электронная
80
печатная A5
401
18+
Ледяная кукла

Бесплатный фрагмент - Ледяная кукла

Объем:
166 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0055-2952-7
электронная
от 80
печатная A5
от 401

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Их отряд был создан очень давно. Когда это произошло и по чьей воле, никто из группы не знает, ибо те, кто стоял у истоков, ушли в небытие. Их места заняли другие, которым было некогда задумываться о тех, кто был первым. О них вспоминают лишь один раз в год. В самом конце лета, когда на землю ложатся опавшие листья, все члены отряда собирается вместе и, наполнив стаканы водкой, молча выпивают их до дна, отдавая дань традиции. Таким образом, они поминают ушедших и желают удачи себе. Сегодня был именно такой день. Отряд «Игрек» в полном составе собрался на «базе». Так они называли не большую квартиру в центре громадного города. Их шеф, Альберт, молча наполнил стаканы, и жестом предложив выпить, поднял взгляд на людей, собравшихся за столом. Проследив, что бы все опорожнили свою посуду, он последним опустошил стакан и громко выдохнул.

— Ну, вот и всё. Теперь о деле. Вам приказано выкрасть ребёнка вот этого человека. — Он положил на стол фотографию молодой женщины с младенцем на руках. — Только не думайте, что дело это плёвое. Перед вами Марека. Надеюсь, вы слышали это имя? Ответом ему был дружный кивок. Ещё бы, на её руках кровь сотен невинных людей, которых уничтожила её группировка. Это не считая наркоманов. Тех гораздо больше, но эту мразь никто в расчет не берёт.

— Мы долго искали слабое место этой женщины и, наконец, то нашли. Это исчадие ада недавно породило на свет сына. Предвижу, что вы спросите, а кто отец? Не знаю. Более того, не понимаю, как она умудрилась зачать под нашим надзором. Впрочем, это не важно. Даже если этот человек жив, для Мареки он не представляет интереса. Свою миссию он уже выполнил. — Альберт грустно усмехнулся, словно ему в голову пришла занятная мысль. Отряд насторожился, ибо это не предвещало добра. — Вот адрес, по которому Марека с ребёнком будет находиться с часу до трёх ночи. Только будьте осторожны. Не забывайте, с кем имеете дело. Охраны с ней будет человек двадцать.

Альберт положил перед застывшим в напряжении отрядом листок с адресом и направился к двери.

— Надеюсь, всем ясно, что ночевать придётся здесь? — спросил он, неожиданно обернувшись. Ответом ему была тишина. Безмолвие царило минут пять после его ухода, и было нарушено лишь тогда, когда за окном прошуршали шины отъезжающего автомобиля.

— Чёрт возьми. Мало того, что он посылает нас на верную гибель, так ещё последнюю ночь похитил. Где тут спать? Уж не на полу? — Недовольно пробурчал Альфа, не высокий, белокурый, голубоглазый юноша, внешне похожий на подростка. Тонкие черты лица и пух пробивающийся над верхней губой, усиливали эту иллюзию. Правда, это впечатление таяло словно дым, едва стоило приглядеться. Весь отряд знал, что более безжалостного воина едва ли сыщешь. Хрупкое с виду тело на самом деле представляло сплошное переплетение мышц, а глаза, так похожие на два бездонных озера, в бою становились ледяным зеркалом, которое отражает лишь смерть. Сколько ему лет и кем он был до того, как оказался в отряде не знал никто. Даже настоящее имя его было не ведомо. Здесь, в отряде, спрашивать было не принято, да и отвечать, запрещено. Все были смертниками и жили до очередного задания, которое могло или продолжить их путь, или, наконец, то поставить точку.

— А лично мне, всё равно, где спать. — Заявил Бета. Он был полной противоположностью Альфы. Высокий, темноволосый, с горящим взглядом чёрных глаз. Его тело излучало силу, а под бронзовой кожей при каждом движении шарами перекатывались мышцы.

— Вот Голышу горе. Не очень- то, наверное, приятно спать, растянувшись на полу без одежды. Того и гляди, кое-что застудишь.

— Помолчал бы, — беззлобно огрызнулся тот, к кому были обращены эти слова, — за моё «хозяйство» не беспокойся. Лучше смотри, чтобы своего не лишиться. А то за Марикой «не заржавеет».

— Хватит болтать. Занимайте каждый своё место и отбой. — Голосом, не терпящим возражений, отчеканила последний член группы, светловолосая девушка. Нисколько не смущаясь мужчин, она скинула с себя джинсовую куртку, стащила потрёпанные джинсы и, оставшись лишь в плавках и майке, растянулась на полу, возле стены.

— Иксик, а почему ты всё время ложишься поближе к стенке? — поинтересовался, Альфа и, не раздеваясь, тоже растянулся на полу, но в другом конце комнаты.

= Она боится, что бы ты к ней не пристроился. — Засмеялся Голыш, и нисколько не смущаясь присутствующих, скинул одежду и в костюме Адама растянулся рядом с Альфой. Тот усмехнулся и отодвинулся.

— Мужики, вы над Иксиком не подшучивайте. Она этого не любит. — Заметил Бета и улыбнулся, но едва его взгляд скользнул по лицу девушки, улыбка исчезла. Та была бледна, как полотно. Её руки сжались в кулаки, а глаза метали молнии. Понимая, что девушка едва сдерживает гнев, он торопливо отступил назад и вытянулся рядом с мужчинами.

— А ты чего не раздеваешься? — Не унимался Альфа, насмешливо поглядывая на недовольно сопящего Бету. — Боишься Голыша?

— Мне его бояться нечего. А вот на твоём бы месте я не зубоскалил.

— Успокойтесь! — не выдержав насмешек, подал голос Голыш. — Моему «дружку» больше по вкусу девушки, а не ваши волосатые задницы.

= А, так ты, значит, положил глаз на Иксика? — Альфа явно издевался над собратом по оружию. Впрочем, он обычно отличался тем, что не лез в карман за словом, а сегодня и вообще был в ударе, явно провоцируя драку. И это никого не удивляло. Ребятам нужно разжигать в себе злобу, чтобы в бою не оплошать и не поддаться глупым эмоциям. Ведь это единственный способ выжить. Да и сознание того, что твой друг дерьмо, гораздо ослабляет боль от его потери. По крайней мере, тогда хоть душа не болит. Впрочем, души ни у кого из них уже давно не было. Она умерла вместе с их свободой.

— В своей собачьей своре грызитесь, а меня не трогайте. — Сквозь зубы прошипела Иксик, и устало прикрыла глаза.

«Боже, как же мне это всё надоело. — Мысленно сказала она себе. — Каждый раз одно и тоже. Такое чувство, что я просто задержалась на этом свете. Так почему же смерть не приходит? Наверное, она не слушает зов таких, как я. Её интересуют хорошие люди. Ну почему, почему всё так получилось? И когда же конец этому мучению?»

Она прикрыла глаза и словно наяву увидела тот вечер, который изменил всю её жизнь. Это было два года назад. Память до мельчайших подробностей сохранила всю прелесть того тёплого июльского вечера, когда она, простая девчонка отправилась погулять со своим парнем. Они шли по притихшей улице, держась за руки, и наслаждались близостью друг друга, когда им на встречу из подворотни выскочила компания пьяных подростков. С громким криком и воплями, они набросились на юношу и в считанные минуты забили его ногами. Он ещё пытался ползти, когда один из подростков схватил железный прут, валявшийся возле близстоящего контейнера с мусором, и изо всей силы ударил его по голове.

Иксика забрызгало кровью и мозгами. Это было последнее, чёткое воспоминание. Дальше, лишь страшные отрывки, которые иногда ей снятся ночами. Она видит, как эта компания её насилует, а затем, бросив на улице, уходит. Потом, слышит не внятные мольбы о пощаде и видит на своих руках кровь. Их кровь… Это она знает наверняка. Что произошло, потом ей рассказал следователь. Он заявил, что пока мальчишки пытались воспользоваться её телом, двоих она убила. И надо же такому случиться, что оба малолетних подонка, оказались сыновьями самого влиятельного человека в городе. Папаша нанял хорошего адвоката, заплатил кругленькую сумму, и из пострадавшей, она превратилась в убийцу. На суде было доказано, что она не защищалась, а хладнокровно прикончила «прекрасных, хорошо воспитанных мальчиков», который просто проходили мимо. Наказание вынесли строгое — пожизненное заключение в психиатрической лечебнице.

Долго Иксик слышала горькие рыдания своей матери, которые сводили её с ума, разрывали душу, но что она могла сказать? Судья были правы. Убийце не место среди нормальных людей. Так она думала тогда, после суда, но дни сменялись ночами, она успокаивалась, и все больше убеждалась, что всё было подстроено. Но зачем? Этот вопрос ей не давал покоя, и вскоре на него она получила ответ.

Однажды металлическая дверь её палаты открылась, и вошёл молодой, красивый мужчина в сером костюме. Оставив охрану за дверью, он смело пройдя вперёд, уселся на её постель, ибо это было единственное место куда можно было присесть.

— Так вот ты какая, Юля… — пристально глядя ей в глаза, произнёс он и улыбнулся.

— Какая? — настороженно спросила она, раздумывая, зачем к ней послали такого молодого врача и почему он без санитаров? Это было явным нарушением Правил.

— Смелая и сильная.

— Будь я такой, здесь бы не сидела.

— О, это от тебя не зависело. Здесь ты находишься не из-за слабости, а из-за силы. Видишь ли, много лет назад, точнее, в возрасте трёх лет, ты серьёзно заболела. Узнав, что надежды на выздоровление почти нет, твои родители были вынуждены отдать тебя в институт на апробирование одного секретного лекарства. К слову сказать, его тайна до сих пор не раскрыта. Но да это не важно. Ты выдержала испытание и выжила в отличие от того, кто изобрёл это зелье. Сам учёный умер, но нам удалось найти его записи.

— Ну и что? Не понимаю, какое отношение имеет весь этот рассказ ко мне?

— Прямое, дорогая, прямое. В записях указывается, что у лекарства есть побочный эффект. У того, кто прошёл полный курс, мозг работает в несколько раз эффективней, чем у простого человека. Ты выживешь там, где любой другой погибнет.

— Судя по тому, что произошло, я бы так не сказала. Вы читали моё «дело»?

— Конечно и не раз.

— Ну и что скажите?

— Ничего, дорогая, что тебя может утешить. Даже более того, должен сообщить, что домой ты никогда не вернёшься и родных своих не увидишь.

— Ну, насчёт дома я понимаю и ни на что не надеюсь, но вот насчёт родителей… Неужели им не позволят со мной увидеться хотя бы через несколько лет? — чувствуя, что на глаза наворачиваются слёзы, она до крови прикусила нижнюю губу. — Я клянусь, что буду хорошо себя вести.

— Верю, но они сами сюда не пойдут потому, что уже больше месяца прошло с твоих похорон.

Заметив, что её глаза расширились от ужаса и удивления, он достал из внутреннего кармана пиджака пачку фотографий и протянул ей.

— На, посмотри…

Дрожащими руками, она открыла пакет и почувствовала, как по щекам потекли слёзы. Они капали на глянцевую поверхность, но Юля этого не замечала. Её взгляд скользил по родным лицам, которые склонились над её гробом. Как это не странно, но она смотрела на собственное тело и яму, в которую его зарывают. Ей хотелось закричать, что всё это не правда, но грудь сдавил стальной обруч, а губы стали дрожать так, что она не могла выговорить ни слова.

— Теперь ты мне веришь?

Вместо ответа, она кивнула головой и протянула ему фотографии.

— Ну что, ж, тогда могу предложить тебе одно де6льце. Только сначала ответь мне честно на одни вопрос — ты дорожишь жизнью?

Нет, — через силу прошептала она.

— Тогда ты мне подходишь. Пошли отсюда…

Так она оказалась в отряде Игрек.

Неожиданно почувствовав, что на неё кто- то смотрит, Иксик приоткрыла глаза. Прямо над ней, в костюме Адама стоял Голыш. Зачем он явился, у неё сомнений не было. Его нагое тело поблёскивало в лунном свете, а вздыбленная плоть дрожала от нетерпения.

— Если вздумаешь лечь рядом, останешься без своей мужской гордости. — Сквозь зубы прошипела она, не заметным движением руки извлекая из-под майки нож, с которым никогда не расставалась.

— Тихо не шуми, не то ребят разбудишь. — Голыш опустился рядом с ней на колени. — Утром мы можем все погибнуть. Так зачем же лишать себя последнего удовольствия? — Он протянул руку, желая коснуться её лица, но Иксик злобно блеснула глазами.

— Одно неосторожное движение, и я отрежу твои яйца.

Мужчина не успел и глазом моргнуть, как к его плоти прижалось холодное острие металла. Он торопливо убрал руку и тяжело вздохнул, без слов, говоря девушке, что мог бы обезоружить её и силой взять то, в чём ему было отказано, но делать этого не будет.

— Ладно, поговорим об этом позже. — Пообещал он и ушёл туда, откуда пришёл. Не прошло и нескольких минут, как его сонное дыхание слилось с дыханием ещё двух мужчин.

В комнате спали все кроме Иксика. Она лежала с открытыми глазами и смотрела в темноту, думая о том, что скоро раздастся телефонный звонок, и они вновь отправятся на задание, чтобы в очередной раз взглянуть в глаза смерти. Сколько же таких заданий они выполнили за долгих два года? Девушка попыталась мысленно их сосчитать, но очень скоро сбилась со счёту и заставила себя переключить мысли на более животрепещущие темы. До боя осталось совсем не много, а ей ещё нужно было обдумать каждый шаг группы. Только так можно выжить в этих не человеческих условиях.

Чей-то громкий храп разорвал тишину, и Иксик вздрогнула. С завистью, взглянув в сторону мужчин, она вновь прикрыла глаза. «Счастливчики! Спят и ни о чём не думают. Впрочем, это не их забота. Думать должен командир группы, а стало быть, она, коли ей, пришло в голову, взять лидерство на себя. Точнее отвоевать его у мужчин. И надо признать, что это было не просто. У каждого из них было своё далеко не безоблачное прошлое, ведь в отряде служили только смертники, а эту меру наказания даром не присуждают. Они упирались, что было сил, но, наткнувшись на железную волю и упорство, смирились. Все, кроме Голыша. В отряде он появился позже всех, и до сих пор упорствует. Сегодняшний случай лучшее тому подтверждение.

Интересно, ребята видели весь этот абсурд? Скорее всего, да. Они наблюдали за происходящим со стороны, не топясь вмешиваться. Им было интересно увидеть, как она сдастся и проявит слабость, этот подтверждает поведение Голыша. Он отступил без борьбы и это странно. Уж кто-кто, а он никогда не отступает перед препятствием. Так что же удержало его на этот раз?»

Телефонный звонок прозвучал, как гром среди ясного неба. Вмиг забыв о своих раздумьях, Иксик вскочила на ноги и торопливо принялась натягивать на себя одежду. Ребята последовали её примеру. Никто, не произнёс ни слова. В полной тишине, они покинули квартиру и спустились вниз. Там их должен был ждать микроавтобус, в котором находится оружие и всё необходимое для проведения операции. Прохладный ветер, метнув в лица людей капли дождя, но те лишь наскоро схватив полной грудью глоток воздуха, уселись в автомобиль. Водитель завёл двигатель, и они помчались по сонным улицам на встречу своей судьбе.

— Вот собачья погода. — неожиданно нарушил молчание парень, сидящий за рулём. — Не мог этот дождь подождать хоть час? Думаю, вам бы этого время вполне хватило.

Иксик удивлённо приподняла бровь и вопросительно взглянула на сидящих с ней рядом ребят, не вполне понимая, что происходит. Инструкция, внушённая им Альбертом, ясно говорила, что во время проведения операции должна соблюдаться полнейшая тишина. Общаться можно друг с другом лишь в случае крайней необходимости. Водитель вообще не имеет права открывать рот.

— Что молчите, ребята? — не унимался парень. — Ещё не проснулись?

Иксик пристально посмотрела на Альфу, взглядом приказывая разобраться с проблемой. Двигаясь бесшумно, словно тень тот сел за спиной водителя и приставил к ней нож.

— Где наш водитель?

— Не понимаю…

Чужак на мгновение напрягся, затем повернул голову, желая посмотреть на того, кто находится сзади, и тем самым допустил ещё одну непоправимую ошибку. Альфа практически не заметным движением свернул ему шею и оттолкнув в сторону безвольно обмякшее тело, сел за руль. Иксик пересела к нему ближе, что бы по карте указывать маршрут. Ни кем из группы не было произнесено ни звука. Все понимали, что молчание залог успеха, точнее единственный шанс выжить. И дело совсем не в прослушивающих устройствах, которыми Альберт напичкал автомобиль, чтобы знать о каждом их шаге, о каждой мысли.

Опасность исходила не от него, а от Марики. Только она могла подменить водителя. В этом были уверены все. Человек из их ведомства не мог допустить такую глупую ошибку.

Наконец путь остался позади. Тихо шурша шинами, автомобиль въехал в лес, находящийся за городом. Там, в самом центре, в тени громадных сосен виднелся дом. С виду это неказистое строение здорово напоминало избушку, но Иксик знала, что на самом деле, это громадный особняк. Только этажи уходят не вверх, а вниз, под землю.

Как Марике удалось его выстроить за десять суток, уму не постижимо, но это факт.

Люди, живущие неподалёку, не слышали ни шума, не видели строителей и были сильно удивлены, когда пойдя в лес за грибами, обнаружили это строение. Они сообщили о своей находке Альберту и тем самым помогли ему найти эту женщину.

Опасаясь, что звук приближающегося автомобиля будет услышан в доме, Иксик жестом приказала остановиться. Выйдя на воздух, она оглядела застывших в напряжении ребят.

— Дело дрянь, парни. Марика знает, что мы здесь и ждёт. Похоже её щупальца дотянулись и до нас. Что делать будем?

— Ну, если ждёт, пойдём на встречу. — Улыбнулся Альфа, вмиг превращаясь в беззаботного мальчишку.

— Пойдём, один чёрт выхода нет. — поддержал его Бета, доставая из тайника оружие и готовя его к бою.

И только Голыш молчал. Скинув с плеч видавшую виды рубашку, он недовольно передёрнул плечами: холодно.

— А ты чего молчишь? — удивилась Иксик. Обычно последнее слово говорили все.

— А что говорить? Приказ надо выполнять.

— Это точно. — Согласилась Иксик и принялась разъяснять ребятам кому, что делать. Когда с этим было покончено, она первой направилась в дом, зная, что каждое её приказ будет выполнен.

Схватка с охраной была короткой, и очень кровопролитной. Люди Марики дрались как звери, защищая каждую пядь земли, но отряд «Игрек» шёл вперёд без потерь.

Иксик давно перестала считать убитых врагов. Руководствуясь планом дома, она пробивалась в небольшую комнату на втором уровне, где должна была находиться женщина и ребёнок. Сосредоточив всё своё внимание на выполнении задания, она рванула дверь на себя.

В небольшой, довольно уютной комнате, всё дышало покоем и любовью. Если бы Иксик не знала, кто здесь живёт, она растерялась бы не в силах поверить, что извергу по имени Марика свойственно нечто человеческое. С задрапированных алым бархатом стен на неё смотрели работы великих художников. Громадная постель, покрытая алым покрывалом, казалось хранила тепло человеческого тела.

Окинув комнату быстрым взглядом, Иксик направилась к детской кроватке, покрытой голубым шёлком. Там болтая ручонками и ножонками, лежал малыш. Девушка ждала, когда же появится мать, но секунды сменялись минутами, а её всё не было. Придя к выводу, что опасности нет, она подхватила малыша на руки и метнулась к выходу.

— Отходим! Малыш у нас. — На ходу бросила она Альфе, попавшемуся ей на пути.

— А что будем делать с его матерью? — поинтересовался Бета, когда Иксик уже была у самой двери. Этот вопрос застал её врасплох. Не зная, что делать она растерянно смотрела как Бета тащит к ней за волосы не высокую миловидную женщину в цветастом халате.

«Так вот она, какая: Марика- женщина давшая жизнь одному человеку и похитившая её у сотен. С виду она маленькая и очень хрупкая, словно статуэтка. В больших чёрных глазах стынет страх, а красивое, кукольное личико исказилось от боли».

— Пятнадцать минут она принадлежит вам. — хмуро изрекла Иксик, заметив голодные взгляды, которые бросают на пленницу ребята. — Но как только время истечёт, она становится собственностью Альберта.

— А может быть её лучше убить? — предложил Голыш. Его смуглое нагое тело блестело от пота и крови врага. — Не дай Бог, сбежит.

— И это говорит человек, у которого яйца опухли от желания? — Одними губами усмехнулась Иксик, но взгляд её был очень задумчивым. Парень высказал вслух то, что терзало её душу. Альберт, скорее всего, будет рад такому подарку, но в его ли силах удержать её? Скорее всего, нет. Её люди из кожи вон вылезут, но своей госпоже, помогут бежать

— Если ты так заботишься о наших яйцах, могла бы помочь нам. Верно ребята?

Ответом ему был смех парней. Сейчас, когда все они остались живы, им нет нужды печалиться. Скоро прекрасная с виду женщина будет стонать и вопить в стальных тисках их объятий.

— Ладно, зубоскалы, не теряйте даром время. Я вас подожду в машине.

Иксик повернулась и не спеша пошла со своей драгоценной ношей, в сторону выхода.

= Будь ты проклята и знай, я до тебя доберусь, гадина. — Донёсся до неё вопль Марики, но угрозы тут же сменились криком — Нет!!!!

— Думаю, ближайшие пятнадцать минут тебе будет не до проклятий. — усмехнулась Иксик, выходя на свежий воздух. Она должна была идти в машину, но внутренний голос почему-то велел ей оставаться на месте. Девушка не стала с ним спорить и остановившись в тени куста, растущего возле входа в дом, принялась терпеливо ждать ребят. Прислушиваясь к каждому звуку, она от души радовалась, что малыш спит.

Альфа и Бета явились довольно скоро. На ходу застёгивая брюки, они шли о чём-то тихо переговариваясь, но увидев Иксик, смолкли.

— А где Голыш?

— Он не много застрял. — Улыбнулись парни и словно ничего не случилось, пошли в сторону машины, но Иксик преградила им путь.

— Почему вы оставили его одного? — строго спросила она, злясь на глупость ребят. — Вы что не понимаете с кем имеете дело?

— Да брось ты волноваться. — усмехнулся Бета. — Она простая женщина, уж в этом мы только что убедились. Дай парню отвести душу, и он притащит тебе этот трофей, ибо после того что мы с нею вытворяли, едва ли у неё достанет сил дойти до автомобиля ногами.

«Идиоты!» — Хотела закричать она, но с трудом сдержала свой гнев.

— Буду рада если вы окажитесь правы. — сквозь зубы прошипела она. — Но никто никуда не пойдёт до тех пор, пока Голыш … — Иксик не успела договорить. Услышав какой-то грохот в доме, она со всех ног бросилась туда. Ребята бежали следом за ней. Возли двери, они отстранили её, закрывая своими телами.

В зале, где Альфа и Бета наслаждались телом Марики, на полу лежал лишь Голыш. Женщина исчезла.

Бросившись к парню, Иксик с облегчением вздохнула, поняв, что он жив. Ровное дыхание говорило, что он спит. А подтверждением этому был аромат, витающий в воздухе.

— Чёрт возьми, кажется эта тварь воспользовалась усыпляющим газом. — Заявил Бета и поднял с пола золотой медальон.

— Интересно откуда она его взяла? — Задумчиво поинтересовался Альфа. — Когда я с нею развлекался на её теле не было ни чего.

— Какая разница, где она его прятала? — зло спросила Иксик, бросив гневный взгляд на членов своей группы. Это же надо так проколоться. Если Альберт узнает о происшествии, беды не оберёшься. — Вместо того, чтобы стоять тут и разводить руками, сходили бы её поискать. Думаю, далеко уйти она не могла. А я пока займусь этим. — Девушка бросила красноречивый взгляд на распластанное у её ног тело.

«Похоже, парень отключился на самом пике. Плоть до сих пор стоит в боевой готовности. Значит, время прошло не много».

Уложив спящего малыша подальше от того места, где чувствовался запах усыпляющего газа, Иксик извлекла из заднего кармана брюк шприц и ввела лекарство мужчине в вену на шее.

«Только бы он проснулся. — Словно заклинание твердила она про себя. —

Ещё не хватало его тащить до автомобиля на себе».

Минуты, отведённые на действие лекарств, тянулись целую вечность. Девушка стояла словно статуя, чётко прислушиваясь к каждому звуку. Наконец Голыш открыл глаза.

— Ты лучший мой сон. — Скривив губы в подобии улыбки, прошептал он.

— Вставай, хватит дрыхнуть. Марика исчезла.

— Как это? — Он резко сел, но тут же схватился за голову. — До чего же больно.

— Потерпи, скоро пройдёт. Так всегда бывает после того, как очнёшься после усыпляющего газа. Попробуй подняться на ноги.

Голыш тяжело вздохнул и морщась поднялся с пола.

— Иксик, как тебе удалось разбудить его? — Удивился Альфа, возвратившись после не удачных поисков.

— Не важно. Зови Бету. Мы уходим.

— А женщина?

— Коли вы её не нашли, пусть катится на все четыре стороны. — Не обращая внимания на удивлённые взгляды парней, Иксик взяла на руки малыша и торопливо покинула дом. Мужчины бросились за ней следом.

— Как это? — не унимался Альфа.

— Очень просто. Нам было приказано привезти Альберту дитя. Приказ выполнен. Значит мы свободны.

— А может… — подал голос Бета, выныривая из-за кустов, но Иксик резко его оборвала.

— Здесь командую я и мне решать, что делать, а чего не надо. Пошли отсюда.

Ребята довольно кивнули головами только Голыш недовольно засопел.

— Ты чего такой злой? — Поинтересовалась Иксик, подходя к автомобилю. Она всю дорогу наблюдала за парнем и с каждым мигом, его поведение ей нравилось всё меньше. — Не бойся, о твоей промашке не узнает никто. Правда, ребята?

— Конечно

— Я не боюсь, что кто-то узнает. За свои ошибки я привык отвечать сам. Так будет и на этот раз. Я найду эту стерву и приволоку к Альберту за волосы.

— А вот это ты зря… — начала Иксик, но тут же смолкла увидев упрямый, горящий жаждой мести, взгляд.

= Вы ребята, поезжайте и утрясти все оставшиеся формальности, а я тем временем, попробую разузнать, где прячется Марика. Кое кто из моих знакомых намекал, что знает такое местечко.

Решение Голыша никто не стал оспаривать. Все знали его упрямый и своенравный характер. Уж если ему что-то взбрело в голову, отговорить невозможно. Молча переглянувшись, отряд занял своё место в автомобиле и тронулся в путь.

— Люблю, когда операция проходит чисто и гладко. — Улыбнулся Альфа, управляя автомобилем.

— Что бы это утверждать, нужно добраться до дому. — Напомнила ему, Иксик.

— Доберёмся, будьте уверены, а пока напрягите свои мозги, чтобы обдумать куда потратите кругленькую сумму, которую нам заплатит Альберт. Лично я… — Он замолчал с тревогой посмотрев в зеркало. За ними, на громадной скорости мчался автомобиль. — Черт откуда они здесь взялись?

Иксик и Бэта посмотрели назад и тяжело вздохнули. Надежда на то, что им без приключений удастся добраться до дома, таяла с каждым мгновением. Преследователь оказался не один. Ещё две машины выскочили с едва заметной лесной дороги им наперерез. Словно охрана они окружили микроавтобус, не позволяя ему ни оторваться, ни свернуть.

Понимая, какая опасность нависла над их головами, Иксик дала приказ открыть огонь.

Началась перестрелка. Но в ней она не участвовала. Опасаясь, что малыш может быть убит, девушка прикрывала его своим телом.

— Ты и помнить не будешь, кому обязан жизнью. — Грустно шептала она, склоняясь над крохой. Ребёнок смотрел на неё большими карими глазами и пускал пузыри.

Наконец с преследованием было покончено. Одна из машин загорелась, а остальные исчезли в лесу, словно их никогда не было. Вся группа облегчённо вздохнула.

Глава 2

Альберт их ждал у базы, откуда они отправились на задание. Вместе с ним приехала какая-то женщина, которая скромно стояла в стороне до тех пор, пока он не подал ей знак приблизиться.

— Молодцы ребята. — Похвалил он группу, забирая ребёнка и передавая его незнакомке. Та, торопливо пошла к его автомобилю. — Я уж думал, что всё, конец, когда узнал, что наш шофёр погиб. Кстати, а как вы узнали о подмене?

— Не важно. — Коротко ответила Иксик, не желая выдавать свои тайны. Жизнь в отряде научила её не доверять ни кому, а Альберту тем более.

— Ладно, будем считать, что вы имеете право хранить свои секреты, но на второй вопрос, я вас заставлю ответить. Где Марика?

— Мы упустили её. — Спокойно, словно речь шла о пустяке, сказала Иксик. — Да и приказа тащить её сюда, мы не получали.

— Это, наверное, пока твои парни исследовали её тело? — глаза Альберта как-то странно блеснули, но один взмах ресниц и его взгляд стал непроницаем. — Говорят, она очень красива.

— Очень жаль, но нам не удалось её рассмотреть. — Хором заявили парни, чувствуя, что ступают на острие ножа. Кто знает, какие мысли бродят в голове шефа? — Было не до этого.

— Ну что ж, коли так, не буду вас задерживать. До завтра все свободны. Можете сходить в город и снять напряжение. Вот деньги. — Он вытащил из кармана пачку банкнот и протянул их Иксик. — Раздели по совести, кто сколько заслужил. — Кстати, а где Голыш?

Девушка взяла деньги и засунула их под рубашку, заправленную в штаны, словно в громадный кошелёк.

— Я его отпустила после окончания операции.

— Почему? — Глаза Альберта превратились в два ледяных озера. — Я спрашиваю почему ты нарушила Правило?

— У меня была уважительная причина. Голышу просто необходимо было сходить в город.

— Уж не влюбился ли наш смуглый красавец?

— Нет, проблема в его любви к спиртному. — Альфа и Бета растерянно моргнули глазами. Все в отряде знали, что Голыш практически не пьёт, а если и употребляет спиртное, то всегда знает меру.

— Впервые слышу. — Альберт был сильно удивлён, но это было на руку девушке. Стараясь отвести внимание шефа от истинной причины, она стала беззастенчиво лгать.

— Мы тоже не знали, что он позволяет себе хлебнуть лишнего, но во время последнего отдыха, он так напился, что потерял равновесие и разбил стекло.

— где это было?

— Не знаю. Он не говорит. Нам только известно, что хозяин потребовал за молчание довольно приличную сумму. У Голыша таких денег не было. Вот мы с ребятами и скинулись, желая ему помочь. Надеюсь, мы не нарушили Инструкцию?

— Нет. — пробурчал Альберт, — но впредь одного его в город не пускать.

— Будет сделано.

Иксик едва сдержала улыбку. Только когда шеф удалился на достаточное расстояние, она позволила своим губам дрогнуть.

— Ну ты и врать… — восхищённо присвистнул Альфа.

— Представляю рожу нашего Голыша, когда Альберт начнёт рассказывать ему о вреде алкоголизма. — Бета заразительно захохотал. Альфа присоединился к нему, и только Иксику было не до смеха. Представив какой гнев вызовет у мужчины рассказ о её вранье, девушка содрогнулась.

— Вам хорошо смеяться, а что было делать мне? — Тяжело вздохнув, спросила она. — Рассказывать шефу, что пока вы трахали «грозу мира», она смылась? Нет уж, увольте. Я уж лучше что ни будь сочиню, а в следующий раз, вам в наказание, выберу себе для развлечения какого ни будь симпатичного паренька. Кто знает, может быть и мне потом придётся рыскать по городу и искать его? А вы тем временем попробуете объяснить шефу причину моего отсутствия.

— Иксик, ты так не шути. — вмиг прекратив хохотать, заявил Альфа. Тебе нет нужды искать кого придётся. Для этой цели существуем мы. Или мы не достаточно хороши?

Иксик готова была откусить себе язык. Чувствуя, что щёки начинают пылать от стыда, она демонстративно отвернулась, пытаясь побороть не приятное чувство. Наконец ей это удалось.

— Вы прекрасные ребята. — совершенно серьёзно сказала она и грустно усмехнулась. — Но у меня свои принципы и один из них — никогда не спи с тем, с кем идёшь в бой.

Почему?

Потому, что привязываешься душой, а это делает тебя уязвимой. Так, что пусть всё остаётся, как есть.

— И то верно. — Усмехнулся, Альфа и положил руку ей на плечо. — Честно говоря, я уже давно забыл о том, что ты женщина.

— Это точно. — Согласился Бета, про себя подумав, что не раз с тоской смотрел на её налитую грудь, едва прикрытую бюстгальтером и стройную фигурку, которая притягивала взгляд, словно магнит.

— Ну вот и хорошо. А теперь, можете отправляться по своим делам. — Она поделила деньги на четыре равные части и отдав ребятам их долю, махнула на прощанье рукой. — Будьте осторожны.

Иксик стояла и смотрела вслед удаляющимся парням, раздумывая чем заняться. Конечно можно было пойти к себе, и завалившись на постель смотреть в потолок, но почему-то на душе с каждым часом становилось всё тревожной. Словно какой-то голос звал её, велев идти на встречу судьбе.

«Чёрт, да что же это такое? — Спрашивала она себя, тщетно пытаясь понять, что происходит. — Откуда это странное чувство? Может Голыш попал в беду?» — Эта мысль мелькнула словно гром среди ясного неба и сильно расстроила её. Она должна бы была злиться на него, но не понятно почему, её сердце замирало в груди при звуке его голоса, а стоило прикрыть глаза, перед мысленным взором вставала его фигура. О, с каким бы удовольствием она коснулась бы пальцами стального переплетения его мышц на груди, попробовала бы на ощупь его смуглую кожу. Как же он красив. Словно Бог войны. Понимая, что запросто избавиться от странного чувства и ещё более странных мыслей о Голыше, не удастся, Иксик решила сходить в город, чтобы там, отвлечься от раздумий. Она специально не стала пользоваться услугами такси, а неторопливо пошла через пустырь.

Это место пользовалось дурной славой в городе. Не раз здесь находили трупы или пьяная компания подростков нападала на людей, но Иксик это нисколько не волновало. Более того, она была бы счастлива, если бы кто-то попытался встать на её пути. Тогда бы ей наконец то удалось спустить пар и отвлечься от глупостей, но позади уже остался практически весь путь, а желающих нарваться на неприятности, так и не нашлось.

Пришлось просто вдыхать прохладный утренний воздух и стараясь не думать о Голыше, наслаждаться покоем. Только в такие, спокойные минуты, когда в очередной раз удалось ускользнуть от смерти, она вспоминала, как коротка жизнь.

Наконец то ей стали попадать на встречу редкие прохожие, торопливо бегущие мимо.

«Какие они счастливые. — С грустью думала она, провожая их взглядом. — У них есть родные, близкие и только у меня никого нет. Впрочем, здесь я не права. У меня есть мой отряд, а значит целый мир».

Воспоминания об отряде вновь вернули её к мыслям о Голыше. Где он? Почему до сих пор не попытался с ней связаться? Ведь она не раз посылала ему сигнал, требующий выйти на связь, но ответа так и не последовало. Неужели он попал в беду? Этого она боялась больше всего. На миг представив, что будет если парень не вернётся по вызову, Иксик содрогнулась. Не просто будет объяснить Альберту почему она позволила парню уйти, да ещё солгала.

В том, что Голышу удастся напасть на след Марики, она сомневалась. Уж очень хитрый и опасный противник эта женщина. Потерпев сегодня неудачу, она словно раненый зверь забьётся в свою нору и будет зализывать раны. Это займёт не много время. Так уже однажды было. Им удалось её схватить, но по дороге к Альберту, она исчезла не смотря на охрану. Правда тогда Иксик не позволила ребятам прикоснуться к ней, а зря. Эта гадина такое творила, что гнев троих разъярённых мужиков, ничто. Им не дано заставить её пережить даже маленькую толику от той боли, что она принесла людям.

Девушка мысленно усмехнулась, вспомнив проклятья, выкрикиваемые этой женщиной в её адрес. Похоже у неё, Иксика, появился ещё один смертельный враг. Точнее, у неё, как у командира отряда, он был уже давно, но это не в счёт. Теперь всё изменилось. Ей удалось задеть Марику за живое, покачнуть её внутренний мир, втоптать в грязь. За это месть будет страшной, в этом девушка не сомневалась, но нисколько не боялась. Смотреть в глаза смерти ей не привыкать. Так что же более страшное может придумать эта женщина? Занятая своими мыслями Иксик не заметила, как добралась до вокзала.

Это было её любимое место. Она могла часами наблюдать за людьми и наслаждаться тем, что чувство одиночества отступало. Здесь словно в громадном муравейнике всё было в движении. Из стороны в сторону сновали носильщики, торопливо бегали люди, боясь опоздать на поезд. Иксик зорко всматривалась в мелькающий перед глазами калейдоскоп лиц, но так и не нашла ни чего заслуживающего внимания.

Неожиданно в душе шевельнулось нехорошее предчувствие. Словно подуло ледяным ветром, и девушка почувствовала, как по спине пробежал озноб. Это неприятное чувство появлялось всякий раз, когда ей грозила опасность, но откуда оно взялось сегодня? Неужели её ждёт беда?

И так никудышное настроение испортилось окончательно. Стараясь не выдавать своих эмоций и лишний раз не оглядываться, Иксик перешла дорогу, толкнула дверь ближайшего бара и, оказалась, словно в другом мире. Здесь царили полумрак и музыка. Окна большого помещения были плотно занавешены шторами. В углу за столиком сидело несколько парней, увидев вошедшую девушку, они принялись с интересом её разглядывать.

Чувствуя себя не уютно под пристальным вниманием, Иксик нахмурилась и села на высокий стул возле стойки бара.

Обычно она избегала таких мест, но сегодня не понятно почему, ноги, словно сами принесли её сюда.

«Наверное, мне просто захотелось почувствовать себя женщиной». Мысленно говорила она себе, пытаясь понять, что её заставило посетить это заведение.

— Простите, вас зовут Иксик? — Неожиданно спросил её бармен.

— Да, а в чём дело? — Она настороженно посмотрела на не высокого хрупкого юношу. Он был чем- то похож на Альфу.

— Видите ли, вам оставил письмо ваш друг. Имя у него такое странное…. — Он на миг задумался. — Ах, да, Голыш кажется его звали.

Юноша извлёк из кармана сложенный корабликом листок и протянул девушке. Она развернула послание и быстро пробежала его глазами. «Иксик мне нужна твоя помощь».

«Странно, откуда он узнал, что я зайду в этот бар?» — Мысленно спросила она себя, но так как ответа не было, обратилась к бармену

— Простите, а он не говорил, где его искать?

— Говорил. Он живёт рядом. Если хотите, я вас провожу. Эй, Марк, подмени меня.

Его слова ещё звучали в воздухе, когда из соседнего помещения выбежал черноволосый паренёк лет шестнадцати.

— Ты скоро?

— Конечно

Кивком головы, велев Иксику следовать за ним, бармен пошёл в сторону кухни.

— Ваш друг снимает здесь комнату. — Пояснил он, настороженно глядящей по сторонам, девушке. — Говорит, что не любит быть на виду. Поэтому и место выбрал столь не обычное.

Пройдя через кухню, где несколько человек хлопотали над котлами, бармен и его спутница спустились по лестнице в подвал, заставленный винами. Здесь находилась потайная дверь. Юноша нажал потайную пружину, и дверь отодвинулась, освобождая проход. Дальше они шли по каменному коридору, постоянно сворачивая то налево, то направо.

С начала Иксик пыталась запомнить дорогу, но очень быстро запуталась и мысленно признала своё поражение, придя к выводу, что это не очень важно. Ведь она идёт не к врагу, а к другу, которому можно доверять, словно самому себе. Это он доказывал долгих два года.

— Ну, вот мы и пришли. — Заявил юноша, указывая Иксику на дверь. — Думаю, я могу идти.

— Конечно. Спасибо. — Улыбнулась Иксик и постучала в дверь. — Голыш, ты дома?

— Да, заходи

Она рванула дверь на себя, и тотчас её поглотила тьма.

Глава 3

Очнулась Иксик от того, что кто-то плеснул ей водой в лицо. Ещё ни чего, не понимая, она словно издалека услышала голос Голыша.

— Чёрт возьми, Джек, ты чуть не убил её. Неужели хоть раз нельзя выполнить приказ как следует?

Ответом ему было чьё-то не довольно бурчание. Слов она не разобрала.

— Эй, Иксик ты очнулась? Тогда открывай глазки, а то я уже начал волноваться.

Она послушно взмахнула ресницами и увидела, что находится посреди комнаты. Прямо напротив её стоит накрытый стол, за котором сидит Голыш, Марика и несколько не знакомых мужчин.

Иксик попыталась пошевелиться и поняла, что привязана к стулу.

— Советую не дёргаться, если не хочешь оказаться на полу. — Предостерёг её Голыш, заметив, что она нервно дёрнулась. — Поднимать тебя никто не будет.

— Это я поняла, Иуда

— Советую попридержать свой язык, если не желаешь его лишиться. — Злобно прошипела Марика. Иксик про себя отметила, что молодая женщина выглядит не лучшим образом. Её кукольное личико потемнело и стало похожим на помятый лист бумаги, а прекрасные чёрные глаза, погасли и только где-то глубоко, в них плескался гнев. Похоже, забава парней сыграла свою разрушающую роль.

— За свой я зык я не боюсь. Он единственное, что для вас представляет интерес.

— Ошибаешься. — Приподнимаясь со своего места, усмехнулся Голыш. Сейчас впервые Иксик его видела одетым. Мускулистые плечи обтягивал дорогой кремовый свитер, который прекрасно шёл ему. Вместо потёртых Джинс, он был одет в добротные тёмные брюки, явно сшитые на заказ, у хорошего мастера. Обут он был в стильные мужские туфли. Это было так не обычно, что Иксик не могла поверить своим глазам.

— Тогда зачем? — Спросила она, не мигая, рассматривая его.

— Что бы судить тебя и решить, как наказать тебя за всё зло, которое ты принесла нашей организации.

— С каких это пор банда Марики стала «твоей организацией»?

«Я чувствовала, что Иуда рядом, но чёрт возьми, никогда не подумала бы, что это Голыш».

— Эта организация всегда была моей. Потому, что я Марик.

Голыш наслаждался тем, что увидел в глазах пленницы. Девушка была явно поражена, а это так на неё не похоже. Он не раз пытался увидеть в глазах этой ледяной куклы, хоть что ни будь человеческое, но это было несбыточной мечтой, до сей минуты.

— Ладно, будем считать, что я тебе поверила. — С трудом, справившись с удивлением, усмехнулась Иксик. — Тогда кто же эта женщина?

Моя сестра, Виктория или как её все называют, Голыш. Кстати, хочешь, расскажу, за что её так прозвали? В детстве она постоянно бегала нагишом, а когда подросла, так и не смогла избавиться от этой привычки. Кочуя из одной постели в другую, ей было некогда одеваться.

— Это ложь.

— Прекрати, сестричка. Это правда и все кроме этой девушки об этом знают.

— Это не может быть правдой уже хотя бы потому, что будь она твоей сестрой ты не смог бы любоваться тем, как с нею развлекаются двое мужчин.

— Ну так что? Неужели ты, такая мудрая не в силах понять, что я ни за что не стану рисковать своей организацией только из-за того, что моей сестре придётся провести с мужчинами пару минут? Этим её не удивишь.

— И всё равно я не верю. Голыш, зачем ты лжёшь?

Он замолчал и отвернулся. На какую-то долю секунды Иксик встретилась с ним взглядом и растерялась. В его черных глазах стыла боль и нечто похожее на сожаление, но это так быстро промелькнуло, что она была не уверенна что что-то видела.

— Я не лгу. Марик на самом деле я, а она всего лишь моя сестра.

— Если это правда, то как же Альберт не заподозрил подвох?

— Он знал, что во главе нашей организации стоит мужчина, только не ведал, как он выглядит.

— Тогда зачем он выкрал её ребёнка?

— Это был единственный способ спасти своего сына. Да, ты не ослышалась, малыш сын моей сестры и Альберта.

«Так вот почему наш шеф так волновался о женщине. Интересно почему он сразу не приказал привести и её? Да, хорошо, что не сказала ему о „шалости“, которую позволила своим парням».

— Ладно, братец, хватит на неё даром терять время. Я требую наказать её за то, что она сотворила со мной. Отдай её на потеху своим ребятам, а мне позволь понаблюдать за этим. О, я трепещу от мысли, что скоро услышу её дикий крик, умоляющий о пощаде. — Женщина подошла к Иксик и остановившись перед ней, улыбнулась. — Ну вот и подтвердилась поговорка о том, что хорошо смеётся тот, кто смеётся последним.

Иксик едва сдержалась, чтобы не плюнуть женщине в лицо. До крови, закусив губу, она промолчала.

— И в самом деле, Марик, с девчонкой пора кончать. Она столько нашего брата уложила, что впору составлять списки.

— С этим я не спорю, но не она ли под пулями вынесла твоего ребёнка и своим телом закрывала его пока все вы, поливали её машину свинцом? — Голыш-Марика, набросился на сестру. — И не она ли позволила тебе, сестрица уйти?

— Но какой ценой?

— Не самой дорогой. Думаю, не много поразмыслив, ты со мной согласишься. — Молодая женщина нехотя кивнула головой. — Что же касаемо тех, кого она убила, их много, с этим не поспоришь. Но думаю, следует напомнить всем здесь присутствующим, что именно благодаря этой девушке, мы избавились от двух группировок, которые здорово нам отравляли жизнь.

— Марик, создаётся впечатление, что ты защищаешь её. — Осторожно сказал один из сидящих за столом мужчин. — Если это так, то не утруждай себя. Мы прекрасно знаем, что она не раз спасала тебя от гибели. Говори решение, которое ты принял. Мы поддержим его, если оно не лишено здравого смысла.

— Я хочу забрать её себе

— А ты гарантируешь, что она не выйдет из твоей комнаты?

— Гарантирую

Иксик едва сдержала улыбку услышав его слова. «Неужели этот самовлюблённый павлин и в самом деле думает, что сможет удержать меня в четырёх стенах? Поистине, плохо он меня знает.»

— Ну вот и всё пока уладилось. — Склоняясь к её уху, прошептал Марик, развязывая тугие узлы, стягивающие её руки. Все остальные торопливо покинули комнату. — Теперь ты моя собственность.

— Ага, — она грустно качнула головой, усиленно массируя затёкшие кисти рук. — Только ты забыл спросить у меня, согласна ли я?

— Твоё мнение в этом вопросе не берётся в расчёт. Так, что перестань злиться, смирись. -Он положил руки ей на плечи и улыбнулся. — Я же обещал, что мы продолжим прерванный ночью разговор.

Иксик не нашла, что ответить. Точнее она готова была закричать на него, требуя держаться подальше, но слова застряли у неё в горле. Марик склонился и прильнул к её губам в долгом страстном поцелуе.

«Что я делаю? Он же Враг!» — Кричал её разум, но тело словно не слышало его. Оно таяло в жарких волнах страсти. Плавилось словно воск.

Иксик чувствовала, что у неё предательски дрожат колени. Боясь не удержаться на ногах, она вцепилась в его мускулистые плечи, словно в единственную на земле опору.

— Это прекрасней, чем я предполагал. — Выдохнул Марика, заставляя себя на миг отстраниться. — Интересно, почему ты не сопротивляешься? — Его губы кривились в усмешке, но глаза светились от счастья.

— Это ни к чему. Я проиграла и признаю это. Очень скоро мне конец. — Он хотел что-то сказать, но она кончиками пальцев коснулась его губ. — Не будем портить ложью наши последние минуты. Побудь в последний раз Голышом, моим боевым другом, которому я доверяю словно себе. Думаю, это желание тебе выполнить не трудно.

Он молча кивнул головой и стал стаскивать с себя свитер, но она остановила его.

— Не торопись. Дай хоть полюбоваться на тебя. Ты в этом наряде чертовски хорош.

Говоря это Иксик не лгала и не играла. Сейчас впервые за много лет она стала сама собой. Отбросив в сторону всё чему ей пришлось научиться в отряде, Иксик превратилась в Юльку. Ту девушку, которая могла выпустить на свободу любовь, которую ей пришлось так долго скрывать.

Забыв обо всём на свете, она, затаив дыхание, смотрела на Марика, словно пытаясь запомнить каждую чёрточку его лица.

— Не смотри на меня так. — Взмолился мужчина, чувствуя, как от её взгляда желание вырастает стократ.

— Почему? Ты мне нравишься, и я хочу запомнить тебя таким. Кстати, а как тебя по-настоящему зовут?

— Я же сказал, Марик.

— А меня Юлька.

Она улыбнулась, почувствовав укол в сердце. Тот, кому она сейчас отдаёт своё сердце, не пожелал ей сказать правду. Ну что ж, она на него не в обиде. Пусть будет так…

— Знаешь, а Иксик мне больше нравится.

— Почему?

— Не знаю, наверное, потому, что Иксика я знаю, как самого себя, а Юлька мне чужая.

Она готова была сказать, что Юлька это всё самое лучшее, что в ней есть, но он вновь завладел её губами.

Плывя по волнам наслаждения, Иксик отдавалась ему не думая, что будет потом. Все мысли о будущем, она гнала прочь, ибо прекрасно знала, что как только всё останется позади, ей конец. Даже если где-то в глубине души мужчина пожелает её отпустить, он этого не сделает. И верно… Если ей удастся вырваться из этого капкана, она до последнего своего дыхания, будет уничтожать членов этой группировки.

Жаркие губы Марики с каждым мгновением становились всё настойчивее.

— Я больше не могу. — Прошептал он и подхватив её на руки понёс в соседнюю комнату. Иксик даже не открыла глаза, боясь спугнуть чудесный сон, сказку, в которую она попала. Впервые в жизни ей было так хорошо.

Уложив девушку на широкую постель, Марик стащил с себя одежду. Она приоткрыла глаза и посмотрела на него. Лицо Марика было сосредоточенным, глаза светились словно два драгоценных камня, а тело покрылось мелкими бисеринками пота. На миг появилось чувство, что он только что вышел из боя, но мужчина поднял взгляд и мираж исчез. В его глазах горела страсть.

Иксик ждала продолжения чуда, которое он ей дарил, но он склонился над ней и изо всех сил рванул джинсовую куртку. Это было так неожиданно и грубо, что девушка отпрянула, словно он её ударил. Сказочные чувства, которые владели ею, испарились как туман на солнце. Крепкая ткань затрещала. По сторонам посыпались пуговицы. Чувствуя, как в душе нарастает протест, она изо всех сил сжала зубы. Его руки рванули майку. Пропитанная потом и пороховой гарью ткань расползлась, открывая его взору нежное тело. Порвать бельё было делом всего нескольких секунд. Иксик ещё не решила, как ей поступить, а его рука уже ласкала нежное полушарие груди. Только на этот раз, девушка не чувствовала ни чего, кроме отвращения. В памяти всплыли картины из её кошмарных снов.

— А ты, однако, красивее, чем я себе представлял.

Как-то обыденно, словно подтверждая факт, сказал Марик и навалился на неё сверху. Это было последней каплей. Упёршись обеими руками, а его плечи, Иксик отстранилась, пытаясь избавиться от неминуемого поцелуя.

— Зря ты всё испортил. — Пытаясь заглушить обиду, прошептала она. — Если решил насиловать, значит, с этого и надо было начинать. Я бы всё поняла. С врагами нежно не говорят.

Он ничего не ответил. Опустив голову, он губами коснулся её плеча и резко развёл её бёдра. Она напряглась, чувствуя, как у входа подрагивает его напряжённая плоть. Обхватив руками бёдра девушки, он слегка приподнял их, и резким толчком вошёл в неё, но тут же отступил, чтобы в следующий миг рвануться вперёд.

Не смотря на всю свою выдержку, Иксик ахнула от боли. Ей показалось, что кто-то воткнул в её лоно раскаленный металл. Марик сразу замер и посмотрел ей в глаза.

— Не шевелись. Сейчас твоё тело привыкнет к вторжению и боль уйдёт.

Он оказался прав. Боль и в самом деле очень скоро исчезла, а на смену ей пришло странное чувство наполненности. Оно росло с каждым толчком его плоти и вскоре овладело всем существом девушки. Чувствуя горячие волны, пробегающие по крови, Иксик думала о том, что это чувство похоже на смерть. Ты знаешь, что это конец и тем не менее делаешь шаг вперёд.

Марика поднял на неё затуманенный страстью взгляд, но так ни чего и не сказал. Вместо слов он приник к её губам, нисколько не заботясь о том, что она отворачивала лицо.

Его поцелуй был жёстким. Он словно ставил тавро сминая нежную плоть и слегка покусывая её губы. Его язык проник к ней в рот и принялся там хозяйничать.

Иксик почувствовала отвращение, но Марик словно поняв, что ей это не приятно, отстранился и приподнялся на руках.

— Обхвати меня ногами на уровне пояса. — Потребовал он голосом, не терпящим возражений — и расслабься. А то ты сейчас похожа на манекен, и я не могу тебе дать того, чего ты заслуживаешь.

— А чего я заслуживаю? — готова была спросить она, но её тело помимо воли выполнило приказ. Обхватив мужчину ногами, оно стало двигаться с ним в унисон и очень скоро произошло чудо. Иксик почувствовала, как внутри её скручивается огненная спираль. На какой-то миг она даже испугалась этого ощущения, но чувство жило словно собственной жизнью. Оно росло и очень скоро Иксик почувствовала такой взрыв энергии, что ей показалось будто её душа вырвалась из тела и взмыла в небо, к звёздам. Где-то вдали послышался чей-то жалобный стон и только спустя время она с ужасом поняла, что стонет она сама.

«Боже что это было? — Мысленно спрашивала она себя, возвращаясь к действительности. — Неужели близость с мужчиной бывает такой прекрасной?»

Марик рванулся вперёд, и Иксик почувствовала, как жаркая струя его семени полилась в её лоно. Он бессильно опустился на неё и зарылся лицом в её волосы. В комнате повисло напряжённое молчание, нарушаемое только их тяжёлым дыханием. Наконец Марика отстранился и не глядя на Иксик растянулся с ней рядом.

— Ты почему не сказала, что впервые ложишься с мужчиной в постель?

— Потому, что до тебя у меня уже была близость. — Хмуро ответила она.

— С кем?

— Какое тебе дело? — Вспылила она и попыталась сесть, но он дёрнул её за руку, укладывая на место.

— Лежи. Если встанешь, живот заболит так, что рада не будешь. Я же не знал, что у тебя это впервые и был недостаточно осторожен.

Она послушно замерла, чувствуя, что и в самом деле внизу живота шевельнулась резкая боль, а между ног всё горит.

— Ты так и не сказала, кто был твоим первым так называемым мужчиной.

— Тебя это не касается.

— Касается. Если встретишь его, дай ему в морду и скажи если взялся за дело, то его надо довести до конца, а не бросать на пол пути.

— Слушай Голыш или как там тебя? Что-то не пойму к чему такая забота?

Иксик понимала, что всё уже произошло и скоро будет поставлена последняя точка, и чувствовала не страх, а злость.

Надо же, впервые за много лет она разделила постель с мужчиной, и был он не какой ни будь паренёк со смазливой мордашкой с которым она познакомилась где ни будь на вечеринке и даже не тот, кто смотрел вместе с ней смерти в лицо, а Иуда. Он подарил ей блаженство, а взамен заберёт жизнь.

— Это не забота, а злость. Ненавижу быть первым мужчиной.

— Я же сказала, что ты не первый, так, что успокойся. У меня их было четверо. Малолетки увидев меня с парнем таким образом развлеклись. Парня до смерти забили, а меня изнасиловали.

— И что было дальше? — Марик приподнялся и опираясь на руку, смотрел ей в глаза.

— Ни чего о чём следует рассказывать.

— Ты рассказывай, а я уж сам решу, что слушать, а что пропускать мимо ушей.

— Да мне и рассказывать нечего. Был какой-то провал в памяти во время которого я их убила. За что была приговорена к пожизненному заключению в психиатрической больнице.

— Это тебе Альберт рассказал?

— Да, а ты откуда это знаешь?

— Ты не первая кто таким образом угодил в отряд Игрек. У других ребят история примерно такая же. Странно, но твоё начальство не напрягает свою фантазию и действует так словно вы стадо баранов.

— Но зачем это им надо?

— Всё очень просто. Таким образом, они пополняют ряды смертников.

— Нет, я тебе не верю. Про других не знаю, но со мной это было. Я ведь это иногда вижу во сне.

— Верить мне или нет, это твоё дело. Но прежде чем прийти к какому ни будь выводу задумайся. Каким образом ты могла остаться девственницей после четверых парней?

— Не знаю… Может это каким-то образом связано с моим организмом?

— Не говори глупости. Организм в этом деле у всех одинаковый. Стоит потерять девственность и её не вернуть, и ты не исключение. Если не веришь мне, могу позвать сюда любого мужчину, и он после первого же толчка скажет, что у тебя уже кто-то был.

— Никого звать не надо. — Хмуро пробурчала Иксик опасаясь, что Марик отдаст её на потеху своим людям так, как она отдала его сестру своим парням.

— Я тоже так думаю. — Улыбнулся Марик и поднялся с постели. Потянувшись всем телом, он принялся одеваться.

Иксик поняла, что ей тоже следует собираться, но едва она села на постели, Марика остановил её.

— Останься здесь и поспи. У тебя был тяжёлый день.

— Я не хочу… — Начала она, но он её перебил, не дав договорить. — Когда я вернусь мы продолжим то, что не давно окончили. Думаю, следует преподать тебе ещё пару уроков и для этого ты должна быть отдохнувшей морально и физически.

Она блаженно прикрыла глаз, но стоило хлопнуть двери, послушание исчезло. Быстро сев на постели Иксик принялась обдумывать, как ей вырваться из плена, в который она так глупо угодила.

Первым делом она посмотрела на часы, которые Марик почему-то не снял с неё. Хотя, как член группы знал, что в них вмонтирован маячок и кнопка срочного сбора. Стоит нажать её, и все поймут, что случилась беда и бросятся на помощь. Мгновение, поборовшись с искушением, Иксик пришла к выводу, что воспользоваться кнопкой не сможет. Это будет роковой ошибкой, которая будет стоить ей жизни. Если Марик мог допустить подобный просчёт, то Голыш его ни за что не позволил бы себе.

Объяснение такому халатному отношению может быть лишь одно: — здесь не работает маячок. Его что-то глушит.

— Ну что ж, придётся выбираться без помощи. — Вздохнула Иксик и принялась натягивать на себя вещи разбросанные по полу. Покончив с одеванием, девушка скептически осмотрела себя.

Вместо майки-лохмотья, а на куртке ни одной пуговицы. Меньше всего пострадали джинсы. Если не считать вырванной молнии и пуговицы с ними ничего не произошло.

«Так вот почему он так странно себя вёл. Без одежды я не смогу покинуть его логово. А я-то глупая никак не могла понять, чем вызвана эта вспышка грубости».

Усмехнувшись своим мыслям, Иксик оторвала полоску от простыни и связала пояс брюк. Затем, разобралась с курткой, сцепив её края за остатки пуговиц. Получилось вроде сносно.

«Вполне сойдёт для того, чтобы добраться до базы. Осталось лишь обуться». Иксик обыскала всю комнату, но её обуви ни где не было. Она даже заглянула под кровать, где неожиданно обнаружила свой нож. Похоже, Марик был слишком поглощён страстью, коли не заметил, выскользнувшее из потайного кармана в нижнем белье, эту смертоносную безделицу.

Схватив своего «верного спутника», с которым никогда не расставалась, Иксик подошла к двери. Прислушавшись она убедилась, что охраны нет. Открыть замок ножом заняло не больше минуты. Сказывалась сноровка. За долгие два года в отряде, ей ни раз приходилось этим заниматься.

Выскользнув в коридор, Она на миг застыла, пытаясь определить в какую сторону двигаться, но услышав какой-то шорох, рванулась вперёд. Словно выпущенная стрела она неслась по коридору, полностью положившись на свои внутренние чувства, которые ей говорили, что движется она в правильном направлении. Неожиданно на её пути встало непреодолимое препятствие. Коридор был усыпан битым стеклом. Острые края как нарочно были подняты вверх словно предупреждение, что здесь не пройдёшь.

«Что же делать»? — мелькнуло в мозгу, но Иксик отбросила страх перед болью и смело пошла вперёд.

Острые концы впивались в ноги, но она шла вперёд, оставляя за собой кровавый след. Боль была такой, что хотелось кричать, но девушка, закусив до крови губу, двигалась вперёд и лишь изредка смахивала со щеки бегущую слезу.

Путь, который ей пришлось преодолеть показался ей вечностью и словно в награду за терпение, она увидела свет, пробивающийся из-под камня. Ей очень хотелось пойти туда, но внутренний голос предупредил её об опасности. Вместо того, чтобы броситься на свет, Иксик свернула в соседний коридор и о чудо, увидела дверь. Нажав на ржавую ручку, девушка оказалась возле лестницы, которая вывела её на верх. Очень осторожно, не дыша, она поднялась по ржавым ступенькам и оказалась в канализационном люке. Здесь было сыро и темно. На ощупь найдя лестницу, прикреплённую к стене Иксик поднялась по ней и головой открыла люк. Из её горла вырвался вздох облегчения, ибо она увидела пустырь, от которого до базы было несколько минут бега. Выбравшись наружу, девушка сделала несколько вдохов полной грудью и закрыв за собой люк, поплелась в сторону базы. Она понимала, что надо бежать, но от потери крови кружилась голова, а к горлу подступала тошнота.

«Я не могу отключиться» — Упрямо твердила она себе, из последних сил ускоряя шаг. Наконец на горизонте, появился дом, где находилась их база. Совсем не далеко была её комната. Там она могла бы привести себя в порядок, переодеться и перебинтовать ноги, но внутренний голос, словно набат, кричал ей об опасности, и девушка решила не рисковать. Нажав на часах кнопку экстренного сбора, она пошла на базу. Едва оказавшись в безопасности, силы покинули её. Хлопнула входная дверь и Иксик провалилась в темноту.

— Чёрт возьми, кто её так? — Донёсся до неё словно издалека встревоженный голос Беты.

— Не знаю, но похоже ей здорово досталось. –Отозвался Альфа и Иксик почувствовала, как крепкие руки её подняли с пола и положили на что-то твёрдое.

— Кажется, она приходит в себя.

— Уже пришла. — С трудом разлепив спёкшиеся губы, отозвалась Иксик.

— Только не шевелись не то пилотируешь со стола. — С напускной строгостью увещевал Бета. Иксик заметила, что взгляд его был встревоженным. — Сейчас я осмотрю твои раны и обработаю их, а потом ты расскажешь, что произошло. Идёт?

— Да, только потом, вы сходите ко мне на квартиру и принесёте мне одежду.

— Хорошо, а теперь держись.

Иксик сжав зубы терпела, пока мужчины приводили в порядок её ноги. Когда были промыты раны и наложены повязки, они в растерянности отвели взгляд.

— С ногами покончено, а вот ещё с одной раной что делать не знаю. — Вздохнул Бэта

С какой? — удивилась Иксик.

— Между ног твои джинсы пропитались кровь и здесь мы, кажется бессильны. Наверное, надо сообщить обо всего Альберта. Пусть он вызовет врача.

— Нет. — закричала Иксик, резко садясь, но тут же пошатнулась и едва не упала на пол.

Альфа и Бета уложили её на место и переглянувшись попытались успокоить.

— Ладно, будь, по-твоему. Мы ни чего, никому сегодня не скажем, но завтра Альберт явится сюда и сам всё увидит и потребует от нас объяснений. Что прикажешь тогда делать?

— Ни чего. Завтра всё будет хорошо. — Заверила их Иксик, пытаясь слезть со стола. Парни поддержали её. — А теперь сбегайте ко мне на квартиру и принесите мою одежду. Думаю, вам не надо объяснять, что где находится. Да не забудьте прихватить несколько шприцов и ампул, которые лежат в шкафу, под постельным бельём.

— Альфа ты сбегай, а я останусь с ней.

Нет, идите оба. — Неожиданно воспротивилась девушка, но поняв, что ребят не так просто переубедить, пояснила. — Всё это время я была в плену у Марики.

— Что?

— Как же тебе удалось убежать?

— Просто повезло. — Пояснила она, стараясь на вникать в подробности. — а теперь бегите. Да будьте осторожны. Там вполне может быть засада.

— А может быть лучше подождать Голыша? — Предположил Альфа. — Кстати, он что-то задерживается. Сигнал сбора прозвучал уже давно, а он так и не появился. Может попал в беду?

— Черти его не утащат в ад. — Мрачно усмехнулась Иксик, подумав про себя, что едва ли им понравится то, что она сегодня узнала. Ей хотелось рассказать ребятам кто такой Голыш, но внутренний голос подсказывал, что ещё не время. Придёт час, и она сама сведёт с ним счёты. В конце концов, ей нужно разобраться с тем, что происходит в душе и принять решение. Верное решение…

Больше ребята с ней спорить не стали и удалились.

Иксик за ними закрыла двери и направилась в ванную, чтобы хоть не много привести себя в порядок. Забинтованные ноги нещадно болели, но она старалась этого не замечать. Присев на край ванной, Иксик открыла кран…

Она ещё не совсем окончила своё занятие, когда в коридоре раздался шум.

— Боже мой, что вы так грохочите? — Удивилась она, высовываясь из-за двери.

Альфа и Бета стояли в узком коридоре, держа на плечах смертельно пьяного Голыша. Тяжёлый запах алкоголя пополз по всей базе.

— Где вы его нашли?

=Возле твоего дома. Валялся мордой в грязи. Впервые вижу его таким пьяным. Интересно, по какому поводу парень так «нагрузился»? Неужели всё из-за той бабы?

— О, на этот вопрос он вам ответит, когда придёт в себя, а пока дайте мои вещи.

Ребята протянули ей всё, что она просила, и поволокли Голыша в комнату. Он что-то недовольно бурчал, но Иксик не слушала этот фарс. Набрав в шприц лекарство, она ввела его в вену и прикрыла глаза, дожидаясь, когда оно начнёт действовать. Эти ампулы она держала на всякий случай и пользовалась ими крайне редко. Помесь обезболивающего, наркотика и допинга была не доступна простым смертным, а ей его поставлял один знакомый, за то, что она иногда помогала ему. Точнее сказать, охраняла, когда тот нёс деньги, вырученные от продажи наркотиков своему боссу.

Почувствовав, как боль стала отступать, Иксик переоделась и вышла из ванной.

— А ты однако не плохо выглядишь. — восхищённо заметил Альфа. — В жизни не поверил бы что совсем не давно ты была похожа на ободранного живьём кролика. Иксик улыбнулась и перевела взгляд на лежащего на полу Голыша.

— Так ребята, а сейчас оттащите его в ванную и засуньте по пояс в холодную воду.

— Это ещё зачем? Сам проспится.

— Что бы впредь не повадно было так напиваться. В следующий раз будет меру знать.

Парни недовольно хмыкнули и пожав плечами поволокли Голыша туда, куда им было приказано.

Почему Голыш всё время в отряде ходит без рубашки? — этот вопрос ей не давал покоя всё время, но, только увидев его в «родной стихии» одетым, она поняла, что это неспроста. У парня на теле, какие-то датчики или кинокамеры, вмонтированные под кожу. Она кое, что слышала об этом новшестве, но впервые сталкивалась с ним. Что ж, ванная с этими приборами доставит ему не мало «удовольствия».

В том, что Голыш пьян, Иксик сомневалась. Скорее всего, обнаружив её исчезновение, он бросился в погоню и устроил в её комнате засаду, решив, что голая и израненная она направится туда. Можно только представить, как он был поражён обнаружив, что просчитался. Приближались Альфа и Бета и ему оставалось лишь выскользнуть во двор и набрав в рот спиртного, сделать вид, что смертельно пьян.

— Что за чёрт! — громкий рык Альфа, отвлёк Иксик от раздумий. — Голыш, что это с тебя искры летят, словно с бродячей собаки блохи? — Ответом ему было нечленораздельное бурчание. — Иксик, быстро сюда, с Голышом что-то не так.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 80
печатная A5
от 401