электронная
200
печатная A5
612
18+
Курупури

Бесплатный фрагмент - Курупури

Объем:
448 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-4174-7
электронная
от 200
печатная A5
от 612

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Если бы в тот первый день августа жители и гости Сан-Паулу не были осведомлены о прибытии этого человека, то всё происходящее в историческом центре города было бы принято ими очередной революцией или восстанием. Центром притяжения огромных людских масс стал отель «Жарагуа» (1), главный вход которого выходил на перекрёсток нескольких улиц по которым в обычные дни катил поток автомобилей. Однако этот день стал необычным и владельцы машин лишились возможности не только проехать по пересечению улиц мимо отеля, но и подобраться ближе километра к перекрёстку. Плотная толпа людей заполнила всё пространство вокруг отеля и прилегающие улицы. В окнах близлежащих зданий напротив отеля высовывались люди, рискуя выпасть вниз с высоты. Полиции с большим трудом удавалось сдерживать напор огромного количества людей возле главного входа в отель.

— Едет!!!

Этот крик за несколько секунд был многократно повторён тысячами восторженных бразильеро, а когда он раздался в одном из офисов штаб-квартиры газеты «Эстаду»(2), все бросились к окнам. Мы с Раулом давно занимали позицию в ближайшем ко входу окне. За неё мы заплатили кругленькую сумму.

У паулистов не было сомнений по поводу того где ОН остановится. Конечно в «Жарагуа»! Все знаменитости-политики, музыканты, актёры и актрисы, певцы и певицы, миллиардеры, президенты и даже королевы! -при посещении Сан-Пауло заселялись в «Жарагуа». Список всемирно известных людей-постояльцев отеля был внушителен. Но ничей доселе визит не вызывал в Сан-Паулу такого ажиотажа!

Ещё когда ОН был на Кубе и стало известно что он посетит Бразилию и Сан-Паулу в частности, мы ринулись бронировать номера в «Жарагуа». Да не тут-то было! Бронь номеров была прекращена.

В «Эстаду» у Раула работал знакомый репортёр. Через него мы вышли на начальство газеты и после того как солидная пачка крузейро перекочевала из рук моего друга в руки некого сеньора-газетного босса, мы обеспечили себе удобный наблюдательный пункт.

Едет..Когда в виду отеля показалась вереница машин, волнение толпы достигло наивысшего предела. Всем хотелось увидеть ЕГО, сказать ему что-то, выразить своё восхищение, возможно даже пожать руку.

Огромный представительский автомобиль остановился напротив главного входа в отель. А когда из машины вышел ОН-началось светопреставление. Рёв огромного количества людей, свистки и сирены полиции-всё это слилось в потрясающую какофонию.

— Ю-рий!!! Ю-рий!!! Бра-во!!!Бра-во!!! -ревела толпа.

Человек невысокого роста в военной форме с обаятельной белозубой улыбкой не боялся толпы и не торопился идти в отель. Он махал жителям Сан-Паулу рукой и не прекращал улыбаться. Он знал что его обожают миллионы и миллиарды жителей этой планеты. Планеты, от которой он первым смог оторваться..

Паулисты и гости города-те, кому посчастливилось быть в первых рядах у входа в отель-пытались приблизиться к первому в истории космонавту, тянули к нему свои руки, но полиция оттесняла их, окружив плотным кольцом пятачок перед входом в отель.

— Юрий Алексеевич!! Здравствуйте!!! -что было сил заорал я по русски, когда Гагарин повернулся лицом ко входу в гостиницу. Мне показалось что первый в мире космонавт смог различить в португалоязычном хоре русские слова. Он бросил взгляд туда откуда они донеслись и на миг наши взгляды встретились. Но кроме меня из оконного проёма торчало не менее пяти голов и он конечно не смог понять-кто именно поприветствовал его на родном языке. А вскоре он вошёл в вестибюль «Жарагуа», куда допустили лишь аккредитованных журналистов и фоторепортёров..

Смешанное чувство гордости и грусти овладело мной. Скорее всего я никогда не увижу мою далёкую праРодину, которую покинули когда-то мои родители и из которой прибыл самый популярный в мире на сегодняшний момент человек. Но я не могу и не буду подавлять в себе гордость за то, что я тоже русский. Русский-как и он-тот, кого ждут в гости президенты и королевы. Тот, кого мечтают поцеловать кинозвёзды (3). Тот, кому желают пожать руку миллионы людей во всём мире.

— Что Вы крикнули ему? На каком языке? -спросил меня один из служащих «Эстаду». Остальные вопрошающе смотрели на меня. Видимо от некоторых не ускользнуло то что Гагарин после моего приветствия бросил взгляд на наше окно. Я молча улыбался. Думаю что у меня был глупый вид.

— Да русский он! Как и Юрий Гагарин! -сказал Раул.

— Русский?! Это русский, ребята! -заголосили работники «Эстаду» и все, кто присутствовал в помещении.

— Да, но я не из Советского Союза..-пролепетал я и с досадой посмотрел на Раула. Я с самого начала проникновения в «Жарагуа» просил своего друга никому не говорить кто я. И вот..

Ко мне бросились все, кто вместе с нами ждал здесь Юрия Гагарина. Чтобы воочию увидеть того, кто недавно был ближе всех к Богу. Люди жали мне руку, знакомились. Будто я имею какое-то отношение к первому полёту человека в космос..

— Этот русский-мой друг! -объявил Раул.-Мы с ним целый год провели в сельве.


* * *


Когда весной 1960 года мы вышли из сельвы и самолёт бразильских ВВС доставил нас в Сан-Паулу, я довольно долгое время пребывал в состоянии некой прострации. Впечатления полученные за год жизни вне цивилизации, а также всё то что произошло со мной и выходило за рамки объяснимого, заставило меня на какое-то время буквально уйти в себя. Я осмысливал свой невероятный опыт, раскладывал по полочкам в своей голове звенья той цепи, которая ещё не протянулась до логического финала. Я анализировал необъяснимые совпадения и разбирал по логическим нотам тот таинственный зов, который зазвучал в полный голос в моей голове, когда мы вошли за зелёный заслон сельвы. Этот зов не смолк-он лишь несколько утих. Но я знал что рано или поздно он вновь зазвучит громче и властно позовёт раскрыть тайну, которую скрывает сельва.

Расставание с первой любовью и странная трагическая гибель одного из проводников-индейцев нанесли мне глубокие душевные раны. И если последняя понемногу затягивалась, то первая продолжала болеть и оставалась веской причиной моего возврата в сельву, который рано или поздно должен состояться.

Моё состояние начало приближаться к депрессии. Но скатиться туда мне не дал Раул, за что я ему благодарен. Подробно рассказывая о том, что произошло в стране за время нашего пребывания в сельве и рассказывая о планах нашей будущей экспедиции, он разжёг во мне природное любопытство и поселил надежду на возвращение туда, где осталось моё сердце и куда стремился мой разум.

Очень скоро выяснилось что я стал обладателем неплохого счёта в одном из банков. Об этом меня оповестил Раул, который в очередной раз приехал ко мне на скромную съёмную квартиру, где я разбирался со своими мыслями и чувствами. Богачом я не стал, но той суммы, которая была в моём распоряжении, хватило не только на покупку небольшой уютной квартиры в Параисо (4), но и кое-что оставалось для сносной жизни. Так как я в повседневной жизни почти аскет и многого мне не нужно, то некоторую сумму удалось удачно инвестировать через контору братьев Бранку. Такую-же сумму получил Раул. Такие деньги появились у нас после продажи алмазов, которые были преподнесены нам племенем саат-тауока. Раул выгодно продал камни через своего знакомого.

А через некоторое время мы отправились в турне по стране.

Когда мы собирались покинуть деревню своих спасителей саат-тауока, новый город Бразилиа официально стал столицей страны. В первую очередь мы полетели туда. Мы бродили по городу будущего, созданному волей президента Кубичека, а также гением Лусио Косты (5) и Оскара Нимейера (6). Эта новая столица хоть и продолжала строиться, но уже выполняла свои функции. Город действительно потрясает, потому что не похож ни на какой другой.

Раулу новая столица не понравилась. Он был страстным патриотом своего родного города и по его мнению только Сан-Паулу был достоин стать столицей. Мне-же Бразилиа пришлась по вкусу. У меня новая столица вызывала ассоциации с вхождением Бразилии в новую жизнь, со стремлением страны к светлому будущему, с открытостью и свободой. Но случилось странное. Когда я увидел план города, который всем напоминал не то птицу, не то самолёт-я вдруг помрачнел. Я увидел в плане города..бабочку. Тут-же нахлынули эмоции недавнего прошлого, память выдвинула на первый план чёрную бабочку. И когда самолёт покидая новую столицу полетел на юг, к океану-я смотрел назад, словно пытался увидеть то место среди бескрайней сельвы, где жили люди Чёрной бабочки. Где осталась частичка меня..

Самолёт приземлился в Рио-де-Жанейро. Под набирающие популярность мелодии Жобима и гитарные ритмы Жилберту (7) мы проводили дни на пляжах Ипанемы и Капокабаны, а вечера в кафе и ресторанах. Жизнь в Рио била ключом и казалось что никакого переноса столицы не было.

В один из дней Раул объявил мне:

— Сегодня едем в Национальную библиотеку. Ты увидишь рукопись 512. В наше время получить доступ к ней не так просто. Слишком многие хотят увидеть и прикоснутся к легенде. Пришлось потратить ради этого некоторую сумму денег и сослаться на авторитет дяди. Но оно того стоит..

Прикоснуться к легенде в буквальном смысле нам не дали. И это правильно: если каждый желающий сделать это будет прикасаться к рукописи-то от неё ничего не останется. Сотрудник запасника библиотеки руками одетыми в белые перчатки осторожно перебирал 10 страниц по нашей просьбе.

Хотя рукопись была признана экспертами подлинной, для меня не требовалось доказательств её подлинности. От этих пожелтевших страниц веяло седой стариной и от них исходила какая-то притягательная аура. Вид рукописи вновь заставил громче звучать зов тайны-того что когда-то вышел на первое место и отодвинул на задний план стремление разбогатеть в нашем прошлогоднем походе.

Скорее всего я никогда бы не увидел сей манускрипт, если не повстречал Раула..

— Знаю о чём ты сейчас думаешь! -сказал Раул, когда мы покинули здание Национальной библиотеки Рио-де-Жанейро.-Когда мы выйдем искать Z и вернёмся к саат-тауока? Верно?

Я молча кивнул.

— Нет никаких сомнений в том, что мы через некоторое время займёмся этим..

А пока мы отдыхали. Из Рио мы выехали на север вдоль океанского побережья. Маратаизес, Гуарапари, Витория, Порту-Сегуру, Ильеус, Салвадор (8).. В Салвадоре-первой столице Бразилии, мы пробыли неделю. Этот город произвёл на меня не менее сильное впечатление, чем Рио. Его архитектура, смешение рас, культур и обычаев представляют собой нечто магнетическое. А посмотрев на состязания по капоэйре (9), я даже взял несколько платных уроков у местных местре-мастеров этого неповторимого боевого искусства и танца. Раул покатывался от смеха когда я под звуки беримбау (10) старался подражать движениям местре. И тем не менее, я так увлёкся стилем режионал (11), что решил продолжить заниматься капоэйрой по возможности.

Потом снова был Рио.

Как-то вечером, мы сидели в Ботафогу (12), в одном из открытых кафе у пляжа. Потягивая излюбленную кайпиринью, я любовался на огни берегов, окружающих бухту; на карабкающуюся по склону фавелу Дона Марта; на подсвеченную статую Cristo Redentor (13) на вершине Корковаду. Почему-то именно в этот вечер я понял: я люблю эту страну. Она стала моей второй Родиной..


* * *


Весь 1960-й год сельва не трогала нас, словно давая возможность опомниться и отдохнуть. А в наступившем 1961 году она дала о себе знать неоднозначными новостями.

В начале года умер от болезни сердца Леонардо Вилаш-Боаш, один из братьев, которые примирили индейские племена в верховьях Шингу. Пост Капитан-Васконселос переименован в его честь в Пост-Леонардо.

14 апреля 1961 года президент Бразилии Жаниу Куадруш подписал указ о создании Национального парка Шингу (14) с целью обеспечения выживания индейских племён региона и сохранение их традиционной культуры. Для нас с Раулом это означало то, что проникновение к «серым скалам» и к «горе саат-тауока» через территорию Национального парка будет затруднено, если вообще возможно.

Но самая неоднозначная и довольно зловещая новость пришла из района военной базы Кашимбу.

Научная экспедиция из трёх англичан, частично финансируемая Королевским географическим обществом, получила разрешение бразильского правительства на работу в штатах Мату-Гросу и Пара. В частности предполагалось нанести на карту верховья реки Ирири, а также спуститься вдоль неё вниз по течению до Шингу и Амазонки. Вместе с сотрудниками Бразильского географического института англичане с помощью наёмных работников-бразильеро прорубали от базы Кашимбу просеку-пикаду в восточном направлении. Достигнув одного из мелких притоков Ирири, совместная экспедиция начала работать в этом месте. По прорубленной пикаде члены экспедиции часто ходили в посёлок близ базы Кашимбу, чтобы забрать доставляемые им по воздуху провиант и оборудование, а также для сеанса связи с внешним миром.

Перед тем как начать работу в районе базы Кашимбу, учёные сделали запрос у властей о наличии там каких-либо индейских племён. Их заверили в том, что в этом районе не зафиксировано появление индейцев и не замечено ни одно поселение. Поэтому экспедиция смело принялась за работу.

В один из дней ранним утром член английской экспедиции студент-медик Ричард Месон двинулся по прорубленной пикаде. По окончании суток Ричард Месон не появился ни на базе Кашимбу, ни на базе экспедиции к востоку. Вышедшие на его поиск члены экспедиции нашли бездыханное тело студента на одном участке пикады, проходящей сквозь густой лес.

В Месона было выпущено несколько стрел, а затем студент был добит дубинками-бордунами. Стрелы, большой лук и дубинки были оставлены возле тела. Всё оружие неизвестных индейцев было передано братьям Вилаш-Боаш, тело студента доставлено в Кашимбу. Какому племени принадлежало оружие-достоверно установить вряд ли удастся. Но когда Орландо и Клаудио Вилаш-Боаш показали лук, стрелы и дубинки представителям других племён, то на основании их предположений убийцами Ричарда Месона были названы крен-акароре..

Власти тут-же закрыли район и получить разрешение на посещение района базы Кашимбу и верховьев реки Ирири стало либо очень трудно, либо невозможно. Военнослужащим несущим службу в Кашимбу было предписано соблюдать крайнюю степень осторожности и свести к минимуму выходы с территории базы.

— Интересно-что это было? -говорил Раул, когда мы обсуждали новость о гибели англичанина.-Предупреждение всем не соваться в тот район? Предложение всем цивилизадо убираться ко всем чертям? Так кто-же это сделал?

— Не думаю что это сделали саат-тауока.-сказал я.-Они живут довольно далеко от места убийства. И потом-это не в их интересах.

— Тогда только два варианта: крен-акароре или менкрагнотире.-сказал Раул.-Только два этих племени ближе других проживают к тем местам. Хотя..В Бразилии ещё много неконтактных, никому не известных племён.

— Думаю что ты верно сказал: предупреждение. Если цивилизадо с базы только взлетают и садятся на больших ревущих птицах, то новые пришельцы принялись зачем-то рубить лес. Индейцам это не понравилось-вот они и сказали: «Валите отсюда».

— Ну да..Думаю что с проникновением цивилизадо в те места подобные случаи могут повториться. И нам с тобой это не на руку..

— Как и указ о создании Национального парка Шингу.-добавил я.-Мало того что к саат-тауока теперь через парк не попасть-так ещё и район вокруг Кашимбу закрыли. Все новости пока против нас. Не нравится мне всё это..

Со времени нашего выхода из сельвы годичной давности для меня больше не было в этом мире случайностей. А не очень хорошие вести из того региона, куда мы намеревались через какое-то время выдвинуться, я воспринимал как некое предупреждение. Нет, у меня не было чувства того что нам закрыт путь в определённый район Амазонии. Но кто-то или что-то своеобразным способом предупреждали нас об опасности..

А летом того-же года в Бразилию прилетел Юрий Гагарин. Человек Земли уже вырвался в космическое пространство-а в глубине амазонской сельвы остаются неисследованными огромные территории. Если бы я мог-то я обязательно спросил бы первого в мире космонавта-было ли видно из космоса что-то необычное в бразильской сельве?

*******************************************************************************

Здесь и далее-примечания автора.


1. Отель Жарагуа (Jaraqua) -отель в историческом центре Сан-Паулу. Известен тем, что при посещении города в нём останавливались знаменитости. 1 августа 1961 года в отель Жарагуа заселился Юрий Гагарин, который в рамках мирового турне был с визитом в Бразилии по приглашению бразильского правительства. В лобби отеля экспонируется фото первого космонавта. Ныне отель носит имя Hotel Novotel Sao Paulo Jaragua Convention.

2. Газета Эстаду (O Estado de São Paulo) -штаб-квартира газеты располагалась в здании отеля Жарагуа, где с 1 по 8 этажи в описываемое время находились офисы коммуникационных компаний. С 9 по 23 этажи были заняты отелем.

3. Весь мир обошла фотография, где на 2-м Московском международном кинофестивале Джина Лоллобриджида целует Юрия Гагарина.

4. Параисо-район Сан-Паулу между между Авенида Паулиста и Парком Ибирапуэра. Сегодня это один из самых развитых и престижных районов города.

5. Лусио Коста-бразильский архитектор и градостроитель, один из основоположников современной латиноамериканской архитектуры. Новая столица Бразилии создана по его проекту.

6. Оскар Нимейер- архитектор, один из основателей современной школы бразильской архитектуры, пионер и экспериментатор в области железобетонной архитектуры. По его проектам в Бразилиа построено множество зданий и сооружений. Убеждённый коммунист.

7. Антонио Карлос Жобим (Antônio Carlos Jobim) и Жуан Жилберту (João Gilberto) -одни из основоположников музыкального стиля босса-нова.

8. Бразильские города, расположенные на побережье атлантического океана.

9. Капоэйра-бразильское национальное боевое искусство. Содержит элементы танца и акробатики. Сопровождается национальной бразильской музыкой.

10. Беримбау-бразильский однострунный ударный музыкальный инструмент. Тесно связан с капоэйрой.

11. Капоэйра Режионал-стиль капоэйры с упором на на развитии скорости и быстроты рефлексов.

12. Ботафогу-район Рио-де-Жанейро примыкающий к одноименной бухте.

13. Cristo Redentor (порт.) — Христос-Искупитель.

14. Национальный парк Шингу (Parque Indígena do Xingu) -первоначальная демаркация территории парка была проведена лишь в 1978 году. Окончательно границы Парка были установлены в 1998 году. Сегодня площадь Парка составляет 27 975 кв. км, его населяют представители 16 индейских племён.

Глава 1

Вошедшего в роду (1) темнокожего жогадора (2) среди учеников местре (3) я не видел ни разу. Его корда (4) была одного цвета с моей, а его его возраст был примерно тот, что и мой. Поэтому я, сообразуясь со своей логикой, не ожидал от предстоящей жогу (5) ничего необычного. Так сначала и было когда мы оба начали со стандартного ау аберто (6). Но через секунду я обратил внимание на то, что его жинга (7) была очень грациозна и напоминала движения кошки. Я атаковал первым, применив мартелу (8), но соперник мастерски ушёл от удара боковой эскивой (9) и попытался нанести мне удар галопанче (10). Уйдя от этой ручной атаки методом эскива байха (11), я тут-же попытался достать его кейшадой (12). И пропустил молниеносный бенсу (13) в корпус! Если бы состязание было-бы контактным, то мои ощущения были бы не очень приятными..

Желающих сменить кого-либо из нас не было и мы продолжили. Я вдруг услышал что темп музыки задаваемый беримбау сменился на иуна (14). Желая соответствовать, мы увеличили скорость и произвели взаимную серию различного рода атак кейшада и мартело, заработав одобрительные возгласы участников роды. При этом мне удалось один раз достать партнёра по жогу в голову. Однако очень скоро я понял что значительно уступаю в мастерстве своему оппоненту. И когда пытаясь понять что он будет делать после очередного обманного финта, мгновенно поплатился за это. Его искорпиу (15) был как неожидан, так и филигранно точен. В реальном бою, если таковой состоялся, мне бы не удалось устоять на ногах..

Местре остановил жогу, подав знак батерии (16). Пение прекратилось, пульсирующие ритмы беримбау и пандейр (17) смолкли. Мы с партнёром улыбаясь пожали друг другу руки.

Когда церемония трока де корда (18) закончилась, ко мне подошёл улыбающийся Раул:

— Это было здорово! Сержиу, друг мой, ты-молодец! Вот до чего может довести человека посещение Салвадора! До капоэйры. Поздравляю!

— С чем? -я уже привык к колкостям своего друга и не обижался на него.-Пояс мне не сменили. Мой последний визави-большой мастер..

— Но двух предыдущих ты явно одолел! -возразил Раул.

— Может быть.-согласился я.-Но всё это неважно.

— А что-же важно?

— Навыки. И атмосфера.

— Гм, насчёт атмосферы не знаю, а вот навыки-это да, это серьёзно. Ты только пожалуйста не двинь мне ногой в череп, если обидишься на меня, хорошо? А, амиго? -продолжал острить Раул.-Ну что, иди переодевайся, жду в машине. В своей машине.

— Ты приобрёл автомобиль?! -удивился я.-Какой-же?

— Увидишь. Среди припаркованных такого больше нет.

Раулу пришлось ждать довольно долго. После душа и переодевания, ко мне подошёл мой последний партнёр и протянул руку:

— Я Гафаноту (19). Будем знакомы.

— Я Сержиу. Рад знакомству, Гафаноту! -я пожал руку улыбающемуся негру.-Гафаноту-это похоже!

— Мой местре присвоил мне такой апелиду (20). Сержиу, я только что узнал что ты-русский! И я очень удивлён. Ты не бразилец, но ты хороший капоэйрист.

— Спасибо.-поблагодарил я своего бывшего оппонента.-Но я также стараюсь стать бразильцем!

Гафаноту засмеялся, а потом сказал:

— У тебя получается и то, и другое! Увидимся. Удачи!

— Увидимся, Гафаноту. Счастливо.

А потом подошёл Местре. Ученик самого Местре Бимба (21) положил мне руку на плечо:

— Сержиу, ты кажется говорил что скоро уезжаешь. Надолго? Надеюсь не насовсем?

— Нет, Местре, не насовсем. Но надолго.-ответил я.

— Что-же, Сержиу, я надеюсь что там, куда ты уезжаешь, тебе пригодится то чему я тебя учил. Скажу тебе кое-что напоследок. Ты соответствуешь своему уровню и не зря носишь оранжевую корду. Но игра с Гафаноту, которого пригласил я, показала что тебе не хватает внимательности. Развивай в себе это и помни: капоэйра-это движение. Я желаю тебе удачи. Надеюсь снова увидеть тебя в роде.

— Благодарю Вас, Местре. Я буду счастлив начать игру по команде Вашего беримбау (22)!

Местре пожал мне руку и заглянув мне в глаза, повторил два слова, которые вошли в моё подсознание словно команда к будущему действию:

— Внимательность и движение! И всегда делай жингу!

..Выйдя на улицу, я поискал взглядом Раула. Звук клаксона заставил меня оглядеться и я увидел своего друга. Он сидел за рулём странного автомобиля с необычно высокой посадкой. Его задняя часть была закрыта тентом и он больше напоминал военный грузовик нежели легковой автомобиль. Чуть выше огромного переднего крыла красовалась надпись: Toyota Bandeirante (23). Кажется я уже видел мельком такие машины на улицах города..

— Бандейранте-это мне понятно.-сказал я садясь рядом с Раулом.-А что за тойота такая?

— Сержиу, ты совсем не интересуешься техническим прогрессом в Бразилии! -ответил Раул.-Это японская машина с немецким двигателем! Производится теперь и у нас. Отличная машина!

После поворота ключа зажигания салон отличной машины наполнился стрекочущим рокотом.

— Пожалуй эта машина распугает всех на дороге как своим видом, так и звуком.-сказал я.

— Зато у неё отличная проходимость! А звук такой-потому что дизель!

Раул включил передачу и мы покатили на рычащем японско-бразильском чуде по улицам Сан-Паулу. Раул что-то рассказывал о сборочном производстве этих машин в Сан-Бернарду-ду-Кампу. Меня-же, как законченного гуманитария, это мало интересовало. Я смотрел на улицы города, который мы скоро покинем на неизвестное время.

Сан-Паулу. Самый небразильский из бразильских городов. Не являясь визитной карточкой Бразилии, он самый большой из всех городов этой страны. Будучи изначально лишенным доступа к таким пляжам как в Рио-де-Жанейро и не имея такой харизмы как у Салвадора, это город продолжает привлекать наибольшее количество людей со всей Бразилии и не только. Космополитичный, без каких-то особых архитектурных и природных изысков, этот стремительно растущий во все стороны гигант позволяет найти работу как выходцу с бедного северо-востока страны, так и иностранцу, покинувшему по каким-либо причинам Родину. Не обласканный властями, вечный соперник Рио, так и не ставший политической столицей, Сан-Паулу не испрашивая ни у кого разрешения, стал столицей экономической. Самые большие деньги делаются в Сан-Паулу, а не в столицах-как прошлых, так и в настоящей. И поэтому именно в Сан-Паулу стремятся как деловые предприимчивые люди самой большой страны Латинской Америки, так эмигранты со всего света, выбравшие для себя Бразилию второй Родиной. Именно поэтому когда-то здесь оказался и я..

— Ты знаешь, амиго, я поначалу скептически отнёсся к твоему интересу к капоэйре.-говорил Раул лихо крутя баранку японо-бразильского дизельного монстра.-Думал что это у тебя мимолётное увлечение: позанимаешься-и бросишь. Но ты молодец! Не бросил и более того-добился впечатляющих успехов. И я горжусь тем, что ты, мой русский друг, выбрал именно бразильское национальное боевое искусство. Но если честно-то я так и не могу понять-почему ты решил заниматься именно капоэйрой? Для чего тебе это?

— Надо-же чем-то заниматься.-ответил я.-Вот ты, например- для чего ты выучился на пилота? Когда и какими самолётами ты собрался управлять, если мы с тобой в скором времени будем в основном пешеходами? Уж не собрался ли ты купить самолёт?

Раул немного помолчал. Улыбнулся в усы.

— Вот чёрт, а ты ведь прав! Чем-то нужно заниматься. Мне вот нравится общаться с техникой. А тебе вот со всем этим.. Я не знаю-буду ли я когда-либо управлять самолётами. Может быть после нашей новой бандейры у нас будет столько денег, что купить самолёт-это будет сущим пустяком!

— А что тебя подтолкнуло идти учиться в лётную школу? -спросил я.

— Хм..Собственно к этому меня подтолкнули две вещи. Про них я скажу только тебе. Ну первая очевидна. Полёт Гагарина в космос, всеобщий интерес к авиации и космонавтике..Ты-же помнишь как его два года назад приветствовали паулисты? Ну а вторая..

Раул загадочно замолчал.

— Так какая причина номер два? -допытывался я.

— Помнишь эпену и «разговор с духами»?

— Да уж конечно помню-такое мне не забыть..

— В своём «разговоре с духами» я управлял самолётом и летал над сельвой. И мне как-то это запало в душу..-раскрыл вторую причину Раул.-Это конечно не рациональное объяснение.. Но вот как-то так я решился..

Воспоминания о событиях трёхлетней давности нахлынули на меня. Я мысленно переместился в пространстве и во времени. Каменные джунгли Сан-Паулу сменились зелёными джунглями Мату-Гросу и Пара..

В реальность меня вернули звуки музыки и голос Раула, который включил приёмник в автомобиле.

— Как тебе эта песенка? «Девушка из Ипанемы!» Все по ней с ума сходят! -Раул отбивал пальцами на руле ритм новомодного музыкального стиля.

— А что в ней такого-в этой девушке? Кто она такая что по ней с ума сходят? -не понял я. Но музыка мне нравилась. Была в ней какая-то меланхоличная одухотворённость..

— Да не по девушке, а по песне с ума сходят! Жобим и Ди Морайс написали.-разъяснил Раул.-Да что с тобой, Сержиу?!

— Да так..Вспомнилось..Извини, Раул. Песенка действительно прелесть. Добавь громкости.

И мы катили по улицам Сан-Паулу под звуки Garota de Ipanema, Раул давил на клаксон при виде красивых девушек и улыбался. А они-девушки не из Ипанемы, а из Жардим Паулиста и Параисо-улыбались нам и это было прекрасно.

Но я думал о другом. «Для чего тебе это?» Я пытался ответить сам себе на вопрос заданный Раулом. Я не знал точно-для чего мне это. Но я точно знал что это мне нужно.

После того как я увидел капоэйру в Салвадоре, можно подумать что я был очарован её красотой. Это действительно так. Но главное было не в этом. И плотно заниматься этим боевым искусством я начал не из-за его красоты. Эффективная защита -вот то что действительно меня привлекло в капоэйре. Когда и от кого я буду защищаться-я пока не знал. Но кто-то через мою интуицию говорил мне: придёт время — и тебе это пригодится..


* * *


Я не горел желанием встречаться с этим человеком. Я никогда не симпатизировал военным: для меня эти люди были слишком прямолинейны и вызывали не очень благостные ассоциации. Я хорошо помнил приход к власти в Парагвае генерала Альфредо Стресснера и всё что затем началось в стране. И вот мне предстояло встретиться с генералом. Только не с парагвайским, а с бразильским. Отказаться от встречи было никак нельзя. Потому что этот генерал был дядей Раула. Потому что этот генерал изъявил желание видеть меня..

Ещё на стадии знакомства с Раулом и его братьями я узнал о существовании некого влиятельного родственника, который также носил фамилию Бранку и был высокопоставленным военным. С некоторых пор мне невольно приходилось быть в курсе военной карьеры Умберту ди Аленкара Каштелу Бранку, потому что об этом я слышал из уст моего друга. А этот человек, которого в прошлом году произвели в генералы, вероятно интересовался моей судьбой. Иначе как объяснить его желание увидеть меня? Мне были не очень понятны причины его интереса к моей скромной персоне. Но для чего-то генерал бразильской армии решил увидеть русского парагвайского эмигранта. И видимо не только увидеть, но и обмолвиться с ним парой слов..

Дядя Раула и его братьев прибыл в Сан-Паулу. Намереваясь посетить дом семьи своего покойного двоюродного брата, он заранее дал знать об этом. Помимо племянников генерал Бранку пожелал увидеть и Сержиу Серебрякофф.

— Сержиу, пожалуйста не отказывайся! -попросил меня Раул после того как сообщил о предстоящей мне аудиенции, от которой я был не восторге.-Потому что если дядя Умберту захочет тебя увидеть-он всё равно тебя увидит. Даже если ты будешь против..

— Но зачем я ему?! -удивился я.

— Хочет посмотреть на друга своего племянника.-сказал Раул.-Ведь когда мы с тобой исчезли на целый год в сельве, именно он хлопотал насчёт поиска нас с самолётов ВВС. Ну и вот теперь он решил взглянуть на того кто целый год шатался с его племянником по джунглям. Согласись-вполне нормальное желание.

Я кивнул в знак согласия, но на душе почему-то скребли кошки..


* * *


— Значит Вы и есть тот самый Сержиу Серебрякофф?

В этом пожилом человеке среднего роста в гражданском костюме ничто не говорило о причастности его к армии. Если бы я не знал что этот сеньор имеет звание генерала и занимает должность заместителя начальника штаба Вооружённых сил Бразилии, я бы скорее принял его за богатого фазендейро. Ну или за председателя правления крупного банка.

— Да, сеньор Бранку, я Сержиу Серебрякофф.-ответил я. И подумал: «Зачем он задал этот вопрос, если Раул меня сразу ему представил? Или генералы любят всё уточнять? И что значит: тот самый?»

После того как я был представлен дяде Раула, он пожелал побеседовать со мной с глазу на глаз. И это мне не понравилось.

Генерал Бранку молча изучал меня. Я тоже молчал-а что мне ещё оставалось делать? Я изо всех сил старался не отводить взгляда и смотрел в глаза генералу. В его глазах я не видел ни пренебрежения, ни угрозы, ни какой-либо неприязни. Но когда прозвучал следующий вопрос, в голосе генерала появились металлические нотки:

— Почему Вы покинули Парагвай?

Я рассказал всё что рассказывал Раулу-ничего не утаивая и не приукрашивая.

— Вас преследовали власти Парагвая?

— Нет. Никаким преследованиям я не подвергался.-ответил я. И подумал: «Это уже допрос.»

Генерал встал. Моя попытка встать была пресечена властным жестом, который оставил меня в кресле. Я сидел и молча смотрел как ветеран «курящей змеи»(24) и дядя моего друга не спеша прохаживался по кабинету заложив руки за спину-будто кроме него в помещении никого не было. Казалось этот человек обдумывает какое-то важное решение.

— Я знаю что Вы если не спасли жизнь моему племяннику, то как минимум уберегли его от тяжёлых ран. Я благодарен Вам за это.-произнёс Умберту Каштелу Бранку не прекращая ходить по ковру в мягких туфлях.

— Раул-мой друг и я..

— Вы коммунист?! -генерал внезапно остановившись перебил меня. Это вопрос заданный в повышенной тональности голоса буквально подбросил меня с кресла.-Отвечайте!

— Я не коммунист, никогда им не был и не буду. Я не интересуюсь политикой.-ответил я глядя в глаза генералу. Теперь сталь была не только в голосе, но и в его взгляде.

— Сядьте.-спокойным голосом приказал мне дядя Раула. Я подчинился. Заместитель начальника штаба армии продолжил хождение по кабинету, но только теперь он не молчал:

— Мы-военные патриоты Бразилии-обеспокоены ростом коммунистических взглядов в стране. Советский Союз и Китай давно распространяют эту заразу в мире. А тут ещё и Куба «радует» -можно сказать, у нас под носом. Один из наших недоумков умудрился наградить этого сумасшедшего аргентинца орденом (25)! Не так давно у нас в Бразилии начала действовать маоистская коммунистическая партия (26)! Мы недавно разгромили несколько лагерей маоистов-коммунистов, которых готовили кубинские диверсанты. И знаете где они действовали? В Амазонии! И вот я узнаю о том, что мой племянник Раул ушёл в сельву- а с ним-какой-то русский! Совершенно естественно что я обеспокоился не только длительным отсутствием племянника, но и тем что с ним пошёл в амазонскую сельву абсолютно неизвестный нам человек русской национальности! Вы меня понимаете?

Я кивнул, потрясённый откровенной тирадой. Генерал Бранку продолжил:

— Что я должен был подумать, когда мой племянник уйдя в Амазонию с каким-то русским, пропал на целый год? Конечно я собрал о Вас всю имеющуюся информацию, в том числе и у парагвайских властей. Никаких связей с коммунистическими организациями не установлено. Связей с бразильским криминалитетом также нет. Раул очень лестно отзывается о Вас. Но это может пока ничего не значить! Учтите, Сержиу Серебрякофф, если Вы обманете меня или того хуже-вовлечёте Раула в нехорошие организации-то Вам не поздоровится. Как и моему племяннику-я не посмотрю на родственные связи. Что скажете?

— Сеньор Бранку. Я уверяю Вас-я никогда не состоял и не состою ни в каких политических партиях и организациях. Я даю Вам слово, что никогда не свяжусь с перечисленными Вами партиями и движениями. Я вне политики-это моё кредо.

Генерал Бранку остановился напротив меня. Я встал.

— Что-ж..Если Вы умееете держать слово-я буду только рад этому. Вот Вам моя рука.

Я пожал сухую горячую руку ветерана.

— Да, кстати.-Молвил генерал обыденным тоном.-Что у Вас с бразильским гражданством?

— Пока я его не получил. Всё время какие-то проволочки..

— Вот как? Ладно.-Генерал на несколько секунд о чём-то задумался, а потом сказал:

— Идёмте-же в гостиную. Нас там ждут.

И положив мне руку на плечо он увлёк меня к выходу из кабинета. Так мы и вышли в гостиную-словно старые друзья. Там нас поджидали все представители семейства Бранку.

— Мы познакомились с Сержиу поближе! -объявил Умберту Каштелу Бранку.-Раул, твой друг-весьма приятный молодой человек!

Я видел как у моего друга сменилось выражение лица. Оно перестало выражать озабоченность. Остальные заулыбались.

Было застолье. И были тосты. И конечно чаще других произносил тосты высокопоставленный родственник семейства Бранку. Один такой такой тост мне понравился:

— Дорогие мои! Сегодня среди нас находится человек русской национальности. А два года назад у нас в Бразилии с визитом был другой русский-Юрий Гагарин. Мы пригласили его к нам не случайно. Вы все здесь присутствующие знаете кто на самом деле был первым в истории лётчиком-воздухоплавателем. Американцы-наши друзья, но полёт их братьев Райт более напоминал прыжки лягушки, а их аппарат использовал для взлёта рельсы. Первым воздухоплавателем был бразилец-Сантос Дюмон (27)! А первым космонавтом стал русский. Мы наградили Гагарина «Крестом заслуженного аэронавта (28)» -ведь он тоже лётчик! После визита Юрия Гагарина между нашими странами были восстановлены дипломатические отношения. Так выпьем-же за то, чтобы бразильцы и русские обменивались только полезным и позитивным!

Выпивая бокал шампанского за это, я понял какой содержался намёк в произнесённом генералом Бранку тосте.

Когда я поздно вечером покидал дом семейства Бранку и попрощавшись со всеми собрался уходить, как вдруг меня окликнул генерал:

— Постойте, Сержиу!

Он подошёл ко мне и тихо сказал:

— Умберту ди Аленкар Каштелу Бранку тоже умеет держать слово. Даю Вам слово-у Вас в скором времени будет бразильское гражданство.


******************************************************************************


1. Рода (roda) -колесо, круг (порт.) Место для капоэйры, представляющее собой круг из хлопающих и поющих людей, а также играющих на специфических музыкальных инструментах.

2. Жогадор (jogador) -новый игрок-противник в капоэйре, сменяющий в роде одного из игроков.

3. Местре (Mestre) -мастер, опытный (порт.) Наивысший уровень градации мастерства в капоэйре, соответствующий красному шнуру.

4. Корда (cordão) -шнур, пояс (порт.) Пояса в капоэйре разных цветов, которые свидетельствуют об уровне мастерства.

5. Жогу (Jogo) -игра (порт.) Игра двоих оппонентов в капоэйре.

6. Ау аберто (Àu Aberto) -обязательное движение перед началом игры-поединка в капоэйре. Представляет собой сальто с опорой на руки и ноги, где последние остаются прямыми.

7. Жинга (Ginga) -характерное базовое для капоэйры перемещение по двум точкам.

8. Мартелу (Martelo) -молот (порт.) Прямой высокий удар голеностопом в голову сбоку.

9. Эскива (Esquiva) -защитное движение в капоэйре, уклон, изворот.

10. Галопанче (Galopante) -удар ладонью.

11. Эскива байха (Esquiva baixa) -уклон назад.

12. Кейшада (Queixada) -маховый полукруговой удар внешней стороной стопы во фронтальной плоскости. Удар наносится из уклона назад.

13. Бенсу (Bênção) -благословление (порт.) Толчковый пинок вперед стопой.

14. Иуна (Iuna) -ритм игры на беримбау, предназначенный для игры мастеров и других очень продвинутых игроков, под него игра приобретает изощренные формы, богатые сложными элементами. Характерен более для направлений капоэйры Режионал.

15. Искорпиу (Escorpião) -скорпион. Удар удар пяткой из-за спины с опорой на одну ногу и две руки.

16. Батерия (Bateria) -группа ударных инструментов, оркестр капоэйры.

17. Пандейру (Pandeiro) -музыкальный инструмент батерии — бубен.

18. Трока де Корда (Troca de corda) -смена поясов. Часто церемония смены поясов сопровождается шоу.

19. Гафаноту (gafanhoto) -кузнечик (порт.)

20. Апелиду (apelido) -имя или прозвище, которое получает ученик на церемонии посвящения в капоэйристы.

21. Местре Бимба (Mestre Bimba) -Manoel dos Reis Machado (Мануэль душ Рейш Машаду). Местре Бимба придумал новый стиль капоэйры, назвав его Luta Regional Baiana (Лута Режионал Баиана) или просто «Капоэйра Режионал». Стиль режионал-быстрая, динамичная и акробатическая капоэйра, очень яркая и зрелищная. Местре Бимба сделал капоэйру более эффективной и применимой как к самозащите, так и к нападению.

22. Игра в капоэйре режионал начинается после того как местре не прекращая играть, опускает вершину беримбау.

23. Toyota Bandeirante-внедорожник Land Cruisers серии J25, построенные в Бразилии компанией Toyota do Brasil Ltda с 1962 по 1968 год.

24. «Курящая змея» -эмблема бразильского экспедиционного корпуса, воевавшего в Италии во 2-й Мировой войне.

25. В 1961 году президент Бразилии Жаниу Куадруш наградил Эрнесто Че Гевару орденом Южного Креста.

26. Коммунистическая партия Бразилии вела партизанскую войну в бассейне реки Аагуая до 1974 года.

27. Альберто Сантос Дюмон-один из пионеров авиации. Родился и умер в Бразилии, однако большую часть взрослой жизни провёл во Франции. В Бразилии Сантос-Дюмона считают изобретателем самолёта и первым лётчиком.

28. «Крест заслуженного аэронавта» -или Медаль Сантос-Дюмона вручается командованием ВВС Бразилии за достижения в авиации.

Глава 2

«Куяба сама по себе была ужасно скучным местом, но хуже всего для меня была бездеятельность и сознание того, что время, которым мы располагаем, истекает..»

Эти строки, которые написал незадолго до своего исчезновения английский полковник Перси Гаррисон Фосетт (1), стали для меня неким жупелом. Но мы даже не подозревали-насколько они станут для нас пророческими, хотя со времени посещения полковником города Куяба прошло почти сорок лет..

Сойдя с трапа пассажирского самолёта в аэропорту имени маршала Рондона в Варзеа-Гранди (2) и отправившись в город на такси, я ожидал увидеть нечто похожее на захолустный посёлок. Однако я испытал удивление: Куяба со времени её посещения Фосеттом несомненно превратилась в город.

— Думали ли бандейранты, которые впервые очутились в этих местах, что когда-то здесь будет город и сюда станут доставлять людей по воздуху? -Раул задал вопрос глубокомысленным голосом будто бы самому себе, но таксист тут-же ответил:

— Конечно-же нет, сеньор! Ведь это было так давно..

— Кстати-первые бандейранты, добравшиеся сюда, были паулистами.-с гордостью сказал мой друг-коренной паулист.

— Сеньоры из Сан-Паулу?! -оживлённо спросил таксист. Видимо появляющиеся здесь паулисты были щедры в вопросах оплаты за проезд.

— Да, любезнейший. Из Сан-Паулу.-ответил Раул.

Прочитав незадолго до этого книгу Брайана Фосетта «Неоконченное путешествие» и освежив в памяти историю Бразилии, я не удивлялся той гордости, которую не скрывал Раул-потомок бандейрантов. Люди, которые впервые добрались сюда более трёх веков назад из родного города Раула, конечно достойны восхищения. Как и те, что найдя здесь золото, основали поселение Куяба, ставшее впоследствии не только городом, но и столицей штата Мату-Гросу. Весть о находке месторождения золота быстро распространилось по португальским владениям в Южной Америке, и в посёлок стали стекаться желающие разбогатеть. Но нас привела сюда не золотая лихорадка, хотя в нашей одиссее трёхлетней давности в сельве мы изначально ставили своей целью добычу драгоценного металла и повышение своего благостояния.

Благодаря поистине царскому подарку наших друзей из племени саат-тауока, я смог позволить себе тот уровень жизни, о котором я даже не мечтал работая скромным буфетчиком в захолустном кафе. И будь на моём месте кто-то другой, то быть может он никогда более не вернулся бы в сельву после того, что там с нами случилось, а пожинал плоды удачи. Но в моём случае всё было не так. Услышав таинственный зов сельвы, почувствовав неодолимое притяжение тайны, которую она скрывала, я был не только не силах сопротивляться этому, но и стремился во что бы то ни стало заглянуть за завесу таинственности. За все три года с дня нашего возвращения из сельвы, я всегда возвращался в своих мыслях к тому плану, который мы в общих чертах набросали под шум дождя сидя в индейской хижине посреди бескрайних болот Мату-Гросу.

Что касается моего друга Раула, то тайна древнего города в джунглях и маршрут последней экспедиции Фосетта были для него изначальной целью похода в сельву. Надо ли говорить о том, что он не менее рьяно чем я вынашивал мысль о новом походе? Чем бы мы не занимались с 1960 по 1963 год, мы всегда при встрече возвращались к идее экспедиции в сельву. По сути все эти три года мы занимались подготовкой к предстоящей экспедиции, а последнее время эта подготовка вошла в финальную стадию осуществления. Но почему мы на сей раз выдвинулись в Куябу, а не туда, где мы начинали своё проникновение в «цитадель Шингу» три года назад? Причиной этому стали как недавние события в том районе, которые становились серьёзными препятствиями на нашем пути, так и некоторые наши соображения, касающиеся выбора маршрута.

— Итак, полковник Фосетт, указывая в своих записках местонахождение древнего города, описываемого в рукописи 512, у реки Сан-Франсиску, почему-то отправился на его поиски совсем в другую сторону и прибыл в Куябу. Нам с тобой сегодня ясно почему он это сделал: его истинный маршрут был совсем другим-как и истинное местонахождение Z.-говорил Раул в один из последних дней перед нашим вылетом в столицу Мату-Гросу.-И вот ныне нам-отправляющимся на поиски города Z-наш первоначальный маршрут по которому мы выдвинулись в «цитадель Шингу», через которую мы могли бы пройти к искомому городу- стал едва ли возможным. Теперь, с официальным учреждением Национального парка Шингу братья Вилаш-Боаш по тем-же официальным и законным основаниям будут отслеживать всех пришельцев и выпроваживать их оттуда, да ещё заручившись поддержкой вооружённых сил. И если такое случится с нами, да ещё об этом узнает дядя..Мне не хотелось бы этого. Ну и кроме того-ты знаешь об этом трагическом случае с английским студентом Месоном близ базы Кашимбу. Военные и гражданские власти всячески сейчас препятствуют проникновению в район Серра-ду-Кашимбу кого-бы то ни было, за редким исключением. Уверен что мы с тобой точно не войдём в список этих исключений, обратись мы с официальной просьбой. И что из этого следует, дорогой Сержиу? Как ты считаешь?

— Рассуждая логически, из всего этого следует то, что нам придётся продумать другой маршрут.-ответил я.-И кстати-всё-же я бесконечно благодарен твоему дяде, Раул..

— Да-да, уважаемый гражданин Бразилии Сержиу Серебрякофф, я помню. Дядя слов на ветер не бросает-и вот ты наконец-обладатель бразильского паспорта. А по поводу маршрута-ты абсолютно прав. А не кажется ли Вам, дорогой бразильский гражданин, что само провидение направляет нас по следу Фосетта? -вопрос Раула мгновенно отобразил в моей голове карту Бразилии, на которой был прочерчен путь последней экспедиции бесследно пропавшего полковника.

— Куяба? -спросил я.

— Наши мысли идут бок о бок, Сержиу. И это хорошо! -ответил Раул.

— Ну хорошо. Куяба. А дальше? Мы пойдём-как все поисковые экспедиции до «Лагеря мёртвой лошади?» Не вижу смысла..

— Нет, Сержиу. Ты верно сказал: нет смысла. Нам не нужно идти до этого злополучного места. Это тот тупик, в который упирались все-и Дайотт (3) и все остальные. Потом они выходили из этого тупика в верховья Шингу и слушали разные байки о каком-то убитом белом цивилизадо со своими спутниками. Мы-то с тобой знаем куда нам нужно двигаться. Саат-тауока довольно точно указали район местонахождения «большой старой каменной деревни». Туда мы и отправимся. И для этого нам не обязательно идти в верховья Манисауа-Миссу, где расположен этот несчастный лагерь, где в 21-м году пала лошадь Фосетта. И не обязательно идти через те жуткие болота, через которые мы пробирались три года назад. Хотя рано или поздно мы всё равно туда вернёмся: в «серых скалах» нас ждёт то, что отняла у нас сельва в сезон дождей..

..-а на горе саат-тауока нас ждут те, кого мы покинули..-с грустью добавил я.

— Да, амиго.-подтвердил мой друг.-И мы обязательно туда вернёмся: в том нет сомнения! Но мы должны вскрыть эту тайну-тайну города Z! И если мы вряд-ли узнаем где именно закончился жизненный путь Перси Гариссона Фосетта, то найти древний город думаю нам по плечу! Ведь только мы с тобой так близко подобрались к этой разгадке!

— Так что-мы едем в Куябу?!

— Не едем-летим!

Вот так мы оказались в городе Куяба-административном центре бразильского штата Мату-Гросу. Я не сомневался в том, что туда нас направил кто-то или что-то. То что Раул называл провидением. То что с какого-то момента обозначило мой жизненный путь как звенья таинственной цепи, ведущей к разгадке тайны.


* * *


Поселившись в «Гранд-Отеле» на Руа Поконе (4), мы начали детально прорабатывать наш будущий маршрут к городу Z. Глядя на карту, можно казалось бы увидеть самый логичный и сразу бросающийся в глаза маршрут к тем местам, куда мы стремились. Так как нам нужно было пересечь горы Серра-ду-Кашимбу приблизительно посередине протянувшегося среди сельвы хребта между истоками рек Рио Мутуака и Рио Жаманшим, то можно было подумать, что лучшего и кратчайшего пути как по реке Телис-Пирис не найти. Стоит только выдвинуться из Куябы на север, пересечь плато Мату-Гросу и спустившись к истокам Телис-Пирис, продолжить по течению этой реки путь где-то до водопада Сети-Кедас и далее по суше до хребта Кашимбу. Но наш прошлый печальный опыт плавания на лодке по неизвестной реке с последующим крушением отвергал возможность такого путешествия. Мы убедились в том как можно очень быстро не только потерять всё, но и поставить под угрозу свои жизни. Телис-Пирис или по другому, Сан-Мануэл-это не мелкая речушка среди болот, а мощная и широкая река с обилием порогов и водопадов. Поэтому мы решили на сей раз передвигаться по суше, наняв опытных проводников. Если уж Фосетт в 20-х годах находил их в Мату-Гросу, то казалось что и нам не составит труда найти таковых.

Выяснив предварительную обстановку дел с местными путями сообщения, мы к некоторой своей радости узнали что часть пути мы сможем преодолеть по дороге! Не по лесной тропе, а по самой настоящей дороге, по которой ездят автомобили.

С городами и дорогами внутренней части Бразилии-особенно Амазонии-годами складывалась интересная и неоднозначная ситуация. На огромном расстоянии от столиц основывались и росли города, которые становились центрами штатов, а дорог между этими городами и столицами не было! Это создавало огромные трудности как для населения этих отдалённых городов, так и для властей Бразилии. Отсутствие автомобильных дорог тормозило заселение внутренних районов страны и осваивание громадных территорий. Понимая это, бразильское правительство разрабатывало грандиозный план строительства дорог на севере и северо-западе страны. Однако климат, ландшафт и природные условия Амазонии препятствовали этому значительно.

На нашей планете не так много государств, которые по территории сравнимы или превышают Бразилию. Но как климат, так и ландшафт этих стран не так упорно сопротивляются проникновению вглубь малоисследованных территорий и даже способствуют этому. Если, например, сравнить Россию с Бразилией, то Сибирь можно сравнить с Амазонией. Но только по величине, расстояниям и необъятности. Казаки давно прошли Сибирь до океана, а зимние сибирские морозы позволяют проникнуть по льду рек и болот в самые отдалённые уголки тайги и тундры. В Бразильской Амазонии такое невозможно. Стихия в сезон дождей разрушала построенные участки дорог, приходилось на проблемных участках строить дублирующие трассы. Всё это приводило к замедлению строительства и значительному удорожанию дорог.

— То что дорога Сан-Паулу-Куяба начала строиться ещё с 41 года-я знал. Но оказывается уже вовсю ведётся строительство трассы BR-29 (5), которая связывает Куябу, Порту-Велью и Риу-Бранку! -рассказывал Раул.-Умный и хитрый губернатор штата Рондония Пауло Нуньес Леаль, мечтая о дороге через свой штат, заручившись поддержкой управленцев компании Форд, приобрёл грузовик Ford F-600. Для управления грузовиком были отобраны три компетентных профессионала, способных преодолевать препятствия и трудности на пути. Присвоив грузовику имя «BANDEIRANTE», 10 октября 1959 года они выехали из Сан-Паулу. Преодолев по суше до Вилья-Белья более 3000 километров, они погрузили грузовик на судно. По рекам Гуапоре и Маморе доставили его в Гуажара-Мирин и затем погрузив грузовик на поезд по железной дороге прибыли в Порту-Велью 19 ноября того-же года. Новаторская поездка «Бандейранте» была широко освещена в газетах и журналах. И лишь после этого Пауло Нуньес Леаль в феврале 1960 года обратился к президенту Кубичеку с просьбой постройки дороги из Куябы через Рондонию в Порту-Велью. Мы с тобой всё это время были в сельве..

— И что президент Кубичек? -поинтересовался я.-Как он отреагировал на просьбу?

— Положительно. Пообещал воплотить в жизнь. И строительство началось. Но губернатор Леаль предпринял ещё одну акцию в подтверждении того, что дорога имеет право на существование. В октябре 60-го года караван из 7 грузовиков и одного джипа через 60 дней невероятно трудного пути прибыл в Порту-Велью преодолев на этот раз весь путь по суше. И вот, 31 января 61-го года в ходе простой церемонии, проведенной в Куябе президентом Кубичеком, было открыто сквозное движение по новой дороге. Конечно пока она непроходима в продолжительный период проливных дождей, которые выпадают на регион с ноября по апрель. Но в сухой сезон по ней едут машины, доставляя людей и грузы в ранее почти изолированные районы страны. И вот по этой дороге часть пути мы с тобой можем преодолеть на автомобиле! Осталось только найти проводника..

То что казалось простым на словах, оказалось совсем непростым на деле.

С тех пор как в 1718 году отряд бандейрантов под предводительством уроженца Соракабы Паскаля Морейра Кабрала обнаружил в этих местах золото, сонное существование этих мест изменилось. В основанную вышеупомянутым бандейрантом Куябу хлынули толпы людей в надежде разбогатеть. Куяба испытала несколько периодов расцвета и упадка, связанных с истощением месторождений, открытиями новых, войной и землетрясением. С появлением авиации и автомобильного транспорта город вновь стал рости. И хотя основу деловой активности в этом регионе ныне составляет сельское хозяйство, люди авантюрного склада характера продолжают прибывать в Куябу.

Золото и алмазы-вот что до сих пор влечёт сюда бразильских гаримпейрос. Кто в одиночку, кто небольшими партиями, эти господа бродят по окрестным серрадос (6) и шападам (7). Более смелые и опытные двигаясь на север, пересекают водораздел рек Парана и Амазонка, ищут золото и алмазы в непроходимых джунглях и в долинах неисследованных рек. Если кому-то из них улыбается удача, а они найдя искомое пытаются вернуться в Куябу, то это вовсе не значит что у господ гаримпейрос всё позади. На лесных тропах их поджидают воины из диких свирепых племён, а среди каменистых осыпей шапад их ждут господа бандиты. Но даже не погибнув от индейской отравленной стрелы и не будучи сражённым бандитской пулей гаримпейрос с добычей достигают Куябы-их там ждут не менее предприимчивые господа. Владельцы магазинов и пивных, содержатели публичных домов и игорных притонов, а также коррумпированные полицейские и чиновники-все они жаждут заполучить к себе искателей сокровищ сельвы. Как правило большая часть золота и алмазов, добытых тяжким трудом, оседает в карманах жулья. Часто гаримпейрос бесследно исчезают не в джунглях, а в самой Куябе. А те, кто живым добрался до города, и остался в живых в нём-через некоторое время с опухшими от пьянства лицами, оставив долговые расписки у торговцев и кабатчиков, снова отправляются на поиски. И только единицы их них становятся по настоящему обеспеченными людьми..

Помимо золотоискателей, из Куябы в сельву отправляется и несколько иной контингент. Лесоразработчики и серингейрос-собиратели сока каучуконосной гевеи. Но и эти господа оставляют в кабаках и притонах кровно заработанные гроши. После наступления темноты в злачных районах города происходят кошмарные пьяные драки, в которых активно пускаются в ход ножи и бутылки. Нередки и убийства. Но чаще всего незадачливого пьяного гаримпейро или лесоруба подстерегают на тёмной улице, избивают и обчищают их карманы.

Кроме того, из Куябы на север часто выходят разного рода экспедиции-как государственные, так и частнофинансируемые. В Мату-Гросу есть ещё немало мест, где реки на картах обозначены пунктиром, а огромные районы сельвы обозначены как «неисследованная территория». С целью нанесения на карту рек, гор и массивов джунглей из Куябы и отправляются экспедиции.

Хотя в последнее время ажиотаж связанный с исчезновением группы Фосетта несколько поутих-всё равно время от времени из Куябы выходят фанатично и романтично настроенные энтузиасты в надежде отыскать уже не живого-а его останки-полковника Фосетта. Все они стремятся в «Лагерь мёртвой лошади», чтобы оттуда по исключительно их соображениям начать поиски и разгадать тайну исчезновения полковника. Адепты различных мистических сект пытаются найти вход в некий потусторонний мир, куда по их мнению ушёл Фосетт со своими спутниками. Даже на поиски индейцев саат-тауока выходят из Куябы..

Все эти перечисленные выше люди выдвигающиеся в сельву с разными целями нуждаются в проводниках. Поэтому проводники, особенно опытные, которых как оказалось не так уж и много- в Куябе буквально на вес золота. Это мы узнали от чиновника местной администрации, куда мы заявились выяснить ситуацию с проводниками. И эта ситуация оказалась для нас сродни холодному душу.

— Здесь опытные проводники нанимаются задолго до выхода в сельву.-сказал сеньор Пинтада, чиновник к которому мы обратились.-Надеюсь вы не Фосетта ищете?

— Нет. Мы работаем на фармацевтическую компанию. Нам нужно попасть в междуречье рек Арипуанан и Рузвельт (8).-ответил Раул.-Там мы займёмся сбором ботанических образцов.

— Вот как? Это довольно далеко отсюда.-удивился сеньор Пинтада.-И вы не боитесь синта-ларга (9)? Наши дорожники на трассе BR-29 перед Рондонией отказываются там работать без охраны. Эти дьяволы-индейцы синта ларга-уже не одного бразильца отправили к праотцам.

— Мы будем осторожны.

— Хм. Ну что-ж..В такие места идти найдётся немного желающих из числа даже опытных проводников. Насколько мне известно-все они сейчас в сельве.-сообщил Пинтада.-Их нанимают только серьёзные экспедиции, огранизаторы которых платят неплохие деньги. Я знаю таких проводников пофамильно. Но повторюсь-все они уже наняты и находятся в пути.

— Неужели больше никого из проводников, заслуживающих доверия, нет в Куябе? -удивился Раул.

— Чтобы согласились вести в такие опасные места и на такие расстояния-нет. Это я вам точно говорю. Остальные могут лишь поводить вас по плато, на шапады, ну и в крайнем случае к истокам Реки Смерти, Ариноса или Сан-Мануэл.

— Насколько я понимаю-все опытные проводники задействованы до конца сухого сезона? -спросил я.

— Вы совершенно правы.-подтвердил Пинтада.-Например, в ту сторону куда вам нужно, водит группы проводник Фирмино, но он ушёл с географами куда-то в Рондонию. А проводник Кошта сейчас повёл группу каких-то богатых полоумных американцев к Манисауа-Миссу. Вот такие дела, сеньоры. Но вы знаете, возможно я мог бы вам помочь..

И сеньор Пинтада зарделся как девушка, опустив взор.

Раул быстрым твёрдым движением вынул из кармана крупную купюру и положил её под пресс-папье на чиновничьем столе. С лица сеньора Пинтада сошёл румянец и он заметно оживился:

— Да, вспомнил! Есть такой Жоаким Перейра-очень опытный проводник. Не боится ни индейцев, ни самого дьявола! За деньги проведёт куда захотите! Я слышал что он ходил даже до Пуруса (10). Но вот живёт он не в Куябе, а в посёлке Вильена (11). Оттуда до нужного вам района рукой подать. Я слышал что он сейчас не у дел и нуждается в деньгах.

— А как попасть в Вильену?

— Вам повезло: новая трасса действует!


* * *


Информация полученная от застенчивого сеньора Пинтада помогла нам лишь отчасти. Казалось бы-всё что нам нужно было делать-ехать в Вильену. Но и здесь были проблемы. Открытая для сквозного движения новая трасса BR-29 пользовалась дикой популярностью, особенно у жителей штатов Рондония и Акри. Ещё недавно они могли пользоваться лишь очень медленным речным транспортом, да дорогущим авиационным, которое было доступно далеко не всем. С появлением дороги, связывающей их с Куябой и Сан-Паулу, в обе стороны хлынул поток пассажиров и грузов. На весь сухой сезон, когда дорога была проходима для транспорта, занято было всё что можно и проплачено вперёд. Каждый квадратный сантиметр автотранспорта занят под грузы и пассажиров, поэтому о дополнительной посадке двух человек с грузом никто и слышать не хотел. Регулярность рейсов оставляла желать лучшего. Оставалась надежда на частный автотранспорт.

— Если бы я знал что здесь творится-то доставил бы сюда мой Toyota Bandeirante.-сказал Раул.-На нём мы бы с шиком доехали до Вильены. Что-же нам делать?

— Может быть нам стоит походить в местные питейные заведения? -предложил я.-По опыту работы в кафе могу сказать что в таких местах за дармовую выпивку у многих развязываются языки.

— А это идея, Сержиу! -поддержал Раул.-Только придётся посещать заведения невысокого ранга. Но только там ошиваются гаримпейрос и вся остальная шайка, ходящая в сельву. Думаю что и водители грузовиков встречаются в таких местах. Меня лишь смущает одно: кабацкий менталитет тех личностей. Но рядом со мной-капоэйрист и мне нечего бояться.

— Кроме того, я неплохо метаю чашки в голову дебоширов! -отшутился я, чем привёл Раула в состояние феерического веселья.


*******************************************************************************


1. Полковник П. Г. Фосетт отправлялся в своё последнее путешествие из города Куяба.

2. Варзеа-Гранди- (порт. Várzea Grande) — город и муниципалитет в Бразилии, входит в штат Мату-Гросу. Входит в экономико-статистический микрорегион Куяба. Местонахождение аэропорта «Маршал Рондон».

3. Джордж Миллер Дайотт-американец, один из исследователей, который в 1928 году возглавил экспедицию на поиски Фосетта.

4. Rua Poconé-ныне Avenida Getúlio Vargas (Авенида Жетулиу Варгас) -одна из главных улиц Куябы.

5. BR-29-ныне BR-364 или «Шоссе маршала Рондона». Начинается в Лимейре в штате Сан-Паулу и проходит на северо-запад через штаты Минас-Жерайс, Гояс, Мату-Гросу, Рондонию и Акри до Родригеса-Алвеса, а затем до Мансиу-Лима на границе с Перу. Он проходит через города Куяба (Мату-Гросу), Порту-Велью (Рондония) и Риу-Бранку (Акри).

6. Серрадос-иногда в сочетании кампос серрадос (campos cerrados) — «замкнутые поля» — обширный экорегион тропической саванны на территории Бразилии.

7. Шапада (или чапада) -столовые плато на Бразильском плоскогорье. Шапады состоят из горизонтально залегающих песчаниковых толщ с уступами, обрывающимися к кристаллическому основанию.

8. Арипуанан и Рузвельт-реки впадающие в Мадейру, которая является одним из крупнейших притоков Амазонки.

9. Синта Ларга-группа племён, проживающих в штатах Рондония и Мату-Гросу, в том числе в бассейнах рек Арипуанан и Рузвельт. Известны своей воинственностью. Входят в языковую группу тупи.

10. Пурус-крупная река в штате Амазонас, приток Амазонки.

11. Вильена-населённый пункт в штате Рондония.

Глава 3

— Мы зависли в Куябе, теряя драгоценное время-точь в точь как Фосетт в 21-м году! -сказал Раул, выпивая очередной бокал пива в очередном кабаке города.

— С одним лишь отличием: мы ищем проводника, а он искал второго компаньона.-уточнил я.

— И он не найдя подходящего человека, отложил путешествие и выехал в Рио. Эх, жаль будет возвращаться ни с чем в Сан-Паулу! Тогда придётся отложить экспедицию ещё на год..

Сезон дождей закончился, поэтому основная масса гаримпейрос, серингейрос и прочих авантюристов уже покинула город. Питейные заведения были полупусты. Мы обошли их уже не по одному разу и нас уже узнавали. Мы беседовали с барменами и хозяевами заведений, если это удавалось, расспрашивали о том как нам уехать в Вильену, но ответ был почти всегда один: ищите частника. Мы искали. Но нам не везло. Совсем недавно уехал грузовик в Порту-Велью, но мы ничего об этом не знали. Мы пытались уговорить водителей грузовиков взять нас, но всё было занято. Подойдя на улице к владельцу старого американского джипа, мы предложили ему хорошую цену за доставку наших тел и груза до Вильены. Но хозяин машины с опаской глянув на нас, отказался. Наша экспедиция забуксовала ещё не войдя в сельву, споткнувшись о пустяковые казалось бы трудности.

Мы собирались уже уходить, как в заведение ввалилось пятеро мужчин. Хозяин кабака засуетился перед одним из них. Компания заказала выпивку. Наблюдая за вновь прибывшими в кабак людьми, я отметил для себя что они несколько отличались от обычного контингента спускающего деньги в подобных местах. Вели они себя не развязно, пили не так много. Никого не задирали, никто не осмеливался вступать в конфликт с ними. Одеты они были опрятно, все весьма спортивного вида и не лишены даже какой-то выправки, которая присуща военным людям. Кто знает-ведь не все старатели поголовно моты и пьяницы..

— Что это за ребята, приятель? -спросил Раул у соседа по столику-обрюзгшей спившейся личности.

— А-а, эти? Это Тейшейра со своими парнями. Он у них верховодит. Уходил в сельву в прошлом году, думали что им уже крышка. Но как видите, все они живы и думаю что торчали в сельве не зря. Готов поклясться что Тейшейра нашёл золото или алмазы.-ответил забулдыга.

— Они гаримпейрос? -спросил я.

— Как вам сказать..Вроде бы и да, а вроде бы и нет..

— Что это значит? Говори яснее! -нахмурился Раул.

— Сеньоры, вы ведь наверное знаете как себя ведут гаримпейрос, когда они выходят из сельвы. А Тейшейра со своими ребятами ведут себя немного по другому. Никогда не напиваются вдрызг, не светят самородками и камнями.-пояснил пьяница.

Я заметил что Тейшейра поглядывает в нашу сторону. Видимо интерес был взаимным. Я сказал об этом Раулу.

— Ты знаешь этого Тейшейру? -осведомился Раул.

— Да. А что?

— Скажи ему что мы хотим с ним поговорить. Вот тебе на хорошую выпивку.

Пьянчуга схватил со стола деньги и пошатываясь зашагал к стойке, где расположилась компания Тейшейры. Не знаю-что сказал пьяница старателю, но Тейшейра заулыбался и махнул нам рукой. Мы подошли и познакомились с ним и его друзьями. Всё было просто, однако я почувствовал какое-то немного снисходительное отношение.

— А-а, это те самые смелые сеньоры, которые не боятся синта- ларга! -воскликнул один из гаримпейрос, уже принявший внутрь некоторое количество кашасы.-Эти индейцы Рондону и Рузвельту (1) задали жару! Так это были маршал Бразилии и президент Америки! А уж вас двоих пристрелят как индюков!

И вся компания захохотала. Проклятый Пинтада, чиновничья морда! Он разболтал о нас и теперь в городе нас знают как хвастунов!

Ссора была нам ни к чему. Я улыбнулся, Раул тоже. Однако улыбка моего друга была несколько кривой. Я уже знал что такая улыбка одного из братьев Бранку не сулила ничего хорошего. Кажется Раул был готов высказать хохотавшим шутникам всё что он о них думал. Я напрягся. Но ситуацию спас Тейшейра:

— А ну заткнитесь! Разгоготались..

По видимому авторитет вожака в этой команде был непререкаемым и смех тут-же прекратился. Это в свою очередь оценил Раул и объявил:

— Всем выпивка за наш счёт!

Гаримпейрос одобрительно загудели. Атмосфера была разряжена. Пришлось выпить кашасы за знакомство. Всё это время Тейшейра внимательно смотрел на нас.

— Наверное вы хотите что-то спросить у меня? -Здоровяк Тейшейра обладал дружелюбием и был не лишён проницательности.-Если так, то я к вашим услугам, сеньоры!

— Верно.-ответил я.

— Что-же вас интересует?

— Приятель, ты знаешь проводника Жоакима Перейру из Вильены? -спросил Раул.

— А как-же! -ответил Тейшейра.-Опытнейший проводник, ходит по сельве с юности. Отличный бразильеро. Я сам ходил с ним в верховья Гуапоре (2), хорошо знаю его. Готов поклясться в том, что вы хотите нанять его! Что-ж, в те места, куда вы хотите идти-пойдут немногие. Жоаким в их числе. Но берёт он немало за опасность.

— А ты случайно не знаешь-Жоаким сейчас в Вильене?

— Вам повезло, сеньоры. Мы возвращались из Акри и останавливались в Вильене. Я видел Жоакима, он был там.-обрадовал нас Тейшейра. Если только это всё не было враньём. Кто знает-может быть этому предводителю группы гаримпейрос просто хотелось поболтать с наивными паулистами..

— Мы никак не можем туда выехать! -посетовал я.

— Вы мне нравитесь, сеньоры! Вот уж не знаю почему, но мне кажется что вы-славные ребята! -объявил Тейшейра.-Так уж и быть, попробую я вам помочь с этим.

И вожак нестандартной команды гаримпейрос подсказал нам заведение, где любят собираться водители грузовиков.

— Я не знаю-зачем вы идёте в сельву между Арипуананом и Рузвельтом, это не моё дело. Но кажется пока там ничего дельного не нашли, а вот в Акри..Не зря Бразилия оттяпала этот кусок земли, ох не зря (3)! -улыбаясь сказал нам напоследок Тешейра. Да, и ещё вот что. Жоаким Перейра-довольно своеобразный тип. Если ему кто-то не понравится -он может и отказать несмотря на предложенные деньги. Поэтому как только начнёте с ним переговоры-скажите что это я-Хорхе Тейшейра- направил вас к нему. Передавайте от меня большой привет Жоакиму!

Поблагодарив Тейшейру, мы тут-же выдвинулись в шураскарию (4) на окраине Куябы, указанное им. Там было многолюдно. Мы уселись за столик взяв мяса к пиву.

— Мы так алкоголиками станем, пока найдём того кто нам нужен.-сетовал Раул.-Кроме того, я определённо раньше видел этого Тейшейру. Только не могу никак вспомнить-где и когда..

— А мне показалось что он с самого начала появления его команды разглядывал нас. И сразу какое-то любезное к незнакомым людям.-заметил я.-Странно. С чего бы это?

— У вас свободно, сеньоры? -спросил подошедший бразильеро.-Сегодня тут не протолкнуться..

— Присаживайся, места хватит.-ответил Раул.

— Спасибо. Меня зовут Лаэрте.

— Раул.

— Сержиу.

Мы разговорились с Лаэрте. Словно боясь спугнуть удачу, мы поначалу не касались темы автотранспорта. Разговор пошёл про охоту и ружьях. Лаэрте похвастался тем, что однажды на Такуари убил ягуара.

— Нам доводилось встречаться с этими красавчиками на Шингу.-сказал Раул.

— На Шингу? Да-а, там можно было неплохо поохотиться. Сейчас туда из-за этого долбанного индейского парка не попасть.-отхлёбывая плохонький коньяк говорил с какой-то ленцой Лаэрте.-А здесь, вокруг Куябы всё распугали! Однако я скоро поохочусь. За Диамантину (5) случается что зверьё выходит прямо на новую трассу.

— За Диамантину?! Скоро? А как ты туда попадёшь? -Усы Раула хищно зашевелились. Неужели к нам подсел тот кто нам нужен?!

— Я завтра еду в Риу-Бранку (6). Далёкий рейс. Выгодно повезу груз.-ответил Лаэрте.

— Ты шофёр? -догадался я.

— Да, амиго. И не только шофёр, но и владелец отличного грузовика! Я знал что на этой новой дороге будут востребованы машины. Не зря я перегнал свой Форд в Куябу из Рибейран-Прету (7)!

— Так ты из Рибейран-Прету! -воскликнул Раул.

— Ну да..

— А мы из Сан-Паулу!

— Так мы земляки! За это стоит выпить! -обрадовался наш новый знакомый.

Земляки выпили.

— Ну и как бизнес здесь идёт? -спросил я.

— Отлично! Пока ни разу не ходил пустым! -хвастал Лаэрте.

— На завтра грузовик полный? -поинтересовался Раул.

— Да есть ещё места под тентом.-ответил владелец грузовика.

— Слушай, амиго! А ты не мог-бы взять нас до Вильены?! -спросил Раул.-Мы хорошо заплатим.

— До Вильены? А почему бы и нет? Как я могу отказать землякам! Поехали!

Мы обговорили цену, дали Лаэрте задаток и скрепили договор выпивкой. Лаэрте даже показал свои документы:

— Никакого обмана. Лаэрте-честный парень.

Я с трудом скрывал радость. Повезло! Спасибо Тейшейре!

— Чего едете в эту дыру? -поинтересовался Лаэрте, пребывающий в благодушном настроении. Ещё-бы: перед самой поездкой он заполнил свой грузовик под завязку, содрав с земляков неслабую сумму..

— Мы в отпуске. Вот решили поохотиться, рыбу половить в Рондонии.

— Понятно. Всё, я вас беру. Правда будет тесновато..Под тентом кроме грузов едут ещё 8 человек.

— Во сколько выезжаем? -спросил я.

— Завтра в восемь утра. К этому времени будьте с поклажей здесь, у шураскарии. Я подъеду, быстро перекушу и поедем.


* * *


Утром мы, едва протерев глаза, покинули на заранее заказанном такси гостиницу и вскоре были у вчерашней шураскарии. Никакого грузовика здесь пока не было.

— Если он обманул нас-я найду его и вышибу из него дух! -пообещал мой друг. Задержка в Куябе взвинтила ему нервы.

Но точно к восьми часам на пустынной улице показался старый грузовик Форд, кузов которого был покрыт выгоревшим почти добела брезентовым тентом. Лаэрте выскочил из кабины:

— Деньги вперёд!

Раул отсчитал ему оговорённую вчера сумму.

— Грузитесь в кузов. Сейчас я хватану кашасы-и поедем! -сказал Лаэрте.

— Хороший у него утренний перекус, нечего сказать.-ворчал Раул, когда мы карабкались в кузов с поклажей.-Сдаётся мне, что поездочка будет весёлой..

В кузове под тентом уже сидели на боковых деревянных лавках восемь человек. Между лавок была гора ящиков и тюков, кое-как скрепленная верёвками. С трудом пристроив свой груз, мы уселись друг напротив друга на краю лавок.

Старенький расхлябанный грузовик тронулся с места скрипя рессорами. Миновав последний квартал города, убитое детище концерна Форд двинулось по грунтовой дороге (иных пока здесь не было) на север вдоль берега реки Куяба. Водитель, с утра заправленный кашасой, раскочегарил старую калошу до приличной скорости. Новая трасса BR-29 не могла похвастать ровным покрытием и поэтому трясло и кидало на ухабах так, что пассажиры не успевшие за что-нибудь ухватиться, летали по всему кузову, рискуя разбить головы. Пассажиры ругались, кляли на чём свет стоит водителя, его «отличный грузовик» и новую дорогу, стараясь держаться за что попало и друг за друга.

Мы сидели у заднего борта и смотрели на убегающую назад дорогу. Я вцепился одной рукой за верёвку, которой был перетянут ближайший тюк, а другой-за доску борта.

«Пройдёт какое-то время-и тысячи километров дорог пересекут Амазонию в разные стороны подобно паутине. Будет сведено огромное количество уникальной флоры, согнано со своих земель множество индейских племён, а земли вдоль этих дорог будут отданы на откуп фазендейро и загажены промышленными предприятиями. Во имя прогресса будет нанесён непоправимый урон Великому Лесу.» -Поначалу мной овладели не очень весёлые мысли. Но путешествие продолжилось-и это было уже неплохо. А наблюдая за тем, что происходило под тентом грузовика, моё настроение быстро пошло вверх.

Ехали мы со скоростью не менее шестидесяти километров в час, что для такой дороги было немало. Видимо Лаэрте было наплевать на все ямы, ухабы, свою развалюху и пассажиров. Надсадно ревел старый изношенный мотор, визжали изредка тормоза, страшно воняло бензином и выхлопными газами. Громыхали подпрыгивающие ящики и наши зубы; кузов болтало как из стороны в сторону, так вверх и вниз. Слышалась отборная бразильская ругань.

Я разглядел пассажиров. Правее меня сидело трое негров. Далее за ними подпрыгивали два весёлых белых бородача. Рядом с Раулом сидела гороподобная негритянка с ярко накрашенными губами, которые всегда были растянуты в улыбке. Ей она одаривала всех-видимо в качестве компенсации за два посадочных места, которые она занимала одна. За ней сидел мрачный тщедушный субъект и далее-падре в чёрной длиннополой одежде и такой-же чёрной огромной шляпе.

Негры мужского пола скалили ослепительно-белые зубы, двое бородачей подтрунивали над всем и вся. Мрачный субъект на каждом ухабе изрыгал проклятия, падре бормотал что-то себе под нос, может быть молился. Огромная чёрная женщина молча улыбалась поворачиваясь к каждому, кто издавал звук. Трое негров на каждое проклятие мрачного разражались оглушительным смехом.

Обруливая очередную рытвину, Лаэрте крутя баранку заложил такой крутой вираж, что Раул не удержавшись слетел со скамьи, а затем при возвращении грузовика на прежнюю траекторию мой друг, оттолкнувшись от горы тюков, приземлился аккурат на свою соседку. Его руки инстинктивно упёрлись в двухместные бёдра красотки. При этом его голова была спасена двумя огромными мягкими выпуклостями, которыми обладала негритянка. Голова моего друга на секунду потерялась в замечательной груди, а затем вынырнула с изумлённым выражением на лице.

— Прошу прощения, сеньора..-сказал Раул, садясь на своё место.

— О-о, ну что Вы- ничего страшного! -ответила улыбающаяся соседка моего друга. Она не скрывала того что ей сей инцидент понравился: Раул очень видный мужчина.

Трое негров хохотали так, что я боялся за свои перепонки. Бородачи просто стонали. Даже у мрачного субъекта на лице появилось что-то вроде улыбки. Падре крестился. Я с трудом сдерживал смех и просто улыбался.

Грузовик нёсся по песчаной дороге, усыпанной острыми камнями. С одной стороны был берег реки, с другой-редколесье, перемежавшееся зарослями кустарников и возделанными участками. Я ясно представлял себе-что с нами будет, если грузовик въедет в дерево или улетит в реку. Неизвестно-что предпочтительней. Кажется первое..

Взошедшее солнце растопило туман, стелящийся через дорогу и стало жарко. Бородачи подняли передний кусок тента возле кабины и образовавшаяся брешь стала забирать воздух. Стало немного прохладнее, но зато рёв мотора стал ещё громче.

Грузовик стал часто останавливаться: перегревался мотор и Лаэрте доливал воду в радиатор, бегая с ведром к реке. Отчаянно ругаясь, Лаэрте открывал капот, доливал воду в протекающий радиатор, с жутким грохотом захлопывал капот, садился в кабину, где рядом с ним было всё завалено мешками, включал скорость и снова выжимал из своего грузовика всё возможное и невозможное.

К полудню духота становилась невыносимой. А если к этому добавить бензиновую вонь и бесконечную тряску, мешающую нормально сидеть-то можно представить эту поездку.

Когда Форд замедлял ход взбираясь вверх по склону, приток воздуха под тент почти прекращался и мы чувствовали себя словно в бане со специфическим бензиновым ароматом. Пот катил с нас всех градом. Лица негров лоснились и блестели, но это не мешало им веселиться. Субъект между негритянкой и падре разделся до пояса и его скелетообразный торс являл собой разительный контраст с телесами его соседки. Но её лицо чаще было повёрнуто к статному Раулу: она явно мечтала о повторении спасательной операции в отношении своего симпатичного соседа с помощью своих прелестей.

Все как могли расстегнули одежду, которая была пропитана потом. А когда полная красотка немного расстегнула на арбузоподобной груди блузку..Туда, на чёрные блестящие холмы, смотрели все. Все, кроме падре: он был по прежнему застёгнут до горла и не снимал шляпы. Я смотрел на него со страхом: я наверное уже сварился бы под чёрным глухим одеянием.

Так к вечеру мы добрались до Диамантину. Ночевать устроились в захудалой гостинице.

— Чёртов землячок! -негодовал Раул.-За такую цену мы или разобьёмся, или задохнёмся!

— Или умрём со смеху! -добавил я.

Утром Лаэрте съездил на автозаправочную станцию и мы двинулись дальше. Дорога взбиралась по отрогам Серра-дус-Паресис (8). Возвышенности невысокие, но крутых подъёмов и спусков на дороге было хоть отбавляй. Машина натужно и жалобно выла взбираясь с холма на холм.

Вот начинается крутой подъём. Машина долго ползёт в гору, на третьей, на второй.. наконец на первой передаче. Двигатель орёт на максимальных оборотах. Болтанка в кузове прекращается, но тут-же возобновляется едва грузовик попадает горизонтальный участок дороги. А уж если дорога под уклон-то тогда держись! Лаэрте разгоняется, выключает скорость и несётся вниз накатом, экономя топливо. Тут уж будь хоть какие ямы и ухабы: наш отважный ас ни за что не затормозит. Мы все судорожно цеплялись за что можно и оставалось лишь молиться по примеру падре. Мне было непонятно лишь одно: как старая телега Лаэрте всё это выдерживала. Она визжала, скрипела и стонала по всем швам.

Пошёл дождь. Ухудшавшаяся с каждым километром дорога вдобавок стала ещё и скользкой. Все ямы и рытвины тут-же заполнились водой, глинисто-песчаная трасса превратилась в полосу маслянистой грязи. Однако бесстрашный Лаэрте не снижал скорости. Брызги и грязь летели из-под колёс фонтанами, машину заносило: она то и дело норовила развернуться поперёк дороги. Становилось по настоящему страшно и лишь после того как мрачный тощий субъект с проклятиями постучал по кабине, Лаэрте несколько снизил убийственный темп.

Дорога становилась всё хуже, колея в грязи всё глубже, сама грязь всё жиже. Мы замирали от страха, когда грузовик ведомый «землячком» переезжал по шатким деревянным мосткам через речки и овраги. Если что-то случится с рулевым управлением или тормозами..

Снова затяжной подъём. Машина ревёт, буксует, кидает куски грязи из-под колёс-и ни с места! Мы все-кроме двухместной леди- вылезаем и толкаем грузовик сзади. Грязь летит в нас, залепляя одежду, попадая на лицо. Мы поднажали-и машина тронулась. Понемногу грузовик наконец взбирается на склон. Мы бредём вслед за Фордом пешком, залезаем в кузов, перепачканные бурой грязью, провонявшие бензиновой гарью. Лаэрте жмёт педаль акселератора в пол и машина вдруг ныряет вниз по крутому склону. Грузовик страшно заносит. Задняя часть елозит то вправо, то влево, а наш неустрашимый земляк из Рибейран-Прету продолжает ездить по скользкому склону накатом, да ещё и с выключенным двигателем..

Слишком поздно заметив лежащий поперёк дороги ствол упавшего дерева, Лаэрте необычайно резко тормозит. Грузовик продолжил катится юзом, с заблокированными колёсами и естественно потерял управление. Тяжёлую машину развернуло боком и она не очень плавно врезалась в ствол внушительной толщины. И без того изуродованное крыло приобрело ещё одну внушительную вмятину.

..На дороге завал. Смытые с бокового склона потоком воды деревья сгрудились прямо на трассе. С великим трудом, выбиваясь из сил, кляня на чём свет стоит дорогу, мы общими усилиями растаскиваем деревья, освобождая путь.

Лес начинает смыкаться с обеих сторон дороги: сельва всё ближе. Грузовик то и дело подпрыгивает переезжая через огромные корни небрежно срубленных деревьев. В середине очередного длинного подъёма у Лаэрте что-то не клеится и машина глохнет. Он ставит грузовик на стояночный тормоз-благо он ещё работает! -и с руганью выходит из кабины. Но видимо всё-же фрикционные накладки в тормозных барабанах износились: не успел водитель открыть капот, как машина покатилась назад! Лаэрте с негодующим воплем кинулся в кабину и нажал на тормоза. Машина встала. Мы вылезли и подложили под колёса несколько коряг. Лаэрте включил стартер. Но он крутанув двигатель несколькими вялыми оборотами, остановился. Разрядился аккумулятор. Лаэрте взял рукоятку и попытался запустить двигатель вручную. Тщетно. Мы все снова вылезли из-под тента-даже мягкая соседка Раула-и стали высказывать предположения о причинах незапуска мотора. Некоторые из них просто идиотские.

После короткого перекура, во время которого Лаэрте и некоторые пассажиры курили возле машины и во время которого я молил Бога о том, чтобы не вспыхнули пары бензина, Лаэрте ещё раз попытался запустить мотор. Он прокручивал коленчатый вал двигателя с остервенением, которому позавидовал бы стартер. Один из негров, наблюдая за непостижимой скоростью рук водителя, высказал предположение о том, что в сущности стартер явно проигрывает мускульной силе Лаэрте. Наш чудо-шофёр бросив убийственный взгляд на шутника, вновь набросился на рукоятку. Пот ручьём вытекал из-под его шевелюры, стекая частыми каплями по лбу на нос и далее-на упрямо оттопыренную нижнюю губу. Я отвернулся чтобы Лаэрте не увидел мой смех, который я давил в себе усилием воли.

Мотор не завёлся. Лаэрте в сердцах швырнул рукоятку на землю и сел в кабину с безучастным видом, насвистывая какой-то популярный мотивчик: мол меня это не касается. Затем вскочил, открыл капот и некоторое время крутил там что-то. Пока он там копался, один из бородачей взял рукоятку и попытался запустить двигатель. Негры вовремя его остановили-иначе при теоретически успешном запуске мы могли бы лишиться нашего аса. Но вот Лаэрте покинул моторный отсек, негры отпустили бородача, он крутанул рукоятку. Двигатель запустился с пол-оборота. Лаэрте с радостным рёвом захлопнул капот, воздал хвалу Деве Марии, прыгнул в кабину. Едва последний пассажир успел залезть в кузов, как Форд рванул с места..

Лаэрте оказался ужасно невезучим человеком. И наблюдая за тем что с ним и с его машиной происходит, я поражался тому как он ещё остался в живых.

Как-то днём, во время обеденной стоянки Лаэрте сообщил всем что он сходит с ружьём в лес, «подстрелит что-нибудь.» Взяв ружьё, он скрылся в зарослях. Через несколько минут мы услышали отчаянный крик и громкую брань. Оказывается наш «охотник» провалился по грудь в рытвину, заполненную водой. Ружьё и патроны были подмочены..

Вечером мы подъехали к разветвлению дороги. Левая продолжала идти по гребню Серра-дус-Паресис, а правая..Правая неизвестно куда. Все начали гадать: куда-же идёт правая дорога. Лаэрте сообщил что это старая дорога к телеграфному посту Утиарити на реке Папагайу (9). Здесь мы остановились на ночлег не доехав до ближайшего населённого пункта с гостиницей, а ехать по темноте Лаэрте, слава Богу, не решился.

Упрямый Лаэрте снова отважился сходить на охоту. С ним пошли два бородача-Просперо и Бастиан. Пролазив по зарослям более часа, они всё-же подстрелили тощую жакубим..

Был разведён большой костёр. На подходящих деревьях натянуты гамаки. Наша единственная дама мастерски привязала свой гамак между довольно толстыми деревьями, но даже они скорбно согнулись, когда она улеглась.

— Чудесная женщина! -сказал Лаэрте.-Жаль, что она едет к мужу в Порту-Велью, а то я..

И не сказав что бы он сделал, будь дама не замужем, он отправился спать. Причём спать он растянулся на какой-то тряпке, прямо возле колеса машины. В Бразилии так делать-значит быть смелым до безрассудства.

— Когда-нибудь для него это добром не кончится.-пробормотал мрачный.

Среди ночи раздался душераздирающий вопль. Все вовскакивали. Кто кричал? Я почему-то был уверен, что кричал Лаэрте. И не ошибся. Он стоял возле машины чиркая спички и пытаясь кого-то увидеть. Оказывается ночью по его лицу проползла какая-то тварь. Он утверждал что это была ядовитая многоножка. После этого Лаэрте поклялся в том, что спать отныне будет только в кабине, куда он и не замедлил забраться..

Наступило утро и мы поехали дальше. Снова ужасная трясучка и бензиновая вонь. Как-же всё это надоело.. Но у Лаэрте снова беда: пробило колесо. Мы все заключали пари: есть ли у Лаэрте запаска. Я поспорил с Раулом и думал что запасного колеса у супер-водителя нет. Но проиграл: запаска как ни странно была и даже накачана воздухом. Переставляли правда долго-сказывалось мастерство как водителя, так и помощников. Домкрат у Лаэрте приказал долго жить и машину поднимали всем пассажирским составом с помощью ствола дерева. Долго не могли поднять, пока не подошла Элоиза-так звали нашу пышную красавицу-и только с помощью её многочисленных килограммов кузов Форда пошёл вверх. Пока мы все держали грузовик на весу и благодарили судьбу за то что нашей попутчицей была такая весомая женщина-Лаэрте поменял колесо и мы двинулись в путь.

Мы подпрыгивая на кочках под тентом, снова заспорили: доедет ли Лаэрте до точки назначения. Мнения разделились поровну. Но нам с Раулом хотелось бы чтобы Форд с дивным водителем в кабине дотащился хотя-бы до Вильены, а там..

Так, с небольшими приключениями мы наконец доехали до Вильены, где распрощались с невезучим Лаэрте и нашими колоритными попутчиками.


*******************************************************************************


1. Бразильский военный Рондон и бывший президент США Рузвельт в совместной экспедиции 1914 года исследовали так называемую реку Сомнения (ныне Рузвельт), где подвергались нападениям индейцев племени синта -ларга.

2. Гуапоре-крупная река, берущая начало в Бразилии, приток реки Маморе.

3. Имеется ввиду так называемая война за Акри. Территория Акри, богатая каучуковыми деревьями (гевеей) и золотоносными месторождениями изначально принадлежала Боливии. В результате вооружённого конфликта в 1899—1903 годах между Боливией и Бразилией, территория Акри отошла к Бразилии.

4. Шураскария-бразильский ресторан-гриль, где подают множество видов мяса.

5. Диамантину-населённый пункт к северу от Куябы.

6. Риу-Бранку-административный центр штата Акри.

7. Рибейран-Прету-город в штате Сан-Паулу.

8. Серра-дус-Паресис- платообразная возвышенность в Бразилии, северо-западный край Бразильского плоскогорья.

9. Папагайу-приток реки Журуэна.

Глава 4

Пост Вильена возник около 1910 года, когда комиссия Рондона (1) тянула на запад через эти места телеграфную линию. После появления радиотелеграфной связи значение проводного телеграфа упало до нуля. Вильена едва не опустела совсем и лишь две семьи чудом выживали здесь без всякого снабжения и в окружении враждебных племён в 30-е годы. Дремотное существование поста, который состоял из нескольких хижин ещё перед Первой Мировой Войной, закончилось быстрым ростом населения после начала строительства дороги BR-29.

Остановились мы в местной гостинице, которая представляла собой большой сарай, внутреннее пространство которого разделено на клетушки-номера дощатыми щитами с большими щелями, где постояльцы могут натянуть свои гамаки за небольшую плату. Щели между досками кишели различными насекомыми от тараканов до весьма опасных пауков. Увидев такое «приятное» соседство, мы отказались заселяться в «номера» и за ещё более скромную плату натянули свои гамаки между столбами во дворе, сдав хозяину на хранение свои вещи.

Помимо нас в гостиничном дворе обитала лишь старая негритянка и мы не боясь лишних ушей и языков, спокойно разговаривали о своих делах. Так как в небольшом поселении появление новых людей является событием, все жители Вильены знали о нашем прибытии. Цель нашего прибытия была неизвестна и местные поспешили устранить этот пробел. Первым к нам заявился владелец одного из немногих кабаков и сразу-же предложил нам продать ему по оптовой цене весь спирт, который мы якобы привезли. Когда он узнал что ничего из спиртного мы не привезли, то быстро ретировался. Вторым заявился ливанец, хозяин одной из лавок и спросил- что за товары у нас есть. Узнав что никаких товаров у нас нет, он сильно огорчился и спросил:

— А зачем тогда сеньоры к нам пожаловали?

Было желание отправить его куда-нибудь подальше, но Раул ответил с академичным выражением лица:

— Мы-научная экспедиция. Изучаем флору Бразилии.

— Чего… Бразилии?

— Деревья, кустарники, цветы-растения одним словом.

Ливанец взглянул на нас как на сумасшедших и вздохнув, молча ушёл. Более посетителей не было-местное население потеряло к нам интерес.

Раул спросил хозяина гостиницы:

— Слушай, амиго, есть у вас в посёлке опытные проводники хорошо знающие сельву? Нам нужен хотя-бы один опытный проводник.

— Конечно есть.-ответил хозяин сарая.-Самый опытный-это Жоаким Перейра. Но его сейчас здесь нет.

— А где-же он?

— Повёл каких-то людей на Гуапоре, к боливийской границе. Это недалеко, думаю что он скоро вернётся. Сеньорам нужно в сельву? Я слышал-вы цветы будете собирать, хе-хе-хе!

— Да. Будем искать очень редкую орхидею, которая называется «сержураулия авантюрадо». -с каменным лицом ответил Раул и глянул на любопытного хозяина постоялого двора так, что у него пропало желание хихикать.

— А-а, понятно. Ну что-же, с помощью Жоакима вы её обязательно найдёте. Жоаким вас куда угодно проведёт. Он не только Мату-Гросу с Рондонией знает, но и в Пара, и в Амазонас ходил. Сельву он с пелёнок знает.

— А что-больше помимо Жоакима здесь нет хороших проводников? -спросил я.

— Есть, но немного. Кроме Жоакима Перейры осталось ещё двое.

— Что значит-осталось? -удивился я.

— Ничего удивительного. Они не вернулись из сельвы-вот и всё. В сельве много пропало людей. Если человек уходит в сельву и через год не выходит оттуда, то скорее всего его кости лежат где-нибудь под деревом.-объяснил хозяин.-Я советую нанять Жоакима. Это лучший проводник в Вильене. И не только. Хотя берёт он дороже других..

На всякий случай мы ешё порасспрашивали о Жоакиме у местных жителей. Сведения подтверждались. Да, Жоаким Перейра-лучший проводник в Вильене, а может быть и на всей Журуэне и Телис-Пирис. Да, он действительно недавно повёл каких-то не то боливийцев, не то перуанцев к Гуапоре и скоро должен вернуться.

Решено было ждать возвращения великого Жоакима. Только когда он вернётся? Этого никто не знает. Мы снова теряем драгоценное время. Это действовало на нервы.

Нужно было как-то проводить время. Сказав на всякий случай всем хозяевам местных кабаков и лавок о том, что двое бразильеро горят желанием нанять великого проводника Жоакима Перейру и ждут-не дождутся его, мы с Раулом ходили на охоту в серрадос, бродили по посёлку и окрестностям, а по вечерам шли в кабак и под низкопробное пойло слушали россказни старожилов. Скука в Вильене страшная..Я как-то спросил у некоторых жителей о том, где можно взять книг для чтения, но на меня смотрели как на полоумного и ничем помочь не могли. Чего можно ожидать от людей, живущих в захолустной дыре, половина которых была неграмотной..

Однако благодаря моим расспросам о книгах я получил здесь кличку. Меня называли «профессором». Видимо эти люди считали что чтение-это удел исключительно профессоров. Ну что-ж, профессор-так профессор. Я ничего не имел против. Могли бы прозвать гораздо хуже..

С южной стороны посёлок огибает небольшая речушка, которая по словам местных к концу сухого сезона почти пересыхала. Наша гостиница была недалеко и днём мы иногда ходили на небольшой песчаный пляжик, где лежали перевёрнутые вверх дном лодки рыбаков и стирали бельё женщины. Местная ребятня купалась здесь совершенно не боясь пираний. По видимому их здесь не было. Расспросив местных и убедившись в том, что здесь действительно не было ни оного случая нападений пираний, мы стали купаться: жара стояла страшная.

Перед сном, после посещения пивных, мы покачивались в гамаках во дворе гостиницы, потягивая что-нибудь холодное. Все наши разговоры конечно-же крутились естественным образом вокруг предстоящего похода за горы Кашимбу.

— Что-то наша экспедиция продвигается исключительно вяло. И скучно.-заметил Раул.

— Три года назад всё было иначе.-согласился я.

— Когда-же вернётся этот прославленный Жоаким? Мне уже хочется на него посмотреть.

— А что если узнав куда и с какой целью мы идём к истокам Жаманшина и Мутуаки, проводник Жоаким откажется идти с нами? -задал я вопрос Раулу.

— Хм..Вопрос интересный. Пожалуй, мы поступим так. Скажем что нам нужно пройти в верховья Жаманшина-и всё. А уже после того как перевалим через Кашимбу, скажем об истинной цели нашей экспедиции. И если знаменитый проводник Жоаким откажется искать с нами Z-пусть проваливает ко всем чертям.-Радикально решил проблему мой друг.-Нам главное-пройти через Журуэну, все её притоки, форсировать Телис-Пирис и перевалить горы Кашимбу аккурат напротив истоков Жаманшина и Мутуаки. Нам с тобой вдвоём, не зная местности, пройти там где лучше и выйти там где надо-будет очень сложно. Пожалуй, едва ли возможно. После Реки Аринус начинаются глухие неисследованные джунгли. Чёрт знает что там за местность и какие племена там обитают..Кроме того-у меня есть одна идея!

— Какая-же? -поинтересовался я.

— Когда мы выйдем отсюда, ну скажем, за Аринусом-я скажу этому Жоакиму кто я такой и чей племянник. Пообещаю помочь чем-нибудь с помощью дяди, если проводник доведёт нас куда надо. Ведь у всех могут быть проблемы-а мой дядя умеет их решать-не так ли, Сержиу?

Я кивнул в знак согласия:

— Может быть это и сработает.

Мы снова и снова возвращались к теме затерянного в сельве древнего города.

Когда испанские конкистадоры прибыли в Центральную Америку, то в джунглях Мексики, Гватемалы и Гондураса уже стояли давно покинутые жителями древние города майя. Даже те майя, что встретили испанцев-не знали сколько в джунглях затерянных городов и почему они покинуты. Многие из этих городов обнаружены уже в наше время и там ведутся исследования археологов.

Нам-же предстояло найти среди огромного пространства амазонской сельвы город, который неизвестен никому, кроме индейцев и основываясь только на их сведения. Дошёл ли до него полковник Фосетт или сложил голову вместе со своими спутниками так и не увидев вожделенный Z? Удастся ли нам увидеть то, что когда-то было описано в рукописи 512?


* * *


Мы торчали в Вильене уже третьи сутки, а великий проводник Жоаким так и не вернулся с реки Гуапоре. Мы спрашивали о нём каждый день-не появился ли он? И существует-ли такой вообще? Может быть это местный миф? Но нас заверили что Жоаким-не миф, и даже показали дом где он живёт. И что он вот-вот вернётся с Гуапоре. Сеньорам нужно ещё чуточку подождать..

Чем мы только не занимались в ожидании возвращения легендарного проводника! Помимо вылазок на не очень удачную охоту, мы как-то приняли участи в состязании в стрельбе. Ежевечернее купание хоть как-то помогало освежаться. Но больше всего мы любили здесь ходить в местные питейные заведения. Нет, мы не стали запойными пьяницами и здесь не подавали изысканных напитков. Мы слушали рассказы местных жителей и гостей посёлка-тех, кто побывал в сельве. Правда в их рассказах причудливо перемешивалась с вымыслами и предрассудками. Всё было излишне гипертрофированно. Рыбаки вытаскивали в одиночку на берег гигантских рыб, которыми кормили весь посёлок. Не менее тщеславные охотники кичились огромным количеством убитых животных, показывая шрамы на своих телах и лицах, полученных якобы в схватках с полчищами ягуаров, которые на самом деле были приобретены в пьяных драках. Лесорубы показывали свои мускулы, которые они накачали работая топором. Однако у большинства хвастунов самый большой мускул был между грудью и пахом, который они усердно накачивали пивом и кашасой.

В посёлке чувствовалась нехватка прекрасного пола. Все, даже старухи были нарасхват. А те, кто помоложе и посмазливей, служили яблоком раздора среди завсегдатаев злачных заведений. Мы бывали свидетелями солидных потасовок из-за какой-нибудь местной Елены, которая с вящим удовольствием наблюдала как доморощенные Парисы мутузят друг друга. Мы просто покатывались со смеху.

Как-то вечером мы сидели в одном из кабаков и слушали басни одного местного враля, рассказывающего как он в одиночку отбился от целой сотни диких индейцев. Они просто засыпали его отравленными стрелами, а он только успевал перезаряжать свою винтовку.. Мне стало противно и неимоверно скучно. Рассказчик видимо заметил это по выражению моего лица:

— Вот видит Бог, сеньор, я не лгу! Я положил их там, за Риу-Колораду (2), не менее полусотни! А когда я принёс домой одну из их стрел, то проводник Гонсалвеш сказал что это были максуби..

— Что?! Как ты сказал-максуби (3)?! -воскликнул Раул.

— Ну да..Так сказал Гонсалвеш..-испугался рассказчик.-А что такого я сказал, сеньор? И даже Жоаким Перейра может подтвердить это..

В это время к нам подошёл какой-то человек и сказал что прибыл Жоаким Перейра.

— Где он?! -спросил я.

— Только что был на реке. И кажется уже нализался..

О, Господи! Только не хватало нам того чтобы хвалёный Жоаким оказался пьяницей!

— Пошли скорей.-сказал Раул.-Нужно его увидеть чтобы кто-нибудь не перехватил.

— Вот вы его и спросите про максуби! -крикнул нам вслед рассказчик и ветеран великой бойни.

Мы пошли на реку. Нам показали где сидел Жоаким. Это был нестандартно рослый кабокло лет пятидесяти. Он сидел на днище перевёрнутой лодки, возле которой стояла початая бутылка кашасы. Он сосал трубку и умиротворённо поглядывал на мелеющую речушку.

— А-а-а-а-а! -протянул он повернувшись на звуки наших шагов и широко улыбаясь.-Сеньоры учёные!

У Жоакима было худое лицо с многочисленными морщинками с внешней стороны глаз и скорбными складками спускавшимися от уголков губ. Сразу было видно что в жилах Жоакима течёт немало индейской крови.

— Здравствуй, Жоаким! -приветствовал проводника Раул.-Откуда ты знаешь что мы учёные?

— Мне уже сказали про вас! Знаю что вы ждёте меня.-сообщил Жоаким. Его полупьяная улыбка и пытливо изучающие нас глаза составляли странный контраст.

— Надо поговорить, Жоаким.-сказал я.

— А Вы сеньор-не бразильеро. Хоть Вы и говорите на португальском.-ответил знаменитый проводник.

— По паспорту он уже бразильеро.-сказал Раул.

— Сеньоры хотят идти в сельву? -осведомился Жоаким и отхлебнул из горла бутылки.

— Да. Нам нужен опытный проводник, хорошо знающий сельву. Нам сказали что ты хороший проводник.

— Вам сказали правду, сеньоры. Я знаю сельву. Я ходил везде-в Рондонии, Мату-Гросу, в Пара, в Амазонас. Куда вам нужно идти?

— Нам нужно попасть в одно место-оно довольно далеко отсюда и..

— Хм..Вот как? Ну-ну..

— ..и побыть там некоторое время. А потом обратно.

В это время Жоаким сделал очередной глоток из бутылки и как-то неопределённо развёл руками: ну я не знаю, мол, посмотрим.. Кажется мы ему не очень нравились..

— А скажи, Жоаким, ты слышал про племя максуби? -спросил Раул.

Жоаким внимательно посмотрел на моего друга:

— Как не слышать-слышал. И видел. Их ещё называют арикапу (4). Там, по правобережью Гуапоре тьма всяких индейцев. Много таких, которых мало кто видел. И они никогда не видели цивилизадо. Так вам надо на Гуапоре? Я только что оттуда-это не так уж далеко.

— Нет, Жоаким, нам нужно совсем в другую сторону. Нам нужно в Пара, за Серра-ду-Кашимбу, к истокам Рио-Мутуака и Рио-Жаманшин.-ответил Раул.-Можешь провести нас туда? Знаешь те места?

— А ещё вам большой привет от Хорхе Тейшейры! -добавил я, вспомнив о встрече в Куябе.-Это он нам порекомендовал Вас и просил не отказывать!

Самодовольная улыбка исчезла с губ Жоакима. Он некоторое время молча смотрел на нас.

— Ну так что? -не терпелось Раулу.

— А зачем вы спросили про максуби? -Жоаким словно забыл про бутылку.

— Просто стало интересно-знаешь ли ты племена.-ответил Раул.

— А-а, понятно! -Губы проводника снова разъехались в широкой улыбке.-Я знаю сельву Пара. Бывал на Куруа и Ирири. Много где бывал по Телис-Пирис и Журуэне. И Мату-Гросу хорошо знаю.

— Так что-пойдёшь с нами за Серра-ду-Кашимбу? -допытывался Раул.

— А что вам там нужно? -Манера общения Жоакима даже у меня начала вызывать раздражение. Мы переглянулись. Затем Раул твёрдым голосом сказал:

— Жоаким, ты ответь нам-поведёшь нас туда или нет? Мы хорошо заплатим. Если нет-то мы будем искать другого проводника. Вот к Гонсалвешу хотим зайти..

— К кому?! К Гонсалвешу?! Он дальше Рио-Папагайу нигде не был в той стороне!

— Значит так, Жоаким. Ты сейчас говоришь нам: да или нет. Если да-то я прямо сейчас дам тебе небольшой задаток и подробно поговорим завтра, на трезвую голову. Если нет-мы идём к Гонсалвешу.

— Да! Я говорю вам да, сеньоры.

— Ну наконец-то.-выдохнул Раул.-Вот держи.

Некоторое количество бразильских купюр перекочевали из руки коренного паулиста в руку метиса-жителя бразильского сертана (5).

— Приходи завтра утром к нам. Всё обговорим. Ты знаешь где мы остановились?

Жоаким кивнул. Мы пошли в гостиницу. За спиной ещё некоторое время было слышно брюзжание по поводу конкурента-проводника Гонсалвеша:

— Нашли к кому..Гонсалвеш..он и до Аринуса не доведёт-обделается..

— Максуби-кажется о них писал Фосетт? -спросил я Раула, когда мы уже были в гамаках.

— Так и есть.-ответил мой друг.- Спустя несколько лет сравнив язык арикапу с тем, что записывал Фосетт у максуби, этнографы пришли к выводу, что это одно и то-же племя. Это лишний раз подтверждает то, что полковник Фосетт-не лгун. Я был удивлён, когда тот забулдыга в кабаке произнёс слово максуби. Решил проверить на компетентность этим-же словом Жоакима-оказывается он тоже их знает. И даже знает как по другому зовут максуби: арикапу. Это говорит о многом.

— У меня сложилось впечатление что Жоаким сначала хотел нам отказать.-сказал я.-Но что-то повлияло на его решение. Либо твой вопрос о максуби, либо привет от Тейшейры. Что именно, как ты думаешь?

— Гм, не знаю.. Может быть и то, и другое. Только бы наш великолепный знаток индейских племён не оказался алкоголиком.-опасался Раул.-А то всё-же придётся идти на поклон к Гонсалвешу или ещё к кому-нибудь.. Но где я видел этого Хорхе Тейшейру?..

..Жоаким Перейра явился к нам в назначенное время. Был трезв.

— Я поведу вас в Пара, сеньоры. Туда куда вам нужно.-Пообещал Жоаким.-Но только не сразу. Я только вчера вернулся из похода на Гуапоре и хочу немного отдохнуть.

— Сколько-же ты будешь отдыхать? -спросил Раул.

— Не знаю. Мне боливийцы хорошо заплатили и я оставлю некоторое количество денег в кабаках.

Всё ясно! Великий проводник будет пропивать деньги, которые он заработал в экспедиции на Гуапоре!

— Жоаким, мы ждём не более трёх суток. Если на четвёртый день мы не выступим в путь, то думаю что с Гонсалвешем мы договоримся быстрее. И-кстати-сколько будут стоить все твои услуги к месту указанному мной и обратно?

Жоаким назвал цифру. Она была не маленькой, но и не катастрофичной.

— Хорошо, договорились. Но только в пути не пить!

— В пути? В сельве?! Не-т. В сельве только дурак напивается. Нет, в сельве я не пью.-заверил Жоаким.

— Это хорошо.

— Но должен сказать ещё кое-что.

— Валяй.

— В те места, куда вам нужно попасть, мало кто ходит. Джунгли там никто как следует не исследовал. Сельва там густая и дикая. Никто не знает-какие племена там живут. Путь в те места также не совсем безопасный. Это будет непростой поход. И неблизкий. Поэтому мне нужен будет помощник. Его я выберу сам. Платить ему нужно будет в два раза меньше, чем мне. Ну и за вами провиант, а также патроны. Провиант обещаю экономить благодаря охоте, рыбалке и всем тем, что даёт сельва. Помимо собственно прокладки маршрута туда и обратно, в наши с помощником обязанности входит обустройство лагеря, охота, рыбная ловля, приготовление пищи.

— Согласны. Ищи помощника. Только чтобы не алкоголика! -предупредил Раул.-Да, и ещё. В эти трое суток входит поиск помощника и подготовка вас обоих. В том числе закупка вьючных животных-ведь они нам понадобятся-не так ли?

— А Вы похоже не первый раз в сельву идёте.-оценил слова моего друга Жоаким.-Да, действительно. Расстояние нужно будет преодолеть немалое и самим нести груз не получится. Советую не связываться с лошадьми, а взять мулов. Хватит четырёх.

— Ну что-же, вот и выбери их сам. Вот деньги на мулов.

— Хорошо, сеньор.

— Кстати, Жоаким, а сеньор Тейшейра-тот кто порекомендовал тебя..Он кто такой? Гаримпейро? -поинтересовался Раул.

— А-а, Тейшейра..Ну да.. Ходил я с ним в сельву. И многому научил. Способный парень.-пробормотал Жоаким, пряча деньги.

— Теперь давай в общих чертах о маршруте.-предложил Раул и разложил на столе карту. На вопрос-можно ли добраться до Серра-ду-Кашимбу по рекам, Жоаким ответил отрицательно:

— Спускаться вниз по Журуэне, а потом подниматься вверх по Телис-Пирис? Может быть кто-нибудь когда-нибудь пройдёт так, но только не со мной: я не являюсь речным капитаном. Я пеший ходок по сельве.

— Ну тогда покажи как ты предлагаешь идти.-сказал Раул, указав на карту.

— Сперва мы по старой тропе вдоль линии Рондона пройдём через некоторые посты до посёлка Журуэна, потом-также вдоль телеграфной линии-дойдём до Утиарити, переправимся через Рио-Папагайу и покинем линию Рондона, двигаясь на восток. Пересечём Рио-Санги (6) и Рио-Аринус (7). Далее пойдём почти к северу вдоль Рио-Пейшес (8) и мимо истоков Рио-дус-Апиакас (9), пересечём Серра-дус-Апиакас (10) и выйдем к Телис-Пирис близ устья Рио-Кристалину (11).-Жоаким говорил не глядя на карту. Было ясно что в перечисленных им местах он бывал.-Я поведу вас не самым кратчайшим путём, но по возможности самым безопасным и сухим, минуя болота и обходя места поселений враждебно настроенных индейцев.

— Но всё-же есть вероятность встретиться с опасными племенами? -спросил я.

— Конечно есть, не без этого. Особенно между Журуэной и Аринусом.

— А что после Рио-Кристалину? -спросил Раул.

— Вот этого не знает никто! -отрезал Жоаким.-Скажу честно-я был в тех местах только на Рио-Кристалину и среднем течении Куруа. На Куруа мы заходили подимаясь вдоль Ирири с Шингу. По Рио-Кристалину я поднимался совсем немного от устья. Думаю двинуться от Рио-Кристалину прямо к северу, к Серра-ду-Кашимбу. Но скажу сразу: сельва и южнее, и севернее Кашимбу-совершенно никому не известна. Как и истоки Мутуаки и Жаманшина. Не слышал чтобы там кто-то побывал и прошёл нашим будущим маршрутом. Не знаю-зачем вы туда идёте-это не моё дело, но..-И Жоаким замолчал.

— Что-«но?» -прервал молчание Раул.

— Слишком уж дикие пустынные места. Даже индейцы, живущие по Телис-Пирис от устья Сан-Бенедиту (12) и далее вниз по течению, избегают не только селиться, но и посещать этот участок сельвы.

— Почему? Они чего-то боятся? -спросил я.

— Не знаю. Но ни кайяби, ни мундуруку (13) не заставишь далеко подниматься ни по Рио Сан-Бенедиту, ни по любому другому правому притоку Телис-Пирис в сторону Серра-ду-Кашимбу.

Когда Жоаким ушёл, Раул саркастически улыбаясь, сказал:

— Ну вот. А я жаловался на пресное начало экспедиции! Проводничок добавил перца своими страшилками.


*******************************************************************************


1. Комиссия Рондона-крупномасштабная операция бразильского правительства по расширению телеграфных линий вглубь малоисследованных территорий страны. В ходе строительства телеграфной линии с 1907 по 1915 год от Куябы до реки Мадейра начальник комиссии Кандидо Мариану да Силва Рондон сделал множество географических открытий и установил контакт с некоторыми ранее неизвестными индейскими племенами.

2. Риу-Колораду-правый приток реки Гуапоре.

3. Максуби-индейское племя о котором писал П. Г. Фосетт. В 1914 году Фосетт составил список некоторых слов этого племени.

4. Арикапу-индейское племя живущее в бассейне реки Гуапоре. Слова языка племени максуби, записанные Фосеттом оказались идентичны языку арикапу. Их язык не отождествляется ни с одной из известных языковых групп.

5. Сертан- сокращённое от «desertão» -пустошь, пустыня, «малонаселённая, лишённая инфраструктуры местность, глушь» — исторический термин для описания внутренних, малоизвестных районов континентальной Бразилии.

6. Рио-Санги-правый приток Журуэны.

7. Рио-Аринус-правый приток Журуэны.

8. Рио-Пейшес-приток Аринуса.

9. Рио-дос-Апиакас-левый приток Телис-Пирис.

10. Серра-дос-Апиакас-плоскогорье между реками Аринус и Телис-Пирис.

11. Рио-Кристалину-правый приток Телис-Пирис.

12. Рио-Сан-Бенедиту-правый приток Телис-Пирис.

13. Мундуруку-индейское племя Бразилии принадлежащее к аравакской языковой ветви. До начала 20 века были очень воинственны.

Глава 5

— Это Педро.-сообщил Жоаким.-Он хочет пойти с нами в экспедицию. Хороший парень. Кое-что знает и многое умеет делать. Не раз бывал в сельве, в том числе и со мной. С оплатой согласен.

Жоаким представил нам своего помощника. Это был здоровенный негр. Добродушная улыбка не покидала его лица. Как и лёгкий запах спиртного.

Ну что-ж, Педро так Педро. В конце концов Жоаким выбрал его сам-он и будет его помощником. Однако узнать кое-что о человеке, с которым предстояло провести немало дней и ночей в сельве не мешало.

— Откуда ты, Педро? -спросил Раул.

— Я из Сантуса (1), сеньоры! -радостно улыбаясь сообщил Педро.-Но в последнее время жил в Сан-Паулу.

«Ещё один землячок!» -подумал я.

— Так ты здесь не так давно? Чего тебе не жилось у моря?

— Так получилось.-пожал плечами уроженец Сантуса.-С работой было плохо. А здесь мне выделили участок земли. Правда я забросил его как только стал работать в серрадос и сельве. Я многому здесь научился!

— Послушай, Педро.-продолжил Раул своё тестирование помощника.- Наш поход в сельву будет не из лёгких. Кроме того-не из коротких. Мы точно не знаем-сколько придётся пробыть вдалеке от людей. Тебя это не смущает?

— О, нисколько, сеньор! -быстро ответил Педро.-Я не боюсь никакой работы.

— Ну что-же, это хорошо. Тебе вероятно нужен аванс?

— Ну если это возможно..-тихо проговорил Педро, опустив взор. Его улыбка стала застенчивой как у ребёнка.

— Вот, держи. Хватит?

— Да, конечно, спасибо!

Ещё несколько билетов банка Бразилии перешло из светлой руки коренного паулиста, на этот раз в тёмную руку уроженца Сантуса.

— Жоаким, осталось ровно трое суток до выхода в путь! -напомнил проводнику Раул.

— Я помню, сеньор. Простите, как Вас зовут?

— Моя фамилия Бранку. Раул Бранку. А это мой друг-Сержиу Серебрякофф.

Знакомство состоялось. Кабокло и негр покинули нас о чём-то оживлённо балагуря.

— Я так и знал что этот второй учёный-иностранец..-донеслись до нас слова, произнесённые свежеиспеченным помощником.

Я засмеялся.

— А что ты смеёшься? -спросил Раул.-Ведь по сути наша экспедиция-археологическая. И твой иностранный акцент придал ей весомости в их глазах.

..Все три дня, которые оставались до начала выхода в сельву, Жоаким и Педро усердно отдавали должное Бахусу. По всей вероятности и те деньги, что заработал Жоаким в походе к Гуапоре, и те что Раул выплатил им в качестве аванса-уходили в карман кабатчиков. За день они умудрялись напиваться по нескольку раз до невменяемого состояния. Однако Педро в этом плане был покрепче Жоакима и жители Вильены-в том числе и мы-могли наблюдать обычную картину: могучий негр обливаясь потом, взвалив на плечи абсолютно недвижимого кабокло, шагал слегка пошатываясь из кабака, не забывая при этом улыбаться и кивать встречным встречным прохожим.

— Видимо так отдыхает великий проводник после очередного похода в сельву.-заметил как-то я проводив взглядом перемещающегося Педро с грузом Жоакима на спине.-У меня уже возникают сомнения по поводу сроков отправления экспедиции.

— Как бы они не начали лакать кашасу в джунглях! -опасался Раул.-Придётся перед выходом проинспектировать их личную поклажу..

В последний день перед отправлением Жоаким и Педро отличились особо. В одной из пивных они закатили грандиозную драку. Нам сообщил об этом один из местных жителей, уверяя в том, что драку затеяли именно Жоаким с Педро. Мы поспешили в указанное доброхотом заведение.

Прибыв на место происшествия мы застали действо в финальной стадии. Жоаким стоял опираясь спиной на стойку, сжимая в руке бутылку. У него под глазом красовался огромный сине-зелёный кровоподтёк. Вкупе с блуждающими кошачьими глазами выглядело это жутковато. Педро стоял в оборонительной позе сжав кулаки. Судя по количеству лежавших на полу пивной среди поломанных стульев и битой посуды оппонентов, наш новый член экспедиции был весьма недурно подкован физически.

Мы вытащили из кабака проводника и его мощного помощника. Педро привычным движением взвалил Жоакима на свои богатырские чёрные плечи и потащил домой. Мы пошли в свою дрянную гостиницу проклиная местные нравы. Утром было назначено выступление из Вильены, но мы были уверены что оно будет отложено по случаю опохмелки..

— Раул, я схожу к Жоакиму, узнаю чем он дышит.-сказал я.-Ради Бога, не ходи, я схожу один!

Я опасался гнева своего друга и вероятных конфликтов в связи с этим. Ближе к вечеру я открыл дверь в дом Жоакима. Он был дома. Там-же был и Педро. Он прикладывал к глазу своего старшего товарища холодную примочку.

— А-а, сеньор Серебрякку! -пробормотал Жоаким.-Педро, дай сеньору стул.

— Ну что, Жоаким, выходим завтра или нет? -спросил я присаживаясь.-Нам не придётся обращаться к Гонсалвешу?

— Нет-нет! -заверил меня проводник.-Завтра выступаем! Мы достаточно отдохнули. Можете не сомневаться-с этого момента ни грамма спиртного не будет в наших глотках! Завтра в восемь утра мы будем возле вашей гостиницы.

— А как насчёт мулов? -поинтересовался я.

— Педро кормит их уже второй день. Хорошие, обученные мулы.

— Значит завтра в восемь?

— Да.-выдохнул Жоаким.

Я пошёл в гостиницу будучи всё-же до конца не уверенным в том, что завтра выход экспедиции состоится. Но утром следующего дня мы были приятно удивлены своевременному появлению проводника и его помощника возле гостиницы.


* * *


В середине июня 1963 года мы выступили наконец из Вильены. Нас было четверо, мы хорошо вооружены и снабжены всем необходимым для длительного путешествия по джунглям. Поклажу несут на своих спинах три мула, а четвёртый идёт пустым для замены больного или уставшего животного.

Осталась позади липкая скука провинциального посёлка. Я чувствовал необыкновенный душевный подъём. Мы снова в пути! В пути к заветной цели-туда, где нас ждёт разгадка тайны города Z! Тайны, во имя разгадки которой навсегда исчез в сельве полковник Фосетт и те, кто намеревался его отыскать. Тайны, неумолимый зов которой так властно зазвучал когда-то в моей голове и увлёк в зелёный ад сельвы.

Что ждёт нас на сей раз? Сможем ли мы найти то, ради чего мы оставили цивилизованный мир и удовлетворить нашу жажду открытия непознанного? Преодолеем ли мы все тяготы и препятствия на нашем пути? Все эти вопросы будоражили моё сознание и сильно тонизировали меня, вызывая смешанное чувство, которое базировалось на безусловном осознании предстоящей опасности начавшегося путешествия и безграничным любопытством, граничащим с безрассудством.

Никогда вам-домоседам, сидящим по своим норам-будь они скромны или обшиты золотом-не испытать этого замечательного чувства! Ведь вокруг вас всегда одно и то-же! А вокруг путешествующего мир меняется ежеминутно и это то, ради чего стоит жить!

Мы двигались по северо-западному краю огромных пространств серрадос, покрывающих значительную часть внутренних районов Бразилии. Ещё в начале века эти места между Куябой и Мадейрой были совершенно неизвестны бразильцам португальского происхождения. И лишь после того как генерал Кандидо Мариано да Силва Рондон, который стал национальным героем Бразилии, провёл разведку и обустроил телеграфную линию, появились первые сведения об этой территории.

Мы двигались по тропе, где ориентирами служили остатки телеграфной линии: столбы и провода. Ранее поддерживаемая в более или менее рабочем состоянии дорога заросла и потеряла своё значение после прокладки новой трассы южнее. Многие столбы телеграфной линии сгнили и давно упали, а провода повисли на деревьях, которые по мере их быстрого роста вздымали уже бесполезное изделие цивилизации всё выше. Местами провода лежали на земле. Эти артефакты цивилизации только усиливали впечатление заброшенности, а не развеивали его. Тянущееся бесконечное пространство серрадо с участками полусухого леса навевало на меня уныние: я предпочитал сельву.

— Раньше эта тропа-как и многие другие-была востребована.-рассказывал Жоаким, который был уроженцем этих мест.-По ней ходили целые караваны по 50 мулов!

В разговорах выяснилось, что отец Жоакима был одним из тех белых бразильеро, кто завербовался работать на линии Рондона после ввода её в эксплуатацию, а его мать-индианка из племени макурап (2). Услышав об этом, Раул на обеденной стоянке спросил:

— А что, Жоаким, ты видел намбиквара (3)?

— Конечно и не раз! -ответил проводник.- В детстве родители ими нас пугали: вот придут намбиквара-и вас отдадут им за непослушание! И это действовало. Намбиквара не раз нападали на посты телеграфной линии. Но иногда они приходили на посты с мирными намерениями-для обмена. Мне было лет восемь, когда такая группа намбиквара пришла на пост Вильена. Я сильно испугался их вида.

— А что в них такого страшного, в этих намбиквара? -спросил я.

— Средний рост намбиквара около полутора метров, кожа очень тёмная и более волосатая, чем у соседних племён..-начал рассказывать Раул.

..и ходят они почти всегда нагишом! -добавил Жоаким.-У женщин только нитка с бисером или раковинами вокруг задницы, а у мужчин-только маленькая соломенная шляпка на члене! Чёрные, почти вот как Педро, все обваляны в каком-то песке, волосы торчат во все стороны, в носах-палки! Когда я видел их в детстве-мне было жутко!

— Кроме того, они очень воинственны и знают толк в ядах.-продолжал Раул.-Материальая культура намбиквара крайне бедна, жилища очень примитивны. Их внешность поражала первых увидевших их цивилизадо-как и образ жизни.

— Да, яды они умеют делать! Говорят, маршал Рондон в 13-м году еле выжил после попадания ядовитой стрелы намбиквара.-сказал Жоаким.

— Они и сейчас нападают? -спросил я.

— Сейчас конечно реже-потому что их становится всё меньше, но бывает! Они неукротимые. Уже сколько раз миссионеры пытались их умиротворить и привести к вере-но тщетно! Некоторых миссионеров они укокошили. На Гуапоре намбиквара убили их всех! Хотя некоторым удавалось поладить с намбиквара. Тому-же Рондону. А кажется лет 25 тому назад у нас на посту останавливался какой-то француз-тоже учёный вроде вас-так он их пересчитывал и записывал всё что узнавал о них, ходил к ним в деревню. И они его не трогали! -рассказывал Жоаким.

— 25 лет назад!? Француз?! -воскликнул Раул.-Так это-же 38-й год.. А как его звали-не помнишь, Жоаким?

— Я не знаю кто это был такой, сеньор. Просто отец сказал мне тогда что это был француз. Добавлю только что что у намбиквара часто меняется настроение. Сейчас они улыбаются тебе, а через минуту злятся и готовы тебя убить. Поэтому при встрече с ними-а она может случиться-молчите и не делайте резких движений. Я немного знаю их язык и знаю как с ними разговаривать.-ответил Жоаким.

— Вот интересно.-негромко сказал мне Раул, когда проводник со своим помощником готовясь продолжать путь, навьючивали мулов.-Как раз именно в 1938 году Клод Леви-Стросс (4) был в этих местах с целью изучения индейцев внутренних районов Бразилии. Посещал он в том году и Вильену. Стало быть Жоаким видел именно его.

Мы снова двинулись по серрадос на восток, к реке Журуэна.

..Ещё в Вильене, после того как Жоаким наметил маршрут движения нашей экспедиции к тому району, где мы рассчитывали отыскать Z, я прикинул по карте расстояние, которое нам предстояло преодолеть пешком. Только по прямой это составляло около семисот километров, а по маршруту Жоакима-все 850. «Очень даже впечатляет». -подумал я.-«Пожалуй этот поход займёт немало времени. И совсем не хотелось бы снова очутиться в сельве в разгар сезона дождей». Памятуя о том как после катастрофы произошедшей с нами осенью 59 года меня ужаснула перспектива прошагать пешком по сельве в сезон дождей 200 километров, я поделился своими тревогами с Раулом.

— Дорогой Сержиу. Несмотря на то, что на сей раз нам придётся покрыть огромное расстояние, ситуация в корне отличается от той, про которую я также очень хорошо помню-поверь.-успокаивал меня Раул.-Тогда мы были вдвоём-сейчас нас четверо. Жоаким-действительно опытный проводник, это я уже понял. Думаю что мы в этом ещё не раз убедимся. Это в корне меняет всё. Сельву такие проводники знают не хуже чем индейцы-а Жоаким наполовину индеец. Даже если по каким-то причинам нам придётся остаться в сельве в сезон дождей-катастрофы в этот раз не случится. Мы лучше подготовлены в этот раз. Ведь ходили же когда-то бандейранты по нескольку лет по джунглям-и ничего! Я уверен в успехе.

Потекли довольно однообразные дни пути. Мы, двигаясь по серрадос и придерживаясь линии Рондона, пересекали то вброд, то на паромах, то по старым полусгнившим мостам множество рек, которые взяв начало в Серра-дус-Паресис, текли на юг чтобы потом влиться в общий поток под названием Журуэна, которая в свою очередь слившись с Телис-Пирис вместе образовывают огромную Тапажос..

Каждый день был похож на другой, как впрочем и ночь. Мы находили место подальше от термитов, разбивали лагерь, вешая гамаки на деревья. Жоаким и Педро развьючивали мулов, разводили костёр, готовили ужин. Утром просыпаясь от зычного крика Жоакима и всё происходило в обратной последовательности: завтрак, навьючивание мулов, сворачивание лагеря.

Охота была не очень удачная. Однако мы уже в первые дни похода оценили знание местности, охотничьи навыки Жоакима и кулинарные способности Педро. Даже когда казалось бы придётся довольствоваться жёсткой сушёной говядиной и консервами, Жоаким умудрялся поймать сухопутную черепаху, которую Педро запекал прямо в панцире. Пойманные огромные ящерицы тегу (5), вид которых поначалу не вызывал у меня аппетита, будучи приготовленными Педро с рисом, по вкусу были похожи на обычную курицу и в последующие дни стали частью нашего обычного рациона.

Однообразная саванна, уже прилично просохшая, и обещающая выгореть в этом году раньше обычного времени, навевала на меня скуку. Короткие стоянки отдыха, остановки на обед и время после ужина перед сном служили не только необходимым отдыхом и приёмом пищи, но и приносили некоторые развлечения, заключавшиеся в разговорах с проводником и его помощником. Их диалоги, а также рассказы из их жизненного опыта забавляли и вносили хоть какое-то разнообразие в монотонном пути по серрадос.

Жоаким Перейра в пути был немногословен. Он перекидывался парой слов с Педро, да покрикивал на мулов. В течении дня он в основном лишь отвечал на наши вопросы, если таковые появлялись. Со дня выхода экспедиции из Вильены ничто не напоминало в нём того пожилого выпивоху, проводящего вечера в кабаках. Он совершенно преобразился, стал собранным, серьёзным. Его лицо со скорбными складками спускающимися от уголков рта, казалось печальным, отрешенным и безразличным ко всему. Но это была маска. Ничего не ускользало от его цепкого внимательного взгляда. Ничто не мешало ему вести наш небольшой караван в нужном направлении. Без всяких компасов и карт. И никакого спиртного. Всё это заставляло нас проникаться уважением к проводнику.

Жоаким был молчалив до вечера. После того как лагерь был обустроен, мулы развьючены и осмотрены, гамаки развешаны, члены экспедиции накормлены, а сам проводник выпивал огромную кружку крепчайшего кофе-он мог заговорить. То что говорил наш проводник-было не из разряда пустой болтовни. Его огромный опыт, приобретённый в путешествиях по сельве позволял ему быть авторитетным и интересным рассказчиком. А мы были благодарными слушателями.

Помощник проводника Педро был-как и большинство негров-неутомимым весельчаком. Постоянно улыбаясь и скаля свои великолепные зубы, Педро разговаривал со всем и вся: с нами, с мулами, с насекомыми и даже с деревьями. Его веселило абсолютно всё: и то что окружало нас в пути, и то что он считал своим долгом рассказывать. А рассказать ему тоже было что.

Мои подозрения по поводу далеко не безгрешного прошлого Педро были не напрасны. Наш весельчак ранее был судим, не понаслышке был знаком с криминальным миром бразильских городов и его рассказы часто были именно про это. Возможно он скрывался в этих глухих местах от правосудия, хотя негр утверждал что навсегда порвал с преступным миром. Где и кем он только не работал! Даже поваром-в чём мы постоянно убеждались. Готовил Педро отлично. В остальном он как помощник проводника и рабочий экспедиции был безупречен.

Как-то, когда Педро был занят приготовлением очередного шедевра и громко напевал что-то про киломбол (6), Раул тихо порасспрашивал Жоакима о его весёлом помощнике. Нас конечно-же волновало прошлое Педро.

— Ну что-вы, сеньор! Всё в порядке, я его давно знаю. Парень действительно твёрдо завязал с криминальным прошлым и зарабатывает себе на кусок хлеба честным трудом. Я много раз брал его с собой в сельву помощником-и ни разу ни у кого не возникало к нему претензий. Я кого попало не возьму с собой в сельву.-заверил нас Жоаким.-Да, дома он не дурак выпить. Но в сельве он как и я-ни капли. Ну а как работник-сами видите..

..Закончен очередной день. Он был похож на все те прошедшие дни, которые мы провели по выходу из Вильены. Ярко пылал костёр, отбрасывая отблески на наши лица. Где-то неподалеку, в зарослях кричала в темноте ночная птица. Лёгкий ветерок доносил из серрадо запахи трав. Изредка фыркали привязанные рядом с лагерем мулы. Жоаким уже лежал в гамаке, а Педро деловито смазывал винтовку: первую половину ночи стоял вахту он.

— Думаю что в этот раз всё так и будет: размеренно и- даже может быть-скучновато, пока мы не найдём Z. Вот там будет поинтересней.-сказал Раул и пожелав мне спокойной ночи, отправился в свой гамак.

Я улыбался. Я почему-то знал, что всё будет немного не так. Быть может совсем не так..


*******************************************************************************


1. Сантус-город-порт и муниципалитет в Бразилии, входит в штат Сан-Паулу, главные морские ворота Сан-Паулу.

2. Макурап-индейское племя Бразилии, проживающее на правобережье реки Гуапоре. Входит в языковую группу тупи.

3. Намбиквара-группа индейских народов в Бразилии (собственно намбиквара, мамайнде, манайрису, галера, сараре, сабонес и др.). Живут на северо-западе штата Мату-Гросу. Языки намбиквара представляют собой собственную небольшую языковую группу.

4. Клод Леви-Стросс- французский этнолог, социолог, этнограф, философ и культуролог. Автор книги «Печальные тропики», в которой он описал индейцев намбиквара, когда изучал их в 1938 году.

5. Тегу или тупинамбис-крупная ящерица, длина которой достигает 0,9—1,2 м; вес до 5 кг. Мясо съедобно, по вкусу напоминает куриное.

6. Киломболо-беглый раб, скрывающийся в киломбо-поселении негров сбежавших от хозяев.

Глава 6

..Ещё секунду назад я был в власти переполнявшего меня чувства умиротворённости. Я наблюдал как первые лучи солнца пали на водную гладь реки Папагайу, позволяя увидеть сквозь её чистые воды каменистое дно. А в следующий миг, когда я решил что пора будить всех и отвёл свой взгляд от реки в сторону лагеря, я замер. Тому виной был человек. Он спокойно сидел на корточках возле костра и смотрел на меня. А я-на него.

Внезапный выброс организмом в кровь большого количества адреналина вызвал стук в висках и заставил мозг лихорадочно работать. Но несмотря на это я не находил для себя главного ответа на вопрос: что делать?

Я не видел и не слышал- как и когда этот человек появился в нашем лагере. Быть может он смотрел мне в спину уже не одну минуту, пока я наслаждался видом утренней реки.

Очень тёмная, почти чёрная кожа; негроидные, пополам с кавказскими черты лица; шапка всклокоченных волос; палочка в носу и полная нагота.. Намбиквара! А что если за деревьями ещё несколько индейцев-вооружённых стрелами отравленными кураре?! Я хорошо знал что такое кураре и как долго живут живые существа, поражённые этим страшным ядом..

Крикнуть и разбудить таким образом всех? Или молча взять лежащую у моих ног винтовку? А если я вызову этим у намбиквара агрессию? И погублю всех-в том числе и себя? Что-же делать?

Индеец продолжал неподвижно сидеть и молча смотреть мне в глаза. Его голова была чуть наклонена влево и из-за этого казалось что он смотрит на меня будто бы с укором. Но немигающий взгляд и безэмоциональное лицо коренного жителя Бразилии мне больше внушали тревогу.

Мой мозг наконец-то подал мне сигнал к действию. Это действие обозначилось лишь на моём лице. Я улыбнулся. В тот-же миг улыбнулся и индеец. Эти обоюдные изменения лицевых мускул послужили обменом информацией, которую мать-природа со времён палеолита научила делиться между собой людей. И эта информация позволила нам, людям из двух разных миров понять, что мы не желаем друг другу зла..

— Намбиквара? -тихо спросил я.

— Намбиквара, намбиквара! -охотно и также негромко ответил индеец.

В то время как я думал что-же предпринять дальше, в дело вступил голос неизвестно когда проснувшегося Жоакима:

— Сабане?

— Мамайнде! -ответил намбиквара, повернувшись к встающему с гамака проводнику.

Между Жоакимом и индейцем завязался разговор. Язык намбиквара звучал очень странно: глухо, с множеством шипящих звуков. Проснувшиеся Педро и Раул с недоумением слушали разговор проводника с незванным гостем и смотрели на происходящее в лагере.

— Спокойно вставайте. Он здесь один. Поприветствуйте его улыбкой.- быстро проинструктировал всех Жоаким и продолжил беседу с индейцем. Через некоторое время Жоаким сказал:

— Сеньор Бранку, намбиквара просит табак.

— Хорошо, Жоаким, дай ему табаку и нож.-распорядился Раул. Среди нашего груза был-как и в прошлый раз- ящик с товарами для обмена с индейцами, откуда нож и некоторое количество табака перекочевало в руки утреннего гостя. Судя по всему он остался доволен. Держа в одной руке подарки от цивилизадо, другой рукой намбиквара что-то показывал и говорил Жоакиму. А через мгновение индеец мягко ступая босыми ногами, исчез среди зарослей. Исчез также бесшумно, как и появился.

— Это ведь был намбиквара?! -спросил Раул.

— Да, он из группы мамайнде. Несколько их семей живут в районе поста Утиарити-того что мы недавно миновали.-пояснил Жоаким.-Зная о том, что наша группа идёт через серрадо, он решил навестить нас и попросить что-нибудь.

— Но откуда он это знал?! -удивился Раул.-Ведь мы пройдя от Вильены до Рио-Папагайу не видели ни одного индейца!

— Но это совсем не значит что они не видели нас.-ответил Жоаким.-Возможно нас видели не только намбиквара, но и энавене-наве (1), например. Раньше на Рио-Санги и Рио-Кравари была вероятность встретить индейцев иранше (2), но их осталось совсем мало. Их остатки живут в иезуитской миссии близ Утиарити. С 55-го года на Аринус начали выдвигаться переселенцы из Риу-Гранди-ду-Сул (3) основав посёлок Порту-дус-Гаучус (4). А с 57-го года начато строительство дороги в новый посёлок. Она идёт от новой трассы BR-29 к северу и пересекает старую индейскую тропу. Мы её пересечём- это по пути. Так вот: с тех пор все, кто продвигается по реке Аринус и по строящейся дороге, время от времени подергаются нападениям индейцев из племени тапаюна (5). Было убито несколько дорожных рабочих и сборщиков каучука. А с севера в эти края иногда наведываются рибактса (6) и стреляют во всех подряд: и в белых, и в индейцев. Так что индейцы задают жару в этих местах..

Мы с Раулом были впечатлены как разговором Жоакима с намбиквара, так и той информацией, которой он только что поделился. Мы лишний раз убедились в том нам не зря рекомендовали Жоакима. Но информация об индейцах не особенно радовала..

— Жоаким, а ведь ты говорил что проведёшь нас безопасным путём.-сказал Раул.

— Так и будет, сеньор Бранку.-ответил Жоаким.-Деревни тапаюна останутся южнее, а набеги рибактса бывают довольно редко. Вы ведь должны понимать, что путешествуя по таким местам нельзя быть в полной безопасности.

— Да, ты прав, Жоаким..


* * *


— Будь он проклят во веки веков, этот Енри Форд! -нашему собеседнику почему-то никак не удавалось произнести первую букву имени знаменитого автомобильного магната.-Я проработал в его чёртовой Фордландии (7) год. Кормили нас там этой дурацкой американской едой и заставляли работать в самую жару! Заставляли посещать идиотские вечера со стишками на их английском языке, которого я не знаю и знать не хочу! И вы представляете, сеньоры-ни женщин, ни капли спиртного! Это было запрещено в проклятой Фордландии! Неужели у них, в Штатах все рабочие так живут?! Это-же ужас!

Мы остановились ночевать и послушать новости в серингале (8) на реке Рио-Санги. Мы переправились на плоту через реку и скоро очутились в базовом лагере сборщиков каучука. Был вечер и серингейро вышли из леса в лагерь. Для них появление в этих местах любых людей-событие. Большая часть их жизни проходит в лесу, где они специальным ножом делают косые насечки на каучуконосных гевеях; собирают натекший латекс; коптят его над костром и катят каучуковые шары по джунглям на склад. Не видя месяцами никого кроме своих напарников, серингейро хотелось перекинуться парой слов с новыми людьми, излить душу.

— И что-же было дальше? -спросил я пожилого рассказчика, которому так не нравилась американская трудовая система.

— Дальше? А дальше стало понятно, что этот Енри Форд-дурак, даром что миллионер. Он приказал высаживать гевею на непригодных землях, да так густо, что в сельве она никогда так не растёт! Гевея начала болеть и погибать! -продолжил свой рассказ старый серингейро.-Платили нам в Фордландии не то чтобы мало.. Но жизнь там невыносимая-это же надо было стать монахом! А я тогда ведь был молодой..Вот в 30-м году из-за этого и начался бунт! Я не стал дожидаться прибытия солдат-и сбежал оттуда. Уехал домой, в Сеара. А в 43-м году во время засухи я завербовался в SEMTA (9) и с тех пор я здесь, в Амазонии..

— И до сих пор нищий, ха-ха-ха! -подшутил над коллегой один из серингейро.

— Ах, ты, крыса мараньянская (10)! -вскипел бывший работник предприятия Генри Форда.-Можно подумать что ты разбогател! Да я вас..

Казалось что назревает ссора, а то и драка. Но ситуацию разрядил один из подошедших серингейро:

— Ребята, есть новость!

— Да какая у тебя новость, Фелипе?! -перебил скандальный мараньянец коллегу.-Опять небось голая девка причудилась в сельве, ха-ха-ха!

— Да заткнись ты, наконец, Луис! Дай сказать! Говори, Фелипе! -урезонили сразу несколько коллег мараньянца Луиса.

— Вы все знаете что мой участок совсем недалеко от дороги, которую тянут в Порту-дус-Гаучус к себе эти фермеры.-продолжил Фелипе.-А сегодня они работали совсем рядом. Вышел я к ним покурить. Все они вооружены-как и мы. После того как эти деревянные губы (11) -Бейсо-де-Пау-поубивали и ранили несколько человек, они работают чуть-ли не ружьями в руках. А я вышел к ним без ружья. Ну они, значит, говорят мне: зря ты, парень, ходишь здесь без оружия. А я спрашиваю: опять «деревянные губы» пошаливают? Да нет, отвечают, слава Богу, эти пока не появлялись. А почему опять такая тревога, спрашиваю?

Фелипе замолчал и закурив сигаретку Colomy, с наслаждением выпустил дымок.

— Да не тяни ты, Фелипе! -не выдержал ненавистник Генри Форда.-Что дальше-то?

— А дальше..-Фелипе с таким видимым удовольствием курил дешевую сигарету, как будто это была сигара от Артуро Фуэнте.-М-м-м. П-ф-ф-ф. Мда, так вот..

Раул еле сдерживал смех и отвернулся. Это заметил бывший житель Фордландии и скорчив презрительную физиономию, сказал негромко, но так чтобы услышали это все:

— Они все такие, сеньор. Что из Мараньяна, что из Пиауи (12)..Иногда мне хочется их убить..

По всей вероятности Фелипе был родом из Пиауи, поэтому он бросил уничижительный взгляд на непримиримого критика «Енри» Форда. Но продолжил он свой рассказ только после того как со сладостным мычанием дешевая сигаретка была докурена:

— Дорожники сказали что на реке Сао-Жоао-да-Барра был налёт на серингал. Все серингейро-все до единого! -были убиты. Никого из добрых бразильеро не осталось в живых..А ещё они сказали о том, что серингейро были убиты в основном не стрелами..

— Чем-же ещё? -спросил Жоаким.

— Винтовочными пулями! Большинство серингейро погибло не от стрел, а от выстрелов из винтовок!

— Это что-то новенькое..-недоверчиво усмехнулся Жоаким.-Так уж и никто не спасся?

— Никто, сеньор! А кое-кто из несчастных серингейро пропали.

— Что значит-пропали?

— Когда в серингал прибыли лодки за каучуком, то кое-кого среди трупов не нашли.-пояснил Фелипе.

— Ну вот, а ты говоришь-никто не спасся! -воскликнул Жоаким.-Значит кто-то из серингейро убежал и скоро будет ясно-кто на них напал.

..Мы устроились на ночлег чуть поодаль от шумных серингейро. Они не отважились проводить ночь на своих участках в глубине леса и напуганные слухами остались ночевать в базовом лагере у реки.

— Поутру им всем нужно топать на свои участки.-пояснил Педро, который тоже имел опыт сбора латекса.-А эти участки бывают довольно далеко от базы.

— Да. Но их выход сюда на ночь не имеет смысла.-добавил Жоаким, смазывая ранки мулам.

— Почему? -спросил я.

— Это сейчас они чувствуют себя смело, потому что их много. Рано утром все они по одному или по двое пойдут в джунгли. Если на них решатся напасть индейцы-то сами понимаете: этой большой компании против них не будет. А в лесу у индейцев все преимущества.-объяснил проводник ласково поглаживая лопоухих упрямцев.

Я живо вспомнил об утреннем явлении намбиквара и понял что Жоаким прав.

— Жоаким, а что ты скажешь насчёт того, что рассказал этот Фелипе? -поинтересовался Раул садясь с кружкой кофе у костра.

— Похоже что это либо какая-то сплетня, либо преувеличенное в разы описание случая нападения.-ответил проводник, заканчивая возню с мулами и вытирая руки широкими листьями сорванными тут-же.-Да, индейцы частенько нападают на серингалы и гаримпо. Они видят как сборщики каучука и старатели захватывают их земли, портят деревья и перекапывают землю. Всем известно как подонки устраивают на индейцев охоту, словно на диких зверей. Убивают жителей целых деревень, женщин и детей в том числе-и всё ради земли, богатой золотом, каучуком и многим другим. Вот и индейцы отвечают тем-же. Иногда им удаётся не только убить несколько человек, но и сжечь все постройки с запасом каучуковых шаров или лагерь гаримпейрос. При этом конечно они нагоняют страху на цивилизадо. Напуганные серингейро и старатели рассказывают об этом, а другие распространяя слух сильно всё преувеличивают. Крайне редко бывает так что все сборщики или старатели убиты индейцами. Кто-то успевает убегать. Или наоборот-дать отпор. Часто в таких нападениях индейцы терпят поражение, оставляя трупы своих.

— Фелипе что-то там говорил о винтовочных пулях, которыми были убиты сборщики..

— Ну что-же. В последнее время огнестрельное оружие появляется и у индейцев. Если в племени и появляется пара винтовок, то они пускаются в ход не только в охоте на животных. Видимо на Рио-Сао-Жоао-да-Барра пара-тройка серингейро были убиты из винтовки, а молва разнесла слух будто в основном все были положены огнестрелом.-Жоаким пренебрежительно махнул рукой, давая понять как он отнёсся к рассказу Фелипе.

— А где эта река-Сао-Жоао-да-Барра? -поинтересовался я.-Далеко отсюда?

— Её истоки не так далеко отсюда, но река довольно длинная и впадает в Журуэну. Насколько мне известно, серингалы на Сао-Жоао находятся ближе к устью, а это довольно далеко отсюда к северо-западу. И налёт на серингал могли сделать либо рибакста, либо мундуруку: тапаюна живут гораздо южней и у них пока нет огнестрельного оружия. И те, и другие-были очень воинственны, а мундуруку до сих пор довольно многочисленны. Ещё между Журуэной и Телис-Пирис живут апиака (13) и кайяби (14). Но апиака сами работают на сборке каучука, а кайяби частично переселены на Шингу, частично умиротворены миссионерами.-рассказывал Жоаким.-И всё равно-мне слабо верится в то, что рибакста или мундуруку смогли где-то получить большое число винтовок и боеприпасов к ним.

После короткого молчания Жоаким сказал:

— По всей справедливости, земли Амазонии-это земли индейцев. И всё что творится сейчас в Бразилии с индейцами-это преступление..

— Верно! -поддержал Раул.-Наше государство обязано на законодательном уровне закрепить за коренными бразильцами земельные территории. Без права проникновения туда кого-бы то ни было! Как недавно было сделано на Шингу.

..Быстротечный вечер в сельве в считанные минуты обернулся ночью. Она накрыла землю тьмой, которая больше помогает в такое время силам зла. Об этом не хотелось думать, однако после рассказа Фелипе трудно было не заставить себя вглядываться в абсолютную черноту леса и не прислушиваться к звукам, доносящимся оттуда. Я поневоле вычленял из ночной какофонии звуков сельвы чьи-то осторожные шаги. Шум из лагеря серингейрос и их пьяные голоса меня раздражали: казалось что они мешают услышать приближение врага. Хотя возможно я просто уже привык к лесным ночёвкам без большого числа людей..

Близость реки угадывалась лишь благодаря отблескам костров на воде-нашего и чуть поодаль-костра серингейро. Я лежал в гамаке и смотрел в сторону лагеря сборщиков каучука. Из-за отражения пламени в воде казалось что там горит два костра. Пьяные возгласы и бормотание стихали: усталость и алкогольные пары понемногу отправляли серингейро в объятия Морфея. А мне мои мысли пока не позволяли уснуть.

Довольно значительное количество людей обладает чувством, которое часто помогает им избежать негативного развития событий в их жизни. Это можно назвать разновидностью интуиции-как угодно. Встроенный в человека с рождения матерью-природой некий радар-распознавание опасности как во времени, так и на расстоянии-несомненно имел место быть и у меня.

Бывает так что к общему доминирующему шумовому фону подмешивается ещё какой-то звук, который возникает и звучит не очень громко, но его можно свободно различать и персонифицировать. Этот не вписывающийся в общий фон звук может исчезнуть, а может нарастать. Например, через открытое окно вы слышите непрекращающийся монотонный шум города, а потом вы слышите звук пролетающего самолёта. Или среди непрестанного шума льющейся воды из-под крана вы начинаете слышать включенную соседом музыку.

Помимо непрекращающегося зова тайны, который снова увлёк нас в сельву, я с некоторых пор стал слышать и кое-что ещё. Я начал это слышать и ощущать не в этот вечер. Я точно засёк время, когда к таинственному зову сельвы, зовущей раскрыть одну из её тайн, в моей голове возникло и зазвучало чувство какой-то неясной опасности. Это началось в 1961 году, когда из тех районов сельвы, в которых мы провели самый неоднозначный год в моей жизни, стали приходить не очень хорошие для нас новости. Подписание президентом открытия Национального парка Шингу с запретом несанкционированного доступа на его территорию я воспринял как некое предупреждение. А трагический случай с гибелью студента-медика от рук неизвестных индейцев в районе базы Кашимбу был мной идентифицирован как сигнал об опасности, которая возникла и угрожала всем, кто там мог находиться. В том числе и нам..

Мой природный радар пока не мог мне однозначно сообщить-какого рода опасность могла нас поджидать в том районе сельвы. Самое странное для меня было в том, что опасность на нашем пути исходила совсем необязательно от агрессивных индейских племён. Что-то неведомое и абстрактное, но от этого не менее страшное могло ждать нас на пути в поисках города Z.

По мере того как мы продвигались к намеченной цели, сигнал неведомой опасности, который уловил мой радар, звучал всё громче. И вот сегодня, после мрачного рассказа серингейро, непрестанный сигнал об опасности зазвучал ещё громче и тревожней. Я, сообразуясь с логикой, пытался это связать с впечатлением от рассказа Фелипе, но мой внутренний радар опровергал это. Я ощущал как мы приближаемся к чему-то неведомому и страшному как в пространстве, так и во времени. И встреча с этим нечто близилась..

Голос разума, помноженный на инстинкт самосохранения, предлагал мне повернуть обратно. Но притяжение сельвы и властный зов тайны был сильнее. Я не только не мог повернуть обратно, но и даже сказать об этом своему другу. Нет, я не боялся иронии, которая вне всякого сомнения была-бы выражена в насмешливых комментариях Раула по поводу моих опасений. Мы привыкли к характерам и темпераментам друг друга, были терпимы к слабостям и недостаткам, которые имеют место быть в любой человеческой натуре. Я боялся самого себя. Сейчас во мне боролись две взаимоисключающие доминанты. И всё-же несмотря на возникшее и всё более усиливающееся чувство неведомой опасности, сила притяжения тайны вкупе с сюрреалистичным зовом сельвы была явно сильнее. Мне очень не хотелось чтобы в этой борьбе победил инстинкт самосохранения. Мы с Раулом, лишь прикоснувшись к тайне, сформировав общую цель и сделав эту цель мечтой, уже приближаемся к её осуществлению! Нельзя было допустить чтобы из-за малодушия и неясного чувства какой-то неопределённой опасности одного из нас-а точнее меня-поставить под угрозу осуществление наших замыслов. Моя душа и мой разум были против этого.

Но мой радар, которого видимо не было у моих спутников, работал и продолжал непрестанно улавливать сигнал опасности. И я не мог его игнорировать..


******************************************************************************


1. Энавене-наве (Enawenê-nawê) -индейское племя Бразилии аравакской языковой семьи, соседи намбиквара.

2. Иранше-индейское племя Бразилии принадлежащее к изолированной языковой группе.

3. Риу-Гранди-ду-Сул-самый южный штат Бразилии.

4. Порту-дус-Гаучус-населённый пункт на реке Аринус.

5. Тапаюна (или Бейсо-де-Пау) -индейское племя Бразилии принадлежащее к языковой группе же (Je). Установлено что тапаюна являются частью племени суя и поэтому их иногда называют западными суя. Племя длительное время защищало свои земли от вторжения. Ныне племя проживает на территории коренных народов «Капото-Ярина», на левом берегу Шингу.

6. Рибактса-индейское племя Бразилии принадлежащее к языковой группе же. Отличалось крайней воинственностью. Рибактса воевали со всеми своими соседями-индейцами, а также со сборщиками каучука, старателями и фермерами.

7. Фордландия-рабочий посёлок по производству натурального каучука на реке Тапажос, основанный известным американским автомагнатом Генри Фордом. Из-за незнания особенностей произрастания гевеи большинство высаженных деревьев погибло, рабочие покинули посёлок и он превратился в «город-призрак». В настоящее время Фордландия и второй посёлок Форда-Бельтерра-используются как остановки на речных туристических маршрутах.

8. Серингал-природная плантация каучуконосной гевеи.

9. SEMTA (Serviço Especial de Mobilização de Trabalhadores para a Amazônia) -Специальная служба по мобилизации рабочих для Амазонии. Основной целью SEMTA была вербовка, обучение и транспортировка жителей Северо-Востока Бразилии для добычи каучука в Амазонии, в котором нуждались союзники во Второй мировой войне.

10. Имеется ввиду происхождение, бразильский штат Мараньян, из которого было множество завербованных на работу по добыче каучука.

11. Деревянные губы-так бразильцы прозвали индейцев тапаюна (Бейсо-де-Пау) за обычай вставлять в нижнюю губу деревянные диски.

12. Пиауи-бразильский штат на северо-востоке страны, соседствующий с Сеара и Мараньяном.

13. Апиака-индейское племя Бразилии принадлежащее к изолированной языковой группе. Будучи ранее довольно многочисленными, апиака в 20 веке были частично ассимилированы соседними племенами, частично уничтожены. В период своего могущества апиака практиковали охоту за головами врагов.

14. Кайяби-индейское племя Бразилии принадлежащее к языковой ветви тупи.

Глава 7

Ландшафт, который открылся нам с вершины перевала хребта Серра-ду-Томбадор (1), говорил о том, что серрадо остаётся позади. И хотя начинающая выгорать саванна продолжала вклиниваться в зелень леса, было понятно что впереди наконец-то начиналась сельва. Её всхолмлённое зелёное пространство уходило к горизонту. И вновь у меня ассоциации с морем! Возвышенности и многочисленные вершины высоких деревьев напоминали волны застывшего океана.

На сей раз мы взяли с собой мощный бинокль и я осматривал окрестности в его окуляры. Но через мощные линзы от Карла Цейсса я не увидел каких-либо признаков человека..

— До Аринуса остаётся совсем немного пути.-сказал Жоаким.-По правую руку останется долина реки Томе-де-Франса (2). По её берегам живут тапаюна, особенно их много в верховьях. Хотя они нападают в основном на дороге в Порту-дус-Гаучос и с берегов рек-нужно не терять бдительности. Сегодня ночью предлагаю нести вахту по двое.

— Хорошо, Жоаким, пусть будет так.-ответил Раул.- Мы надеемся на твой опыт. А далеко ли отсюда по Аринусу Порту-дус-Гаучос?

— Да, довольно далеко.-ответил проводник.-Вам ведь не нужно туда?

— Нет-нет. Просто любопытство. Двигаемся по установленному маршруту.

— Хорошо. Есть ещё одно предложение.

— Какое-же? -полюбопытствовал Раул.

— Остановиться на Аринусе у одного моего хорошего знакомого на одну ночь. Это по пути. Узнаем новости из района, посмотрите как человек устроился в сельве.

— Ну что-же. Почему бы и нет..

Несмотря на услышанную новость о нападении на лагерь серингейро, рассказы Жоакима о том как индейцы «задают жару» и его предложение усилить бдительность, наш маленький отряд продвигался к цели без происшествий, если не считать таковым утреннее появление в лагере намбиквара.

По мере спуска с Серра-ду-Томбадор серрадо сменились джунглями, которые понемногу становились всё гуще. Снова, как три года назад, вокруг буйствовала вакханалия жизни. Я снова любовался Великим Лесом.

Деревья и кустарники росли буквально расталкивая друг друга. Им становилось всё теснее. Некоторые виды деревьев змеёй обвивали соседей и казалось, душили их в крепких объятиях. От таких объятий дерево умирало, но не падало. Оно ещё долго будет стоять мёртвым, пока не превратится в труху.

Спуск с вершины хребта ознаменовался появлением всё большего количества насекомых: это лишний раз говорило о том, что мы начали вклиниваться в сельву. Клещи, муравьи, жуки, москиты кишели повсюду: в воздухе, на земле и на деревьях. Многие деревья источены древоточцами и лишены листвы муравьями-листорезами, которые шествовали в удивительном порядке, неся на себе кусочки листьев.

Вскоре пришлось достать и надеть москитные сетки: охочие до крови москиты казалось нас заждались. Бедным мулам приходилось туго-кусали их нещадно.

Укусы москитов в сельве могут стать для человека роковыми: такая болезнь как лейшманиоз (3) поражает как кожу, так и внутренние органы. Малярия также не дремлет. Укусы клещей, которые сыпались на нас с веток деревьев, вызывали не только зуд, но и множество болезней, которые далеко не все известны медикам. Одежда, обувь и противомоскитные сетки не всегда спасали от всей этой нечисти. Решившись идти в сельву, человек с одной стороны должен понимать опасность заболеваний, передаваемых от насекомых, а с другой стороны необходимо перестать думать об этом, иначе продвижение по джунглям превратится в ад не только физический..

Звон, издаваемый насекомыми часто заглушался криками обезьян, которые перекликались между собой на высоте многоэтажного дома. Птицы соревновались с ними в громкости. Сельва запела свою песню. Нам предстояло теперь слушать её ежедневно, еженощно, ежечасно.

Многочисленные исполнители музыки сельвы могут вызвать у неопытного путешественника если не страх, то отвращение. Зловеще-тоскливые утробные крики обезьян-ревунов напоминают не то грозное рычание хищника, не то рвоту сильно перебравшего с вечера спиртного выпивохи. А если их собирается много и они встревожены, то начинаешь опасаться за свои уши. Впрочем другие обезьяны не менее шумны, лишь их голоса не так ужасны, как у ревунов. Стаи некоторых обезьян могли часами следовать за нашим отрядом, прыгая с дерева на дерево, будучи то-ли недовольными вторжением незваных гостей, то-ли удивлёнными появлением невиданных пришельцев.

Пришла пора вынуть из чехлов мачете и вспомнить как ими работать. До обеда этим занимались Раул и Жоаким. Потом их сменили я и Педро.

— А Вы не в первый раз держите в руках мачете! -заметил улыбающийся Педро.-Это сразу видно!

— Ну да. Приходилось.-ответил я.

— Жоаким! А чем занимается твой хороший знакомый, у которого мы остановимся? -спросил проводника Раул.

— Он занимается поимкой и продажей кайманов.-ответил Жоаким.

— Ого! И давно он их ловит?

— С 56 года, как сюда поехали переселенцы. Да он Вам сам всё расскажет, если захотите. Человек он общительный, а гости у него бывают редко, поэтому он всегда не прочь поговорить.

Мне уже захотелось увидеть и услышать человека, который ловит и продаёт кайманов в такой глуши.

..Вечером, перейдя вброд небольшой ручей, остановились на ночлег. Медлить нельзя: темнота в этих широтах падает почти моментально. Всё делалось быстро, в заведённом порядке: один собирает дрова для костра, другой развешивает гамаки, третий начинает готовить ужин, четвёртый развьючивает мулов. Мы с Раулом не корчили из себя господ и занимались любой работой, кроме ухода за мулами: это делали проводник и его помощник. Жоакиму и Педро это нравилось; держась поначалу несколько обособленно, проводник с помощником стали более откровенными; их отношение к нам стало более дружеским, откровенным. Наша команда сработалась и стала более монолитной.

Первую половину ночи дежурили Жоаким и Раул. Мы с Педро лёжа в гамаках после сытного ужина принимали участие в беседе. Почти всегда вечерами Жоаким рассказывал любопытнейшие истории, которые он черпал из своего богатого опыта проводника по сельве.

Разговор зашёл об охоте и животных, населяющих сельву. Мы, проходя по территории индейцев тапаюна, пока воздерживались от выстрелов, дабы не привлечь к себе внимания и планировали добыть свежего мяса уже за Аринусом. Перечисляя вех обитателей Амазонии, которых можно употреблять в пищу, остановились на муравьеде.

— Муравьеда тамандуа гораздо легче и безопаснее добыть в серрадо, чем в сельве.-говорил Жоаким.

— Почему? -спросил я.

— Когда он защищается, то встаёт на дыбы. В серрадо ему не на что опереться и он не держит равновесия. А вот в лесу он опирается хвостом на деревья и тогда близко к нему не подходи: своими когтями он может нанести довольно тяжёлые раны. Два и хватка у него железная! А ещё он выпускает на врага вонючую струю, от которой не так легко отмыться.

— Эх, кто только не живёт в этой сельве! -воскликнул Педро.-Я раньше и не подозревал о том, сколько всего водится в лесу всякой живности, да ещё и съедобной!

Упоминание о гастрономической стороне обитателей сельвы развеселило меня. А Раул сказал о другой особенности сельвы:

— Бывает так, что зверья в лесу кишмя кишит. А через несколько минут-будто всё вымерло..

— Это верно.-поддержал Жоаким.-Такие места в сельве часто встречаются. Сразу видно что вы не впервые в джунглях. Когда я был на Куруа, мы проходили по таким местам. В лесу тихо, пусто. Нет ни птиц, ни зверей. Если начались такие места, то нужно вернуться и как следует поохотиться, а потом продолжать путь. Что мы и сделали. Ходить по таким местам как-то не по себе. В голову приходит мысль, что такие места нехорошие..

— Индейцы говорят, что в таких джунглях водятся злые духи, которые всех распугали.-добавил Раул, который всегда иронично относился к индейским страшилкам.

— Это точно! -согласился Жоаким.-Они так и говорят! Нас на Куруа было двенадцать человек, все-лихие гаримпейро. Но чувствовали мы все себя неуютно. Затерянно как-то, одиноко что-ли..И честно говоря-жутковато. А вообще такие места в сельве-не редкость. И никто не знает-почему это так. Такая-же история была со мной и на Рио-Верди, в Боливии..

Слушая Жоакима, я живо вспомнил о том, как мы с Раулом проходили и проплывали такие безмолвные и пустые места в сельве. И об индейских страхах перед злыми духами.

Кажется все замолчали из-за воспоминаний. А Жоаким встал, зажёг керосиновую лампу и подвесил её на ветке посреди лагеря, который принял в её тусклом свете непривычный вид.

— Зачем это, Жоаким? -спросил Раул.-Ты не собираешься её тушить?

— Вампиры, сеньор Бранку.-ответил проводник.

Я только сейчас обратил внимание на летучих мышей, которые начали летать во тьме. Некоторые виды летучих мышей-кровососов весьма опасны. Укус вампира в эих краях грозит бешенством. Многие старатели и серингейро пренебрегают мерами предосторожности и спят без противомоскитных сеток. Поэтому процент смертности среди людей в сельве повышается, как будто мало других опасностей. У нас сделаны прививки от многих распространённых в сельве болезней, в том числе и от бешенства. Однако мысль о том, что тварь будет сосать у тебя спящего кровь мягко говоря не радовала. Но огонь лампы кажется их действительно отпугивает..


* * *


Через сутки отряд вошёл в изрядно заболоченную местность. К счастью мы быстро преодолели полосу болот и вышли на берег довольно крупной реки, неторопливо катящей свои воды на северо-запад.

— Аринус? -спросил Раул Жоакима.

Проводник утвердительно кивнул:

— Сейчас нужно строить плот. Брода на этой реке здесь нет.

— А где-же живёт твой знакомый любитель кайманов?

— Немного ниже по течению.-ответил Жоаким.-Мы пересечём реку и переночуем на том берегу. Утром сплавимся по течению до его дома. Это плавание по моим подсчётам займёт не более трёх-четырёх часов.

Топоры были пущены в дело. Мы принялись рубить деревья, которые выбирал Жоаким. Для четверых человек с грузом, да ещё и для четверых мулов плот нужен был немаленький и нам пришлось изрядно потрудиться. Срубленные стволы очищали от ветвей, возили на мулах к реке и связывали лианами. Ближе к вечеру плот был готов и мы с помощью мулов, деревянных рычагов и изысканных матов Педро столкнули его на воду. Завели на плот отчаянно упирающихся животных, взошли на сотворённое судно сами и оттолкнулись от берега шестами. Несмотря на неказистый вид, плот отлично держал всех нас на воде и мы довольно быстро пристали к низкому противоположному берегу. Переправа прошла благополучно, если не считать поведения мулов: они беспокойной топтались на плоту и время от времени вопили.

— Да что сегодня с вами, дьявол вас побери! -ругался Педро стаскивая упирающихся животных на берег.

— Они чуют кайманов. Здесь их много.-пояснил Жоаким.-Вон, смотрите!

По реке плыла парочка кайманов, которые выставили из воды лишь ноздри и глаза. Раул схватил винтовку.

— Сеньор Бранку, не палите зря. Нам здесь нежелательно шуметь-тапаюна могут быть рядом. Только если подплывут совсем близко.-сказал проводник.-Чёртовы кайманы. Похоже сегодня будет бессонная ночка..

Слова Жоакима оказались пророческими. Едва мы с Педро улеглись в гамаках, как мулы отчаянно заголосили. А затем где-то рядом, во тьме послышался треск. Жоаким и Раул схватили оружие, проводник бросился к метавшимся на привязи животным. Мы с Педро выскочили из своих постелей: какой уж тут сон..

Педро разворошил слабо горевший костёр и подбросил в него охапку сухих веток. Пламя осветило стволы деревьев, окружавших лагерь и метнуло отблеск на воду. В зарослях, совсем близко, снова затрещали ветви и раздался хриплый рык. Кайман!

Оглушительно прогремел выстрел-Жоаким послал заряд на звук. Рычание прекратилось и немного погодя послышалось немного поодаль. Испуганные мулы жались друг к другу. Хищники несомненно чуяли наших помощников и одна из рептилий рискнула подкрасться поближе к потенциальной добыче.

Я хорошо помнил на что способны эти жуткие создания и взял свою винтовку. Всё, поспали. Эти твари будут шастать вокруг лагеря всю ночь. Кроме того мы звуком выстрела (а сколько их может быть за ночь?) обозначили своё местонахождение и воинственные тапаюна смогут на нас напасть.

Костёр решили поддерживать всю ночь. Педро сварил кофе и мы, сжимая оружие в одной руке, держали дымящиеся кружки в другой.

«Ну здравствуй, сельва! Весело ты нас встречаешь.» -думал я, отхлёбывая ароматный Бурбон Сантос (4).-«Похоже скучно в этой экспедиции не будет.»

— Готов поклясться, что эти твари попытаются ещё раз достать наших мулов! -предупредил Жоаким.-Смотрите в оба! И стреляйте. Увидите их глаза-стреляйте по глазам.

— А..тапаюна? Они могут услышать наши выстрелы? -спросил я.

Проводник пожал плечами.

— Конечно могут, сеньор Серебрякку.-Жоаким упорно продолжал произносить мою фамилию на бразильский лад. Я с самого начала-ещё с Вильены- не стал его поправлять.-Но не скармливать-же наших мулов кайманам..

Нести груз на себе мне не улыбалось и я всматривался во тьму. Иногда мне казалось что я вижу чьи-то глаза. А может быть мне просто казалось..

«Проклятые болота». -мысленно сетовал я.-«Как-же я их не люблю..»

Выстрел заставил меня вздрогнуть. Это палил Раул:

— Вот они! Стреляйте-же!

— Где?! -ошарашенно крутил головой Педро.

— Плывут по воде прямо к нам!

И действительно-несколько пар красноватых глаз беззвучно приближались. Запах наших лопоухих помощников притягивал кайманов словно магнитом. Я вскинул винтовку и послал пулю навстречу гостям. Педро и Жоаким выстрелили почти одновременно. Послышался хриплый рёв: кто-то из нас попал. Затем начался громкий плеск воды: сородичи раненого каймана с радостью закусывали им.

— Один из минусов путешествия с вьючными животными-это их запах для хищников.-сказал Жоаким.-Кайманы и ягуары не прочь ими поживиться.

Так мы просидели до утра, высматривая на воде глаза кайманов, прислушиваясь к шорохам в чаще. Моё воображение рисовало мне группу кровожадных тапаюна-«деревянных губ», которые подкрадывались к нашему лагерю, чтобы убить нас отравленными ядом кураре стрелами. Но всё обошлось и даже больше не пришлось стрелять.

После завтрака мы вновь погрузились на плот и течение неспешно понесло нас вдоль правого берега. Через два с небольшим часа плавания Жоаким скомандовал:

— Вот и устье Рио-Сао-Венцеслав (5). Заходим в неё.

Мутная илистая речушка, впадающая в Аринус широким устьем, казалось не имела какого-либо течения и мы без труда поднимались по ней отталкиваясь шестами от топкого дна. Берега речки быстро сужались и вскоре мы увидели на правом её берегу деревянную пристань, возле которой был привязан катер. Между деревьями было видно обширное бунгало на сваях.

«Вот живут ведь здесь люди-и не боятся никаких индейцев.» -подумал я заинтригованный бытом знакомого Жоакима.

Причалив к пристани, мы начали выгружать мулов. Конечно-же мы подняли шум и на него из дома выбежала стройная негритянка. Увидев нас, она крикнула что-то повернувшись к дому. Из бунгало вышел улыбающийся белый здоровяк в огромной шляпе и пошёл встречать гостей.

— Боже мой! Это Жоаким! -воскликнул хозяин с каким-то своеобразным акцентом.- Здравствуй, дорогой!

— Здравствуй, Курт! -откликнулся наш проводник.

Радушный хозяин дома и наш проводник обнялись.

— Знакомься, это сеньор Бранку и сеньор Серебрякку.-представил нас Жоаким.-А это мой помощник Педро Алвим.

— Позвольте представиться, сеньоры! Курт Майер! -радостно сообщил своё имя хозяин и протянул руку.

— Раул Бранку.

— Сержиу Серебрякофф. Или просто Сергей.-представился я пожимая руку не прекращавшему улыбаться Курту.

— О-о! Вы-русский?! -догадался Курт.-Прямо из Советского Союза?!

— Нет. Я уроженец Парагвая. Но я-бразилец.

— А-а-а! Так это ваши родители надавали по шее нашему Гансу Кундту (6) в Чако? Ха-ха-ха!

Если бы эта фраза была произнесена кем-то другим, иным тоном и в другом месте, то скорее всего я-бы наверное напрягся. Две Великие войны, в которой немцы и русские были противниками, надолго запомнятся тем и другим. Но Курт высказал это так, что не только я-все мы-рассмеялись. Мы сразу почувствовали дружелюбие хозяина.

— Ну а я-немец! И тоже бразилец! -сообщил Курт.-Прошу в дом!

Мы вошли в просторный холл. Умопомрачительной красоты негритянка встретила нас улыбкой.

— Это Миа, моя жена. Но я зову её Мими.

Мы познакомились с Мими. Она тут-же умчалась куда-то.

— Сейчас Мими организует обед.-сказал Курт.-За мулами приглядит и накормит их мой помощник. Эй, Эдуарду!

Откуда-то бесшумно появился невысокий кабокло, быстро всем нам пожал руки, четырежды произнёс своё имя и ушёл заниматься нашими мулами.

Мы уселись в плетёных креслах.

— Итак, Жоаким, ты снова в пути? Сколько-же мы с тобой не виделись? -спрашивал весёлый бразильский немец.

— Около двух лет.-ответил Жоаким.-С тех пор как я ходил с миссионерами на Рио-Пейшес.

— Простите любопытного немца, сеньоры, но если не секрет-куда вы направляетесь? -полюбопытствовал Курт.

— Идём за Серра-ду-Кашимбу. У нас научная экспедиция.-сообщил Раул.

— О-о! -удивился Курт.-Неблизко.

— Ну да. А Вы, Курт, значит занимаетесь..

— Кайманами!

Мими пригласила нас в столовую и мы отдали должное обеду, быстро приготовленному очаровательной хозяйкой, на которую хотелось смотреть без конца. А также хотелось беседовать с обаятельным хозяином-немцем, чем мы и занялись, когда было подано кофе и ликёр.

— У Вас интересный бизнес, Курт.-сказал я.-Вы отлавливаете кайманов живьём?

— Большую часть продаём живьём.-ответил Курт.-Некоторое количество забиваем и сами выделываем кожу. Раз в две недели по реке приплывают скупщики и забирают красавчиков.

— Где-же Вы их держите две недели? -спросил Педро.

— А вот, посмотрите вниз, в щели пола. Я держу их там.

С того момента как мы вошли в бунгало, я слышал какой-то непонятный шум. И теперь заглянув в одну из широких щелей мы увидели что пространство под домом, специально огороженное между свай, кишит рептилиями. Я поднял свою голову. Видимо у меня был изумлённый вид- Курт расхохотался.

— Вообще-то эти замечательные создания могут жить так довольно долго. Воды им не надо, а если захотят покушать-сжирают одного из своих сородичей.-рассказал хозяин.

— Но ведь они при этом наверное поднимают страшный шум! -удивился Раул.

— А, чепуха, мы с Мими привыкли! -махнул рукой Курт.-Кстати, именно сегодня должны прибыть скупщики. Мы ждём их с минуты на минуту: ребята очень пунктуальные. Если хотите-можете посмотреть как они их будут грузить.

— Скажите, Курт, а как насчёт индейцев? -спросил я хозяина.-Насколько я понимаю, вас здесь живёт немного..

— Я, Мими, наш сын Вилли и мой помощник Эдуарду.-перечислил всех обитателей бунгало хозяин.-А с индейцами мы ладим. Мы не подкидываем им отравленные продукты, как это сделал бывший мэр Диамантину, который оставил для тапаюна сахар с мышьяком..Мы не вырубаем лес, не загрязняем землю ртутью, не подсачиваем гевеи. Кроме того, я с самого начала нашего появления здесь умудряюсь торговать с ними. Правда взамен топорам, ножам, котлам и мачете они приносят луки, стрелы и перья попугаев. Но я всё забираю, делая вид что это ценно для нас. А с некоторых пор они приносят мне и кайманов.

— Как-же вы решили здесь поселиться? -спросил я.

И Курт охотно поведал нам свою историю.

— Мои родители-как и Ваши, Сергей, прибыли из Старого Света. Поначалу мы жили в Риу-Гранди-ду-Сул. После того как президент Варгас обнародовал «Марш на запад», мои родители решили попытать счастья на новых землях. В 55-м мы были в числе первых, кто основал Порту-дус-Гаучос. Но мне почему-то многое престало там нравиться-в том числе отношение к индейцам. Помимо этого, мои родственники не одобрили мой брак с Мими. Видите ли, они уже подыскали мне невесту. Я должен был связать свою жизнь с ужасной коровой со швабскими корнями.. (Всеобщий смех на некоторое время остановил повествование Курта.)..а я женился на чёрной бразильянке с африканскими корнями. И я решил покинуть Порту-дус-Гаучос, оставшись однако в Мату-Гросу. Мне нравится здешняя природа, река, простор. Мы с Мими и Эдуарду пошли вверх по Аринусу искать место. Здесь, между устьями рек Рио-Томе-де-Франса и Рио-Сао-Венцеслав, а также выше по течению Аринуса-обширные болота. Заметив здесь множество кайманов, мне пришла в голову идея бизнеса, которым я успешно занимаюсь. С самого начала нашего поселения здесь, нам предрекали скорую гибель от стрел индейцев. Однако мы здесь уже более шести лет и как видите, живы и здоровы. Торгуем и с кайяби, и с бейсо-де-пау, и с рибактса. Всё замечательно! Нам здесь нравится и мы обустраиваемся с комфортом. Бензиновая электростанция вечером даёт нам свет! У нас даже душ есть: вечером скажу Эдуарду включить помпу и вы все примете душ-как в городе!

От реки послышался шум мотора.

— А вот и ребята за нашими красавчиками прибыли! -сообщил Курт.-Мими, сегодня у нас много гостей! Ставь варить кофе!

К пристани пришвартовалось два моторных катера. На берег сошли четверо.

Через полчаса, когда скупщики отдохнули и попили кофе, мы пошли смотреть как они будут извлекать кайманов. Надо сказать, это было любопытное и вместе с тем, отталкивающее для меня зрелище..

В вольере под домом была открыта калитка. Но ящеры почему-то не торопились покидать место своего заточения. Тогда к металлическому тросу была привязана кровавая туша тапира, которая уже изрядно пованивала. Одно из чудовищ не замедлило вцепиться в мясо, за трос потянули и в проёме показалась голова каймана, его сомкнутые челюсти и злобно горящие глаза. Один из прибывших с силой треснул увесистой дубинкой между этих глаз. Кайман был на короткое время оглушен и разжал челюсти. В этот момент покупатели с поразительной быстротой и сноровкой накрепко перевязали ящеру пасть, вытащили его наружу и перевернув кверху брюхом, перевязали лапы. В таком виде кайман будучи привязанный к короткому шесту, отправился в чрево катера.

Следующий кайман высунул голову без участия приманки: зов свободы привёл его к другому плену. Получив удар дубинкой, он точно также как и первый был связан и транспортирован в катер.

Таким образом, время от времени швыряя в проём тушу тапира, на свет божий было извлечено двадцать хищников. Все они были погружены в трюмы катеров. Затем скупщики рассчитались с Куртом и отплыли.


* * *


За домом еле слышно рокотала электростанция. Электрический свет отгонял на несколько метров тьму от дома и привлекал огромное количество насекомых, но они не докучали нам: терраса дома была тщательно завешена противомоскитной сеткой. После душа мы ели стейки из кайманьего хвоста, мастерски приготовленные Мими. Они отлично шли под кашасу. Кашаса отлично шла под тосты, произносимые хозяином.

— Замечательный стейк! Я не подозревал о том, что мясо каймана может быть таким вкусным, хотя пробовал его не раз. Браво хозяйке! -сказал Раул.

Мими удостоила всех очаровательной улыбкой.

— Нужно знать как его готовить.-сказал она.-Мясо каймана готовится на минимальном огне, иначе оно будет жёстким.

— Это мясо можно есть смело-все крокодилы не подвержены никаким инфекционным заболеваниям.-сообщил Курт.-Это замечательные животные!

— Вчера мы еле отбились от этих замечательных существ.-сказал Жоаким.

— Да-да! Мы с Мими слышали как вы палили! -Курт снова открыл бутылку.-С ними ухо надо держать востро, это да, хе-хе-хе! Честно говоря мы подумали что какие-то сумасшедшие плывут ночью по реке и отстреливается от индейцев. Выпьем за мир между всеми народами!

От сытного ли ужина и выпитой кашасы, весёлого ли нрава хозяина и очарования его жены-я давно не чувствовал себя столь комфортно. Вокруг-сельва, болота и кайманы-а в этом доме горит яркий свет, хозяева гостеприимны и добродушны. От осознания того что в паре десятков метров начинаются дикие джунгли, всё это казалось чем-то нереальным.

На террасу вышел сынишка Курта и Мими. Ему всего шесть лет, а он уже умеет стрелять, плавать на лодке и ходить по джунглям. Курт обнял парнишку:

— Ну что, Вилли, не спится?

Мальчик молча поглядывал на нас. Я улыбнулся ему. Мальчишка застенчиво опустил глаза.

— Это любопытство.-сообщил Курт.-Гости бывают у нас не часто. Вилли, сынок, иди спать. Мими, забери его, нам нужно кое о чём поговорить..

Мими увела упиравшегося сына. Мне очень нравилась эта семья..

— Кстати, Курт. Ты слышал новость о налёте индейцев на серингал на Сао-Жоао-да-Барра? -спросил хозяина Жоаким.-Нам рассказали об этом серингейро на Рио-Санги. Болтают будто все поголовно индейцы были вооружены огнестрельным оружием, которым они положили всех. Этак в следующий раз молва вооружит индейцев пулемётами и гранатами..

— Ты, Жоаким, опередил меня. Я только что хотел поговорить об этом. -Улыбка сошла с лица Курта.-Да, я слышал об этом. Так и было. Всё это правда. У нас на прошлой неделе останавливался катер с людьми из компании «Кономали». С ними был человек, который всё это видел.

— Видел..что? -спросил Педро.

— Трупы серингейро.-ответил Курт.- Он прибыл в серингал на Сао-Жоао-да-Барра забирать каучук, а обнаружил трупы. Лишь два человека были убиты стрелами. Остальные-я не помню сколько-были убиты из огнестрельного оружия. Найдены пули калибра 7,65. Предположительно серингейро убивали из винтовок FN-49 (7)..

— Матерь божья..-пробормотал Педро.

— Ещё говорили что несколько человек из числа сборщиков не нашли.-вставил я.

— Да, верно.-подтвердил Курт.-Некоторые племена практикуют взятие цивилизадо в плен. Скорее всего так и случилось.

— Когда начали устанавливать первые контакты с каяпо-у них обнаружилсь пленные белые, не менее дюжины..-вспомнил Раул.

— Может это сделали вовсе не индейцы? А бандиты какие-нибудь? -усомнился Педро.

— Каким бандитам в глухой сельве понадобилось убивать сборщиков каучука? Для чего? -возразил Курт.-И потом-стрелы также были пущены в ход. Вероятно вы не в курсе: совсем недавно произошло ещё одно подобное происшествие.

— Где? -спросил Жоаким.

— На Рио-Паранаита (8), недалеко от впадения её в Телис-Пирис. Точь-в точь такая-же бойня, только налёту подвергся гаримпо. Ограблено всё подчистую: забрали золото, личные вещи, оружие. Все старатели убиты, двое исчезли. Та-же картина: две или три отравленные стрелы, остальное-огнестрел. Об этом услышал Эдуардо, когда плавал в Порту-дус-Гаучус за запчастью для генератора. И ещё кое-что. Да, Эдуарду? Расскажи.

— По правде сказать, сеньоры, то что я услышал-это страшно.-подал голос молчаливый помощник Курта.-У одного мёртвого гаримпейро не хватало..головы! Она была отрезана!

— Вот чёрт..Неужели апиака взялись за старое? -удивился Жоаким.-Раньше они бывало охотились за головами. Но такого давно не было..

— Что творится! -всплеснул руками Педро.-Мало того что в Бразилии цены растут как на дрожжах (9) -а тут ещё такое..

— А вам не кажется, сеньоры, что это всё-же чья-то дьявольская инсценировка? -спросил Раул.-Две-три стрелы, отрезанная голова-пусть думают что это индейцы. А на самом деле орудует банда! И-заметьте-не оставляют ни одного свидетеля! Я тут солидарен с Педро.

— Я бы согласился с Вами, сеньор Бранку, но.. Одно дело ограбить гаримпейрос-тут всё ясно: забрать золото. Но чего брать с нищих серингейро? -возразил Курт.

Возражение Курта было веским. На террасе повисло тревожное молчание. Слышно было лишь как глухо ворчит мотор бензогенератора, да гудят насекомые по ту сторону москитной сетки.

— Эти две новости поразили меня не меньше, чем местное землятресение (10) в 55 году.-прервал молчание Курт.-С одной стороны эти две бойни произошли достаточно далеко к северу от нас. Но на душе стало неспокойно.

..Мы ночевали здесь-же, на террасе, преодолев сопротивление хозяина, который хотел разместить нас в доме. Эдуарду заглушил движок электростанции и чернота ночи заполнила пространство, которое ещё недавно было неподвластно тьме. Покачиваясь в гамаках, мы стараясь не повышать голосов, обсуждали ещё одну жуткую новость. И хотя спать легли мы не скоро, я долго не мог уснуть.

Как я и предполагал, возню кайманов под домом было отлично слышно. Но не это было основной причиной моей бессоницы. Стрелка на воображаемой шкале моего тревожного радара ещё на одно деление сдвинулась к красной зоне.


*******************************************************************************


1. Серра-ду-Томбадор-невысокая горная цепь в штате Мату-Гросу, между реками Рио-Санги и Рио-Аринус.

2. Рио-Томе-де-Франса-левый приток реки Аринус.

3. Лейшманиоз-инфекционное заболевание людей и животных, которое вызывается простейшими рода Leishmania и передается через укусы москитов рода Phlebotomus и Lutzomyia.

4. Бурбон Сантос-сорт бразильского кофе.

5. Рио-Сао-Венцеслав-правый приток реки Аринус.

6. Ганс Кундт-немецкий военный, генерал, главнокомандующий боливийской армией в войне Боливии с Парагваем за область Гран-Чако, в которой Боливия потерпела поражение. Русский генерал И. Т. Беляев во время Чакской войны занимал должность советника президента Парагвая.

7. FN-49 (SAFN-49) -самозарядная винтовка разработанная на известной бельгийской фирме Fabrique Nationale Herstal. Поставлялась на экспорт — в том числе в Бразилию.

8. Рио-Паранаита-левый приток реки Телис-Пирис.

9. В 1963 году уровень инфляции в Бразилии составлял 78,4%.

10. В районе Порту-дус-Гаучус (в горах Серра-ду-Томбадор) 31 января 1955 года зафиксировано самое сильное землетрясение, когда-либо зарегистрированное в Бразилии: 6,2 по шкале Рихтера.

Глава 8

Кожа на ладонях огрубела от частой работы мачете, ей больше не грозили лопнувшие мозоли. Зажили волдыри от укусов насекомых. Побрившись последний раз на Аринусе, мы обзавелись густой растительностью на лицах. В наших бородах застревали москиты, не в силах добраться до кожи среди волосяных дебрей. Ну а мы вполне себе находили силы пробираться сквозь лесные дебри, которые время от времени встречались на нашем пути.

После того как мы простились с гостеприимным немцем и его супругой, более недели мы не видели ни одного человека. Покинув болотистую пойму реки Рио-Сао-Венцеслав, мы перевалили через Серра-дус-Кайябис (1) с участками саванн, и двинулись на север по правому берегу реки Рио-Дус-Пейшес (2).

Ещё не так давно огромные территории между реками Аринус, Рио-дус-Пейшес и Телис-Пирис индейское племя кайяби считало своими исконными землями и жило здесь с незапамятных времён. Но с тех пор как сюда вторглись многочисленные орды сборщиков каучука, переселенцев-фермеров и лесозаготовителей, для кайяби наступили чёрные времена. Несмотря на мужественное сопротивление, которое они оказывали захватчикам, силы были неравны. Численность племени таяла в результате многочисленных конфликтов и болезней, занесённых сюда цивилизадо. С конца 50-х годов почти вся бывшая земля племени кайяби была поделена на участки в рамках колонизации внутренних областей Бразилии. Участь кайяби разделили также и апиака: эти племени испокон веков жили рядом. Теперь от этих некогда многочисленных племён остались лишь несколько обособленных групп, которые являются призрачной тенью бывших владельцев этих земель.

Пока колонизация северо-запада Бразилии идёт в основном по берегам крупных рек, а обширные малоисследованные области между такими реками цивилизадо посещают спорадически, оставляя после себя следы- раны на теле сельвы: вырубленные участки леса, косо иссечённые стволы каучуконосных гевей, зарастающие дороги, превращённые в пустыню золоторудные разработки. Но сгоняя коренных бразильцев с их земель, цивилизадо не боясь заполучить отравленную стрелу, всё смелее проникают в дальние уголки Амазонии. Некоторые индейцы не видя перспектив сопротивления этому вторжению, уходят в самые труднодоступные и пока не исследованные области, пытаясь сохранить свою численность и свою самобытность. Многим из них пока это удаётся. Но надолго ли?

Бразильское правительство разработало план строительства сети автомобильных дорог через всю Амазонию. Эти магистрали пролягут по девственным джунглям, рассекая места расселения многих индейских племён. По этим дорогам хлынут толпы переселенцев из бедных засушливых штатов северо-востока, ринутся предприимчивые дельцы, берущие из недр природные богатства и торгующие землёй, которая им ранее не принадлежала.

Мы посетили два действующих серингала по Рио-Пейшес, и миновали несколько опустевших. Несмотря на падение цены на натуральный каучук, его добыча и продажа были всё ещё рентабельными и хотя прошлые «каучуковые лихорадки» ушли в прошлое, в стране находится немало людей, которые нанимаются работать в серингал за гроши. Унылая атмосфера в таких коллективах нас не привлекала и мы быстро покидали серингалы, узнав лишь скудные местные новости.

Про нападения и убийства на Рио-Сао-Жоао-да-Барра и Рио-Паранаита местные серингейро тоже знали. Но считали что это происходит далеко на севере и их здесь никак не коснётся.


* * *


Густые заросли сменялись легкопроходимым лесом и наоборот. Мы то как заведённые махали мачете, то шли будто по Авенида Атлантика (3). Опытный Жоаким выбирал наиболее легкопроходимые участки пути, который вёл то прямо по берегу реки, то уводил от неё на несколько километров. Медленно, но верно мы продвигались к северу.

Ещё через неделю мы покинули Рио-дус-Пейшес, которая поворачивала на северо-запад, и двинулись к Серра-дус-Апиакас (4). Индейское племя, в честь которого названы эти горы, было многочисленным и воинственным народом. С начала контактов с цивилизадо апиака часто бывали их союзниками против других племён. Однако после того как в Мату-Гросу хлынула волна клонизации, апиака уже рассматривались не как союзники, а как препятствие, которое должно быть устранено. Преследования и массовые убийства апиака привели к значительному сокращению популяции. Часть апиака стали работать на каучуковых боссов, часть живёт вместе с кайяби в районе среднего течения Рио-дус-Пейшес, часть ушла глубже в лес в район реки Сан-Томе (5).

Вынырнув из колючих зарослей, где как следует досталось и нам, и мулам, мы оказались на открытом пространстве странного вида. Вытянутое с юга на север, оно представляло собой широкую полосу засохшей, затвердевшей и растрескавшейся грязи. Это было дно пересохшего озера и Жоаким решил использовать его в пути.

— Смотрите под ноги! -сказал проводник.-В глубоких трещинах могут быть коралловые змеи, их укус почти всегда смертелен. Мы можем и не успеть применить вашу чудесную сыворотку.

И Жоаким двинулся первым. Опытнейший проводник, много лет прожив в сельве, он не верил в противозмеиные сыворотки из Бутантана, предпочитая прижигать калёным в костре мачете место укуса змей..

Несколько раз Жоаким останавливался и действительно убивал коралловых змей, рассекая из лезвием мачете, боясь что они укусят мулов.

Так как идти было довольно легко, а мачете покоились в ножнах, мы с Раулом шагая позади нашего небольшого каравана, тихо переговаривались.

— Похоже нашего проводника нисколько не напугали слухи о кровожадных индейцах, вооружённых винтовками.-сказал Раул.-И это радует. А между тем, истоки Рио-Паранаита, где поубивали гаримпейрос-почти на нашем пути.

— И этот путь он неплохо знает.-добавил я.

— Честно говоря, я думал что после всех этих ужасных слухов решимость идти за Кашимбу у нашего проводника поколеблется и придётся пустить в ход мои родственные связи, чего мне очень не хочется делать. Но похоже этого делать не придётся: Жоаким уверен в себе и бесстрашен. Да и Педро держится молодцом, несмотря на то что чаще стал упоминать всех святых. Мы не ошиблись в проводнике! Тем не менее, у меня есть к нему кое-какие вопросы..

Под жгучим солнцем мы прошагали высохшее озеро. Затем путь пошёл по редколесью с плавным повышением местности. Избегая глубоких промоин и каменистых осыпей, мы в бодром темпе двигались вперёд. После короткой обеденной стоянки наш небольшой отряд вновь продолжил путь. Пожалуй в этот день мы сделали самый длинный переход с начала экспедиции. И поэтому когда мы расположились на ночлег, то ноги гудели от усталости.

Если позволяла местность и деревья не мешали обзору, мы не упускали возможности осмотреться с помощью бинокля. Расположившись на внушительных размерах каменной глыбе, я смотрел на раскинувшееся впереди пространство. По всей вероятности мы уже достигли перевала, и Серра-дус-Апиакас впереди начинала плавно понижаться. Лишь на северо-востоке виднелась вершина с пологими склонами, которая была выше той точки, где находились мы. Я лишний раз убедился в том, что Жоаким отлично знает путь. Во всяком случае пока знает и старается вести наш маленький караван по максимально удобному маршруту. А когда я спустился со скал к месту лагеря, то понял: Жоаким всё-же начал осторожничать, что впрочем после услышанных недобрых рассказов было неудивительно. Место для костра было выбрано так, что пламя было закрыто большими камнями и свет от костра в ночи был виден лишь с юга, откуда мы пришли. Минус этого лагеря был лишь в том, что для мулов было мало корма, а гамаки негде было развесить. Поэтому в ту ночь мы спали на каменном ложе, скудно прикрытом охапками веток. Соответственно место было тщательно проверено на наличие змей и прочей пакости.

— Жоаким, мы хотели бы тебя спросить кое о чём.-обратился к проводнику мой друг.

— Пожалуйста, сеньор Бранку.-отозвался Жоаким, допивая свой кофе.

— Мы покрыли примерно половину пути до нашей цели, а двигаемся мы с грузом и не так чтобы очень быстро-и это понятно: мы не на лодке и не на самолёте. Я предупреждал тебя, что мы можем задержаться на неопределённое время в верховьях Рио-Жаманшин и Рио-Мутуака.-продолжал Раул.

— Верно, предупреждали. Я это хорошо помню и согласился на все Ваши условия.-ответил Жоаким.

— В связи с этим возникает такой вопрос. Если за Кашимбу нас застанет сезон дождей-во время ли наших поисков или на пути назад-как нам следует поступить? Продолжать выходить к цивилизации или остановиться для того чтобы переждать влажный сезон? -задал свой вопрос Раул.-Такое вполне может случиться, поэтому хотелось бы узнать твоё мнение.

Меня этот вопрос волновал никак не меньше чем Раула и я приготовился внимательно слушать нашего проводника. Весельчака-же Педро казалось это нисколько не тревожило и он напевая что-то о красотке с Капокабаны, возился с мулами.

— Это очень правильный вопрос, сеньор Бранку.-Жоаким с интересом взглянув на Раула, отставил кружку.-Я ждал что Вы спросите о сезоне дождей, потому что я вижу: Вы и сеньор Серебрякку не в первый раз в сельве. По правде говоря, всё будет зависеть от той ситуации, в какой мы будем находиться в сезон дождей. Каково будет наше состояние, состояние наших животных, в какой мы будем местности, сколько у нас будет провианта и боеприпасов. Также многое будет зависеть от того- в скольких километрах и днях пути мы будем находиться от цивилизации. Мне не раз приходилось быть в сельве в сезон дождей и как видите, я жив и здоров. Но может статься так что нам придётся остаться в сельве до окончания влажного сезона. И в этом также нет ничего страшного. Главное-выйти к берегу какой-нибудь реки, где возможна рыбалка. Этот берег должен быть достаточно высоким, чтобы его не затопило. Конечно в таком случае придётся построить хижину и прожить пару-тройку месяцев в не очень весёлых условиях. Но у меня нет сомнения в том, что это нам по плечу.

— Спасибо, Жоаким.-саказал Раул.-Отличный ответ. Я тоже думаю что мы справимся.

— В таком случае, у меня к вам тоже есть один вопрос.-Жоаким посмотрел на меня и опять перевёл взгляд на Раула, давая понять что его вопрос адресован к нам обоим.-Вы конечно можете на него не отвечать-дело ваше. Но моё любопытство совсем не праздное, учитывая то расстояние, которое нам предстоит преодолеть. Немаловажно и то, что мы идём в совершенно никому не известную область сельвы. Вы ведь сейчас сказали, что там вам предстоят ПОИСКИ? Если это поиски чего-то, что представляет интерес для учёных-то это одно. А если вы будете искать золото или алмазы-то это совсем другое. Там где золото и алмазы-там как правило небезопасно и вы это прекрасно понимаете. От вашего ответа будет зависеть наша общая безопасность и какие меры предосторожности мне нужно будет предпринять как проводнику. Вы меня простите, сеньор Бранку, но вы и сеньор Серебрякку мало напоминаете учёных.. Мой вопрос таков: что вы будете искать за Серра-ду-Кашимбу?

Я смотрел на скорбное, с еле заметной иронией, выражение лица Жоакима и мне стало ясно: он давно подозревал что мы с Раулом не являемся какими-либо учёными. В нашем тандеме было формальное равенство и всё решалось сообща, но я, учитывая многие вещи, всё-же добровольно уступал лидерство Раулу. Поэтому я ждал ответа от моего друга. Замер и Педро, прекратив своё пение.

— Ну что-же. Наверное пришло время сказать вам всё как есть.-объявил Раул.-Так, Сержиу?

Я молча кивнул.

— Мы ищем древний город.-объявил мой друг. Эти слова произвели эффект онемения на Жоакима и Педро, которые переглянувшись, несколько минут не издавали ни звука. Наконец, Жоаким подал голос:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 612