электронная
140
печатная A5
508
18+
Кровавая печаль

Бесплатный фрагмент - Кровавая печаль

Объем:
372 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4498-8703-0
электронная
от 140
печатная A5
от 508

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ГЛАВА 1 ТЕНЬ ПРОШЛОГО

Мои сны, они должны быть такими? Тусклыми, пустыми, безжизненными? Они всегда были такими? Не помню. Песок, море белого песка, окружает меня, волосы покачиваются, видимо, есть ветер, но я его не чувствую. Ничего не чувствую. Вижу большое зеркало с человеческий рост, но там тоже пусто, стою прямо перед ним, но не вижу себя… Почему? Смотрю на свои руки, старые и сгнившие руки скелета. Это все, что осталось. Снова смотрю в зеркало…

Когда хочешь кричать и нельзя — сойти с ума недолго

Федерико Гарсиа Лорка.

Открыв глаза, очнулась в своей комнате. Все как всегда, белый потолок, стены такие же, из-за жалюзи уже выступают тусклые и безжизненные лучи солнца, как увиденный мною сон. Рука невольно прикоснулась к шее. Ошейник на месте. Толстый обруч серого цвета, украшенный черными линиями, словно зебра. Будильник издал громкий пищащий звук. Пора начинать очередной день. Заправив одеяло, двинулась к ванной. Взгляд в зеркале встретил меня серыми зрачками. Не помню, какой мой настоящий цвет глаз. Люди стараются в них не смотреть. Странные… Надо собираться дальше.

Обыденная гигиена заняла от силы пару минут, одежда еще меньше, я начала готовить завтрак, когда на кухню зашла тетя Ави:

— Дорогая, ты как всегда рано! — Улыбнулась она.

Тетя была уже в возрасте, но все еще сохраняла юношеский запал, делая новую прическу с разными оттенками, примеряя молодежную одежду и даже, как она сама любит говорить «Потусить».

— Да.

— Все не расплетаешь косу?

— Меньше времени на сборы…

Она потянулась.

— Как спалось, милая?

— Хорошо.

Всегда одни и те же вопросы, всегда одни и те же ответы. Я не знала, хорошие ли мне сны снятся. Или, может, плохие? Поэтому пусть они всегда будут хорошими. Позавтракали вместе. Чаще говорила тетя. Наверное, ей одиноко после того, что стало с ее мужем, моим дядей. Ненависть, страх, отчаянные, вот через что мне пришлось пройти… но мне всё равно, теперь уже всё равно. Периодически кивая и говоря, да, я ждала вопрос про ошейник, но в этот раз его не было, видимо, она наконец-то смирилась. Надев униформу и попрощавшись, я покинула квартиру. На мгновение увидела грустную гримасу тети. Почему?

Потрепанный, но все еще приличный подъезд, строение нового поколения, но сделанное по старым чертежам. Соседи тихие и спокойные, некоторые даже скажут, что это дорогой дом, ведь чужая трава всегда зеленее. Двери лифта плавно распахнулись с характерным звуком. Зашла внутрь и нажала кнопку. Вниз. Двадцатый этаж, девятнадцатый… на девятом лифт остановился. Видимо, кто-то тоже хотел спуститься. В дверях стояла женщина с ребенком. Она увидела меня и застыла на пару секунд.

— Мама, а что за ошейник у этой тети? — Дернул ее мальчик.

— Простите, мы подождем следующего. — Сказала женщина и нажала на кнопку лифта.

Ее лицо печально. За что же она извинялась? Не знаю.

На улице уже много людей. Машины на кинетических двигателях плавно двигались в уже собравшейся пробке, несколько дронов медленно облетали улицы, сканируя все подряд. Иногда мне кажется, что все движется в замедленной съемке, и она… серая, вокруг преобладает монотонна серый цвет.

Вдыхаю и ничего не чувствую. До начала занятий еще пара часов, поэтому решила пройтись пешком. Я шла по улицам, а в голову ничего не приходило, только периодически косящие взгляды прохожих отвлекали от созерцания разрушенных построек уже прошедшей войны. Хотя, «война» — это слишком громкое слово.

Теракты, прогремевшие по всей стране, потрясли общественность, но также быстро исчезли. Никто так и не понял, чего хотели эти люди. Правительство быстро оправилось, замяв все следы, а людям так и остались разрушения, которые все еще не могут восстановить. Это было двадцать лет назад, тут удивляться нечему.

За последнюю пару сотен лет наш мир почти не изменился. в учебниках истории все так же. Те же дома, улицы только из-за движения прогресса нынешнее настоящее может похвастаться левитирующими машинами, роботами, которые активно захватывают трудовой рынок, дронами, но самым главным изобретением стал ОПИП (Очки Полного Интернет-Погружения).

ОПИП заменил все сотовые и компьютеры повсеместно, в любой момент человек, надев их, мог погрузить свое сознание в интернет. Конечно, лучше это делать дома, но и на улице даже сейчас стоят люди, вошедшие в сеть. ОПИП бывает разных форм, цветов и размеров, но смысл один и тот же. Два маленьких диска, прикрепленных к шее, сдвигаются на виски, образовывают голографическую линию на глазах. Из-за дешевизны устройства, его в качестве подарка выдают при рождении. Он с тобой от начала и до конца. Конечно, в случае неполадок диски можно заменить, но компьютерный код, что присваивается человеку, остается навсегда. У меня тоже есть свой ОПИП, но из-за ошейника его не видно, наверное, человеку из прошлого было бы странно смотреть на то, как люди общаются через сеть, сидя в метре друг от друга. Все деловые встречи, посиделки с друзьями, свидания проходят в интернете. Возможно, поэтому за городом так плохо ухаживают. На зданиях граффити, на улице мусор, от канализации идут испарения, повсюду бездомные.

Но все не так плохо, как звучит. Просто интересно, почему никто этого не замечает. Пройдя еще пару метров, я остановилась на светофоре. На этой стороне заприметила мужчину, чье лицо было злым, хотя, когда ты находишься в сети мимика лица не отображает эмоций. В эти моменты тело засыпает. Через пару секунд его лихорадочно затрясло. Выгнув спину и брызнув слюной, он упал на асфальт. Некоторые люди обернулись, остановились. Они увидели, как на его очках высветилась маленькая красная голограмма.

ИГРОК МЕРТВ

Шли дальше.

Где виртуальная реальность, там и компьютерные игры,

Компьютерная игра Bloody Sorrow — отдельный бренд среди игр полного погружения, имеет огромную базу игроков. Смерть в игре означает и смерть в жизни. Конечно, есть шоу, где показаны бои из этой игры. Миллиарды просмотров и необычайно большой прирост денег, соответствующие награды в виде реальных гонораров, если ты не преступник, манят людей, словно мух. Для участия требуется сто тысяч кредитов и полный отказ от всех возможных последствий. Регистрация ведется анонимно, поэтому твоя личность остается инкогнито, хотя и большая половина игроков — это заключенные, приговоренные к смертной казни. Они дерутся за последний шанс.

Государство сделало игру достоянием человечества. Есть и соответствующие законы. Убийство в игре не карается. Деятельность в игре облагается налогами, государство получает прибыль. Bloody sorrow стала народной отдушиной, продвигая экономику и индустрию развлечений вперед. Несогласные уже давно не живут на этой земле, не одно поколение уже выросло с этой игрой. Она укрепилась, стала чем-то естественным.

Я не исключение, поэтому, увидев одинокий труп на улице с красной табличкой над головой, ты просто проходишь мимо. Это нормально? Мир всегда был таким?

Через полчаса, непрерывной ходьбы уже виднелась академия. Сонные ученики, кто парами, кто по одному, устремились к ней. Черно-синий поток проходил через ворота под надзором двух роботов по краям, которые сканировали каждого встречного, проверяя, не затесался ли в толпе кто-то чужой, не имеющий студенческой программы в своем ОПИП. Смотрителя нигде не было, видимо, сидит на утреннем собрании.

Академия Самерс — престижное учебное заведение, одно из многих по всей стране, что повышает статус, но на практике в ней учатся и бедные ученики из неблагоприятных семей. Синяя форма обычная, черная форма для знати, следовательно, — классы, этажи, туалеты, столовые разные. Моя форма черная второй год обучения из пяти, хоть тетя и небогата, но закончить академию мне позволил убитый отец, оплативший все еще при жизни. Это было так давно, словно он знал, что не увидит мое поступление. У входа к дверям поток начал делиться надвое. Богатые-бедные. Показался смотритель. Как всегда, лицо недовольное.

— Саша! — Остановил он меня. — Пройди к директору, немедленно.

Почему он тоже отводит глаза? Надо еще раз посмотреть в зеркало, может, у меня что-то на лице.

— Хорошо.

Двери, коридор, лестница… на подходе к кабинету директора из-за угла вышел Пит, который тоже был записан в программу (Контроль Чувств). Его ошейник украшен розовым цветочком, вроде, у него есть младшая сестра.

— Привет, Пит.

— Привет, тоже к директору?

— Да.

— Удачи.

— Да.

Он хотел сказать что-то еще, но не решился или не захотел. Дверь директора, стук.

— Заходите! — Прогремел мужской голос.

Не могу описать кабинет директора… все говорят, что он отличается от остальной академии, но не вижу разницы. Большое окно во всю стену, находящееся за креслом директора, наполняло комнату естественным светом, стоит стеллаж с книгами, которые больше никому не нужны. Многое сделано из дерева со вставками черного железа. Стол, кресло, два стула напротив, летающий дрон-помощник. Что особенного? Мне не понятно.

— А, Элейн, проходи, садись. — Директор отвлекся от дрона.

— Вы хотели меня видеть?

Он грустно улыбнулся.

— Ты сегодня четвертая (Закодированная). На слове «закодированная» он сделал руками движение, которое, по-моему, обозначает… «типо»?

— И прости, если обижу. Вы все похожи.

— Ничего страшного.

— Никаких эмоций, да? — Этот вопрос директор задал сам себе. — Мы безмерно рады, что наша академия одна из первых, кто согласился на участие. Пока все идет хорошо, около двадцати пяти учащихся в программе. Их оценки, независимо от прошлого, возросли до ста процентов, но к сожалению, из-за подавления эмоций и некоторых чувств, вы имеете частичное преимущество над другими. Был издан указ, запрещающий ученикам КЧ участвовать в олимпиадах, занятиям в клубах и постановках, связанных с актерской игрой. Поэтому… Саша, вы были исключены из клуба гандбола при академии Самерс.

— Это все?

Директор расстроенно вздохнул.

— Да, все.

— Скоро занятия, мне нужно идти в класс.

— Никаких…

Услышала я, выходя из кабинета. В коридоре, заметила Адлер. В прошлом хулиганка, но с ошейником, стала образцом перевоспитания. Только розовые кончики волос выдавали бывшую бунтарку.

— Привет, Адлер, тоже к директору?

— Да.

— Удачи.

— Да, — Посмотрев вслед девушке, как будто хотелось сказать что-то еще, но я не знала, что.

Двигаясь дальше, задумалась о том, что делать после занятий. Раньше был клуб, а теперь? Ничего.

Друзья перестали общаться, когда появился ошейник. Говорили, что невозможно смотреть в мои мертвые глаза, хотя у меня живые… я дышу… Значит, жива. На любые аргументы они отвечали, что не хотят общаться с роботом. Теперь даже не могу вспомнить их имен, наверное, память сама выкидывает ненужную информацию.

Два года назад я вступила в социальную программу из-за трудностей в жизни. А вот и одна из них. Фрэд. Парень стоял, упершись спиной в стену. Рубашка была неряшливо заправлена, один из рукавов поднят, обнажая татуировку. Он загородил мне путь.

— Эй, тварь.

— Ты загородил мне проход, Фрэд, дай пройти.

— И ты ничего мне не скажешь? Раньше, если бы тебя так назвали, ты бы затеяла драку.

— Драки — Это грубое нарушение правил академий и правил поведения в обществе

Гримаса на его лице исказилась болью, недовольством и презрением.

— Черт, я теперь даже сказать тебе ничего не могу! Ты просто пустышка, которой все теперь до лампочки.

— Меня задевают твои оскорбления, прекрати, пожалуйста.

— Прекрати? Ты тупой фрик, что, поигралась со мной, а теперь не хочешь отдавать отчет? Ты хоть понимаешь, какие теперь слухи обо мне ходят по академии?

— Если тебя это беспокоит, то…

— Беспокоит, да, я в бешенстве, тупая ты сука! О тебе не говорят, потому что ты теперь КЧ. А вот я…

Когда Фрэд перешел на крик, некоторые ученики обернулись, а в особенности его задевали смешки проходящих мимо девушек.

— Да что с тобой разговаривать… — Грубо толкнув меня плечом, он ушел.

Одним словом, мне все равно, наверное, то, как я поступила… жестоко. Но, если он не может справляться с эмоциями, тогда надо дать ему совет. Пусть вступит в программу. Мой бывший парень демонстрирует деструктивное поведение. Как хорошо, что больше ничего не чувствую ни к мальчикам, ни к девочкам.

Чем ближе подходила к классу, тем больше видела учащихся с активными ОПИП. Но скоро же урок. Зашла в класс. Та же картина. Даже учитель в интернете. Все погружены в виртуальную реальность. И что удивительно КЧ тоже.

— Что происходит? — Не ожидая ответа, спросила я.

— Ты чего? На арене сейчас сойдутся Потрошитель и Новаплюс — Ответил какой-то ученик, не выходя из сети.

Такое бывает. Эта игра способна остановить все, что угодно. Урок — это меньшее. Обычно не смотрю эти бои, мало знаю про игру. А сегодня, думаю можно и посмотреть.

Натягиваю ОПИП. В академии уже создали канал для входа учащихся. Нажимаю иконку Bloody sorrow, Зритель.

3…2…1

Темная вспышка. Сначала послышался гул толпы, затем обнаружила себя среди тысячи людей, сидящей на трибуне. Из-за созданного академией канала вокруг были студенты в своей настоящей форме, которая сильно контрастировала с окружающей атмосферой средневековья. Игра позиционировалась в жанре дарк-фэнтези. Мечи, магия, полуголые монстры и кровь, много крови. Ограничитель 21+ из-за откровенной и жестокой порнографии, а про изнасилования не только игроками, но и монстрами даже и говорить не стоит.

— Нова, давай!

— Потрошитель, трахни его черепушку!

Слышались радостные вопли студентов.

— Будем делать ставки, мальчики. — С ехидной улыбкой сказала Ингрид.

Она единственная, кто был в образе своего аватара в игре. Смуглая идеальная девушка. Каре, зеленые глаза, пухлые губы, грудь, перевязанная ремнями, кожаные штаны, ботинки, но большее внимание привлекали тату — пять палочек перечеркнутой линией. Их штук тридцать по всему телу. Вход при помощи зрительного аккаунта давал доступ только к арене, только конкретное место на трибуне, НПС (или NPC — non-player characters) — это неигровые персонажи, те, к которым можно обращаться за квестами или торговать. Они просто не замечали твоего существования. Чтобы уместить всех зрителей, проекций трибун было десяток тысяч, но это позволяло заглянуть в профиль любого игрока, если такой был рядом или сражался на арене. Заглянув в профиль Ингрид, а точнее Расхид (Ник аватара), отображалась краткая информация, доступная зрителю.

Расхид

Уровень — 28

Класс- Могильщица

Убито — 1080.

Данжи — 52.

Лучшее достижение — Обокрасть короля похоти

Умений- 4

Напарник — Скрыт

Аватар: форма — Скрыта

Девиз — Могилы и деньги

— Только если ставка твои сиськи, Ингрид. — Сказал один из студентов в черной форме.

— Зная, сколько у тебя денег, play boy, могу не только их поставить. — Отвечала девушка.

Окружающие рассмеялись, увидев смущенного парня. Затем, заметив меня, Ингрид сделала губы трубочкой и послала поцелуй. Может, он был предназначен не мне. Не знаю.

— ДАМЫ И ГОСПОДА!!! — Раздался оглушительный голос диктора.

— Сегодня взор сотен тысяч зрителей прикован к нашей арене. Грандиозное событие года! Сегодня сойдутся две кровавых звезды нашего олимпа!

Сколько пафоса…

Дуэль 1vs1 Награда — Достижение. Через кровь к богу.

— В правом углу, убивший за последние пять лет ни одну тысячу соперников, лично перерезавший замок графини Де Анжу, Потрошитель!!!

Гул, рев толпы, поддерживающие возгласы ударили с новой силой. Из правых ворот вышел мужчина в два метра ростом. Гора мускул. Он укрыт шкурой кабана. Лицо покрывала густая борода. На нем набедренная повязка, сапоги, стальные рукавицы. За собой он тащил несколько цепей. Одно металлическое кольцо за другим начинали блестеть на полуденном солнце. Через пару секунд, показались те, кто был на этих цепях — голые женщины, одетые в маски из кожи свиней, грязные и перепачканные. Как будто живые мертвецы, они медленно брели. Кто-то спотыкался и продолжал ползти, визги слышались даже через окружающий шум. Одна из женщин несла большой топор.

— Свиньи Потрошителя. — Сказала мне Расхид шепотом.

И когда она успела сюда сесть?

— В левом углу восходящая звезда нашего кровавого мира — храбрый воин, который на половине пути к званию нового Бога! Человек, вышедший победителем один против двадцати. Новаплюс!!!

— Новаплюс… этот парень — живая легенда, один из немногих, кто получил скрытый Класс. Насколько мне известно, он тут всего четыре года, а уже почти непобедим. Скорее всего, новый Бог, хотя, у Потрошителя тоже есть шансы.

— Спасибо, Ингрид. Но зачем ты мне это говоришь?

— Не знаю! — Рассмеялась она.

Наконец появился Новаплюс, молодой парень. Тонкие черты подчеркивали скулы, белые короткие волосы, сбоку заплетена косичка, как у индейцев в древнюю пору. Пурпурные глаза, белый шарф охватывал всю шею и плечи, кожаная броня. Послышался звук, словно от рога, которого, как и диктора, видно не было. Воцарилась тишина, вроде, это называется предсмертная минута. У сражающихся есть еще немного времени подумать, все взвесить, а зрителям остается лишь побольше раззадориться. Искусственный стук сердца все громче. Я уже давно не слышала свой.

Мой разум покинул тело. Здесь и сейчас, на арене, из гостевого входа сознание переносится лишь частично. Есть зрение и слух, но ничего почувствовать нельзя. Для этого должен быть полный доступ.

С каждой секундой стук был все громче, он раскалывал тишину. Потрошитель улыбнулся во весь рот, Новаплюс поднял указательный палец вверх.

Потрошитель

Уровень — 99.

Класс — Повелитель рабов Жестокий

Убито — 5002

Данжи — 4075

Лучшее достижение — Убийца Знатного рода

Умений — 20

Напарник — Рабыни-свиньи

Аватар форма — Бог истязаний

Девиз — Подчинись или сдохни

VS

Новаплюс

Уровень — 99.

Класс — Звездный посланник

Убито — 4890

Данжи — 4112

Лучшее достижение — Я тебя слышу

Умений -17

Напарник — Нет

Аватар форма — Звездное воплощение

Девиз — Звезды не одиноки

Звезды не одиноки? Девиз Новаплюс, где-то я это уже слышала…

Голову кольнула жгучая боль, но не успела сосредоточиться.

— Да прольется кровь!!!

Палец Новаплюс засветился ярким светом.

— Номер три, четыре! (Необдуманный рывок!)

Две девушки, издав истошный рев, скинули цепи и побежали на оппонента. Нова направил на них палец, стрелявший лучом, будто лазером. Попадая по женщинам, он пробивал их насквозь. Они кричали и истекали кровью, но не останавливались. Цокнув зубами, Звездный посланник снова сконцентрировал свет, только в этот раз светилась вся ладонь. Луч превратился в шар.

— Номер один, ко мне!

Не теряя времени, Потрошитель подозвал еще одну девушку. Всего их было шесть. Он положил руку ей на спину, когда послышался хруст костей, из номера один начала выкачиваться красная энергия. Номера три и четыре уже шли к цели. Новаплюс занес руку для броска, но Потрошитель направил энергию в рабынь.

— (Яростная кровь свиней!)

Налившись ей, они светились таким же кроваво-красным светом.

— Иммунитет к магии. — Сказала Ингрид.

Нова подкинул светящийся шар. Тот завис, точно спутник, повторяя каждое движение. В освободившихся руках, теперь засверкал темный свет. Оставалось всего несколько секунд до столкновения. Черный свет приобрел продолговатую форму, а в последний момент Новаплюс сам провел атаку, перерезав пополам девушку номер три материализовавшимся мечом, что был цвета ночного неба.

— (Рассекающий звезды). — Прошептал юноша.

Толпа взорвалась. Под брызгами багрового фонтана девушка номер четыре наносила мощные удары руками, но Посланник легко уворачивался. Пируэт, удар! Рука отделилась от тела, новая кровь. Нова отсек вторую руку. Горе свинье! Та, упав на колени, рыдала во все горло. Указательный палец, вспышка, лазер пробил глаз, а вместе с ним и голову. Аплодисменты.

Потрошитель запылал от ярости, выхватив топор у рабыни, с громогласным кличем он ринулся вперед. Нова улыбнулся, подкинув еще один созданный шар света в воздух, он выдержал лобовое столкновение. Бой завязался моментально. Рабыни неуклюже пытались наносить удары или схватить Нову, но уровень их интеллекта и реакции были как у ребенка. Удары самого Потрошителя были медлительны, но и сам он не давал попасть по себе. Еще пара секунд смертельного танца.

— Окружай!

Свиньи, взяв в кольцо свою добычу, наконец смогли поймать юношу.

— (Живая бомба)

— Сейчас будет кровища! — Продолжала комментировать Ингрид.

Крепко ухватив сзади и спереди, две девушки остались, а две отступили к хозяину. Оставшиеся краснели, трескались. Все тот же красный свет переполнял их, вырываясь из глаз, рта. Паника Новы передалась толпе. Неужели конец?

— Черт, черт! Кричал он, пытаясь вырваться. — Но в следующую секунду… — Шутка.

Один из шаров, что висел в воздухе, резко подлетел, взрывом ударил по земле, раскидав рабынь и Нову в разные стороны. Прокатившись по земле от ударной волны, Нова произвел два лазерных выстрела, разорвав на кровавые ошметки бомбы.

Он поднялся не без труда. Из брови, губы текла багровая струйка, рука явно была сломана, но все еще слушалась Посланника.

— У живой бомбы есть особенность. Кто попадает под ее взрыв, мгновенно умирает, минуя критические пределы.

— Что такое критический предел? — Спросила я.

— Ты серьезно?

Но возобновившийся шквал лазеров отвлек ее, так и не дав объяснений. В этот раз лазеры были предназначены Потрошителю, но тот, само собой, укрылся за спутницами, позабыв, что лазеры пробивают насквозь. Через пару попаданий Потрошитель снова предпринял попытку атаки, а рабыни остались на месте.

— (Рассекающий звезды)

Топор скрестился с клинком. Искры, напряжение мышц, скрежет железа.

— У тебя остались две девки! Как ты добрался так далеко с таким использованием умений? — Издевался Нова.

— Слишком много гонора, щенок! Ты и твой скрытый класс — еще одно препятствие на моем пути к свободе!!! — Потрошитель оттолкнул Посланника.

— Пора заканчивать.

Толпа поддерживала. Потрошитель воткнул топор в землю, Нова скрестил руки на груди, показались тонкие лучи.

— Что делает Нова? — Удивилась Ингрид. — Раньше я не видела такого движения.

— (Аватар: форма Бог истязаний)!!!

Видимо, зрители видели это столько раз, что сказали это вместо Потрошителя. Свинорабыни, что остались живы, неестественно задергались, как куклы на ниточках, застонав от наслаждения. Новая энергия потоком вырвалась из их тел, наполняя Потрошителя и обволакивая его, словно лоскутки ткани. Оборачивая все больше, становясь плотнее, пока на арене не осталась красная мумия, последние рабыни, испустив дух, упали замертво. Красная ткань Потрошителя казалось имела свое сознание, висев в воздухе, некоторые лоскутки игнорировали все законы физики. За все это время Нова не пошевелился, продолжая концентрировать свет на скрещенных руках. Несколько лоскутков резко устремились к противнику, обмотавшись вокруг ноги, руки и шеи.

— Все кончено, звездный парень.

Голос Потрошителя отдавался эхом, видневшиеся глаза светились ярко-красным.

— (Боль). — Протянул Бог истязаний.

Красная ткань сверкнула, крик вырвался из груди юноши, пересилив себя, руки все также концентрировали свет, трибуны хором крикнули:

— Один!!

— (Боль)

Новая агония, в этот раз Нова преклонил колено, свет в руках стал ярче.

— Два!!

— (Боль)

Из ушей и глаз потекла кровь, перемешиваясь с потом, пачкая белый шарф, все тело выгнулось, но руки намертво застыли.

— Три!!

Рот Потрошителя открылся для нового слова, но…

— (Аннулирующая звезда), — прохрипел Нова.

Сгусток заблестел серебряным светом, стрелой устремившись к цели. Вспышка, взрыв. Через пару секунд зрение вернулось.

— Что это было?

В этот раз, вопрос задали все. Новаплюс шел к лежащему Потрошителю, на котором снова была шкура кабана, он был в сознании, но не шевелился.

— Где форма аватара? Время еще не вышло! — вскочила Ингрид.

— Что за херня?! — Теперь кричал Потрошитель.

Нова устало засмеялся.

— Аннулирующая звезда. Поздравляю, ты первый, на ком я ее применил. Хотя изучил еще два года назад! При попадании в игрока в форме аватара снимает ее, обездвиживая на время, равное количеству оставшегося времени аватара. Она у тебя, вроде, шесть минут.

Судя по удивленным глазам окружающих, подобное случается редко или происходит впервые. Посланник наступил на побежденного.

— Огромный минус — умение кастуется двадцать секунд. Твоя форма не имеет моментальных умений, смерти, как живые бомбы, скажу по секрету, пределов у меня осталось два, две боли, и труп, но… Новаплюс зачесал волосы назад. — Ты, как я и предполагал, просто кретин, которому повезло, не более того. Слышал, у тебя вкачан предел до максимума, значит, девять пределов.

Нова навел палец на голову Потрошителя.

— Давай считать вместе. Лазер, за лазером прожигали лицо, мольбы и крики пронзали тишину затихших зрителей, после восьми.

— Постой, пожалуйста! Я зашел так далеко ради близких. Мне нужна свобода, чтобы вернуться к семье. У меня есть дочка, она ждет меня, пожалуйста, дай мне уйти, победа твоя! — сквозь слюни и слезы взмолился Потрошитель.

Нова опустил палец, мужчина улыбнулся, но тут же поник, когда Посланник взял шар, который уже давно висел около плеча.

— Мне наплевать.

Удар шаром, взрыв, вспышка.

Новаплюс победил!!!

Секундная тишина, радостный гул. Ингрид похлопала в ладоши.

— Чертяга, красавец, не зря на него поставила.

Думаю, что делать здесь больше нечего. Эти радостные вопли начинают надоедать. Вызвав панель ОПИП, палец уже нацелился на иконку «выход», но неожиданно выскочил экран с крупным планом Новаплюс. Видимо, победное слово для зрителей.

— Еще одна победа, еще один шаг к Богу. — Он улыбнулся.

— Звезды не одиноки.

Эта улыбка, этот тембр голоса, черты лица — то, чего больше не должно быть в моей жизни. Молния пронзила тело, палец сам нажал кнопку «выход».

— Брат?

Секундная тишина. Провалившись в темноту, я вышла из ОПИП. Перед глазами был класс. Ученики один за другим выходили в реальный мир, попутно обсуждая бой. Учитель требовал сесть по местам, все так, как и всегда. Должен быть обычный день, но что-то изменилось.

Больно, невыносимая боль разрывает грудь. Ее не должно быть, но… кажется, по вискам течет пот, руки, колени, все тело трясется.

— Саша? — Подошел учитель.

— Мне нужно выйти. — Быстро произнесла я, выходя из класса.

Меня лихорадило. Болезнь, отравление? Подступила тошнота. Успела дойти до туалета. Неприятное ощущение во рту, в голове была только одна дикая мысль, повторяющаяся снова и снова. Я произнесла: «Нужно попасть в игру».

С этими словами пришло легкое облегчение. Зачем это мне? Не знаю. Но уже давно не чувствовала желания. Мне просто хотелось этого. Может, с ошейником что-то не так? Даже сейчас чувствую легкие покалывания, идти проверять нужды нет. Вдох, выдох. Сконцентрируйся. Как попасть в Bloody sorrow?

Два варианта: стать преступником, приговоренным к смертной казни или внести сто тысяч кредитов, Второй способ более реален. Сто тысяч — относительно мало по современным меркам. Можно купить технику как стиральную машину или холодильник. Часть суммы мне может дать тетя, остальную можно заработать. Меня прервал стук в кабинку.

— Саша, ты как?

Давящее чувство отступило. Открыла дверь.

— Все хорошо, видимо, плохой завтрак.

— Урок дальше по расписанию, но учитель сказал, что ты можешь сходить в медицинский пункт, если тебе плохо. Сказав это, девушка удалилась, не знаю ее имени.

В медицинский пункт нельзя. После осмотра сразу же будет проверка ошейника на сбой.

«Нужно попасть в игру».

Единственная мысль в голове. В зеркале туалета была все та же я. Что же поменялось? Выйдя в коридор, направилась из академий, проговорив голосовую команду ОПИП:

— Вся информация про игру Bloody sorrow.

ГЛАВА 2 ВСТРЕЧА С СУДЬБОЙ

Полгода непрерывных подработок и стипендий наконец дали свои плоды. Почти вся сумма собрана. Вспоминая тот матч, ничего не испытываю. Но цель по-прежнему в голове. Остался последний шаг.

После академии сразу же пошла домой. Тетя должна быть уже там. Автобус, улица, подъезд, дверь квартиры. Я остановилась. Как мне ее попросить? Соврать или сказать правду? Пятьдесят тысяч… можно было бы продолжать работать, но с каждым днем цель угасает, становясь чем-то неважным. Надо спешить.

Ключи, щелчок, открыла дверь. Из-за угла показалась тетя Ави.

— Привет, милая. Как тебе моя прическа? — Спросила она, показывая на локоны с беззаботной улыбкой.

— Хорошая.

— Прекрасно. Давай, мой руки, будем обедать. — Сняв обувь, я сразу зашла на кухню. Тянуть было нечего. Да и зачем?

— Тетя…

— Да, Саша.

— Алек, я знаю, где он.

Воцарилась минутная тишина. Видимо, чтобы вернуть прежний настрой, она снова помешала суп на плите. В голосе слышалась легкая тревога.

— Конечно, знаешь, милая, он был приговорен к казни за свои плохие поступки.

— Это не так.

Тетя обернулась. В ее глазах была усталость, и настоящий возраст наконец показал себя.

— О чем ты? — Грустная улыбка, нет, скорее, обессиленная.

— Bloody sorrow… он там, я его видела.

— Эта игра для смертников, но, этого не может быть. Мне… мне сказали, что он…

На глазах тети появились слезинки. Убеждать ее смысла не было, скорее всего, где-то глубоко в душе она знала, что Алек все еще жив.

— Ты уверена?

— «Звезды не одиноки». Вот, что я услышала от одного из игроков, который любит белый цвет и звезды. Нет, я не уверена, что это он, но совпадений очень много. Тетя закусила губу.

— И зачем ты мне это рассказала, Cаша?

— Я должна попасть в игру.

— Зачем?

Я не знаю. Хотелось ответить ей, но слова застряли в горле. За последние два года такое впервые.

— Просто, просто чувствую, что должна это сделать…

Тетя удивилась, из ее глаз потекли слезы.

— Забавно, на секунду мне показалось, что ты прежняя. Будь я хорошей тетей, немедленно сказала бы тебе забыть и жить дальше. — Вызов быстрой панели ОПИП. — Именно из-за моей невнимательности ты стала такой, — легким движением на мой счет падает пятьдесят тысяч кредитов. — Если это поможет тебе идти дальше, я не имею права тебя останавливать.

Детские воспоминания, которые уже давно не посещали меня, словно старые фотографий мелькали перед глазами. Тетя никогда мне не отказывала, подарки, просьбы, она всегда испытывала чувство вины, и если сейчас прекрасно понимаю почему, то что заставляло ее делать так при жизни моих родителей — не понимаю.

— Спасибо, тетя. — Она обняла меня.

— Если это вправду он…

Ави не стала заканчивать фразу. Почему? Тихий шепот донесся под возобновившееся стуканье поварешки об стенки кастрюли: — Прости меня, Анна.

Мы больше не разговаривали. Можно ли назвать этот поступок жестоким? Мое нынешнее положение не дает мне ответа. По правде говоря, сейчас я ничего не испытываю к этой женщине. Она лишь инструмент на моем пути…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 140
печатная A5
от 508