электронная
80
16+
Лабиринт. Право на выход

Бесплатный фрагмент - Лабиринт. Право на выход

Объем:
82 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0053-8694-6

ЛОВУШКА ЛАБИРИНТА. ПРАВО НА ВЫХОД

Вид вечерних домов всегда действовал на Ариса умиротворяюще. Пролетая мимо, он заглядывал в светящиеся окна и видел счастливые семьи за ужином, родителей, умиляющихся своему чаду. От этих картин становилось легко и одновременно грустно. Сколько раз он одергивал себя, не позволяя подглядывать, но все бесполезно. Хотелось прикоснуться к чужому счастью.

Арис припарковал летательную капсулу на площадке 1125 этажа и вошел в свою маленькую квартирку. Могла бы у него быть квартира и побольше, и дом он мог себе позволить. Но к чему это? Он возвращается домой поздно вечером — есть и спать. Арис человек одинокий. Не повезло ему с женой. Родители позаботились о нем с детства. Их с Вероничкой познакомили едва дети научились говорить. Арис и Вероничка сдружились, а когда немного подросли им объяснили, что они будут мужем и женой, и оба обрадовались. Вероничка, хорошенькая и задорная, всегда смешила Ариса и он не хотел расставаться с девочкой ни на минуту. Отец Ариса работал главным инспектором по надзору за разработками ресурсов на колонизированных планетах и в командировках бывал чаще, чем дома. А отец Веронички под его началом возглавлял ревизионную службу. И часто сослуживцы отправлялись в длительную командировку вместе. Если такое случалось Вероничка с мамой гостила у них дома, где детям было раздолье. Выдумщица и заводила, в отличие от серьезного Ариса, девочка стала ему лучшим другом.

— Очень уж она бойкая, — вздыхала мама, — но девочка хорошая, вы будете счастливой семьей.

Подросшая Вероничка отказалась выходить замуж и достигнув совершеннолетия отправилась в составе экспедиции на вновь колонизированную планету. Перед отлетом она объяснилась с Арисом.

— Что толку заводить семью, Арис? Человечество вырождается. От поколения к поколению девочек рождается все меньше. Женщины не способны родить больше одного ребенка. Искусственные эмбрионы гибнут. Нас как собак записывают с детства для создания семьи.

Ты не думай, — ее голос дрогнул, на глаза навернулись слезы, — я люблю тебя, очень люблю. И мы могли бы прожить долгую и счастливую жизнь, но мне так не нравиться. Все не нравится. Может в других мирах нас ждет иная жизнь?

Так и остался Арис без жены. Он до сих пор искренне верил — они с Вероничкой созданы друг для друга.

Переодевшись в домашнюю одежду, он мельком посмотрел в зеркало и увидел высокого мужчину 30 лет в хорошей физической форме, весьма заурядной внешности. Блеклые голубые глаза, ничем не примечательное лицо. Светлые волосы свисали отросшими прядями на лоб, кое-где за ушами начали завиваться. Стричься у робота не хочется, а в салон записаться нет времени. Надо все-таки постричься, пока он не начал пугать своим видом окружающих. Арис критически осмотрел себя в зеркале. Вряд ли какая-нибудь женщина из-за него захочет развестись с мужем.

Конечно, можно обратится в брачное агентство. Лет за пять они гарантируют подыскать девушку с одной из присоединившихся систем. Арис видел их на межпланетной станции. Настоящие красотки. Но ему хотелось, чтобы жена, пусть и не такая красивая, была своей. Как девчонка с соседней улицы. Как Вероничка.

Арис налил в стакан воды и залпом выпил. Одиноким в воду вечером добавляли специальное средство, вполне безобидное, гарантирующее, что мысли о радостях плоти не возникнут и к утру он отлично выспится.

Дрянное настроение накрыло с головой. Все раздражало. Есть не хотелось. С информационной системы поступил рабочий сигнал.

Опять работа! Он толком в дом не успел войти.

Арис курировал гляциологическую станцию на Новом Марсе. Чистейший марсианский лед, поставлявшийся на Землю, можно сказать, находился в руках Ариса. Должность большая, но мечтал он о научной карьере. И тем не менее, неудачником себя не считал.

На экране активированной персональной системы дежурный выглядел обескураженно.

— Докладываю: лед в хранилище тает! Аварийная ситуация!

— Уточните, что вышло из строя? — строго спросил Арис.

— Все технические показатели в норме. Инженерные бригады работают сутки, но поломок не обнаружено. Источник тепла установить не удается.

— Сутки работают в аварийном режиме, а я только сейчас об этом узнаю? — Арис разозлился, но быстро взял себя в руки — дежурный не виноват.

— Какая там температура?

— Минус 10, шеф.

— При минус 10 лед тает?

— Тает, шеф. Подключили насосы, воду откачивают в резервуары.

Усталость Ариса как рукой сняло.

— Я немедленно возвращаюсь. Собери всех — чтобы технический совет присутствовал в полном составе.

Совет во главе с Арисом изучал показатели до утра и не пришел ни к каким выводам.

Связались с руководителем марсианской технической службы. Он выглядел растерянным, но бодро рапортовал, что все системы исправны.

— Вылетаем сейчас, — кивнул Арис начальнику аварийной группы.

В космолете пока сон не сморил его, Арис, он думал о загородном доме «Ромашковый луг», где прошло его беспечное детство. После смерти родителей дом пустует, Арис платит высокие налоги, ведь на территории поместья есть родниковая вода, а такая роскошь стоит дорого. Слишком много воспоминаний связано с этим домом. Продать его кажется кощунством, как будто предаешь родителей. Оставлять тоже ни к чему.

Воспоминания незаметно сменились глубоким сном и когда Арис открыл глаза, увидел в иллюминаторе силуэт станции.

Атмосфера Нового Марса, которую многие не переносили из-за разряженного воздуха, на Ариса действовала ободряюще. Здесь, на неприветливой планете, он чувствовал себя нужным.

Без проволочек Арис приступил к делу. В специальных костюмах он с группой аварийщиков спускался в самые недра Марса — туда, где хранились чистейшие глыбы льда. На ходу Арис слушал Сириуса — руководителя аварийной службы. Сириуса и Ариса связывали не только служебные отношения, но и дружба, возникшая из общего увлечения.

Раз в год Арис брал отпуск, чтобы подняться в горы. Восхождение на вершину, голую, неприступную, с которой открывались захватывающие виды — вот, что было его отдыхом.

Альпинизм стал его страстью, необходимостью. Арис мечтал в одиночку покорить все высочайшие вершины Земли. Но из-за своей работы выбирать ему не приходилось. В любой момент он мог отправиться в срочную командировку. А к серьезному восхождению готовятся заранее. На некоторые вершины записывались на годы вперед. Поэтому Арис прилетал в альпинистский лагерь, проходил обязательную подготовку, и шел туда, куда предлагал инструктор. Однажды инструктор предложил парное восхождение — он с Арисом и семейная пара, находящаяся здесь в лагере. Семейной парой оказались Сириус с женой. Тогда-то Арис и подружился с руководителем аварийной службы.

Совершившие вместе не одно восхождение, молодые люди понимали друг друга без слов.

Ничего нового Сириус не рассказал. Они делились предположениями о причинах таяния льда.

Арис своими глазами увидел то, о чем ему твердили последние сутки. Лед таял.

— Мы понизили температуру в хранилище до -20, но лед все равно тает, — Сириус не скрывал отчаяния.

— Температура ни при чем, — спокойно заметил Арис, — причина другая и мы ее найдем.

Сигнал тревоги заставил Ариса вздрогнуть.

— В секторе В произошло обрушение распиленных блоков льда, — доложили по громкой связи.

— Идем туда, — он активировал повисший в воздухе указатель.

Зеленая голографическая стрелка замигала, указывая дорогу через высокие светлые ледяные коридоры. За Арисом шел Сириус, на ходу отдавая распоряжения своей команде.

— Осторожно, Арис! В хранилище очень скользко, — предупредил Сириус, — воды по щиколотку.

Что произошло потом Арис не понял, он летел головой вниз, падая в бесконечную пропасть, больно ударяясь ногами о ледяные выступы. Защитный костюм смягчил силу ударов. За спиной Ариса раскрылся спасательный парашют, падение замедлилось и изменило направление. Синеющий над головой купол резко дернулся вбок, Арис налетел на сверкающую белую глыбу и потерял сознание.


Яркий свет слепил глаза. Солнце светило ласково, на синем небе ни облачка. Маленькая Вероничка бежала по ромашковому лугу.

— Догоняй, Арис!

Он побежал за смеющейся девочкой, споткнулся, шлепнулся на землю, ударился ногой о торчащую корягу. От боли Арис чуть не заплакал. Он зажмурился и открыл глаза. Лежал он в просторном помещении. Высокий потолок, стены — все ослепительно сияло. Лед! Комната из льда. И тепло. Он попытался сесть, в руки впились ремни, попробовал пошевелить ногами и понял — ноги к чему-то пристегнуты. Над Арисом склонилось детское лицо. Мальчик лет восьми с интересом его рассматривал.

— Как тебя зовут? Ты можешь развязать меня? Понимаешь межпланетный язык?

Мальчик засмеялся.

— Разве есть такой язык — межпланетный? — малыш говорил на общеземном.

Ребенок отстегнул ремни. Руки Ариса освободились, он резко сел и непроизвольно протянул руку к ребенку.

— Назад! — голос, резкий как удар, принадлежал молодой женщине в сером комбинезоне с капюшоном на голове.

— Тронешь моих детей, убью!

Рядом с мальчиком он заметил девочку по-меньше, с любопытством разглядывающую Ариса.

У женщины двое детей. Разве такое возможно? Может он бредит?

Тут он заметил и еще что-то, очень важное.

Женщина держала его под прицелом лазерного карабина. Настоящего, старинного, как в музее.

— Я не собираюсь трогать детей! Кто вы? Почему меня привязали? Что все это значит?

— Молчать! — крикнула женщина.

— Послушайте, что я вам сделал? Почему вы держите меня как пленника?

— Вы наш гость, — в ледяную арку вошел молодой темноволосый мужчина в светлом комбинезоне. Коренастый, легкий в движениях, он производил впечатление более уравновешенного человека.

Темноволосый смотрел доброжелательно, с легким прищуром.

— Теа, зачем ты пугаешь Ариса?

— Гостей не связывают! — возмутился Арис. — Откуда вы знаете как меня зовут?

Мужчина легко расстегнул ремни на ногах Ариса и помог сесть.

— Ты развязал его, Филипп! — сердито упрекнула женщина.

— Сейчас я вам все объясню, — любезно пообещал Филипп.

Он уселся в странное золотистое кресло, собранное из множества пушистых комков размером с теннисный мяч. Другой мебели в ледяной комнате не было. Женщина и дети стояли поодаль. Теа опустила карабин, но глаз с Ариса не спускала.

— Мы живем в подземном городе, созданном наши предками-землянами в эпоху перенаселения. Они не могли смириться с жестокими правилами принудительной стерилизации и сбежали с Земли.

— Но ведь эта мера была вынужденной! — прервал его Арис. — Не хватало еды. В перенаселенных городах люди получали крошечные пайки, колонизация пригодных планет только начиналась.

— Да, да, — терпеливо подтвердил Филипп. — Так вот, группа людей — восемь мужчин и восемь женщин подготовила побег. Подготовились они основательно. Собрали технологии, оборудование, все, что может понадобиться переселенцам. План их был хитроумным.

В разных городах Земли эти люди стали одновременно совершать правонарушения. Когда у каждого накопилось достаточное количество проступков, их признали социально опасными и приговорили к пожизненному поселению на тюремной планете. Этого они и добивались — оказаться вместе в одном космолете. Тюремный космолет отправляется с полным грузом жизнеобеспечения — готовой почвой с ростками злаков, мини птицефабрикой, аптекой, робототехникой и модульными домами. В общем, всем необходимым, чтобы начать новую жизнь в другом мире. К тому же космолет шел в автоматическом режиме — без команды. В полете беглецы сменили курс, забрали груз, спрятанный заранее на искусственном спутнике и отправились в путешествие на выбранную планету. Но здесь удача им изменила. Управление вышло из строя и переселенцы оказались на Новом Марсе.

Филипп замолчал, давая Арису время переварить информацию. Но тот не торопился задавать вопросы. Их слишком много возникло. А волновал его только один ответ на собственный вопрос — как ему отсюда выбраться. Но вслух об этом говорить не стоит.

«Если есть вход — значит есть и выход», подбодрил себя Арис примитивной прописной истиной.

— Что вам от меня надо?

— В точку, — усмехнулся Филипп. — Мы устроили ловушку специально для тебя. Мужчина перешел «на ты».

— Напрасно вы это сделали, — холодно заметил Арис. — На станцию прилетела аварийная группа, будут искать причину таяния льда. А теперь и меня станут искать. Рано или поздно и до вас доберутся. Вы это понимаете?

Филипп кивнул.

— Наше требование — закрытие станции. Если оно не будет выполнено — таяние льда продолжится.

— Это невозможно! Закрыть станцию, означает лишить Землю воды! Миллионы людей погибнут от жажды!

— Миллиарды! Ты ошибся! — злобный женский голос рассек воздух.

— Я не ошибся! Перенаселение осталось в прошлом. Людей мало. Дети не родятся.

Арис заглянул в хмурое женское лицо, пытаясь обнаружить признаки сочувствия.

— Оставить их без воды — преступление и вы за него поплатитесь!

— Не смей угрожать! — Теа разъярилась и наставила на него оружие.

— Успокойся, Теа! — властные нотки послышались в голосе Филиппа.

— Все не так трагично, — обратился он к Арису, — на Марсе полно льда, есть еще южная ледяная шапка. Можно перенести станцию туда.

— Это колоссальные затраты! Много времени и сил уйдет. Станция уникальна. Для того, чтобы перенести ее, надо создать специальную технику, а уж потом все остальное…

Арис оборвал себя на полуслове. С какой стати он объясняется с незнакомцем, враждебно настроенным, заманившим его в ловушку.

Филипп уловил перемену в настроении Ариса.

— Думаю, вы преувеличиваете. Это эмоциональная оценка. Можно демонтировать станцию и перенести ее на южную шапку. Разве не так? Я сделал проект и покажу вам его. Посмотрите, прикинете, что к чему.

Да кто он такой, чтобы указывать людям куда переносить станцию? В душе Арис бушевал, но внешне оставался спокоен. Надо держать себя в руках. Он может сгоряча проговориться, ненароком выдать важную информацию. Хотя, похоже, они знают достаточно.

— На южной шапке слишком сложный рельеф и условия. Я изучил ее досконально, — спокойно ответил Арис.

— Нам пора, — Филипп поднялся с кресла, жестом предлагая Арису идти рядом.

— Думаю, выбора у меня нет.

Угрюмая Теа взяла за руку мальчика, а тот взял за руку сестру. В правой руке Теа по-прежнему держала карабин.

— Теа, оставь свой карабин в покое. Арис наш гость. К тому же никуда он отсюда не денется.

«Это мы еще посмотрим!» Арис знал строение шапки как свои пять пальцев. Рано или поздно он поймет как сбежать.

Они прошли под ледяной аркой, Арис сделал вежливый жест рукой, пропуская Теа с детьми вперед.

— Как любезно! — женщина фыркнула как кошка, демонстративно отвернулась, и обошла Ариса.

Он улыбнулся ей вслед. Арис пропустил ее вовсе не из галантности — гораздо спокойнее, если разъяренная фурия с карабином не маячит у тебя за спиной. Когда они отошли на приличное расстояние, за спинами раздался грохот. Арис обернулся, проход завалило глыбами льда. И судя по их форме, расколотым с помощью мощной техники.

— Двери закрыты, — спокойно прокомментировал Филипп.- Пока вы были без сознания, я забрал все ваши средства коммуникации.

— Я заметил, — отозвался Арис.

— Надеюсь, когда вы познакомитесь с положением дел, поймете, что ваше здесь пребывание — вынужденная мера. Если хотите, жест отчаяния.

В голосе Филипп действительно зазвучали отчаянные нотки.

— Вы просите о невозможном, — отрезал Арис.- Оставить Землю без питьевой воды!

— Я предлагаю всего лишь перенести станцию!

Арис собирался ответить резко, но от внезапно открывшейся панорамы потерял дар речи.

Их маленькая группа стояла в проеме скалы. Внизу находилось подземное поселение.

В узкой долине вдоль мелкой речушки тянулась монорельсовая дорога. Медленно бегущие открытые вагончики перевозили немногочисленных пассажиров. По обе стороны от дороги к живописным светлым домикам, встроенным в скалы, поднимались дорожки из белого камня. На серой почве не росло ни травинки, ни деревца.. Но унылым крошечный городок не выглядел. Каменное небо над головой переливалось золотым сиянием и создавало праздничное настроение. Мягкий золотистый свет искрился в свежем воздухе. Дышалось легко.

Гладкое дно прозрачной реки расцвечивали цветные камешки, создавая причудливые узоры. В воде плавали стайки крошечных золотистых существ в форме трилистника. Буйные вкрапления зеленых водорослей радовали глаз яркостью. Арис проследил глазами течение реки, вода выплескивалась из узкого каньона на севере, на юге в конце долины пряталась в темное ущелье. Городок, зажатый с двух сторон высокими скальными стенами, упирающимися в золотистое небо, выглядел игрушечным.

— Кто все это сделал?

— Мы — марсиане! — Филипп был доволен произведенным впечатлением.

Крутая лестница, вырубленная в скале, отвлекла все внимание. Спускались молча. У нижней ступеньки их окружила компания детей лет десяти.

— Пленник! — крикнул один из мальчиков.

— Пленник! Пленник! — подхватили звонкие детские голоса.

— А ну, цыц! — прикрикнул Филипп. — Чтобы я больше этого не слышал. Нашего гостя зовут Арис. Кыш отсюда. Почему не в школе?

Напоминание о школе заставило всех разбежаться. Две девочки в обычных цветастых платьях увязались за ними, тихо перешептываясь и хихикая.

— Хорошенький, — услышал Арис.

— Как в романе, — подхватила другая. — Голубые глаза и светлые волосы. Я думала только в книгах такие бывают. Все рыцари голубоглазые блондины.

Арис расплылся в улыбке, но спохватился и сделал суровое лицо. Филипп тоже улыбался.

— А вы что здесь забыли? — беззлобно обратился он к девочкам.

Девчушки нисколько не смутились. Та, что выглядела побойчее, состроила Арису глазки.

— Хотели поприветствовать нашего гостя, — она помахала Арису рукой.

— Поприветствовали и по домам, — усмехнулся Филипп. — Вот и группа поддержки!

Он рассмеялся заразительно и по-доброму. И Арис не устоял — улыбнулся вслед за ним.

— Вы будете жить у Теа. Дом просторный и для вас найдется хорошая комната.

— Ни за что! — возмутилась Теа.

По обескураженному тону ясно читалось, что для нее это неприятный сюрприз.

Арис разделял ее возмущение. Жить в доме женщины, которая постоянно держит тебя на прицеле карабина, ему не улыбалось.

— Теа, — как можно мягче сказал Филипп, — это не просьба, а мое распоряжение главы городского совета.

Дом Теа, втиснутый между скал недалеко от реки, действительно оказался просторным и удобным. Арису отвели светлую прямоугольную комнату с кроватью, шкафом, столом и двумя стульями. Замаскированная в стене узкая дверь вела в ванную. Для тюрьмы совсем неплохо. Он разделся и рухнул на кровать, матрас приятно пружинил. Уставший Арис провалился в глубокий сон без сновидений. Проснулся он от тихого перешептывания.

— Смотри-смотри! — волновалась девочка. — Под кроватью!

По звукам Арис догадался, что по полу шарят детские руки.

— Достала. Это что? Рыцарский орден? Да?

— Романов начиталась, — снисходительным шепотом хмыкнул мальчик. — Пу-го-ви-ца!

— Не может быть! Красивая такая — серебряные звезды на черном фоне. Это что-то значит: его герб или амулет любимая подарила на удачу.

— Положи на тумбочку, — строго прошептал мальчик, — вещь чужая. А в книжках про рыцарей одно вранье. Мне Филипп сказал.

— Он что-то долго спит. Вдруг умер? — снова заволновалась девочка.

— Сейчас воскреснет!

Сын Теа пощекотал ему ухо обрывком ткани и тихонько засмеялся. Заметив, что Арис открыл глаза, мальчик протянул чашку, наполненную мутно-зеленой жидкостью.

— Мама передала. Пришел Филипп и спрашивает, когда ты поешь — выйдешь к нему или поспишь еще?

— Скажи, я выйду.

Арис жадно проглотил мутно-зеленую массу, резко пахнущую апельсином, а вкусом напоминающую куриный бульон, и ощутил прилив сил. Одевшись, он прошелся, разминая руки и ноги. Черный диск на прикроватной тумбочке мигал серебряными звездочками, Арис положил его в нагрудный карман и прижал ладонью. Мебель в комнате казалась такой привычной. Арис перевернул стул и прочел на обратной стороне сиденья «Гляциологическая станция Новый Марс».

«Интересно, как им удалось вскрыть наш отсек утилизации? Вся мебель списанная и украдена из мусорного контейнера. Значит у них есть выход на станцию? Исключено. На станции такая система слежения — и мышь не проскочит.»

Через узкий коридор Арис прошел в светлую комнату, вероятно столовую, судя по полке со скудным набором посуды (опять же украденной со станции). Кроме стола, четырех стульев и посудной полки в комнате ничего не было. Яркий радостный свет заливал все вокруг. Источника освещения Арис не увидел.

Филипп и Теа пили из кружек дымящуюся жидкость.

— Выпьешь чаю? — предложил Филипп.

Арис кивнул. «Интересно, чай тоже ворованный?»

Он принял чашку из рук Теа и с трудом пробормотал слова благодарности, избегая смотреть ей в лицо.

Терпкий напиток бодрил и приятным теплом разливался внутри. С чаем у жидкости было только одно общее — название. Арис выпил все до капли, перевернул кружку и показал Филиппу надпись на донышке «Гляциологическая станция Новый Марс».

— Вы требуете перенести станцию, а сами воруете оттуда. Ваша мебель, посуда, все из мусорного контейнера.

— А зачем выбрасывать хорошие вещи? — возразила Теа, — чашка совсем новая.

Арис показал ей небольшой скол на ободке, по-прежнему избегая смотреть женщине в лицо.

— Безопасность. Можно поранить руку.

— Здоровые мужики боятся поранить пальчик! — фыркнула Теа.

«Почему эта женщина такая колючая? Говорить с ней, все равно, что ежа гладить.»

Филипп поднялся из-за стола.

— Готов идти? — Филипп дождался утвердительного кивка Ариса. — Увидишь на месте, почему мы требуем перенести станцию, может лучше нас поймешь.

Теа поднялась вместе с ним. Арис пошел следом, стараясь не выдавать нетерпения, что же такого собираются ему показать.

Выйдя из дома они спустились по ухоженной дорожке к монорельсу. Вагончики катились мимо на небольшой скорости. Теа ловко вскочила на подножку, Филипп помог Арису и запрыгнул вслед за ним.

— Где вы берете столько энергии? Воруете со станции? Подключились к нашей системе?

Нет, — рассуждал он вслух. — Такую утечку давно бы заметили.

— Энергетическая станция, привезенная переселенцами, обеспечивает город сполна, — объяснил Филипп.- А освещение… В этом секрет нашего выживания. Освещение исходит от тепляков. Они-то и помогли переселенцам. Когда космолет в аварийном режиме сел на Новый Марс, все были в отчаянии. Голая холодная планета. Разведчики, вышедшие из корабля, пропали, связь с ними прервалась. Вернулась пара смельчаков через два дня. Окруженные золотым сиянием фигуры, приблизились к космолету и напугали всех. Они рассказали, как спустились в расщелину между скал, из глубины которой вылетело облако ярких золотых шаров. Облако окутало людей и между ними установилась удивительная связь.

— Телепатия?

— В прямом смысле — нет. Задавать вопросы и получать ответы — не их стиль общения. Если продумываешь свои планы, изложишь их в уме четко и ясно — тепляки обязательно помогут. Сейчас тебе не понять — это надо почувствовать или увидеть. В твоем падении тоже участвовали тепляки. Ты летел с огромной высоты. В какой-то момент облако тепляков подхватило тебя и мягко опустило на приготовленный настил.

— Хорошенькая мягкость! — возразил Арис, — я так треснулся головой, что потерял сознание.

— Ты ударился о внутренний наушник своего шлема, оторвавшийся при падении. Теа осмотрела тебя. Небольшие ушибы, сотрясения нет. Теа — эксперт здравоохранения в городском совете.

— Значит моя жизнь зависела от каких-то светящихся шариков?

— Тепляки не подведут. Мы существуем с ними как одно целое. Придет время — поймешь. Посмотри наверх. Искусственный свет на каменном небе — это колонии тепляков. Они обеспечивают свет днем, а ночью уходят в пещеры, чтобы не мешать людям спать.

— Чем вы их кормите?

— Они не домашние животные! — возмутилась Теа.- Хватит задавать глупые вопросы!

Филипп посмотрел на нее укоризненно, но ничего не сказал.

— Выходим, — скомандовал он.

Арис спрыгнул вслед за ним с подножки вагончика и остановился. Над их головами зияла огромная дыра, в которой блестел чистый белоснежный лед.

— Обрушение произошло год назад. В домах по счастью никого не было. Муж Теа обратил внимание на нестабильность этого участка. Он проверял датчики с командой роботов, когда исполинская глыба обрушилась и погребла его под собой.

— Сочувствую вам, — Арис повернулся к Теа, — я знаю как тяжело потерять близких. В прошлом году похоронил родителей.

Эти слова отозвались болью. И напомнили еще об одной потере. Вероничка не умерла, но навсегда ушла из его жизни.

— Спасибо, — тихий голос Теа звучал искренне, — я вам тоже сочувствую.

Неожиданный тон заставил Ариса взглянуть на нее. «Какая красивая женщина!», удивился и восхитился Арис. Как он мог не заметить такую красоту? Хотя при первой встрече она была в капюшоне и так вела себя, что Арис старался не смотреть на нее.

На молочно-белом лице широко расставленные зеленые глаза смотрели по детски невинно.

— Почему на станции разрабатывают глубинный лед? — так же тихо спросила Теа.

— Действительно, — поддержал тему Филипп, — добывать глубинный лед сложнее. Понимаю, почему вы не берете лед с поверхности — он потребует очистки. Но вырубать так глубоко? Должна быть серьезная причина.

— Маршрут разработчики сочли оптимальным. Новые механизмы лучше приспособлены именно для глубинного льда.

Казенный ответ Ариса вряд ли их устроил.

Глубинный лед, поверхностный лед… Арис посвятил жизнь его изучению. Годами исследовал он состав марсианского льда. Глубинные пробы дали прекрасный результат. Это не просто чистейшая замерзшая вода, богатый минеральный состав превосходил все целебные источники Земли. Первые пробы Арис отправил знакомому врачу детской больницы и получил восторженный отзыв. Приятель спрашивал, нельзя ли наладить поставки в детские учреждения. После чего Арис серьезно засел за новый проект и в короткие сроки представил свою работу комиссии по недрам колонизированных планет. Проект одобрили и под бдительным руководством Ариса начались разработки глубинного льда. Этот проект, станция, люди на ней стали его жизнью, его семей. Ведь другой у него не было.

Арис посмотрел на Филиппа и притихшую Теа — их проблемы по-серьезнее.

— Я принес проект освоения южной марсианской шапки, — Филипп достал из внутреннего кармана объемный сверток и протянул Арису. — Посмотри дома, а мне надо возвращаться — работы много.


В вагончике монорельса рядом с Теа он чувствовал себя неловко, уткнулся в проект Филиппа и делал вид, что читает. Случайно задев рукой женскую ладонь, Арис пробормотал извинения. Сердце колотилось, ему стало жарко.

Когда вошли в дом, Арис отказался от предложенной еды, и быстро прошел в свою комнату. Его пальцы до сих пор ощущали шелковистую кожу Теа. Он ходил из угла в угол, пытаясь унять волнение, и когда это удалось, взялся за проект Филиппа. Арис с головой ушел в чтение: составлено грамотно, с хорошим знание ледяной шапки и технически смело. Чем дальше Арис читал, тем больше его что-то беспокоило. И когда понял, что вызвало недоумение, в ярости отшвырнул листы. Глядя как они кружат над столом, он успокоился и даже рассмеялся. Ну, это Филиппу так не сойдет с рук.

Теа сидела в столовой.

— Как мне найти Филиппа?

— Я провожу.

— Объясни, я сам найду, — слова срывались резко.

— На улице темно, — мягко возразила Теа.

— Просто скажи, как его найти.

Теа поднялась с места.

— Идем, — коротко сказала женщина.

Они вышли из дома и шагнули в густую непроницаемую черноту. Слабое свечение закружилось вокруг Теа, золотые шары, возникающие ниоткуда, бережно окутывали ее фигуру, становились все ярче, в мерцающих лучах светло-каштановые волосы заискрились тонкими бликами.

— Можем идти, другого освещения у нас нет, — она взяла Ариса за руку. Он вздрогнул от ее прикосновения и напрягся.

Во время поездки в монорельсе, Арис крутил головой направо и налево, зачарованный движением золотистых облаков вдоль реки, внутри которых угадывались человеческие фигуры. По берегу змеей ползла золотая лента, состоящая из групп людей в окружении тепляков.

— Что они там делают?

Теа рассеянно посмотрела в темноту, очнувшись от своих мыслей.

— Вечером все гуляют вдоль реки.

Арису захотел спросить почему она не гуляет со всеми, но он промолчал.


Городской совет располагался в обычном домике. Кабинет Филиппа представлял собой огромную комнату, забитую незнакомой Арису аппаратурой.

Филипп не удивился их приходу.

— Ты могла бы оставить нас вдвоем? — обратился Арис к женщине.

Теа молча вышла.

Арис не стал сдерживаться.

— Чего ты добиваешься, Филипп? Что за шутка? Ты подсунул мне мой собственный проект освоения южной марсианской шапки. Проект из помойки! Я сам выбросил его туда! Отвратительный, неудачный проект!

— Ты, видимо, не стал читать его до конца, там есть и мои предложения, — спокойно заметил Филипп.

— Плевать мне на твои предложения! — Арис возбужденно ходил по комнате. — И это все, чего вы достигли — рыться в чужой помойке? А никому из вас не пришло в голову обратиться к землянам за помощью!

Задетый его словами, Филипп вскочил.

— Мы, марсиане, независимая раса и никогда не попросим помощи у землян. Ты обязан выполнить наши требования — прекратить разработки или перенести станцию!

Филипп, как и Арис, мерял комнату шагами, исподлобья поглядывая на своего визави. В какой то момент они столкнулись и сердито посмотрели друг на друга, готовые схватиться как задиристые петухи. В комнате запахло дракой. Но Филипп засмеялся, чем разрядил обстановку, улыбнулся и Арис.

— В том, что мы украли мусор со станции есть и твоя доля вины Арис. Тепляки привели меня к мусору, контейнеры встроены глубоко, оставалось немного пробурить. Распечатали люк на дне контейнера, достали что нужно и закрыли. Ты бы знал, как готовится персонал к твоему появлению на станции. По мусорной активности я и вычислили твой приезд. И твое имя узнал.

— Напрасно вы полезли в мусор. Хранилище для контейнеров встроено по специальной технологии. Вскрывая дно, вы задели породы, залегающие параллельно. Их трогать нельзя.

Арис отстегнул нагрудный планшет и принялся рисовать.

— Параллельные пласты дали трещину, — объяснял он, — трещина прошла свой путь к месту глубинной разработки. Одно наложилось на другое. Вот причина обрушения.

Филипп ошеломленно уставился на Ариса.

— Ты действительно отлично знаешь свою станцию, — с трудом выдавил он.

— Знаю, — согласился Арис. — Завтра сходим к месту обрушения еще раз — покажу тебе все наглядно.


Вернувшись домой Арис с нетерпением бросился в свою комнату,

он работал до изнеможения, торопясь записать те мысли, что пришли к нему сегодня. Проработав полночи, Арис рухнул в постель.

Поздним утром он вышел в столовую и столкнулся с незнакомкой. Женщина обернулась и Арис узнал Теа. Вместо бесформенного комбинезона нежно-зеленая туника подчеркивала фигуру и цвет глаз. Распущенные каштановые волосы спускались по спине до талии.

Смущенный Арис скомкано поздоровался. Наспех проглотив завтрак, краснея от невинного женского взгляда, он выскочил на улицу. Филипп, как часовой, ждал у дверей дома.

Арис уверенно шел вдоль реки, он прекрасно представлял, где находится. Филиппу ничего не оставалось как идти за ним. Дома встречались все реже и вскоре они уже шли мимо голых бесплодных скал, залитых ярким теплым светом. Дойдя до нужного места Арис остановился и задрав наверх голову показал и объяснил Филиппу, где проходят параллельные пласты и как из-за вмешательства марсиан произошел обвал.

Марсианин выглядел удрученным.

— Признаю свою ошибку, Арис, — слова дались ему нелегко. — Ты посмотришь мои заметки по переносу станции?

— Ты думаешь на станции я царь и бог? Такие решения не принимаются единолично.

— Ты сможешь, я знаю. Мои условия — ты показываешь готовый проект и обещаешь, что ни одна живая душа не узнает о подземном городе и я тебя отпускаю.

— Ты так доверяешь мне? А если я не сдержу своего слова и расскажу о существовании марсиан?

— У нас есть средства защиты, и мы узнаем о вторжении. Тогда тепляки растопят лед с такой скоростью, что станцию смоет вместе с персоналом и люди не смогут ее восстановить. А если смогут — ее участь будет как у предыдущей.

— Запугал, — усмехнулся Арис. — Станцию смоет на ваши головы.

— У марсиан есть запасной вариант, — заверил Филипп. — Мы построили резервный город и сможем быстро туда перебраться. К тому же на станции ты будешь нам полезен.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.