электронная
198
печатная A5
642
18+
Лабиринты судьбы

Бесплатный фрагмент - Лабиринты судьбы

За поворотом — точка невозврата

Объем:
558 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-5316-0
электронная
от 198
печатная A5
от 642

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Все персонажи и события в данной книге вымышленные, любое совпадение с реальными людьми, фактами или событиями является случайным


В мире существуют три удивительные вещи:

воздух для птиц,

вода для рыб

и человек для самого себя…

                        ***

— Ну почему, скажи, почему именно теперь я должна вернуться в этот несовершенныймир?

— Придет день, Тинь-Тон, когда ты поймешь, насколько важно завершить свой земной цикл. Тогда ты с удивлением обнаружишь внутри себя всю Вселенную, и тебе уже не придется жить в несовершенном мире. Любой, самый дивный мир будет жить в тебе… И ты убедишься, что мы и не расставались…

— А все-таки скажи, зачем тогда ты забрал меня с собой, если все равно нужно возвращаться?

— Просто оказался в нужном месте в нужное время и нашел кое-что нужное для себя!

— А я-то надеялась услышать что-то более романтичное, типа: «я полюбил тебя с первого взгляда!..»

— Глупышка, это же нонсенс! Погоди, не хмурься, я не могу полюбить тебя с первого взгляда потому, что все мы уже наполнены энергией любви друг к другу по умолчанию. Просто я уловил частоту той волны отчаяния которую излучала твоя угасающая душа и не смог не откликнуться на ее призыв.

— И..?..

— Знаешь, я об этом ни на минуту не пожалел!

— Я не хочу забывать тебя!

— Ты и не сможешь…

Часть 1.
Сумбурные письма и странные сны

Кому: Марии Тарасовой

Тема: без темы

Отправитель: Александра Морозова

20 ноября 2015 года 23:56

«Машка, дорогая моя подруженция!

Где ты сейчас, хотела бы я знать?!!

Дай догадаюсь… небось, развалилась на теплом песочке тощим брюшком кверху и ловишь кайф? Или пьешь долбаный десятый бокал мартини со льдом в полутемном баре портового кафе… а может, любуешься бархатным южным небом, расшитым звездным бисером, сидя на террасе дорогого люкса?

Нет, нет, скорее всего, ты уставилась своим неотразимым кошачьим «луком» прямо в глаза отважному капитану, ведущему белоснежный катер по бескрайним волнам Индийского океана, и делаешь вид, что веришь в его байки об опасных приключениях…

Где б ты ни была, знай, что ты мне срочно нужна здесь и сейчас! Слышишь, срочно!!! Потому что сижу я на кровати в обнимку со скомканной простыней вся такая лохматая, зареванная и сопливая и некуда мне приклонить головушку мою садовую, некому излить душеньку мою многострадальну-у-у-ю!..

Прости… отлучилась, чтоб освежить в бокале виски с колой, а заодно вскрыть (не-е-а, не пугайся, не вены, еще не дошла до нужной кондиции) пока что еще только упаковку с банальными бумажными салфетками… Слушай, это не глаза, а нефтяные скважины какие-то, как ни стараюсь, поток драгоценной влаги не иссякает.

…Бли-и-н, и так никто меня не любит, и эти мерзавцы, кубики льда, туда же! Нарочно пролетают мимо стакана и приземляются в самых неподходящих местах моих телес… Ишь ты, мелкие, скользкие, а тоже по-своему презирают меня, сволочи…

В общем, Машка, как хочешь, но ты должна быть сейчас в темной московской квартире, свидетельнице последних событий и заботливо вытирать мне сопли, а также другие жидкости, текущие горными ручьями… А еще поить душистым горячим глинтвейном вместо этой крепкой, раздирающей глотку и кишки, гадости… б-р-р…

Нет же, не сидится тебе на месте! Как же, красивым девушкам с артистическими данными нужны новые горизонты, знакомства и острые впечатления! В общем, еще больше приключений на один квадратный сантиметр весьма пикантного выдающегося места. А некрасивые, прикинь, сидят в зашторенных спальнях, утираясь пятерней и копаются, копаются, словно углекопы, в глубинах души… Что ж им еще остается делать, дурындам?

Ты, ты… бессовестно бросила меня! Любуешься, небось, там своим прекрасным отражением в теплых волнах, вдыхаешь свежий морской воздух, купаешься в любви и славе, и нет тебе никакого дела до верной страшной толстой подруженци-и!

А раз тебя здесь нету, то и тьфу на тебя… Ой, я совершенно, совершенно пьяная… как свинья…..имею право….засим прощаюсь: я напилась и отключаюсь….о, как!..в рифму получи….»

Кому: Александре Морозовой

Тема: это что было?

Отправитель: Мария Тарасова

21 ноября 2015 года 15:40

«Алюнь,

твое вчерашнее дурацкое послание совершенно выбило меня из равновесия! Это вообще-то порядочное свинство с твоей стороны. Ты, одна только ты знаешь, как я долго пыталась добиться этого блаженного состояния, истязая себя многочасовыми медитациями, дыхательными упражнениями и поисками смысла жизни. Особенно после бесконечных часов, проведенных в просящей стойке в кулуарах телестудий. А сегодня, после получения твоих пьяных бредней я не спала полночи, отгоняя один кошмар от другого. И заметь, это, несмотря на то, что подъем для актеров группы в четыре утра. В общем, если ты преследовала цель взрастить во мне давно забытое чувство вины, то, считай, что это тебе почти удалось. Не задирай носа-то, я повторяю, почти.

Поняла из твоего несуразного лепета только одно: что-то случилось! Алик, милый, что??? Подозреваю, что не обошлось дело без Олега. Ох, недаром я ему, тихоне прилизанному, всегда не доверяла. Может, конечно, ошибаюсь. А знаешь, какой твой самый главный недостаток? Ты всегда воспринимаешь людей, словно они — продолжение твоей внутренней сущности. А они — другие, гораздо мельче, алчнее, продажнее, но ты отказываешься воспринимать эту часть человеческой природы и поэтому, что ж тут удивляться, дальше следует горькое разочарование, скомканные простыни и сопливые бумажные платки, тонущие в горных ручьях.

Извини, Алюська, приехать сейчас ну никак не могу, хотя рвусь к тебе всей душой. Съемки уже в разгаре, спешим до начала сезона дождей, ты же знаешь, как долго я ждала этого предложения, снимаясь в бесконечных массовках. Если дело в Олеге, плюнь и разотри! И перестань прибедняться! Страшная она, видите ли, толстая…

А знаешь, меня вот сейчас прям осенило! Давай, собирай чемодан и дуй ко мне! Займи денег у отчима, отдадим, когда получу гонорар. Здесь очень прикольно, днем пошатаешься по съемочной площадке, не деревня, а сплошная экзотика! Вечером потусуешься в прибрежных, весьма колоритных, кафешках, и вся печаль твоя выветрится, как запах нафталина из меховых шапок нашей соседки Варьки. Помнишь ее? Помнишь, как мы смеялись над ее страстью всюду распихивать эти ужасные вонючие таблетки?

Я часто вспоминаю наше детство, полжизни бы отдала, чтобы снова оказаться сейчас вместе с тобой в старой тесной коммуналке, под столом с чудненькой резной ножкой, накрытым скатертью с вышивкой ришелье и поиграть в «парикмахера». Кстати ту фотку, где нас сняли сразу же после лупцовки за кощунство над волосами, я везде беру с собой. Мы там такие милые с торчащими в разные стороны клоками волос. Эта фотка, ну типа, мой талисман (смейся, смейся, но что-то в этом есть).

Александра, срочно приезжай, хватит глотать сопли и канючить!

Здесь много креативных молодых людей, способных развеять твою печаль! (ну, скривила уже губы в насмешке, от меня ничего не скроешь!).

Л.Б. со мной внимателен, вежлив, но и только, не пойму, что его заставило взять меня на главную роль, если не «большая и светлая любовь»…

Александра, умоляю тебя, проспись, как следует, напейся огуречного рассола что ли, и напиши толком, что произошло! А еще лучше, приезжай…

P.S. Пыталась вчера вызвать тебя по скайпу, но это гиблое дело, здесь, в этой непролазной глуши, интернет никакой, почту удалось открыть только с пятой попытки»

…Алька на цыпочках подкралась к окну, отодвинула штору и тихонько, словно боясь кого-то спугнуть, выглянула наружу. Там, в глубине дворового колодца, зияющего своей пугающей темнотой, смутно различались какие-то копошащиеся тени, слышались звуки то и дело захлопывающихся дверей, гудков автомобилей, криков детей, гоняющих мяч на спортплощадке. Едва различимые бегающие силуэты фигурок с высоты двадцать первого этажа казались маленькими черными шариками и напоминали Альке воронят, противно каркающих и кружащих над добычей. Постепенно из этого гула, нагромождения стуков, шумов, криков, треска открывающихся и захлопывающихся окон, всплывал знакомый протяжный зов, от которого в жилах начинала пульсировать кровь: «АРИАДНА-А-А-А!»

Как будто какая-то мамаша, очнувшись от спячки на лавке, звала заигравшегося в песочнице ребенка. Звук нарастал, он вибрировал в пространстве, огороженном со всех сторон многоэтажками и, натыкаясь поочередно на каждую из громадин — близнецов, отскакивал, распадаясь на множество отголосков, которые, в свою очередь, взлетали вверх с ревом сверхскоростного самолета и оглушали пятившуюся вглубь комнаты Александру.

«АРИАДНА-А-А-А-А!!!»

Алька в отчаянии попыталась зажать уши руками, но те от внезапно парализовавшего все ее тело страха казались ватными, непослушными. Они безвольно болтались вдоль туловища двумя бесполезными крыльями и никак не хотели расправляться.

«Надо взлетать!» — успела подумать Алька и проснулась….

Кому: Леониду Терентьеву

Тема: без темы

Отправитель: Иван Траволта

25 ноября 2015 года 13.30

«Лёнька, братан, прости, что не получилось увидеться перед отъездом! Уж больно все как-то сразу завертелось, закрутилось, и очнулся я только тут, за тысячи километров от цивилизации. Так что приветствую тебя из «забытого богом» уголка камбоджийской земли!

Почему в кавычках? Объясню, конечно, хотя боюсь, что от твоего дикого хохота, способного преодолеть даже виртуальное пространство, оглохну раньше времени.

Докладываю обстановку. Поначалу все шло идеально. Поселился я по совету одного моего знакомого, нашего земляка и бизнесмена поневоле, Пашки-моряка в маленькой деревушке вблизи местечка Сиануквиль. Оно считается здесь курортным раем и в нем наличествуют некие блага цивилизации типа отелей, электричества и интернета. Снял у местного рыбака лачужку, более или менее пригодную для сносного существования и работы. Представь, эдакий домик на курьих ножках с дощатым полом, в щели которого можно наблюдать за сексуальными играми обитателей хозяйского курятника. В лачужке ни кровати тебе нормальной, ни письменного стола, лежат две циновки, одна для сна, вторая для еды. Но ничего, чистенько так, по сравнению с остальными местами деревни.

Хозяин, настоящий стопроцентный кхмер, живет здесь уже лет сто, пережил Пол Пота и весь его режим. Когда он не занят ловлей рыбы, наряжается в саронг (смешно так, мужик в юбке), сосредоточенно дымит, развалившись на лесенке в своем доме напротив моей лачужки. Из-под саронга выглядывают татуированные части тела. В первый вечер я удостоился чести лицезреть рисунки лишь на его руках, занятнейшая роспись, доложу я тебе. Тогда же мне была предложена чарка чудного напитка, пальмового вина. Хорошо, что Пашка меня вовремя просветил, что это вино могут пить только местные, у европейцев в желудке отсутствует какой -то фермент, необходимый для расщепления его ингредиентов, тут же все выходит наружу. Видимо, хозяин решил приколоться над чудным иностранцем, а если повезет, то заодно полюбоваться зрелищем бурного извержения моих внутренностей. Но так-то он мужик неплохой, мы с ним общаемся больше жестами, да по вечерам, сидя на веранде, пытаемся разговаривать «за жизнь» на плохом французском.

Договорился, что за дополнительную плату (по нашим московским меркам, просто смехотворную) его жена, Сейда, будет два раза в день приносить мне еду, приготовленную из свежих морских гадов, риса и каких-нибудь овощей с фруктами. Кофе я пока еще в состоянии сварить себе сам. Приятным бонусом за долгосрочную аренду данного «люкса» с самодельным душем и тусклым электричеством оказалось то, что раз в два дня хозяйка, меня балует свежеиспеченными лепешками из какого-то местного злака. Вначале существовали трудности с пищеварением (ну ты понимаешь, о чем я), но приняв лошадиную дозу антибиотиков, мой живот смирился и больше не бунтовал, тем более, что пища Сейды вполне отвечает здоровому образу жизни.

Первое время уж очень досаждали дети, причем не только хозяйские (а их аж семь, мал мала меньше), но и всей округи. Для них я «баранг», то есть чужак, смешно, звучит почти как баран. Они любят подглядывать, как я ем и работаю, а уж если выхожу прогуляться, то идут следом толпой и хохочут. Постепенно привыкли ко мне, и теперь мы даже подружились, иногда я им даю уроки рисования, например, показываю, как изобразить палочкой буйвола на утрамбованном песке или устраиваю для них импровизированное цирковое представление. Причем фокус с оторванным пальцем каждый раз проходит на ура. Но если я им жестами показываю, что мне надо побыть одному, радостно кивают и убегают. Но не буду тебя мучить этнографическими подробностями, и перехожу к главному.

В общем, мои далеко идущие творческие планы просто обречены были воплотиться в жизнь, обстановка тому благоволила. Я изучал местную флору и фауну, шатался по деревне. Несколько раз осмеливался проникнуть в джунгли, правда, без проводника это небезопасно, слишком много экзотической живности, да и военное прошлое еще свежо, можно наткнуться на мину. Решил пока с этим повременить. В процессе совместного распития местного пива с завсегдатаями кафешек в Сиануквиле доставал их своими вопросами о традициях и об обычаях предков. Этому в большой мере способствовал все тот же Пашка-моряк, кстати, по совместительству, держатель нескольких лавочек по продаже специй на местном рынке. Интересный типчик, угораздило его жениться на местной красавице, нарожать одного за другим трех сыновей, и застрял он тут, похоже, надолго. Но помощь Пашки, неутомимого балагура, просто неоценима в налаживании контактов с кхмерами.

Я даже начал делать кое-какие наброски для моего будущего романа, в воображении только-только стали проступать характеры персонажей, знаешь, так смутно, словно в акварельных набросках. И все бы было ничего, но однажды ранним утром, примерно через месяц после такой райской жизни, я вышел на побережье в надежде освежиться и под шум волн хорошенько продумать очередной виток сюжета. И что, ты думаешь, я там увидел? (Все, Леонид, я серьезно, время надевать памперсы!)

Группу оголтелых и нервно бегающих туда-сюда киношников из матушки-Россеи, которые сооружали макеты для декораций какого-то очередного дикого шоу а-ля «Приключения в джунглях» и матерились на всю округу!!!

Слегка обалдев от этой картины, я крепко зажмурил глаза в надежде, что это мне только показалось, что все исчезнет, как кошмарный мираж, каким-то непостижимым образом перенесенный сюда из моей прошлой жизни.

Ну, надо же так лохануться! Убежать из столицы от суеты ширпотребной телевизионщины в надежде сосредоточиться и ступить на твердую почву своего «истинного предназначения» и оказаться опять втянутым, хоть и случайным наблюдателем, в круговерть будней съемочной группы третьесортного телеканала!!! Человек пятьдесят, не считая актеров, заполонили всю деревню, прокоптили всю округу дешевыми вонючими сигаретами, истоптали девственно белоснежный гладкий песочек пляжа своими ботинками. Группа поселилась в гостинице в самом городе, но снимать будут рядом с нашей деревней. Местные в восторге, еще бы, в кои-то веки удастся кое-что втюхать барангам. Слухи об их пребывании для меня неутешительные, говорят, месяца два точно здесь пробудут.

В общем, не знаю, братуха, что из этого всего получится, боюсь, придется перебираться куда подальше, в дебри страны, где я смогу сосредоточиться на главном. Жаль, как-то уже привык и к хозяину, и к Сейдиной незамысловатой стряпне. Обещаю держать тебя в курсе событий.

Ну что я все о себе, да о себе? Как твои-то дела, Лень?

Дай догадаюсь: ты все продолжаешь под стук жующих в такт музыки челюстей под снисходительными сытыми взглядами так называемого бомонда орать по вечерам кавер-версии песен знаменитостей всех времен и народов в темных закоулках московских клубов? А на собственное творчество, конечно, уже не остается ни времени, ни сил? А я что тебе говорил? Все это мы уже проходили…

Поначалу такая жизнь кажется кайфовой и полной разных возможностей, просто косяками, идущими прямо тебе в руки, а на деле все оказывается полной ж…й. Но тебе ж, братан, надо набить собственных шишек, поэтому замолкаю и больше эту тему не развиваю. Рекомендую только одно: косячками не злоупотреблять, это чревато!

Черкани пару строк, если будет настрой, Леонид!

Твой единственный, подчеркиваю,

единственный доброжелатель, Траволта»

Кому: Марии Тарасовой

Тема: Прощения!!!

Отправитель: Александра Морозова

25 ноября 2015 года 20:12

«Машечка, душечка, прости меня, идиотку малахольную!!!

Напилась до такой степени, (заметь, впервые и была на то уважительная причина) и навесила на твои девственно фарфоровые плечики грязные, вонючие тюки своих проблем. Да если разобраться, что вообще такого особенного случилось? Так, пустяки, просто парень (ты права, это он), который был твоим светом в окне, твоей первой и последней (теперь я в этом уверена!) любовью, парень, с которым прожито бок о бок почти десять лет, оказался мелким вруном и предателем. Подумаешь, с кем не бывает… не я первая… В общем, Мария, у меня все нормально, я справлюсь…

Маш, но как же проти-и-ивно на душе! Да тут еще снова этот дурацкий сон, проснулась сегодня вся в холодном поту, опять мне в голову, прямо в мозги, лез этот потусторонний голос. Что он от меня хочет все это время, скажи, пожалуйста? Ладно, со снами я как-нибудь разберусь, а вот что мне делать со своим бывшим дружком? Интересуешься, какие у меня созрели на этот час варианты?

Ну, во-первых, написать крупными буквами под его окнами: «Олег — гнусный трус и предатель!», потом еще можно кислотой плеснуть в его поганую морду, можно пойти дальше — нанять киллера, алкоголика дядю Вову из пятнадцатой квартиры, пусть его долбанет по башке пустой бутылкой из-под водки!

Горько мне Маш, так горько оттого, что ничего этого я уже не сделаю, опоздала… Мой Олеженька уже… вот уже почти сутки с половиной наслаждается семейной жизнью где-то на Лазурном побережье!

Представь себе, он успел расставить точки над «и» в наших отношениях и тут же поскакал галопом в загс, скрепить семейный союз с дочерью нашего нового шефа, которую, оказывается, он давно и страстно любит! Можешь себе представить этот бред? Я просто отказываюсь верить, что все это, словно в плохом романе, произошло со мной!

А главное, мне-то он сообщил, что нам предстоит долгая разлука ввиду того, что его, как самого опытного сотрудника фирмы, посылают в длительную командировку в Данию. И что семейные отношения работников тамошнего филиала не приветствуются. Поэтому, мол, нам надо пока «немного пошифроваться и повременить со свадьбой, но это ненадолго, малыш, всего на полгодика!». Конец цитаты.

И вот вчера днем, зайдя в приемную, чтобы отдать последние фотки для вечернего материала, я узнаю свежие новости от этой козы, секретарши Ирины.

«Сашенька», — говорит она таким сладким противным голоском, подпиливая свои полуметровые когти цвета «свежей говядины», — «а ты в курсе, что Олег Иванович вчера женился и два часа назад отбыл в месячное свадебное путешествие во Францию?»

И смотрит таким гадючьим взглядом на меня, ждет, собака, что я сейчас упаду в обморок или закачу истерику. Но Машечка, ты ж меня знаешь, я, когда надо, могу собраться и затянуть ремешок самообладания на последнюю дырочку. Сделала «коровье лицо» и с безразличным видом протянула:

«Да-а-а? Надо же, как повезло кому-то, такой завидный подлец достался!»

Ирина казалась разочарованной, об этом свидетельствовала остановка процесса пиления:

«А я думала у вас серьезно!»

«А Вы, Ирина Васильевна, расслабьтесь и поменьше думайте, мыслительный процесс — не Ваш конек!» — выпалила я и кинулась прочь, чувствуя, что выдержка моя на исходе.

Маш, вот веришь, не помню, как я оказалась дома, каким чудесным образом у меня на столе образовалась целая бутыль вискаря, как и что я потом делала, просто напрочь отрезало! Только сейчас, когда очнулась от своего очередного кошмара вся мокрая, прочла, что я там тебе нагородила в своем послании.

Прости меня, бестолочь такую! Все пройдет, ну полежу я недельку, другую в ступоре, подепрессую малость, омою слезами десяток –другой наволочек, пересчитаю все трещины на своем грязно-сером потолке, авось, и уляжется грусть — тоска на дно души толстым слоем ила. Самое главное потом, не делать резких движений, чтоб ненароком не взболтать опять всю эту мерзость. Надеюсь, со временем рассосется.

Машунь, я так рада, что хоть у тебя все идет, как надо! Желаю тебе удачных съемочных дней, и с нетерпением буду ждать начала трансляции вашего шоу по телеку. А Л.Б. никуда от тебя не денется, хотя, что ты нашла в этом стареющем, начинающем зарастать мхом себялюбия, плейбое, для меня остается загадкой!

P.S. Да, приехать сейчас не смогу, мать с отчимом в очередных контрах, так что денежный вопрос повис в воздухе. Надо будет заняться поисками работы, потому что работать вместе с предателем… Фи, дурной тон для девушек со вкусом!»

Кому: Александре Морозовой

Тема: о противных людях

Отправитель: Мария Тарасова

1 декабря 2015 года 18:14

«Ну, мать, ты даешь!

Я даже не подозревала, что в тебе есть задатки серийного убийцы-маньяка! Столько способов мести в единицу времени- это круто!

Сотрясала джунгли безудержным смехом минут пять, представив разочарованную мордашку Ирины.

Радует твой позитивный настрой и огорчает нежелание приезжать.

Извини, что пишу отрывисто, над душой завис местный «писатель», наш соотечественник. Местные кличут его Траволтой (прикинь?). Живет здесь этот мастодонт от литературы уже месяц, якобы пишет «роман века». Тоже мне, нашелся доморощенный Лев Толстой, вьющий Ясную Поляну в богом забытом краю! Пристал ко мне как банный лист к одному месту со своими советами. Уличает меня (меня, актрису с опытом работы в зарубежных сериалах!) в фальши и нарочитости. Позволяет себе сальные шуточки в адрес Л.Б., в частности его ориентации в сексуальном пространстве, за что вчера чуть не получил от меня по физиономии и удостоился грязного ругательства из моих девственно чистых уст.

Однако, представляешь, не расстроился, а даже как-то воодушевился, по его словам выходит, что он и не подозревал, что «куклы Барби умеют кусаться». Прикинь, Александра, это я-то кукла Барби?!!

Пристально наблюдает за съемочным процессом и позволяет себе давать никому не нужные советы по ходу сценария. Однако, Л.Б. к нему прислушивается, говорят, у него имеется кой-какой опыт в написании сценариев ток-шоу для ведущих телеканалов и некоторые из них даже имели нешуточный успех. Не знаю, не слыхала. Мою роль раскритиковал в пух и прах, предложив свою версию исполнения в стиле этакой Алёнушки-вамп. А знаешь, между нами, мне его вариант на минутку показался довольно занятным! Кое-что, наверное, все же возьму на заметку.

По вечерам он зависает в местном кафе и сквозь снисходительный прищур усталых от писательских трудов глаз, в облаке дыма электронной сигареты наблюдает, как вся группа тихо и упорно напивается местным виски (кстати, ничего так себе, втыкает!) и ведет душещипательные беседы с непредсказуемым исходом. Я развлекаюсь тем, что наблюдаю за наблюдателем и кажется, его это забавляет (а меня начинает бесить!). Такое впечатление, что все мы кролики в его воображаемой умственной лаборатории и он, методом наблюдения, изучает наши повадки и навыки социального поведения в условиях обособленного существования (о, как я завернула!). Ладно, ну его в баню!

Алюнь, давай о прекрасном! Ты б только видела, какие здесь закаты! Жаль, что не приедешь… Мы б с тобой сели вечерком на теплый белый, словно мука, песочек, обнялись, как в старые добрые времена и молчали бы в унисон, любуясь светилом, и забыли бы про всех Олегов, Ариадн и про все кошмарные сны на свете. Знаешь, если всмотреться вдаль в безоблачную погоду можно даже увидеть очертания близлежащих островов. А еще можно наблюдать, как стайки мелких рыбешек, словно опытные циркачи, выпрыгивают из воды, делают тройное сальто, переливаясь своими серебристыми чешуйками. И здесь, в тени кокосовых пальм, солнышко бы нам подмигивало всеми цветами радуги, щурясь от удовольствия, и шептало бы, погружаясь в пучину океана: «Девчата, выше голову, в тридцать с хвостиком жизнь только начинается!»

Условия жизни здесь приближены к «боевым», но грех жаловаться, поселили в небольшом отельчике одного курортного городка, удобства в виде унитаза и душа вроде работают исправно. Жара стоит страшная, поэтому встаем рано, чтобы успеть поработать «по холодку» (если так можно назвать 27 градусов жары).

Интересный народ здесь живет, такие открытые и живые у всех лица. Вчера одна дамочка с пышными рубенсовскими формами, что торгует на пляже всякой жареной дрянью, типа пауков, саранчи и т.п., побежала за мной, предлагая купить зонт от солнца. Оказывается, загорелая кожа у них считается признаком простолюдинки, которая много в поле работает, а мне, звезде, не пристало загорать.

Вообще нищета кругом жуткая. Камбоджа ведь только с середины прошлого века самостоятельной стала, до этого здесь французы застолбили место. Ну и потом этот идиот, Пол Пот, столько народу уничтожил, весь цвет нации, считай, плюс войны с соседями, тайцами и вьетнамцами. Конечно, теперь оставшиеся в живых все расхлебывают. Проблем еще много, но они молодцы, такие чумазые, общительные, живут кто где, часто увидишь, что спят прямо на тротуарах на кучах тряпья, но все равно остаются не озлобленными на судьбу, а жизнерадостными и радушными.

Та-а-ак…., этот м….к столичный меня уже достал, смотрит в мою сторону полчаса как минимум, причем, ехидненько так улыбается, придется немного проучить мальчика… Интернет с грехом пополам ловит только здесь, в кафешке, поэтому вечером собирается куча народа, очень живописного, между прочим. Вот бы тебе их пофоткать, такие кадры получились бы!

Алька, пиши, не замыкайся, желаю тебе скорее оправиться от потери розовых очков!

Твоя Машуня

P.S. C легкой руки этого гада кличка «Барби», похоже, приклеилась ко мне намертво. Вчера слышала, как на эту тему сплетничали гримерши, хихикая и смакуя идиотское прозвище на все лады!»

…Океан тяжело вздыхал, словно утомившийся после изнурительной работы великан, с трудом поднимая и опуская волны. Александра вытянула шею, пытаясь разглядеть на поверхности захлебывающихся потоками воды слепые мордочки щенят. Мешали порывы ветра, который метался над волнующейся стихией с такой силой, что невозможно было полностью раскрыть глаза. Брызги соленой влаги разъедали обгоревшую кожу лица и мелкими иголочками впивались в глазницы. На пустынном побережье не видно ни души, кричи не кричи, помощи ждать неоткуда.

Алька прикинула расстояние до берега и в отчаянии еще раз огляделась. Да вот же они, три сморщенных коричневых мордочки, смешно отворачиваются от накрывающих их то и дело беспощадных волн! Сделав неимоверный рывок вперед, Александра хватает по очереди всех щенят и прижимает их одной рукой к груди. Другой, свободной, быстро гребет к берегу. Еще, еще, только бы хватило дыхания и сил! Кажется, что грудь сейчас разорвется на мелкие кусочки. Наконец, под ногами она нащупывает дно и через несколько мгновений, окончательно обессиленная, выходит на берег.

Там уже собрались отдыхающие. Ветер внезапно стихает, и все побережье освещено лучмих ослепительного южного солнца. Оно отражается в темных очках Олега, который привстает с ближайшего шезлонга и начинает смазывать кремом спину рыжеволосой девушки, лежащей рядом. Ба, да это же Машка! Она-то что здесь делает?

Слышно, как громко стучит сердце и как капли воды, стекающие с волос, с оглушительным звоном падают на песок. А что же спасенные? Они мирно сопят под рукой Александры и вдруг, неожиданно, открывают глаза. Цвет их резко-голубой.

«Таких не бывает!» — мелькнула мысль. Но оторвать от них взгляд уже невозможно. Что-то до боли знакомое и родное в этих щенячьих глазах… Их благодарность и тепло, струящиеся плавными лазурными волнами, проникают прямо в зрачки Александры и растворяются, наполняя их какой-то необычной, яркой и радостной субстанцией.

Она с удивлением оглядывается по сторонам. Люди на пляже почему-то светятся и переливаются, причем если тело Машки радует теплыми перламутровыми тонами, то силуэт Олега словно растушеван грязно- пепельной дымкой. Мир представляет собой симфонию бесконечного разнообразия красок и тысяч неведомых доныне Альке оттенков.

«Господи, да здесь вообще все по-другому!» — думает она и просыпается…

Кому: Леониду Терентьеву

Тема: почему молчишь?

Отправитель: Иван Траволта

5 декабря 2015 года 17:46

«Леонид

Я, конечно, понимаю, ты, должно быть, на меня здорово обижен за то, что я так поспешно удрал из Москвы, не попрощался с тобой по-человечески. Но уж мог бы и ответить, хотя бы коротко, на мое послание. Потому что не совсем ты для меня посторонний человек, вернее сказать, совсем не посторонний. А сам виноват, никто не просил тебя тогда занимать у всей общаги деньги, ехать к черту на куличики к бандитам, чтоб любой ценой вытаскивать из передряг мою задницу горе-бизнесмена. Ей-богу, оно того не стоило! Раз я облажался, надо было расплачиваться самому.

Но теперь уж, Ленчик, раз так вышло, жизнь ты мою спас, то брат ты мне получаешься, хоть и не по крови. То есть ниточка, что нас с тобой связывает, не простая, а честью и дружбой пропитанная. Так что хошь ни хошь, а никуда тебе от меня не деться. Я тебя и отсюда, с края света, достану.

Не понимаю, почему ты отказался от предложенных мною денег (ну тех, за выпуски телешоу), мог бы заняться записью своего альбома. Лень, твои композиции этого заслуживают, поверь уж мне на слово, у меня нюх на это дело! Приревновал меня к успеху? Признайся честно, брат, очканул?

А зря не взял, между прочим! Все равно эта дрянь все растратила на своих любовников. И опять я после развода у разбитого корыта. Но теперь уж пусть ищет лохов в другом месте. Если работа пойдет, будет еще на нашей улице праздник. Кстати о работе, прикинь, режиссер этого реалити-маски-шоу (а им оказался незабвенный Лев Бенедиктович К.), предложил мне слегка подправить сценарий (после нескольких моих замечаний и советов по ходу) и побыть его личным консультантом на период съемок. За нехилую, заметь, плату. Так что побег в джунгли пришлось пока отложить.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 198
печатная A5
от 642