электронная
90
печатная A5
618
18+
Ласковый берег

Бесплатный фрагмент - Ласковый берег

Объем:
622 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-8959-5
электронная
от 90
печатная A5
от 618

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Приключения инструктора ДОСААФ, или Невидимый остров

Я познакомился с этим человеком, когда состоял на учёте, на бирже труда. Я был безработным, и от биржи нас посылали учиться, на водительскую категорию С. Учились мы в школе ДОСААФ — организации, где постоянно готовят водителей по направлениям от разных предприятий, организаций и фирм. Напомню тем, кто не знает, что ДОСААФ расшифровывается как Добровольное Общество Содействия Армии Авиации и Флоту. Организация была создана ещё в Советском Союзе, и дала стране немало героических личностей — военных и гражданских. Кроме нас, там ещё учились ребята, которых направил «военкомат». Молодые пацаны, лет по восемнадцати, ну а мне уже было под сорок. Инструктором по вождению был у нас здоровенный мужчина, звали его Игорь Фёдорович, а фамилию я уже, к сожалению, не помню, а нет, фамилия его была Московкин. Родом он был из Северной Осетии, однако, по национальности русский. Лет нам с ним было приблизительно одинаково. К учёбе я относился ответственно, в отличие от тех же пацанов. Поэтому, мы с ним стали в очень хороших, уважительных отношениях. И, конечно, всякие шоферские байки не раз он мне рассказывал. Вроде тех, что один раз, дело было в командировке, ему домой ехать, а машина не заводится. Он весь «КАМАЗ» облазил и причину, почему не заводится, не нашёл. Решил с горя рюмочку пропустить ну и «КАМАЗу» из стаканчика плеснул на пол в кабине — тот и завёлся. Про встречи с бандитами на дороге, в девяностые и прочую ерунду. И я, конечно, не отставал. И у меня в жизни интересные случаи происходили. Это мы с ним всякий раз беседовали, когда вместе на «КАМАЗе» ездили, вождение изучали. А ездил я хорошо, и часы шли не на тренировку, а в основном, потрепаться, или в гаражном боксе, я ему помогал технику ремонтировать. Техника была старенькая и ломалась часто. На молодых же пацанов он, как и все остальные орал безбожно и, в общем-то, в лучшую сторону от других инструкторов не отличался.

Один раз, когда «КАМАЗ» стоял на приколе, а ремонтировали мы коробку скоростей, зашёл я после теоретических занятий в гаражный бокс. Народу никого не было, сидел один только Игорь Фёдорович, причём, находился он в каком-то задумчивом состоянии прострации и ни хрена, можно сказать, не делал. Коробку, исправленную, на место не ставил. С моим приходом дело вроде как пошло и после полутора часов возни машина была на ходу. Правда, Игорю мы чуть не прижали палец той самой пятисоткилограммовой коробкой, когда ставили.

После этого он опять впал в задумчивость и неожиданно предложил:

— Давай выпьем!

— Я ж не пью, — напомнил я.

— Ну, ты хоть посиди со мной, за компанию, — попросил он. — Я и сам-то не очень, просто состояние такое. Хочется поговорить.

Мы вышли из гаражного бокса, взяли в небольшом магазине напротив бутылку вина, пакет сока и немудрёную закуску, состоящую из куска колбасы, булки и банки консервов. После вернулись обратно в бокс. Присев на скамеечку возле «КАМАЗа», разложили всё, что принесли. Игорь выпил рюмочку, а я хлебнул соку. Закусили.

— Так что у тебя случилось-то? — спросил я. — Рассказывай.

Он встал и подошёл к своему металлическому шкафчику, в котором хранились его вещи. Открыл шкафчик и достал оттуда небольшого размера пакет. Подошёл ко мне. Развернул. Блеснули золотым шитьём офицерские погоны. Старлеевские. Эмблемы морского флота. Тут же лежал «поплавок» — нагрудный знак человека, окончившего высшее военно-морское училище. Ещё какие-то, толи значки, толи медальки.

— Что это?

— Это мои, — ответил Игорь Фёдорович. — Сегодня мне пришла бумага о том, что я восстановлен в своём воинском звании и льготы теперь мне теперь полагаются, пенсия военная и прочее.

— Так ты военный?

— В прошлом. Морской офицер. Последнее место службы Тихоокеанский флот.

— Ну, рассказывай, как с тебя погоны сняли, заинтриговал.

— К американцам попал. Хорошо, что не посадили, — он вздохнул.

— С чем на Руси всегда хорошо было, так это с дураками, причём, руководящими.

Игорь Фёдорович нежно погладил погоны своей здоровенной ручищей, немного помолчал и продолжил.

— Ну, слушай…

После окончания высшего военно-морского училища, служить его оставили в Севастополе, на Черноморском флоте, а потом, через три года, дали старлея — то есть присвоили звание старший лейтенант и перевели служить во Владивосток, на Тихоокеанский флот. Семьи у него к тому времени ещё не было, служил он добросовестно и, как у большинства жителей Кавказа, была у него огромная гордость и чувство радости, от того что он военный, что моряк великого государства России, точнее, тогда ещё Советского Союза. По военной специальности был он секретчик-шифровальщик, то есть шифровал донесения, знал коды, шифры, пароли и всю прочую атрибутику которую полагается знать в таких случаях. Ну, а зная такие вещи в руки противнику лучше не попадаться.

Новое место службы покорило его своей суровой красотою. Сопки, покрытые тайгой, чистые и быстрые речки, в которых нерестилась красная рыба. Красивый город, в котором военных моряков было чуть ли не больше чем жителей. «Край камней, б…й и бескозырок», — так называли Владивосток матросы и местные жители. Близость океана. Могучие шторма, ветра, удивительное богатство и разнообразие морских обитателей, всё это словно подтверждало его мысли о том, что профессию он себе выбрал правильно.

В общежитии Игорь сдружился с другим офицером, с того же корабля, на который его приписали. Нового друга звали Андрей. Андрея перевели служить с Балтики. Он то же был старлей. Среднего роста, худощавый с небольшими усиками, русыми волосами и весёлой улыбкой простого, открытого человека. Вместе они проводили время за бутылочкой пива перед телевизором. Гуляли по городу и приставали к хорошеньким девушкам. Потом объявили поход.

Корабль, к которому были они, приписаны, выходил в океан в составе флотилии из полутора десятков кораблей. Наступил день начала похода. Всё, как водится в таких случаях, имело место быть — музыка гремела, торжественные марши поднимали настроение. Семьи, друзья и знакомые стояли на причале и махали на прощание кораблям, которые вереницей выходили из порта. С кораблей то же махали в ответ. Игорь и Андрей махали знакомым девчонкам, которые пришли проводить наших офицеров. Девчоночки становились всё меньше в размерах, а берег всё дальше. Затем корабли вышли в нейтральные воды. Затем, где-то сбоку прошла Япония, точнее, острова принадлежавшие Японии. Потом вышли в океан. Караван кораблей направлялся в сторону экватора, что бы в заданном районе мирового океана произвести боевые стрельбы, и показать потенциальному агрессору, который наверняка следил за нашими кораблями, что будет, если сунуться, гады, к российским берегам!

Прошло три недели похода. Кругом расстилалась бесконечная водная гладь, погода становилась всё теплее и теплее, экватор всё ближе и ближе. По ходу движения корабля отрабатывались боевые навыки подготовки к стрельбам, занятие огневых позиций, обслуживание и приведение оружия в боевую готовность. И вот настал поворотный день в судьбах наших героев.

Игорь и Андрей отстояли вахту, то есть они отработали положенное время и могли отдыхать. Пообедав, друзья вышли на палубу и пребывали в прекрасном расположении духа. Правда, три дня назад, предприимчивый боцман, с целью экономии харчей, организовал среди моряков соревнование по спортивной ловле рыбы. И теперь одна и та же рыба-макрель на завтрак, обед и ужин уже начинала надоедать. Однако, погода была замечательная, солнце светило ярко, а небо и вода голубели вовсю. Несмотря на запретительные меры, действующие на Советском военном флоте, по личной, так сказать, инициативе, наши парни незаметно пронесли на борт некоторое количество отличного пива «Жигули» в бутылках. Они как раз намеревались распить его в подходящее, свободное от вахты время, и понежиться под ласковым солнышком, в укромном уголке корабля, подальше от глаз начальства. Таким уголком была корма, точнее, место ближе к корме, слева по ходу корабля, или если правильно сказать «по борту». Что бы сидеть было удобнее и комфортнее, а панорама окрестностей была живописнее, друзья залезли на здоровенный ящик, стоявший здесь же, и крепко привязанный на случай шторма. Вид отсюда открывался изумительный — синее небо, голубовато-зелёный океан и белые чайки. Время от времени стая дельфинов показывалась неподалёку. Выскакивая из воды, грациозные млекопитающие снова исчезали в ней изящно и легко. Солнышко ласково пригревало, белые чайки с раскрытыми крыльями летели за кораблём, пиво было замечательное, а свободного времени ещё навалом. Рассуждения о жизни и враньё под пиво были настолько увлекательны, что друзья не обращали внимания на то, что сидя на ящике для них создавалась реальная угроза вылететь за борт, в случае резкого маневра корабля. Только откуда ей взяться, такой угрозе? На море штиль, волн практически нет, и многотонная махина спокойно идёт прямо. И, вот недаром, многие моряки суеверны. Идущий рядом по другому борту корабль неожиданно произвёл резкое сближение и ударился с кораблём, на котором находились наши герои. То ли рулевой там отвлёкся или не понял чего, толи командир что-то не то сказал, В общем, корабли, шедшие параллельным курсом, сблизились, и один ударил другой, хотя и не сильно. Корабли тряхнуло. Командиры кораблей одновременно выругались матом. Но поскольку шли параллельным курсом, да и корабли были боевые — обошлось практически без повреждений — тут же разошлись на безопасное расстояние, и пошли себе дальше, как и до этого, походным порядком. А если бы посмотрели тщательно, всё ли нормально? Все ли на месте? Короче говоря, после столкновения наши герои полетели за борт, и реально в воде очутились. Кораблей позади не оставалось, так как наш корабль шёл замыкающими в колонне. Ребята всплыли, и давай орать, звать на помощь. Да толку мало. Пока на корабле чертыхались и выясняли отношения, да ещё шум и рёв от работающих машин, да бурлящая от винтов вода, да ещё скорость приличная, да ещё и в голову никому не пришло, что кого-то не хватает. В общем-то, удар ведь при столкновении был не сильный. В общем, в общем…, остались наши парни в океане в воде, вдвоём, отчаянно крича вслед уходящей эскадре. Такая вот произошла поганая история. По-хорошему погоны снять бы с того, кто не заметил, что людей в океане потерял, а получилось… получилось наоборот.

Пробарахтались моряки около часа. Эскадры стало совсем не видно, за горизонт скрылась. Среди бесконечной поверхности воды и при чистом синем небе, почти не заметно, что вода тебя куда-то сносит, однако так и происходило. Известно, что в океане существуют, как бы это сказать на бытовом уровне, реки в реке, точнее, в океане. И течение в этой океанской реке, в которую попали наши герои, оказалось достаточно мощным. Парни постепенно это поняли, и старались было вернуться к тому месту, где в воду шлёпнулись, да где там. Понесло их вперёд, приблизительно под семьдесят градусов от курса кораблей, со скоростью быстрой реки. Прошёл час, потом другой. Стало тяжело в одежде. Моряки сбросили с себя всё, что было, остались в плавках. Их ни кто не искал. Начинало темнеть. В нескольких десятках метров огромный треугольный плавник высунулся над водой, на сколько секунд, и снова ушёл под воду. В головах пронеслось — акула. Парни затаили дыхание, стараясь не плескать руками. По телу у каждого пробежал холодок, …не оцарапал ли он хоть палец, когда летел с ящика в воду? Даже самый незначительный запах крови мог привлечь внимание хищника, размеры которого напоминали грузовик, средней тоннажности. Плавник показался ещё раз и ушел, куда-то в сторону. Моряки вздохнули свободно. Пошёл седьмой час нахождения в воде. Руки стильно устали. Чувствовался каждый взмах, каждая мелочь на теле. Друзья сняли плавки. Остались совершенно голыми. Лишь бы держаться. Пошёл восьмой час нахождения в воде.

Стемнело. На чистом тропическом небе появились огромные звёзды. Вдруг, вода буквально вспенилась — стайка летучих рыбок проплыла мимо. Рыбки выскакивали из воды, пролетая над её поверхностью, снова падали в воду. Океан был спокоен. Что ожидало моряков и как они переживут эту ночь — если бы знать. Их никто не искал. А, может, искали, но течение уже унесло их на значительное расстояние.

Неожиданно вода впереди начала светиться. Огромная стая планктона встретилась на пути моряков. Это были мелкие и очень мелкие существа, напоминающие креветок и рачков разного возраста. Эти существа светились в воде голубоватым светом, проплывая мимо. Около получаса парни плыли в голубоватой, светящейся каше. А когда снова выбрались в чистую воду, то с удивлением заметили, что их тела в воде то же начали светиться. Видимо, самый мелкий планктон прилип к коже, производя такой вот светящийся эффект.

Руки становились всё тяжелее, плыть всё труднее и труднее. Прошёл ещё час. Моряки методично гребли, но ужасная усталость навалилась на тело. Хотелось просто закрыть глаза и заснуть. Вдруг огромная, тяжёлая туша выскочила из воды и, пролетев над ней метров десять, снова плюхнулась в неё совсем недалеко от моряков, чуть дальше ещё одна. Киты. Огромный хвост-лопасть поднялся вверх и ушёл в воду. Отфыркиваясь водяной пылью, киты с шумом чудовищ огромной массы, уходили в океанскую глубину. Снова всё стихло. Вдруг западная половина неба начала чернеть, а звёзды пропадать. Надвигалась туча. Приближался шторм. Может быть, последний шторм в жизни парней.

Смена погоды произошла стремительно. Подул сильный ветер, и спокойная поверхность океана покрылась волнами. Вначале они были небольшими, потом стали быстро увеличиваться. Пошёл дождь. Сильный, проливной, тропический дождь. Природа показывала звериный норов. Главное здесь было держаться ближе друг к другу. Погода бушевала. Стали бить молнии, освещая всё вокруг зловещим, белым цветом. Несколько из них вдалеке попало прямо в воду. Казалось, это был ад. Вот и всё, грустно подумалось Игорю — и жизни конец. Такой молодой, и жизни-то ещё не было. Он оглянулся — чёрное небо, разрезаемое яркими молниями, раскаты грома волны, свист ветра и вокруг один океан. Вдруг при очередном ударе молнии Игорь увидел очертания горы прямо перед ними. Течение несло их к суше.

«Андрей, держись, там суша!» — крикнул Игорь и показал рукой в том направлении, где увидел гору.

Неожиданно, ветер начал стихать и стих так же быстро, как и налетел. Дождь прекратился, а волны стали меньше. Небо очистилось и чуть просветлело. Короткая тропическая ночь заканчивалась. Наступало утро. На фоне неба, очертания стоящей впереди горы стали видны совсем отчётливо. Надежда на спасение зажглась в двух сердцах. Течение подгоняло их к желанной суше. Оставалось совсем немного. Неожиданно Игорь стал замечать, что берег остаётся где-то левее. Течение подходило к острову, огибало его, и снова уходило в океан. Получалось, что оно запросто могло протащить моряков мимо берега

«Андрей, греби, нас сносит!» — крикнул Игорь.

Из последних сил моряки стали грести в сторону берега, отчаянно пытаясь вырваться из мощных водяных лап. На их счастье, из-за изгиба береговой линии, течение здесь немного ослабевало и после отчаянного напряжения всех сил, парни подплыли к коралловому рифу, и нагромождению камней, которые находились метрах в двухстах от берега. Океанские волны были здесь ещё достаточно сильны. Они били в камни, образуя прибой с высоко летящими брызгами. За этим природным волноломом была уже спокойная, прибрежная полоса воды. Необходимо было перескочить через препятствие, а ведь это были торчащие из воды, скользкие камни, вокруг которых вода просто кипела. Волны запросто могли ударить моряков о них и для людей, которые провели в открытом океане около двенадцати часов, которые абсолютно выбились из сил, всё это могло закончиться трагически. Игорь и Андрей выбрали место, где волны бушевали, не так сильно, а камни торчали из воды совсем чуть-чуть и приблизились к рифу. Сам риф был удивительно красивым. Красные, синие, жёлтые и фиолетовые коралловые губки в голубой океанской воде выглядели фантастически великолепно. В прозрачной глубине, виднелись плавающие разноцветные рыбки, но парням было не до этого. Необходимо было одно — проскочить это великолепие где-то в промежутке между ударами волн, не ударившись, не разбив голову и не поломав ноги.

Набежала большая волна и парней просто выбросило за риф, на камни. Игорь разодрал ногу, но боль почему то не чувствовалась. А вот Андрея всё же ударило головой, и он потерял сознание и самое плохое, в этом кипящем котле долго находиться было нельзя. Волны сбивали людей из стороны в сторону. Игорь из последних сил схватил потерявшего сознание товарища и, повернув его на спину, нырнул в спокойную воду за рифом. Плыл он теперь по спокойной и тихой воде. Андрей тихо застонал, приходя в себя.

«Потерпи, потерпи, друг, — твердил Игорь, обращаясь не то к Андрею, не то к самому себе — Немного осталось.»

Наверное, так же во время Великой Отечественной войны спасали своих товарищей бойцы Красной Армии. Вот и берег. Мелкий-мелкий песок, белый, ровный, просто идеальный. Чуть выше огромный камень-песчаник, вытянутой, причудливой формы, весь буквально промыт океанскими волнами, которые сделали его, словно скульптуру, удивительным и загадочным. Ещё выше пальмы. На четвереньках Игорь вылез на песок. Голый, с окровавленной ногой, тащил он из последних сил за собою товарища, у которого то же текла кровь из разбитой головы. Он прополз буквально метра три и упал без сил. Минут двадцать Игорь лежал совершенно без движения. Рядом застонал Андрей и открыл глаза. Приподнял голову и Игорь.

— Андрей, надо подняться выше, — едва ворочая языком, сказал Игорь. — Можешь ползти?

Измученные люди проползли ещё немного вверх и оба просто-напросто уснули на песке. Сколько прошло времени — сказать трудно. Первым проснулся Игорь. Физически более здоровый, он открыл глаза от того, что вода стала заливать ноги — начинался прилив. Игорь принялся тормошить товарища.

— Андрей вставай, прилив начинается, надо уходить отсюда.

Андрей открыл глаза.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Игорь.

— Голова болит, — слабым голосом ответил Андрей, — и пить хочется.

Игорь посмотрел на его рану, на голове. Она была неглубокой, кровь запеклась на волосах.

— Давай немного пройдём, — он поднялся с песка и помог подняться товарищу. Поддерживая друг друга, моряки побрели вверх, где после песка начиналась трава, кусты и росли высоченные пальмы с кокосовыми орехами. Отсюда открывался удивительно красивый вид. Светлая голубизна воды, переходящая то здесь, то там в тёмно-синюю, чудесно сочеталась с бескрайним простором неба, то же голубого. На нём, словно маленький росчерк, в одном только месте были белые узкие облачка. На пляже из белого-белого песка, росли наклонённые в сторону океана, огромные пальмы. Чуть ниже их крон росли, какие то причудливо-густые деревца, с ярко зелёными, круглыми листьями. Вода возле самого берега, у белого песка, была прозрачной и светлой. Затем её цвет становился голубым с тёмно-синими пятнышками, там, где было более глубоко. Затем шёл коралловый риф с камнями. Ещё дальше вода в океане становилась тёмно-синей.

Так же как и вода переливалось голубыми, белыми и синими красками небо. Однако обессилевшим, чудом оставшимся в живых людям было не до этой красоты. Возле крайней из пальм они остановились.

— Подожди, давай отдохнём, — попросил Андрей. Игорь помог товарищу сесть на песок.

— Пить охота, — почти прошептал ослабевший Андрей.

Игорь оглянулся вокруг, — как же помочь товарищу? Взгляд его упал на кокосовые орехи, в изобилии валяющиеся на берегу. Видимо, после ночного шторма они нападали с пальм. Орехи были очень крупные и разных цветов. Здесь были и тёмно-коричневые, и с желтизной, и совсем зелёные орехи. Много орехов плавали в океанской воде у берега. Раньше Игорь никогда не сталкивался с этими орехами, так уж случилось в жизни. В Советском Союзе кокосовые орехи практически не продавались, Но из книг он знал, что там внутри должно находиться что-то вроде молока.

Первый коричневый кокос он неудачно расколол камнем, да так что, из имеющегося молока остался вообще какой-то глоток. Да и молока там фактически не оказалось одна какая-то белая хрень наподобие крутой манной каши. Второй орех вообще оказался почему-то без молока. Тогда он взял третий, зелёный и отколол у него приблизительно третью часть ореха. Наконец-то удача ему улыбнулась. В скорлупе было молоко, бело-розового цвета.

— Давай, пей, — протянул он другу скорлупу. Помогая, поддержал орех, пока тот пил.

— Посиди здесь, Андрюха, я поищу воду, — сказал Игорь.

Он взял пустую скорлупу кокоса, повернулся и пошёл вглубь зарослей, наискосок вдоль берега. Идти голому было не комфортно и стыдно, несмотря на то, что они, может быть, были единственные люди на этой суше. Заросли оказались не так уж густыми и плотными, пройти можно было легко, солнце достаточно проникало здесь повсюду. Несмотря на своё бедственное положение, Игорь, впервые попавший на тропический остров, с удивлением смотрел на огромные листья высоких пальм, шуршащие при дуновении ветерка, на кругленькие, толстенькие, просто восковые листья на небольшом кустарнике с плодами, напоминающими лимон. На красивые, мелкие розовые цветки на вьющемся кусте, пахнущие ванилью. Кое-где из земли вылезли, словно заострённые палки зелёные, совершенно без листьев растения высотой метра полтора. Может это были молодые пальмы — он не знал. Слышались крики тропических птиц, Два здоровенных, почти с курицу, разноцветных попугая громко хлопая крыльями, вылетели из кустов. Встретившиеся вдруг колючки и лианы больно расцарапали кожу. Возле одной из пальм, Игорь остановился. Её ствол был совершенно лохматый, словно обмотаный мочалкой. Игорь начал сдирать эту мочалку, которая на удивление легко отделялась от ствола. Из этой «мочалки» он соорудил себе подобие набедренной повязки дикаря. Ему сразу стало легче и привычнее. Дальше он зашагал веселее.

Пройдя ещё шагов триста, он вышел на лужайку. На противоположной её стороне протекал достаточно большой ручеёк, почти маленькая речка, бегущая к океану. Игорь подошёл поближе и посмотрел в воду — на дне видны были все камушки. Вода была чистой и прозрачной. На противоположном берегу лужайка ещё немного продолжалась, а дальше виднелись широкие листья, через которые просвечивались огромные гроздья бананов с красными цветками впереди на лысом хоботе. Вот это была удача! Игорь зачерпнул пригоршню воды. Он и сам нестерпимо хотел пить. Жадно хлебнул несколько пригоршней. Почувствовал, как приятная прохлада пошла внутри живота, прибавляя силы. Потом он перешёл через речку, дотянулся и оторвал один банан от грозди. С жадностью его съел. Показалось, что банан, сразу растворился в огромном количестве слюны. К тому же, это были ароматные, удивительно вкусные и свежие бананы, только что с дерева. Мягкие, и нежные как масло. Игорь отломил ещё несколько штук от грозди, зачерпнул кокосовой скорлупою воды и пошёл обратно.

Назад он шёл несколько дольше, так как он боялся разлить воду из скорлупы. Когда он пришёл, Андрей спал, прислонившись головой к стволу пальмы. Игорь разбудил его. Напоил водой, очистил и подал ему банан.

— Спасибо, — Андрей посмотрел на него с благодарностью. — Спасибо тебе огромное.

— На здоровье, — ответил Игорь. — Мы русские моряки и грош нам цена, если мы товарища бросим, или банан ему в трудную минуту не подадим.

Оба улыбнулись.

— Ну, давай, вставай. Здесь недалеко речушка и заросли бананов. Пошли на пастбище, скотинка! — Игорь помог товарищу встать и, поддерживая друг друга, моряки побрели к речушке.

Проходя мимо волосатой пальмы, Игорь вновь остановился.

— Подожди, Андрюха, сейчас я тебе штаны сделаю, — он надёргал мочалки товарищу.

— А это безопасно? — спросил осторожный Андрей.

— Думаю в нашем сегодняшнем положении это не очень важно, — ответил Игорь. — И, впрочем, я пока что живой.

Опоясав Андрея пальмовой мочалкой, они пошли вперёд. Добравшись до речушки, оба вдоволь напились воды, а потом и наелись бананов, которые росли здесь в большом количестве. Земля здесь была плодородной, тёмно-коричневого цвета, жирная даже на первый взгляд. Тропический климат выгонял вверх огромное количество зелени, которая, после прожитой жизни, превращалась в чернозём. Банановые растения образовали здесь большую рощу. За ней начинались каменистые пригорки, ещё дальше торчали скалы.

— Вот чудесное дерево, — Андрей заметно повеселел. — А посмотри, какие листья широкие у бананов. Как раз для шалаша. Давай здесь шалаш построим.

— Давай, — согласился Игорь. — Только банан считается не дерево, а трава и, давай, поспим немного. Очень спать хочется после еды.

Друзья расположились на тёплом песочке, возле речушки, и вытянувшись, мирно захрапели. Часа через два безмятежного сна раздался гром, небо затянули чёрные тучи, и на друзей хлынул сильнейший тропический ливень. Мигом проснувшиеся моряки спрятались под невысокое дерево с густою листвой.

— Вот от чего Чапаев погиб, — громко сказал, стараясь заглушить стук капель по листьям, Андрей.

— Отчего? От дождя? — спросил Игорь.

— Нет, оттого, что часовой заснул, — ответил Андрей.

Игорь улыбнулся.

— Ладно, нам вода не страшна, мы с ней, можно сказать, сроднились. Разве, только ласты у нас не успели вырасти вместо рук. Сейчас дождь кончится, и начнём шалаш строить.

А дождь продолжал бушевать с яростной тропической силой. Так продолжалось ещё часа полтора, потом он так же неожиданно закончился. Опять засветило яркое и жаркое солнце. Заорали, затрещали птицы. Моряки вылезли из-под листьев и принялись высматривать место для шалаша. Решили построить его на сухом пригорке, там, где росла высокая пальма. Небольшая скала, стоявшая неподалёку, должна была защитить шалаш от ветра с океана. Вначале сделали каркас, сломав несколько жердей из растущего неподалёку кустарника. Это была тяжёлая работа. Что бы сломать жердь, её приходилось подрубать камнем с острыми краями. Это было очень неудобно, да и перелом жерди оставался неровным. Чтобы связать жерди между собой нашли такое же мочальное дерево, как то, из которого делали набедренные повязки, надрали мочалок и сплели некоторое подобие верёвок. Верёвки, на удивление, оказались достаточно прочными, и хорошо соединили ветки каркаса. Получилась конструкция с двухскатной крышей. Потом, моряки начали ломать листья банановых растений и невысоких пальм, носить их к шалашу, и укрывать крышу. Листья укладывали с таким расчётом, что бы вода стекала вдоль листьев в случае дождя. Сверху на листья положили толстые ветки, чтобы те не сдуло ураганным ветром. Закрыли боковины снизу и один из торцов. Теперь шалаш — мечта детства каждого мальчишки был готов. Внутрь моряки натаскали травы и сделали две лежанки — мягкие и удобные. Теперь можно было спать, не боясь дождя. В шалаш так же положили запас бананов, после чего моряки решили вознаградить себя отдыхом, тем более, что опять стали собираться тучи и через некоторое время снова хлынул дождь. Дождь, не прекращаясь, шёл до вечера, небо от туч было чёрным, однако, шалаш надёжно держал потоки воды. Хотя некоторые капли попадали внутрь, их было немного и друзья радовались тому, что на этот раз они защищены от стихии гораздо лучше. Они поели бананов и заснули, прижавшись спинами, под стук капель по листьям. Дождь бушевал всю ночь. Он перерос в ураган с сильным ветром и бесчисленными молниями, которые били повсюду. Непрерывный грохот молний разбудил моряков ночью, и они молча смотрели на фантастическое зрелище, когда очередной удар молнии выхватывал из черноты фантастические картины ночных джунглей. Вот одна из молний вдалеке попала в дерево, которое вспыхнуло. Игорь вздохнул:

«Сейчас бы к этому дереву, взять кусочек огня». Однако дерево находилось достаточно далеко, и шагать к нему в темноте, по незнакомой местности, почти в слепую, было очень рискованно. Парни снова заснули, набираясь сил перед наступающим днём.

Потом ураган стих, и утро наступило тёплое, солнечное и сказочно красивое. Запели, защёлкали на ветках разноцветные птицы, запорхали огромные тропические бабочки. На полянку перед банановой рощей выскочила семейка лохматых зверюшек, напоминавших кроликов, только вот ушки у них были маленькие. Они по кроличьи прыгали под банановыми растениями и ели сочную травку. Наевшись, они ускакали в чащу. Вслед за ними на полянку выбежал смешной маленький поросёнок, со щетинкой чёрного цвета. Он подбирал с земли и смачно «чавкал» перезревшие бананы, валявшиеся там и сям.

Игорь опять проснулся первым. Он выглянул из шалаша и, увидев поросёнка, невольно улыбнулся. Тот выглядел очень смешно, кроме того, с мясом на острове, кажется, было всё в порядке. Игорь начал тормошить рукой Андрея.

— Андрей, вставай, вставай, — будил он товарища. — Как ты себя чувствуешь?

— Нормально, можно сказать, силы совсем восстановились, — ответил Андрей, открыв глаза и позёвывая.

— Слушай Андрей, — сказал ему Игорь. — Я сейчас хочу пойти туда, где ночью горело дерево. Может там остались угольки, от которых можно развести огонь. Ты пойдёшь со мной или останешься здесь?

— Я уже достаточно в форме и пойду с тобой, дружище! — ответил Андрей. — Вместе веселее.

— Тогда пошли, — скомандовал Игорь. Они вылезли из шалаша и направились в ту сторону, где ночью горело дерево.

Они прошли около полукилометра. Растительность в виде кустов и деревьев была умеренно-густая. Она то появлялась на пути, то совсем исчезала. Идти вперёд было достаточно просто и это радовало. Ведь неподалёку, в горной седловине, виднелся труднопроходимый тропический лес, с огромными пальмами и деревьями. Там такой поход осуществить было бы гораздо сложнее. Речушка-ручеёк, возле которой они построили шалаш, извивалась, сопровождая моряков. Дважды она пересекала им дорогу. Здесь она была просто небольшим, чистым ручейком. По дороге попадались огромные валуны и скалы, которые торчали то здесь, то там из плодородной тропической почвы. Идти босиком было непривычно, острые камушки норовили попасть под ногу и уколоть её. Совсем другое дело, когда шагать приходилось по земле. Тёмно-коричневого цвета почва, словно мягкое одеяло, принимало ступни. Растительность вокруг становилась гуще и выше.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 618