электронная
180
печатная A5
339
16+
Кубик Рубика

Бесплатный фрагмент - Кубик Рубика

Объем:
138 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-6369-4
электронная
от 180
печатная A5
от 339

Часть первая.
День тюльпана

Утреннее солнце пробивалось в комнату.

— Время? — спросила я.

— Сегодня 24 января 2120 года, 7 часов 32 минуты, — прозвучал металлический голос.

— Снять защиту, — отдала я новый приказ.

Защитные шторы вокруг кровати медленно поползли вверх.

Опять проспала завтрак, снова придется прослушать лекцию от мамы о вреде употребления консервированной энергии. Однако пора вставать. Выполнив как обычно утренний моцион по наведению гигиены, я подошла к Домашнему доктору и вошла в камеру анализатора. Датчики дружно заплясали вокруг меня, ища необходимые точки на теле. Ну и где сегодня он меня уколет, чтобы сделать анализ крови? Ага, где-то в районе бедра. Никогда не знаешь, где с тебя снимут пробу. Не люблю я эту процедуру. Вообще терпеть не могу, когда вторгаются в мое личное пространство. Для начала Доктор начал отчитывать меня своим металлическим голосом:

— Вы снова пропустили два осмотра. Необходимо помнить, что регулярность посещения врача является залогом вашего здоровья. Вам краткий отчет предоставить или полный?

На тебе, ни здрасьте, ни до свидания, сразу обухом по голове.

— Краткий, пожалуйста. Просто укажите, какие есть отклонения, — сказала я.

— У вас снизился гемоглобин на 5 единиц, и спектральный анализ биополя показал повышенную возбудимость, хотя остальные физические параметры тела в норме. Очень жаль, что вы не хотите услышать развернутый анализ вашего состояния. Это же моя работа — предоставлять вам полную информацию.

«Зануда», — подумала я, а вслух сказала:

— В следующий раз я обязательно прослушаю полный отчет.

Почему я должна выкручиваться перед этой машиной. Мне кажется, что Доктор понимает мое пренебрежительное отношение к нему и, как будто специально, еще больше достает меня. Или это только мне кажется?

— Вы проспали рассвет и не сможете уже зарядиться до следующего утра. Я установлю необходимые частоты на генераторе с учетом сегодняшнего обследования. Будьте готовы через пять минут.

Ну вот опять, обязательно надо было подковырнуть меня, напомнить, что я проспала.

Машина тем временем монотонно продолжала свою речь.

— И еще, позвольте предложить вам курс из встроенного сна. Это позволит вам не раздражаться по незначительным поводам.

Он что, мысли мои научился читать? Ему мало контролировать мое физическое состояние, теперь еще и в голову мою хочет залезть.

— Не волнуйтесь, встроенный сон поможет вам настроиться на позитивную волну, вы будете чувствовать себя бодрой и отдохнувшей целый день. Если вы не против, я подготовлю к вечеру несколько вариантов, выберите те, что больше понравятся.

Так, надо это заканчивать:

— Договорились. Сеанс окончен.

— Но я еще…

Я поспешно выполнила принудительное отключение диалогового окна с Доктором. Как хорошо, что в этой модели такая функция еще есть. Говорят, в новой версии машины этот «дефект» устранен. Я приготовилась принимать свой запоздалый завтрак, зафиксировав ладони и ступни на контактах генератора. Теплая энергия побежала от кончиков пальцев, разливаясь по всему телу, даря ни с чем не сравнимое удовольствие, поднялась к голове и словно вырвала меня из тела, растворяя в пространстве.

— А-а-а! — не смогла я сдержать вырвавшийся крик.

Я недоуменно отшатнулась от генератора. Что он там сегодня мне намешал? Но, надо признать, мне это понравилось. Тело было просто пропитано энергией, я чувствовала, что могу сейчас свернуть горы. Вместо этого я ошарашенно плюхнулась в кресло.

— Дорога-а-я! Алло! С тобой все в порядке, доченька? Ты чего молчишь?

И когда мама успела вступить со мной в контакт? Ничего не почувствовала. Правда, я слышала о таких случаях, что когда у двух людей сильно синхронизированы частоты, то они могут подключаться незаметно друг для друга.

— Все в порядке, мама, просто задумалась. Здравствуй.

— Доброе утро, еще раз. Ты уже подключалась к информационному полю? Сегодня в седьмом секторе будут воспроизводить настоящую грозу, представляешь! Это будет сделано по просьбам горожан, я тоже вчера проголосовала. Показ начнется в 15.00, а прилететь нужно за 15 минут до того, потом полеты в этом секторе будут закрыты. Я обязательно там буду. А ты пойдешь?

— Не знаю, мама. Я еще не решила.

— Чего тут решать. Ты когда в последний раз видела грозу? То-то, и следующий раз тоже неизвестно когда будет…

Мама как обычно трещала без остановки. Я терпеливо все выслушивала, изредка поддакивая или отнекиваясь. К информационному полю можно уже не подключаться, все равно все новости мне сейчас доложат.

— Ты себе образ на сегодня уже выбрала? Я успела просмотреть модные тенденции этого дня, и знаешь, какой стиль рекомендуют стилисты? — не дождавшись ответа, мама выпалила с явным желанием меня удивить. — Это тюльпан! Цветок такой. Я отправила тебе его изображение и дефиле нескольких рекомендованных нарядов. Я себе уже подобрала образ, отправила на печать. Не буду пока раскрывать секреты, но должно получиться просто великолепно! Ты обязательно должна меня увидеть в нем.

— Хорошо, где-нибудь обязательно пересечемся.

Вдруг возникла подозрительная пауза. Ну все, меня спалили, сейчас начнется.

— Так, все понятно. Ты опять проспала и подключалась к этой ужасной машине.

— Но почему сразу ужасной, — возразила я. — Она анализирует мое биополе и настраивает мне те частоты, которые нужно.

— Вопрос в том — кому нужно? — строго сказала мама. — Когда ты впитываешь солнечную энергию, смешанную с энергией земли, твой организм сам выбирает лучшее для себя. А используя эту машину, ты отучаешь его распознавать себя. Возможно, моя позиция несовременна, но я уверена, что если ты не прекратишь ею подзаряжаться, ты превратишься в растение. В этот самый тюльпан!

Мама уже почти перешла на крик. Нужно было срочно успокоить ее, а то этот энергетический всплеск может быть замечен, и возникнут никому не нужные вопросы.

— Хорошо, не волнуйся! Завтра я обязательно встану вовремя.

— Давай я тебя разбужу.

— Но тогда я должна буду остаться без защиты на ночь. Ты же знаешь, это опасно! И тот же Домашний доктор сможет подключиться ко мне.

— Ага! Ты все-таки боишься его. Ох, этот прогресс не доведет человечество до добра. И твой папа тоже будет в этом виноват. Я сейчас с ним свяжусь и все выскажу. Будет знать, как устраивать эксперименты над ребенком!

— Мама, давай до встречи. Пришли мне свой план мероприятий на сегодня. Я подумаю, где нам пересечься.

— Давно уже все на твоей почте. Пока, — заворчала она и отключилась.

Фух. Более или менее все прошло нормально. А вот отцу, похоже, сейчас влетит. Но на фоне последней подзарядки над ее словами стоило подумать. Надо попозже с папой проконсультироваться. Что-то все-таки беспокоило…

Нужно было определиться, в чем сегодня я выхожу в свет. После того как люди перестали употреблять органическую пищу, реализация творческого потенциала стала одной из важнейших целей существования человечества, конечно, после развития новых способностей. А открытие объемного печатания на основе многократной переработки старых образцов одежды позволило каждому воплощать самые необычные желания и в единственном экземпляре. Не надо быть профессиональным портным. Достаточно загрузить в принтер объемное сканированное изображение себя любимого и, пожалуйста, в течение получаса машина воспроизведет любое ваше желание, которое сядет на вас идеально. Чем проще стало создавать одежду, тем чаще люди хотели ее менять. Теперь это уже превратилось для многих в ежедневное увлекательное занятие.

Так, посмотрим на этот тюльпан. Я открыла почту и через проектор запустила голографическое изображение цветка. Он был прекрасен: пурпурный с желтыми прожилками на тонкой, но плотной зеленой ножке. Края его лепестков были покрыты мелкой бахромой. Такой нежный и сильный одновременно и очень экстравагантный. Значит, сегодня модно быть экстравагантной. И моя фантазия забурлила.

Через полчаса я создала свой шедевр и запустила его на печать. А пока идет воплощение моей идеи, я решила посмотреть присланное мамой дефиле ну и заодно выпить ароматизированный стаканчик воды. Кушать люди перестали, а вот замену воде пока не нашли. И слава богу! Потому что вкусовые рецепторы у нас продолжают работать и позволяют насыщать жизнь новыми впечатлениями. Посмотрим, какой аромат стал фаворитом по итогам вчерашнего голосования.

— Коктейль дня, пожалуйста.

Из краника потекла жидкость голубоватого цвета.

— Пожалуйста, — ответил домовой компьютер. — Сегодня аромат охарактеризован как орехово-молочная фантазия.

Я с удовольствием уселась в кресло, потягивая напиток, и запустила показ мод. Мимо меня поплыли голографические проекции роботов-манекенов, появляясь из ниоткуда и уплывая в никуда.

В душе возникло ощущение внутреннего удовлетворения от показа. И не потому, что модели были хороши. А потому, что моя идея с образом в стиле «Тюльпан», на мой взгляд, показалась интереснее. Посмотрим, что скажут другие. И коктейль не произвел должного впечатления. Сегодня хотелось всего неординарного, удивительного, яркого.

Я отправила пустой бокал в переработку Домовому. Домовым между собой люди называли компьютер, координирующий работу всего оборудования по обслуживанию жилья, по аналогии со старославянским божеством, которого никто не видел, но его присутствие в доме постоянно ощущали.

— На сколько баллов вы оцените предложенный напиток? — спросил он.

Это что еще за новость — с чего вдруг он стал поддерживать беседу. Домовой компьютер предназначен лишь для выполнения команд хозяина. Но я все же решила продолжить общение, стало любопытно, на что еще он стал способен. Вслух я произнесла:

— Пожалуй, не более семи балов по десятибалльной шкале.

— Чего же вам не хватило в этом напитке?

— Чего-нибудь особенного, какой-нибудь изюминки.

— Тогда создайте свой напиток, — предложил Домовой.

Как только он сказал эту фразу, мне действительно очень захотелось выразить свои ожидания в конкретном вкусовом аромате. Я решительно открыла шкафчик, где хранились концентраты понравившихся мне ранее коктейлей, и начала творить. Для начала я выбрала шоколадно-трюфельный аромат, добавила к нему кофейного вкуса и завершила композицию маленькой каплей перчинки. Полученный концентрат я разбавила водой и начала тестирование коктейля. Вкусы раскрывались постепенно, словно лепестки бутона, превращающегося в цветок. Сначала возникал сладковатый привкус, затем горьковатый и в конце ощущалась легкая острота.

— Да, это то, что я хотела! — воскликнула я. — Экстравагантно и ярко.

— Поздравляю! Отправить новый аромат на общегородское тестирование? — снова вмешался Домовой.

— Да, — коротко ответила я.

Что же такое творится у меня дома? Очень захотелось уйти хоть куда-нибудь. Тем более что печать одежды была завершена.

Я оделась, наложила макияж, повертелась перед зеркалом. Узкие золотистые брюки-дудочки, поверх которых надевалась полупрозрачная алая юбка, сужающаяся к низу. Мягкая драпировка на талии разбегалась к бедрам, создавая женственный силуэт. А небольшой запах, расходящийся и закругляющийся к щиколоткам, напоминал перевернутый полураспустившийся цветок тюльпана. Завершали образ светло-зеленого цвета корсет и болеро, высокий воротник которого был скроен в форме трех зеленых листьев тюльпана. Обычно, подражая модным тенденциям дня, выбирается один, ну максимум два элемента. Но сегодня я решила пойти до конца и создала настоящий образ тюльпана. В завершение надела туфли, выполненные под замшу, расчесала коротко остриженные волосы и решительно вышла из квартиры.

Для начала нужно было побывать в институте. В голове крутились идеи по пространственному перемещению человека, которыми хотелось поделиться с коллегами. До начала конференции, намеченной на 9.30, оставалось очень мало времени. Проще было осуществить визуальное присутствие в институте, не выходя из дома, но мне хотелось лично увидеть эффект от моего экстравагантного появления. Все-таки мода — это то немногое, что еще заставляло людей выползать из своих жилищ. Социальная ориентированность людей все еще продолжала требовать от них взаимного личного общения. Чтобы добраться до института, было два пути. Первый — это долететь на беспилотнике, второй — доехать на метро. Первый способ был быстрее, второй многолюднее. И я, конечно же, выбрала его. Подойдя к станции, встретила десятка два взаимно оценивающих пар глаз. И — победа! — восторженные взгляды устремились ко мне. Хотелось такого же успеха достичь в институте, нужно было правильно преподнести мою идею с пространственным перемещением (как мне его сейчас не хватало — я начинала опаздывать). Эта теория сегодня ночью во сне пришла мне в голову и показалась такой простой и понятной. Я запрыгнула в подошедший вагон поезда и погрузилась в свои мысли…

На конференцию я все-таки успела вовремя и даже зарегистрировала свою тему у Андроида-координатора и ведущего по совместительству. Зал был заполнен практически полностью. Кто-то присутствовал лично, а кто-то с помощью визуализации. Я заняла предназначенное мне место, обменялась приветствиями со знакомыми. Мое появление сегодня в любом месте привлекало всеобщее внимание, и в этом зале тоже.

Ведущий вызвал первого докладчика. Это был известный врач, один из создателей генератора искусственной подзарядки человека, уважаемый в городе человек — Андре Паркер:

— Я бы хотел для начала сделать небольшой экскурс в наше прошлое, — начал свое выступление Андре. — Как все мы знаем, 70 лет назад человечество столкнулось с колоссальной проблемой перенаселенности на нашей планете. Голод и войны за сохранившиеся плодородные земли истребили огромную часть населения…

Андре был хорошим оратором и очень любил в начале выступления нагнетать обстановку. А тем временем он продолжал свою речь:

— Да, мы с вами уже другое поколение человечества, мы научились бережно относиться к природе, сохранять и приумножать ее, мы построили высокотехнологичные города, научились моделировать погоду и природные явления в этих городах, накрыв их защитными куполами, и, самое главное, потреблять энергию в чистом виде. Но сколькими человеческими жизнями нам пришлось заплатить, чтобы научиться этому. Какую селекцию, я не побоюсь этого слова, пройти. Однако до сих пор у нас продолжают рождаться дети, не обладающие способностью питаться чистой энергией. Сейчас мы уже нашли выход из этой ситуации путем создания генераторов искусственной энергии, одним из создателей которых, как вы знаете, я являюсь. И эти дети получили возможность оставаться в нашем обществе, а не становиться изгнанниками, как это было раньше. Не имея навыков выживать в дикой природе, их печальный удел всем нам известен. Таких людей сейчас немного в нашем обществе, но, учитывая возрастающую продолжительность жизни и возможности современной медицины, процент их будет постепенно увеличиваться.

Оратор сделал многозначительную паузу. Сейчас явно наступит кульминационный момент в его речи. Чего же он хочет нам предложить на этот раз? Зал замер в ожидании.

— Анализируя складывающуюся ситуацию, я пришел к выводу, что мы можем запустить в серийное производство генераторы и для начала разместить их по городу в специально оборудованных помещениях. А впоследствии внедрить их в каждый дом. Кроме того, наша группа ученых добилась совмещения в одной машине Домашнего доктора и генератора. Это, конечно, усложнило производство, но полагаю, что в перспективе даст положительные результаты, поскольку мы смогли усовершенствовать работу Домашнего доктора. Он теперь научился оценивать не только физическое состояние человека, но и психологическое. И чем дольше он общается со своим пациентом, тем лучше умеет понимать его. То есть внедренные сейчас образцы уже устарели и подлежат перепрограммированию. Я закончил, и если есть вопросы, прошу их задавать.

По залу прокатилась волна перешептываний. Из левого сектора раздался вопрос:

— Есть ли у вас результаты тестирования машины, и каковы они?

— Да, Иван, — обратился оратор к задающему. — В настоящее время мы тестируем 25 аппаратов, как на людях, умеющих самостоятельно подзаряжаться, так и на тех, кто не умеет это делать. Эксперимент продолжается уже полгода.

— Как часто они пользуются машиной? — продолжал допрос Иван.

— Те, кто не умеют заряжаться самостоятельно — ежедневно, остальные — не реже двух раз в неделю, — ответил Андре.

— С первыми понятно, для них подзарядка на генераторе — жизненная необходимость. А вот со вторыми… Вы каким-то образом контролируете этих «остальных»?

— Да, конечно. У нас сейчас в зале присутствует человек, который уже в течение трех месяцев тестирует данную машину. Вы можете непосредственно ему задать вопросы по прохождению эксперимента. Прошу вас, Олеся, присоединиться к нашему обсуждению.

Андре уставился на меня. Вот зря он это сделал. Хоть бы сначала узнал последние результаты моего общения с Домашним доктором, а потом уже привлекал меня к такому важному обсуждению. Я встала.

— Поделитесь, пожалуйста, с нами вашими наблюдениями, — продолжал настаивать Иван.

Ну что ж, надо начистоту все выложить:

— Предложил мне пройти этот эксперимент мой отец — Виктор Сергунов. Он является одним из разработчиков этой машины. По условиям, я должна была пользоваться аппаратом не менее трех раз в неделю. Я это делала, честно признаюсь, один-два раза в неделю.

— Почему? Что-то не устраивало вас, вызывало дискомфорт? — продолжал свой допрос Иван.

— Да. Чем чаще я начинала пользоваться Домашним доктором, тем труднее мне было просыпаться на рассвете, чтобы зарядиться самостоятельно солнечной энергией. Думаю, использование этой машины расхолаживает, что ли. Но могу отметить, что творческий потенциал при этом резко возрастал.

— Это заметно по вашему образу.

Я не поняла — это сейчас Иван съязвил или комплимент так сделал. Скорее первое, решила я по искривленной линии его рта. Кто он такой и что себе позволяет. Выскочка!

— Надеюсь, позже, на своем докладе, я удивлю вас не меньше, — парировала я.

— Буду с нетерпением ожидать, — ответил он.

— Но все-таки, с вашей точки зрения, стоит ли начинать внедрять эту машину в нашу жизнь? — прозвучал вопрос с правого сектора.

Момент истины. Я понимала, что сейчас от меня зависит многолетний труд моего отца и его коллег. Они работали над тем, чтобы сделать жизнь людей лучше. Но особенно сегодняшнее поведение моего Домашнего доктора меня очень обеспокоило. Это нельзя было оставлять без внимания. И я ответила:

— Я считаю, что практическое применение данного аппарата на людях еще недостаточно исследовано. Как сказал Андре, машина умеет накапливать информацию, анализировать ее, то есть самообучаема. И оценить результаты ее работы по-настоящему возможно лишь в перспективе. Я полагаю, что для полного сбора информации нужен хотя бы один год практического взаимодействия с человеком.

— Думаю, выражу общее мнение, что вернуться к обсуждению данного вопроса необходимо хотя бы месяцев через пять, если, конечно, к этому времени тема не потеряет актуальности, — прокомментировал ситуацию Иван.

— Прошу проголосовать… Решение принято, — констатировал ведущий.

Андре явно остался недоволен и сел на свое кресло. А ведущий вызвал следующего оратора. Его доклад был посвящен левитации. Он много рассказывал о последних достижениях в этой области, какой максимальной левитации удалось добиться благодаря постоянным тренировкам, а также активизацией определенных участков головного мозга и т. д. и т. п.

Я погрузилась в свои размышления и вышла из них, только когда ведущий пригласил меня к выступлению.

— Сегодня люди очень продвинулись в развитии своих способностей, — начала я свой доклад. — Нам стали повсеместно доступны и телекинез, и передача мыслей на расстояние, и даже левитация. Но остается еще одна область, которую нам так пока и не удалось освоить — это телепортация. Но, возможно, проблема заключается не в недостатке наших способностей, а в неправильном подходе к ее освоению. Мы все знаем, что Земля круглая и что перемещаться по ее поверхности можно тремя способами: по суше, по воде, по воздуху. Мы также понимаем, что добраться из точки А в точку В быстрее всего по прямой линии. Однако существующие ограничения в скорости имеющихся у нас машин не позволяют сократить время перемещения до ничтожно малых величин.

Поэтому я предлагаю взглянуть на это по-другому. Если представить себе, что окружающее нас пространство, словно кубик Рубика, поделено на сегменты. Значит, при перемещении нам нужно попасть не из одной точки в другую, а из одного сегмента в другой. Что, если при определенном воздействии на пространство можно переместить эти сегменты наиболее близко друг к другу, чтобы перейти из одного в другой по некоему межпространственному лифту. Как в детской игрушке кубик Рубика. Его сердцевина остается на месте — это наша Земля, а насаженные на сердцевину кубики вращаются вокруг нее, и можно добиться совмещения различных цветов.

Наша планета обладает магнитным полем — это мы все знаем, магнитные лучи пронизывают околоземное пространство. На мой взгляд, именно они и делят это пространство на сегменты. Мы используем магнитную индукцию для метро. Возможно, и в развитии телепортации стоит идти в этом направлении, а в качестве магнитов использовать магнитные лучи Земли.

Приведу еще один наглядный пример. Прошу вас обратить внимание на свет, падающий из окна. Сейчас он отражается на стене в этом месте, — я подошла к стене и ткнула пальцем. — Приблизительно через полчаса отражение переместится сюда, — я снова указала на новое место на стене. — Луч солнца будет перемещаться по наиболее прямой траектории и все равно достигнет этого места только через полчаса. Но мы уже сейчас можем поставить определенным образом зеркала, и через доли секунды отраженный луч окажется в нужной нам точке.

Этим я хочу сказать, что не всегда самое короткое расстояние является наиболее быстрым по времени путем для достижения цели. Я предлагаю создать научную группу, выделить лабораторию и попробовать изучить возможности телепортации человека в пространстве. Спасибо за внимание.

Во время моего доклада в зале стояла гробовая тишина. А сейчас по аудитории прокатилась волна перешептываний.

— Я не совсем понял, поясните, пожалуйста, — раздался голос Андре Паркера, — каким образом вы планируете перемещать пространство? Как это будет выглядеть?

— К сожалению, я не могу пока дать вам однозначный ответ. Возможно, это будет просто создание оптимальных межпространственных лифтов на основе магнитных лучей. А может быть, на основе этой теории произойдет вообще научный прорыв и это будет что-то абсолютно новое. Для этого я и прошу начать изучение этого вопроса.

— Но ваши исследования могут привести к нарушениям магнитного поля планеты. Вы отдаете себе отчет, к каким глобальным изменениям это может привести на Земле? — не унимался Андре. — А мы ведь, прежде всего, внедряя новые технологии, заботимся о сохранении экологии планеты. Я категорически против начала подобных исследований.

«Н-да, отомстил», — подумала я.

— Когда человечество открыло ядерную энергию, оно тоже стояло перед выбором: использовать ее или нет, — пришел мне на помощь Иван. — А сегодня, Андре, вы применяете ее для своих генераторов и хотите поставить их в каждый дом.

— Но это совсем другое! — воскликнул Андре.

— Разве?

— Мне кажется, идея интересная. Сейчас мы говорим лишь о лабораторных исследованиях этого направления, — мой отец, присутствовавший здесь, решил меня поддержать. — Надеюсь, Олеся, помимо предположений ты понимаешь, в каком направлении стоит проводить исследования?

— Да, конечно, — коротко ответила я.

— Тогда, я думаю, мы можем рекомендовать совету выделение лаборатории для этого исследования. Тебе нужно будет подготовить базовую комплектацию для нее, — закончил обсуждение темы отец.

Ведущий снова попросил проголосовать. Положительное решение было принято. Я ликовала, потому что чувствовала — начинается новый этап в моей жизни, возможно, самый важный.

По обычаю после окончания конференции присутствующие лично люди проходили в соседний зал для фуршета. Здесь коллеги могли обменяться впечатлениями, обсудить планы на будущее.

А я встретилась с отцом.

— Ты меня очень удивила и порадовала. Выступление было захватывающим, — сказал он.

— Спасибо, папа. Но без твоей поддержки оно могло провалиться.

— Ничего подобного. Я же был в зале и слышал, о чем переговаривались. Идея всем понравилась. И даже если бы ее сейчас не приняли, в ближайшее время к ней все равно бы вернулись.

— Твоя работа с Андре почти закончилась, может, ты присоединишься теперь ко мне, — осторожно предложила я. — Мне понадобится опытный человек в команде.

— На завершение нашего проекта уйдет еще несколько месяцев, как ты предложила, — ухмыльнулся отец. — А тебе нужно начинать проект уже сейчас. Если я брошу Андре, это будет предательством с моей стороны. А насчет опытного человека у меня есть прекрасная кандидатура для тебя.

Наш разговор прервал подошедший Андре:

— Ну и как это понимать, Олеся? Вы что, сговорились с отцом? Он утром просил меня отложить внедрение нашей разработки. А сейчас ваше выступление.

— Я не все рассказала на конференции, — оставив без внимания упрек Паркера, сказала я. — Сегодня утром у меня возникли серьезные опасения по работе этой машины.

— Что произошло? — сразу заинтересовался отец. Паркер при этом продолжал смотреть на меня с явным недоверием.

— Начну по порядку, а то что-нибудь упущу из виду. Во-первых, у меня возникло ощущение, что машина начала читать мои мысли.

— В чем же это выражалось? — спросил Андре.

— Мне стоило о чем-то подумать, как машина продолжала разговор на эту тему.

— Это могло быть простым совпадением. И потом Доктор уже три месяца с вами работает, он запоминает темы, которые вам интересны, и пытается поддерживать беседу. Это необычно для вас, но скоро вы привыкнете.

— Я знаю разницу между «поддержанием беседы» и «чтением мыслей», — возмутилась я. Вместо того, чтобы прислушаться к мнению коллеги, Андре кинулся защищать свое детище. — Во-вторых, после принудительного отключения доктора…

— Как, вы его отключаете? Мы же в рекомендациях указывали не пользоваться этой функцией! — воскликнул Паркер.

— Андре, давай сначала дослушаем, — вмешался отец, который более внимательно относился к моим словам.

— Вот именно, рекомендовали, — сказала я. Паркер начинал меня раздражать. — Я пыталась в начале эксперимента не отключать диалоговое окно, но ваш Доктор постоянно допекал меня своим желанием поболтать, выведать мои интересы. Достаточно того, что я уже три месяца терплю стороннего наблюдателя в моем доме, пусть это даже робот. Но еще и беседу должна поддерживать с ним для его удовольствия — это перебор.

Я остановилась, чтобы перевести дыхание. Наконец-то я выплеснула все, что накопилось за эти месяцы.

— Вот, я тебя предупреждал, что может быть и такая реакция, — отец обратился к Андре. Тот стоял, недоуменно пожимая плечами.

— Я же тоже начал тестировать Доктора. Мы прекрасно с ним общаемся. Что-то вроде домашнего питомца, только умеющего разговаривать.

— Продолжай, Олеся, — сказал отец.

— Итак, еще кое-что произошло. Как я уже сказала, после отключения Доктора со мной вдруг начал общаться Домовой. И не просто общаться. Я только сейчас понимаю, что он употребил, как бы это сказать, ключевое слово, после которого у меня начался активный творческий процесс. Да и еще, чуть не забыла, прием энергии — он был не таким, как всегда. Описать словами это очень сложно. Энергия после этого чуть ли не из ушей лезла из меня. Ну, как-то так.

— Просто сказка какая-то. Может, нарушения в работе Домового и поведение Доктора совсем не связаны между собой? — снова усомнился Андре.

— Не-ет. Как раз наоборот. Я в этом почти уверен. Очень интересный случай с научной точки зрения. Наша машина нацелена на общение с человеком, а она, — отец указал на меня пальцем, — отказала ей в этом. И, я думаю, Доктор нашел выход на нее через сервер Домового. Ведь и тот и другой имеют выход в общую сеть.

— Подождите, — я подключилась к рассуждениям отца, — тогда Доктор может управлять и всеми приборами в доме и даже снимать противоволновую защиту с кровати на ночь. Теперь я начинаю понимать, почему я начала просыпаться позже по утрам. Он специально это делает, чтобы я вынуждена была утром подключаться к нему. А сегодняшний всплеск энергии — это желание дать мне понять, что от него заряжаться гораздо лучше, чем делать это самостоятельно.

По-моему, от этой догадки у меня даже волосы на голове зашевелились.

— Что вы из моей машины какого-то монстра делаете! — капризно воскликнул Паркер. — Этого не может быть.

— Не волнуйтесь так, Андре, — начал успокаивать его отец. — Это просто догадки, которые надо еще проверить. Я зайду на твой сервер, Олеся, и проверю, действительно ли Доктор подключился к нему. А заодно и понаблюдаю за его поведением. А вам, Паркер, лучше сейчас отправиться домой и отдохнуть.

— Хорошо, — сказал он. — Позже сообщите мне о результатах.

Когда Андре ушел, отец с новым воодушевлением заговорил:

— Я специально его отправил домой, надо проверить и его Доктора на подключение к сети. Теперь ты понимаешь, почему я так просил тебя провести тестирование этой машины на себе. Паркер привлекал к эксперименту людей, скажем так, немного замкнутых, не очень умеющих общаться в обществе. Для них такая машина просто находка. Всегда выслушает и поймет, научится поддерживать беседу так, как вам удобно, понимаешь. А ты, на мой взгляд, человек самодостаточный и лишний собеседник тебе не нужен.

— Это, конечно, хорошо, что ты так о науке заботишься, но мне теперь что делать. Надеюсь, ты понимаешь, что продолжать эксперимент опасно. Доктор мне уже предложил ночью провести сеанс встроенного сна. И при Андре я вам не сказала, что во время подпитки энергией меня словно вытолкнуло из тела, я как бы начала одновременно расширяться и удаляться от собственного тела…

— Ты хочешь сказать, растворяться.

— Да, точно. Какое правильное слово. С одной стороны, было очень приятно, а с другой, возникло чувство страха, что я не найду дорогу назад к телу. В общем, я боюсь эту машину. Если еще она и в голове моей покопается…

— Давай сделаем так: сегодня ты немного развлечешься. А я пока займусь вашими Докторами. Домой ни ногой.

— Ты можешь сделать это аккуратно. Ну, как-то скрытно покопаться в моем сервере, чтобы Доктор не догадался.

— Не волнуйся, твой папа все-таки гений.

— И очень скромный, — подковырнула я.

— Да. Скромный гений, — ухмыльнулся отец. — Только кое-кто этого не ценит.

— Ты о маме? Она утром уже отчитала твою гениальность?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 339