Ни одного слова заклинания, просто повел рукой, и дети спят. Никто из действующих магов не мог так легко это сделать, если только его догадка верна: «Пусть это будет не правдой». Такая мысль вертелась у старца на уме перед его вопросом:

— Безликий! Но как? Никто уже давно вас не вызывал. Война окончена, благодаря вам, но сейчас все спокойно. Зачем ты тут? Кто тебя призвал? — вопросы так и сыпались из уст Анжи.

— Не торопись, все по порядку. Буря закончится с рассветом. Так что есть еще время все разъяснить, да и выспаться не мешало бы.

Он достал из своего заплечного мешка не большой сосуд, отхлебнул из него, протянул магу. Старец принял, тоже отхлебнул. Горячая жидкость потекла по его телу, пронизывая тело теплом и придавая спокойствие. Вернув фляжку воину, он снова задал вопрос:

— Зачем ты здесь? И что тебе понадобилось в башне магов?

— Начну с того, что ты не правильно понимаешь наше предназначение. Нас никто и никогда не призывает, — Кромх улыбнулся, увидев недоумение на лице мага, — мы охраняем проходы между мирами. Если вздумается, кому ни будь воспользоваться таким проходом, мы фиксируем это, и проверяем кто, и в каких целях делает это. В основном такие порталы находятся в закрепленном месте, как здесь, в храме. Но есть ряд действий, заклинаний, которые могут открыть вход в другой мир, как это сделали сто двадцать лет назад ваши северяне, из любой точки мира. Но там тоже должно присутствовать много факторов, способствующих такому действию. Мы называем это переносными порталами. Вот такие отследить очень сложно. Как и получилось с Гронгом.

Услышав эти слова, старец сплюнул себе под ноги и начертил перед собой защитный знак. Упоминание древнего бога северян заставило его сердце учащённо забиться:

— Имя этого бога мы стараемся не произносить вслух.

— До богов ему далеко, он сильный, не спорю. Но боги намного могущественней его, уж поверь мне.

При этих словах на лице Кромха пробежала слегка заметная грусть. Спустя мгновение лицо его снова приобрело спокойствие. Сделав глоток, он продолжил:

— Когда мы выкинули в пустоту то существо, из вашего мира, кто — то из магов прикрепил к нему нить слежения. Это сразу чувствовалось, но мы не могли понять кто. Решили понаблюдать некоторое время. Конечно, можно было сразу сбить это заклинание, но нам стало интересно, кто пытается за нашими спинами держать, пусть и тонкую, но все же шпионскую нить. Тем более сам знаешь, с помощью этой нити можно вытягивать информацию от прикрепленного к ней объекта.

Когда мы поняли, что нить двухсторонняя, было поздно. Гронг уже показал, как прятать от нас эту связь. Этот маг, сам того не ведая, передает ему информацию, считая, что он владеет ситуацией. На самом деле все наоборот. Мы потеряли из виду нить. Все эти года за вашим миром следили наблюдатели, пока шесть лет назад не произошел мощный всплеск магии. Через два года еще один. Полгода назад был третий всплеск, но такой силы, что прошлые два всплеска вместе взятые по сравнению с ним ничто.

— Я чувствовал его, — маг с содроганием вспомнил то ощущение, он как раз был в начале пути за поиском учеников, — исходило это из Башни. Ох.

Старец уже догадался, кто тот сильный маг, что сотворил заклинание слежения.

— Теперь ты понимаешь, зачем я направляюсь в Башню.

— В это трудно поверить, столько лет вместе. Мы сидели за одним столом, ели одну пищу. Он давал столько советов. Помогал постоянно. Он нам как отец! Не верю! Может, ты ошибаешься? — Старик с грустью в глазах и немой мольбой, посмотрел на воина.

— Хотелось бы и мне этого, но факты говорят сами за себя. Ты лучше вспомни, когда вы начали проводить ритуалы для детей, кто из них достоин, быть магом, а кто нет?

Анжи задумался. Когда он вспомнил, ему стало еще хуже. События тех лет начали всплывать одно за другим. Первый ритуал проходил он. Да, точно, за столько лет забылось, первый ритуал инициации проходила группа детей, в которой он и был. А по истечении столько времени, казалось, что это было всегда. Тогда из трех групп детей прошли всего четверо. Остальные, кто не прошел, умерли в течение трех месяцев. Да и тот разговор, который он подслушал, будучи мальчишкой, сразу после ритуала в то время показался ему странным. Он тогда любопытным был, забрался в самый дальний коридор Башни, проходя одну из дверей, услышал разговор. Какой ребенок не любит тайны, а тут и Башня Магов, и разговор в нежилой, темной части коридора. Смысл беседы был тогда не понятен, только, что ритуал теперь надо превратить в традицию Магов. И… только сейчас до старика дошел смысл услышанного в то время. Его затрясло от осознания, чему он способствовал.

— И Эгельстанд был бы ключевой жертвой в окончании ритуала. Кто просил проверить его дар?

— Верховный маг. Но это же черная магия, приносить в жертву людей, а это вообще дети.

Старец от ужаса весь сжался, и так выглядевший старцем, он еще больше постарел. Морщины резко проступили на лице, он весь как будто осунулся, глаза потухли. Это его третий поиск учеников. В первой группе детей ритуал прошел всего один, сейчас он его помощник, ожидает в Башне. Со второй группы двое. Двадцать один ребенок на его совести. От этих мыслей ему становилось хуже. Кромх протянул ему снова фляжку:

— Выпей, это тебе не помешает. Ритуал не проходили самые сильные дети. Их дар выкачивали в течение двух — трех месяцев. А с силой уходила и жизнь. Дар же скапливали в специальных сосудах. У Лилиан, — воин рукой указал на девочку, мирно сопящую на полу, — очень редкий и ценный дар. Она целитель, что редко встречается у магов всех миров. У Эгельстанда, мы до сих пор не можем определить, что за дар. Но то, что он обладает гигантским потенциалом к магии, мы убедились. Вот они двое точно не прошли бы ритуал. По нашим подсчетам, как раз силы этих двух детей хватит завершить заклинание, тому, кто сейчас управляет вашим Верховным магом.

— Чего он добивается? — после выпитого напитка у мага снова прибавилось сил.

— Судя по всплескам магии, в Башне приводят в действие очень сильное заклинание. Если получится, то там появится постоянный проход в другой мир, неподконтрольный нам. А кто, или что, оттуда полезет, лучше не знать. Если он связан так же с Гронгом, то ты знаешь, что будет. Нить слежения могли перехватить и более сильные существа, тогда все на много усложняется. Когда подойдем к Башне, там все и прояснится, но детей заводить туда нельзя. Сейчас надо отдыхать, два часа до рассвета, да и буря закончилась. Завтра тяжелый день будет.

Старец долго не мог уснуть. Его терзали сомнения, временами перерастающие в ужас от происходящего. Паника наплывала на его сознание волнами, сопровождающимися страхом, и холодным потом, покрывающим все тело. Если это все, правда, что рассказал Безликий, то наступают тяжелые времена. Но Кромх сильный маг, да и он сам имеет не малую силу. Как ни — будь, вдвоем справятся. Главное защитить детей. Приносить в жертву детей, как вообще на такое можно было решиться. Верховный маг под чьим — то контролем, это точно. Ну не мог он пойти на это по своему желанию, или в каких — то личных целях. А может этот Безликий и вовсе не Безликий, а какой ни будь демон. От этих мыслей старик все больше переживал, впадая в отчаяние, граничащее с паникой. Уже под самое утро он кое — как задремал беспокойным сном.

— Подходим. — Воин указал на проход в скале.

Старец знал это место, и не придал значение жесту. Его беспокоило другое. В воздухе вокруг их группы витало не понятное ему заклятие. Он остановился, попытался сосредоточиться, но уловить, что это, так и не смог. Посмотрел на Безликого, почувствовал тот или нет. Но воин шел спокойно, не обращая внимания на окружающее их энергетическое облако.

— Вокруг нас летает какая — то любопытная сила, — Эгельстанд, с удивлено раскрытыми глазами смотрел на старика.

Все же в нем мощная магия сидит. Старец посмотрел с гордостью на мальчика. В магии не разбирается, а ты ж, смотри, почувствовал, что заклинание глаза кружит над ними. Сам не догадался, а мальчишка определил: « Любопытная сила». Старик улыбнулся.

— Молодец, Эгельстанд, но не любопытная сила, а заклятие глаза висит над нами. Сейчас из Башни смотрят на вас и слышат все, о чем вы разговариваете.

— А как же…

Жестом руки воин остановил мага на полуслове:

— Меня они не видят и не слышат. А вот тебя да. Сейчас ко мне не обращайтесь, только между собой разговаривайте. Когда подойдем, скажу, что делать дальше.

Но после этих слов не было никакой охоты вести беседы. Все шли молча. Дети напуганные, что, что — то происходит, чего даже взрослые боятся. А старец, погруженный в свои мысли, он понимал, что за ними следят неспроста, раньше при подходе к Башне магов такого не было.

Проход между скалами заканчивался расширением при выходе из него, слабый солнечный свет, что с трудом пробивался сверху весь путь, становился ярче. Дети, видя это, приободрились, стали переговариваться, среди них послышался смех. Настроение Анжи улучшилось, может все и обойдется, может и не стоило так сильно переживать. Выйдя из прохода, все остановились. У старика подкосились ноги, удержавшись о посох, он посмотрел на воина. Кромх стоял твердо на ногах, глаза его почернели от гнева, брови сдвинулись:

— Что же натворил ваш Верховный маг!

Зеленый сад, окружавший аллею до озера, был уничтожен. Все деревья были выгнуты в немыслимые фигуры. Листва, что так буйно покрывала раньше кроны, осыпалась, и превратилась в грязно серые кучи. Трава, сочно — зеленая, что так радовала взор, росшая среди деревьев, съежилась и приобрела тот же неприятный серый цвет. Ни пения птиц, так весело порхающих среди веток, ни цикады кузнечиков, постоянно стрекочущих о чем — то своем. Ничего. Тишина резко давила на слух.

Посреди озера, на острове, все так же возвышалась Башня. Отражавшиеся от воды солнечные блики играли на ее стенах. Выстроенная из белого камня она возвышалась среди всего этого мертвого и серого хаоса.

На берегу стояла лодка. Старец поспешил к ней, увидев рядом знакомую фигуру.

— Ганс, мой друг, что тут произошло?

Лодочник с испугом посмотрел на прибывших, бросил взгляд в сторону воина, но взгляд скользнул мимо, как бы не замечая незнакомца:

— Произошел выброс магии, после того как вы ушли за учениками. Потом в течение нескольких дней все в округе умерло. Верховный маг сказал, что опыт какой — то с заклинанием не получился. Со временем все восстановится. Но с трудом верится в это.

Он замолчал, подождал, пока все спустятся в лодку. Снова оглядел всех, и опять его взгляд скользнул вскользь Безликого. Воин молчал, что бы, не быть обнаруженным. Уже подплывая к острову, лодочник промолвил:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 402