электронная
20
печатная A5
274
12+
Крест и радуга

Бесплатный фрагмент - Крест и радуга

Сборник статей

Объем:
70 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4498-1496-8
электронная
от 20
печатная A5
от 274

АЛЭЙТА

Снова разбирала старые тетрадки — хотела найти текст, который я когда-то давно написала о грядущем Царе и иконе Богоматери Державной. Ведь сейчас исполняется 100 лет со дня обретения этой иконы. Ее нашла в Коломенском простая крестьянка благодаря вещему сну. Именно к этой иконе я много раз приезжала в Коломенское в тяжелые моменты жизни… Но вместо этого текста я нашла другой, о котором давно забыла. Это описание видений изначального мира. Того самого космического города, который всю жизнь не дает мне покоя:

Фото автора

«Устреми очи свои в глубину души. Что там? Вот — на космическом покрывале из звезд покоится дивная серебристая спираль, медленно, еле заметно для глаза вращающаяся. Это не галактика. Это не Млечный Путь и не Туманность Андромеды. Это ты. Истинная любовь, совершенство и красота. Так будь достоин своего Звездного лика, и твоего покоя не нарушит ничто. Ведь золотая нить, исходящая из Сердца галактики, проходит и через твое Сердце.

При всем желании я никогда не могла представить, что родина моей души — Земля. Это было бы страшной натяжкой и насилием над собой. Сквозь земной порядок вещей мерцало иное знание, и весь этот мир казался таким мелким, что не заслуживал даже любопытства. С детства я смотрела на мир глазами, очарованными неясными видениями, не вмешиваясь и даже не пытаясь вмешатьсяв течение жизни, которая проходила передо мной как сонмы теней и снов. «Жизнь есть сон», — это я поняла очень рано. Пробуждением от сна для меня стала любовь. Ибо любовь — то Солнце, из недр которого мы вышли, и в которое мы рано или поздно возвратимся, как в потерянную отчизну, как блудный сын в Отчий дом.

Вот — взгляд мой медленно возвращается к Истокам (если у Любви есть Исток). Тот мир иной, в котором я впервые открыла глаза — он есть. И было это в те времена, которые отделены от нас сегодняшних в человеческом понимании — вечностью. Тот мир, в котором я родилась, уже тогда был достаточно древним. Это была одна из колыбелей разумных существ в нашей галактике. Этот мир — Алэйта — даже в физическом пространстве не был какой -либо конкретной планетой, вращающейся вокруг своего Солнца. Конечно, когда -то там была планета — прародительница, но ко времени моего рождения от нее остались лишь смутные воспоминания. Однако полностью искусственным его тоже не назовешь. Это было тончайшее переплетение и взаимное проникновение творческих сил природы и высших Духовных сил, сопряженное с творчеством бесчисленных поколений алэйта, совершенствовавших свое Мастерство (другое слово здесь трудно представить — и наука, и религия, и искусство, и самое простое вещество жизни — то, что мы называем бытом — составляли Единое познание.) Каждое мгновение жизни было священным. Поэтому так трудно подобрать для описания иного мира земные слова. Он вырос на других основаниях, которых почти не знает Земля. Но — так было, и это было истинной жизнью, которая и сейчас продолжается во мне. И некоторые образы и слова, намекающие на эту реальность — «крылья», «свет», «небо» — продолжают звучать во мне как заклинания. Этот мир был совершено грандиозным. Он представлял собой систему как бывложенных один в другой хрустальных миров. Между ними не было непреодолимых преград, но переход из, условно говоря, низшего мира в высший соответствовал тому, что мы на Земле называем «смертью».

Но смерти в нашем земном понимании не было.

Это можно скорее назвать еще одной ступенью в раскрытии духовного потенциала. Переход совершался в ясном сознании и никого не страшил. Светлое творчество, преобразование пространства вокруг себя в одухотворенное сияние было сутью жизни этих существ. Жизни, которую можно было бы в некотором смысле назвать бесконечной, а самих этих существ — бессмертными.

Наше бессмертие — в нас самих, и вся бесконечность — в нас самих. Царство Небесное внутри нас. И никто не в силах отнять у нас это Царство, если только мы сами не продадим его за бесценок. И это был тот очаг, обитатели которого разбрасывали золотые нити до самых отдаленных звезд, зарождая все новые и новые очаги Света. Одна из этих нитей была заброшена на Землю. Возможно, это и есть причина, по которой я — здесь и сейчас — на Земле.» Вот такой текст. Написан примерно 20 с лишним лет назад. И стих, который пришел ко мне пару дней назад — он об этом же.

Недовитое гнездо

Уходя за тайную границу,

Далеко — в родное никуда,

В Отчем доме вспомнила синица

Тени недовитого гнезда.

Видимо, не будет мне покоя,

Если птицей певчей не вернусь,

Если за жемчужною рекою

Не восстанет вновь Святая Русь

Я не знаю, сбудутся ль надежды,

Где мне суждено — из сна — уснуть…

Только голос напевает нежно:

— Через сердце пролегает путь…

МЫ УХОДИМ ЗА СОЛНЦЕМ И НЕБОМ…

Когда я родилась, родители жили в коммуналке. По рассказам мамы и бабушки я знаю, что они переехали оттуда к прабабушке в дом, когда мне было 7 месяцев. И когда я говорила, что помню эту комнату, мне никто не верил — потому что этого просто не может быть. Но тем не менее я помню…

Фото автора

Мое первое сознательное воспоминание — я сижу в своей кроватке, которая почему-то выдвинута на середину комнаты. Картонная коробка с моими игрушками, где лежат большой белый плюшевый медвежонок, рыжая лиса, маленький бурый мишка, пирамидки и кубики — тоже выдвинута из угла комнаты, где она стояла всегда, и теперь стоит рядом с моей кроваткой. Мама моет полы. Окно выходит на запад, и огромное рыжее Солнце, склоняяськ закату, светит в комнату.

«Почему мои игрушки не на месте?» — думаю я. Мое внимание цепляется за эти игрушки. Почему они совсем не там, где должны быть? И тут сознание словно просыпается и фиксирует этот момент. Я поняла, что я — девочка, что сижу сейчас в кроватке и ищу глазами игрушки.

А до этого было не так. До этого я словно бы находилась в центре огромного пузыря. Я знала, что я есть — и это, пожалуй, все. Мама носила меня на руках, подносила к зеркалу — я понимала, что это моя мама, но свое отражение в зеркале я не воспринимала. Я не понимала, что это я. Я была внутри прозрачного пузыря и сознавала, что я есть. И внимательно и с огромным изумлением разглядывала тот мир, в котором оказалась. Но себя с этим маленьким телом, которое отражалось в зеркале, я никак не связывала. Как кошка. Сколько бы раз я не подносила кошку к зеркалу, она всегда равнодушно смотрела и отворачивалась. Не реагировала на отражение никак. Видимо, не сознавала, что отраженное тело — ее. Точно так же и я тогда… Просто — внимательно и с удивлением разглядывала этот мир как бы из центра огромного мыльного пузыря, у которого не было определенных границ, не оценивая, не деля на правое и левое, плохое и хорошее…

Наверное, тогда существовал — только один этот взгляд… И, может быть, так я смотрю до сих пор всю жизнь — только иногда забываюсь и заслоняю этот взгляд построениями рассудка…

Скорее всего, тогда мама убиралась в комнате перед отъездом и собирала вещи. Потом мы переехали в дом прабабушки. Этим шагом мама подарила мне замечательное деревенское детство — свободу, любовь близких и красоту природы…

Еще одно раннее воспоминание. Мне около трех лет. Морозный зимний вечер. Родители идут домой через всю деревню по расчищенной бульдозером дороге. Под валенками хрустит снег. Я сижу у отца на плечах, держусь за его воротник и шапку, и неотрывно смотрю на Луну. Огромная, желтая с голубоватыми тенями, полная Луна сияет в высоком морозном звездном небе. Я знаю, что видела ее раньше… и ближе… Я пытаюсь вспомнить… Огромная Луна наплывала на меня, все ближе, ближе… Я отчетливо видела лунные кратеры. горы и моря, и все это неслось прямо на меня… Нет, это я летела к Луне… Летела неправдоподобно быстро, в потоке лунного света… Но как это могло быть? Когда? Ответ пришел тут же: когда меня не было. Но разве могло быть такое, что меня — не было? Не было этого тела, этого мира… А я — была, и летела к Луне… Ведь я же видела это, и помню! А дальше? Что было потом? Но тут дверь словно захлопывалась. Я ничего не могла вспомнить. А Луна в голубоватом ореоле сияла в морозном небе, словно говоря: ну ты же знаешь это, знаешь… Но я не могла вспомнить… Видимо, это душа после прожитой жизни улетала все дальше от Земли… А что же было дальше — там, на другом берегу великой Реки бытия? Отрешившись от всего — и от мира, и от себя, я попробовала в медитации найти ответ.

И увидела… Увидела изнутри — глазами души — другую душу. Мы находились словно бы внутри огромного изумрудного кристалла. Мы разговаривали — вспоминали прошлые взлеты и падения, думали, что со всем этим делать, и строили планы на будущее. Что-то из тех разговоров и планов я узнала — как вполне реальные события, произошедшие со мной в данном воплощении… Но это — отдельная история, я просто хочу сказать, что вспомнить то, что происходитс душой за гранью земного бытия — возможно… В семь лет я впервые написала стих, уже достаточно сознательно. Помню, я стояла осенью на возвышенности в поле и смотрела, как Солнце садилось за лес. И это мягкий, золотистый рассеянный свет, заливавший округу, напоминал о чем-то, куда-то звал… И, придя домой, тут же с ходу записала сложившиеся в рифму впечатления:

Ты уходишь за Солнцем и небом,

Ты идешь по горе налегке…

А внизу, за спиной — там деревня,

Поднимается дым вдалеке.

Солнце в облако тихо садится,

Догорает на небе закат…

Ты приходишь со днем попрощаться,

С красотою уходишь назад…

Вспоминая все это, думаю — дверь в иную реальность не захлопнута наглухо. Не задраены щели, через которые льется свет иного мира… Нет «только этого мира». Нет закрытых дверей. Есть единый поток Вечной Жизни. Великая Река, один берег которой — жизнь, другой — смерть. Точнее говоря, смерти нет. Какая же это смерть, если душа живет, и радуется, и летает, и строит планы на будущую жизнь? Умирает лишь тело — временная одежда души…

Высоко на глубинном просторе

Мерят судьбы на вечный аршин.

И душа отправляется в море —

В тело — медный звенящий кувшин.

Вот — младенцем на мягкой постели

Высота и любовь улеглись.

Танцы в небе и сны в колыбели…

Обнаженная Вечная жизнь…

И, танцуя свой жизненный танец,

Догорая свечою дотла…

И когда смерть сгоняет румянец,

Прямо — в Небо — уходит стрела…

Да, все мы приходим на Землю — за Солнцем и небом, выращивать внутри то Царство, которое и есть наш истинный дом. И если у нас все получится, то Царство внутри станет домом в следующей жизни…

Из Небесного дома — на Землю

Мы уходим — за Солнцем и небом,

Чтобы Солнце родить изнутри.

И небесным питается хлебом

Жизнь души — от зари — до Зари.

Мы уходим из Отчего дома-

На штыки, и железо, и сталь.

Чтоб сгорела сухая солома

И открылась предвечная даль.

Мы уходим — и царство родится,

И Жар-цвет под горой расцветет…

Чтоб небесной росою умыться

Смог оставленный долу народ.

Мы уходим — и мы остаемся.

Вьется тайная тонкая нить…

Мы уходим — за небом и Солнцем —

Жизнь — за други своя положить.

ВИДЕНИЕ ОБ АНДРЕЕ ПЕРВОЗВАННОМ

Несколько лет назад, когда я читала Евангелия от Фомы и Филиппа, то задумалась, сохранились ли записи других апостолов, или, возможно, членов первых христианских общин, и где они могут храниться.

Фото с сайта Pixabay.com

И тогда я увидела сон. Я увидела старую избу, построенную в девятнадцатом веке или раньше, но совершенно не похожую на те, что я знала. (В Подмосковье таких не строили.) В ней было как бы полтора этажа, и крытая терраса-лестница, пристроенная снаружи, вела наверх. На первой ступеньке лестницы стоял старик, невысокий, седой, в обычной одежде. Он жестом позвал меня, и я поднялась вслед за ним наверх. В комнате в красном углу — множество икон, и половина из них мне незнакома. Из мебели, кроме деревянного стола и лавок, ничего нет. Старик садится на лавку, смотрит на меня и говорит: «То, что написал апостол Андрей, долгое время хранилось здесь.«И видение исчезает… Может ли быть такое? Может ли душа, задав вопрос наяву, ответ получить — во сне? Намного позднее, я поискала в интернете, где в России строили подобные избы — и оказалось, самые похожие на ту, что я видела во сне — в поморских деревнях Архангельской области (где я никогда не была).

ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

Много раз мне снился один и тот же сон, отличающийся лишь деталями: я читаю некую старинную премудрую книгу, и моя душа понимает то, что написано, и поражается мудрости и глубине… Но увы — стоит открыть глаза, и прочитанное ускользает из памяти. Остаются лишь несколько слов или некий ключевой образ…

Фото с сайта Pixabay.com

«Предание Русской Северной Традиции говорит, что есть книга, в которой было записано знание могущественной цивилизации… Эта книга называется Великая Веста. … Северное предание говорит, что книга Великая Веста была сокрыта в глубинах пещер — лабиринтов, которые простираются под сибирским плато Путорана. Поэтому ее называют еще Глубинной или, вследствие народной огласовки, Голубиной книгой.» Дмитрий Логинов «Великая Веста».

И зороастрийская Авеста, и древнерусская Голубиная книга, и многие другие священные книги представляют собой части Великой Весты. Части, возможно, в чем-то обветшавшие с течением тысячелетий, и все же в них можно увидеть изначальный смысл…

Как бы отражения этой великой Книги есть и в других мирах.

Вот интересный отрывок из книги Пантеса Киросона (Степана Сорокина) «Очевидцы бессмертия» (его душа во время клинической смерти совершила путешествие по многим нисходящим и восходящим относительно нас мирам): «Странная и чудесная была та книга. … Буквы слов, написанных в ней, были многоцветными, одни слова сверкали золотом, другие горели огнем, третьи переливались, как бриллианты, всеми цветами радуги. Но самое странное и печальное было то, что среди золотых букв и сияющих строк чернели какие-то неуклюжие, неправильные, закорючками написанные буквы. Были они то черными. как кляксы, то серыми, как муть, то водянистыми красками намазаны, в подражание самоцветному блеску иных букв. Мне стало неприятно от их вида, словно дети играли со священной книгой и замарали ее шутки ради. … «Ты негодуешь на тех, кто испортил эти книги? Но их все же можно прочесть, — молвил старец. -Светлые буквы все равно светятся, и только здесь, в соборе Храма Христа Спасителя, и можно их прочесть, а если вынесешь из Храма наружу, то золотые буквы угаснут от дневного света и останутся одни черные.»

Я думаю, так и многие священные тексты, дошедшие до наших дней, можно воистину прочесть в свете Христовом…

Недавно, разбирая старые тетрадки, я нашла запись такого сна о книге. Это, пожалуй, единственный раз, когда мне удалось записать что-то после пробуждения: «Сегодня я видела такой сон: я читаю толстую старинную книгу. … Там сказано, что апостол Андрей написал две книги: одну тайную, другую явную и оставил нам в наследство. Одна из них скоро найдется. Троица 7.06.98.»

Согласно пророчеству Ванги, «все апостолы сейчас на Земле. Но особенная миссия выпала апостолу Андрею. Он прокладывает путь Христу так, как Он повелел.»

КРУГ СУДЬБЫ

Для души нет привычных нам здесь барьеров. Пространство, время, окружающая среда — для души все это перестает существовать, когда она задается целью что-то важное для себя найти.

Фото с сайта Pixabay. com

О души — ранние цветы,

На свет растущие из бездны!

Земные путы бесполезны

Возникшим вновь из пустоты.

Нам не пристало умирать —

Лишь к вечной жизни возрождаться…

Нам вечность лишь была под стать,

Нам с нею радостно венчаться.

Недавно я прочитала книгу Майкла Ньютона «Путешествие души». В ней люди под гипнозом рассказывают, как их души живут после смерти в том мире, который для нас является потусторонним. Из рассказов различных людей вырисовывается путь, который проходит душа — от попадания в загробный мир до нового рождения на Земле. Вот как описывается в этой книге то место потустороннего мира, где душа выбирает, где и как она возвратится на Землю:

Доктор Н.: После того, как Вы приняли решение вернуться на Землю, что произошло дальше?

Субъект: Ну, мы с моим учителем решили, что наступило подходящее время для завершения дел, и я посылаю свои мысли… Мои послания получают координаторы.

Доктор Н.: Кто это такие? Разве не Ваш Учитель-Гид устраивает все для инкарнации?

Субъект: Не совсем. Он говорит с координаторами, которые, на самом деле, и помогают нам просматривать наши жизненные возможности в Круге.

Доктор Н.: Что это за Круг?

Субъект: Это то место, куда я отправляюсь сейчас. Мы называем его Кругом Судьбы. Я плыву по направлению к Кругу… это круглый… гигантский пузырь…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 20
печатная A5
от 274