электронная
108
печатная A5
367
16+
Кровь и песок

Бесплатный фрагмент - Кровь и песок

Спасение королевы

Объем:
178 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-4415-0
электронная
от 108
печатная A5
от 367

«Это только присказка, сказка впереди»
В. Высоцкий

ИРИНА-ВОЗВРАЩЕНИЕ ИЗ ИЗГНАНИЯ

Ярко красный диск солнца, уже почти скрылся за верхушками высоких деревьев, зелёным кольцом опоясывающих столицу Алезии, когда Ирина, пришпорив коня, на всем скаку влетела в городские ворота. Да, это было правдой! Несясь по городским улочкам, она уже видела впереди себя королевский дворец. Башенки были наполнены ярким светом, а на шпилях гордо и торжественно развивались королевские стяги.

Она неслась галопом по улочкам её родного города, не замечая ничего вокруг. Немногочисленные горожане, шарахались в стороны, боясь оказаться под копытами боевого коня. Ее тут не было два месяца. Два долгих месяца, как этот проклятый Первосвященник отправил её, Хранительницу королевы, в изгнание на дальние рубежи. И даже находясь там, участвуя в бесчисленных приграничных стычках с дикими племенами, она ни на минуту не переставала думать о своей королеве. Ещё до отъезда, она знала и чувствовала всем сердцем, что во дворце зреет заговор. Но как не старалась выискивать заговорщиков, не добилась абсолютно никакого результата. Слуги и придворные, будто воды в рот набрали. Не помогали ни разговоры, ни допросы с пристрастием. Пока, наконец, один из слуг, перепуганный до такой степени, что не мог без содрогания смотреть в яркие, яростные глаза Ирины, все же признался.

Девушка мысленно прокручивала в голове тот короткий разговор, возвращаясь к событиям двухмесячной давности. Слуга тогда сильно струсил, обнаружив себя один на один с Ириной, что-то бормотал, нервно разглядывая свои руки, боясь посмотреть девушке в глаза, колени его дрожали. Однако он упорно не хотел говорить, и Ирине пришлось приставить к его горлу острие рыцарского меча. Девушка особо не рассчитывала на результат. Она прибегала к этим мерам и раньше, но получить нужную информацию так и не смогла. Правда, она ни кого ещё не убила, и даже, практически не покалечила в своих поисках правды. Но ситуация сильно изменилась — королева Алезии заболела, и болезнь эта была странной. Мелисе становилась хуже день ото дня. Не могли помочь ни лекари, ни придворные чародеи. От бессилия Ирина не находила себе места. Но, когда Первосвященник Алезии, запретил пускать к королеве лекарей, прибывших из других королевств, равно, как и чародеев, ограничиваясь лишь теми медиками, которых приводил он сам, подозрения Ирины только укрепились. Первосвященник же, Эениас, всячески уверял Ирину, что его лекари самые лучшие во всех срединных землях, а придворным он просто не доверяет. Однако речи его совсем не успокаивали, наоборот, в душе Ирины подозрения только усиливались. И когда девушка напрямую пригрозила Первосвященнику, что отправит гонца к Архимандриту, всё кардинально изменилось. На следующий день, её вызвали в резиденцию Эениаса, где секретарь Первосвященника, вручил ей приказ, о том, что она, являясь Хранительницей Королевы и рыцарем ордена Солнца и Креста, должна в кратчайший срок покинуть Алезию и отправиться на дальние рубежи. В качестве аргумента, Первосвященник сослался на её неспособность раскрыть причину недуга Мелисы, а так же сложившейся военной необходимостью. Именно в тот день, её смутные подозрения, практически переросли в уверенность о причастности к заговору, самого Первосвященника. Но доказательств не было. Решив больше не медлить, Ирина сразу же направилась в королевский дворец, но прибыв на место, её постиг настоящий шок — Мелиса, практически впала в забытьё. Нет, королева периодически приходила в себя, однако уже никого не узнавала, включая и Ирину. Отчаянье охватило девушку, она стояла у ложа Мелисы и горько плакала, бережно сжимая её маленькую и такую бессильную ладонь. Королева вновь ненадолго открыла глаза, посмотрела на коленопреклонённую воительницу, пустыми ничего не выражающими глазами, и вновь погрузилась в забытьё. Ирина, тяжело вздохнув, поднялась на ноги и быстрым шагом покинула королевские покои, аккуратно прикрыв за собой двери. Затем привалившись спиной к стене, стала лихорадочно обдумывать свои дальнейшие действия. В первую очередь, утром ей необходимо будет отправиться в замок своего ордена, и просить совета или помощи, у Великого Магистра. Девушка знала, что на него можно положиться. Не было случая, когда старый воин отказал бы в помощи. Она развернулась, чтобы направиться в свою комнату, и тут, в коридоре появился слуга. Он нёс в руках поднос с королевским ужином, воровато оглядываясь по сторонам. Слуга не замечал воительницу, до самого последнего момента. Когда он увидел Ирину, руки его затряслись так, что поднос и всё его содержимое с грохотом полетели на пол, усеивая мраморный пол сотнями крошечных осколков. Девушка, в два шага оказалась подле незадачливого слуги и рукой, одетой в железную перчатку, буквально пригвоздила того к стене, ухватив его за горло. 
— Что было на подносе?! — Яростно прошипела она в самое ухо лакею.

Тот побледнел, и начал оглядываться по сторонам ища глазами, хоть какую-нибудь помощь. Но коридоры дворца были совершенно пусты. Ирина ещё раз припечатала его к стене так, что слуга скривился от боли. 
— Я последний раз спрашиваю, что было на подносе?! — Угрожающе придвинувшись к молодому человеку, произнесла Ирина. — Ужин, просто ужин, для королевы, Госпожа. — Проблеял слуга. — Тогда почему ты крался к королевским покоям, будто вор? — Гневно спросила девушка. — Дык поздно, коридоры большие, а вокруг ни души, вот и страшно. Ужин я нёс, Госпожа, более ни чего. — Вновь повторил лакей при этом, стараясь не смотреть в полыхающие яростью глаза Ирины — Клянусь только уж…

Договорить он не успел, клинок Ирины уткнулся ему в горло, и на коже появилась алая капля крови. Слуга затрясся, как в лихорадке, при этом стараясь не дышать. Глаза его в отчаянье несколько раз метнулись по сторонам, затем опустились, и лакей стал нервно рассматривать свои трясущиеся руки. — Хорошо. — Уже более добродушно произнесла девушка. — Если это всего лишь ужин, а теперь, как я вижу, он безнадёжно испорчен, то почему бы тебе не отведать вот эту аппетитную булочку? — И оторвав меч от шеи прислужника, указала им на сдобную булку, лежащую сейчас посреди осколков. — Знаешь, я как-то слышала, что слуги, часто недоедают, так зачем же пропадать добру? Слуга побледнел ещё больше, кожа его лица напоминала теперь посмертный саван, на лбу выступили крупные капли пота. — Помилуйте, Госпожа. — С мольбой пискнул слуга и замотал головой так, что Ирине показалось, что она сейчас оторвётся.
Девушка вновь, надвинулась на него. — Или ты сейчас её съешь, или клянусь Всевышним, я перережу тебе горло. — С ненавистью произнесла она. — По… по… Помилуйте! Заикаясь, пробормотал слуга. — И тут его прорвало. — Это не я… я не хотел, мне приказали. Добрая Госпожа, сжальтесь, у меня дети, не по своей воле, приказ у меня. Ирина ударила его по щеке стальной перчаткой. Голова прислужника мотнулась, ударившись о мраморную стену, а ноги задрожали так, что он начал медленно оседать на пол. Ирина вновь ухватила его за шею, не давая тому упасть. — Кто отдал приказ?! — Рявкнула она. 
— Ннн… не могу сс… сказать. Вновь заикаясь, прохрипел слуга. — Помилуйте, не велено мне говорить, они убьют и меня и семью, прошу, сжальтесь. — Если ты, подлая твоя душонка, сейчас же не расскажешь мне всё, то убью тебя я! И поверь мне, убью так, что умирать ты будешь долго и мучительно. — С нескрываемой угрозой произнесла Ирина. Слуга поверил, он знал репутацию этой девушки, знал, что для защиты королевы она убьёт, даже не задумываясь.
И он начал говорить, из него буквально полился фонтан слов, он сбивался, запинался, начинал вновь, но в итоге рассказал всё. Из его рассказа Ирина поняла, что более месяца назад, к нему ночью явились Церковные гвардейцы Его Святейшества Первосвященника Эениаса и спешно сопроводили к Начальнику Тайной Стражи. Там, ему продемонстрировали приказ, за подписью Первосвященника, в котором говорилась, что с энного дня, ему вменяется в обязанности, доставлять еду в королевские палаты и следить затем, что бы Королева, съедала абсолютно всё. Самому же под страхом смерти запрещалось дегустировать что-либо из того, что он доставляет. Затем, он подписал бумагу о соблюдении тайны. А напоследок его предупредили, что в случае, если тот, расскажет хоть кому об этой беседе, то его ждёт суд и неминуемая смерть. Но ежели он, сделает все то, что от него требуется, то до конца своих дней более не будет ни в чем нуждаться. 
— Прошу вас, добрая Госпожа, умоляю, не выдайте меня. — Жалобно и с мольбой в голосе затараторил слуга, всхлипывая и заливаясь слезами. Ирина была в бешенстве, ярость овладела каждой клеточкой её тела.
«Так значит Первосвященник! Вот всё и решилось. Однако что теперь? К кому ей обратиться? Как далеко зашёл заговор, и кто из королевской стражи всё ещё верен Мелисе?» — Лихорадочно думала девушка. Она вновь посмотрела на слугу, тот заливаясь слезами, всё продолжал и продолжал просить о пощаде. Не задумываясь, Ирина с силой ударила его в лицо, и слуга жалобно вскрикнув, упал на мраморные плиты. — За то, что ты сделал, тебя следовало убить, а голову твою выставить на дворцовой площади. Но сейчас мне нет дела до такого червя, как ты! Пошёл вон! Забейся в какую-нибудь нору, и сиди там, точно крыса, непрестанно молясь, чтобы я не передумала. — Прошипела девушка, присев над распростёртым лакеем.
Слуга энергично закивал, затем, с трудом поднявшись на ноги, поковылял прочь из дворца, на ходу утирая кровь.

Ирина вновь задумалась. Мысли, словно молнии, сменяли одна другую. «О, Всевышний, сколько всего заговорщиков? И кого же просить о помощи?» Она начала перебирать в уме имена, и с отчаяньем осознала, что довериться почти некому. Затем Ирина вспомнила о главнокомандующем алезийской армией, генерале Трионе. «Конечно, если кто и остался верен, то только он, его род служит королевской семье уже почти две сотни лет, как и мой. Я должна немедленно бежать к нему! Нужно поднять армию, подавить мятеж, пока ещё есть время». И она со всех ног бросилась по коридорам, в апартаменты главнокомандующего. Королевские стражники, стоявшие на своих постах, с подозрением смотрели ей вслед, когда она, не разбирая дороги, все бежала по тускло освещённым коридорам и галереям дворца. Добравшись до покоев Триона, Ирина с силой постучала в дубовые двери. Долгое время никто не отзывался, девушка постучала вновь. За дверьми послышались шаги, а потом немолодой, испуганный женский голос спросил: — Кто там? И что вам нужно? — Госпожа Хлоя, пожалуйста, откройте, это я, Ирина. Мне срочно нужно поговорить с господином Трионом. — Прижавшись к двери, прошептала девушка. Воцарилась тишина, затем послышался лязг отодвигаемого засова, и створки дверей распахнулись. На пороге стояла жена главнокомандующего, волосы её были растрёпаны, а глаза сильно опухли и налились краснотой, будто женщина проплакала несколько часов. Хлоя выглянув из комнаты, щурясь, огляделась по сторонам, затем схватив девушку за руку, чуть ли не силой втянула её в внутрь и вновь заперла дверь. Обернувшись к Ирине, женщина расплакалась: — О, Ирина, хвала Всевышнему с тобой всё в порядке. — Всхлипывая произнесла супруга господина Триона. — Это так ужасно, так ужасно, они сказали, что он изменник, ты представляешь?

Хлоя дрожа всем телом, прижалась к Ирине и рыдания сотрясали все её старческое тело. Девушка машинально обняла плачущую женщину и растерянно произнесла: — Я не понимаю, Госпожа Хлоя, что произошло? Где Господин Трион? — Ах, девочка, случилась беда. Два часа назад, сюда явились гвардейцы, в сопровождении королевских стражников. Потребовав Триона и показав какую-то бумагу, они арестовали моего мужа, сказав, что он обвиняется в измене. Нет, ты слышала? В измене! На него надели цепи, как на какого-то разбойника. — Рыдая говорила женщина. — Мой муж, верой и правдой, служил Королеве, как и его отец, а ранее дед. Но это ещё не все, они арестовали многих офицеров и простых солдат. Я думала, и ты не избежала этой участи. Господи, Ирина, я так боюсь, творится, что-то ужасное, что будет со мной и детьми? Что нам теперь делать? У кого просить заступничества? Я слышала, королева больна, и к ней ни кого не пускают, но может она примет нас? У Ирины все плыло перед глазами, мысли путались, она просто не верила своим ушам. — Так, что нам делать? — Вновь повторила Хлоя, выводя девушку из задумчивости. — Мы не можем пойти к Мелисе. — Печальным голосом произнесла Ирина. — И причина не в том, что королева никого не принимает, все гораздо хуже, болезнь зашла очень далеко. Королева все чаще впадает в забытьё и уже ни кого не узнает… даже меня. Глаза девушки наполнялись слезами. — Тогда, мы пропали. — Обречённо сказала женщина.
Но тут Ирину осенило. — Нет, госпожа Хлоя, ещё не всё потеряно, Великий Магистр моего ордена, поможет нам! Я незамедлительно отправлюсь к нему. Старый магистр, и мои братья по Ордену, непременно откликнутся на наш зов. Мы наведём порядок в городе и задушим этот заговор на корню.
Хлоя просияла лицом, промокнула глаза кружевным платочком, и с надеждой посмотрела на девушку: — Тогда скачи к нему, пока не стало слишком поздно. И да хранит тебя Всевышний. — Умоляющим тоном сказала Хлоя. Более не раздумывая, Ирина бросилась в королевские конюшни, однако планам её не суждено было сбыться. У конюшен её уже ждали. «Черт, их тут целая армия». — Подумала Ирина, видя преградивших ей путь солдат. Не менее пятидесяти гвардейцев и столько же королевских стражников полностью оцепили дворик перед конюшнями. Ирина резко остановилась, выхватывая отцовский меч из ножен. «А ведь они меня боятся!» — машинально подумала Ирина. — «Боятся, иначе бы не прислали такую толпу».

Вперёд вышел, капитан королевской стражи и нарочито громким голосом произнёс: — Опусти оружие, Хранительница, мы не хотим с тобой драться, к тому же у нас другие приказы, но если ты откажешься повиноваться, мы будем вынуждены применить силу. Тебе приказано, сейчас же покинуть пределы Алезии, и отправится на дальние рубежи в один из гарнизонов. — Я не в твоей власти, капитан! Ты не тот человек, кто вправе отдавать мне приказы! Дерзко выкрикнула Ирина. — Я — нет. — Согласился капитан. — Но он вправе.

И отступив вбок, освободил дорогу Начальнику Тайной Стражи.
Тот, выйдя из тени, подошёл почти вплотную к девушке, и протянул ей свиток. Ирина презрительно уставилась на стража и с неприязнью произнесла: — У меня уже есть такой свиток, Барон.

Страж никак не отреагировал на её тон. Вместо этого он ровным и спокойным голосом сказал: — Его Святейшество, несколько изменил свои планы, ты должна немедленно, отправляться в дорогу, тебе запрещается видеться или разговаривать с кем бы то ни было, вплоть до своего отъезда. Также, тебе запрещено возвращаться обратно, до особого распоряжения высших представителей Церковной власти. Как сестра Церковного рыцарского Ордена, ты обязана подчиниться прямому приказу Его Святейшества. В противном же случае, ты будешь подвергнута аресту, как изменница. 
— Я знаю, что вы задумали, и не допущу этого! — Вскричала Ирина. Начальник тайной стражи, пропустив её слова, мимо ушей, продолжил всё тем же спокойным тоном: — Этим воинам приказано сопровождать тебя до самого гарнизона. — Он обернулся и жестом руки указал на сотню выстроившихся солдат. — Они проследят, чтобы ты не натворила глупостей. Ярость вскипела в крови Ирины, будто огромный ледяной вихрь, грозясь прорваться наружу. Мышцы её напряглись, а пальцы сильнее сжали эфес меча. Однако разум все же пересилил. «Если откажусь, они меня просто убьют». — Думала девушка. — «Не важно, насколько я умелая воительница, против сотни отборных солдат, шансов нет даже у меня, к тому же, мёртвой, я точно уже ничем не смогу помочь Мелисе. Что ж, пусть будет пока так, как они хотят. А там, на дальних рубежах, я обязательно, что-нибудь придумаю. Найду способ». — Хорошо, я согласна. — Хмуро произнесла Ирина, убирая меч в ножны. — Ни сколько в этом не сомневался. — Тут же отозвался страж.
По солдатским рядам пробежал вздох облегчения, и девушка мысленно ухмыльнулась этому.

Так и началась её служба на дальних рубежах, более походившая на ссылку или изгнание. Напрасно Ирина думала, что ей удастся убедить коменданта приграничной крепости дать ей разрешение, временно покинуть гарнизон. Пожилой воин, являлся также рыцарем Церковного ордена Огня и Креста и прямой приказ Первосвященника Алезии нарушить не мог. Ирине не оставалось ничего иного, как полностью посвятить себя гарнизонной жизни, они ходила в дозоры, отражала нападения диких племён, заступала в караулы. При этом, ни на минуту не забывая о Мелисе. И ждала. Ждала удачного момента, ждала, что ситуация изменится и она наконец вырвется отсюда, не нарушив при этом ни каких приказов и клятв. И этот момент настал, семь дней назад в гарнизон прибыл гонец от Великого Магистра ордена Солнца и Креста с двумя свитками. Один незамедлительно был передан коменданту крепости с приказом, об отзыве Ирины, в главный замок Ордена. Второй же свиток девушка получила лично в руки, и, сорвав печать, прочла его содержимое. «Дочь моя, хвала Всевышнему, мне удалось узнать о месте твоего нахождения. Поэтому незамедлительно отправляю гонца с сим приказом, в коем повелеваю тебе вернуться в лоно нашего Ордена. Плохие дела творятся нынче в Алезии, и с каждым днём становится только хуже. Королева настолько больна, что душой почти прибывает в Чертогах Всевышнего. Впрочем, я постараюсь это исправить. Но поторопись, многое будет завесить именно от тебя. По твоему приезду, хотел бы я незамедлительно видеть тебя в нашем ордене, но зная, что ты в первую очередь направишься к Мелисе, не смею приказывать. Однако будь осторожна, и не доверяй ни кому. Сразу же после посещения Королевского дворца, направляйся в наш замок, где, я надеюсь, мы сможем увидеться и поговорить.
Великий Магистр Гратитор.».
Ирина несколько раз перечитала письмо. Слова магистра о здоровье королевы, ввергли её в пучину отчаянья. Всю ночь она не спала, готовясь к дороге, и с первыми лучами восходящего солнца, отправилась в обратный путь, не жалея ни себя ни коня.

И вот, спустя шесть долгих дней, она уже мчится по городским улицам столицы, и с каждой секундой, королевский дворец становится все ближе. Ирина постаралась отрешиться от всех мыслей, сейчас её волновала только Мелиса. На всем скаку она подлетела к воротам, за которыми, будто сказочный великан, возвышался древний Королевский замок. Однако у входа стояла четвёрка стражников, заметив всадника, они тут же перегородили дорогу, обнажив мечи. Девушка, осадив коня, схватилась за эфес своего клинка: — Я Хранительница королевы! — Грозно прокричала она. — И требую доступа во дворец, я в своём праве!

Воины замялись, они признали её, но вот как поступить дальше, для них стало вопросом. Солдаты не горели желанием вступить с ней в схватку, зная, что даже четверым одолеть её будет не просто, если это вообще возможно. 
— Я жду! — Вновь произнесла Ирина. — Или вы меня пропустите, или я проеду по вашим трупам, древний закон на моей стороне!

Стражники некоторое время молчали, переминаясь с ноги на ногу. Наконец от группы солдат отделился один воин, он был уже не молод, с паутинкой застарелых шрамов на лице. Стражник приблизился к девушке, и коротко кивнув в знак приветствия, произнёс: — Я узнал тебя Ирина, и мы не будем чинить тебе препятствия, не все ещё продались в этом несчастном королевстве. Но сам дворец охраняют теперь Церковные гвардейцы Первосвященника, правда, их там не так уж и много. Однако в любом случае будь осторожна. 
— Вы поможете мне проникнуть в покои королевы? — С надеждой спросила Ирина. Воин потупился и отвёл взгляд. Наконец он тихим голосом сказал: — Нет, хранительница, к сожалению, на кону не только наши жизни. Но будь я на твоём месте, я не шёл бы главным входом, а постарался проникнуть во дворец, через тронный зал.
И он отступил в сторону, давая возможность девушке проехать внутрь. — Спасибо и на том. — Поблагодарила Ирина, и, въехав во двор, направилась к королевским конюшням.

ИРИНА, КОРОЛЕВА И ВЕЛИКИЙ МАГИСТР

Добравшись до конюшни, Ирина спешилась и завела коня в стойло. Затем, сняв седельную перевязь, и отсыпав жеребцу добрую порцию овса, вышла на улицу. Солнце совсем скрылось, лишь на западе небо все ещё светилось угасающим багровым светом. Сумерки сгущались, ночь неотвратимо вступала в свои права. Осмотревшись по сторонам, девушка, как можно тише направилась сквозь парк, к боковому входу, ведущему в тронный зал. Временами, она слышала тяжёлую поступь патрулей, и неразборчивую речь солдат, однако тени, отбрасываемые деревьями-великанами, надёжно укрывали её, а осенний ветер, играющей в высоких кронах, заглушал кошачьи шаги Ирины. Медленно, стараясь держаться тени, она обогнула замок и оказалась на небольшой аллее. Впереди маячили двое гвардейцев. Солдаты стояли, почти прижавшись друг к другу, и о чем-то тихо перешёптывались. Скрываясь за высоким кустарником, служившим живой изгородью. Девушка бесшумно подобралась настолько близко, что уже могла расслышать разговор стражников: — Его Святейшество, просто в бешенстве. — Понизив голос, говорил один из гвардейцев. — Слышал, сегодня ночью, он хочет поднять всю армию, думаю и нашему брату, опять не удастся выспаться. — Ну, а что ты хотел? После того, как в замок вломились эти рыцари Церкви.… Только Всевышний ведает, что они творили там, в королевских покоях. — Также полушёпотом отвечал второй стражник. — Колдовство они творили, вот что! Недаром старик Гратитор притащил с собой в замок, этих богомерзких чародеев, да ещё и придворных кудесников заставил, приди. Видел, что они сотворили с королевой? Как есть, чёрное колдовство. — Ну не знаю, слуги перешёптываются, что они спасли её, смерть, мол, остановили. 
— Как же! Остановили! Она теперь ни живая, ни мёртвая, какой прок в такой королеве? Нет, как по мне, так лучше пусть умерла, все равно от неё пользы нам никогда не было. Все должно иди по установленному, должен человек умереть, значит, такова судьба. Негоже смертным вмешиваться в естественный ход вещей. А теперь что? Теперь королеву можно в музеях выставлять, за место статуи какой. Оба гвардейца расхохотались. Слушая их разговор, Ирина буквально содрогалась от бешенства, однако заставила себя вслушиваться дальше. Солдаты меж тем продолжали. 
— Вот померла бы она, и проблем было бы меньше, глядишь и жизнь наша гвардейская разом переменилась. Сказал рослый гвардеец, раскуривая самокрутку из ариана*. — Скажешь тоже, изменилась. Держи карман шире, это вон у господ может, и поменялось бы, а мы как мотались по гарнизонам, так и будем мотаться. И неважно, в чьих руках власть, у этой девки, что именует себя королевой или у Его Святейшества. — Дурак ты Ротон, не видишь простых вещей. Если бы Его Святейшество сел на престол, то и нас бы не обидел, мы служили ему верой и правдой, уж он-то не забыл бы, своих верных солдат. Второй гвардеец лишь пожал плечами, и, выпустив в небо тонкую струйку дыма, сказал: — А слыхал, как Начальник Тайной Стражи кипятился? Вот уж когда меня страх пробрал. — Ещё бы не слыхал, весь замок, наверное, содрогался от его криков. Почему мол, не арестовали, почему пропустили? А как их арестуешь-то, они, как ввалились цельным орденом, в броне с головы до пят, мечи сверкают, глаза злые. Как же с такими совладать то? Да ещё чародеев притащили. Эх, видимо старый Архимандрит окончательно из ума выжил, раз дал такую волю Церковным орденам. — Шшш! Думай, что говоришь, а ежели услышит кто? Болтаться тогда нам с тобой, на одной верёвке. — Да кому мы нужны! У господ сейчас другие проблемы, да и Архимандрит далеко, а Его Святейшество рядом. Будем, как и впредь служить ему — глядишь, и в капитаны произведут. Осталось только с этими рыцарями разобраться, да придумать, как колдовство их вспять повернуть, что бы померла, наконец, королева-то, а то держит трон ни себе ни людям. Ирина, до хруста в пальцах сжала кулаки, более не намереваясь терпеть эти речи. Она с грацией кошки выскочила из своего зелёного укрытия, на ходу обнажая меч, и в два шага оказалась рядом с застигнутыми врасплох гвардейцами. Солдаты мигом обернулись, уставившись на Ирину раскрытыми от ужаса глазами. — Какого демон… — Начал было тот, кого звали Ротоном, хватаясь за эфес меча. Однако договорить он не успел. Клинок Ирины, очертив широкую, сверкающую дугу, с шипением рассёк воздух и с чвакающим звуком, враз снёс головы обоим незадачливым стражам. Приторный запах ариана ещё не успел развеяться, а на алее уже лежали два обезглавленных трупа. Девушка присев над поверженными врагами, тихо произнесла: — Нет, не быть вам капитанами. Затем поднявшись на ноги, она поспешила к тяжёлой дубовой двери, мысленно молясь, что бы та оказалась не запертой. Надежды её оправдались, никто не удосужился запереть дверь, то ли не ожидая нападения, то ли просто в спешке. В любом случае, Ирина не стала обременять себя размышлениями на эту тему, она осторожно проскользнула внутрь и неспешно двинулась по тускло освещённым коридорам и лестницам. Мягкие акбарские ковры, устилавшие собой мраморные плиты дворца, делали её поступь абсолютно неслышной. Однако девушка не позволяла себе расслабиться, продолжая сжимать в руке рыцарский меч, она медленно продвигалась дальше. Впрочем, на её пути, никто так и не встретился, коридоры были пусты и казались какими-то безжизненными.
«Да, гостей с этой стороны явно не ожидают». — Подумала Ирина и мысленно поблагодарила старого стражника, пропустившего её в главные ворота. Наконец, преодолев последний лестничный марш, она оказалась у дверей тронного зала. Девушка остановилась, прислушиваясь, и убедившись в отсутствии каких либо звуков, решительно толкнув двери, вошла в зал. Вначале Ирине показалось, что помещение абсолютно пусто, редкие свечи горели по бокам от королевского трона, едва разгоняя властвующий тут полумрак.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 367