электронная
90
печатная A5
281
16+
Куда улетают умирать птицы

Бесплатный фрагмент - Куда улетают умирать птицы

Сборник рассказов

Объем:
60 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-9614-2
электронная
от 90
печатная A5
от 281

Темная галерея

1

Алиса проснулась рано утром. В комнате царил полумрак. Солнечный свет робко пробивался сквозь неплотно задернутые шторы, и его лучик плясал по одеялу. Алиса потянулась и села в своей кровати. Рука невольно метнулась к маленькому столику, на котором лежали сигареты. Она достала одну, и как бы невзначай закурила. Алиса открыла глаза, из ее рта вырвалась маленькая синевато-серая струйка дыма. Затяжка… и еще одна такая же струйка вырвалась вслед за первой. Алиса сама не знала, зачем она курила… просто это была ее маленькая пагубная привычка. Еще одна затяжка. Зазвонил будильник, одно неосторожное движение, и пепел упал на белоснежное покрывало. Алиса, казалось бы, не обратила на это внимание. 7:30. Пора собираться на учебу. Но в постели так тепло и хорошо. Девушка бросила сигарету в пепельницу, стоящую на тумбочке у кровати и еще раз потянулась. Через секунду в комнату вошла экономка. Она быстрым уверенным шагом прошла к окну и одернула шторы. Комнату залил яркий утренний солнечный свет. В комнате все было, как обычно. Несколько стеллажей с книгами, таких ветхих, что, казалось бы, они упадут от малейшего дуновения ветерка, хранили остатки былого величия, картины с мрачными пейзажами, платяной шкаф с многочисленными платьями его хозяйки, да огромная кровать под бархатным бордовым балдахином… вещи разбросаны по всей комнате…

— Мисс, пора вставать. — Послышался голос экономки. Она прошла по комнате, собирая вещи Алисы. — Ваши родители уже в столовой. Ждут Вас.

Алиса потянулась и свесила ноги с кровати:

— Спасибо, Марта, ты можешь идти.

Экономка бесшумно скользнула в приоткрытую дверь и скрылась во тьме коридора. Алиса встала и подошла к окну. Еще один отвратительный день наступил. Алиса резко задернула шторы. Комната вновь погрузилась в столь привычный для нее мрак. Девушка подошла к маленькому кофейному столику, на котором стояли многочисленные свечи разного цвета и размера. Подсвечников в комнате не было. Алиса их не любила. Ей куда больше нравилось смотреть, как воск расплывается по столу, оставляя на нем причудливые узоры. Девушка зажгла свечи, и комнату осветил мягкий теплый свет. Она медленно, грациозно подошла к шкафу, открыла его и достала свое любимое шифоновое платье, цвета ультрамарин. По правде говоря, ее гардероб состоял исключительно из платьев темных, мрачных, глубоких цветов. Просто так ей было комфортней. Все свои 19 лет жизни она старалась быть незаметной, и пока у нее это прекрасно получалось. Платье было длинное, до пола, чуть приталенное с воротничком-стоечкой. Чем-то похожее на платье гувернанток, 19 века. Свои длинные рыжие волосы Алиса заплела в две косы, надела очки и подошла к зеркалу. Постояв немного перед ним, девушка одобрительно кивнула и вышла из комнаты.

Она шла по длинному темному коридору, тихо шурша подолом платья. Мимо проплывали все те же мрачные картины. Многие из них были на морскую тему. Алиса любила море. Часто по вечерам она лежала на кровати в своей комнате и представляла себя на усеянном галькой берегу. Ее фантазии были настолько реальными, что она отчетливо слышала чарующий шум прибоя и беспокойные крики чаек, которые кружили над водой в поисках еды. Как же она хотела быть одной из этих чаек… беззаботно парить в вышине и не думать ни о чем. Тогда в один прекрасный день, она смогла бы улететь далеко-далеко, от всех проблем, где ее никто никогда не найдет. И там, в одиночестве предаваться несбывшимся мечтам, пока однажды на закате смерть не придет за ней. О если бы ты знал, дорогой читатель, насколько сильно Алиса мечтала убежать от всех и вся, насколько сильно она мечтала кануть в Лету, насколько сильно ей хотелось, чтобы ее страдания прекратились… Но у судьбы были другие планы на ее счет.

2

Джеймс и Анна сидели в столовой за огромным столом из красного дерева. Стол был рассчитан на большое количество людей, но так уж получилось, что в этом доме давно не было гостей. Когда-то эти старые массивные стены были свидетелями многих роскошных приемов и шикарных балов, казалось, что они до сих пор хранят в себе людской смех, звон бокалов и отзвуки незатейливых мелодий, звучавших некогда в этом доме. Но потом это прекратилось… Это прекратилось с рождением маленькой Алисы, девочки, которая с детства не проявляла интереса к людям. По мере того, как она росла, в их дом все меньше и меньше приходило гостей, пока в один прекрасный день они не перестали приходить вовсе. Человеческая природа устроена так, дорогой читатель, что ко всему рано или поздно привыкаешь. Вот и они привыкли. Но людям, некогда окружавшим семью Грей, было не понять их внезапного затворничества. Через некоторое время по городу поползли слухи, один страшнее другого. Люди стали обходить поместье Грей стороной, считая это место проклятым, а Алису стали тихо ненавидеть в школе. Но сейчас не об этом.

Джеймс и Анна сидели в столовой и ждали прихода дочери. Это была самая светлая комната в доме. На огромных викторианских окнах висели белые, полупрозрачные занавески, и солнечный свет заливал комнату своими лучами. У дальней стены комнаты находился огромный камин, который не разжигали уже несколько лет, с тех самых пор, как в доме провели отопление. Время шло, а этот дом, казалось бы, пытался задержаться в прошлом еще хотя бы на короткий миг…


***

Алиса подошла к входу в столовую. Ее тонкие изящные пальцы, унизанные серебряными кольцами, осторожно коснулись холодной металлической дверной ручки. Легкое нажатие, и дверь со скрипом отварилась. Алиса решительно прошла в сторону стола, на миг остановилась, как будто не решаясь пройти дальше, и, опустив глаза, заняла свое место за столом. Из двери, ведущей на кухню, тут же появилась Марта. Сейчас, при свете дня мы вполне можем ее рассмотреть. Это была старая полная женщина, лет 60. Ее седые сухие, как солома, волосы, были собраны в тугой пучок на затылке, а голову венчал белоснежный чепчик. Одета она была в серое невзрачное платье и белый фартук поверх него. Лицо женщины было испещрено морщинами — следами боли и страданий, что пришлось ей перенести, но ее серые глаза хранили еще тень улыбки… Марта поспешно прошла с подносом к столу и поставила перед Алисой тарелку с овсянкой. Девушка поморщилась. Экономка, казалось, не обратила на это внимания, и так же поспешно удалилась.

Звенящая тишина, нарушаемая лишь мерным тиканьем часов, стоявших на камине, висела в комнате. Со стороны могло бы показаться, что за столом сидели абсолютно незнакомые, чужие друг другу люди. На самом деле им просто не о чем было разговаривать. Алиса вообще не любила разговаривать, а родители и не пытались нарушить тишину. Завтрак подходил к концу. Алиса так и не притронулась к пище. Посидев немного за столом, она встала и направилась к выходу. Родители с грустью смотрели на нее. Им было жаль свою несчастную дочь, но они ничем не могли ей помочь. Так они тогда думали. Уже у двери Алиса резко развернулась и заговорила.

— Я не хочу идти в колледж. — Ее голос был слегка хриплым из-за долгого молчания, но даже сквозь эти нотки был слышен нежный девичий голос, похожий на трель соловья.

Отец и мать переглянулись. Они уже почти забыли, как звучит голос их дочери.

— Но дорогая, — возразил отец. Он старался, чтобы его голос звучал как можно более мягко. — Ты должна…

— Я не хочу идти. — Не обращая внимания на слова отца, повторила Алиса.

Джеймс посмотрел на жену. Та еле заметно кивнула. За много лет эти люди научились понимать друг друга практически без слов. Лорд Грей встал и быстрым уверенным шагом подошел к дочери. Его руки коснулись плеч Алисы, и она невольно вздрогнула.

— Я не хочу… — уже менее уверенно произнесла девушка, — Пожалуйста, отец…

Джеймс смотрел прямо в глаза Алисе:

— Это не обсуждается. Джордж уже ждет тебя в машине. Он отвезет тебя в колледж и заберет после занятий. — Джеймс нежно поцеловал дочку в лоб, и открыл перед ней дверь. Алиса вышла из столовой с каменным лицом. Она не хотела ехать в колледж. Она знала, что ждет ее там, но у нее не было выхода. Если бы лорд Грей знал, чем обернется этот день для него и его семьи, если бы он только знал! Возможно, тогда он не стал бы отправлять свою девятнадцатилетнюю дочь в колледж, возможно, он бы продал свой дом и отправился куда-нибудь в другую страну. Возможно, у них еще был бы шанс стать счастливыми. Но он не знал. Он сделал свой выбор, и судьба разыграла отличную партию, пожалуй, самую лучшую за всю историю этой семьи…

3

Май месяц выдался на редкость жарким и солнечным. Алиса не любила солнечные дни ведь, по ее мнению, самые страшные и жестокие вещи люди говорят и делают именно в такие дни. По крайней мере, по отношению к ней. Вот и сегодня выдался именно такой день.

Алиса ехала в колледж на отцовской машине. За рулем, как всегда, сидел его верный шофер Джордж. Это был высокий мужчина средних лет. Седина едва затронула его иссиня-черные волосы, придавая его внешности дополнительный шарм. Его лицо всегда было каменным, не выражающим ни единой эмоции, и только маленькие морщинки в уголках его серых глаз показывали, что в молодости он часто улыбался. Что же случилось в жизни этого мужчины, наверное, спросите вы. Неужели этот дом так меняет людей? Я не дам ответа на этот вопрос. По крайней мере, не сейчас… Что-то в этом мужчине привлекало Алису, но она никак не могла понять что. Порой, ей казалось, что она видела в нем родственную душу, но уже в следующий миг от этого чувства не оставалось и следа. Джордж одновременно привлекал и пугал Алису, и ей это безумно нравилось. Но она не могла позволить себе испытывать чувства к этому мужчине, ведь он был прислугой, а она… Кем была она? Алиса сама не могла ответить на этот вопрос. Безусловно, она была потомком знатного, благородного и богатого рода, но сама себя она считала никем. Хотя в глубине души, ей все же хотелось все изменить…

Дорога до колледжа была не близкой. Алиса прислонилась лбом к окну. За окном машины то и дело мелькали какие-то дома, люди, спешащие на работу. Их лица были так скучны и однообразны, что девушке было противно. Ей был противен вес этот мир, помешанный на деньгах и материальных ценностях. Мир, в котором ты никто, если у тебя нет счета в банке или статуса в обществе. Продажный мир, в котором все имеет свою цену, в котором всех и все можно купить, если в твоем кошельке достаточно средств. В своем дневнике Алиса писала: «Я ненавижу людей и этот прогнивший до самого основания мир. Люди — это стадо баранов, а государство — это пастух, который ими управляет».

Алиса отвернулась от окна. Машинально рука потянулась к рюкзаку. Щелкнул замок, и в следующий момент девушка извлекла из его недр потрепанную книгу. На обложке значилось: «Льюис Кэрролл. Алиса в стране чудес». Девушка открыла книгу и углубилась в чтение. Страницы были потертыми, а книга настолько ветхой, что казалось, она вот-вот рассыплется в прах. Это была ее любимая книга. Многие фразы в ней были выделены оранжевым маркером, почти выцветшим от времени. «Как бы я хотела оказаться на ее месте», — думала девушка. — «Я бы все отдала, чтобы попасть в этот мир, чтобы остаться в нем навсегда». Чем больше Алиса читала эту книгу, тем больше она отдалялась от мира реального.

Машина медленно подъехала к зданию Королевского колледжа Лондона. По правде это массивное строение из камня больше напоминало средневековый замок, нежели старшую школу… Эти стены нравились Алисе, но люди, которые ее окружали… Люди были ужасны. Алиса обреченно вздохнула, засунула книгу в рюкзак и вышла из машины.

— Я заеду за Вами в шесть. — Послышался голос Джорджа, он был мягким и настойчивым, и таким обволакивающим. Девушка готова была раствориться в этом голосе…

Алиса резко развернулась на каблуках и стала подниматься по ступеням, на крыльцо колледжа. Ровная, величественная осанка, тонкая талия, идеальная фигура, облаченная в черное шифоновое платье… В этот момент девушку можно было сравнить разве что с Марией Антуанеттой, поднимающейся на эшафот, и до последнего не теряющей своего величия. Впрочем, так она себя и ощущала. Уже через минуту она была обречена столкнуться с суровыми реалиями этого мира, в виде насмешек и издевок со стороны однокурсников, но сейчас… сейчас были счастливые секунды ее триумфа над этим миром. Шаг, еще один, и вот уже впереди виднеются открытые двери колледжа. Еще шаг, еще. Ее однокурсники на крыльце. Еще один шаг, резкий толчок, и вот Алиса лежит на пороге колледжа. Платье в грязи. Вокруг слышен жестокий смех студентов. Но ничего, она к этому привыкла.

— Ну что, принцесса, где же твоя пластмассовая корона?! — Совсем рядом слышится женский голос. Алиса хорошо его знает. Он принадлежит первой девушке колледжа, красотке Мэри Линдон. Она терпеть не могла Алису. Мэри сколотила вокруг себя компанию из членов команды колледжа по регби. Это стадо молодых качков исполняло все прихоти стройной длинноногой блондинки, чьи формы пленяли всех и каждого. И сейчас, этот шаблон красоты склонился над Алисой. Девушка повернула голову, и перед ее глазами предстало откровенное декольте Мэри. Единственное, что служило мнимым прикрытием этому рассаднику разврата — это длинные светлые волосы, крупными локонами спадавшие на грудь первой красотке класса. Алиса почувствовала. Что ее сейчас стошнит, настолько противна была ей эта картина, и поспешно отвернулась.

— Не смей отворачиваться, когда я с тобой разговариваю! — Мэри с ненавистью схватила Алису за косы и дернула, разворачивая к себе. Боль была сильной, но Алиса даже не вскрикнула. Лишь глаза ее вспыхнули ненавистью. — Я заставлю тебя уважать меня, маленькая дрянь!

Мэри занесла руку для удара. Алиса закрыла глаза. Еще секунда, и… Удара не последовало. Девушку в который раз спас звонок. Мэри резко отпустила Алису, и та ударилась щекой о каменный пол. Очки треснули. Мэри поднялась и направилась к дверям.

— Я с тобой еще разберусь! — Прошипела Мэри, уходя.

Алиса так и лежала на крыльце колледжа. Меньше всего сейчас ей хотелось вставать и идти на занятия. Девушка готова была закричать от боли и отчаяния, но аристократическое воспитание не позволяло. Девушка затряслась в беззвучном плаче. «Я должна быть сильной! Должна! Иначе мне не выжить!» Пытаясь сдержать слезы, Алиса крепко зажмурилась и сжала руки в кулаки. Увлеченная своими мыслями, она и не заметила, как рядом с ней присел человек.


***

Чья-то рука нежно коснулась головы Алисы, в безмолвной попытке ее утешить. Алиса даже не посмотрела на того, кто сейчас находился рядом с ней. Она просто наслаждалась теплом мужских рук, гладивших ее по голове. Алиса попыталась встать, мужчина поддержал ее. Не открывая глаз, девушка кинулась ему на шею и тихо заплакала… Ее волосы растрепались, очки были разбиты, платье было измятым и грязным, но она не обратила на это ни малейшего внимания, как, впрочем, и он. Они оба понимали, что сейчас ей как никогда нужно выплеснуть все свои эмоции, накопившиеся за много лет. Алиса плакала, а он нежно обнимал ее, и с каждой минутой боль отступала… Через несколько минут Алиса и вовсе успокоилась, теперь она чувствовала себя просто опустошенной. Как будто бы ее душа разлетелась на тысячи частей, и не осталось ничего. Только сильные руки, продолжавшие обнимать ее.

Алиса слегка отстранилась и открыла глаза. Перед ней был мужчина лет двадцати пяти. Густые черные волосы обрамляли его изящное, аристократическое лицо и спускались на плечи… Правильные черты лица, темные, казалось бы, бездонные глаза, легкая улыбка на губах… Его лицо казалось ей очень знакомым… но где же она могла его видеть? Молодой человек нежно дотронулся пальцами до ее щеки. От неожиданности Алиса отшатнулась от него.

— Не бойся. Я не причиню тебе зла. — Его голос был властным и нежным одновременно. Что-то в нем показалось ей знакомым. Алиса прищурилась.

— Кто Вы?

Мужчина улыбнулся.

— Простите, мисс, я забыл представиться. Меня зовут Александр. Александр Блэквуд.

— Александр Блэквуд… — Еле слышно повторила Алиса, как бы пробуя это имя на вкус.

— Простите, что повел себя столь бесцеремонно по отношению к Вам, — продолжал он, — Просто я увидел, как эти люди издеваются над Вами… С Вами все в порядке? Мисс?

Алиса не слушала его. Все плыло перед глазами… Секунда, и она упала на крыльцо без чувств…

4

Коридор. Темный, мрачный коридор. Казалось, что нет у него ни начала, ни конца. Тусклый свет свечей слегка освещает стены, на которых висят многочисленные картины. Какие-то из них закончены, какие-то нет. Алиса медленно осторожно подошла к одной из них. На картине была изображена маленькая девочка в голубом платье. Она стояла, закрыв лицо руками, а вокруг нее толпились какие-то демоны и чудовища, и тянули к ней руки. Алиса отшатнулась от картины и подошла к следующей. На ней был изображен человек без лица, ножом вырезающий свое сердце. На третьей картине был изображен портрет женщины. Ее лицо исказила гримаса ужаса, а рот раскрылся в немом крике. Алиса посмотрела еще несколько картин. Все они изображали ужасные, душераздирающие сцены насилия и смерти. Алиса оглядывалась, пытаясь понять, где она оказалась. Ее взору открывался лишь коридор с бесчисленным количеством картин, из которого не было выхода. В отчаянии девушка упала на колени, обхватила голову руками и закричала. Это был крик отчаяния и боли. Внезапно чья-то рука легла девушке на плечо:

— Жизнь — странная штука. Вот сидишь ты у себя дома, думаешь о своем, вдруг раз! И ты уже умерла… А бывает, идешь ты по улице, светит солнце птицы поют… а ты чувствуешь, что с тобой что-то не так… а тут раз, а ты-то уже умерла… или вот еще. Сидишь ты на крыльце своего колледжа, плачешь. Вдруг подходит к тебе незнакомец, и раз! А ты уже умерла… интересная штука эта ваша жизнь…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 281