электронная
180
печатная A5
463
18+
Лаки

Бесплатный фрагмент - Лаки

Исцеление порока

Объем:
330 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-3007-0
электронная
от 180
печатная A5
от 463

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Лучше бы я сегодня вообще не просыпался. Хотя за последние годы к постоянному состоянию похмелья я уже привык, и почти его не замечал. Но сегодня последствия бурной ночи ощущались особенно остро.

Кое-как разлепив глаза и подняв голову над подушкой, я осмотрелся по сторонам. В комнате было практически темно. Но даже при таком освещении я понял, что нахожусь в совершенно не знакомом месте, где раньше не бывал. Хм, проснулся не на скамейке в парке — уже хорошо.

Выпитое перед сном давало о себе знать и требовало скорейшего сброса лишнего.

Сев на кровати я огляделся по сторонам в поисках своего нижнего белья… — да, ночь явно была не скучной — количество обнаженных людей, спящих по всей комнате, не давало в этом усомниться. Встав с кровати и одев за неимением лучшего, найденные в темноте, чьи то джинсы, я немного пошатнулся, видимо пить я перестал всего пару часов назад.

Поймав равновесие, я побрел в сторону двери, откуда в комнату проникал тусклый свет. Пару раз, споткнувшись о лежащих людей и погремев пустыми бутылками, доковылял до коридора ведущего неизвестно куда. Судя по звукам, исходившим из первых двух дверей, мне были явно там не рады. Но и моя цель движения не совпадала с происходящим. Дойдя до третей двери, открыл ее, и немного обрадовался, туалет был найден. Скинув уснувшего лицом в унитазе незнакомца на пол, и сделав свои дела, я огляделся в поисках крана.

Голоса и звон бутылок исходящие из глубины коридора вселили в меня надежду, что похмелье покинет меня в ближайшее время.

В комнате, чем то напоминающей кухню сидели две полуголые девицы и аналогичного вида паренёк лет восемнадцати. По аромату исходящему от пепельницы, становилась более явной причина жуткой жажды и похмелья в целом.

— Красавчик, если ищешь чем подлечиться, то ты явно опоздал. — Пропела голосом сантехника со стажем одна девушка, ставя пустой стакан на стол.

— Могу предложить закурить. — Произнесла вторая девушка, протягивая пачку сигарет.

— За неимением лучшего, не откажусь. — Ответил я.

Вытянув из пачки сигарету и прикурив, я сел на свободный полуразвалившийся стул, стоящий у грязного, частично разбитого окна. Мы посидели, и покурили в тишине.

— Ким.

— А, что? — выходя из состояния небытия, переспросил я.

— Ким, меня зовут Ким, — еще раз представилась девушка, угостившая меня табаком, — это Диана и Алекс.

— Будем знакомы. Лаки мое имя! — лениво ответил я.

— Ха-ха-ха! — разразилась хохотом, похожим на звук трактора Диана — «счастливчик», что же ты делаешь в такой дыре?!

Я молча отвернулся к окну, и снова затянулся.

— Эх, а вчера ты был более общительным! — с хитрой улыбкой произнесла Диана.

Взглянув на «красоту», которой я, по всей видимости, овладел ночью, я с удовлетворением подумал, «какое счастье, что ничего не помню». В прочем чувство стыда и брезгливости покинули меня достаточно давно, и сейчас мне стало не по себе, скорее от еще бродившего алкоголя в желудке.

— Ким как отсюда добраться до центра? — спросил я.

— Четвёртый автобус ходит в паре кварталов отсюда, я тебя провожу. Мне все равно пора идти на точку. — Не отрываясь от подводки глаз, ответила новая знакомая.

После некоторого времени проведенного в поиске одежды и так и не найдя нижнее белье, мы с Ким вышли на улицу. День уже давно перевалил за обед, и близился к вечеру. Здание, в котором мы были, оказалось заброшенным офисом.

Какое то время мы шли молча, но потом моя спутница прервала молчание:

— А так вообще чем живешь, Лаки?

— Временно безработный я, сдаю половину квартиры в центре, оставшейся от родителей. А ты чем на жизнь зарабатываешь? — в ответ спросил я.

— У меня все просто, я делаю мужчин вдвойне счастливыми, за это получаю деньги! — в подробности я вдаваться не стал, и так было ясно, что она проститутка, продающая своим клиентам какие-то запрещённые препараты.

— А что это за место, где мы сейчас были? — решил я продолжить беседу, чтоб дорога до остановки прошла быстрей.

— Мы называем его «приют», место, откуда не выгоняют никого, и так же никого не осуждают, каждый сам решает, что ему делать.

В такой беседе «ни о чем» мы дошли до переулка в конце которого висел красный фонарь, и собралось несколько дамочек в коротких юбках, Ким остановилась, и оглядываясь по сторонам проговорила:

— Иди до конца здания и потом квартал налево, там остановка, а мне пора, я и так опоздала.

Со стороны переулка к Ким направилась крупная особа, походкой гангстера из «гетто».

Я зашагал по указанному маршруту, и дойдя до угла здания оглянулся. Сутенерша громко кричала на Ким, и схватив за руку, потащила в переулок. Опаздывать плохо, почему то подумал я.

Зайдя в автобус и найдя себе свободное место, я рассчитывал вздремнуть, дорога до центра должна была занять приличное количество времени. Но с мыслей о сне меня начали сбивать окружавшие меня пассажиры, начавшие живо пересаживаться от меня подальше. Видимо к запахам бурной ночи был привыкший только я. — Слабаки и нюни, — со злобой подумал я.

Тихие перешептывания за спиной совсем не задевали меня, но последней каплей стало язвительное замечание от престарелой барышни, явно из разряда учителей или и подобным скучным людям:

— Стыдоба какая, такой молодой, а уже распущенный, хоть бы постеснялся в люди выходить в таком виде (вид надо признать был не самый опрятный, кроме перегара, были взъерошены волосы, джинсы были на пару размеров меньше, а майка ждала стирки не первую неделю).

Вот тут-то я не выдержал:

— Слушай старуха, везешь свои кости куда-то, вези молча и не мешай другим людям. Я тебя забыл спросить в каком виде, и, куда мне выходить. Что-то не нравиться, проваливай и забери с собой всех остальных омерзительных умников из этого автобуса.

Что было дальше, я думаю, вполне предсказуемо. Меня вышвырнули из автобуса с разбитым носом, бровью и порванной майке. Уж очень много защитников морали оказалось в одном месте.

Немного придя в себя и сплюнув остатки крови с половиной зуба, я побрел в сторону дома.

Правда, уйти я смог не далеко. В опускающихся сумерках появились отблески полицейских маячков, — Только этого мне не хватало…

— О, смотри Лерой, похоже, наш клиент! — весело проголосил полицейский напарнику, когда их машина поравнялось со мной.

Полицейская машина остановилась и из нее вышли два офицера, с явным намерением либо подзаработать, либо поправить себе статистику.

— Документы Ваши молодой человек! — с важным видом выдавил из себя тот, которого назвали Лероем.

— А Вы господа офицеры не желаете представиться для начала. — Съязвил я

— Ты посмотри Брайн, он еще и огрызается! — с этими словами, полицейский вытащил дубинку, и резким движением нанес удар мне солнечное сплетение.

Я упал, и потерял возможность дышать на некоторое время. Но эти двое похлопав по щекам, привели меня в чувство, и подняли на ноги.

— Повторяю просьбу, документы предъяви, иначе Лерой еще раз воспользуется своей дубинкой. — Предупредил меня офицер Брайн.

— У меня с собой нет документов, не смог сохранить их при себе пока меня избивали в автобусе. — Сквозь зубы процедил я.

— Очень интересная история. Поди хотел кого то обокрасть, да не вышло, за руку поймали. Иначе за что бы тебя так отходили. Ну, ничего мы с тобой разберемся. Загружаем его Брайн.

Пытаться убежать было бесполезно, чувствовал я себя, как будто попал под грузовик, а оба полицейских были явно спортсмены. Да и бежать желания не было, на улице стало прохладно, а в полицейской машине тепло и можно подремать.

Полицейский участок оказался ближе, чем хотелось, и выспаться мне не удалось. С меня сняли отпечатки пальцев, показания, и до выяснения всех обстоятельств повели в камеру для временно задержанных. Камера представляла собой решетчатую комнату три на три метра с металлическими скамейками с трех сторон. На двух из них расположились спящие люди сомнительного вида. Скорее всего бездомные которые только рады поспать в тепле и не бояться быть избитыми или убитыми в подворотне.

Настроение и обстановка не наводили на позитивные мысли. Понемногу я свыкся с ситуацией и даже начал погружаться в дрему. От сна меня отвлек лязг открывающегося замка. Я поднял голову, и увидел, что в камеру заводят двух девушек, одной из которых была та самая, новая знакомая, Ким. Выглядела она так же потрепанно как и я, ссадины на лице свидетельствовали о том, что утренний разговор с «начальством» прошел не очень то и гладко.

— И снова здравствуйте! — как то даже немного радостно поприветствовал ее. Где то в глубине души я был рад ее видеть, хотя это странно, мы виделись с ней всего раз.

— И тебе привет Лаки! Вижу, что Диану не зря развеселило твое имя. Как видишь, денек у меня тоже не задался. Хотя могло быть и хуже, не забудь я забрать из тайника товар. А так только штраф оплатить придется за обслуживание мужиков, и жди меня свобода. А ты, как я понимаю, до центра так и не добрался?

— Увы, но не удалось. Друзья в форме стриптизеров подобрали меня раньше. А что у тебя с лицом? — задал я пожалуй, не самый уместный вопрос.

— Не твое дело Лаки.

— Можно и повежливее, я просто поддерживаю разговор.

На какое то время в камере повисла тишина, нарушаемая только храпящими беспризорниками на лавках.

— Я сама виновата. Не нужно было опаздывать на рабочее место, — прервала молчание моя сокамерница, — Роберта предупреждала меня, что накажет, если я еще раз заставлю клиента ждать. Мне повезло, что полицейские в это время провели облаву на наш бордель, иначе я так легко бы не отделалась…. — многозначительно выдохнула Ким.

— Что теперь будет с Робертой и борделем?

— Что?! Да ничего, вытянут с нее побольше деньжат, так чтоб всем хватило, и все будет так же работать до следующего раза. С той разницей, что нам придется обслуживать еще больше мерзких старикашек и прочих извращенцев! — на минуту мне показалось, что она сейчас заплачет. Мне даже стало жаль ее.

— Зачем ты тогда спишь за деньги? Почему не уйдешь? — спросил я. Похмелье как будто ушло само по себе, и меня заинтересовал этот разговор.

— Ты идиот?! Ты думаешь, мне так нравится подстилаться под потных мужиков? Просто однажды в детстве мне зубная фея или пасхальный кролик, или еще кто ни будь там, не оставил под подушкой чемодан с деньгами и квартиру в центре! А кому нужна девчонка, без образования, опыта и дома вообще?! Ты представляешь какого сидеть под мостом у костра? И от голода быть готовым съесть свою ногу?!!! Роберта дала мне, какой никакой дом, работу, еду, в конце концов. Ты представляешь, что она, или ее дровосеки сделают со мной, если я брошу все это? Ты, ты, ты не можешь… — глаза Ким наполнились слезами, но она не заплакала, а громко выругавшись на меня, отвернулась в другую сторону.

— Извини Ким, я не хотел обидеть тебя! — полез было я приобнять ее и успокоить, за что получил тираду угроз и ругательств и вдобавок локтем в солнечное сплетение. Вполне справедливо на мой взгляд, сначала сказать глупость, а потом лезть с банальными и в то же время нелепыми извинениями.

— Знаешь Ким, я понял прекрасно твой намек, про чемодан с деньгами и квартиру. Богатым я не был никогда. После иммиграции сюда, мои родители вкалывали по шестнадцать-восемнадцать часов в сутки на заводе, чтобы купить эту квартиру. Там же на заводе, они и погибли несколько лет назад, из за такого же уставшего от суточной смены механика, уснувшего за пультом управления. А, так как я смог получить только образование плотника и резчика по дереву, с работой у меня не заладилось. Поэтому я начал сдавать половину квартиры, а со временем привык вести такой образ жизни.

Ким развернулась ко мне, в ее глазах не было уже злости, и сказала:

— И все равно ты идиот! Ты добровольно прожигаешь свою жизнь…

— Мария Ким, — прервал ее толстый полицейский, подошедший к решетке, — за тебя внесла залог мамаша, теперь ты ей должна еще больше. Ха-ха-ха — затрясся, как будто в конвульсиях толстяк и открыл решетку — не хочешь с меня начать, я тогда договорюсь с Бертой о скидке для тебя. Ха-ха-ха. — живот полицейского трясся все сильнее.

Ким встала, и даже не взглянув на меня под хохот офицера молча пошла на выход.

Сколько бы я еще просидел в клетке, даже не знаю. Но как оказалось, мои документы нашла Диана в «приюте» и передала их Ким, когда узнала от нее, что мы были в одной камере. Первого я увидел Алекса, за ним зашла сама Ким. Меня выпустили после проверки документов и неимением оснований для обвинения, в чем либо. В качестве благодарности, я предложил дойти до моего жилья и выпить хорошего виски, благо в памяти всплыло, что одна бутылка из украденного ранее со склада ящика осталась нетронутой. После нервного вечера идея всех воодушевила.

Идти до моего дома было не близко, поэтому мы решили познакомиться чуть более основательно. Как оказалось Алекс, младший брат Марии Ким. Зарабатывает распространением «дури» среди студентов и школьников, хотя сам и не употребляет. У парня в его девятнадцать лет может быть, и было бы будущее, но обстоятельства распорядились иначе. Самой Ким было всего двадцать три года.

С ними на удивление легко и непринужденно было разговаривать, и дорога до дома как показалось, не заняла много времени.

Было уже достаточно поздно и мы вошли в квартиру через черный ход, практически сразу в мою спальню, чтобы не разбудить пожилых квартирантов. На встречу вылетел черный как уголь крупный и красивый кот. Он так быстро залетел на руки к Алексу, что я даже не успел, что то сказать, а просто улыбнулся, и сказал:

— Ну что Алекс у тебя новый друг, его зовут Лорд, если ему кто-то с самого начала понравился, он потом не слезет с него.

Мария Ким только молча улыбнулась и прошла в комнату, мы с Алексом и котом последовали за ней.

Была уже поздняя ночь, Алекс вырубился после второго бокала, Лорд спал у него на груди, видимо день был тяжелый у обоих ребят. Нам с Ким совсем не хотелось спать, и мы продолжали обсуждать одну тему за другой.

— Слушай Лаки, как ты думаешь, то, что мы настолько бездарно проживаем свою жизнь, повлияет ли на то, что будет после жизни?

— Даже не знаю. Иногда в моменты, когда я трезвый и мыслю здраво, мне становится откровенно стыдно перед родителями, за то, как я живу. Мне кажется, что они смотрят на меня сверху, да-да именно сверху, кто погиб такой страшной смертью в любом случае обязан попасть в рай, если он все-таки существует, и очень сильно разочаровываются в том, кого родили и вырастили. Мне совсем не интересно, что будет со мной после смерти, но если я их там встречу… я не смогу смотреть им в глаза, мне будет стыдно. Но потом я напиваюсь в очередной раз и, наконец, меня эти мысли покидают, и я продолжаю жить.

— Хм, мне бы тоже, наверное, было стыдно… — задумчиво произнесла Ким — а я вот надеюсь, что после это жизни не будет ничего, я просто уйду в небытие и успокоюсь на веки.

Почувствовав мой удивленный взгляд на себе, Ким продолжила:

— Мне 23 года, а я уже столько всего видела, столько всего натворила, придумала кучу оправданий для себя, но я знаю, что если после этой жизни настанет судный день, то… мне просто нечего будет сказать, у меня не будет аргументов в свою защиту. Я не хочу оправдываться ни перед кем, за то, какая я была, потому, что этому, наверное, нет оправданий. — Ким закинула ноги на кресло, в котором сидела и задумчиво положила голову на колени.

— А как же Алекс? Ты хочешь, чтобы он ушел в пустоту? — недоумевающе спросил я.

— Знаешь, даже пустота лучше, чем такая жизнь. Алекс еще ребенок, но ему приходится поставлять всю эту химию таким же детям, даже еще младше. Однажды старшеклассник перебрал с «дурью» и захлебнулся собственной слюной практически на руках у Алекса. Ты не представляешь, в каком состоянии был мой брат, он хотел уйти из этого бизнеса, но его сначала избили до полусмерти, потом надругались над ним, но он готов был умереть, только не травить детей. Но они нашли рычаг, они пообещали, что убьют меня на его глазах, если он не продолжит приносить доход. Он согласился продавать смерть другим подросткам ради жизни грязной проститутки. Он живет ненавидя и себя и меня и весь мир, но не может ничего поделать с этим,… Да, я хочу, чтобы Алекс ушел в пустоту, в спокойствие. — Мария залпом выпила пол стакана виски, и отвернулась к окну.

В свете тусклой лампочки я увидел маленького, такого одинокого человечка. Я встал, взял плед, и подошел к Ким. Присел на подлокотник кресла и накинул ей на плечи покрывало. Так мы просидели в тишине около получаса, пока я не услышал тихое сопение, и не понял, что она уснула.

Я аккуратно перенес ее на кровать, а сам так и просидел до утра в кресле, в тишине допивая и пытаясь заглушить в себе такой правильный, но такой надоевший голос.

Наутро, хотя дело было ближе к обеду, мы с Марией сделали вид, что никакого разговора не было. Алекс проснулся, как никогда с приподнятым настроением и был весьма разговорчив. За кофе мы разговор велся просто ни о чем. Я ждал момента, чтобы вывести Ким на разговор один на один, но она как будто чувствовала, и никак не давала мне возможности. Наконец Алекс ушел в туалет, и мы остались одни.

— Даже не начинай, я знаю, что ты хочешь мне сказать — и все-таки мне не казалось, что она уходит от разговора.

— Но ты даже не хочешь меня выслушать?

— Нет. Не о чем тут говорить.

— Мария, послушай, ведь все можно изменить…

— Заткнись, не говори больше не слова, и никогда не называй меня Марией!!

— Но…

— Я сказала, замолчи! Алекс! Алекс, где ты там застрял, мы уходим!

— Как уходим? А я думал, у нас до вечера есть время? — подоспел Алекс на кухню. Квартира была в полном нашем распоряжении, так как арендаторы уехали в отпуск этим утром.

— Нет, мы уходим немедленно, иначе опять опоздаем на работу.

— Алекс, Ким подождите… — начал было я, но сестра уже тащила брата к выходу, а он глядя на меня недоумевающе пожимал плечами.

Я не совсем понял, что сейчас произошло, почему она так спешила уйти из относительно безопасного дома, на встречу своей так называемой работе. Хоть она вела распутный образ жизни, но делала она это явно без желания и удовольствия, просто так было надо, в то время не было другого выхода. Она была не глупа, очень хороша собой, достаточно молода для того чтобы изменить жизнь в какую либо сторону, но почему она даже слышать об этом не хотела?!

— Мне нужно с ней поговорить — сказал себе я, — или мне нужно просто выпить, может быть, на трезвую голову я не могу ее понять. Нет, нужно выйти с ней на разговор.

Точного адреса я не помнил. Дошел пешком до полицейского участка, в котором мы снова встретились, а там и до остановки, где меня выкинули не далеко. Дойдя до остановки, я сел в автобус, доехал до остановки, с которой я уезжал из «приюта».

Дойдя до переулка в конце, которого горит красный фонарь, я направился к стоящей у входа в страшное двух этажное здание той самой «мамаше» Роберте.

— Привет красавчик, ищешь, как скоротать в приятной компании вечерок? Тогда ты пришел по адресу, наши девочки дадут фору любому пылесосу. А может тебе предложить чего еще поинтереснее? — круглое и слегка заплывшее лицо сутенерши растянулось в довольной на половину платиновой улыбке, очень напоминающей волчий оскал.

— Я ищу Ким — коротко ответил я.

— Так нет ее, через два часа у нее работа начинается. Кроме нее есть гораздо экзотичнее девочки, хочешь гимнастку, хочешь медсестру? — все не унималась владелица борделя.

— Нет, спасибо, себе гимнастку оставьте — бросил я, и развернувшись пошел в сторону «приюта» в расчете, что Ким там.

«Мамаша» фыркнув и пробормотав, что то вроде «голубок» занялась на ходу маникюром.

Я прибавил шаг, устремился к заброшенному офису, в котором, скорее всего, мог встретить Ким.

Подойдя к зданию, я понял, почему его называют «приют», вокруг сидело очень много людей, практически все окна освещались, и была слышна музыка и смех.

Найти Ким и Алекса не составило труда, их знали здесь все.

В отличие от старшей сестры Алекс искренне обрадовался, увидев меня. А вот Мария встретила меня, мягко говоря, холодно.

— Зачем ты притащился сюда? Тебе здесь не рады, — жестко высказалась, собирающаяся, на смену Ким.

— Сестра, зачем ты так говоришь? В «приюте» рады всем. Тем более Лаки по доброму к нам относится!

— А ты не лезь Алекс, я сама разберусь! — оборвала его сестра.

— Ким послушай, дай мне пару минут поговорить с тобой. Я не отниму у тебя много времени, просто выслушай меня.

— Нет! Это ты меня выслушай. Ты меня совсем не знаешь, ты не знаешь практически ничего обо мне. Со мной опасно находиться рядом. Если тебе дорога твоя никчемная жизнь, то проваливай отсюда и больше никогда не возвращайся! — как автоматной очередью, на повышенных тонах, протараторила Ким — жди здесь Лаки, я сейчас вернусь и, потом ты уйдешь и оставишь нас в покое.

Мария быстро вышла за дверь, и ушла вглубь здания по коридору.

— Она, верно, говорит, Лаки, лучше тебе уйти — подала голос, молча сидевшая в углу Диана — ей не везет с возлюбленными. В разное время было двое клиентов, которые хотели забрать ее у Роберты, и вернуть в нормальную жизнь, но «мамаша» так просто не отпустит свою «золотую антилопу». Все что от них осталось, горстка обглоданных костей, прикопанных в лесу. Собаки Роберты очень голодные… Мой тебе совет Лаки, ты еще молод, и у тебя возможно жизнь наладится, просто уходи отсюда и… — Разговор прервала Ким вошедшая в комнату с пакетов в руках, Диана, не договорив отвернулась к зеркалу, и продолжила краситься.

— Вот, возьми, это твои вещи — протянула мне пакет Ким.

Я взглянул в пакет, там лежала моя куртка и нижнее белье, которое я так и не нашел после прошлого посещения.

— А теперь проваливай отсюда, и забудь дорогу в «приют» — бросила Ким и вышла из комнаты.

Я поспешил за ней. Догнав, я взял ее за руку и развернул к себе. Мария попыталась вырваться, но я притянул ее к себе.

— Послушай Ким, мне плевать, как и, что было в твоей жизни раньше. Я не боюсь того, что могут со мной сделать прихвостни «мамаши». Мне просто нечего терять, у меня долго в жизни не было какого-то смысла, но я чувствую, что с тобой и Алексом у нас есть шанс изменить свою судьбу. Стоит только попробовать, бросить здесь все и уехать, куда-нибудь, подальше из этой дыры, — с этими словами я обнял Ким, и поцеловал ее. Она уже не пыталась освободиться от моих объятий. Я посмотрел в ее глаза, и увидел далекий и очень тусклый, но все же это был огонек давно угасшей надежды.

Мы забежали в комнату и Ким начала очень быстро собирать свои вещи, Алекс стоял в углу с сигаретой и недоумевающе смотрел на нас.

— Не стой как болван Алекс, быстро собирайся, мы уходим немедленно — выпалил я.

Алекс расплылся в счастливой улыбке, и бросился собирать свои вещи.

Когда через несколько минут мы полностью собранные подбежали к выходу из комнаты, раздался скрипучий голос Дианы:

— Таких идиотов, я давно не видела. Надеюсь, у Вас все получится, и я когда-нибудь увижу Вас живыми. Не волнуйтесь, я не скажу, куда Вы ушли, да я и не знаю — с какой-то грустью в голосе закончила Диана.

Ким подбежала к ней, обняла, и поблагодарила.

— Бегите быстрей глупцы, пока «мамаша» не начала Вас искать — с доброй улыбкой произнесла громогласная подруга Ким и мы выбежали из комнаты. Минуя бордель, окружным путем добрались до остановки.

Ожидание автобуса казалось невероятно долгим, нам казалось, что его нет целую вечность, хотя на самом деле мы ждали его минут пятнадцать не больше, но риск, что нас увидят помощники Роберты, был велик. И вот когда мы отъехали на несколько остановок, облегченно вздохнул даже Алекс, который еще не до конца понимал, что происходит.

Всю дорогу до центра города мы ехали молча глядя в окно. Мысли у каждого были свои, но сводились они к возможным последствиям сделанного нами шага. Но надежда на то, что, наконец-то можно будет начать новую жизнь, вселяла необъяснимую уверенность в будущем.

Зайдя домой уже за полночь, мы набросились на горячую еду, которую купили в забегаловке рядом с квартирой. Какое то время никто не решался заговорить, но Ким не выдержала первая:

— И что? Что мы будем делать дальше Лаки? Я надеюсь, у тебя есть план? Если нет, я воткну тебе вилку в ногу, я не шучу — произнесла Ким, и подняла вилку в мою сторону.

Я молча сидел, и умиленный ею улыбался глядя в глаза.

— Тебе смешно, да? Я посмотрю, как тебе будет смешно, когда до нас доберутся люди Берты — с напускной злобой сказала Ким.

— Мне не смешно, я просто до сих пор не могу поверить, что ты согласилась убежать со мной. Да и к тому же, рано еще переживать. Просто давай передохнем. Бери пример с Алекса — я указал взглядом на младшего брата Марии, который, по всей видимости, не задумываясь ни о чем, сосредоточился на поглощении пищи, — давай закончим ужин, а там за стаканчиком виски обсудим все.

Ким молча согласилась со мной, и мы продолжили ужин, заведя разговор о вкусовых предпочтениях.

После ужина мы прошли в гостиную, где под достаточно дешевый, но при этом не плохой виски начала обсуждать наши планы и дальнейшие действия.

— И все-таки я думаю тебе не нужно продавать квартиру Лаки, тебе она досталась от родителей — не унимался Алекс.

— Нет, Алекс. Раз мы решили уехать на юг, то нам там пригодятся средства на покупку жилья и приведение дел в порядок — сказал я.

— Алекс прав, Лаки. Первое время мы могли бы жить на арендную плату, которую будут тебе пересылать твои постояльцы — поддержала брата Ким.

— Если менять жизнь, то нужно обрывать все ниточки ведущие в прошлое. Я хочу чтоб все это осталось в прошлом, поэтому квартира продается, это мое окончательное решение — жестко отрезал я, после чего допил залпом содержимое бокала, и со стуком поставил его на стол. Родственники поняли, что со мной в этом вопросе спорить бесполезно и нехотя согласились. Так мы и было решено, пока квартира будет продаваться мы, не привлекая особого внимания, поживем в ней. После продажи мы в тот же день покинем этот город.

Пообсуждав еще некоторые нюансы нашего будущего переезда, мы включили какой-то фильм, и в спокойствии под выпивку устроились на большом диване.

Не прошло и двадцати минут, как со стороны Алекса раздался тихий храп, а Ким подкатилась ко мне, и положила голову на плечо. Я обнял ее, и нежно поцеловал.

Такими легкими намеками мы и добрались до моей спальни, где случился наш первый и самый запоминающийся секс. Она была прекрасна. Ее тело было упругим и подтянутым. Все что она вытворяла со мной этой ночью останется у меня в голове до конца жизни. Я никогда не испытывал подобных эмоций в постели с женщиной. Мы провели в наслаждении несколько часов подряд, не давая друг другу успокоиться ни на минуту. Я смотрел как ее не большая, но очень красивая грудь поднимается, и опускается, это было самое красиво, что я, когда-либо видел. Ее приглушенный стон я прокручивал в голове еще много раз после этой ночи. Гибкость ее тела не давала мне успокоиться. Ее взгляд, ее губы, ее движения, сводили меня с ума.

Спустя часы истощающего удовольствия мы обессиленные рухнули на кровать. На какое то время в комнате повисла тишина, сил говорить не было. И тут Ким прервала молчание:

— Почему я, Лаки? Почему именно я?

— Ты… просто ты, этому нет объяснения. Ты не такая как все, ты притягиваешь меня как магнит. Меня тянет к тебе как пчелу к первому цветку весной, самому ароматному, самому наполненному нектаром цветку. Ты заставила меня задуматься о своей жизни, о том, что мне нужно в этом мире. Я никогда не думал, что мне хватит всего двух встреч, чтобы влюбиться в кого то…

— Но я же падшая, порочная женщина, как ты можешь говорить обо мне как о чем-то чистом и светлом? — недоуменно спросила Ким, приподнимаясь над подушкой и устремив на меня взгляд.

— Не говори так о себе. Я повидал в своей жизни достаточно девиц, которые с виду были сущими ангелами, мило улыбались, и отличались чистейшей репутацией. Но в душе у них было засилье порочных демонов, которые ими и руководили. Они не были честны даже с собой, а это и есть один из самых страшных пороков на мой взгляд. Если ты признаешься себе, и примешь себя таким, какой есть, то это и будет первым шагом к исправлению. Да и к тому же надо признать, что одержим внутренними демонами гораздо больше и страшней, чем ты. У тебя не было выбора, ты старалась выжить сама, и спасти своего брата, а я, я имел возможность сделать свой выбор в пользу добродетели. Но я был слаб душой, пошел по легкому пути, по пути вскармливания своих пороков до размера неоперабельной опухоли. Встретив тебя, я прозрел. Ты стала для меня своего рода химиотерапией, которая сама того не желая начала разрушать опухоль и возвращать ясное сознание в мою голову, — я сам удивился какую бурю эмоций вызвала у меня Ким. Я не мог узнать себя, человека, который менял девушек каждую ночь, человека, который топил свою жизнь в дешевом пойле и не видел ничего, что могло хоть как то разнообразить жизнь, лежит в обнимку с красивой девушкой и в голове у него выстраиваются в четкую картину мысли о будущем.

Ким пододвинулась ко мне поближе, и мирно улегшись на моей груди, тихонечко засопела. Через какое то время, хитрый Лорд, прокравшись в комнату, подкатился мне под другой бок, и так же мирно уснул. Я давно не чувствовал себя настолько счастливо и уютно, наверное такие же чувства я испытывал когда мама в детстве заходила ко мне в комнату, нежно обнимала и поправив одеяло желала добрых снов.

С воспоминаниями счастливых дней я и погрузился, наверное, за последнее время в самый спокойный и крепкий сон.

Утром у всех было приподнятое настроение, даже хитрому Лорду оно, по всей видимости, передалось, и он был еще более ласковый, чем обычно. Мы начали осуществлять задуманный план и начал я с подачи объявления о продаже квартиры, ведь чем скорее мы ее продадим, тем скорее сможем покинуть опасное место.

Квартира у меня была хорошая, родители купили ее не задолго до несчастного случая на производстве. Копили они на нее большую часть жизни и нужно отдать должное, все было не зря. Располагался дом в самом центре города и окна двух комнат выходили на центральный парк. Всего в квартире было три комнаты и кухня, объединенная с гостиной. Так же было две ванные комнаты.

Пожилой паре я сдал две комнаты, так как к ним иногда приезжали родственники в гости. Кухня и гостиная были общими. Благодаря расположению дома и большим комнатам, я получал не плохую сумму каждый месяц. Было конечно жаль думать о том, что придется продать труд всей жизни моих родителей, но выбора не было, для новой жизни нужны были кардинальные меры.

На следующий день после выхода объявления, начали поступать первые звонки, но эффекта от них не последовало.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 463