электронная
179
печатная A5
310
18+
Курортный роман

Бесплатный фрагмент - Курортный роман

Объем:
102 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-3928-8
электронная
от 179
печатная A5
от 310

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть 1

1

Она лежала на большом оранжевом полотенце, нежась под солнышком. Мягкий и однообразный шум прибоя привносил мир, и равновесие в её душу. Настроение, в предвкушении длительной безмятежной релаксации, было чудесным.

Вдруг раздался звук чьих-то шагов по песку, кто-то остановился около неё.

«Лазят тут всякие. Не дадут спокойно поваляться» — немного раздражённо подумала она.

Пришедший явно собирался расположиться рядом. Стоя неподалёку, начал что-то там ворошиться.

Девушке это не понравилось. Она подняла голову, окинула пришельца быстрым взглядом. Перед нею оказался парень приблизительно её возраста, причём вполне симпатичной наружности. Правильные черты лица, немного растрёпанные непокорные волосы, пронзительные глаза… Изучая далёкую линию горизонта с приятной полуулыбкой на лице, он безотчётно рылся в карманах бриджей.

— Обязательно над головой торчать? — с холодцой в голосе поинтересовалась она, показывая парню, что тот перекрыл ей солнце.

Молодой человек перевёл на девушку рассеянный взгляд, словно сейчас только её заметил:

— Что, простите?..

Она махнула на пустующее побережье.

— Пляж большой!

— А-а!.. Извините, — сказал он. — Не хотел вам помешать. Если позволите, я побуду здесь недолго.

Она сделала такое движение, как будто собралась сразу же встать, забрать полотенце и тут же уйти.

— Нет-нет, что вы! — испуганно воскликнул он. — Я долго не задержусь. Две минуты — и ухожу. Просто небольшая передышка по пути. С непривычки очень жарко, знаете ли. И вообще очень хочется курить. Раз уж я наконец-то добрался до пляжа…

Она с сомнением посмотрела на него, но осталась на месте. Он, наконец, извлёк из кармана запечатанную пачку сигарет и неспешно оборвал обёртку. Надорвал уголок фольги, присел на песок в двух шагах от девушки, подбил пачку снизу, чтобы удобнее было изъять сигарету.

— Курите?.. — помедлив, спросил парень, протягивая пачку в сторону девушки.

— Нет, — резковато ответила она.

Он одобрительно покивал головой.

— А я с вашего разрешения закурю. Надеюсь, вы не будете против? Ветерок идёт в сторону от вас. Сильно не задымлю.

— Ваше дело, — грубовато сказала она, отворачивая от него голову.

Он глубоко затянулся, выдохнул дым по ветру.

— Как сел на поезд, с тех пор ещё не курил, — пояснил он. — На перрон ночью было лень выходить, потом автобус, потом оббегал пол посёлка, чтобы поселиться. Ни минуты покоя. И вот сразу на пляж.

Девушка что-то пробурчала недовольно.

— Что вы говорите?..

Она повернула к нему голову:

— Ко мне сегодня вечером жених приезжает. Понятно вам?

— Да-да, конечно. Я ведь ничего такого… Вот, почти докурил уже. И сразу ухожу. Просто последние пару дней и поговорить-то особо не с кем было.

Помолчал, затягиваясь.

— Конечно, я вас понимаю. Я вот тоже должен был сюда с девушкой ехать. Но в самый последний момент мне дали отставку.

Она ещё раз окинула глазами всю его фигуру, отмечая во внешности то, на что не обратила внимания при первом взгляде. Он был в синих бриджах, доходивших ему до колен, голубая футболка небрежно перекинута через шею. Свёрнутая соломенная подстилка торчала из подмышки. Голый торс обнаруживал поджарую мускулатуру. Привлекательный юноша!

Девушку внезапно разобрало любопытство. Она приподнялась на локте:

— А почему?

— Как обычно. Деньги, всегда деньги. Если молодой человек предлагает вам съездить на море, да ещё в складчину, а другой, чуть постарше, зато вполне обеспеченный, приглашает на шикарный заграничный курорт, где всё включено и совершенно для вас бесплатно. Что выберете?

— Думаю, всё зависит от человека… — передёрнув плечами, холодно сказала она. — Я бы не поехала на курорт с кем-то, кто мне совершенно безразличен.

— Это да, но… простите, вас как зовут?

Она немного поколебалась:

— …Наташа.

— Вот вы Наташа, полагаете, что всё зависит от человека. Ну а что думает моя бывшая уже девушка, вы, думаю, догадались и так.

Она посмотрела на его умиротворённый внешний вид. В её душу закралось некоторое сомнение, по поводу правдивости его слов. Слишком уж спокойно он всё это произнёс.

— Шутите?

— Какие уж тут шутки, — с неожиданной горечью в голосе сказал он. На миг с него будто слетела маска безмятежности и в выражении лица отразилась вся сила разочарования, внезапно целиком захлестнувшая его. Черты затвердели, скулы обозначились чётче, взгляд, обращённый к девушке, потемнел.

Он поднёс сигарету ко рту чуть дрожащими пальцами и глубоко, жадно затянулся. Напряжение медленно отступило с лица.

«Какой красавчик» — подумала она, впечатлённая этой мимолётной метаморфозой.

— Вначале я даже решил никуда не ехать. Но всё же пересилил себя. И вы знаете, теперь ничуть об этом не жалею.

Парень провёл рукою с сигаретой вдоль линии горизонта, а потом вверх и наискосок:

— Это море, это небо, и бриз, и этот парус вдали, — всё это очень хорошо.

— И так ясно.

— Не скажите. Когда ты в раскалённом от жары городе думаешь об отдыхе, всё это возникает, конечно, в воображении, но как-то… стёрто. Только находясь здесь, по-настоящему понимаешь, как же это, — он обвёл рукою с сигаретой вокруг себя, — всё по-настоящему хорошо. А я чуть было не совершил глупость, вернув билеты на поезд.

Он докурил, затушил сигарету о песок, положил окурок в целлофановый пакетик, оставшийся от сигаретной пачки, и сунул мусор в карман.

— Выброшу где-нибудь по дороге, — пояснил он, заметив с каким неподдельным интересом, девушка наблюдает за его действиями. — Ну, не смею вас больше отвлекать, Наташа. Хорошего вам отдыха. Пойду дальше, посмотрю, где же всё-таки заканчивается этот пляж. И что оно там, на краю.

Он отошёл уже шагов на десять, когда девушка внезапно окликнула его.

— Эй, вы! Как вас там зовут?

Парень оглянулся с приветливым, но несколько отстранённым выражением лица.

— Максим!.. — откликнулся, немного помедлив.

— Так вот… Макс. Насчёт жениха… ну, который сегодня приезжает… я всё выдумала. Никого я не жду!

Он как-бы взвесил её слова в уме.

— Так может тогда увидимся где-нибудь вечером? — громко спросил он. — Вам нравится здесь какое-нибудь заведение?

— Тортола! — крикнула она. — Знаешь, где это?

— Нет! Но я найду. В семь займу столик!

— Там и увидимся!

— Привет!

Он помахал ей рукой и пошёл дальше изучать пляж.


К вечеру Максим немного захандрил. Береговая линия оказалась и впрямь очень длинной, но и она вскоре закончилась. Причём закончилась некрасиво — валом бетонных плит. Он нашёл себе тихое местечко, чтобы позагорать, но валяться на песке целый день оказалось довольно нудным занятием. Так что море уже не казалось ему таким приятным, солнце милым, песок мягким. Тем более что весь день мысли его вертелись вокруг того, как было бы здорово, если бы Лена поехала с ним. «Одиночество — сволочь» с горечью поминал он куплеты навязчивой песни.

Внезапно до Максима дошло, что каким-то дивным образом он утром познакомился с симпатичной девушкой Наташей, и они вроде как договорились посидеть в каком-то там кафе.

Он покрутил эту мысль так и эдак в голове. Сел на подстилке, набирая в ладонь песок и просеивая его между пальцев, напряжённо прикидывая что-то в уме.

Багровое солнце зависло низко над морем, чайки призывно кричали, слетались и собирались вместе, важно бродили вдоль берега и внезапно взлетали. Недолго парили над землёй и вновь садились на песок. Максим пожалел, что забыл в номере фотоаппарат. Всё-таки чайки здорово позировали.

«Пойду» — наконец решил он, преодолевая внезапно охватившие его волнение и слабость.

Возвращался он не по песку, а по улицам посёлка и беспорядочно размышлял о всякой всячине. Посёлок был не так уж мал, как думалось Максиму по приезду. Он протянулся на многие километры вдоль побережья и продолжал активно расстраиваться: здесь и там торчали остовы недостроев. Максим шёл так долго, что вскоре начал сомневаться в правильности выбранного пути.

«Так не пойдёт», — внезапно подумал он.

У забора на лавочке, около очередного перекрёстка, сидела влюблённая парочка и страстно целовалась. Подождав поодаль пока они прервут поцелуй, он поинтересовался у ребят, как ему пройти в центр.

Паренёк молча перевёл взгляд на свою спутницу. Девочка потихоньку утёрла губы тыльной стороной ладони и принялась объяснять Максиму короткий путь.

Он рассеяно поблагодарил и отправился в указанном направлении. Правда, через несколько минут уже вновь брёл задумчиво, не разбирая дороги, так как, в мыслях о Лене, забыл и про парочку, и про короткий путь. Вскоре ноги сами вынесли его в более знакомые места: стали появляться кафешки, магазинчики… отдыхающие, наконец. И хотя он всё ещё путался на перекрёстах, из-за всех этих выглядевших одинаковыми ларьков и забегаловок, через некоторое время таки добрался до дома.

Быстро принял летний душ во дворе, обернулся полотенцем и повесил плавки сушиться на крючок вешалки, прикрученной сразу при входе в комнату.

С самого дна большой сумки вытащил аккуратно свёрнутые брюки, трусы и носки. Осторожно развернул белую тенниску. Достал тщательно упакованные в газету лакированные туфли. Разложил всё на кровати. Какое-то время с сомнением изучал весь этот ворох вещей, уложенных в сумку ради вечерних прогулок с Леной.

«Часов только не хватает, — уныло подумал он. — А так, полный парад».

Пару минут ещё сомневался, стоит ли всё это потраченного времени, может достаточно будет шорт и шлёпок? Так ничего определённого по этому поводу не решив, неторопливо облёкся в разложенную одежду. Провёл несколько раз гребешком по ещё влажноватым непослушным волосам и отправился искать заведение с чудным названием «Тортола».


Огромный зал был довольно пуст. Войдя, Максим сразу понял, почему Наташе нравилось заведение, — это было кафе в восточном стиле: вместо стульев и кресел, высокие диваны с низкими столиками посередине.

Он разулся, порадовавшись в этот момент, что одел-таки носки, забрался с ногами на мягкий диван. Полистал лежавшее на углу стола меню.

Так как он не знал точно, в самом ли деле девушка придёт, решил пока ограничиться минимумом: заказал бутылку шампанского и к ней закуску из морепродуктов.

Когда Наташа подошла к столику, Максим не сразу узнал её: вместо слипшихся мокрых волос, раздражённого взгляда и недовольного выражения несколько помятой физиономии, запомнившихся ему утром, он натолкнулся на прямодушное оживлённое лицо, каждая чёрточка которого, — будь-то обворожительные прозрачные глаза с подведёнными стрелками, элегантные приподнятые брови, алые, тщательно очерченные губы, высокий открытый лоб, волосы, подобранные сзади в эффектной причёске, — била точно в цель. Довершали образ обвивающий маленькую грудь топик, усеянный перламутровыми блёстками и короткая юбка, плотно охватывавшая округлые бёдра. В сумеречном свете кафетерия, хорошенькая хрупкая девушка, дополнительно украшенная ровным загаром, выглядела просто изумительно.

— Привет! — сказала она, прерывая затянувшуюся паузу.

Максим неуверенно посмотрел по сторонам: рядом никого больше не было.

— Это вы мне? — как бы несмело предположил он.

— Кому же ещё, — зубы её блеснули в улыбке. — Бросай кривляться!

— Нет, но я просто сражён наповал. Как ты выглядишь…

Лицо Наташи озарилось. Она скинула босоножки и, сверкая босыми пятками, забралась на диванчик. Уселась напротив Максима, подобрав ногу под себя.

— Симпатичное место, — сказал он, продолжая внимательно разглядывать девушку. — Не удивительно, что тебе нравится тут проводить время.

— О, я здесь ни разу не была, — улыбнулась девушка. — Не было с кем. Возвращаюсь иногда с пляжа этой дорогой. Вот и приметила местечко…

Расстегнула маленькую сумочку, извлекла пачку дамских сигарет и зажигалку, положила рядом с собой на стол.

— Эй, ты же говорила, что не куришь?

— Мало ли что я говорила… — лукаво улыбнулась она.

Подкурила сигарету и затянулась, играючи выпустив струйку дыма в сторону Максима.

Появился официант с заказом.

— О, ты заказал шампанское? — обрадовалась она. — Отлично.

Максим взялся за бутылку.

— Ой, можно я открою, я открою, — поспешно протараторила девушка.

Слегка удивившись, парень отдал бутылку Наташе и выжидательно сложил руки на груди.

— Просто люблю открывать шампанское сама, — пояснила она, энергично отрывая целлофановую обёртку.

Наставив на Максима горлышко бутылки, с сигареткой, зажатой в зубах, Наташа стала быстро откручивать проволоку. Максим, увидев с какой небрежностью она это делает, слегка отклонился в сторону. Так, на всякий случай. Заметив его рефлекторное движение, девушка презрительно усмехнулась.

— Не бойся, парниша, — одним уголком рта сказала она. — Всё будет как надо.

И принялась выкручивать пробку.

Пробка никак не поддавалась. Горлышко ходило ходуном, постоянно нацеливаясь Максиму в лицо. Не выдержав такого издевательства над собственными нервами, он уже сделал было движение вперёд, собираясь перехватить у неё бутылку из рук и выпустить эту злосчастную пробку хоть в потолок, как вдруг с тихим пфухом шампанское всё-таки открылось.

— Я же говорила, — похвасталась она.

— Да… высший класс, — похвалил он, переведя дух. — Я аж взмок весь. А можно, следующую бутылку… того… я сам?..

Девушка строго посмотрела на него.

— Нет, ну если ты так настаиваешь… — поднял руки Максим. — Тогда я могу просто выйти на минуточку… Пока ты будешь её вот это вот…

Он передразнил натужные движения и напряжённое выражение лица девушки, сопровождавшие выкручивание пробки.

Глаза Наташи сузились.

— Шучу, шучу… — поспешно сказал он.

Она тщательно, с нажимом, погасила окурок в пепельнице:

— Так-то лучше.

Они коротко улыбнулись друг другу.

Девушка разлила шампанское в бокалы, придерживая пальчик у кромки, чтобы не пролилось. Подняла свой:

— Ну, бери.

— За знакомство, — сказал Максим. — Очень необычное, надо сказать, знакомство…

Наташа пригубила из бокала, вперила в парня прищуренный взгляд:

— Так, и чем занимаешься?..

Он слегка скривился:

— Ничего особенного, менеджер в интернет магазине. Оптовые закупки бытовой техники.

— Скукота, наверное!

— Ну, в общем да, а ты?

— Отдыхаю, не видишь что ли?!

Они посмеялись.

— Нет, а всё-таки?

— Руководитель розницы.

— Да ты что?! Косметика какая-нибудь?..

— Нет, а почему ты так решил?

— Ну выглядишь… Очень…

— Понятно. У мужчин всегда прямолинейные ассоциации. Нет, на самом деле сеть точек по продаже часов.

— А! Вот оно как. И где же твои?

— Что?.. Часы?! Я не люблю…

— Ясно, сапожник без сапог. Кстати, как там у вас по части скидок?

— Сделаем! А что часы нужны?

— Да, — печально произнёс он. — Мои остановились.

— И что? — беспечно сказала Наташа — Батарейку поменяй.

— Нет, — с какой-то странной интонацией пояснил Максим. — Они навсегда остановились.

— А-а… — понимающе протянула она. — Подарок?..

— Да. Не хочу их больше носить.

— Ясно.

Они помолчали, допивая шампанское:

— Так и что, — внезапно поинтересовалась Наташа. — Менеджер оптовых закупок не может свозить девушку на отдых за свой счёт?

— Ну, магазинчик то маленький. Пока. То есть он был довольно крупным, когда-то. Ещё до меня. Ну и до кризиса. Сейчас, правда, потихоньку набираем обороты. Но знаешь, разбазарить запас легко, а вернуться на прежний уровень ох как не просто… Хотя, может со временем…

— То есть за шампанское всё-таки придётся платить самой, — вздохнула она.

— Что ты, что ты! Деньги есть! — заволновался Максим.

— Ладно, — примирительным тоном сказала Наташа. — Пятьдесят на пятьдесят. И не спорь, пожалуйста! Утомляет…

— О’кей, — согласился он. — Для первого раза пойдёт. Кстати, а ты? Такая красивая и вдруг одна?..

Наташа слегка нахмурилась:

— А я люблю отдыхать в одиночестве. Ни от кого не зависишь, делаешь что хочешь. Хочешь — на пляж, хочешь — на экскурсию. Надоело в одном месте торчать — переезжаешь в другое… Если есть настроение, можно даже познакомится с приятным парнем. Вот. Сплошные преимущества, короче.

— Ясненько, — протянул Максим. — Облико морале, правда, не вполне выдержан… но в целом позиция понятна.

Девушка неровно улыбнулась:

— Да, как-то так…

Он помолчал, собираясь с мыслями, затем выдал:

— И всё-таки, ни за что не поверю, что у тебя никого нет.

Наташа немного помялась:

— Просто… ничего серьёзного.

— Ладно. Проехали. В конце концов, не моё это дело.

Зал потихоньку наполнился людьми. Максим заметил, что Наташа привлекает к себе всё больше внимания окружающих мужчин. Ему вдруг стало отчего-то сильно неприятно.

— Вот не понимаю я этих людей, — раздражённо сказал он. — Почему они так настойчиво оглядываются? Тем более что ни один не сидит в одиночестве. Если тебя не устраивает девушка, которая рядом, ну найди себе другую. Но зачем пялиться на соседок? Не понимаю этого.

— Согласна с тобой. Раздражает. Если бы парень, с которым я отдыхаю, то и делал бы, что таращился на посторонних барышень, я бы попросту ушла.

Они допили бутылку шампанского. Оба уже слегка охмелели.

— Хочу в туалет, — шёпотом поделилась она.

— Честно говоря, я тоже.

— Может, сходишь, разведаешь, где тут что?

— Ну, давай. А ты пока закажи ещё вина, ладно?

— Хорошо.

Вывеска на баре гласила, что туалет находится в соседнем заведении. Максим перешёл из одного зала в другой, уточнил у первого попавшегося официанта дорогу, тот указал ему нужную дверь. Максим вошёл в сортир. При входе стояло пустое кресло. Дальше помещение раздваивалось, по сторонам висели указатели с буковками М и Ж. Парень проскользнул в кабинку. Через несколько минут вернулся за столик.

— Ну что?

Он объяснил дорогу.

— Там платить надо? Это же в другом заведении?

— Нет.

— Точно?

— Ну, конечно.

Наташа встала:

— Я быстро. А шампанское сейчас принесут.

Вернулась она секунд через тридцать. На лице её играли желваки.

— Что-то ты совсем быстро… — удивился он.

— Так там бабулька сидит, без денег не пускает, — холодно сказала она.

Максим откинулся на спинку диванчика.

— А-а, точно…

Девушка посмотрела на него немного настороженно:

— Ты что, дурачок какой-то?

Он смутился:

— Да нет, когда я ходил, там никого не было, вот и подумал…

— Ну ладно, — прервала она его. Порылась в сумочке, нашла мелкие купюры. — Схожу всё-таки. А ты никуда не теряйся. Потом расскажешь… что ты там подумал.

Пока она отсутствовала, он налил вино. Через пару минут Наташа стремительно вернулась на место, сразу отхлебнула добрую порцию из своего бокала. Уперев локти в стол, положила подбородок на сложенные ладони. Словно китайский болванчик плавно поводила головой из стороны в сторону:

— Ну, давай быстро. Оправдывайся.

Максим стал объяснять нарочито медленно, чтобы девушка быстрее осознала курьёзность ситуации:

— Ты всё не правильно поняла. Понимаешь, там стояло кресло, это меня слегка смутило, но на месте никого не было, и я прошёл. Короче, я себе решил, что ничего платить не надо, я-то ведь не платил… Потом, когда уже ты сказала, то догадался, что просто вовремя э-э… просочился. Вот и вырвалось… Извини.

Наташа внимательно выслушала парня, наблюдая за выражением его лица.

— На сей раз убедил, — выставила указательный палец вверх. — Но смотри — я за тобой слежу.

Вторую бутылку шампанского они выпили ещё скорее, чем первую. Маленькая неприятность вскоре забылась. Доверительные отношения потихоньку восстановились. Беседа вернулась в лёгкое и непринуждённое русло. Попутно выяснилось, что живут они в одном городе, правда, в совершенно противоположных его концах.

Вскоре Максим озвучил подспудно возникший вопрос:

— Что дальше делать будем? Закажем ещё шампанского?..

— Знаешь, здесь рядом есть дискотеки. Давай сходим?

— Давай.

Они вышли на улицу, влившись в расслабленный поток прогуливавшихся отдыхающих, прошлись мимо домов и большого парка аттракционов до маленькой площади, вокруг которой сгрудилось несколько разнокалиберных заведений. Особенно выделялись два гремящих зала, расположенные друг напротив друга.

Наташа прочла крупное объявление на входе одного из них.

— О, там сегодня пенная вечеринка. Пошли?

Максим кивнул ей на свои брюки и туфли:

— Нет, не пойдёт. Давай лучше в другой раз.

— Понимаю, для пены фасон не подходящий. Значит нам туда, — девушка показала на противоположный вход, около которого тёрлось и курило немалое количество молодёжи.

Ребята расплатились, получили светящиеся отметки маркером на тыльных сторонах ладоней и вошли внутрь.

Там был Вавилон. Чёрный зал полностью растворился в дыму, цветомузыка выстраивала в белёсом воздухе разноцветные фантасмагорические фигуры. Драм-н-бэйсовый драйв сшибал с ног и гулом отдавался в сердце. Танцпол дрожал под тяжестью нескольких десятков танцующих, которые дико извивались и отплясывали, кто как умел. Изнутри казалось, что сами стены помещения ходят ходуном.

Взяли по освежающему лонгеру и ненадолго задержались у бара, проникаясь ритмом заведения. Присмотрели свободный столик, немного в стороне от танцпола. Заказали шампанского.

— Танцевать будешь? — поинтересовалась девушка.

— Ещё немного выпью и буду, — убедительно пообещал Максим.

— Отлично!

Открыв шампанское, Наташа взбудораженно дожидалась подходящего трека. Внезапно в музыке произошёл перелом, мощный бит оборвался и сменился плавным интро, переходящим в легко узнаваемый ремикс. Пронзительный женский голос начал выводить приятную мелодию на фоне выразительного синтезаторного проигрыша, МС проорал что-то неразборчивое в микрофон поверх вокала, толпа экзальтированно закричала.

— Идём? — нетерпеливо спросила Наташа.

Максим не расслышал. Наклонился к ней поближе, ненароком уловив аромат её духов. Что-то эдакое, с лёгким привкусом ванили.

— Что?

— Идём?! — крикнула она ему прямо в ухо.

— Ты давай, — махнул он. — А я следом. Подтянусь…

Девушка окинула парня уничижительным взглядом:

— Так я и знала!

Максим пожал плечами, старательно пряча глаза.

— Ну, я не умею.

Она засмеялась.

— Все вы так говорите!

Мелодия набрала ход. Ударили глубокие басы, бит пошёл по нарастающей. Толпа танцующих всколыхнулась и принялась трясти телесами ещё активнее.

— Я пошла! — крикнула девушка и резко поднялась. Руки её уже рефлекторно двигались, улавливая темп.

Прежде чем она ускользнула в среду танцующих, он успел охватить взглядом всю её стройную фигуру. В следующее мгновение девушка затерялась в толпе. Одна, две, три композиции пролетели незаметно. Максим сидел с полуулыбкой на лице, неспешно потягивал шампанское, иногда взглядом выхватывая Наташу из толпы. О Лене он уже даже не вспоминал.

Когда закончился очередной сингл, девушка вернулась за столик. Изрядно запыхавшаяся, обессиленно упала в кресло. Сделала большой глоток шампанского и помахала на лицо рукой, точно веером.

— Ужасно жарко, — пожаловалась она.

— Да, очень душно, — согласился Максим. — Может, выйдем немного на улицу?

— Давай!

Они покинули помещение. Прохладный ночной воздух овеял разгорячённое тело девушки.

— Фух! — вздохнула Наташа облегчённо.

Максим тоже с удовольствием набрал полные лёгкие чистого воздуха; задышал размеренно. В ушах всё ещё стоял гул, но давление на барабанные перепонки отступило.

Внезапно Наташа бросилась назад. Он недоуменно проводил её взглядом.

— Шампанское забыла! — крикнула она, отбежав в сторону. — Сейчас вернусь! Тебе брать?

— Не надо. Я пива выпью.

Через несколько мгновений девушка выскочила обратно на улицу с наполненным бокалом.

Максим купил себе банку пива в ближайшем ларьке.

— Спустимся ненадолго к морю? — предложил он.

— Давай! — обрадовалась она.

Дорога от площади привела ребят к короткой лестнице, по которой они спустились на песок. Наташа сняла босоножки, сунула их Максиму в руку, двинулась к самой воде и пошла вдоль неровной линии моря. Волны тихо плескались, ласково щекоча её щиколотки. Максим шёл чуть в стороне, опасаясь промочить ноги, с наслаждением наблюдая за девушкой. Хотя луна ещё не взошла, темно не было — бездонное небо сверкало ошеломительной россыпью звёзд. Шум прибоя сразу отделил парочку от фонтанирующего жизнью посёлка, погружая в волнующую атмосферу единства с природой. Лишь где-то вдалеке, чьё-то слишком громкое радио разносило по миру вдохновенное исполнение госпела «Wade in the water».

Говорить ни о чём не хотелось. Задумчиво и молча дошли до следующей лестницы.

— Вернёмся в зал? — тихо спросила она.

— Хорошо, — умиротворённо ответил он.


Когда они окончательно выбрались из дискотеки, на дворе стояла глухая ночь. Посёлок спал, отдыхающие уже не прогуливались по улочкам, большинство заведений было закрыто.

Наташа в темноте то и дело спотыкалась, Максим не мог поддержать её — в руках у него была бутылка шампанского и минералка. Вскоре они добрались до двора, в котором девушка снимала комнату.

Во дворе стоял обычный для этих мест длинный одноэтажный дом, разделённый на маленькие комнатушки. Перед каждой комнатушкой, под навесом, находился столик для посиделок, маленькое личное пространство отдыхающих. Дальше, в глубине двора, темнел внушительный дом хозяев.

Наташа открыла замок, включила свет, пригласила парня внутрь. Войдя, он поставил бутылки себе под ноги и огляделся. Обстановка была знакомая: по бокам стояли две широкие советские пружинные кровати, с толстенными современными матрасами, а в изголовье, между ними — маленький туалетный столик. В ногах одной из кроватей — шкаф без дверок, выглядевший так, словно его наспех слепили из нескольких кусков ДСП. На полу — выцветшая ковровая дорожка. В потолке, на коротком проводке, — лампочка. Максим сам жил в подобном «номере».

— У меня не прибрано, не обращай внимания!

Максим поднял руки в успокаивающем жесте.

— Побудь минутку, — попросила Наташа, — я пока в туалет сбегаю.

Он прислушался к её удаляющимся шагам, стихающему цоканью каблучков в тишине двора.

Да, главное, чем отличалась эта комната от его собственной, — обжитый вид. В шкафу, на плечиках, висели женские вещи, в нижнем отделении шкафа, — стояли босоножки и валялись пляжные тапочки. Под шкафом лежал раскрытый чемодан, — тот, что на колёсиках, с длинной выдвигающейся ручкой. На дне чемодана — свёрнутая одежда. На кровати, расположенной справа от входа, лежали, аккуратно расправленные: белая плотная юбка, пара топиков, и маленький розовый бюстгальтер. Вторая кровать была разостлана и не застелена. Там находились подушки с обеих кроватей.

Но больше всего внимание привлекал туалетный столик. Столько барахла на таком маленьком пространстве Максиму ещё никогда не приходилось видеть. Количество баночек, бутылочек, тюбиков просто зашкаливало. Он определил некоторые из них: шампунь, гель для волос, гель для тела, мыло, зубная паста и щётка, крем для лица, для рук, для ног, крем для кожи вокруг глаз, увлажняющий крем, крем для загара и ещё чёртова прорва разнокалиберных пробирок, с разноцветными лаками, помадками и духами. Тут же были свалены в кучу всевозможные гребешки, пилочки, карандашики. Повсюду оказались разбросаны кусочки ваты и пачки разномастных салфеток. Сам столик был обильно обсыпан пудрой и блёстками.

В этой комнате явно внимательно следили за внешностью.

А в уголочке столика, прямо около кровати, лежала тоненькая книжонка в мягкой обложке. Безвестный роман безвестного автора. Как не пытался, Максим не смог вспомнить такого писателя. По всей видимости, книга выбиралась случайно, на удачу, и не имела ни малейшего шанса быть когда-либо прочитанной до конца.

Присел на краешек кровати, чтобы не помять разложенные вещи. Рука наткнулась на какую-то свёрнутую тряпку. Максим поднял её на уровень глаз и, не узнавая что это, развернул. Со смехом определил в тряпке миниатюрные женские розовые трусики. Скомкал их в руке и бросил на кровать через плечо, куда попало. Чтобы всё было, как и до него — ровно на своих местах.

Сам пересел на пол, облокотившись о кровать спиной, точно о спинку стула. Прикрыл утомлённые глаза…

— Хватит клевать носом, — позвала его Наташа с порога. — Выходи, на улице посидим. Надо допить бутылку.

Зачем шампанское нужно было обязательно допивать Максим в душе не понимал, но, тем не менее, согласился, что идея эта здравая.

На столике стояли две разнокалиберные чашки. Наташа медленно разлила в них вино.

— Завтра что будем делать? — спросил Максим, облизывая, в ожидании напитка, пересохшие губы.

— Ну-у, утром я буду отсыпаться… — девушка отхлебнула из своей чашки. — Потом пойду на пляж. Я думаю, после двух мы сможем увидеться прямо на пляже. Где-то в районе того места, где утром встретились. Найдёшь?

— Думаю, да.

— Я всегда хожу в одно и то же место. Видишь, если идти от моего дома прямо, никуда не сворачивая, то попадёшь как раз к нужной лестнице. Ну и там где-то рядом буду я.

— Отлично.

Максим чувствовал, что его клонит ко сну. Моментами он почти дремал.

— Пора спать, — внезапно услышал над собой голос девушки.

Парень только головой кивнул.

— Спокойной ночи?..

Распахнул осоловелые глаза, неуверенно встал и, покачиваясь, молча вышел на улицу. Повернулся в сторону Наташи, запоздало ответил:

— Спокойной ночи!

Но та, не дождавшись прощания, уже успела закрыть за собою дверь и выключить свет.

Максим огляделся по сторонам. Один конец улицы утопал во тьме, на другом светили фонари. Во рту опять пересохло, нужно было чего-нибудь срочно выпить. Ведомый этим соображением, пошёл в сторону фонарей. И действительно, вскоре нашёл открытый ларёк, купил бутылку пива. Но сделав пару глотков, понял, что пиво ему уже не лезет.

«Пора домой».

Уверенным шагом пошёл по улице, на первом же попавшемся перекрёстке свернул, потом ещё раз куда-то свернул, потом долго брёл по узкой улочке, пока внезапно не оказался в тупике. Тогда вернулся к ближайшему перекрёстку и двинулся по какой-то широкой и длинной дороге. Идти пришлось так долго, что вскоре даже начал уставать. В конце концов, до парня дошло, что и эта дорога ведёт его совсем не туда куда нужно: он оказался в совершенно тёмной, неприглядной части посёлка. Заборы с каждым шагом становились всё выше и неприступнее, кое-где их украшала колючая проволока. Во дворах лаяли явно злые собаки. Максим окончательно осознал, что заблудился.

«Не село, а хренов лабиринт, — подумал он. — Однако спать на улице не вариант».

Поспешил обратно, и хотя потратил на это прорву времени, всё-таки довольно легко нашёл Наташин дом; словно невидимая нить Ариадны привела его туда.

Калитка оказалась заперта. По-видимому, хозяева тщательно заботились о покое своих жильцов. Максим перелез через забор, очень стараясь не пролить пиво. Нашёл нужную комнату, несмело постучал в окошко. Никто не отозвался. Он постучал громче.

Шум в комнате подсказал парню, что Наташа проснулась.

Ещё через минуту заспанная девушка прильнула к стеклу, с удивлением увидала его, немного помедлив, приоткрыла дверь. Спросила шёпотом в образовавшуюся щёлку:

— Ты чего?

— Я это… заблудился. Ни черта не соображаю, не могу в темноте найти свой дом.

— Шутишь?

— Серьёзно — горячо подтвердил он.

Девушка немного подумала, потом распахнула дверь пошире, явившись перед Максимом в коротком розовом пеньюаре:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 179
печатная A5
от 310