электронная
360
печатная A5
716
18+
Кто последний к сексологу?

Бесплатный фрагмент - Кто последний к сексологу?

Объем:
424 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-5332-9
электронная
от 360
печатная A5
от 716

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

сОДЕРЖАНИЕ

1 Ароматные люди

2 Когда мужчина плачет

3 У тебя один час

4 Янтарь от дедушки

5 На шее у меня не место тебе

6 Тебе совет или консультацию

7 Не вырастай

8 Психологи что-то знают

9 Дай свою руку

10 Чужой мужик-мой мужик

11 У каждого члена своя правда

12 Мама, я женюсь на тебе

13 Воспоминания неудачника

14 Ты соблазнил меня, папа

15 А мой меня отверг

16 Самоценность и самомнение

17 Нам так еще никто не говорил

18 Плоские пары, создай объем

19 Демьян

20 Обесценить

21 Мусор

22 Голубой бархат

23 Разводить мосты

24 У тебя все заточено под мудака

25 Ниже пояса

26 Ребенок-извращенец

27 Любовный аддикт

28 Сексуальный аддикт

29 Переродительство

30 Пендаль под задницу

31 Переходить из рук в руки

32 А у меня не маленький член?

33 Человек не скот для откорма

34 Атака на жизнь

35 Выученная самостоятельность

36 Рога моей травмы

37 Сайты знакомств

38 Я к тебе как к психологу больше приду, давай встречаться

39 Петплей в бдсм

40 Девочки, нервущиеся колготки

41 Асфальт

42 Мальчик-юноша-мужчина

43 А какой марки машины вы?

44 Адюльтер

45 Мама, ты асексуальна, а меня хотят все

46 Непрошаренные родители

47 Встречаться для здоровья

48 Ледокол

49 Фонит

50 Коллекционер

51 Я люблю мужчин с историей

52 Возьму мужчину на передержку

53 Встретил свою лягушку

54 Гуччи

55 Монстры на каникулах

56 Я родила шизофреника

57 Послания или проклятия

58 У тебя не те губы

59 Красная помада

60 Я-Леня. Коньяк, работа, онанизм

61 Соплями подавилась

62 Уйти от близости

64 Чего только в поезде не наслушаешься

65 Кто из какого чувства изменяет

66 Спасибо, что приходите ненакрашеной

67 Не надо меня трогать при детях

68 Везет

69 Кладбище психолога

70 Грязь

71 Ты такая живая сейчас

72 Тебе же неудобно

73 Она тебе не идет

74 Парафилии

75 Она хочет жить на Манхеттене

76 Бумеранг в активном поиске

77 В контрах с привязанностью

78 Электрик женского пола

79 У меня мировые соседи

80 Кто если не ты

81 Танины руки

82 Уходи

83 Кастрат по собственному желанию

84 Деликатная проблема

85 Общая мама

86 Петтинг-девственница

87 Нужда

88 Романтичный соблазнитель

89 Имя

1. АРОМАТНЫЕ ЛЮДИ

Люди пахнут по-разному. Нет, даже не так. От кого-то пахнет. От кого-то попахивает…

И речь не о парфюме сейчас. К кому-то из людей хочется приблизиться и вдыхать его запах, а от кого-то непроизвольно дистанцируешься.

Люди пахнут по-разному. Да. И это не о концентрации соли/сахара, аромате ванили/иланга, терпкого дуба и измельченной хвои. Это о том, чем живет человек в последнее время.

Мой нос в раннем детстве взял на себя часть работы моих близоруких глаз и эта компенсация сначала приводила меня в интерес и растерянность. Став подростком, начала откровенно пугать. А во взрослой жизни я просто приняла это как данность. Есть и есть. Я научилась с этим жить. Отключать это у меня теперь тоже получается на автомате. И включать тоже.

В эти новогодние каникулы народ плотно вдохновляется контактом друг с другом. И качество этого контакта разное. Интереснее всего наблюдать за сменой запаха у одного человека. Он меняется так, словно в его внутреннем Л'Этуале акция, и он купил, наконец, целую коллекцию, о которой мечтал, но не решался приобрести. А теперь она есть. И он приносит с собой в кабинет запах легкий, как облако, и быстрый, как первый секс

Холодный норд-вест. Это майор. От него пахнет одиночеством и ветром. Аромат проникает сразу и стремительно вглубь, в центр твоего пупка. Так задыхается младенец на сильном ветру в мороз.

А вот запах тяжелеет и становится темнее, так начинает пахнуть тревога, переходящая в оборону. Это мужчина, который узнал, что жена встречается с другими мужчинами.

Женщина, которая только решилась выйти из отношений с мужем-алкоголиком, пахнет, как доменная печь, разливающая раскаленный металл в две смены, и, между ними, без права на отдых, выпекая сдобные булки на весь город. Этот запах невыносимо горький.

А вот женщина, у которой умер ребенок. Она пахнет остановкой и немым вопросом в космос, прорываясь через него за пределы вселенной. Этот запах холодный и бесконечный. Стоит столбом между нами. Как плотный поток света, направленный высоко вверх. Он пугает и манит одновременно.

Мужчина, который пахнет многослойной тягучей смесью обиды, ненависти, страха и любви к женщинам, оказался рядом со мной за одним столиком в Дискавери-кафе… Я даже не посмотрела на него, а через аромат медленно читала его жизнь. Мой нос не подводит меня. И мужчина начинает говорить сквозь меня:

«Вся моя жизнь крутится вокруг женщин: мама, старшая сестра, бывшая жена, которая тоже старше меня… Мне 30..и я все делал для них и оказывался ненужным…» Тогда я всматриваюсь в его убегающие глаза, встаю, и тоже ухожу… мне 44.

Ребенок, у которого разводятся родители, пахнет перегоревшим электричеством. Дыма в аромате еще нет, но замыкание и открытый огонь вперемежку с мокрыми слезами уже остро встает в моем горле…

От женщины, которая пахнет подавленной сексуальностью, хочется отодвинуться подальше и сохранять дистанцию. Там смесь спрессованного пороха, языков костра и сырой плиты бетона…

А вот мужчина, который приносит с собой шлейф читального зала библиотеки. Это большая редкость и мне хочется дышать им, кажется, бесконечно. Этот запах свежий и древний, одновременно. В нем ноты мудрости и они пахнут латинскими буквами, которые откликаются теплом бирюзы. Но он мимолетен.

И вот я уже стою одна посреди шумного Красного Проспекта и теряюсь в ощущениях: «А был ли мужчина?»…и тут зрение фокусируется на убегающей вдаль фигуре, прорывающей толпу легкой походкой. Да, редкий аромат…

2. КОГДА МУЖЧИНА ПЛАЧЕТ

Он позвонил, когда я была дома и болтала с мамой о моем детстве, о моей любимой подружке, с которой мы до сих пор вместе.

Я и не узнала его голос. Сказать, что мы были друзьями, я не могу. Приятели/знакомые, которые пересекались за этот год несколько раз.

Он попросил встретиться. Я сразу сказала да. Почему согласилась, стану понимать к концу вечера, который добавил в мою картину мужского мира той самой трогательной не идеальности, которой мне не хватало…

Я не узнала его. Он стал меньше…

Старался держаться как мог

Много оправдывался, что позвонил, что ему стыдно/неудобно/стремно. Что он просто не знает куда ему теперь.

«Я на конечную станцию приехал, Лика. Это-тупик»

Свои слезы он сдерживал и ресницы его дрожали так трогательно, мускулы на лице играли. А я не понимала пока, что такого притягательного в этом.

Ведь человеку так сильно плохо, что он готов расплакаться в любую секунду-посреди этой улицы, среди толпы людей… мы идем медленно, а он говорит что-то дежурное и непонятное самому себе… мои ноги уводят нас в тихое место-школьный двор и корт. Сейчас он пустой и там есть трибуны со скамейками, крытые на случай дождя. Чувствую, что дождя за этот разговор будет много.

Я не психолог этому человеку. У нас не консультация. Между нами сейчас происходит жизнь. И эта жизнь разворачивает такой сюжет, который в фильмах не покажут… такие переживания чувств, которые увидит здесь этот корт… я была спокойна и уверена в себе, несмотря на глобальность и ломку моего Другого, с которым я сейчас сижу…

Он бесконечно курит, на скамейке приземлилась бутылка пива, завернутая чувством стыда в черный пакет. Ему за все так неловко и неудобно, он готов извиняться даже за каждое свое слово и движение…

Когда за последние 5 минут он тянется к третьей сигарете, я начинаю говорить: «Я сейчас тебе кое-что скажу, а ты выбери, сам, пожалуйста. Мне так хочется сесть с тобой рядом и просто обнять тебя. Но я не выношу запах сигаретного дыма. И я не знаю как ты отреагируешь на это. Реши сам»

Он посмотрел на меня глазами, полными слез. Они стали огромными, чистыми и умоляюще-удивленными. Рука стала машинально убирать в карман сигареты с зажигалкой, а я села совсем близко и обняла его двумя своими женскими руками.

И тут его тело начало дрожать… все сильнее… сильнее… а потом он разрыдался… сначала тихо, потом сильнее… потом стал шептать:

«Господи, я плачу… Лика, только прости меня… я щас… успокоюсь… да что же такое-то… щас…», а я говорила только одно: «плачь, пожалуйста, плачь».. …и он начинал плакать… сейчас я удивляюсь, почему я так была спокойна и уверена, когда рядом со мной плачет Мужчина. Всегда сильный и мужественный…

Он начал говорить… полжизни в никуда. Только сейчас увидел это. Как цеплялся за людей, за любую возможность не оказаться одному, предавал себя, впиваясь в Других. Как копил злость… как всю жизнь боялся этого ужасного чувства отчаяния и безысходности, когда ты один…

«Я впервые в жизни чувствую такое тепло человека рядом. Я ждал такого тепла с рождения. Я сейчас вспоминаю свои ощущения, когда я родился. Этот холодный железный стол и я скован пеленками. Парализован в теле, парализован в плаче. Меня поглощает эта ледяная бездна-пустота. Я один. Я один! Один, понимаешь!…а сейчас мне тепло. Как не хватало тогда этого тепла и что с тобой рядом теплый человек…»

Он снова дрожит, надрывно плачет и снова замирает… Дыхание останавливается, взгляд уходит в одну точку… и он начинает тихо говорить: «Как мне заходить домой, ведь там эта бездна, которая поглощает меня!»…Показываю, что он может для себя сделать, как дать себе поддержку в этой бездне. Чтобы она не пугала…

Учу его обнимать самого себя, говорю и показываю «потихонечку начни себя покачивать»…он расслабляется в моих руках, потом резко останавливается, убирает свои руки и говорит: «Как, как ты это сделала? Я сейчас увидел четко лицо своей бабушки, как она качает меня маленького! Ты сейчас делала так же как она. Я-есть! Понимаешь, я почувствовал, что я-Живой!»

У меня столько уважения к нему. Прям не объять. Он настолько сильный, что разрешил себе плакать. Чувствовать. Жить.

…Обратный путь мы шли медленно. Он попросил, чтобы я взяла его под руку. И я заметила, как он стал выше сразу на несколько сантиметров. На его руке я подвисала. И меня накрыло такое благостное чувство умиротворения. Что его буря закончилась. Штиль. Все, конечная станция оказалась началом нового витка жизни. Он шел и тихо говорил об этом. Он был так спокоен и ему оставалось неловко за то, что он занял мое время этим вечером, ничего в ответ на отдав.

У своего подъезда посмотрела на него и улыбнулась: «через тебя я снова прикоснулась к папе» и, только в этот момент я поняла, откуда во мне было столько спокойствия и сил смотреть на такие глубокие мужские переживания.

Мой папа был таким… его накрывало и он мог вот так плакать рядом со мной. А я сидела рядом и просто обнимала его. Я тогда была ребенком и не понимала, что с ним происходит. Я просто была рядом. С интересом наблюдала, как слезинки начинали скапливаться на его ресницах… как замирали… как начинали моргать быстро-быстро, как склонялась голова и вжималась в плечи… как закрывалось руками лицо, как он вытирал своими большими ладошками слезы, обнимал меня и дрожащим голосом шептал: «Прости, прости меня, доченька»…его нет уже 16 лет. А я вспомнила этот день, когда он плакал, через моего Приятеля/Знакомого.

Спасибо тебе за твои мужские слезы!

За твое человеческое объятие при прощании у моего дома.

За последующую смс в моем телефоне. Короткую, но такую живую. Я поняла, что ты дома. И тебе впервые не невыносимо быть там одному. Что это не бездна и пустота. А твоя свобода. Ты-Есть!

3. у тебя один час

Что можно сделать за час? Увидеть, как человек живет:

как входит в контакт, выстраивает коммуникации, дистанцирует, сближается, степень привязанности, через какие чувства воспринимает мир, какими стратегиями пользуется, что за пси-защиты в его багаже

1

Еще на этапе выбора даты встречи Он включает соблазнителя — смайлы, двойные послания, заряженные флиртом фразы, такие заигрывания с новым человеком. Я принимаю это как тот флакон, на который обращаю внимание в парфюмерном магазине. Он привлекает необычным внешним видом. На него смотришь. И точно знаешь, что аромат многослойный и сложный. Долгая работа мастера и вот результат-на полке парфюмерного…

…Минута в минуту. Вижу. Садится далеко, голова постоянно крутится в стороны и взгляд еще дополнительно нарезает эллипс. Точно как земля и луна. Обе крутятся. Много суеты. Торопливости в голосе. Вижу, как хочется все вывалить уже наружу. И тут пристально всматривается в меня, неожиданно врезаясь в настоящее. Я смотрю, не отвожу свой взгляд. Готова. Принимаю.

И тут в воздухе разрождаются гром и молнии. Там столько всего: не пережитого и крайнего, надуманного и «поверенного» в это. Всё это приправлено резкой раздражительностью и злостью, за которыми такой страх в глазах выходит. У меня почти нет возможности вставить свое в этот монолог, но понимаю, что на той стороне хорошо читают мою мимику, взгляд, жесты. Включаюсь. Берет воду, встает, отворачивается на секунду и снова садится. «Вы меня перебивайте, я знаю эту свою особенность-говорить бесконечно»

Это первый шлейф аромата. Да, насыщенный цвет и этот первый аромат так совпали. Это было очень реактивно, громко и заряжено. Захват без возможности перестать чувствовать этот запах: резковатый, терпкий и насыщенный-почти концентрат. Он прочно у тебя в носу. До диафрагмы. Даже кожа уже изнутри начинает дышать им. Ок, Парень, отличный заход. Ты здорово научился заявлять о себе в контакте и удерживать внимание. А теперь скажи, что хочешь от меня.

И тут начинается самое интересное. Он заявляет о игре, по зубам ли я ему. Да, я понимаю, насколько важно доверить свое человеку. Выдержит ли он тебя, твои защиты, твои способы быть в контакте, твои чувства, которые могут обрушиться, а к нему не будут иметь никакого отношения. Справится ли он, сможет ли устоять в эмоционально независимой позиции.

И я принимаю его призыв. Иду. К нему навстречу. Взглядом демонстрирую свою готовность. Мы смотрим пронзительно друг в друга, как два воина на поединке.

Здесь я отхожу от него и начинаю говорить в своем темпе, вслушиваясь в каждое свое слово (я знаю, что иначе это чревато новой «монологической» атакой в мою сторону). Говорю, фильтруя то, что я отдаю сейчас в наше общее пространство. И Ему-тому, кто пока напротив меня. Вижу по мимике, как он со своей стороны тоже тщательно пропускает через свой фильтр: подходит-не подходит, ровно-горбато, спокойно- больно.

Я дозирую то, что услышала от него за первую треть встречи, помня о правиле 80/20. Отдаю только двадцать. И он умудряется ухватиться за них, и начинает отбивать тем, чем привык: «Нет, не согласен… Здесь не попали… Тут не совпало… А вот тут удивили… хм, погодите. Я задумался. Вы куда-то попали. Погодите… Со мной сложно… Я все знаю и без вас, много читаю/смотрю/посещаю»

А я мотаю головой и говорю: «Да, хорошо. Да, это не так. Ок, вам это не подходит» И он снова смотрит на меня удивленно. Это уже о глубине переживаний и просьбе остаться в контакте. Ведь, если я пойду отстаивать правоту своих выводов, он пойдет в оборону и будет тот же конфликт, что и в жизни. Привычный ему: с женщинами, друзьями, в работе, с детьми. Да, он пока много не видит и утыкается в стену, которая воспринимается как реальность. Но это его реальность. И я не имею права отбирать эту стену здесь и сейчас у него. Сегодня бодаться не будем, Парень)…

В этом втором шлейфе много ветра и он дует словно сразу со всех сторон, развевая его аромат. У этого ветра свой танец.

И то, что чувствует мой нос, уже теплее. Я уже могу вдыхать в себя больше воздуха и приблизиться к нему, принимая запах. И я начинаю ровно дышать…

…Когда остается пять минут, до меня доходит то самое, ради чего (имхо) парфюмер придумал именно этот многослойный аромат: самая сердцевина и незабываемость. В ней ранимость, смешанная с надеждой; тонкие трепыхающие крылья бабочки в тесном пространстве; потерянная в настенных часах радость, завязанная на их тиканьи и страхе остановки.

И так хочется побыть с этим ароматом, вчувствоваться в него, просто находиться рядом и быть… но нет. Механическим движением Он встает минута в минуту и направляется к выходу. …Он ушел.

Встаю, открываю окно, смотрю на спешащие машины и до меня доносится дзынь… читаю… я читаю от него смс, наполненный флиртом и соблазняющей улыбкой. Пока так…

2

Она долго записывается/переписывается/переносит, делает паузу и я, наконец, вижу Ее… если не всматриваться, то девочка лет 11. С сутулыми плечами, с опущенным взглядом и слабым мышечным тонусом. Волосы в детской заколке и челка на прямой пробор, выстриженная дрожащими руками. Робкий, еле пробивающийся аромат из малюсенького пузырька. Он неплотно закрыт. Настолько маленького, что можно спутать с игрушечным флакончиком для Барби. Она с гордостью (насколько это слово можно к ней применить) демонстрирует, что выглядит моложе раза в два (я бы уточнила, лет на 30 меньше ей) Сама не открывает флакон…«Спросите меня что-нибудь… я не умею… давайте я буду отвечать на ваши вопросы…»

Хочется приблизиться и всмотреться в Нее. Что за этой внешностью и поведением «предподростковой» Женщины за 40+? Она тут же реагирует на мое приближение и начинает доставать трофеи: я хорошая девочка, отличница, замужем, верная, дети выросли, работа стабильная, коллектив хороший, я-ударница…

Отодвигаюсь. Выдыхает. Молчит. Смотрит в сторону. Начинает пахнуть как пузырьки лимонада из открывающейся бутылки, смешанными со слезами. Рассказывает о своем детстве, в котором было радостно и заботливо. И плачет.

Аромат пузырьков распространяется по комнате. Они напоминают мне мыльные пузыри, которые лопаются на твоих глазах. Она сейчас вся в этом моменте. В моменте, который к настоящему не имеет отношения.

Оказывается, там был мальчик. Интересный. Сумасбродный. Вольный. Прям как новый сосед по площадке. На которого обращается внимание. С которым хочется остановиться и поговорить. У которого можно поиграть в денди и засидеться за полночь. И вопрос, снова робко запущенный в пространство: «А что вы скажете? А как вы думаете? Мне стоит как поступить?»

И в этом месте на меня накатывает третья волна Ее аромата: одинокого миндального орешка, запеленутого в вату. Что за ним? О чем он? Закрываю глаза и внюхиваюсь… Любовь. Проснулась…

3

Невероятно привлекательный и цельный аромат еще до нашей встречи. Обожаю этот запах. Я могу дышать им долго.

Запись по существу и приход вовремя. Сразу доносится свежий воздух необъятного океана. Пришла со своими салфетками и водой. Садится, рассматривает меня открыто и внимательно и: «Оу, а вы такая в жизни другая-интересная, меньше чем казалось, моложе, живее. Как круто, что я вас нашла»…да, именно такое привлекательное тождество о том, что Она не ошиблась и правильно чувствует себя.

Такой продуманный и отточенный годами/десятилетиями заход в контакт позволяет обезоружить собеседника и удержать внимание на обаятельной фигуре. Держится открыто, пластичное тело и живое мимикой лицо, игривый взгляд и улыбка счастливого человека. Все шикарно… если бы не …грусть. Глаза, наполненные грустью и движения тела, активно направленные на меня и стремящиеся к снижению дистанции… ближе… ближе… совсем рядом… оу-оу… полегче, Девочка. Ничего себе, какой телесный дефицит. Ты готова всех объять… а что сама-то хочешь?

Растерялась и задумалась… И новая волна аромата… он расстилается по полу, как туман ранним утром… запахло свежей землей после грозы. …чувствую, опоры нет.

«Я не знаю, то ли мне родить, то ли развестись, то ли за границу нам переехать жить»…потеряшечка… с телесно-депривированными я могу смело экспериментировать в ТОТ (телесно-ориентированной терапии) и зарядить технику даже на первой встрече.

Вспыхивает, прям загорается, хлопает в ладоши: «Лика, давай-давай, хочу-хочу!»

Ну и «дохотелась)» Я-папа, она-дочка. Дистанция. Сокращение. Медленное сближение. «Папа, обниматься хочу!» -аромат с пола поднимается все выше и выше и обволакивает обоих. Как кокон. Один на двоих. Обнимается только головой и грудью. А попа как оттопыренный хвостик с ногами в полуметре.

Где контакт и опора? Что происходит? Аромат начинает темнеть и становиться тяжелее, снова опускаясь вниз… Я говорю об «оттопыренном хвостике», Она обнимает крепче и начинает плакать вперемежку со словами: «Папа, зачем ты смотришь эту страшную кассету с порно? Я зашла в комнату, а там ты на диване. Ты не представляешь, как я испугалась. Я же совсем маленькая… Я так тебя любила…»

Я говорю о том, что мое-это мое и мне очень жаль, что так вышло. Что мое взрослое к ней не имеет отношения и она может приблизиться и почувствовать себя в безопасности, как когда-то в детстве. Тут же прижимается вплотную. Я чувствую ее всем телом. Кончики пальцев на ногах чувствуют ее кончики.

…Вот он… третий, сердцевинный… Ее аромат… деревенская печка, только что протопленная и закрытая посреди уютной избы, снаружи которой снежная ночь…

Садится обратно. Висит пару минут, после смотрит на меня и говорит: «Спасибо… я сейчас все увидела и прочувствовала-как я живу… как я с мужчинами лажу… именно так… это невероятно…»

***

Между клиентами шагаю по улице.

Красный проспект-это самая длинная прямая улица в мире и занесена в книгу рекордов Гиннеса. И вот как можно на таком прямом отрезке блудить? Тем более, когда в этом здании ты уже когда-то была. Оказывается, можно. Если ты, женщина. И, если ты Женщина, которая не ищет легких скучных путей. Мои глаза смотрят везде. Им все интересно.

Моя память может искажать то, что я запоминаю. Редко со мной случается такая штука, когда из кратковременной в долгосрочку заносится зеркалка. Мне надо за Первомайским вниз, а я иду за Оперным вверх (они расположены по диагонали друг от друга) … Нужен 103 офис, я уверенно помню упорно поднимаюсь на третий этаж в 301. Мне платить 20, а я ведь точно знаю, спорить буду)) -40.

До того как добралась до места, я в упор не видела ту улицу куда мне надо. Проходила мимо нее 5 (!) раз. Карты принципиально не открывала. Хотелось приключения…

Вот Мужчина с 3 лабрадорами в первомайском сквере. Такой чудной. Идет и улыбается за несколько шагов ко мне. Словно старый добрый сосед по даче. Нет, мы не знакомы. Он просто выражает свою симпатию: «ну ты Аленький цветочек, доброго дня! И это не из-за твоего цветастого платья, ты сама вся цветочек)»

…Иду между движением по аллее Красного Проспекта. Одна. Сегодня будничный день и первая половина дня. Обожаю свободное пространство. Кажется, что оно все закрыто для всех. кроме тебя, чтобы ты была свободна в движении. И тут едет по всей ширине дороги грузовик. Останавливается метрах в 20 от меня. Слева пешеходный, и я могу свернуть на оживленную улицу. А прямо-он), но за ним, продолжение аллеи и свобода с кустами сирени.

Я решаюсь идти на таран) …а там так спокойно водитель сидит, а второй человек вышел, начинает разворачивать длиннющий шланг и… включается вода. Свежая струя попадает ровно на клумбы с цветами. Ааааа, как это мило) …такой крепкий в камуфляжной форме мужчина поливает цветы… аж плакать захотелось от переполнения чувств. Это красиво! И завораживает.

После, занесло меня эйфоричным курсом прямо в Бухту. За молочным коктейлем. Это на Красном. Изумительное место. Мороженое в форме голов известных личностей. Забавно. И тут голова. Я бы не купила)…

Вышла с прохладным стаканчиком, тут же топаю мимо художественного училища. Тому, кто внутри, видимо душно (действительно, ходят тучи многослойные),и он не нашел ничего искуснее (во всех смыслах), как припереть створку окна головой Сократа. И он такой прям серьезный выглядывает на тебя сквозь несвежее стекло из-под своего большого лба. Чудно..и тут голова…

Следом прямо на меня вываливаются два огромных мужчины. Фундаментальных таких. Говорят увлеченно друг с другом. Тихо так. Смотрю на место, откуда выпали такие… Следственный Комитет. Оу, вот какие ребята. Мое уважение.

Японцы. Ходят группами всегда. И сегодня не исключение. Ни разу не ловила мужской японский взгляд на себе. А вот женщины-японки с интересом рассматривают. И я не сопротивляюсь этому.

Я сейчас пересматриваю фильм своего детства «Все реки текут» и мои глаза понимают, что я уже добралась до набережной.

До Оби)..ну что же, значит, снова вода. Я вчера здесь была. и видела много суеты, шума, праздника. Сабантуй. Столько людей в национальных костюмах. Ярмарка растянулась по всей длине набережной. На главной сцене поют дети национальные песни и их сразу транслируют на два больших экрана, а прямо перед ними развернулись два татами с национальными боями.

А сегодня здесь иначе. Снова обращаю внимание на мужчин. Они аккуратно разбирают металло-и дерево-конструкции со вчерашнего праздника. И я задумалась о том, что вот люди тоже бывают как эта набережная. Вчера было хорошо и празднично, а сегодня тебе тихо и скромно…

Мужчины на спортивной площадке-это отдельный вид искусства. Это не те мужчины, которые в профессиональном спорте. Вот трое обычных мужчин, которым за 30, и они притягивают внимание. Я остановилась и смотрю на них.

…И вспоминаю, как по работе женщины мне часто говорят, что «мужчин нет, кругом одни…» А я точно знаю, они есть. И вижу, что их много. Они все разные, совершенно. Куда же они делись) …не динозавры, до вымирания еще далеко…

И еще вспоминаю народную байку про тетю, которая плакала, что ей один козлы попадаются. И как-то неожиданно для нее ей из вселенной прилетело: «так не ходи козлиными тропами-то»…

Как хорошо, что я не ищу скучных путей. И как здорово, что моя голова закладывает спонтанный маршрут каждого моего путешествия. Со школы не любила математику и задачи…«из пункта А в пункт В…", мне это казалось таким неполным и ущербным. Всегда хотелось знать больше-а кто выехал, а зачем они поехали, а что там есть в дороге интересного)))

4. ЯНТАРЬ ОТ ДЕДУШКИ

«Гормоны дали сбой» -именно с этой фразы Марита зашла в комнату. Дальше добавила к своему состоянию троичный нерв, онемение правой стороны головы, больное ухо, зубы, нос, общую слабость и потливость.

В таком состоянии нельзя приступать к терапии. Но Она здесь. И в этом Она вся. Да, ей важно зажать себя в самый тесный угол и придавить еще тонной проблем, чтобы мозг начал соображать.

И вот, за эти полгода тишины между нами она принесла:

— расставание с мужчиной,

— увольнение с работы,

— переезд в Питер,

— ссору с единственной подругой,

— очередную молчанку с мамой.

«Я сперва придумаю, а потом за уши притягиваю. Образ мужчины-это образ моего отца. Вот так смотрю на человека напротив меня, который спокойно допивает свой теплый чай и говорю, оброняя слова не вверх, ко рту, а вниз, в живот: «Зачем ты мне сейчас? Все нужно делать вовремя…..папа….» и выхожу из созданного собой транса от слов извне, из ваты: «Папа?»

…Это голос Ромы. А я читаю его по губам. Напротив моих глаз. На расстоянии вытянутых друг к другу рук. И до меня доходит, что произошло прямо сейчас между нами. И я признаюсь себе, что вновь переживаю что-то очень знакомое. И меня это возвращает в детство»

Она сейчас сидит передо мной и начинает уменьшаться прямо на глазах. Как умеет. Ноги медленно, но четко складываются в ряд ровных прямоугольников, как дорогие книги на полке в библиотеке. Руки сжимаются до сияния белого с розово-красным на прозрачной коже. И в этом месте Она неожиданно встает и подлетает к пуховику, который висит в одиноком углу теплого кабинета. Замерзла…

Я не люблю этот момент. В нем необходимо накалить чувства клиента, чтобы он смог выразить их здесь, сейчас, не унося с собой. Но это важно сделать именно в этом пространстве. Там, где все началось.

И я начинаю говорить про ее отношения и образ отца, сплетая их параллельной жизнью. Два мужчины и одна Она. Разного возраста, но одинаковых реакций….Она не дает договорить, всматриваясь в меня презрительным прожигающим насквозь серым взглядом. Двойной удар. Сегодня оба глаза у нее в работе. Но я выдерживаю и останавливаю свои слова. Теперь они идут из моих глаз. Мы смотрим обе. Пристально. Молчаливо. И не отпуская.

Ее тело начинает отбивать мелкую дрожь. Откуда-то из самого сердца живота глухо и медленно расползаются волны, которые хорошо видно из-за ее плоского тела. Импульс поднимается выше и выше, и комната разрезается воплем. У меня мурашки по всему телу. Я сначала не верю, что этот звук может произносить это мелкое, не сформированное по-женски, тело. После, прихожу в себя и понимаю, насколько сконцентрирован может быть голос человека, который годами сдерживает его. Я продолжаю смотреть на Ее фигуру и уже вижу, как эти вопли собираются в один, который нависает над ней, облекаясь в нечто материальное, но видимое только мне, и я щипаю себя в этот момент, чтобы остаться в сознании. Очень сложно выдержать такой эмоциональный поток Другого рядом с тобой.

Она разбавляет эту густоту и начинает пробивать словами субстанцию, висящую над ней грязным тяжелым облаком: «Я ненавижу тебя…..ненавижу тебя….ты тварь! Я так нуждалась в тебе, а ты….дедушка был рядом. А ты? Где был ты?»

Она продолжает свой монолог и через него прямо сейчас она встречается с отцом. Позже, с дедушкой. И в этой встрече с ним Марита растекается в открытой детской улыбке и рассказывает, как дедушка брал ее с собой на рыбалку летом. Как они старались удержать эту тишину в доме, но проникнуть за его пределы. Как она лежала в лодке среди воды и смотрела на ясное небо. Как слышала плеск волн и ровный голос от пения дедушки. Как однажды прямо из воды он ей достал янтарный камушек, который до сих пор хранится в ее шкатулке.

Через секунду у нее закрываются глаза и открывает их она уже из другого состояния. Взгляд опускается вниз в сторону. Так смотрят виноватые дети, стоя перед мамой. Слеза из левого глаза начинает медленно стекать тонким водопадом. И только губы живут своей жизнью. Они немы и, одновременно, говорящи…: «Прости….ты не мой отец. Ты другой. Хороший. Рома..»

Я оставляю Ее одну в этом внутреннем фильме. Она смотрит его и я уверена сейчас, что Она досмотрит до конца. И это будет хеппи-энд.

Через несколько минут Она поднимает глаза на меня. Я откликаюсь на ее инициативу зайти в контакт. Смотрю. Как удивительно по-разному может жить один и тот же человек. Спустя всего 30 минут. Сейчас Она так расслаблена и ноги вместе с руками в естественном своем движении спустились и обнимают кресло вместе с ковром. Голова нашла опору рядом, на подлокотнике. Хочется назвать эту живую картину, открывшуюся передо мной «Доверие»….

И Она смотрит на меня с пугливой преданностью и слабым, чуть слышным голосом, медленно произносит: «Что же я наделала? Как мне вернуться к нему сейчас?»….я смотрю на нее, улыбаюсь и так же тихо отвечаю: «Ты точно знаешь, что делать. Посмотри на свою левую руку. Что ты в ней сейчас сжимаешь?»

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 716