электронная
205
печатная A5
495
16+
Леди приказывает жить

Бесплатный фрагмент - Леди приказывает жить

Объем:
316 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-3534-0
электронная
от 205
печатная A5
от 495

ГЛАВА 1

— Леди Мрадиман! — окликнул знакомый голос. Сарга замерла, на секунду прикрыв глаза. Обернулась — её догонял высокий мужчина в небрежно накинутом пальто.

— Адарат! — улыбнулась она. — Что ты здесь делаешь так поздно?

— У дочки опять болит живот, а снадобье закончилось. Я даже толком не оделся, торопился до закрытия лавки.

— Да уж, — усмехнулась она, разглядывая расстёгнутый воротничок рубашки. — Кто бы мог подумать, что главный варман королевства Островов бегает по улицам в таком виде. Слуг всех разогнал, что ли?

— Да нет, жене приятно, когда я делаю что-то для Веги сам. А ты в своём репертуаре, любительница порядка, — сморщил нос Адарат. — Сама-то как здесь очутилась? Я думал, муж тебя бережёт и одну в Воровской переулок не отпускает.

Сарга хмыкнула.

— Янтар целыми днями пропадает в своём ведомстве, ты же знаешь. Хорошо, если к полуночи заявится. А мне тоже нужны кое-какие снадобья.

Адарат посерьёзнел, шагнул ближе. Сарга напряглась и незаметно прижала карман своего чёрного плаща.

— Ты же была довольна, что в нём проснулась предпринимательская жилка? Портальная торговля — прибыльное дело.

— Ну да, — Сарга приспустила капюшон, и жёлтый свет фонаря вспыхнул в серьгах. Золотистые прядки волос выбились из гладкой причёски. — Я, и правда, довольна. Разве раньше могла себе позволить такие украшения?

Адарат внимательно посмотрел ей в глаза:

— Тебе действительно этого достаточно? Янтар — толковый делец, не спорю, хоть не из нашего круга. Король позволил тебе оставить титул леди после замужества… Но это не главное. Мои люди докладывают, что муж чуть ли не ночует на работе. Тебя это не беспокоит? Лавана регулярно устраивает сцены, если я задерживаюсь в Варманате или меня вызывают среди ночи.

Сарга пожала плечами:

— Глава стражей порядка целого королевства — непростая должность. А Лавана эмоциональна. Адарат, ты сказал, что у дочки болит живот. Тебе не пора к ребёнку? Она же мучается, бедняжка.

— Богиня, — простонал Адарат и хлопнул себя по лбу. — Конечно, мне надо бежать. Заходи как-нибудь на чай, Лавана будет счастлива. А то последние два месяца ты совсем забыла старых друзей.

Он шутливо погрозил ей пальцем, обнял — Сарга быстро повернулась так, чтобы левый карман оказался с другой стороны. Адарат ничего не заметил. Весело кивнул на прощанье и побежал вниз по улице. Сарга некоторое время смотрела ему вслед, и улыбка медленно исчезала с её лица. Голубые глаза похолодели.

Она натянула капюшон, снова проверила карман и зашагала в противоположную сторону. Свернула с центральной улицы в узкий тёмный проулок. Где-то звонко капала вода. Впереди послышались шаги — Сарга вжалась в стену, низко опустив голову. Мимо проскользнули две серые тени, за ними поплыл горький запах. Сарга проводила их взглядом и двинулась дальше. Споткнулась обо что-то; под ногами хрустнуло. Выругавшись под нос, пробормотала заклинание света:

— Видьют! — разлилось голубое сияние. В нём проявились очертания белых черепков и чего-то, подозрительно напоминающего крысиные кости. Сарга пару секунд разглядывала их. В лице её не дрогнул ни один мускул. Бесстрастно погасив огонёк, она зашагала вперёд, не обращая внимания на хруст.

Снова шаги. Впереди. И за спиной. Холодок опасности пробежал по позвоночнику. Сарга обернулась — никого. Она быстро убрала руки под плащ, чтобы блеск кристаллов в кольцах чакрават — концентраторах магии — не выдал её. Сосредоточилась, раскидывая следящую сеть. Вот они!

Мужчины. Маги. Двигаются, как воины, причём чужеземные, не с Островов. Судя по всему, наёмники. Держат наготове парализующие заклинания. В Воровском квартале хватает любителей наживы, но не таких: они явно профессионалы. И караулили давно.

Проклятье, всё-таки выследили место…

Сарга скользнула левее и двинулась вдоль глухой каменной стены. Она беззвучно шевелила губами, считая шаги. «Шесть, семь», — произнесла шёпотом и остановилась.

Наёмники медленно приближались. Решили, что загнали добычу в ловушку? Что ж… им явно дали не всю информацию. Глубокий капюшон скрыл усмешку.

Сарга подняла руки, натягивая плащ, чтобы спрятать сияние чакрават. Незачем демонстрировать противнику свои умения. Приложила ладони к склизкой от сырости стене. Противно? Глупости. Грязь только снаружи. А внутри…

Каждый раз — словно открытие. Подарок для неё одной.

Мгновение… Зрение перестроилось. Серый замшелый камень преобразился. Обрёл прозрачность, в глубине заструились сверкающие изумрудные потоки.

Чудо. Незримое для всех — кроме Сарги.

«Мне очень нужно попасть внутрь, пожалуйста. Ты прекрасен. Но я чувствую твою боль… Беспокоит та неудачная кладка вверху? Охотно помогу. А сейчас пропусти меня, прошу».

Стена завибрировала, открывая узкую щель не больше локтя в ширину. В следящей сети полыхнуло яростью. Послышался топот. Сарга торопливо протиснулась во мрак, раздался глухой скрежет — и отверстие исчезло. Снаружи загрохотали удары.

«Успела!»

Наёмников стена не пропустит. Под их натиском не появится ни трещинки. Почему? Всё просто: о помощи попросил маг камней. Тот, кто видит потоки энергии внутри минералов и способен управлять ими. Перераспределять по своему желанию.

Укрепить старинный родовой замок? Вычислить, где может обрушиться кровля? Сделать стены вокруг покоев короля неприступными? Маг камней, леди Сарга Мрадиман, к вашим услугам. Обладательница редкого дара, такие рождались раз в тысячелетие. Наследница знатного, но обедневшего рода. С десяти лет — ученица главы Строительного ведомства Островов, сильнейшего мага и члена Совета.

Она брала любые заказы. Игнорировала балы и увеселительные прогулки. Не проявляла интереса к кавалерам, хотя те чуяли выгодную партию и охотились настойчиво.

Тщетно.

Сарга жила почти затворницей, общаясь лишь с другими учениками членов Совета магов. И трудилась. Часто засиживалась до полуночи, разрабатывая чертежи. Срывалась ранним утром на очередной объект, касалась ладонями старинных стен и застывала надолго, всё больше бледнея. Потом уходила, пошатываясь, и снова чертила.

Чего она добивалась? Славы?

Король дал ей титул главного архитектора через пять лет после завершения обучения.

Богатства?

Она удачно вышла замуж за мастера Янтара Паравант. Злые языки шептали, что это брак по расчёту. Бедная аристократка и наследник известного купеческого рода. Мезальянс! Зато, какие выгоды… Никто не поверил, что она ощутила в нём своего суженого. Девочки узнавали супругов в разном возрасте. Их магия вступала в резонанс, и в юношах пробуждалось ответное чувство. Сразу усиливались способности, раскрывались таланты. Но, пока девочка не почувствует будущего мужа, он будет равнодушно проходить мимо. Его магия не проснётся.

Сарга не давала официального объявления. Устроила тихую свадьбу и продолжила работать. Догадки множились, слухи росли. Правды не знал никто. Тоненькая девушка с бледным лицом и высокими тёмными бровями, с огромными глазами цвета льда на солнце, она лишь загадочно улыбалась в ответ на все вопросы.

Ведь правда бывает очень личной. Особенно когда от неё зависит жизнь — и эта жизнь не твоя.

Грохот за стеной прекратился.

Сарга тряхнула головой, прогоняя воспоминания. Так, она обещала помочь? Прижала ладони к холодному камню. Скрывать чакрават больше не было смысла, и плащ соскользнул с плеч. Кристаллы в кольцах налились голубым свечением. Перед мысленным взором предстали потоки энергии — густые и прозрачные, словно зелёное стекло.

Да, в левом верхнему углу — уродливый тусклый сгусток. Ошибка в геометрически правильной кладке, неправильное распределение нагрузки. Боль волнами расходилась вокруг.

Уязвимость. Если не устранить, отсюда начнётся разрушение.

«Сейчас станет легче, мой хороший».

Чакрават засияли. От ладоней брызнули голубые лучи — вплелись в изумрудные потоки, устремились к больному месту. И принялись бережно распутывать сложный клубок.

Он выцветал, таял. Боль притуплялась, пока не исчезла без следа. Остались ярко-зелёные искры — они танцевали в толще камня, чистые и радостные. Тёплое чувство омыло душу, неся покой и удовлетворение. Сарга обожала его. Наслаждалась. Как жаль, что никто не поймёт радости общения с минералами, не увидит их внутренней красоты.

Сарга легонько погладила шершавую поверхность. Огляделась. Прихожая? Удачно. Вроде как в комнаты ведёт правый коридор. Она двинулась вперёд, удерживая следящую сеть. Пахло пылью, старым деревом и кожей. А вот и нужная дверь. На ощупь нашла ручку, повернула: кромешный мрак. Сарга закатила глаза и раздражённо позвала:

— Мастер Варнин Рагават! Включите свет, иначе я сделаю это сама. Будет очень ярко, вы меня знаете. Пеняйте потом на себя.

Раздался приглушённый кашель, шарканье, и помещение осветилось тусклым жёлтым сиянием. Сарга прищурилась, привыкая.

Взору её предстала большая захламленная комната. Тут и там виднелись столы, заваленные какими-то коробками. В дальнем углу возвышалась задёрнутая балдахином кровать и большое кресло. Возле него стоял невысокий мужчина с очень бледным лицом.

Худые кисти с тонкими голубыми жилками выглядывали из-под потрёпанного плаща. Перешитый с чужого плеча, он обвисал неровными складками. Короткие волосы казались то ли седыми, то ли просто пыльными.

— Добрый вечер, леди Мрадиман, — хрипло проговорил Варнин и, кажется, перевёл дыхание.

Сарга с облегчением улыбнулась, пошла вперёд, привычно лавируя между столами. Сморщила нос:

— Богиня! Мастер Рагават, как вы живёте в таком свинарнике?

— Не придирайтесь, — скривился тот и тяжело опустился в кресло. Прозрачные серые глаза сузились, и взгляд был очень странный: недоверчивый и жадный одновременно.

— Вы принесли?

— Да, — кивнула Сарга и достала из кармана серебряные браслеты с тонким узором — чакрават. — Концентраторы магии, незарегистрированные. Без отличительных признаков. Должны подойти к вашим кольцам, пробуйте, только осторожно.

Глаза Варнина вспыхнули. Он трясущимися руками принял браслеты, поднёс к лицу. Жадно вдохнул запах металла, провёл узловатым пальцем по гладкой поверхности. Сарга наблюдала за ним с растущим беспокойством.

Он сжал браслеты, закрыл глаза. Сарга быстро отступила в бок и в сторону, её собственные чакрават угрожающе замерцали. Предупредила:

— Без глупостей, мастер Рагават. Мой друг — главный варман, и если я не вернусь, он получит письмо с подробным описанием этого места и наших с вами дел.

Варнин поморщился, не открывая глаз.

— Леди Мрадиман! Я только что вышел из самой жуткой тюрьмы королевства. Вы даже не представляете, что такое крепость Караграх! И благодарите Богиню за это. Уверены, что мне хочется обратно?

— Я ни в чём не уверена, — сквозь зубы ответила Сарга. Но чакрават погасила.

Если бы Варнин обнаружил, как хорошо известна ей эта тюрьма! Буквально в деталях. До последнего камня. Но ему такое знание ни к чему.

— Поверьте, десять лет — достаточный срок, чтобы перестать делать глупости.

— Надеюсь, — поджала губы Сарга.

Бывший узник явно пропустил её слова мимо ушей. Он поспешно застегнул браслеты, и полоска стыка исчезла. Цепочки натянулись, соединяя браслет и кольца, по два на каждой руке. Безжизненные кристаллы ожили, налились мягким светом. Пару секунд маг смотрел на них совершенно безумным взглядом, и, решившись, прошептал:

— Видьют!

Слабый огонёк вспыхнул вокруг камней. Варнин издал невнятный звук, кадык его судорожно дёрнулся.

Сарга почувствовала, как невольный спазм сдавливает горло. Одно дело — слышать, как страшно в Караграхе. Другое — приходить туда по работе и только мельком видеть заключённых. Но совершенно иное — смотреть, как взрослый мужчина одевает на руки, изуродованные многолетней тюремной сыростью, чакрават и плачет, глядя на крошечный огонёк. Десять лет в месте, где заблокирована магия! Каково это для столь чуткого эмпата, как Варнин?

— Я сделаю вам горячий отвар, — тихо сказала Сарга и поспешила в противоположный угол, где виднелись умывальник и плитка с плоскими чугунными кругами.

Все бывшие заключённые постоянно мёрзнут. Холод подземелий Караграха не отпускает их годами.

Сарга наливала воду в помятый жестяной чайник и подсознательно ждала какого-нибудь заклинания в спину. Но не оборачивалась. Если она хочет работать с Варнином — нужно начинать с доверия.

Конечно, психика того, кто провёл в Караграхе целых десять лет, не может быть в порядке. К тому же художники — люди чувствительные и часто неуравновешенные. А конкретно этот маг всегда был особенным. Его талант был чем-то мучительным, болезненным для него самого. Он переживал каждую картину. Страдал и радовался, рыдал и смеялся, сутками отлёживался в тёмной комнате с мокрой повязкой на глазах, чтобы потом ночью вдруг вскочить и вновь схватиться за кисти.

Зато и творения его были уникальны. Они жили своей жизнью. Каждый зритель видел в них что-то своё, и, раз посмотрев, менялся безвозвратно. К лучшему или к худшему, предсказать было невозможно.

Конечно, верховный маг королевства — лорд Махананда — не оставил без внимания талант Варнина. Однажды ночью художника подняли с постели и забрали в королевский дворец. Через семь дней по время приёма в зал вынесли большую картину, замотанную в чёрную ткань. Когда гости собрались, покров упал. В наступившей гробовой тишине прозвучал дикий, нечеловеческий крик. Потом ещё и ещё. Люди падали на пол и корчились от невесть откуда взявшейся боли. Стоны и мольбы о помощи наполнили зал.

Проклятый верховный маг оставался глух к их страданиям. Он сидел на возвышении. Улыбка его походила на оскал, глаза полыхали фиолетовым. Тьма, пронизанная аметистовыми искрами, наполнила зал.

Нечто бесплотное и отвратительное сошло с картины и заметалось над головами, разевая призрачную зубастую пасть. Оно насыщалось людской болью, становилось всё ярче. Когда последние несчастные затихли, под потолком парила ярко-фиолетовая голова чудовищного монстра.

Лорд Махананда ухмыльнулся и хлопнул в ладоши. Злобное существо с грохотом рванулось прочь, на площадь перед дворцом. Цветные осколки оконных витражей со звоном осыпались на пол.

Снаружи донеслись панические вопли перепуганных горожан, потом взрыв, и всё стихло. В стене храма богини магии Вары-да зияла огромная дыра. На полу перед алтарём дымился обугленный рисунок пентаграммы. Так в святилище жизни и добра появился подземный храм страшного древнего божества. Над королевством Островов сгустился мрак. А Варнин с тех пор бесследно пропал. Близких у него не было — да никто и не посмел бы интересоваться его судьбой.

Но когда лорд Махананда погиб, маги и варманы обшарили каждый уголок его обширных покоев. Варнин обнаружился в крошечной тёмной комнатушке. Совершенно истощённый, он даже не вставал с постели, никого не узнавал или не хотел узнавать. Словно замкнулся в каком-то бесконечном кошмаре.

Четыре месяца понадобилось целителям, чтобы привести его в чувство. Художник вернулся к жизни, но был слаб и отказывался говорить. А ещё через месяц состоялся суд над всеми, кто служил проклятому магу. Это был даже не суд, скорее, объявление заранее известного приговора.

Пожизненное заключение в крепости Караграх.

Для Варнина сделали исключение — ему дали только десять лет. Как невольному соучастнику. И даже поместили на верхних уровнях, более чистых и сухих. Целители объявили, что он не выживет. Однако они ошиблись: Варнин дотянул до окончания срока и даже сохранил рассудок. Как? Неизвестно.

Создавалось впечатление, что тюрьма удивительным образом пошла ему на пользу. Он не вернулся домой, отказался от лечебницы и бесследно исчез в трущобах Воровского квартала. Выжить в них в одиночку было очень трудно, и варманы скоро перестали его искать. Никто и представить себе не мог, что всё это время ему помогал главный архитектор королевства.

Сарга коснулась одного из кругов на плите, прошептав: «Агни». Металл мгновенно накалился. Она поставила чайник, и капельки воды зашипели, испаряясь. Обернулась и с грохотом шарахнулась, налетев спиной на стол.

Варнин стоял прямо перед ней. Глаза его блестели от слёз, в них горела решимость. Кристаллы чакрават на высохших пальцах светились.

— Пресветлая Вара-да! Я напугал вас. Простите, — воскликнул он, протягивая руку, чтобы поддержать.

Сарга перевела дыхание и осторожно поднялась, принимая помощь.

— Я хотел кое-что сказать вам, леди Мрадиман. Я пока не в курсе вашей затеи, но сделаю всё, что от меня зависит, чтобы она удалась. Я ваш должник, клянусь своей магией.

Кольца его чакрават полыхнули неожиданно ярким оранжевым светом. Сарга помолчала, наблюдая, как он медленно гаснет. Качнула головой:

— Да, теперь вам точно придётся сделать всё, что я попрошу. Но это ваш выбор, мастер Рагават. Благодарю. Чаю?

— Да, пожалуйста, — звенящим голосом ответил тот. Казалось, он помолодел лет на пять. Преждевременные морщины на сухом большеглазом лице разгладились.

Сарга ополоснула холодной водой — другой не было — белые чашки с щербинками по краям. Бросила кубики подсластителя, Варнину — три, себе — один. Насыпала в пузатый чайник принесённую с собой смесь трав и залила кипятком.

— Прошу вас, — протянула дымящуюся чашку.

— Спасибо. Пойдёмте, присядем, — вспомнил Варнин об обязанностях хозяина.

Они уселись рядом на застеленную выцветшим покрывалом кровать.

— Итак, я вижу, вам удалось сохранить магию после десяти лет заключения, — заметила Сарга, грея чашку в ладонях.

— Только благодаря цветам.

Сарга едва заметно вздрогнула, но тут же взяла себя в руки и вопросительно хмыкнула.

— История очень странная, леди Мрадиман. Некоторые заключённые, в том числе я, получали букеты полевых цветов. Всегда свежие. В разное время, но не реже двух раз в неделю. Варманы говорили, что посылки анонимные.

— Как они допустили такое?

— Я сам не понимаю, — пожал плечами Варнин. — Но, возможно, у таинственного дарителя есть связи на самом верху. Иначе как объяснить то, что цветы передают даже тому жуткому палачу?

— О ком вы? — Сарга равнодушно вскинула брови. Никто не сказал бы, что услышанное её хоть сколько-нибудь волнует.

— О лорде Раге Тивра, конечно. Вы присутствовали тогда на суде? Я плохо помню события, но свидетелей против палача было много… — Варнин запнулся.

Сарга прикрыла глаза. Она знала, что сейчас услышит.

— Кажется… Вы единственная отказалась выступить, так? — светлые брови сошлись на переносице. Воспоминания давались ему с трудом.

— Отказались, хотя все считали, что именно он… казнил вашего отца. О нет! Простите! Проклятая память подвела. Я только сейчас понял… Простите меня, леди Мрадиман!

Чашка со звоном выпала из рук и покатилась по полу; на покрывале расплылось влажное пятно. Сарга молча высушила его заклинанием. Помедлив, успокаивающе сжала дрожащее плечо Варнина.

— Я принимаю ваши извинения, мастер Рагават. Вы сказали верно. Я рада, что память восстанавливается.

Он с надеждой поднял глаза.

— Расскажите подробнее о цветах, — предложила Сарга. — Вы говорите, палачу тоже присылают?

— Да-да, — торопливо закивал Варнин. — Конечно, их проверяют отдельно. И камеру. Но даже такой сильный маг ничего не поделает там, где блокирована энергия.

— Разумеется, — согласилась Сарга, пряча лицо в чашке. Когда она снова посмотрела на собеседника, её ресницы были влажными. От горячего пара, разумеется.

— Я по-прежнему не вижу связи между цветами и магией.

Варнин вдруг совершенно по-мальчишески улыбнулся. Глаза его засияли, морщинки в уголках глаз собрались в весёлые лучики.

— А вы подумайте! Это же так просто. Цветы — радость. Положительные эмоции. Живые существа, в какой-то мере. Их можно гладить, ими можно любоваться, с ними можно разговаривать, наконец.

— Очень интересная теория, — вежливо кивнула Сарга.

— Практика, леди Мрадиман, самая настоящая! — возмутился Варнин. — Многие сохранили рассудок лишь благодаря этим посылкам. Как видите, на магию они тоже действуют.

— Пожалуй, вы правы, — поразмыслив, согласилась Сарга и поднялась. — На сегодня я вас оставлю. Продукты в леднике. Постарайтесь особо не высовываться и починить портальную точку.

Варнин тоже встал, по привычке следуя этикету.

— На что мне портал, если в трущобах сеть всё равно не действует.

— Ну, если есть нелегальные браслеты чакрават, то почему бы не быть такой же портальной сети? — улыбнулась Сарга. — Я всё устрою. Отдыхайте.

— Подождите, — он удержал её у самых дверей. — Могу я попросить вас об одолжении?

— Да. В пределах разумного.

Его губы дрогнули. Он нервно переплёл худые пальцы и очень тихо попросил:

— Кисти и краски, леди Мрадиман. Теперь, когда мои чакрават снова при мне… Я должен нарисовать те цветы. И Караграх. Я должен это сделать, поймите, — в его голосе зазвучала страсть. — О, я не прошу холстов и дорогой бумаги! Я могу рисовать на стенах. На простынях, на полу… мне всё равно, было бы чем. Умоляю вас!

Сарга заколебалась. Кисти и краски — оружие художника-мага. Чего он хочет на самом деле?

— Я не лгу. Проверьте, если хотите, — предложил он. Его колотила дрожь, чакрават тревожно светились.

Сарга сдалась.

— Сатьявадита.

Заклинание истины окутало его перламутровым сиянием. Померцало и погасло, не изменив цвета. Варнин говорил правду.

— Хорошо, мастер Рагават. Я добуду всё, что нужно.

— Благодарю! — воскликнул тот и жадно подался вперёд: — А когда?

— Скоро. Но не раньше, чем вы как следует отдохнёте и перестанете бояться яркого света. До встречи, мастер Рагават. — Щелкнула пальцами:

— Рами.

Комната погрузилась в темноту, и Сарга бесшумно выскользнула в переулок.

«Палач. Лорд Тивра. Уже скоро… Мой план почти готов. Я узнаю, что ты сделал с моим отцом на самом деле. И я… наконец увижу тебя, Раг».

Дом встретил её привычной тишиной. Муж, как обычно, придёт за полночь и запрётся в кабинете до утра. Хорошо, что после переезда в этот особняк у них раздельные спальни. Как в семьях лордов. Как в семье Мрадиман. Кажется, Янтару доставляло удовольствие вводить в своём доме обычаи знати.

Сарга скинула плащ, не зажигая света в прихожей. Поднялась по лестнице, рассеянно обводя пальцами выпуклые узоры на перилах. Толкнула дверь в свою комнату — она тут же озарилась неярким светом.

Удовлетворённо вздохнула, оглядываясь: кремовые и зеленые тона, мягкие кресла, высокое трюмо, пушистый ковёр перед кроватью. Приятный контраст по сравнению с лачугой, где вынужден ютиться Варнин.

Правда, Янтар очень ругался, когда она выбрала зелёные цвета для отделки. Обзывал чрезмерно впечатлительной и наговорил кучу глупостей. Она посмеялась над его возмущением. Напомнила, что Совету магов, чьей формой были зелёные плащи, они не служат уже очень давно, и перевела всё в шутку. Муж успокоился довольно быстро, редкий случай. Он дулся сутками, если ему что-то не нравилось, прямо как ребёнок. Саргу спасало от раздражения только чувство юмора.

За окном мелькнула большая тень, раздался стук. Сарга распахнула створки — в комнату ворвались морозный воздух и большой чёрный ворон.

— Ты же мой красавец, — проговорила она ласково и пересадила его на специальный столик, к мисочкам с водой и кормом.

Пока ворон хрустел мясными шариками, Сарга подошла к трюмо. Среди шкатулок и душистых флакончиков из хрусталя сиротливо блестел простой стеклянный флакон. Прошептала заклинание — и в нём выросла зелёная веточка четырёхлистного клевера.

Сарга кончиками пальцев погладила нежный стебелёк, осторожно вынула, завернула в пергамент. Привязала к лапе ворона. Тот оторвался от еды и уставился на хозяйку умными блестящими глазами.

— Лети в то самое место. Развязывать бечёвку не разучился?

Ворон укоризненно наклонил голову.

— Ну-ну, не обижайся. Ты у меня самый умный ворон на Островах. Главное, когда положишь свёрток на камень, не забудь отлететь в сторону. А то портал и тебя заберёт. Ай, не щипайся! Я просто волнуюсь. Всё, лети, красавец.

Ворон согласно каркнул и растворился в ночном мраке. Сарга погасила свет, уселась перед зеркалом и принялась расчёсывать волосы. В тёмном зеркале отражались две тускло-оранжевые полоски на браслетах.

Сарга печально улыбнулась.

Чакрават у магов бесцветные: просто серебряные браслеты, соединённые цепочками с кольцами. Рисунок разнился в зависимости от рода и статуса. Количество колец говорило о силе мага. Два кольца на каждой руке — сильный маг.

У Сарги недавно появилось третье — на левой руке. Наставник был чрезвычайно горд.

Но два месяца назад что-то случилось с узором на браслетах. Одна из линий окрасилась в тускло-оранжевый. От вопросов Сарга отделалась, сославшись на фамильное заклинание. Все знали, что её магия уникальна и требует подчас странных действий.

Но на самом деле…

Сарга прикрыла глаза. На сетчатке отпечатались светлые полоски: ритуал единения сердец. Она чувствовала, когда её избраннику плохо. Или когда ему угрожала опасность. Оранжевый — намерение лишить его жизни. Красный — враг перешёл от планов к действиям. Чёрный — смерть.

Сарга резко распахнула глаза. В зеркале отразилось бледное лицо с расширенными зрачками, закушенные губы.

Она не допустит появления чёрной полосы.

Сейчас, когда всё почти готово… кто-то посмел замышлять покушение. Легко ли подобраться к заключённому? Очень сложно. И до смешного просто — смотря какие связи и возможности.

Она не позволит. Она, Сарга Мрадиман, тайно поклялась Богине кровью и магией, что вызволит своего избранника из Караграха. Из тюрьмы, откуда не выходил никто из пожизненно заключённых. Её избранник. Её суженый. Она узнала его очень давно, ещё в пятнадцать лет. Все эти годы он берёг и любил её. Ждал, когда сможет назвать своей невестой. Но всё рухнуло в один страшный день.

Лорд Раг Тивра из целителя стал палачом. По приказу проклятого верховного мага, лорда Махананда. И казнил её отца, казнил своего лучшего друга. Собственноручно! Сопротивляться приказу сюзерена вассал не способен — присяга не позволяет, а Раг был вассалом верховного мага. Так кто же он: предатель или жертва?

Её любовь. Её главный враг. Или все же нет?

Сарга разжала пальцы — деревянный гребень с глухим стуком упал на трюмо. Медленно сомкнула кулак.

Тот, кто посмел угрожать Рагу, решил взяться и за неё. Сегодня. Те наёмники в Воровском квартале охотились именно на леди Мрадиман. Что ж… Посмотрим, кто кого. У неё нет права на ошибку. Она отвечает не только за свою жизнь.

«Страшно? О да. Но я справлюсь. Должна».

Никто не вправе желать Рагу смерти. Кроме неё самой.

«Чего я хочу на самом деле?»

Придётся существенно поменять планы. Сложно, но выполнимо.

«Добраться до него. Узнать правду об отце. Это главное».

Неровный свет луны залил комнату — тучи разошлись, зеленоватый отблеск лёг на край стеклянного флакона. Сарга обвела его пальцем, словно лаская. Мотнула головой, отгоняя какое-то видение, и принялась размеренно водить щёткой по волосам. Пожалуй, действительно стоит сходить в гости к Адарату. Без мужа. Нужно кое-что обсудить.

ГЛАВА 2

Сарга обожала рассвет. Каждый раз, когда предполагалась ясная погода, она вставала затемно. Наскоро умывалась, собирала волосы в пучок на макушке и телепортировалась на крышу.

При выборе дома она поставила условие — сделать на крыше беседку с видом на открытое небо. После долгих поисков им с Янтаром попался особняк с отличной плоской крышей. Сарга обустроила на ней кабинет своей мечты.

Прозрачные стеклянные стены, прикрытые заклинанием отвода глаз, посредине комнаты — широкий стол. По ковру рассыпаны планшеты и ящички, набитые карандашами, линейками и пастелью — Сарга любила чертить лёжа.

На столе пестрела охапка эскизов: башни замков, облицованные разноцветным камнем, ажурные мостики, высокие шпили. Рядом ютились карандашные рисунки: окна с проставленными размерами, дверные проёмы и колонны. Поля листов покрывали колонки формул.

Сарга, торопясь, собирала с пола бумаги. Небо на востоке неумолимо разгоралось. Она шептала заклинание, и пространство наполнялось музыкой. Шум воды, лёгкие звуки скрипки и фортепиано, пение птиц. Сарга садилась вплотную к стеклу, подобрав под себя ноги. Первые лучи солнца вырывались из-за горизонта, на металлических крышах вспыхивал пожар. Она смотрела в распахнутое небо, не мигая, и шептала:

— Там будет солнце. Очень много солнца, клянусь. И ветер, и горы, которых ты никогда не видел. Будет всё. Только живи, прошу тебя…

К кому она обращалась? К отцу, которого все считали погибшим? К лорду Тивра? Сарга и сама не понимала. Она думала о двоих, всегда вместе. Не могла представить жизни без них.

День вступал в свои права. Рассвет, колдовское время между сном и явью, таял в бесцеремонном свете. Сарга вставала, уменьшала громкость музыки и зарывалась в чертежи.

Вот и сейчас она сосредоточенно листала листы с набросками, выискивая нужный. Вытянула один из пергаментов, рассечённый жирной вертикальной линией.

На одной половине красовался мрачный замок в разрезе: массивные башни, окна, похожие на бойницы. Длинные коридоры, разбитые на множество комнатушек, спускались ярусами глубоко под уровень земли. Кое-где кляксами чернели уродливые значки. Сноска внизу гласила: «блокираторы магии». На самом нижнем ярусе, в углу, стояли инициалы: «Р.Т.».

Вторая половина листа изображала, вроде бы, тот же замок. Но камеры стали просторнее, коридоры шире, а подземных ярусов осталось всего два. Зловещие обозначения блокираторов располагались теперь в строго определённых местах, помеченных звёздочкой.

Сарга расстелила пергамент на столе, придвинула к себе стопку чистой бумаги и принялась быстро писать. Иногда останавливалась, водила пальчиком по чертежу, что-то прикидывала в уме и снова покрывала лист формулами.

Она так увлеклась, что не заметила, как подошло время обеда. Тихая мелодичная трель заставила её поморщиться. Сарга со вкусом потянулась, сложила расчёты в папку и перенеслась в спальню. Запустила поисковое заклинание — Янтар по-прежнему не появился дома. Сарга пожала плечами, подошла к портальной точке. В богатых домах плоский матовый круг располагался в комнатах хозяев и в гостиной. Приказала:

— Дом Адарата Катхара!

Вверх взметнулся столб перламутрового пламени, в нём появилось круглое личико Лаваны.

— Привет, Сарга! — радостно закивала она. — Рада тебя видеть! Адарат вчера сказал, что ты скоро зайдёшь к нам.

Та улыбнулась:

— Привет, Лавана, взаимно. У меня остался шоколадный торт, я вчера пекла, а Янтар дома не ужинал. — «И не завтракал, и обедать не придёт. Скоро я забуду, как он выглядит». — Могу зайти прямо сейчас, если удобно.

— Конечно! Адарат придёт к обеду.

— Буду через пятнадцать минут.

Связь прерывалась, пламя опало, и только круг ещё некоторое время тускло светился.

Сарга распахнула шкаф и задумалась. Нужно парадное, но не слишком дорогое на вид платье. Пожалуй, подойдёт нежно-голубое, со скромным геометрическим узором по подолу.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 205
печатная A5
от 495