электронная
96
печатная A5
366
18+
Лабиринты мести

Бесплатный фрагмент - Лабиринты мести

Объем:
156 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-2453-1
электронная
от 96
печатная A5
от 366

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Тот, кто замышляет месть, растравляет свои раны, которые иначе уже давно бы исцелились и зажили.

Поистине, совершая месть, человек становится вровень со своим врагом, а прощая врага, он превосходит его.

Фрэнсис Бэкон

Глава 1

— Чудесно. Просто чудесно! Вот что мне мешало посмотреть статистику до того, как выезжать из отеля? — с трудом скрывая раздражение, пробормотала Вика, глядя на экран телефона.

Судя по данным сайта, информирующем об очередях на границе между Финляндией и Россией, время ожидания составляло почти четыре часа, что было немногим меньше самого пути от Хельсинки до Санкт-Петербурга.

— И что только вы все делали в этой Финляндии? — продолжала злиться Вика, съезжая с трассы, чтобы обдумать дальнейший план действий.

Последние пару дней и без этой задержки были нервными и тревожными. Так что сейчас Вика ощущала себя настолько несчастной, что даже стала испытывать неприятное пощипывание в носу.

— Ну уж нет! — резко одёрнула она себя — Никаких слёз! И никогда из-за Фила!

Вика нервно заплела в косу свои густые, длинные тёмно-каштановые волосы и откинула козырёк машины, чтобы проверить в зеркале, не изменила ли она сама себе, пустив предательскую слезу. К счастью, никакого постороннего блеска в её шоколадно-карих глазах видно не было, и, глубоко вздохнув, она принялась крутить в руках телефон, прикидывая, как лучше поступить.

Попробовать поехать в сторону дома в надежде, что к тому времени, как она доберётся до границы, ситуация изменится в лучшую сторону? По мнению Вики, это было рискованно. Ведь если информация на сайте верна, сил, чтобы доехать до Санкт-Петербурга у неё не хватит. Был уже вечер, и Вика, которая почти не спала ночью, чувствовала неприятную усталость. А это значит, что, если ей не повезёт с границей, нужно будет делать остановку. Но где? Ночевать одной в машине на трассе или в лесу даже в разгар белых ночей опасно. Следовательно, придётся искать отель. Вот только единственные приличные места для ночлега по пути домой, которые были известны Вике, находились в Выборге. А добровольно посещать свой родной город она не согласилась бы ни при каких условиях. Её даже передёрнуло от этой мысли. Так что, тряхнув головой, словно прогоняя эту странную дикую мысль, Вика набрала номер отеля, из которого выехала всего пару часов назад, и принялась вносить в навигатор новый маршрут.

— Ладно. Главное правило мести — подавать её холодной. Что ж, значит, я должна оставаться спокойной. Нельзя поддаваться эмоциям. Только не сейчас, после стольких лет. Я ждала достаточно. Так что несколько дней ничего не решат и мой настрой не испортят. Надеюсь! Два дня коту под хвост! — скрипя зубами, ворчала она, разворачивая машину обратно в сторону Хельсинки.

Известие о том, что Фил со своей невестой Ханной собираются за покупками, Вика встретила с волнительным ликованием и в полной готовности. Девушка Фила, сама того не зная, рыла себе, вернее, своему будущему браку, яму, освещая в интернете, наверное, каждый час своей жизни с указанием мест и окружающих её людей. Вот и на этот раз она гордо сообщила своим подружкам в социальных сетях грандиозную новость о планируемом субботнем шопинге, в котором собиралась «купить всё для медового месяца». К счастью для Вики, это безобразное сообщение, «украшенное» кучей дурацкий эмодзи, содержало не только адреса обязательных к посещению магазинов, но и ресторана, где Ханна и Фил собирались обедать.

Так что, недолго думая, Вика собрала вещи и почти весь вчерашний день провела в дороге, нервничая и репетируя заготовленные речи. Затем была полная переживаний ночь и ранний подъём, чтобы успеть довести свою привлекательную внешность до совершенства. У Вики ушло несколько часов только на то, чтобы выпрямить её безумно непослушные кудри. И понадобилось очень много терпения, ведь в прямом виде волосы хоть и выглядели сногсшибательно, доходя почти до пояса, ужасно мешали.

Однако, к большому разочарованию, все эти мучительные часы ожидания были напрасны, потому что люди, для которых Вика так старалась, отменили свои планы, и теперь она ужасно злилась. На то, что позволила сделать из себя дуру, таскаясь в жару по магазинам в надежде встретить влюблённую парочку. На болтливую Ханну, которая удосужилась сообщить подружкам о своей простуде и о переносе шопинга только несколько часов назад. И особенно на Фила, которого ненавидела с каждой минутой всё больше и больше.

С тех пор как Вика узнала о том, что Фил собирается жениться, не было ни одного дня и ночи, чтобы она не думала о нём. Вернее, о том, что вот он — тот самый шанс отомстить бывшему возлюбленному.

За долгие семь лет она так и не смогла забыть и тем более простить этого человека. А когда социальные сети набрали обороты и вошли в жизнь чуть ли не каждого человека, Вика принялась пристально следить за Филом через них, в надежде найти способ поквитаться. Она сделала перерыв, только когда в её жизни появился Костя. Тогда, два года назад, ей показалось, что она наконец-то избавилась от призраков прошлого. Влюбившись, она действительно на какое-то время забыла о Филе. Окончание учёбы, работа, совместная жизнь с Костей… Вика словно переросла свою боль и обиду. В то время, заходя в социальные сети и глядя на фотографии бывшего парня, она ловила себя на мысли, что больше не испытывает к нему ненависти. Но лишь до тех пор, пока у её врага не появилась другая женщина.

Фил и его подружка так «кричали» о своём счастье, что в душе Вики случилась поломка. Прочитав новость о помолвке, она испытала невыносимую муку от того, что этот так сильно обидевший её человек счастлив. В один короткий миг она потеряла то волшебное спокойствие, к которому стремилась всю свою жизнь. Ночи напролёт Вика прокручивала в голове различные сюжеты мести. Она чувствовала, что если не примет меры, не встретится с Филом, не поквитается с ним, то не простит себя, задохнётся в безысходности и злости от несправедливости мира. Прошлое никогда не оставит её в покое, не даст двигаться дальше. И она никогда не будет счастлива, если не отомстит или хотя бы не попытается это сделать. Фил должен ответить за свои поступки. Он должен понять, каково это — быть изгоем, посмешищем без надежды и будущего. И именно поэтому Вика была намерена разрушить его будущий брак, разоблачить негодяя, показав всем — его родным, друзьям и невесте — какой он подлец и негодяй. Вику даже не мучила совесть из-за того, что она собиралась сделать. Она была полностью уверена — это знак судьбы. Ведь не могло быть совпадением, что её собственная помолвка с Костей состоялась всего на несколько дней раньше, чем у этой глупой Ханны, имевшей неосторожность отдать своё сердце такому мерзавцу, как Филипп Лайне.

***

Вспоминая о неудачах сегодняшнего дня, Вика так завелась, что начала терять над собой контроль. И чтобы избежать необдуманных поступков, ей пришлось приложить немало усилий, заставляя себя отвлечься.

«А что, — размышляла она, прогоняя прочь мысли о Филе. — У меня тоже скоро свадьба. И так как эта бестолковая Ханна поделилась информацией о самых лучших магазинах для подготовки к торжеству, почему бы этим не воспользоваться? Побалую себя завтра перед отъездом красивыми нарядами. Хоть какая-то польза. А то за целый день напряжённых прогулок по бутикам толком ничего и не рассмотрела».

Эта идея Вику так вдохновила, что она даже перестала злиться на ситуацию. Юбки, блузки, купальники, сумки и, конечно же, неприлично дорогие украшения. Она прокручивала в голове список того, чем порадует себя завтра. И особенно ей хотелось купить какое-нибудь сногсшибательное платье, в котором она «случайно» встретит Фила и его невесту на следующей неделе, когда те, наконец, отправятся в свой рейд по магазинам.

— Надеюсь только, что вы не передумаете, потому что мне совсем не интересно мотаться туда-сюда каждые выходные, — проворчала Вика, правда, уже не так угрюмо.

Её настроение из-за предстоящего шопинга заметно улучшилось, и она даже начала подпевать глупой песне по радио, заодно размышляя о том, насколько было бы проще воплотить свой план в жизнь, если бы ей удалось вычислить место жительства интересующей её влюблённой пары.

— Хм! Кстати, а это мысль! — воскликнула Вика, аккуратно съезжая с трассы и хватая в руки телефон. Если Ханна «поехала болеть к маме, чтобы не заразить Фила», о чём она, конечно же, сообщила в комментарии одной из своих подружек, значит, Фил сейчас свободен. А уж зная его, Вика была уверена, что он вряд ли сидит дома, покорно дожидаясь исцеления своей невесты, тем более в летний субботний вечер. Так что дело было за малым — узнать, куда он направился, и мчаться туда, реализовывать свой план.

— Так даже будет лучше, — закусив губу, увлечённо и с надеждой проговаривала Вика, просматривая аккаунты людей, с которыми часто общался Фил. — Ну давай, блондинчик, не разочаровывай меня снова. Дай мне зацепку, где тебя искать.

К сожалению и большому разочарованию, ничего дельного найти ей не удалось. На страницах друзей Фила было так «пусто», словно они все сговорились пропустить сегодняшний день и не заходить в интернет. Активным оставался только один приятель Фила, выложивший недавно скупую фотографию, громко окрестив её «отчёт о рыбалке», хотя ни рыбы, ни даже водоёма в кадре видно не было.

Недовольно поджав губы, Вика собралась продолжить путь, но тут ей на глаза попался дорожный указатель с названием, которое заставило её вернуться к телефону. Ну конечно же! Рыбалка!

— Йонас, Йонас, Йонас, где же ты, приятель, — задумчиво водя по экрану пальцем, приговаривала Вика.

Жизнью неприятного старшего брата Фила она интересовалась мало. И хотя ненавидела этого человека немногим меньше, тратить на него свои силы не хотела. Полный, некрасивый, он и без того был наказан судьбой. Судя по тому, что успела узнать о нём Вика, которой порой казалось, что она действительно знакома со всеми людьми в окружении Ханны и негодяя Фила, этот молодой, но уже уставший от жизни финн со свинячими глазками либо прятался от своих четырёх детей и жены на работе, либо сбегал от родных, проводя время на рыбалке со своим бизнес-партнёром. И именно это его увлечение сейчас так взволновало Вику. Она хорошо помнила одну из фотографий Йонаса, на которой он хвастался своим уловом в обществе Фила и своего компаньона. Её тогда жутко взбесили эти широкие улыбки братцев Лайне. Но самое главное, чем Вике запомнился снимок, это привязанные к нему координаты места, в котором он был сделан.

— Вот она! — победно воскликнула она, найдя фотографию.

«Veljekset kalastajat. Rakastan tätä paikkaa», — гласил сделанный Йонасом комментарий. И у Вики от волнения даже закружилась голова, потому что, если верить информации на указателе и данным навигатора, возможно, сейчас она находилась совсем близко от места пребывания брата Фила, а может быть, и его самого! Конечно, сильно надеяться на такую удачу было наивно. Однако не проверить эту версию она, естественно, не могла.

Несколько раз глубоко вздохнув, чтобы снизить волнение, Вика внесла в навигатор новые координаты и, подкрасив на всякий случай губы, уверенно свернула с трассы. Она так спешила, виляя по ровной ухоженной лесной дороге, что чуть не проехала нужный поворот. Отругав себя за невнимательность, Вика мысленно дала себе установку успокоиться, но, повернув налево, резко остановилась на пригорке, удивлённая и встревоженная открывающимся видом.

Судя по данным бортового компьютера, до нужного места оставалось всего ничего. Вот только вместо тихого рыболовного оазиса, который она ожидала увидеть, обнаружился совсем другой пейзаж. Внизу, среди валунов и сосен, на берегу ровной глади озера стоял небольшой дом, окружённый несколькими строениями. А это означало, что в нём кто-то жил. Но кто? Неужели ей повезло и она нашла место жительства Фила? И как ей теперь поступить? Вернуться, пока её не заметили, и попытаться выяснить детали, или продолжить путь и экспериментировать на ходу? Но не поставит ли она этим под удар свой план?

Впрочем, подумав, Вика решила, что вряд ли что-то сможет испортить. Прежде всего ей нужно было встретиться с Филом, заставить его о себе думать, соблазнить, завлечь и только тогда действовать. Конечно, было бы лучше сразу познакомиться и с его глупой невестой, чтобы упростить схему получения приглашения на свадьбу, без которого разоблачение Фила могло стать не таким эффектным. Но после сегодняшней неудачи Вика решила не ждать нового подходящего случая для встречи с парой и попытать счастья, раз уж выпал такой шанс.

«В конце концов, — думала Вика, — сначала нужно выяснить, кто владелец дома. А вдруг мне действительно повезло, и это сам Фил или его гадкий братец. Но даже если и нет, не просто же так Йонас писал, что любит здесь бывать. Значит, местный житель имеет отношение к чете Лайне и может быть мне полезен».

Что же до легенды, объясняющей её неожиданное появление в этом безлюдном месте, то Вика и думать особенно не стала. В такую жару оправдать свой визит было проще простого. Мол, ехала в Хельсинки, увидела на навигаторе озеро и решила искупаться.

Так что, распустив волосы и сменив удобные балетки на роскошные босоножки с высоким каблуком, Вика гордо подняла голову и нажала на педаль газа, спеша на встречу судьбе.

Глава 2

Съезжая вниз, Вика старалась внимательно рассмотреть двор и прилегающие к нему строения. Дом из-за деревьев с дороги просматривался не очень хорошо, однако, судя по его размерам, здесь вряд ли проживала большая семья. Небольшой, бревенчатый, с широкими окнами, облицованный снизу камнем с односкатной крышей, упирающейся в землю и покрытой то ли травой, то ли мхом. Дом выглядел мило и необычно интригующе. Напротив него, слева, ближе к лесу стояло большое, по виду даже больше, чем дом, прямоугольное серое здание, которое, судя по стоящему рядом трактору, исполняло роль гаража-сарая. Справа расположилась зимняя беседка с такой же, как у жилого дома, скошенной крышей, под которой была устроена поленница. А посередине этого двора, облагороженного широкими каменными дорожками, раскинулся, привлекая внимание, внушительный сад камней! Вика даже притормозила, чтобы рассмотреть его получше, ведь совсем не ожидала обнаружить в простой финской деревне подобное культурно-эстетическое сооружение Японии.

— Эти финны совсем уже сбрендили со своей тягой к гармонии с миром, — проворчала она, правда, с улыбкой, потому как этот островок для медитаций ей очень понравился. Вика поймала себя на мысли, что эта затея не лишена смысла. Маниакальное стремление к полному погружению в природу наблюдалось у обеих этих культур. И, судя по всему, местные жители были на правильном пути к быстрому освоению учения дзэн.

Весело хихикая над своими размышлениями, Вика медленно отпустила педаль тормоза, но тут же резко вдавила его обратно, так как в этот самый момент из-за дома вышел человек, от вида которого она не могла даже пошевелиться, не то чтобы управлять транспортным средством. Высокий и стройный, он был так сильно похож на Фила, что у Вики вспотели ладони и сбилось дыхание. Конечно, рассмотреть лицо с такого расстояния она не могла, но как будто знала этого мужчину. И именно в этот момент Вика поняла, насколько не готова к встрече. Память сразу стала наполняться картинами прошлого. И, к сожалению, вовсе не теми болью и обидой, что питали её ненависть все эти годы. К своему ужасу, сейчас Вика словно снова ощущала на себе поцелуи Фила, его объятия. Слышала слова, что он шептал в минуты близости. Он был её первым и долгое время единственным мужчиной. Именно он открыл в ней женщину, заставив почувствовать себя нужной, любимой, особенной и единственной. Всё это был Фил. Ведь когда-то она любила его. Любила так сильно, что, оказывается, до сих пор помнит каждое прикосновение, каждый вздох и взгляд.

От осознания всего этого Вика так запаниковала, что резко повернула руль машины, стремясь поскорее уехать. Она не сможет посмотреть в глаза Филу, не сможет отомстить, пока не успокоится и не обдумает свои внезапные реакции.

К сожалению, развернуться на узкой дороге, ограниченной глубокими, выложенными камнем водоотводами, у неё не получилось. Спуск к дому был крутым, и, чтобы подняться обратно, давить на педаль газа следовало как следует. Однако делать это Вика не решалась, боясь скатиться в канаву. Впрочем, как и сдать назад, чтобы увеличить место для разворота. Честно говоря, сейчас Вике казалось, что она висит в воздухе, потому что и сзади на экране парктроника, и перед капотом видела лишь пустоту. И это заставило её паниковать ещё больше. Машина принадлежала её так называемому дяде — серьёзному и довольно суровому мужчине, обожающему свой дорогущий «мерседес» -джип. А учитывая, что он знать не знал о том, что его «племянница» отправилась в путешествие, да ещё и на его авто, заставляло Вику холодеть от ужаса. Если с машиной что-то случится, ей несдобровать. Не спасёт даже защита Нины, её так называемой тёти, давшей разрешение на поездку. Особенно если она узнает куда обожаемая родственница на самом деле укатила. Ведь и тётя, и Костя уверены, что Вика сейчас отдыхает у друзей под Зеленогорском. Так что, стоя поперёк дороги, полностью её перегородив, она боялась пошевелиться, разрываясь между желанием поскорее уехать и нежеланием объясняться с близкими.

— Проблемы? — услышала Вика хрипловатый нервный голос.

От неожиданности она вздрогнула, резко повернувшись к открытому окну, и тут же вздрогнула вновь, потому что стоявший рядом мужчина напугал её не только своим неожиданным появлением. Он был так похож на маньяка из фильмов ужаса, что Вика не на шутку занервничала. Широкоплечий, сильный, судя по рельефу мышц, брюнет в нелепой светлой бандане. Без рубашки, в джинсах и с большим топором в руке. Он выглядел так угрожающе, что Вика осторожно осмотрелась по сторонам и аккуратно отстегнула ремень безопасности, прикидывая чем можно попытаться защитить себя в случае необходимости. У неё имелись знакомые финны. И хотя в общем и целом это был дружелюбный народ, она знала, что они неохотно пускают в свою жизнь чужаков, тем более вторгающихся без спросу на их территорию. Но чтобы встречать людей вот так, с рубящим орудием!

Вика снова опасливо покосилась на топор в руках незнакомца и неуверенно заглянула ему в глаза, пытаясь понять его мотивы.

— О, нет, нет, не бойся. Я просто дрова рубил, — спохватился мужчина, проследив за её взглядом. Он положил топор на землю и выставил вперед ладони, давая понять, что не имеет дурных намерений. — Что-то случилось? Как ты тут оказалась? — нахмурившись поинтересовался он.

— Ехала в Хельсинки, увидела на навигаторе озеро, решила искупаться. Не думала, что это так далеко от трассы, — пробубнила Вика заготовленную речь, но тут же удивлённо вскинула брови.

«Так, стоп! Он что, всё это время говорил по-русски, или я не заметила, как перевела?»

Конечно же, Вика знала финский. Для Фила этот язык был таким же родным, как и русский, потому она и начала учить его, как только представилась возможность. Однако сейчас из-за волнения она действительно не была уверена в том, на каком языке говорил её собеседник.

— То есть ты не ко мне приехала? — удивился мужчина, всё-таки по-русски.

— Нет. Извините. Уеду, как только развернусь, — разочарованно проговорила Вика, глядя на этого полуголого брюнета. Она только сейчас поняла, что перед ней Марк Ланц, компаньон Йонаса. И теперь недоумевала, как могла принять его за Фила. Видимо, она настолько устала, что сознание легко сыграло с ней злую шутку, выдавая желаемое за действительное, так как у стоящего перед ней лесного дровосека не было с Филом ничего общего. Тёмные, выразительные, глубоко посаженные глаза с густыми короткими ресницами и длинными бровями, резкие черты лица, широкие скулы, чёткий контур губ и смуглая кожа. И хотя этого небритого «разбойника» определённо можно было назвать красивым, до светловолосых голубоглазых прекрасных принцев, таких как Фил или Костя, он явно не дотягивал.

Между тем её новый знакомый медленно отошёл в сторону, чтобы дать машине проехать, вот только уверенности в этом вопросе у Вики по-прежнему не было. Она действительно сомневалась в том, что сможет развернуться, потому что сейчас совсем не чувствовала габаритов пятиметрового гиганта дяди. Выйдя из машины, Вика некоторое время рассматривала масштаб проблемы, удивляясь тому, как вообще умудрилась поставить такой крупный транспорт почти перпендикулярно дороге, а затем повернулась к хозяину дома.

— Вы не могли бы мне помочь развернуться? — мягко спросила она, с трудом сдерживая улыбку, потому что компаньон Йонаса резко выпрямился и теперь судорожно почёсывал шею, пожирая её глазами.

Что ж, эти взгляды Вике давно были знакомы. Мало кто из представителей сильного пола оставался рядом с ней спокойным. И этот, само собой, не был исключением. Она, конечно, уже успела отметить, с каким восхищением он оценивал её пышную гриву волос, пухлые губы, большие тёмные глаза, аккуратный носик и мягкий контур лица, пока она сидела в машине. Однако совокупность внешности и фигуры, по всей видимости, окончательно лишила парня дара речи. Впрочем, ничего удивительного, ведь именно на такой эффект Вика и надеялась, собираясь на встречу с Филом. Она редко пользовалась косметикой, потому что и без того была яркой, однако сегодняшний день требовал особых решений. И после нескольких манипуляций с тенями и тушью оторвать от неё взгляд было почти невозможно. Ну и, конечно же, правильно выбранная одежда. Стильный шёлковый жемчужного цвета сарафан выделял тонкую талию, плавные бёдра и небольшую высокую грудь. Босоножки увеличивали и без того немалый рост и подчёркивали длинные стройные ноги. Неудивительно, что у этого Марка настолько сбилось дыхание, что ему пришлось откашляться, прежде чем ответить.

— Да, конечно, — тряхнув головой, словно выходя из транса, смущённо ответил он. — Только… Сейчас я слишком грязный и мокрый, не хочу пачкать салон… Скоро начнётся дождь, и мне нужно успеть кое-что доделать, а затем займусь машиной. Хорошо? Я недолго. Можешь пока, если хочешь, подождать в доме, чай там выпить или… ну что найдёшь, — торопливо и немного виновато проговорил мужчина, вытирая руки о грязные джинсы и снова хватаясь за топор.

«Серьёзно? Дождь? Пожалуй, так меня ещё никто не пытался удержать», — хихикнула про себя Вика, недоумённо посмотрев на небо. Да, над озером действительно собрались небольшие тучи, но с виду они были вполне безобидные и совсем не дождевые.

— Поверь. Будет. И сильный! — разгадав её мысли, сверкая ровными белыми зубами, растянулся в довольной улыбке компаньон Йонаса, ловко перепрыгивая через водоотвод, а затем обратно на дорогу.

— Ладно, дам тебе время со мной пофлиртовать, раз ты так этого хочешь, — тихо проговорила заинтригованная Вика, которой вдруг стало очень весело и безумно интересно, чем и как живёт этот странный человек. А может, ей даже повезёт, и у неё получится узнать что-то новое и полезное о братьях Лайне.

Грациозно перебравшись на другую сторону дороги через салон машины, Вика медленно направилась к дому и чуть не рассмеялась, наблюдая за тем, с какой суетой и скоростью её новый знакомый принялся наводить порядок в своей холостяцкой берлоге. То, что он жил здесь один, было понятно сразу. Разбросанные одежда и полотенца, грязная посуда, которые сейчас стремительно исчезали в посудомоечной и стиральной машинах. Полное отсутствие каких-либо свечей, вазочек, цветов, картин и домашних побрякушек. Эдакая грубоватая хижина отшельника, оформленная в серо-бело-синих тонах с редкими элементами пестроты в виде диванных подушек, которые он совершенно очевидно получил в подарок от какой-нибудь своей подружки, стремящейся добавить в интерьер яркости. Впрочем, несмотря на наблюдаемый аскетизм в дизайне, этот дом Вике нравился. Чистый, без подтёков и пятен на мебели и стенах, светлый, уютный. Здесь было вполне комфортно.

Маленькая прихожая плавно переходила в небольшую кухню, оформленную в тёмно-серый, под камень, цвет и в точности повторяющей фактуру пола. Слева от кухни, под той самой странной односкатной крышей, находилась внушительная гардеробная. Не очень удачная, по мнению Вики, идея. Так как вытяжки в доме не было, а дверь в эту комнатку-шкаф, судя по всему, закрывалась нечасто. Передвижная барная стойка рядом с мягким бежевым диваном, расположенным справа от кухни; большой телевизор над маленьким камином и подвесное полусферической формы кресло в углу заканчивали композицию. Дальше параллельно гостиной была расположена комната, выполняющая, по всей видимости, функцию кабинета-библиотеки. И вторая, немногим больше, чем кабинет, спальня с низкой широкой кроватью, парой тумбочек и потрясающим видом на озеро. В этом доме было всё настолько просто и компактно, что для его изучения Вике даже не пришлось выходить за пределы гостиной. Все двери были настежь открыты, включая и ванную комнату, расположенную рядом с кухней, в которой просматривались большая душевая кабина и, конечно же, сауна. Однако тесным это жильё не казалось. Видимо, из-за окон, которые были везде. Почти во всю стену в гостиной, над раковиной на кухне и по два больших окна в каждой комнате.

— У тебя что, аллергия на стены или ты боишься вампиров? — улыбнулась Вика, весело глядя на хозяина дома.

— Что? — растерялся тот, пятясь к выходу. — Стены? А, это… нет, мне просто нравится панорамный вид, — принялся оправдываться он, надевая обувь и заодно указывая гостье то на кухню, то на гостиную. — Прошу, располагайся.

— Подожди. Мы ведь так и не познакомились. Меня Виктория зовут, — кокетливо заявила она, протягивая руку.

— Да, я… Марк, — нервно пробубнил мужчина и тут же стремительно вышел из дома, так и не ответив на рукопожатие.

Судя по направлению движения, доделывать свои «неотложные» дела хозяин дома отправился в сарай. Так что Вика спокойно прошлась по дому, изучая быт Марка и обдумывая, может ли ей пригодиться новое знакомство.

Этот человек как приятель Йонаса никогда особенно её не интересовал. В социальных сетях он появлялся редко, да и то в основном только затем, чтобы поделиться информацией о проблемах водных грузоперевозок или всякой прочей неинтересной Вике деловой информацией. По большому счёту всё, что она о нём знала, это то, что его зовут Марк Ланц. Он тридцатилетний ровесник Йонаса и совладелец их общей фирмы «Аhti shipping LTD», занимающейся морскими грузоперевозками. Из информации на сайте компании, где Вика, конечно, не забыла побывать, следовало, что у этих бизнесменов было чёткое разделение труда. Йонас вёл дела у себя на родине, а Марк в России. И теперь ей была любопытна национальность последнего.

Вика небрежно пожала плечами, размышляя, стоит ли попробовать задержаться в гостях подольше. С одной стороны, провести время с человеком, который хорошо знаком с братьями Лайне и, может быть, будет чем-то полезен, куда веселее и приятнее, чем маяться от безделья в отеле. С другой — этот Марк явно покорён её внешними данными и, если она останется, скорее всего, попытается соблазнить. Однако заводить нового поклонника в планы Вики совсем не входило. Достаточно было и того, что она собиралась флиртовать с Филом за спиной у Кости.

Погружённая в свои мысли, Вика лениво блуждала по дому Марка, отмечая для себя всякие мелочи. Баночка хорошего крема в холодильнике, женский шампунь и большая упаковка презервативов в открытой прикроватной тумбочке. Всё это указывало на то, что время от времени этот холостяцкий мир нарушает некая дама. Весело хихикая, Вика заглянула в кабинет, полюбопытствовать, каким книгам её новый знакомый отвёл целых две стены от пола до потолка. Ей нравились книги, нравились люди, которые их читали. И хотя библиотека Марка состояла в основном из фантастики, щедро разбавленной корабельной и технической литературой, плюсик хозяину дома за любовь к бумажным изданиям Вика всё же поставила.

Улыбнувшись, она уже собиралась выйти из комнаты, но тут её взгляд упал на стол, где среди папок с рабочими бумагами лежала открытка, от вида которой у Вики внутри всё сжалось и похолодело. О, она хорошо знала этот «документ». Ханна обсуждала вид, шрифт и форму приглашений на свадьбу не один день. И сейчас Вика была крайне взволнована, ведь цвет приглашения Марка был не розовый, зелёный или бежевый. Он был голубой. А это означало, что его обладатель является близким другом или членом семьи со стороны жениха.

— Так, значит, ты один из тех «счастливчиков», который вхож в семью! Вот так так!

Вика быстро заглянула внутрь конверта и почувствовала, как у неё нервно и часто забилось сердце. Приглашение было на двоих, но пока в поля с именами был вписан только Марк, и у Вики от волнения даже голова закружилась.

— А вот это уже действительно интересно! Ну что, Марк Ланц, поздравляю тебя, похоже, ты только что стал моим страховочным билетом на свадьбу, — задумчиво проговорила Вика, выглядывая в окно, чтобы определить местоположение хозяина дома.

К счастью, Марк всё ещё ковырялся у сарая, так что несколько минут на изучение информации и обдумывание ситуации у неё было. Выяснить, с кем он проводит время, особого труда не составило. На фотографиях в социальных сетях Марк появлялся только с одной девицей, которая отмечала его везде, где только могла. Но на её счёт Вика не переживала. Эта Мила слишком активно пыталась убедить окружающих, что они с Марком пара. Однако если бы у них было что-то серьёзное, то она давно была бы вписана в приглашение, тем более что являлась подружкой Ханны. Правда, сейчас истинные чувства этой парочки Вику не волновали. Пусть делают что хотят и любят друг друга хоть до конца жизни, но только после свадьбы Фила. А до тех пор Марк должен принадлежать ей. Причём целиком, полностью и так, чтобы выполнять любой её каприз. Но как влюбить в себя человека, о котором ничего не знаешь и который вот-вот может попросить покинуть его дом?

«Так! — принялась размышлять Вика. — Фантастика, сноуборд, которым он увлекается, судя по некоторым фото, рыбалка и грузоперевозочный бизнес… ни в чём из этого я не разбираюсь. И если Марк не любитель поговорить о себе, то поддержать эти беседы будет сложно. Остаётся сравнительный анализ жизни в России и Финляндии. Тема, конечно, ёмкая и в теории открывающая много дверей в изучении личности собеседника. Вопрос только, захочет ли Марк её поддержать?»

Честно говоря, поведение этого мужчины Вику всё больше настораживало. Он возился во дворе уже неприлично долго, и она начала волноваться. Ему, безусловно, понравилась её внешность, но тогда почему он не спешит начать общение, прикрываясь каким-то мифический дождём, который, по его мнению, вот-вот начнётся? Теперь, когда Вика решила использовать Марка в своих целях, ей было необходимо во что бы то ни стало посадить его на крючок, влюбить в себя, но для этого нужно здесь задержаться. Вот только как это сделать? Выпить пиво или противную водку, которые она видела в холодильнике, а затем обмануть, что сделала это «случайно» и пока не может сесть за руль?

От этой шальной мысли Вика сморщилась и даже немного поёжилась. Она редко употребляла алкоголь, а уж к данным напиткам испытывала особенное отвращение. Тем более что большого смысла издеваться над собой, поглощая эту жидкость, не было. Много она всё равно не выпьет, а так как в Финляндии разрешено какое-то количество промилле, выставить её вон при желании Марку труда не составит. Более того, кто знает, как он относится к выпивающим женщинам.

Но что же такого придумать? Сказать, что подвернула ногу? Пойти искупаться в озере? Фена у Марка она не увидела, а с её шевелюрой сушить голову можно и до завтрашнего утра. Не выставит же он её за дверь с мокрой головой и риском простудиться. Или выставит? Тем более что без укладки её причёска превратится в жуткий некрасивый комок неприлично кудрявых волос, которые будут торчать во всех направлениях и которые она потом очень долго не сможет расчесать.

— Думай, Вика, думай! — ворчала она сама на себя, глядя, как Марк направляется к дому. Он, приставил к крыше лестницу, немного по ней поколотил. Повозился со сливным отверстием слева от дома, пытаясь затолкнуть или, наоборот, вытащить из него какую-то палку. А затем, резко взглянув в сторону озера, бросил своё занятие и, переодевшись в загадочном сарае, рванул к её машине.

Вика так увлеклась этим зрелищем, что даже забыла, о чём думала. Влажное от пота напряжённое мускулистое тело, сосредоточенное серьёзное лицо. Сейчас этот парень казался ей очень симпатичным, правда, ещё более странным. Вместо того чтобы просто развернуть её машину, что, надо сказать, он сделал очень мастерски, Марк зачем-то загнал её под навес и чуть ли не бегом направился к дому.

Правда, гадать о причинах его спешки Вике пришлось недолго. Как только за Марком закрылась дверь, на улице мгновенно потемнело и засверкало. Причём разряд молнии и почти сразу последовавший за ним грохот были такими неожиданным, что Вика даже вскрикнула.

— Как ты узнал? — ошарашенно выглядывая в окно, спросила она, ведь то, что творилось на улице, можно было назвать настоящим стихийным бедствием. Плотная стена проливного дождя, мигом превратившая землю в грязь. Гнущий деревья ветер, угрожающий вырвать их с корнем. А частые вспышки и зловещее рычание неба так пугали, что Вика инстинктивно отошла от окна и, поёжившись, обняла себя за плечи.

— Когда проводишь много времени на природе, чувствуешь такие вещи, — с широкой улыбкой ответил Марк, подходя ближе. Он взял с дивана плед, протянул его Вике и заговорил с ней так, словно она маленькая девочка: — Не бойся, у меня есть громоотвод, дому ничего не угрожает. Так же как и тебе. Я посплю на диване, так что спальня в твоём распоряжении.

— Спальня? — Вика в недоумении уставилась на Марка. Конечно, она рассчитывала задержаться здесь на несколько часов, но уж точно не собиралась проводить ночь с незнакомцем в глуши чужой страны. Да ещё если учесть тот факт, что никто из её родных и знакомых знать не знает, где она на самом деле находится.

— У меня в Хельсинки отель заказан, — неуверенно принимая от хозяина дома плед, пробормотала она.

— Что-то срочное? — как ни в чём не бывало отозвался Марк. — Я к тому, что уже довольно поздно, а такая буря быстро не пройдёт. Дом стоит в низине, так что ехать в темноте под проливным дождём по незнакомой местности и, скорее всего, местами уже размытой дороге не самая удачная мысль. Машина у тебя, конечно, мощная, но… Если всё же решишь, не переживай, я тебя обязательно подстрахую, сопровожу, куда скажешь. Только пускай хоть немного стихия успокоится, к чему рисковать?

Марк мило улыбнулся и направился в сторону ванной, но затем вернулся к своей гостье.

— Ты не против, я приму душ? День был длинный и… Не испугаешься побыть немного одна? — он указал на окно и вопросительно поднял брови. А Вика хоть и изобразила серьёзный задумчивый вид, отвечая лёгким кивком, на самом деле едва сдерживала улыбку.

Она не боялась грозы, как ошибочно предположил Марк. Однако ему об этом знать не обязательно. Раз уж небеса к ней сегодня благосклонны и позаботились о том, чтобы она осталась в этом доме, упускать такую возможность было бы большой ошибкой.

«Что ж, это хороший знак, — успокоившись, потирала руки Вика, когда хозяин дома удалился в ванную. — Этот Марк явно не имеет ничего против моего присутствия, так что и сочинять небылицы не придётся. А он, кстати, молодец. Надавил на жалость и совесть, незаметно сославшись на усталость, но при этом выставил себя благородным рыцарем, готовым ради прекрасной дамы пренебречь своим покоем. Да и о моих водительских способностях, которыми он явно не впечатлён, слова не сказал. И это так мило, что он отпросился в ванную, думая, что мне страшно».

Вика весело улыбнулась, но тут же себя одёрнула. Да, ей повезло, что Марк оказался симпатичным и воспитанным. Однако нельзя было забывать, что он мужчина, в доме которого ей предстоит провести какое-то время. И вообще, стоит ли принимать его приглашение? Конечно, его мотивы более чем понятны. Марк живёт один, ему скучно. Тут приезжает прекрасная незнакомка, застревает в его логове, застигнутая врасплох разыгравшейся стихией. Он её спасает, предлагая кров, ночлег и, само собой, рассчитывая на благодарность. Но вот что делать ей, Вике? С одной стороны, оставаться на ночь с едва знакомым человеком не очень-то нормально, тем более пребывая в статусе невесты. С другой… для неё Марк не такой уж и незнакомец и не только может стать её проходным билетом на свадьбу Фила, но и поделиться важной информацией о семействе Лайне. А это значит, что нужно разработать стратегию общения, тем более если она собирается посадить его на крючок, не допуская лишнего.

— Ну, и почему ты так хорошо говоришь по-русски, без акцента? — пошла в наступление Вика, как только Марк вернулся в гостиную. Она кокетливо моргнула глазами и присела на край дивана, вкладывая в свою позу одновременно и смирение, и бесконечный интерес к хозяину дома.

С мокрыми волосами, в белоснежной футболке, светло-серых мягких брюках и босыми, удивительно ухоженными для живущего на природе человека ногами, Марк выглядел таким домашним, молодым и взъерошенным, что Вика, как ни старалась, не могла скрыть весёлой улыбки.

— Это потому, что я русский. Живу на две страны. Вообще-то, мы с тобой соседи по городу. Обычно я провожу в Питере не меньше времени, чем здесь, последние несколько лет даже больше, — с радостью отозвался Марк, разворачиваясь к кухне.

Он надавил на одну из плиток и поднял часть пола, открывая доступ к погребу, отчего Вика вскочила с места, с изумлением глядя на хорошо освещённую ведущую вниз лестницу. Она никак не ожидала обнаружить в этом простом с виду доме подобный сюрприз и сейчас едва держалась, борясь с желанием отодвинуть Марка и заглянуть в подвал первой.

— Выпьешь что-нибудь? У меня довольно приличный выбор, можно сказать, на любой вкус, — хвастался тем временем Марк, спускаясь вниз.

— Да это просто Пещера Чудес! — восхищённо воскликнула Вика, заходя следом и рассматривая аккуратные стеллажи, с одной стороны заставленные всевозможными красивыми банками с соленьями, а с другой бутылками. К её удивлению, это ухоженное, выложенное под кирпич помещение было немногим меньше кухни над ним, и справиться с эмоциями у Вики получилось не сразу. — Всегда поражалась способностью и, главное, готовностью финнов жить «на отшибе», когда вокруг на километры никого. Но вот теперь, пожалуй, понимаю, почему они так любят сидеть дома. И много у тебя таких тайных комнат?

Она весело посмотрела на Марка и довольно улыбнулась. Немного смущённый, он с наигранно деловым видом выбирал вино, судя по всему, очень гордясь тем, какой эффект на гостью произвело его жилище.

Впрочем, Вика действительно была впечатлена и заинтригована. Сильный, мужественный, спортивный, с хорошими реакциями, судя по вождению. Тактичный, симпатичный мужчина с садом камней во дворе и винным погребом на кухне. Всё это, конечно, взволновало её инстинкты. Вика призналась себе, что получает удовольствие от этого флирта. Ей было даже немного жалко, что Марк находится на стороне врага и никогда не сможет стать её другом.

— Есть ещё один погреб рядом с домом. Тут ландшафт и земля очень интересные, много камней, так что поддерживать температурный режим просто. Места там намного больше, но заполнить пока нечем. Вот когда обзаведусь семьёй, буду пользоваться. К дому пристройки сделаю, они в проекте были. Тогда и будет повод соорудить ещё одну «тайную комнату», — Марк мило улыбнулся и, взяв какую-то бутылку, развернулся к лестнице. Однако Вику этот внезапный поворот в разговоре очень воодушевил, и упускать момент, чтобы вывести Марка на нужную тему, она не стала.

— Хочешь большую семью? — Она отошла вглубь погреба и сделала вид, что увлечена изучением банок с соленьями. — Сейчас так много свадеб, наверное, это какой-то брачный вирус.

Вика с широкой улыбкой посмотрела на Марка и тут же чертыхнулась про себя, понимая, что поспешила с подобной беседой. Застыв вполоборота, хозяин дома не только не поддерживал её весёлости, но и смотрел с таким странным выражением лица, что было даже неуютно.

— Я видела приглашение на свадьбу у тебя в кабинете. Извини, если сунула нос не в своё дело. Просто свадьбы — это так волнительно. Особенно для меня, потому что я ни разу ни на одной не была, — спасая положение, промурлыкала Вика. Она кокетливо пожала плечами и медленно подошла к Марку. — Я не хотела злоупотреблять гостеприимством, мне было скучно, — тихо проговорила она, проходя мимо так близко, чтобы он ощутил её аромат, но не имел возможности коснуться.

— Угу… ничего… кхм, — закашлялся позади неё Марк, на что Вика победоносно улыбнулась, ведь терпеть можно было расслабиться.

Проведённый вместе вечер, разговоры, вино, ночь под одной крышей. Очень скоро Марк будет думать, что он сам решил взять её с собой на свадьбу Фила. А уж если ей завтра снова повезёт с погодой и жара вернётся, то Вика решила непременно окунуться в озере. Пускай Марк увидит её во всей красе.

Она была так довольна собой, что тут же предложила хозяину дома помощь на кухне. А когда он отказался, принялась потягивать терпкое вино, отвечая на его вопросы. Тем более что это было несложно и неопасно для дела, так как Марк не спрашивал ничего особенного. Выяснив, что она работает учителем английского языка в школе, он поинтересовался лишь тем, не сильно ли погода нарушила сегодня её планы. А когда Вика ответила, что цель её поездки обычный шопинг, он проглотил это как должное и личных вопросов больше не задавал. Общение с этим человеком вообще приносило Вике удовольствие. Забавный и милый, Марк охотно рассказывал о себе, своей работе и очень активно поддержал беседу о различиях в образе жизни двух соседствующих стран. Единственное, в чём он был сдержан, это разговоры о семье и близких. Как Вика ни старалась, как ни развивала эту тему, узнать ей удалось очень мало. Кроме того, что почти вся родня Марка жила в Финляндии и иногда, но не часто, приезжала к нему порыбачить, ей удалось выяснить только два важных факта. Первое — соседом Марка являлся родной брат его отчима, что решало вопрос по уходу за домом во время длительного отсутствия хозяина. А второе — его компаньон, видимо, был хорошо знаком с этими людьми, потому что когда приезжал к Марку в гости, то почему-то предпочитал останавливаться на ночь именно там, у соседей, а не в доме коллеги. Упоминание о брате Фила Вику так взбудоражило, что она чуть не выдала себя назвав Йонаса по имени. К счастью, Марк в это время отвлёкся на телевизор, по которому шла какая-то местная передача, и ничего не заметил. Ну а вскоре и сама Вика с интересом принялась следить за событиями на экране, засыпая своего собеседника вопросами о том, кто есть кто в мире финского шоу-бизнеса и чем знамениты нынешние герои. И хотя эта тема была ей не особенно интересна, объяснения Марка немного отвлекали от бесконечного потока юмора в передаче. Диалоги, которые она якобы не понимала, были настолько смешными, что несколько раз Вике приходилось убегать в ванную комнату, чтобы посмеяться. Но когда Марк подготовил для неё спальню, она похвалила себя за решение скрыть от него знание языка.

— Лучше не закрывай дверь. Кондиционера в доме нет, будет не так жарко, — заботливо предупредил он. — А если по правде, то лучше было бы запереть тебя на все замки мира от греха подальше, — выходя из комнаты, пробубнил Марк на финском, отчего Вика, в который раз за сегодня, едва удержалась от смеха.

Глава 3

Вика проснулась от яркого солнечного света и режущего нос неприятного запаха. Не сразу сообразив, где находится, она потянула на себя покрывало, но тут же застыла, не смея пошевелиться. Судя по звукам, за её спиной храпел мужчина, и этот факт Вику совсем не радовал. Неужели Марк забылся и перебрался ночью в её кровать? Но ведь никто из них не был пьян, чтобы действовать неосознанно. Ужин был простым и вполне сытным, вина они выпили немного. Так что Марк вряд ли мог забыть, что уступил спальню гостье. Или он пришёл сюда специально? Вот только какой в этом смысл? Лечь рядом в глупой надежде на главный приз? Не самый удачный способ покорить девушку, особенно если по утрам от тебя несёт удушающей смесью испорченной рыбы и мокрого ковра.

Первое, что увидела Вика, осторожно повернув голову к своему соседу по кровати, это огромные карие глаза, в упор смотрящие на неё, налитые кровью оттянутые нижние веки и огромный слюнявый язык, тянущийся к её лицу.

Придя в ужас от подобного зрелища, Вика заорала так, что ей самой заложило уши, и, резко вскочив с кровати, кинулась к выходу.

— Что, что случилось?! — Марк перехватил гостью в дверях и, взяв за плечи, осторожно развернул к себе лицом.

— Убери это! — визгнула Вика, указывая на кровать и прячась за своим спасителем.

— Фу ты! Напугала! — весело улыбаясь, проворчал Марк, подходя к кровати. Он ласково потрепал огромного вонючего сенбернара по голове, но, когда снова повернулся к Вике, нервно прочистил горло и развернулся обратно к собаке. — Ты… кхм, кхм… Почему ты… не одета?

— А тебя только это удивляет? Со мной-то просто, мне жарко. А вот как это чучело попало в мою кровать, тебя не тревожит? — фыркнула в ответ Вика, с трудом пряча улыбку, потому что реакция Марка на её внешний вид не заставила себя ждать, и скрыть это не могли даже его широкие шорты. Она же своей наготы совсем не смущалась. Вика знала, что выглядит превосходно, и сейчас, оправившись от испуга, была, пожалуй, рада появлению монстра на соседней с ней подушке и очередной спасательной операции. Ей нравилось, как выглядит хозяин дома, и нравились собственные ощущения. Взъерошенный, немного заспанный, милый, тёплый и интригующий. Марк выглядел таким уютным, что Вике очень хотелось к нему прикоснуться. Хотелось проверить на ощупь мягкость его кожи, провести пальцами по замысловатой татуировке на ключице, поиграть с ним, увидеть в его глазах восторг и желание. Все эти мысли Вику не только заводили, но и радовали. Это означало, что, кокетничая с Марком, ей не придётся притворяться заинтересованной. А значит, и он на сто процентов поверит в её якобы зарождающиеся чувства и выполнит любой каприз за обещание близости. От осознания собственной неотразимости и сладостной власти над этим мужчиной у Вики даже мурашки пробежали по телу.

— Не похоже, что тебе жарко, — тут же отозвался Марк, указывая на её напрягшиеся соски, однако тут же покраснел, как варёный рак.

Судя по всему, он так растерялся, что сам удивился тому, что озвучил свои мысли. Впрочем, несмотря на это, победить природу и отвести глаза от своей гостьи у Марка не получалось. Он как заворожённый медленно разглядывал плавные изгибы идеального тела, а когда заметил тонкую золотую цепочку на талии Вики, нервно вздохнул и с силой прикусил губу.

— Прошу, оденься! — с трудом отводя взгляд, хрипло пробормотал он, хватая пса за ошейник и спешно уводя его из комнаты.

— Итак, поскольку моё голое тело тебе больше не угрожает и ты снова в безопасности, может быть, объяснишь, как эта лохматая тряпка попала в спальню?

Вика весело улыбнулась, входя в гостиную, полностью игнорируя дружелюбно влияющего ей хвостом пса.

— Никакая это не тряпка, — обиделся за собаку Марк. — Его зовут Добби. Он приходит ко мне, когда к соседям приезжают дети и внуки. Он уже немолод, устаёт от большого семейного внимания. Я утром входную дверь открыл, чтобы было прохладнее, вот он и воспользовался «приглашением». Правда, обычно он дальше гостиной не заходит. Видимо, ты ему очень сильно понравилась.

— О, я польщена, — усмехнулась Вика, направляясь к двери. — Вот только благодаря твоему другу я терпеть тоже пахну, как залежалая мочалка.

Выйдя на улицу, Вика потянулась, наслаждаясь свежестью утра, и направилась к своей машине. Вчера мысль о том, чтобы покинуть дом и промокнуть под проливным дождём, забирая из салона вещи, её совсем не вдохновляла. Зато сейчас сменить свой роскошный наряд на удобную лёгкую футболку и джинсовую юбку было бы очень кстати. День ожидался жарким, а разгуливать в узком сарафане по окружающей местности было неудобно.

— Ты что, уезжаешь? — Марк растерянно встал на дороге, преграждая Вике путь, и неуверенно улыбнулся. — Останься ещё! Ты же хотела искупаться. Вода в озере очень чистая, а после грозы заряжена природой. Незабываемо. Правда.

Марк сделал несколько небольших шагов в её сторону и замер в ожидании. А Вика, хоть и веселилась всей душой от подобного приглашения, сделала вид, что всерьёз его обдумывает. Конечно же, она собиралась провести день на свежем воздухе, у воды, покоряя сердце Марка. Однако ему об этом знать необязательно. Пускай считает, что очаровал её своим предложением. Мужчинам необходимо думать, что они что-то решают.

— Хорошо, — со смиренным кокетством улыбнулась Вика. — Я только переоденусь и с удовольствием прогуляюсь до озера, а заодно послушаю про твои владения и особенно сад камней. — Она смущённо хлопнула ресницами и посмотрела в глаза Марка так, словно только и ждала повода остаться с ним подольше.

— О. Правда? Ладно… — засуетился Марк, который, кажется, был не готов к этой победе. — Я только отвезу Добби домой. Он хоть и свободный эльф, но старый, и хозяин за него всегда очень волнуется. Нам никому не хочется, чтобы он кончил, как его книжный тёзка, — Марк хихикнул собственной шутке, спешно заталкивая пса в старый джип, а затем развернулся к своей гостье. — Хочешь поехать со мной? Это недалеко… — Он замялся, видя, как она отрицательно покачала головой, а затем подошёл к Вике почти вплотную и посмотрел так, что у неё от волнения сбилось дыхание. — Если честно, я ужасно боюсь, что не найду тебя здесь, когда вернусь, потому что до сих пор не уверен, что ты настоящая. Прошу, не исчезай, не заставляй меня думать, что я сошёл с ума и ты мне не приснилась.

Сказав это, Марк быстро запрыгнул в машину и рванул с места, а вот Вике понадобилось время, чтобы прийти в себя после подобного откровения. То, как он смотрел на неё, то каким голосом говорил. Казалось, что в его словах скрыт какой-то тайный смысл или опасное заклинание. Вике действительно было не по себе. Впрочем, поразмыслив, она пришла к выводу, что и не должна чувствовать по-другому. Фил, Йонас, Марк — все они были угрозой так или иначе. И хотя Марк не сделал ей ничего плохого, он просто не мог быть хорошим человеком, раз связал свою жизнь с семьёй Лайне.

***

Припарковавшись в подземном гараже дома дяди, Вика глубоко вздохнула и нехотя поплелась к лифту. Зайдя в пустую квартиру «родственников», она убрала ключи и документы на машину в ящик стола роскошного кабинета, однако покидать своё бывшее жильё на этот раз почему-то не спешила.

Вика не любила оставаться в этом богатом доме. Здесь, среди дорогих картин и дизайнерской мебели, она до сих пор ощущала себя так же, как в тот день, когда впервые сюда попала. Грязной, напуганной, обиженной, опустошённой и брошенной оборванкой. Ни тогда, ни сейчас Вика не понимала, кто или что заставило Эдуарда и Нину Ланцовых приехать за ней в ту деревню, привести в свой дом и заботиться как о близком человеке. Впрочем, это было не так уж важно. И хотя её новая семья никогда не отрицала того, что между ними нет кровной родственной связи, Вика любила этих людей, особенно свою приёмную тётю. Эта чуткая женщина быстро завоевала доверие подозрительной девушки. Более того, через какое-то время Вика хоть и тайно от всех, но стала считать её матерью, которой у неё никогда не было.

Почувствовав предательское пощипывание в носу от нахлынувших воспоминаний, Вика резко себя одёрнула и устало улеглась на широкую кровать своей комнаты. Забавно, но с тех пор, как три года назад дядя купил ей квартиру и она уехала отсюда, здесь ничего не изменилось. Те же шторы, мебель, книги, одежда в шкафу, которую она не взяла с собой в новой дом. И то же неприятное ощущение неопределённости, страха совершить ошибку и самое ужасное — сомнения.

— Черт тебя побери, Марк! — воскликнула Вика, кидая подушку в зеркало напротив кровати.

Взглянув на своё отражение, она сначала с силой прикусила губу, а затем закрыла лицо руками, пытаясь спрятаться от собственных мыслей. Вика не понимала, что с ней случилось и как она умудрились совершить столько необдуманных поступков за один неполный день. После истории с Филом она никогда не позволяла себе расслабиться настолько, чтобы поддаться эмоциям и начать действовать импульсивно. Но тем не менее сегодня только и делала, что шла на поводу своих желаний, не задумываясь о последствиях и пренебрегая всеми правилами.

Взять хотя бы её странное и глупое стремление приготовить завтрак.

После того как Марк повёз Добби к хозяину, Вика так старалась на кухне, что превзошла саму себя. Она отлично готовила, хотя очень не любила этого делать. До сегодняшнего утра единственный человек, ради которого она добровольно отправлялась на кухню, был Костя. Да и то случалось это не так уж часто. И было совершенно непонятно, почему ей так понадобилось накормить Марка. Уж точно не для того, чтобы произвести на него ещё большее впечатление, ведь он и без того был покорён. Отчего же ей так хотелось, чтобы он оценил её таланты? Да, Марк производил впечатление хорошего парня и нужен ей для дела. Однако это знакомство не продлится долго. Тогда какой смысл так перед ним стараться?

На эти вопросы ответа у Вики не было. Тем более что реакция Марка здорово мешала анализу. Он так искренне восхищался хрустящим панини с ветчиной и сыром, словно никогда не ел ничего подобного. А когда Вика поставила перед ним тарелку сырников с бананом и мёдом, он от удивления чуть не опрокинул вилку.

— Когда ты всё это успела? Меня же не было от силы полчаса, — с восторгом глядя на гостью, удивился Марк. — М-м-м, это не еда, это пища богов! — с аппетитом уплетая десерт и прикрывая от удовольствия глаза, приговаривал он. — Ты что, добавила туда какую-то волшебную пыльцу, чтобы свести меня с ума? Теперь даже не знаю, смогу ли тебя отпустить, ты же повар-волшебник! — улыбался Марк. И хотя прежде Вика слышала и более восторженные отзывы о своих кулинарных способностях, почему-то именно после этой похвалы перестала себя контролировать.

Охваченная странным необъяснимым безрассудством, она принялась заигрывать с Марком, рассказывая, какие блюда ей особенно удаются и обещая их ему приготовить. По какой-то причине ей вдруг очень захотелось, чтобы он пошёл дальше в своих ухаживаниях. И когда Марк пригласил её прогуляться, льнула к нему при любом удобном случае. Однако, к невероятному удивлению Вики, этот мужчина словно боялся к ней прикоснуться, отходя каждый раз, когда она оказывалась в опасной близости. Он, конечно, помогал ей спуститься с пригорка или переступить через корни деревьев, проводя небольшую экскурсию по своим владениям. Но как только видел, что его помощь больше не требуется, тут же одёргивал руки. Это было настолько странно, что, когда они вернулись к дому, оказаться в объятиях Марка стало для Вики не только делом принципа, но и залогом успеха в реализации своего плана. Ведь если Марк не идёт на контакт из-за того, что хранит верность своей финской подружке, придётся постараться, чтобы это изменить, иначе он не возьмёт её с собой на свадьбу Фила.

— А ты знаешь что-нибудь о схеме создания сада камней? — спросил Марк, подводя гостью к небольшой скамейке и указывая на дворовую достопримечательность. Почти всю прогулку он говорил либо о своей земле, обрушивая на Вику подробности быта финского землевладельца. Либо пытался выудить информацию из её жизни, не давая перевести тему в нужное русло. Так что, когда Марк задал этот вопрос, Вика быстро ухватилась за возможность добиться от него того внимания, на которое рассчитывала.

— Немного. Если я правильно помню, наблюдатель всегда должен видеть равное число камней, в какой бы точке ни стоял.

Вика бросила беглый взгляд на обсуждаемую конструкцию, делая вид, что считает камни, и тут же прижалась к Марку, словно желая проверить их количество с его позиции.

— Всё верно, — после небольшой паузы ответил он, явно растерянный поведением гостьи. — Но, как видишь, у меня пока не получается этого добиться. Для успеха операции нужно передвинуть центральный камень, но загвоздка в том, что именно под ним повадился спать местный лис. А раз природа его отметила, значит, он единственный стоит правильно.

Говоря это Марк снова попытался отстраниться от Вики, но на этот раз позволять ему и дальше изображать из себя недотрогу она была не намерена.

— Давай посмотрим, что можно сделать, — промурлыкала Вика, пытаясь забраться на валун. Она знала, что не сможет подняться самостоятельно, и Марку, хочет он этого или нет, просто придётся прийти ей на помощь. Так что, когда он подошёл и положил руки ей на талию, пытаясь приподнять, Вика сделала вид, что поскользнулась, и упала в его объятия.

— Впрочем, мне и так всё нравится, — прошептала она, разворачиваясь к нему лицом и кокетливо заглядывая в глаза. — Особенно то, что ты всё время меня спасаешь. От опасного разворота, от грозы, от скучного шопинга, от большой собаки, а теперь ещё и от падения.

Говоря всё это Вика очень старалась изобразить смущение и для пущей убедительности часто опускала глаза и теребила футболку Марка. Правда, играть стыдливость сейчас ей было очень трудно. Судя по прерывистому дыханию и тому, как крепко Марк к ней прижимался, бросая жадные взгляды на её губы, он уже не владел ни собой, ни ситуацией. С трудом сдержав победную улыбку, Вика снова робко взглянула на Марка, однако на этот раз отводить глаза не стала, смирившись с обстоятельствами. Ей не очень хотелось так скоро сдавать позиции и позволять себя целовать, однако выбора не было. Чтобы охмурить Марка и стать его парой на свадьбе Фила, она была обязана дать ему больше, чем несколько безобидных объятий. Так что абсолютно неважно, произойдёт это сейчас или неделей позже. Тем более что Вике хотелось поскорее закрыть этот вопрос и сосредоточиться не на пустых «отношениях» с Марком, а на Филе и разрушении его жизни.

— Я… Я знаю, что ты… мы… — Марк отстранился от Вики так резко, что она едва не упала. А затем развернулся к ней с таким лицом, что стало понятно: он попросит её уехать. Вот только подобный сценарий Вику совсем не устраивал, а теперь ещё и безумно злил. Если она не в состоянии заполучить какого-то простофилю, не обременённого семьёй и серьёзными отношениями, то что будет, когда дело дойдёт до Фила? Ведь красота и способность покорять мужские сердца — это не только её единственное оружие, но и основа всего плана. И что же ей делать, если Фил тоже не захочет изменять невесте?

«Ну уж нет, Марк, ты меня не выставишь вон. Ни одному мужчине я такого не позволю! Ты меня не только поцелуешь, но и будешь сохнуть по мне до конца своих жалких дней!» — злилась про себя Вика.

Лучезарно улыбнувшись и сделав вид, что не заметила изменений в настроении хозяина дома, она плавно обогнула скамейку и, не оглядываясь, направилась в сторону пляжа.

— Ну и где этот твой знаменитый природный фокус, о котором ты говорил на прогулке? — крикнула она, подойдя к небольшому пирсу, рядом к которым были пришвартованы две лодки.

Вика не была уверена, что Марк пошёл за ней, так что, когда он почти сразу взял её за руку и потянул к едва заметной тропинке справа, дёрнулась от неожиданности и глупо хихикнула. То, что он не развернул её к дому и не посадил насильно в машину, велев уехать, было хорошим знаком, однако настроение Марка Вике всё равно очень не нравилось. Сосредоточенный взгляд, поджатые губы, он словно решал в уме сложную задачу. Правда, когда они вышли из-за деревьев, она была так поражена увиденным, что на какое-то время и думать забыла обо всех своих тревогах и планах.

— Ничего себе фокус! — с восхищением воскликнула Вика, снимая обувь и ступая на гладкий исполинский камень. Этот монолит был таким ровным, что издалека его вполне можно было принять за небольшой пляж. Но и на этом чудеса не заканчивались. В центре находилось небольшое углубление, наполненное кристально чистой водой, словно какой-то волшебник решил устроить здесь причудливый природный бассейн.

— Потрясающе! — повернувшись к Марку, воскликнула Вика. Она схватила его за руку и потащила к воде. — Здесь можно купаться? Я не очень хороший пловец, но просто не могу себе позволить не окунуться. Далеко он от берега тянется? — Вика осторожно потрогала пальцами ног воду и указала на продолжение камня, скрывающегося в озере.

— Вообще-то да, а потом сразу обрыв, — весело отозвался Марк. — Я даже не могу предположить, каких размеров этот валун на самом деле. Мы видим лишь часть, только то, что на поверхности. А сколько ещё скрыто в лесу…

Но дослушивать его Вика не стала. Быстро скинув одежду, она рванула к воде и с визгом нырнула.

— А ты? — подплыв обратно к берегу и ухватившись руками за край каменной глыбы, принялась кокетничать она.

— О нет, я пас. Там столько всякой живности. Жуки, пауки, зубастая рыба, лягушки, змеи и, как мне кажется, даже пиявки, — небрежно отмахнулся Марк.

— Кто? — Вика с ужасом огляделась по сторонам и попыталась забраться обратно на берег.

Однако сделать это оказалось не так просто. Руки и ноги постоянно соскальзывали, и в конце концов ей пришлось сдаться.

— Может, поможешь? — рявкнула она на Марка, который всё это время стоял с глупой улыбкой, явно наслаждаясь ситуацией.

— А разве вы, прекрасные русалки, боитесь лесных обитателей? — рассмеялся он, протягивая ей руку и помогая выбраться из воды. — Не злись! — тихо проговорил он, притягивая Вику к себе. — Я не удержался от глупой шутки, только потому, что знал, как непросто здесь самому подняться на берег. Всё дело в том, что мне, оказывается, нравится тебя спасать.

Сказав это, Марк на секунду задумался, серьёзно глядя Вике в глаза, а затем крепко прижал её к себе и нежно поцеловал.

Как и когда они оказались в природном бассейне посреди камня-пляжа, Вика не помнила. Чем крепче целовал её Марк, тем слабее становилось ликование от победы над ним, уступая место сладкому возбуждению.

Вику настолько поглотили тёплые яркие волны удовольствия, разливающиеся по телу от каждого прикосновения, что она не сразу заметила опасность. Более того, если бы Марк не отвлёкся, ненадолго оторвавшись от ласк, она бы не задумываясь позволила ему пойти до конца. Лёжа под ним в тёплой воде и обхватив его талию ногами, Вика словно сквозь сон услышала свой голос, с хриплым придыханием умоляющий этого едва знакомого мужчину не останавливаться. Нетерпеливо выгибаясь и прижимаясь к Марку, она осознала происходящее, только когда до неё дошёл смысл собственных слов. Поняв, что только что сообщила о приёме противозачаточных, следовательно, и готовности принять нового любовника прямо сейчас, Вика резко замерла, а затем с силой оттолкнула Марка и рванула к дому.

Молниеносные сборы, во время которых Марк тщетно пытался извиниться и завести диалог. Трудная и долгая дорога, наполненная душевными переживаниями. И вот она сидит в квартире дяди и тёти, не решаясь ехать домой, напуганная неопределённостью, совершёнными ошибками и самое ужасное — сомнениями.

Анализируя результаты поездки, Вика с удивлением поняла, что переживает вовсе не из-за угрызений совести от интрижки с Марком. Сейчас её тревожило не то, насколько близко она допустила к себе другого мужчину, а собственная неожиданно сильная реакция. Она оказалась такой мощной, что становилось не по себе. И это была большая, очень большая проблема. Ведь ей не только понравилось целоваться с Марком, она наслаждалась той любовной игрой, которую спровоцировала. И самое ужасное заключалось в том, что дело было вовсе не в симпатии к этому мужчине. Ни его приятная внешность, ни сильное тело не волновали её до тех пор, пока он к ней не прикоснулся. И если она чуть не потеряла голову от поцелуев с неинтересным, ничего не значащим для неё партнёром Йонаса, что будет, когда она останется один на один с Филом? Человеком, которого когда-то боготворила, которого помнила все эти годы, о любви которого мечтала несмотря ни на что? Ей же придётся с ним целоваться, придётся позволять ласкать себя, вновь пробовать на вкус его сочные губы. Придётся оказаться с ним в одной постели, ощутить запах его кожи, упираться руками в твердую грудь…

От нахлынувших воспоминаний о Филе Вика почувствовала такой сильный блаженный трепет и приятную тяжесть в животе, что едва удержалась от стона. Она даже мечтательно улыбнулась, представляя, как приятно будет снова обнять этого красавца, утонуть в бездонной синеве его глаз и обязательно услышать, что он бесконечно скучал и страдал без неё все эти годы.

— Дура, дура, дура! Забыла, что он с тобой сделал? — крикнула она в пустоту, ужасаясь собственным мыслям.

Вика крепко зажмурилась, заставляя себя вернуться в тот день, когда она, избитая и остриженная почти наголо, без денег и вещей была вынуждена идти пешком несколько километров, чтобы добраться до дома, в котором её никто не помнил и не ждал. Однако сегодня эти воспоминания, подпитывающие её ненависть все предыдущие годы, почему-то не производили должного эффекта. Вика то и дело ловила себя на мысли, что никогда ни с кем не обсуждала случившееся, а значит, знала только свою часть истории. Но что, если она что-то упустила, не поняла? Вдруг Фил тогда искал её и не нашёл? Ведь, кроме её сумасшедшей бабки, никто и понятия не имел, куда она могла бы направиться. Или она просто ищет ему оправдание, потому что на самом деле хочет не отомстить, а вернуть Фила?

— Нет! — визгнула Вика, обхватив себя руками. — Он виноват! Виноват во всём! Он едва не разрушил мою жизнь! Ни о каких чувствах и речи быть не может! Я затащу его в кровать и изображу близость. Но только для того, чтобы пригласить на это зрелище всех участников свадебной церемонии, которых получится. Всех! Его родителей, негодяя брата и невесту, чтобы они тоже примерили на себя ту безысходность и боль, как когда-то я. Они считали меня проблемой и угрозой для их безупречной семьи, что ж, я с радостью узаконю этот титул.

Вновь ощутив привычные гнев и раздражение при мысли о Филе, Вика снова обрела себя. Успокоившись и взяв себя в руки, она пришла к выводу, что все её нынешние сомнения и безумные мысли — это просто влияние тех людей, в окружении которых она находилась последние годы. Дядя, тётя, Костя, они, должно быть, «заразили» её верой в то, что мир не без добрых людей. И только поэтому она ищет хорошее там, где его никогда не было и не будет.

Глава 4

Бросив ключи от своей квартиры на консольный столик в прихожей, Вика устало вздохнула и поплелась в сторону ванной. Костя, так же как и её дядя, должен был вернуться из командировки завтра, так что у неё было время привести и себя и свои мысли в порядок.

— Ого! Что случилось с твоими волосами? — Костя появился из гостиной так неожиданно, что Вика от испуга вскрикнула и прижала руки к груди.

— Почему ты дома? — неуверенно улыбнулась она, стягивая с руки резинку, чтобы убрать в хвост торчащие во все стороны пакли.

— Закончил раньше и решил сделать тебе сюрприз. Я так соскучился по своей прекрасной невесте. Неделя без тебя — это целая вечность. — Костя притянул Вику к себе и, страстно поцеловав, развернул её в сторону спальни. Уложив на кровать, он принялся спешно скидывать с неё одежду, однако Вике от подобного приветствия было не по себе. В любой другой день она была бы в полном восторге, но не сегодня. Из-за того, что выглядела как чучело, так как озёрная вода превратила её волосы в половую тряпку с длинным запутавшимся ворсом. И особенно из-за того, что, прежде чем заниматься любовью с Костей, ей отчаянно хотелось принять душ, который смыл бы не только дорожную пыль, но и недавние прикосновения другого мужчины. Вика чувствовала себя настолько грязной, что никак не могла расслабиться. Только сейчас она до конца осознала, как много позволила Марку и какой безумной, непоправимой ошибкой это могло закончиться. Ей казалось, что на её теле не осталось ни одного сантиметра, к которому бы он не прикоснулся, и Вику это ужасало.

— Я скоро вернусь. Мне неловко, я… не очень чистая, — вырываясь из объятий любимого, пробормотала Вика. Однако Костя в ответ лишь крепче прижал её к себе и улыбнулся своей ослепительно-белоснежной улыбкой.

— Никуда ты не пойдёшь! Ты всегда такая красивая, ухоженная и настолько безупречная, что этот неожиданный образ маленькой ведьмочки сводит меня с ума. Я даже рад, что застал тебя врасплох, не расчёсанную, потому что теперь знаю про тебя всё. Ты на самом деле идеальна!

Он хохотнул, глядя на причёску Вики. А она, хоть и не стала больше сопротивляться, принимая его внимание, ощущала себя прескверно. Она ведь чуть не изменила ему с едва знакомым человеком. И ради чего? Ради призрачной надежды оказаться на свадьбе другого, ненавистного ей мужчины? К счастью, умелые ласки Кости очень скоро заставили Вику забыть обо всех её душевных терзаниях, уступая место удовольствию. В его объятиях было так хорошо, уютно и спокойно. Своими словами и действиями Костя словно очистил её тело и душу, приведя к пониманию того, насколько всё вокруг неважно, если рядом есть любимый.

***

— Ну, так что с тобой такое приключилось? Ни за что не поверю, что ты по доброй воле намочила волосы вдали от фена.

Костя заботливо отодвинул для Вики стул, приглашая её за стол и открывая коробки с заказанной из ресторана едой. Вообще-то, чтобы полностью забыть своё недостойное поведение в Финляндии, Вика была решительно настроена приготовить на ужин нечто особенное. Занимаясь любовью с Костей, она полностью освободилась от чувства вины из-за интрижки с Марком, и теперь ей оставалось только успокоить совесть за своё кулинарное предательство. Однако порадовать своего мужчину изысканными блюдами у Вики не получилось. То ли не желая ждать, то ли жалея свою уставшую невесту, Костя решил этот вопрос по-своему. И когда Вика вышла из ванной, её уже ждала ароматная еда.

— Я упала в озеро, — соврала она, делая вид, что увлечена изучением доставленных блюд.

Обсуждать с Костей своё недавнее времяпрепровождение Вика, конечно, не могла. Однако и держать в себе информацию о поездке тоже была не в силах. Ей очень хотелось поделиться с ним своим душевным дисбалансом, попросить совета, защиты. И потому она решила быть откровенной настолько, насколько это возможно в данной ситуации.

— Ты только не ворчи на меня, но выходные я провела не в Зеленогорске, а в Хельсинки. Просто вы все всегда так нервничаете, когда я куда-то еду, особенно на машине, что я не решилась вам сказать о своих планах. Ты бы отговаривал, а Нина ни за что бы не дала мне «мерседес» Эдуарда, если бы узнала, что я поехала дальше, чем за сто километров от дома.

— Хм. Ладно, — недоверчиво покачав головой, пробормотал Костя. Ему явно не понравились слова Вики, однако он старательно делал вид, что его не задел обман невесты. — Ты сегодня прямо ходячий сюрприз.

Он немного помолчал, видимо, обдумывая как правильнее отреагировать на ситуацию, и, к большому облегчению Вики, выбрал позицию друга, а не строгого учителя.

— А ещё ты, оказывается, очень смелая, раз решилась на такую дорогу на машине Эдуарда, — улыбнулся Костя, целуя Вику в макушку. — Он с ума сойдёт, если узнает. Вспомни, сколько нервов было, когда ты машину в прошлый раз взяла. А ведь тогда это была безобидная поездка по магазинам. Ты хотя бы догадалась стереть данные с видеорегистратора? Зеленогорск Эдуард, возможно, сможет переварить, а вот Финляндию… Кстати, зачем ты туда рванула?

— Регистратор почистила! — гордо сообщила Вика, с аппетитом уплетая салат. — А поехала, потому что… Одна моя… старая знакомая из Выборга выходит замуж. Она живёт в Хельсинки, и мы не то чтобы дружим. Но побывать в мире красивых нарядов, тортов и цветов мне полезно. Там подготовка вовсю идёт, это интересно. Правда, съездила я впустую. Свадьба планируется с размахом, мне всё это не подходит. Да ещё и ничего купить не успела. Зато умудрились нырнуть в озеро на обратном пути. На границе была пробка, и такая жара стояла. Вот я и решила заехать освежиться, но берег был скользкий, и в результате только время потеряла, так как пробка никуда не делась. Такая история.

— Ладно, — Костя снова немного нахмурился, давая понять, что совсем не одобряет поездку, однако говорить вслух этого не стал. Вместо того чтобы поругать её за безрассудство, он, к удивлению Вики, подсел ближе и, обняв, уткнулся ей в шею. — Я рад, что ты наконец-то начала думать о свадьбе. Мне тоже не близка идея торжества, как ты говоришь, «с размахом». Поэтому предлагаю вот что: как только мы с Эдуардом подпишем договор, я сразу увезу тебя на какой-нибудь тропический остров. Только представь — ты, я, пальмы, тёплый песок, коктейли и, если захочешь, тихая свадьба на берегу моря.

— Мне нравится. — Вика отложила приборы и уселась Косте на колени. — Не терпится сменить фамилию.

— О, так это просто коварный план по смене фотографии в паспорте? Ты поэтому за меня выходишь? — хохотнул Костя, но тут же принял виноватый вид. — В четверг мы с Эдуардом Георгиевичем улетаем в Данию на неделю. Потом, возможно, в Норвегию… Это последняя долгая поездка, обещаю! — быстро добавил он, видя, как Вика надула губки. — Дела почти закончились. Дальше мы с твоим дядей сами по себе. Несколько командировок по паре дней, и я весь твой! Кстати, ты уже решила, как поступишь с работой? Останешься или уйдёшь?

— Не знаю. Сейчас я не хочу об этом думать. Давай сначала определимся с датой свадьбы. — Она крепко обняла Костю и глубоко вздохнула. — Я тоже обещаю, что больше не поеду так далеко одна. Эта поездка была большой глупостью. Но ты, если хочешь, можешь забрать ключи от моей машины с собой, для подстраховки. Я её как раз в среду забираю из сервиса.

Вика весело улыбнулась и снова вздохнула. Однако на этот раз вовсе не от печали или горечи сомнений, а от блаженного облегчения. Сейчас, в объятиях Кости, она была полна решимости оставить своё прошлое в прошлом. Как он верно отметил, скоро у неё будет новый паспорт, новое имя и новая жизнь.

Глядя в большие голубые глаза своего жениха, любуясь пушистыми ресницами и пухлыми губами, перебирая в руках его светлые, немного вьющиеся мягкие волосы и прижимаясь к крепкому телу, Вика никак не могла понять, с чего она вообще решила, что не будет счастлива, пока не отомстит Филу? Она ведь почти не вспоминала о нём с момента знакомства с Костей. И у неё нет ни малейшего желания думать о старых обидах, когда рядом любимый мужчина. Так что, снова проанализировав ситуацию, Вика пришла к выводу, что её просто задело известие о свадьбе бывшего парня. Да и то только потому, что она сама недавно согласилась вступить в брак и не хотела, чтобы кто-то ощущал такую же радость, особенно люди, которым она не желала ни добра, ни семейного благополучия.

Впрочем, о поездке в Финляндию Вика вовсе не жалела. Конечно, искать встречи с бывшим, ночевать в доме незнакомого мужчины и флиртовать с ним было неправильно. Однако, как ни странно, это помогло ей не только понять силу своей любви к Косте, но и осознать всю степень нелепости затеи с местью.

«Да Фил уже давным-давно наказан! Мало того, что женится на какой-то серой мыши, неотличимой в толпе от своих блёклых подружек. Так он ещё и ничего не добился в жизни, работая на подхвате в фирме своего папочки», — размышляла Вика, раздосадованная тем, что не догадалась посмотреть на ситуацию под этим углом раньше. Сейчас ей было даже смешно думать о своих недавних планах. Ведь появиться перед Филом во всей красе и сообщить о своих успехах было бы жестоким шагом. Он всего лишь неудачник, женящийся на глупой заурядности. Тогда как она — яркая красавица, от которой теряют голову практически все мужчины, выбравшая в спутники жизни само совершенство.

Да ей достаточно было просто поговорить с невестой Фила, рассказать о Косте, показать его фотографию, и Ханна сама бы отменила свадьбу, поняв, что её выбор очень далёк от понятия «идеальный мужчина». Конечно, Фил был высок, привлекателен и хорош в постели. Однако добавить к этому списку положительных качеств больше нечего. А вот перечислять достоинства Кости можно было бесконечно: под два метра ростом, с прекрасной фигурой, смуглой кожей и выразительными чертами лица — он, в отличие от бездельника Фила, в свои тридцать два уже возглавлял успешную консалтинговую компанию, говорил на трёх языках и даже умел рисовать. Очень красивый, обеспеченный, умный, щедрый, идеальный. Невозмутимый и серьёзный в работе, дома Костя всегда оставался весёлыми и добрым. С ним никогда не было скучно. А уж что до романтики, то здесь жениху Вики просто не было равных.

Они познакомились в бизнес-центре, где располагался офис Эдуарда. Вика тогда поскользнулась на мокром полу вестибюля и разбила себе колено. А подоспевший на помощь Костя, заехавший в здание по делам, как он сам позже признался, в этот же момент был ранен в самое сердце её красотой. Через полгода невероятных свиданий, цветов, подарков и путешествий он сделал Вике предложение прямо на борту авиарейса «Санкт-Петербург — Париж». И хотя тогда она его не приняла, по возвращении с той поездки он уговорил её жить с ним вместе. Недоверчивая и немного напуганная таким стремительным развитием событий, Вика поначалу очень переживала. Она боялась, что подобная спешка может разрушить эти важные для неё отношения. Однако шло время, а их союз становился только крепче и лучше. Так что, когда в начале июня Костя привёл её на крышу Исаакиевского собора, выше смотровой площадки, и, сравнив с обитающими там ангелами, снова спросил о свадьбе, Вика не задумываясь сказала «да».

Правда, поразмышлять о своём новом статусе ей толком не удалось, потому что уже на следующий день её ждали новые эмоции и заботы. Оказалось, что предприимчивый Костя, который, оказывается, давно всё продумал, приобрёл для их будущей семьи роскошные апартаменты и даже подготовил к ремонту нынешний дом. Переезд в её небольшую по сравнению с Костиной квартиру, машина как подарок на помолвку, встречи с дизайнером. От всего этого у Вики голова шла кругом. А после того, как в очередном скучнейшем разговоре с дамой, оформляющей их новый дом, Костя очень серьёзно принялся размышлять, какую из комнат нужно оставить под детскую, Вика решила взять перерыв и заниматься пока только свадьбой. Её безумно утомляли бесконечные обсуждения внутреннего убранства квартиры и постоянный выбор отделочных материалов и покрытий. Прожив бо́льшую часть жизни в крохотной комнатке с низким потолком, Вика до сих пор не очень понимала, зачем людям нужно так много лишнего пространства. Конечно, ей нравились апартаменты дяди, большая уютная квартира Кости и её собственная роскошная евродвушка — щедрый и необъяснимый подарок «родственников». Однако привыкнуть к тому, что во всех этих домах есть комнаты, в которые жильцы почти не заходят, Вике было трудно. Именно поэтому она сухо обозначила своему жениху предпочтительную цветовую гамму в оформлении, чётко дала понять, чего хочет от кухни, и, заявив, что верит в рай в шалаше, пообещала принять участие только в выборе кровати.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 96
печатная A5
от 366