электронная
360
печатная A5
458
12+
Кусочек счастья на заказ

Бесплатный фрагмент - Кусочек счастья на заказ

Объем:
164 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-4613-2
электронная
от 360
печатная A5
от 458

Глава 1

Детская поликлиника провинциального Российского городка. По солнечным коридорам, воркуя со своими малышами, ходят мамаши, мелькают медсёстры в белых халатах. В центральном фойе установлен автомат, продающий жвачку. Привлечённый яркими шариками в автомате, вокруг него крутится малыш лет трёх, суёт ручонки в отверстие автомата. Возле него крутится молодой мужчина. Неумелыми движениями он пытается поправить мальчику шапочку. Вдруг малыш начинает верещать — ручка застревает в отверстии автомата. Парень пытается успокоить ребёнка и вызволить ручку мальчика, но ничего не выходит.

На помощь приходит скромная девушка, стоящая невдалеке возле стеночки. Она тихонько присаживается возле мальчика.

— Привет, ну, что тут у тебя приключилось? Шарики взяли в плен твою ручку? А давай мы с тобой вот, что сделаем — тихонечко-тихонечко попросим шарики нас отпустить. Давай? Ну, вот, смотри твоя ручка, давай пальчики проверим, все ли на месте. Раз, два, три…

— Четые, фать, — продолжил малыш, начиная улыбаться.

— Ну вот, всё в порядке! Держите своего любопытного парня, — сказала девушка, обращаясь к «папаше» ребёнка.

— Ой, спасибо Вам огромное, я чуть не поседел от страха! Доверили в первый раз ребёнка, а я не углядел!

— Не Вы первый, не Вы последний. Пока эта вредная штука тут будет стоять, ещё не одна ручонка попадёт в жвачный плен.

Рядом с говорящими открылась дверь кабинета, и пожилая медсестра вынесла крепкого малыша месяцев семи — восьми. Девушка, мило улыбнувшись спасенному мальчугану, направилась к кабинету. Увидев родного человека, карапуз начал широко улыбаться и тереть кулачками свои два зубика.

— Держи, Ирочка, своего богатыря! Сегодня весь сеанс мне улыбался, да глазёнки строил. Привык, наконец. Жалко, что сегодня последний разок я вам косточки мяла. Ещё раз спасибо тебе за торт. Не торт, а сказка!

— А Вам, спасибо, Мария Ивановна за руки ласковые. Ну, ради профилактики и удовольствия мы можно будем к Вам заглядывать иногда?

— А, то! Ну, кто там следующий?

Ирина, взяв поудобнее своего Тимошу, отправилась к пеленальному столику и начала надевать на сына комбинезончик. В это время перед входной дверью всё тот же молодой человек встревоженно и тихонько уговаривал малыша:

— Дима, нельзя трогать чужую колясочку. Пойдем, нас уже мама давно ждет. И бабушка уже приехала. А мама Диме, наверное, что-то купила. Дима, Димочка, ну пошли, на качельку зайдём…

Дима, не обращая ни малейшего внимания на слова неумелого «папаши», с упоением пытался выкатить чужую коляску из общего ряда малышового транспорта.

— А кто это тут уже нам нашу карету подогнал?

Измученный неудачами в воспитании Димы, молодой человек поднял глаза и увидел свою недавнюю «спасительницу». И почему-то даже обрадовался, сразу поняв, что коляска принадлежит именно этой уже знакомой девушке.

— Ну, давай, выкатывай, выкатывай наш «автомобиль». Какой же ты уже большой помощник!

Ирина ловко открыла одной рукой тяжелую входную дверь, и также ловко помогла Диме выкатить скромную неновую колясочку. Тимоха, повисший у мамы на другой руке, улыбался во весь рот неумелому «папаше».

— А, давай, мы с тобой в коляску положим вот этого мальчика? Давай? Он устал, ему тетя доктор делала целый час массаж, теперь ему нужно отдохнуть, поспать. Не возражаешь?

Дима не только не возражал, но ещё и стал помогать доброй тете, укрывая одеяльцем маленького мальчика. А потом, крепко схватив двумя руками ручку коляски, смело покатил её вперёд. Ирина оглянулась на растерянного «папу», улыбнулась и пожала плечами.

— Простите, — смутился мужчина. И почему-то даже покраснел. Ему так неловко последний раз было, наверное, только в детском саду. Даже дар речи пропал, что ему совершенно не свойственно. Ира как-то сразу все поняла и сказала:

— Не волнуйтесь, Диме скоро надоест катить коляску, и вы отправитесь домой.

Они шли молча рядышком, как семейная пара. Тротуар был широким и ровным, и Дима катил коляску тихонько и неспешно. Ира улыбалась, поглядывая то на своего сына, поднявшего ножки кверху, и стягивающего шерстяные носочки, то на Диму, старающегося управлять транспортным средством аккуратно, то на незнакомого мужчину, неловко молчащего и смущенного. Совсем скоро горе-папаша стал понимать, что ему вовсе не хочется, чтобы Димке надоело это новое развлечение, и как-то очень тепло и славно в этот чудесный осенний день ему рядом с этой незнакомой молодой мамочкой. Он выдохнул и сказал:

— Это Ваш сын? Сколько ему?

— Ага, мой Тимоша, нам уже исполнилось семь месяцев. Да, меня зовут Ирина. А как звать Вас и Вашего сынишку?

— Это мой племянник, а я — Андрей. Сегодня нужно было обязательно проверить ему какую-то прививку, а я как раз дома. Всё семейство занято, вот меня и откомандировали. Правда, меня уверили, что это быстро, без очереди и приключений, но у меня как-то вышло все наоборот.

— Да, Димуля у вас шустрый парень. Но зато посмотрите, как осторожно он везёт коляску, очень ответственно.

Так они шли, тихонько беседуя. Ира, незаметно от Димки, одной рукой направляла коляску на середину тротуара, а Андрей, становясь с каждым шагом всё смелее и уверенней в себе, шутил и балагурил.

— Ну вот, мы и дома. Спасибо, Дима, за помощь. Это тебе, можешь его подбросить высоко-высоко, будет дождь из листьев, — сказала Ира, протягивая мальчишке яркий букет. Андрей и не заметил, когда Ирина, так чутко следившая за движением коляски, успела собрать целый букет из листьев.

Но шустрый парнишка уже нашёл себе новую забаву: в маленькой песочнице возле Ириного дома лежал забытый кем-то сломаный самолетик. Дима начал его ремонтировать и не сразу отреагировал на предложение Андрея идти домой. Хорошо, что Ира предложила Диме взять игрушку с собой и провести тщательный техосмотр транспортного средства дома. Прощание было коротким, банальным, без обменивания телефонами и красивых слов. Но зато потом каждый думал, как и когда состоится их встреча вновь.

Глава 2

На следующий день с утра мама Андрея, Ольга Васильевна, устроила мужской половине семьи Морозовых разгром за то, что в доме ни картошинки, ни свёколки, а кушать хотят все и много! Морозов — старший пообещал сходить в погреб потом, а вот Андрей на удивление всей семьи не только изъявил желание это сделать немедленно, даже не позавтракав, но и уговорил маму привезти ей банки для компота именно сейчас. Уж очень ему хотелось ехать в гараж, находящейся в десяти минутах ходьбы от дома, на машине. Естественно, путь до гаража был составлен на этот раз по частному сектору, возле дома Ирины.

Но, к огромному сожалению Андрея, ни в первый, ни во второй, ни даже в третий проезд возле милого зелёного домика никого не было.

Разгрузив ценное для Ольги Васильевны имущество, Андрей нашёл повод сделать ещё один кружок по Лесной улице, сказав маме, что, кажется, он забыл закрыть гараж.

Андрей проезжал мимо дома новой знакомой очень медленно и успел разглядеть, что хоть дом и достаточно старенький, но крыша перекрыта недавно и умеючи, окошечки вставлены пластиковые, да и покрашен дом, видать, этим летом. Так ему хотелось думать, что все эти работы выполняли наёмные рабочие, а не молодой сильный и любимый Ирой хозяин дома. Андрей, вообще, гнал от себя мысль, что у девушки есть муж. Хотя противный внутренний голос твердил, что у такой хорошенькой и славной молодой мамочки муж есть обязательно, да и наличие маленького сына это подтверждало. В общем, этот не по-осеннему жаркий субботний день для Андрея не обещал ничего хорошего. Он не знал, как ему действовать дальше, идти напролом, выслеживать, ждать, но чувствовал он только одно, Ирина — самая лучшая девушка из всех, кого он знал.

Злой и хмурый он вернулся домой. Пообедал молча, делая вид, что ему очень интересна передача по телевидению про здоровый образ жизни, и удалился к себе на продавленный диван. Внимательная Ольга Васильевна, не узнающая своего Андрюльку, к вечеру начала приставать к сыну с допросами. Ещё бы чуть-чуть и Андрею пришлось бы согласиться, что у него что-то болит и выпить мамин отвар травок от всех болезней.

Спасение пришло оттуда, откуда его совсем не ждали. Леночка, родная сестра Андрея, с мужем Игорем недавно купили двушку в новостройке. И теперь все их мысли и силы были направлены только на скорейшее благоустройство жилища. Вот и сейчас они счастливые, но уставшие от хлопот, привели бабушке с дедом внука с ночевкой, а то завтра с раннего утра к ним прибудут рабочие. Димке перспектива не увидеть, как завтра будут дядьки сверлить и пылить в их квартире, не нравилась совершенно, поэтому заходить в квартиру он не хотел, губёшки дул и выдавливал из себя слёзы. Леночка с Игорем на плохое настроение сына не обращали ни малейшего внимания. Торжественно вручили Ольге Васильевне цветной рюкзачок и быстренько удалились.

Андрей о прибытии любимого племянника узнал по громкому плачу. Выйдя из своей комнаты, он увидел следующую картину. В прихожей, собрав гармошкой, половик на полу, сидел плачущий Димка и колотил чем-то дедушку, который, присев рядышком, показывал, как бодается коровка. Бабушка пыталась угостить внука всем сразу: и яблочками, и огурчиками, и пельмешками. Даже крайняя мера — обещание дать Диме закрутку для банок и разрешить самому «крутить компоты» сегодня не подействовала.

Расстроенный внук рвался к входной двери с песней: «Кочу гуять!!!». Андрей помог отцу встать с пола, расправил ногой дорожку на полу, отодвинул легонько маму в кухню и строго произнёс:

— Кто пустил в дом этого чужого капризного мальчишку? К нам приходит в гости только замечательный парень Дима — взрослый и воспитанный. А ты кто такой? Димка, ты что-ли?

Немного испуганный резкими словами, Дима даже забыл, что плакал. Он уставился, выпучив глазёнки, на любимого дядю и промямлил:

— Это я… Подём гуять…

И тут Андрей увидел, что в руках у малыша был тот самый самолётик из песочницы у дома Ирины. Вот, вот же повод, который позволит Андрею ещё раз попасть к желанному дому. Естественно, уже через пять минут дядя с племянником, крепко держась за руки, шли в нужную Андрею сторону. Внутри у Андрея всё клокотало от безумного волнения, такого с ним не было точно никогда. Ни тогда, когда он впервые сел за штурвал вертолёта, ни тогда, когда он не совсем удачно прыгнул с парашютом и, очнувшись, понял, что сломал ногу и руку. Даже тогда, когда Инга полгода назад сообщила, что ждёт от Андрея ребёнка, а потом, смеясь, сказала, что пошутила, желая проверить искренность чувств Андрея, он не волновался так сильно.

Сердце Андрея остановилось, когда у дома Ирины он увидел играющих детей и понял, что сейчас он обязательно увидит и её. Общительный Дима побежал вперёд и тут же присоединился к играющим в песочнице. Андрей сразу же разглядел маленького Тимошку, он важно восседал на качельке, неизменно, грызя свой кулачок. Его аккуратно качала светленькая крепенькая девочка лет десяти. И тут он увидел Ирину. Она трудилась — выкапывала небольшой лопаткой какие-то корни на клумбе возле дома. Андрей глянул, что Димка в безопасности, и быстро направился к девушке. Шёл он стремительно, но успел приметить всё: и аккуратную русую косу, и смешную косынку, и коротенькие шортики, и стройные ноги, и даже яркие носочки с рисунком по бокам.

— Вам помочь? — Андрей сразу и не понял, сказал он это, крикнул или прошептал. Но, судя по тому, что Ира подняла голову и заулыбалась, он что-то да сделал.

— Ой, Андрей, здравствуйте. Какими судьбами? Гуляете?

Как только Ира заговорила, Андрей вновь смог спокойно дышать, разумно думать и внятно говорить. Он помог девушке выкопать все корни георгинов, сложить их в пакеты и разровнять грядку. Всё было очень естественно, без фальши и кривляния. За работой они беседовали о чудесной погоде этой осенью, о прошедшем дождливом лете, о том, какие цветы растут на этой клумбе, а, какие на даче мамы Андрея. Ирина согласилась на предложение Андрея помочь занести мешки в ограду и как-то невзначай пригласила Андрея и Димочку на пироги. Андрей не верил, что всё это происходит с ним наяву, ему было так хорошо и легко с ней. Даже капризуля — Димка, когда надо, играл в песок, а как только Ира позвала его в гости, прихватил самолётик, отряхнул сам коленки от песка и протянул руку дяде Андрею.

— Машуня, у нас гости. Вот видишь, как кстати мы сегодня всё утро пекли с тобой пироги, а ты не хотела. Бери Тимошу, не забудь матрасик.

Ира открыла ворота и сказала:

— Полкаша, тише, свои!

Андрей сразу увидел огромную старую кавказскую овчарку, сидевшую в вольере около самых ворот. Пёс внимательно и настороженно проводил взглядом новичков, но не издал ни звука. На крылечке сидел белоснежный молодой кот, Димка сразу принялся пищать от восторга и гладить милую «кысю».

— А это наш Уголёк, — сказала хозяйка дома. — Самое подходящее имя для абсолютно белого кота, правда? Ну, это только начало! У нас еще есть рыбки Гриша, Паша и Люда, черепаха Метеор и маленький попугайчик Терминатор. Их зовут ещё интересней, да? Проходите, проходите.

Андрею в доме Иры нравилось всё: приятная прохлада, идеальный порядок и простота, вкусный аромат пирогов. Димка в новом месте превратился в мальчика-паиньку. Тщательно и без сопротивления позволил милой тете помыть ему руки и мордаху после улицы, умял два пирога, запив всё кисельком, и мирно играл в игрушки с Машуней и Тимошей.

Когда уже было совсем темно, Андрей, со спящим на плече Димулькой, появился на пороге своего дома. Ему и в голову не могло прийти, что его так встретят родители. Ольга Васильевна выглядела так, словно она пережила драку со страшным зверем, а Владимир Сергеевич нервно тормошил пульт от телевизора. Андрею, забывшему дома телефон, и в голову не пришло, что родители будут так волноваться. На счастье Андрея Дима спал и никто не решился повысить голос, но мама пообещала завтра с утра устроить ему допрос с пристрастием, попросила даже дыхнуть, а отец, как когда-то в детстве, дал сыну крепкий подзатыльник.

Но ничто и никто, даже если бы очень захотел, не испортил бы Андрею сейчас его чудесно-романтического настроения. Он скоренько принял душ и улёгся, в уже постеленную мамой кровать. Он с упоением стал вспоминать сегодняшний вечер от самого его начала и до той минутки, когда Ирочка вышла провожать своих нежданных гостей. Она была прекрасна и так хороша даже в той военной ветровке большущего размера, которую накинула при выходе из дома.

Вдруг Андрей что-то вспомнил и резко соскочил с кровати. Все уже улеглись, было тихо и темно. Он на цыпочках прокрался в прихожую и начал шарить рукой по тумбочке у входа. Вот он, небольшой шелестящий пакетик с гостинцами, как сказала Ирина. Как только её гости стали собираться домой, она быстренько нашла пакетик и сложила в него несколько пирожков с разной начинкой.

— А это вам гостинец, а то вдруг по дороге проголодаетесь, держите Андрей.

Беря пирожки, Андрей коснулся нежной руки. А ещё она назвала его по имени, оказывается это так приятно.

Да, давно он не был счастлив, так, как сейчас, лёжа и жуя пирожок с картошкой. Он вспоминал их лёгкую беседу, и то, что ничего не говорит о том, что у Иры есть муж. Она ни разу о нем не обмолвилась, да и мужских вещей любопытный Андрей не приметил. Зато заметил, какая взрослая и самостоятельная маленькая дочь Иры. Как ловко и без напоминаний Машенька берёт на себя обязанности по уходу за братиком. Пришла с улицы — достала из холодильника баночки с фруктовым пюре, умыла малыша и покормила. Димуля был счастлив, что столько внимания ему уделяет взрослая и красивая девочка. Он с интересом делал всё, что ему предлагали: кормил рыбок, разглядывал панцирь черепахи, помогал Маше чистить клетку маленького волнистого попугайчика. Кстати, то, что Ирина дважды мама, Андрея совершенно не беспокоило. Ему очень нравились милые опрятные скромные и хорошо воспитанные дети Иры. Даже малыш Тимофей за два дня знакомства ни разу не капризничал. Вот с такими мыслями он сладко заснул, а во сне продолжал уплетать вкусные пироги, прогуливаться под ручку с Ирой, а второй рукой на поводке вести огромного пса Полкана.

Глава 3

Ира же не могла себе позволить пораньше лечь сегодня и, устроившись поудобнее в постели, прокрутить в памяти всё то, что произошло с ней за эти два дня. Проводив гостей, она, как обычно, обнаружила, что её родная помощница уже убрала всё со стола и помыла посуду. Какая же всё-таки у неё замечательная взрослая доча! Укрывая засыпающую Машу, Ира, уткнувшись в дочкины косы, сказала ей об этом. На что та, как обычно, ласково буркнула: « Ну, мам, ладно». Убедившись, что её маленький богатырь сладко спит, Ира прошла на кухню, налила себе большущую кружку крепкого кофе с сахаром и молоком и села на то место, где недавно восседал её новый знакомый. И только сейчас, попивая самый свой любимый напиток, она позволила себе подумать о том, кто ей безумно понравился ещё в поликлинике.

Ожидая завершения сеанса массажа Тимоши, она, прижавшись к холодной стене, наблюдала за посетителями поликлиники и сразу обратила внимание на высокого темноволосого парня, так неумело обращающегося с ребёнком. Видела, как он стоял в регистратуре, пока, как обычно, долго искали карточку мальчика. Как раз пять он громко произнёс: «Белов Дмитрий, 10 апреля 2012 года». Как потом пошёл искать пятый кабинет совершенно в другую сторону и, как, ожидая своей очереди, держал на руках вертлявого мальчика, стараясь увлечь его картинками на стендах. Ну, а потом — застрявшая рука Димы, прогулка по скверику по дороге домой и тот радостный ужас, когда уже ни на что не надеявшаяся Ира, услышала голос Андрея.

Как же здорово было им сегодня вместе! Как два малознакомых человека могут с такой лёгкостью говорить обо всём? Дети, домашние питомцы, школа, дискотеки, погода, природа, политика. Ира не стеснялась своего скромного дома, отсутствия большой плазмы и крутого ремонта. Её не смущало, что на ней была домашняя серенькая водолазка, старенькие обрезанные джинсы, и не было ни грамма косметики. Но самое главное, она забыла, что это у неё трое детей, она вдова, постоянно не хватает денег, приходится экономить на всём и воспитывать детей в скромности. Сегодня за пирогами ей казалось, что всех этих проблем не существует, что играющие дети, это их общие дети, и все очень хорошо.

А сейчас почему-то становится страшно, что это больше не повторится. Андрей очнётся и поймёт, что ему не нужна мать-одиночка с тремя детьми, которая, скорее всего, ещё и старше его лет на пять. Ира для себя решила, что если их встреча ещё раз состоится, то она расскажет Андрею сразу же и о старшем сыне Ване, и о том, что ей летом исполнилось целых 29 лет. Мысли становились мрачнее, и счастливое будущее улетучивалось. А, ведь, они ещё даже не успели перейти на «ты», всё сидели и выкали друг другу. И в этом было какое-то очарование.

Ира решительным глотком допила свой остывший кофе и запретила себе думать о плохом. Ведь, сейчас ей предстояло заниматься любимым делом, а печь тортики с плохим настроением нельзя категорически — ничего не получится, продукты перепортишь, да и заказчиков подведёшь. Ирина взяла ноутбук, зашла на свою страничку в соцсетях, проверила сообщения, ответила на несколько вопросов о стоимости её «творений» и свободных датах для заказов. Поблагодарила за добрые отзывы заказчиков, уже отведавших её торты, оценила «классами» фото, где счастливые малыши задувают свечи на тортиках, сделанных руками Иры. Открыла одно из сообщений и ещё раз напомнила себе, что ей сейчас предстоит сварганить. Дети заказчицы Галины задумали удивить маму трехъярусным тортом с большими лилиями. Завтра к десяти часам утра торт должен быть готов.

Ирина закрыла ноутбук, глянула на часы — 23—35, и подошла к зеркалу. Надевая поварскую шапочку и пряча под неё волосы, Ира улыбнулась своему отражению и сказала громким шёпотом: «Всё будет хо-ро-шо!» Эта фраза всегда придавала ей сил, она очень верила ей, пока один знакомый не поведал, что у этих слов есть продолжение: «Всё будет хорошо или не будет». Теперь первую часть фразы Ира произносит неуверенно вслух, а внутренний голос обязательно громко и ехидно её продолжает.

Торт был готов к пяти часам утра. Он получился высоким пятикилограммовым и царственно красивым. Медовые коржи были воздушными, не осели, а лилии настолько удались, что Ирина сама ими восхитилась, хотя всегда очень критично оценивала свои творения. Вымыв гору посуды, стараясь по привычке делать это тихонько, не разбудив детей, Ира сделала фото своего торта для альбома в соцсетях и аккуратно, еле подняв, убрала его на комод повыше.

Как всегда в это время проснулся Тимоша. Мамочка, готовая к этому, напоила сыночка из бутылочки, переодела и уложила досыпать. Заведя будильник на половину десятого, обняв подушку, представляя, что это Андрей, Ира крепко заснула.

— Мама, мам, мамочка, — услышала Ира сквозь сон, — мамуль вставай, — шептала на ухо Ире Машенька.

— Что, уже за тортом пришли, а будильник? — выпалила скороговоркой сонная Ира.

— Не, не пришли ещё. Тут к тебе сам… торт пришёл. Выйди, только халатик накинь, — шептала Машуня, поправляя маме волосы в хвостик.

— Маш, что случилось, кто там, наши с дачи так рано вернулись?

— Иди, давай уже, халат-то застегни.

Встревоженная Ира робко вышла из своей спальни и увидела того, о ком последнем думала, засыпая. Андрей стоял в коридоре с тортиком в коробке и большим букетом крупных ромашек.

— Доброе утро! Мне вчера так понравилось вместе с Вами ужинать, что я прошу Вас со мной позавтракать. Вы едите на завтрак торты с курагой и розочками?

Больше всего Ире хотелось сейчас подскочить к нему, обнять крепко и сказать, что она ест торты и с розочками, и даже с коробочками, лишь бы с ним вместе.

— Доброе утро, Андрей! Вы, что не ложились сегодня?

— Я спал сегодня прекрасно, почему-то всю ночь выгуливал Вашего Полкана. Вы не знаете, к чему снятся собаки?

— Собаки снятся к друзьям, а такие большие, как наш Полкаша, к большим друзьям.

Взяв у Андрея коробку с тортом и букет, Ира пригласила его войти в большую комнату, а сама удалилась привести себя в порядок. По дороге она увидела, что ещё только начало девятого, и ей стало жутко приятно, что Андрей пришёл так рано, наверное, он тоже ночью думал про неё и не мог дождаться вечера. Разрезав торт на аккуратные кусочки, прихватив кружки, Ира вошла в зал и чуть всё не выронила. Андрей стоял посередине комнаты, широко раскрыв глаза, и смотрел в Ирину сторону. На диване сидела, скромно сложив ручки Машуня.

— Маша, что произошло?

— Мам, ничего страшного, просто я объяснила нашему гостю, что вот этот торт сделала ты сегодня ночью. И, что здесь все цветочки, стебельки и листики очень даже съедобные. И, что ты можешь и не такое сотворить, а, например, чемодан со съедобными деньгами или даже ребёнка в капусте.

Андрей стоял потерянный и смотрел на тортик, принесённый им, как на что-то мелкое и ничтожное. Лучше бы он купил фруктов детям или огромную спелую дыню!

— Так, болтушка, моя, ты, вообще-то, умылась уже? Давай неси блюдечки и ложечки, чайник стынет.

— Ира, я не знал, что Вы, что у Вас такие…

— Андрюш, мы с Вами многое ещё не знаем друг про друга, правда? Но вот то, что я обожаю курагу и ромашки, Вы как-то угадали. Присаживайтесь на своё место, давайте спокойно позавтракаем, пока Тимошка спит.

Неловкость ушла, как только Андрей осознал, как она его назвала и, что у него есть своё место за её столом в её доме. Он весело поведал о том, какого нагоняя получил вчера от родителей, как проснулся сегодня до зари и, намеренно забыв дома телефон, сбежал, оттягивая минуту казни. Маша, большой ложкой уплетая торт, весело хихикала и понимала, что мама, какая-то другая, когда рядом этот Андрей.

Глава 4

А в это время дома у Андрея тоже все начали просыпаться. Первым оживил утро звук шлёпающих босых ножек Димульки. Он заглянул сначала в комнату Андрея, и никого там не обнаружив, отправился на поиски дяди в комнату бабушки и дедушки. Те с радостью водрузили внука между собой на кровати и начали весело её зацеловывать. Мальчик отбивался от ласк родственников, допытываясь, где же дядя Андрей, и, когда они отправятся с ним гулять.

Красноречие Димы было понято не сразу. Лишь за завтраком, учинив тщательный допрос, Ольга Васильевна поняла главное: в жизни сына появилась какая-то тетя «Ия», она «каёшая», и, скорее всего, именно к ней сбежал Андрюлик пораньше утром. Ольга Васильевна недоумевала, почему её ласковый и откровенный мальчик ничего ей не рассказал. Она не была уверена точно, есть ли у сына новая пассия, но почему-то уже искренне её ненавидела. Ну, чувствовала она, что заберёт эта чужая девка у мамы любимого сына.

Андрей появился к обеду весёлый и счастливый. Мама начала приставать к нему со своим допросами, а Андрей отшучивался и отнекивался. Ему не было стыдно за новое знакомство, он не хотел ничего скрывать от родителей, но рассказать сейчас — значит расплескать то робкое, только зарождающееся чувство. А Андрей так боялся испортить то, как у них с Ирой всё складывалось.

Сегодня вечером они договорились сходить погулять в парке у озера, и он с нетерпением поглядывал на часы. Ну, когда уже наступит половина седьмого, и он отправится за ней? Ольга Васильевна, видя, что сын побрился и намарафетился, встала в позу.

— Куда ты намылился? Завтра рано утром отца везти на приём. А ты опять заявишься за полночь!

— Мам, я заявлюсь вовремя, и завтра будет всё по плану. Лучше скажи, мне рубашку какую лучше надеть: голубенькую, синюю или вот эту пестренькую?

— Никакую!

Ольга Васильевна вышла из комнаты сына, громко хлопнув дверью. Андрей присел на край кровати. Давненько он не видел маму в таком настроении. Это не первое свидание в жизни 23-летнего мальчика, но никогда мама так не реагировала. Он решил, что яркая футболка и ветровка будут лучше рубашки, а мама, наверное, вчера за Димку перенервничала и пока не простила за это Андрея. Попрощавшись, он вылетел во двор, сел в свою старенькую, но безотказную иномарку и отправился за цветами.

В обед возле дома Ирины остановилась серебристая пыльная девятка, и Ира с Машуней отправились на улицу встречать приехавших.

— Привет, сынок! — поцеловала Ира высоко светловолосового мальчика. — Давай, помогу!

Родители Ирины и Ванюша привезли с дачи богатый урожай. Ира быстро оценила взглядом, сколько банок ассорти, кабачковой икры, компотов и варенья ей предстоит закрутить. Она была и рада, и не очень наличию такого большого количества урожая. Поместив привезённое богатство в погребе, семейство прошло в дом.

— Устали? — обратилась Ира к родителям. — А может баньку истопим?

— Да, не, Ирочка, мы поедем. Ещё дома там выгружаться, поедем.

Ира, мечтавшая сходить на свидание с Андреем, поняла, что может ничего и не получиться. Ольга Алексеевна сразу заметила в глазах дочки разочарование, да и Машенька подоспела вовремя.

— Ба, деда, оставайтесь сегодня у нас, на даче так по три дня ночуете, а родных внуков не видите! Тимошка скоро в школу пойдёт, а вы и не заметите. Я бы кого-то в баньке веничком похлопала…

Маша уже крепко обнимала Ольгу Алексеевну и подмигивала деду.

— Ну, что, Ванюха, пойдем мою ласточку загоним во двор. Баня, так баня.

Ира отправилась готовить родителям баньку и, проходя мимо Маши, одобрительно её ущипнула. Уже через час счастливые и отдохнувшие родители полулежали, полусидели на диване в большой комнате.

— С легким паром, мамуль, папуль, хороша банька?

— Ой, спасибо, Иронька, чудесная банька, лет на двадцать помолодели.

Потом все сели за стол пить горячий чай после бани, и Ирина сообщила родителям и про Андрея, и про их знакомство, и про приглашение погулять в парке у озера. Родители переглянулись, помолчали, но решение пойти на свидание одобрили. Уже через полчаса Ира, красивая и встревоженная, стояла у машины Андрея.

Они часа два ходили по усыпанным яркими листьями дорожкам парка, беседовали, шутили и смеялись. Андрей уговорил Иру даже прокатиться на карусели. Он крепко держал её за руку и громко хохотал, когда она тихонько визжала на крутых поворотах. Потом они присели на скамейку и ели сладкую вату, в общем, самые обычные, самые стандартные развлечения провинциального парка культуры и отдыха. Самые приятные и запоминающиеся всем влюблённым парочкам развлечения.

Ира периодически вспоминала, что именно сейчас она хотела рассказать всю правду о себе, но Андрей вовлекал её всё в новые и в новые приключения, и она говорила себе: «Чуть позже, потом обязательно расскажу».

В парке уже зажгли огни, стало романтично красиво, и Андрей предложил спуститься на берег озера. Найдя какую-то дощечку, они уселись рядышком и стали молчать. Ира взяла длинную веточку и стала рисовать на песке. Андрей набрал горсть мелких камней и стал бросать их в воду. Первым повод заговорить подал Андрей — он протянул руку и робко обнял Иру за плечи.

— Андрюш, а почему ты не спрашиваешь меня о моём муже?

— А, что, надо?

— Тебе не интересно?

— Я очень наблюдательный и понял, что его у тебя нет. Или он, что в длительной командировке и завтра вернётся?

Ира поняла, что Андрей пытается отшутиться, улыбнулась и решила, что пора. Не имеет права она позволить парню влюбиться в себя, а потом разочаровать своими проблемами.

— Андрей, я готова поделиться с тобой историей своей жизни, но только, если тебе это нужно. Если ты скажешь, что и так знаешь все, что нужно, я пойму.

— Я очень хочу знать о тебе всё, мы с тобой знакомы три дня, а как — будто не один месяц. Сначала я робел перед тобой, как мальчишка, а теперь мне так хорошо рядом с тобой, с твоими детками, в твоем доме. Я очень надеюсь, что никакого мужа у тебя нет, но, если он и есть, я тебя никому не отдам. Я буду биться за тебя!

Андрей крепко обнял Иру и нежно поцеловал. Он хотел прикоснуться к её губам, но Ира ловко уклонилась, словно потянулась вниз, чтобы отбросить палочку в воду. Поцелуй пришёлся в макушку, и Андрей почувствовал, что от неё сладко пахнет яблоками.

— Андрюш, биться тебе не придётся, а вот выслушать меня тебе надо.

— Ну, давай. Тебе не холодно? — прошептал весело Андрей и приблизился совсем близко к Ире.

— Нет, я так не могу, ты меня смущаешь, давай пройдемся.

Они тихонько пошли в сторону выхода из парка, и Ира, повздыхав, понукав, громко выдохнула и выпалила:

— Андрей, я — многодетная мама, у меня трое детей, я — вдова и мне… уже целых 29 лет!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 458