электронная
360
печатная A5
586
12+
Лабораторная крыса №555

Бесплатный фрагмент - Лабораторная крыса №555


Объем:
224 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-2761-2
электронная
от 360
печатная A5
от 586

Предисловие от Автора

Нелли. Тайна серых теней

В 2016 году в издательстве «АСТ» вышла первая книга о приключениях девочки-крысы. Так как события книги важны и для второй книги, я расскажу немного о сюжете первой книги.

Что может произойти с обычной девочкой из портового городка, оставшейся без родителей и живущей у тёти? Только неприятности!

Приходится постоянно завоёвывать авторитет в школьных коридорах. И даже вступить в уличную банду, пусть и малочисленную.

А если девочка — одинокий поборник справедливости? Тогда жить ещё труднее.

Но именно желание не оставить паренька на «поле брани» и втягивает девочку Нелли в череду приключений. Для начала она превращается в крысу и чуть не погибает. Спасает нового знакомого — крыса Корнелия и попадает в Нору — колонию крыс под городом. Нелли осматривается и обнаруживает, что и здесь не всё в порядке. Тайны и недомолвки преследуют её. Крысы побаиваются нового члена колонии: человек и в шкуре животного остаётся человеком. Желая снять с себя ответственность за судьбу новой, непонятно смелой, крысы, правители Норы отправляют Нелли к жутким крысоподобным монстрам — фламинам, магам крысиного мира. Именно фламины всегда решали судьбы многих умных и необычных крыс.

Но характер Нелли и здесь даёт о себе знать: она не только умудряется устроить потасовку, выпасть из крысиного тела, побывать в Тёмном мире, приобрести способность концентрировать силу, повоевать с самими фламинами, но и успевает заскочить в логово врага крыс — Крысолова. Этот маг и интриган постоянно ищет исключительных детей, которых можно использовать для достижения своей заветной цели — получить заветный артефакт бессмертия и абсолютной власти. Знакомство с Крысоловом приоткрывает тайну превращения Нелли. Но ей приходится вернуться в крысиную шкуру.

Теперь Нелли стала несравненно сильнее, она обрела удивительные способности. У Нелли появились и друзья-крысы, и крысы-враги. Получив ранение в битве с фламином, Нелли проходит лечение. И где? В крысином научном центре, организованном на подобие человеческого. Здесь её возможности снова подвергаются проверке, но Нелли не только справляется с испытанием, но и открывает для себя важное: мир крыс разделён. Часть серых обитателей подвалов и канализаций стремится к власти над человечеством, а часть хочет жить с людьми в мире и добрососедстве. И эти, вторые, порой человечнее, чем люди.

Путешествие на катамаране в ливневой канализации, победа над подосланным убийцей, арест и суд в Священном зале Норы, надежды друзей на её силу — всё это только укрепляет желание Нелли остаться крысой навсегда. Нелли делает одно открытие за другим: оказывается, есть ещё люди в облике крыс, есть свиток с древней легендой о крысах, спасших когда-то девочку Серафину от Крысолова.

Нелли тоже чувствует пристальное внимание Крысолова. Узнав о подготовке крыс к войне с людьми, Нелли заходит в тупик: человек она ещё, или уже крыса? С кем ей должно идти, на чьей стороне выступать?

А друзья Нелли — крысы, наконец, раскрывают перед ней свои души. Она чувствует свою необходимость и нужность. Но на Нору нападают люди — крысоморы. Те, кто много веков ведёт непримиримую войну с крысами, а также пытается опередить Крысолова в гонке за артефактом.

Крысоморы закачивают в подземные переходы Норы страшную ядовитую пену. Кажется, что гибель колонии, друзей, самой Нелли неизбежна. Однако Нелли в полной мере проявляет свои способности и характер, и организовывает спасение всей крысиной колонии. Снова становится человеком.

В прежнем, человеческом, облике Нелли уже другая. Смелая и решительная. Но она скучает без друзей. И, когда они приходят к ней за помощью, без промедления отправляется в новое приключение.

Пролог

В портовой «забегаловке» «Синий козёл» между низким потолком и грязным дощатым полом висел густой зеленоватый дым. Табак, который в самодельных кулёчках продавал хозяин завсегдатаям бара — рыбакам, чернорабочим порта, праздно шатающимся безработным, отличался невероятной крепостью, тяжелым запахом и стойкими облачками вонючего дыма. В течение дня дым скапливался под потолком в мрачную тучу, которая оседала копотью на стенах, столах, на старом зеркале у входа, на лицах посетителей.

В тот день за дверью бара стоял летний полдень, но в «Синем козле» царила темень. Три немытых окна не позволяли солнцу даже на мгновение заглянуть в помещение.

Посетители, словно рыбы, выброшенные на берег, едва шевелились за своими столиками. В основном неподвижно сидели на кособоких табуретах, уткнувшись носами в оловянные кружки с изображением морского козла.

В дальнем углу, за покосившимся столиком, на двух единственных на всё заведение стульях, расположились двое мужчин. Они были постоянными клиентами бара, это угадывалось сразу. Ведь только им были дозволены стулья. И столик размещался в стратегически важном углу: отсюда просматривалась входная дверь, всё помещение полностью, лестница в подвал с пивными бочками.

Ничего не загораживало и вид на стойку, за которой замер в привычной позе хозяин «забегаловки»: руки скрещены на широкой груди, на физиономии — выражение отсутствия в этом мире.

Когда в бар медленно вошёл крепкий паренёк с взлохмаченными светлыми волосами, хозяин только высоко приподнял бровь. Это движение выражало его крайнее удивление. Не дело щенкам беспокоить морских ветеранов во время отдыха!

Парень потоптался у двери, огляделся, вежливо кивнул хозяину и, не говоря ни слова, направился прямиком в угол, где сидели самые важные посетители. Остановился в шаге от столика, ожидая разрешения обратиться.

Один из сидящих после долгого и пристального разглядывания паренька показал глазами на табурет рядом. Паренёк немедленно присел к столику.

— Ну? — сказал мужчина в парусиновой куртке.

— Есть идея нехило срубить монет, — ответил парень, спокойно проговаривая каждое слово.

Мужчины переглянулись. Второй, в сером рваном свитере, усмехнулся и передвинул к пареньку свою кружку. Нацедил из стоящей на столе бутылки немного мутноватой жидкости.

Но парень решительно отодвинул угощение.

— Визитёр не уважает партнёров? — спросил мужчина в куртке несколько удивлённо.

— Делу нужна голова, потехе — брюхо, — ответил паренёк многозначительно. — Я пришёл по делу.

Мужчины одобрительно переглянулись.

— Каков барыш?

— На всех хватит.

Парень вёл разговор как деловой человек. Знал, что числа, выражающие возможную выгоду, называются не сразу.

— Твоя доля? — спросил мужчина в свитере с обтрёпанными рукавами и воротом.

— Третья часть. Без торга, — парень вёл себя спокойно. Лишь поглаживал ладонью царапины на поверхности стола.

— Изложи проблему, сопливый бизнесмен, — сказал мужчина в свитере и смачно сплюнул на пол.

— Имею трёх крыс. Хочу продать, — продолжил паренёк, не обращая внимания на пренебрежительный тон собеседника.

Мужчина в свитере вздрогнул, а мужчина в куртке хмыкнул.

— Этого добра на ближайшей помойке, — начал тот, который в куртке.

— Это необычные крысы, — перебил его парень.- Я давно их выслеживал.

— Не те ли это пасюки, за которыми шла охота там, на пустыре, у школы? — догадался мужчина в парусиновой куртке.

Парень кивнул.

— Чего сам не продашь? Этим, как их, «белым дезинфекторам».

— Нет, они для меня не раскошелятся. Им важнее — «где взял?» А этого им лучше не знать.

Парень придвинул табурет ближе к столу и наклонился вперёд.

— Я хочу продать их в Лабораториум, — вполголоса объяснил он. — Они там обещали за всех выживших крыс после «пенной вечеринки» у школы кругленькую сумму. За каждую голову.

— Как докажешь, что они из тех нор? В Лабораториуме крыс с улиц просто так не берут. Я сам носил, — продолжал мужчина в куртке.

— Эти особенные, говорю. Не наши, портовые. Я бы к вам не пришёл. Но мне нельзя.

— Знаю. Не дорос ещё нос для купли-продажи, — понимающе кивнул мужчина в куртке. — И где ж товар?

— Их там вообще-то убивают, — в разговор неожиданно вмешался невесть откуда появившийся смуглый мужчина в дорогом костюме. Он навис над столиком, словно школьный учитель над замышляющими неладное учениками. — Тебе это известно? — Смуглый в упор смотрел на паренька.

Двое сидящих мужчин переглянулись.

— Где-то крыс убивают, а где-то людей, — хмуро ответил паренёк. Он с вызовом воззрился на непрошеного собеседника. Мужчина в куртке одобрительно хмыкнул. А мужчина в свитере поднялся с места.

— Да, — сказал он. — Шёл бы ты… — И сплюнул прямо на начищенные ботинки смуглого франта. — Нам конкуренты не нужны.

— Не стоит этого делать, — строго сказал смуглый мужчина, обращаясь только к пареньку. — Однажды в аду можешь оказаться и ты.

Не дожидаясь ответа, мужчина медленно направился к выходу.

Паренёк усмехнулся, и на его лице промелькнуло злобное выражение. Тяжёлым взглядом проводил он мужчину в дорогом костюме до самой двери. Смуглый франт около выхода остановился, посмотрел на своё отражение в мутном зеркале, поправил шарф на шее и, распахнув дверь, исчез в ворвавшемся в помещение солнечном свете.

Паренёк зажмурился, пытаясь помочь ослепшим на мгновение глазам.

— Ну, что, кореш? К делу! — мужчина в парусиновой куртке похлопал паренька по плечу. — Где товар-то?

Глава 1

Нелли очнулась от раздумий, когда картонную коробку, в которой сидели она, Нума и Корнелий, в очередной раз сильно тряхнуло. Оба крыса опасливо прислушались. Нелли улыбнулась: её серые друзья явно нервничали. Боялись.

— Совсем, что ли, он там! — заворчала она наигранно.

— Да. Меня тоже укачало, — признался Нума. — И позавтракать не мешает…

— Теперь нам поесть нормально не скоро придётся, — Нелли принюхалась к запахам улицы. — Так ведь, Следопыт?

Корнелий молчал, забившись в угол.

Нелли подобралась к прорези в стенке коробки. Но снова тряхнуло. Крыс слегка подбросило. Нума и Нелли захихикали. Корнелий запыхтел.

— Не бойся! Мы же в безопасности, — Нелли подобралась к другу и обняла его. Непросто было следопыту, привыкшему к открытым пространствам и свободе, сидеть в маленькой тёмной коробке.

— Я не боюсь. Мне просто неприятно, — прошептал Корнелий.

— Всё будет просто отлично, — заверила его Нелли. — На раз-два. Veni, vidi, vici! Придём, разберёмся и всех победим!

Планов попасть в Лабораториум, где томились два лучших друга Нелли, было несколько. Четыре провалились ещё на бумаге. Оказалось, что попасть в Лабораториум, никаким иным способом нельзя, кроме как попытаться пройти по прямой. Проще говоря, действовать в лоб.

Нелли и Бен дважды делали подкоп под бетонные стены Лабораториума, но поняли, что учреждение практически недоступно. Укреплено, как секретная база. Однажды их даже пытались догнать охранники Лабораториума. В тот день Бен и Нелли сумели дотащить до ограждения внушительную лестницу, но даже прислонить её к бетонной ограде не успели

Гарри, третий муж тётки Джен, принёс из главного порта Афалины в Рыбный переулок весть, что по городу ходят люди в белых комбинезонах и расспрашивают жителей о крысах: серых и серых с различными оттенками. И ещё, якобы, будут очень признательны за поимку всех крыс, двухцветных по окрасу. Заправляет, будто бы, всем крикливая женщина с рыжими волосами. В блестящем комбинезоне. Гарри строго сказал тётке Джен, что не хотел бы никогда увидеть Нелли «такой же бешеной, как эта безумная сёмга в фольге».

Нелли, услышав новость, сразу прикинула: Роза каким-то образом выяснила, как выглядит на самом деле зелёный туман в разбитой колбе. И теперь разыскивает двухцветную крысу. «Хорошо, что она не знает, как я выгляжу человеком!» — хихикала Нелли.

Белые дератизаторы, или «обезкрысиватели», так они себя называли, вели себя при поиске крыс бесцеремонно и грубо. В один из дней вломились в школу, выгнали всех на улицу, перекрыли двери, сновали по этажам. Короче, сорвали уроки на неделю, хотя порадовали всех учащихся от младших классов до старших.

Предприимчивый Томми Рыжик купил в зоомагазине самую дешёвую крысу и попытался продать её дератизаторам. Лучше бы он этого не делал! Люди в белых комбинезонах ворвались в дом Рыжика, подняли всё вверх дном, разворотили полы, и разобрали чердак старого домика в двух местах. Томми попало не только за попытку толкнуть крысу за деньги, но и за коллекцию журналов «Сладкие девочки», найденную под половицей в его комнате.

История с многострадальным Томми Рыжиком охладила попытки подростков даже просто ловить крыс. Тем более, что дератизаторов чёрные чердачные крысы из портовых жилых кварталов не устраивали. «Белые комбинезоны» искали определённых грызунов.

В городке росло напряжение. При слове «крыса» люди вздрагивали и озирались по сторонам.

Перед замещением Флоры и Нелли на общем совете крыс и людей, собравшемся на чердаке дома Нелли, решили, что Бен всё же попытается продать крыс одному из сотрудников Лабораториума. Бен должен был уговорить какого-нибудь не слишком порядочного пьяницу из бара «Синий козёл» помочь в этом деле. Покрутившись в порту, Бен выяснил, что такой человек есть. Капитан Билли.

Просто, капитан Билли. Без фамилии. Либо её у этого человека не было, либо её все дружно забыли. По рассказам рыбаков, Билли когда-то действительно был капитаном большого корабля. Но этот корабль лежит теперь на дне залива. По вине Билли. Рассказывали, что у него в тот день «поехала крыша»: на выходе из залива он единолично развернул корабль и направил его прямо на скалы острова Кит. Будто бы увидел манящий свет и крылатых женщин. О подобных видениях рассказывали пьяницы в порту, но чтобы топить корабль у острова, ощетинившегося острыми скалами посреди залива, такого не помнили.

Бен, возвращаясь из порта, рассказывал Нелли в подробностях всё, что смог узнать. Капитан Билли после странной истории со своим кораблём навсегда причалил в баре «Синий козёл». Но, вроде бы, с удовольствием участвовал в любых предприятиях, позволяющих немного заработать.

Вчера вечером Бен пришёл к Нелли и сообщил, что сделка состоялась. Он принёс с собой подходящую для крыс картонную коробку. Нелли проделала в ней несколько дыр. Для наблюдений.

Флора совершенно по-деловому, спокойно, приняла предложение Нелли на новый обмен.

— Чтобы я без тебя делала, — сказала Нелли перед замещением. Дело происходило на чердаке Нелиного дома. Там, где стоял старый шкаф, служивший домиком для двухцветной крысы.

Флора, ставшая снова девочкой, радостно чмокнула Нелли — крысу в нос и тут же ускакала мыть руки. Нелли всегда уважала чистюль, а Флору, которая показала себя фанатично преданной гигиене, особенно. Фло, вообще, была больше девочкой, чем её хозяйка. Флора умудрилась быстро освоить азбуку. На уроках, будучи человеком, сидела, раскрыв рот, так ей было интересно. По некоторым предметам успела получить хорошие оценки. Тётка Джен не могла нарадоваться на ту, особую, племянницу. Нелли, вернув себе человеческий вид, пришлось срочно подтянуть знания, чтобы окружающие не заметили отличий.

Замена прошла на этот раз довольно тяжело. Это было всего лишь второе Нелино замещение, но её мутило около часа. Она долго не могла сфокусироваться на сочувствующей мордочке Нумы, маячившей перед её носом. В лапах никак не унималась дрожь.

Только через некоторое время Нелли начала понимать причитания друга.

— Никогда, никогда не стану проходить через этот ужас! — ныл Нума. — Мне и в моей шкуре хорошо. Так и умереть можно!

Триарий Сефлакс массировал Нелли щёки, уши, разминал лапы, чтобы она быстрее пришла в себя.

— Не умрёт, — пыхтел он. — Нелли у нас особенная. Но, вообще-то, надо бы это прекратить.

— Почему? — поинтересовался следопыт Корнелий, сидевший в сторонке. — Она не такая важная персона, чтобы на неё тратить крысоцвет?

— Что?! — превозмогая тошноту и слабость, пыталась включиться в разговор Нелли. — Это я персона?

— Он специально злит тебя, чтобы быстрей пришла в себя, — объяснил Нума и ткнул Корнелия в бок. — Вызывает в тебе боевую ярость.

— Ярость к ней придёт. В бою, — завершил разговор немногословный Сефлакс.

Только находясь в коробке, которую нёс Бен, Нелли почувствовала, что она снова крыса. Настроение её улучшилось. Нума тоже повеселел. Только Корнелий сидел мрачнее тучи.

— Это клаустрофобия, — вспомнила Нелли необычное слово, глядя на хмурого друга. — Боязнь замкнутых пространств.

— Следопыт — вольная крыса. Ему тюрьмы противопоказаны, — с видом знатока поддержал разговор Нума.

Корнелий зашипел на друзей.

Коробку снова тряхнуло.

— Мог бы и по аккуратнее нести! — возмутилась Нелли, понимая, что Бен вряд ли её сейчас услышит.

Вообще-то, Бен показал себя отличным товарищем. Он не боялся взрослых. Не испытывал перед ними страха или почтения, смело шагал по тёмным переулкам, не обращал внимания на надписи «вход воспрещён». Все его боевые качества удачно пригодились крысам в мире людей. Он был настоящим крысиным героем. Правда, его задачей была охрана Урбса — столицы крысиного государства Нумена. Но при этом Бен никогда не отказывался помочь Нелли. В портовых кварталах Бена, человека, уважали и боялись все подростки.

После общения с Нелли Бен стал спокойнее. Это поняла даже она. Её в Рыбном переулке называли « укротительницей». Нелли с этим прозвищем не соглашалась, но видела: только при общении с ней Бен был расслаблен и спокоен. Но стоило ему выйти из домика Нелли или попрощаться с ней на улице, он словно снимал с себя предохранитель и возвращался в боевое положение. Это Нелли восхищало в нём. «Когда-нибудь о нём крысы напишут славную книгу!», думала она и признавалась себе, что ей хочется немного походить на Бена.

Съёжившийся Корнелий, которого обнимала Нелли, прянул ушами и посмотрел на неё тревожно.

— Подходим, — чуть слышно сказал Бен. Но так, чтоб в коробке услышали.

Он замедлил шаг. Нелли подобралась к прорези в стенке. Она увидела — двое мужчин подходили к Бену. Один в старой парусиновой куртке, по описанию Бена — капитан Билли, другого было не разглядеть.

— Швартуй шлюпку, сынок, — сказал Билли. — Открой трюм, глянем, что за груз на твоём корыте!

— Нет, капитан, — решительно сказал Бен. — Только покупатель откроет коробку.

— Не будь раковиной мидии! — настаивал капитан Билли. — Та тоже не открывается, пока не сунешь ей перо между створок.

— Сказал, нет, — с угрозой в голосе процедил Бен.

— Серьёзный пацан. Ладно, почапали! Держись в моем фарватере. И смотри, чтобы товар не убёг!

— Ну, мы-то отличный товар! Который очень хочет, чтобы его купили, — прошептала Нелли друзьям, напряжённо вслушивающимся в людские голоса.

— Долго ещё? — произнёс Корнелий.

Нелли пыталась, передвигаясь от прорези к прорези, определить, куда человек по имени капитан Билли повёл малолетнего партнёра по бизнесу.

— Судя по всему, мы около водонасосной станции Лабораториума. Интересно, кто там такой жадный, что готов купить крыс у кого попало? Вообще-то, они всегда хвалились, что в Лабораториуме полная чистота.

— Я, кстати, перед походом почистился, — заметил Нума. Нелли захихикала.

— Одно меня беспокоит, — призналась она, — чтобы это не оказался какой-нибудь крысомор, прикидывающийся сотрудником Лабораториума.

— А такое может случиться? — у Нумы от напряжения усы затрепетали.

— Даже если случится, мы всех порвём на части! — с воодушевлением заявила Нелли.

— Не пахнет крысоморами. Их запах я теперь чую за несколько кварталов. Этот человек точно из Лабораториума, — Корнелий лапой показал в прорезь в углу коробки. Нелли немедленно прильнула к ней глазом.

Молодой человек, стоящий у малоприметной двери большого выкрашенного в серый цвет здания без окон и дверей, был такой худой и высокий, что напоминал швабру, поставленную вертикально, перекладиной вверх, к которой были прикручены длинные руки-манипуляторы. Халат на его плечах болтался, как знамя на древке.

У его ног стоял прозрачный пластиковый контейнер с сетчатым верхом с железными защёлками. Бокс для переноски животных, поняла Нелли. Она пыталась понять характер человека, которого крысы должны были использовать: войти в Лабораториум и из него же сбежать.

На вид — лаборант или учёный. Нелли нравились эти люди, учёные, иногда попадающиеся на улицах городка. Их всегда можно было отличить от обычных людей. Они были словно не из этого мира. Хотя, как и все, ходили в магазины. Гуляли по улицам.

Но они глядели на всех, как бы, сквозь. Словно постоянно подсчитывали в уме что-то важное. Например, звёзды на небе, песчинки на берегу. А потом мысленно их ранжировали по цвету и размеру. А чем ещё могут заниматься учёные? Нелли не представляла.

Обычно такие люди были вежливыми. Вид у этого «лаборанта» был недовольный: тонкие губы были сжаты, а руки спрятаны в карманы брюк. Отвлекли, по-видимому, от важных дел. Нелли начала верить, что их безумный план удастся.

Бен поставил коробку на землю. Капитан Билли медленной походкой кота, подбирающегося к кухне, приблизился к покупателю. Всего Нелли не слышала, но некоторые обрывки фраз донеслись и до неё.

— Точно! Точно те, кашалот их забери…

— Тухлый номер…

— Парень надёжный…

— Девяносто…

— Штиль вреден парусам, надо добавить…

— Нет, не больше и не меньше…

И ещё что-то по поводу «придётся задраить люки», и в ответ — «хоть весь законсервируйся».

В конце концов капитан Билли обернулся и кивнул. Бен, подняв коробку, приблизился к покупателю. Вблизи Нелли отметила бледный цвет лица «лаборанта» и его тонкие пальцы, цепко держащие денежные купюры.

Бен зашуршал бечёвкой, которой была обмотана коробка. Крышка распахнулась и яркий свет ослепил Нелли на мгновение. Она отступила в угол, загораживая друзей. Она придумала столь ужасный план и первой была готова действовать.

Лаборант наклонился над коробкой, быстро оглядел «товар» и немедленно передал деньги капитану Билли.

— Отлично, — настроение лаборанта явно улучшилось. — Пересади их в контейнер, — скомандовал он Бену.

Бен покосился на Нелли, но она едва кивнула головой. Он вздохнул и просто высыпал трёх крыс в пластиковый контейнер. Лаборант быстро захлопнул крышку.

— А что, — вдруг вмешался в разговор второй мужчина, пришедший с Беном и Билли и который всё это время не попадал в поле зрения Нелли. — Что ты с ними будешь делать? Убивать будешь?

Нелли показался голос очень знакомым. Человек явно нервничал и был пьян. Голос его дрожал.

— Не волнуйтесь! Ничего с ними не будет. Небольшая операция по стерилизации. Несколько неприятных минут и долгая жизнь в стерильных условиях, — сказал «лаборант» и присел на корточки у контейнера. — Какие славные экземпляры, — прошептал он тихо, разглядывая крыс.

У Нелли на секунду закралось сомнение в собственной идее таким путём попасть в Лабораториум. Такое хищное и холодное выражение появилось на лице «лаборанта». И ещё, эта «стерилизация»… Что это такое? Может, это всего лишь очень тщательная чистка крысиных шёрсток?

— Значит, им будет хорошо? — сказал человек в старом свитере с разлохмаченным воротом, тоже наклонившийся над коробкой. Нелли приподняла голову, чтобы выяснить, кто это говорит и похолодела. Гарри, муж тётки Джен! Тот, кто при слове «крысы» бледнел и сжимал кулаки! Тот, кто видел сны, в которых к нему приходили крысы и просили убить кого-то!

— Разумеется! Им будет хорош… О! — не успел «лаборант» произнести до конца последнее слово, как тяжёлый кулак Гарри описал широкую дугу и кувалдой рухнул «лаборанту» на затылок. Молодой человек немедленно зарылся носом в землю рядом с контейнером. Три крысы в контейнере замерли.

Бен подпрыгнул к Гарри и успел размахнуться, но Гарри выбросил вперёд руку, словно таран. Бен наткнулся нижней челюстью на мощный удар и тоже оказался на земле.

— Руби концы! — заорал капитан Билли и припустил вдоль кустов в сторону городка. — Боцман снова свихнулся!

Нелли знала, что Гарри порой бывал не в себе, особенно спьяну. Но она никогда не видела его столь разъярённым. Он побагровел и тяжело дышал. Носом пошла кровь, а в уголках рта появился белый налёт. Гарри, не сводя безумных глаз с крыс, наклонился над ними, дыхнул зловонным перегаром.

— Не возьмёте меня просто так, не возьмёте, — пробормотал Гарри. — Не дамся!

Он погрозил крысам кулаком и, подхватив контейнер, направился в сторону от города, от насосной станции, от Лабораториума.

Глава 2

Нелли была уверена, что Гарри никогда не был моряком. Но Билли назвал его боцманом. Это её озадачило, а страх капитана вообще поразил. Как Билли удрал быстро!

И ещё совсем не хотелось, чтобы Бен умер там, у насосной станции.

Нелли сидела в контейнере молча. Нума старательно искал слабое место в креплении прутьев сетчатой крышки. Корнелий пытался дотянуться до пальцев Гарри. Ни то, ни другое сделать было невозможно. Контейнер Лабораториума был слишком хорошо продуман для удержания животных.

По тому, как Гарри тяжело дышал и явно вспотел, Нелли поняла, что он забирается на холм. Подъём ему давался непросто. Муж тётки Джен, ослабленный долгим сидением в «Синем козле», спотыкался, чуть не падал, но контейнер из рук не выпускал.

В поле зрения Нелли появилась ржавая решётка ограды. Она поняла, что Гарри забирается на холм, на котором стоял полуразрушенный Собор Всех Святых.

Гарри, пыхтя, стал громко призывать святых на борьбу с подлостью крыс. Причём, самыми страшными словами. На какое-то время он остановился у кладбищенской сторожки и минут пять хмуро разглядывал крыс в боксе. Потом пробормотал: «Всех бы вас». Постоял, покачиваясь, сплюнул и шагнул на территорию кладбища у Собора.

— Нам конец, — прошептал Нума.

— Глупости, — шикнула Нелли. — Я здесь ночь провела. Ничего страшного.

Петляя между мраморных и каменных надгробий, Гарри громко недвусмысленно стал призывать и мертвяков на головы крыс. Видимо, святые его не устроили.

Корнелий перебрался поближе к Нелли и произнёс тоже шёпотом, как будто Гарри мог его понять:

— Впервые слышу такой богатый набор ругательств в отношении нас.

— Да, Гарри умеет ругаться и творчески подходит к этому делу, — согласилась Нелли.

— Думаешь, это произойдёт? Ну, то, что он нам обещает, — опасливо спросил Нума.

— Как знать, — ответила Нелли сначала уклончиво. А потом добавила, глядя на расстроенных друзей: — Мы справимся. Мы — сильные!

«Не зря Гарри тянет контейнер к кладбищу», подумала она, сама ёжась от страха. «Где-нибудь шмякнет каждого из нас головой о край мраморной плиты. И зальётся безумным хохотом». Нелли именно так представила жуткую картинку своей смерти.

Тем временем Гарри пересёк кладбище и зашёл к собору не с фасада, а с тыльной стороны. С той, которая полностью заросла можжевельником и плющом. Тут Гарри, раздвигая траву и низкие ветки, спустился в приямок у самого здания и почти на корточках подобрался к каменной стене. Бухнул контейнер на землю. Встал на колени. Локтем отодвинул колючки чертополоха, освободив в фундаменте собора тёмную дыру величиной с футбольный мяч.

Нелли озабоченно наблюдала за ним сквозь пластиковые стенки контейнера.

Гарри подполз к темнеющему отверстию, приблизил лицо и заорал неожиданно громко:

— Демоны! Эй, демоны! Не ждали?!

Нелли даже села на задние лапы от изумления. Нет, она знала, что такое «белая горячка». Именно Нелли тётка Джен заставляла прятать ножи в доме, когда Гарри приходил из «Синего козла». Но, чтобы Гарри общался с демонами! А ведь этот обезумевший человек, мучимый крысами в снах и зовущий чертей, сегодня вернётся в маленький домик в Рыбном переулке. И кого надо спасать сегодня? Друзей — Цицерона и Улисса? Или тётю Джен и Фло?

Корнелий вывел её из оцепенения.

— Нелл, — сказал он, тревожно оглядываясь, — фламины рядом. Я чую их.

— Что?!

Нелли вдруг стало многое ясно. Вот почему Гарри постоянно выпивал, вот почему он так боялся крыс и жаловался на сны, в которых крысы требуют кого-то убить! Фламины нашли слабого человека в своей сети — в Тёмном мире! Они пытались воздействовать на Гарри, ослабленного бурдой, которую продавали в «Синем козле».

— Вот это да! — сказала она вслух.- Ну, никак не ожидала.

— Чего? — всполошился Корнелий. — Чего не ожидала?

Гарри набрал воздуха в лёгкие и снова, словно в рупор, заорал в темноту:

— Демоны, Гарри пришёл! Откуп принёс!

— Это мой отчим, — грустно сказала Нелли.

— Такой больной самец вашу семью до добра не доведёт, — сказал Нума.

— Сама удивляюсь, что в нём моя тётка Джен нашла.

— Всё-таки, ты не простая и крыса, и девочка, — заключил Корнелий. — Всё было предопределено. Он принёс нам к врагам.

Нелли стало холодно. Откуда фламины знали, что именно в доме Гарри живёт та, которой они же подарят силу? Та, которая погубит часть своих создателей. Не её ли смерти требуют они от Гарри?

— Демоны! — настойчиво звал Гарри, стоя на четвереньках.

Его слова гулким эхом уходили в темноту.

— Что звать того, кто всегда с тобой, — женский голос заставил и Гарри, и трёх крыс в контейнере вздрогнуть.

На едва заметной тропке, наверняка проложенной Гарри к подножию собора, стояла миловидная монахиня в чёрном одеянии до пят. Гарри резко поднялся с колен и уставился на женщину.

— Уж не ты ли демон? — спросил он.

— Я та, которая от них освобождает, — заявила монахиня. В её голосе слышалась уверенность в собственных словах. Гарри икнул. Он показал пальцем на корзинку с цветами в руках монахини.

— Этим освобождает? Пыльцой и лепесточками? Отвали, старая стерва! Мне нужна тишина.

«Можно подумать, ты молодой», хмыкнула Нелли и присмотрелась к монахине.

Закрытая одежда, несмотря на жару. Голову укутывало чёрное покрывало на белом подкладе. Поверх тёмного одеяния белый передник узкой полосой. На нём три прерывистых горизонтальных линии: знак монахини монастыря Трёх Дев.

— Фу, невежливо, — заявила монахиня, поджала губы, но не сошла с тропинки. Крысы замерли. Из-за монахини появился чёрный, как котельная зола, кот и направился к контейнеру. Поравнявшись с Гарри, кот коротко мяукнул. Монахиня сделала за котом несколько шагов и, заглянув в контейнер, запела неожиданно высоким голосом:

— Ой, какие милые крыски! Особенно эта, двухцветная, и этот толстенький! Такой хорошенький!

Гарри застонал и взмахнул ручищами, отгоняя кота.

— Скоро от них останутся только кишочки, — передразнил он монахиню тоненьким голосом, пытаясь передать её интонацию.

Не смотря на то, что Гарри был пьян, получилось у него довольно похоже. На монахиню это не произвело должного впечатления. Она не разозлилась, а прыснула в кулачок и насмешливо спросила:

— Уж, не этим ли ты собираешься кормить демонов? — показала она на притихших крыс. — Лучше отдай их мне.

По тому, как дёрнулся Гарри, Нелли показалось, что монахиню ждёт та же участь, что и Бена с лаборантом.

— Ваших кошек кормить? — кивнул Гарри на кота. — Развели там кошачий постоялый двор! Тьфу! Отвали, сказал, ворона монастырская!

Гарри снова наклонился к отверстию.

— Демоны! — завыл он. Потом посмотрел на монахиню, сплюнул и показал ей кулак.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 586