электронная
360
печатная A5
441
18+
Кредит доверия

Бесплатный фрагмент - Кредит доверия

Выбор между семьёй и влюблённостью

Объем:
260 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-0926-5
электронная
от 360
печатная A5
от 441

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Признание

— Аринка, тебе тоже записка есть!!! — закричала Олеська и игриво помахала перед носом подруги бумажным сердечком. Она то приближала, то отдергивала руку с запиской, глаза светились азартом и любопытством.

— Ух ты! Отдай! — Арина Звонкая быстро вскочила с парты и выхватила записку. Нетерпеливо раскрыла красное сердце, вырезанное из картона. Внутри лежал свернутый вчетверо лист.

«Так и есть, признание, — обрадовалась она, — Только от кого?».

Арина, мельком пробежав глазами текст, нашла имя внизу письма.

— Фу, как скучно! — проворчала она вслух. Отошла в другой конец класса, чтобы спокойно прочитать. Однако Леська, активный темперамент которой не давал ей покоя, проследовала за подругой. Они два года сидели за одной партой и доверяли друг другу все секреты. Вернее, Арина доверяла. Леська больше выслушивала, чем делилась.

— Что там? Ну и рожа у тебя! Словно лимон проглотила. От кого? Говори!!! — Олеся строчила вопросами, как из пулемёта. Она подошла вплотную к Арине и пыталась заглянуть в записку.

— Отстань! Ничего интересного! — отбивалась Арина, пытаясь дочитать письмо.

Поняв, что Леська не отстанет, Арина быстро отвернулась и сложила бумагу. Посмотрев на подружку, которая обиженно прикусила губу, примирительно проговорила:

— Сначала сама прочитаю, потом тебе расскажу. Не боись.

«Любовная почта» принесла мне признание всего лишь одного человека — занудного Андрея Сидорова?» — раздумывала Арина, намотав на палец прядь волос. Длинные светлые волосы в сочетании с карими глазами делали внешность Арины необычной. Правда, это была, наверное, единственная изюминка. Ни фигуры. Ни умения кокетничать… Так что кавалеры в очереди не стояли. А вот длинноногая Леська пользовалась спросом. Хотя лицо у неё, на Аринкин вкус, было самым обычным, может даже и несимпатичным. Зато характер смешливый, легкий.

«Всех достоинств у этого Андрея, — презрительно припоминала десятиклассница, — только, что учится на год старше. А остальное — отстой: рост ниже среднего, между зубами слишком заметная щербинка… Внешность не то, чтобы не привлекательная, просто какая-то обычная».

Андрей ходил всегда в одних и тех же потёртых джинсах, и сером свитере. Песни под гитару не пел, смешные анекдоты не рассказывал, красиво не ухаживал. Он не умел ничего из того, что привлекает внимание 15-летних девчонок.

Однако Арину распирало от гордости, что ей признался в любви хоть кто-то. Да и письмо было неплохое. Не просто «Я тебя люблю» или «Давай встречаться». А нормальное признание, пусть и не в стихах, но по нему видно, что автор явно неглуп. Поэтому Арина решила, что само письмо её лучший козырь и просто протянула подруге тетрадный лист:

— На, читай.

Леська внимательно изучила записку. Подняв глаза от линованного листа, спросила с любопытством:

— Ого! А что ты?

— А что я? Не знаю… — протянула рассеянно Арина. К вопросу она была не готова.

— Ну он тебе нравится? — продолжала напирать Леська. Она недавно стала встречаться с Русланом, хотя пока еще ничего не говорила подруге. И ей очень хотелось, чтобы и Арины тоже появился парень.

— Да, так. Если честно я никогда об этом не задумывалась, — искренне ответила Арина. И тихонько вынув из пальцев подруги письмецо, добавила, — знаешь, я пройдусь, пожалуй.

Чтобы обдумать, как относиться к этой ситуации, она решила побродить по школе. Когда девушка поднималась по узкой лестнице, ведущей в актовый зал, послышались шаги. А что делать, если столкнется с ним? Ну не прятаться же теперь!

«Ох, это не он, Катька» — Арина облегчённо выдохнула. Она испытала такой кайф от Леськиной реакции, что, не задумываясь, дала почитать и Катюхе письмо с признанием.

— Ух, ты! Любовь! — картинно вскинула руки Катька. Катя хоть и считалась Арине подругой, но Звонкая её недолюбливала. Она никак не могла понять, действительно ли Катька такая восторженная оптимистка (дура) или просто прикидывается? Та обо всем говорила радостно, постоянно улыбалась. Еще Арина Катьке слегка завидовала. У Катьки отменная фигура, веселый нрав и внимание кучи мальчишек.

— Ну пойдём, посмотрим на него, — потянула за собой Арину Катюха.

— Зачем? — попыталась отбиться та.

— Ну как зачем? Что делает? Как он это все переживает? — Катька пёрла, как танк, и Арина поняла, что лучше пойти с ней. А то Катюха сама пойдёт. И может ляпнуть что-нибудь Андрею.

По дороге они встретили Таню. Катюха кинулась к ней, радостно размахивая руками, сообщила на ушко свежую новость. Арина прокляла всё на свете.

Черт дернул её показать записку этой болтушке! Теперь вся школа будет знать.

Уроки давно закончились. Большая часть старшеклассников разошлась по домам. Остались те, кто непременно хотел попасть на неформальную часть дня всех влюблённых, а тащиться в перерыве между уроками и дискотекой на пару часов домой не видел смысла.

Девчонки вошли в кабинет 11А. Андрей сидел отдельно от всех. Грустно смотрел куда-то вглубь себя.

Громкий смех Катьки, которая начала кокетничать с красавчиком Сашкой Новацким, вернул Андрея в реальность. Он поднял глаза и заметил Арину.

Арина спокойно встретила его напряжённый взгляд. Видимо, не сумев в её глазах прочитать, Андрей отвёл взгляд и снова уставился в пол. Вид у него был несчастнейший. Арине стало жаль его. Она ощутила вдруг сильнейший укол стыда. Мало того, что парень влюблен без взаимности, так еще и из-за её болтливости о нём будет сплетничать вся школа!

Арина поняла, что надо срочно что-то делать. Она подошла к нему:

— Андрей, пойдём поговорим?

Тот быстро поднялся с парты, и они вместе вышли из класса.

Решительный шаг, который ничего не решил

Андрей чувствовал себя скверно. Вчера он потратил весь день на то, чтобы решиться. Решиться рассказать о своих чувствах Арине. И извёл пачку бумаги на то, чтобы написать письмо, выбирая из чего сделать валентинку.

Однако, этого оказалось недостаточно. Ему потребовалось невероятное мужество для того, чтобы всё-таки положить записку в картонный ящик, украшенный разнокалиберными сердечками, вместо того, чтобы просто оставить её в своём кармане.

Больше он не мог находиться в неизвестности. Она ему нравилась. Даже больше, чем просто нравилась.

Когда он намеревался ей признаться, постоянно кто- то возникал рядом, а язык словно прилипал к гортани. После 3-х неудачных порывов открыть Арине свои чувства, Андрей сдался, решив, что обязательно напишет ей письмо. Но не писал. Еще три месяца прошло.

В конце концов он сказал себе: «Может быть это и пошло, но, если ты не сделаешь признания в день влюблённых, ты просто трус». Вот и написал.

Андрей потратил на это весь вечер, подгоняя себя закончить дело, пока не вернулась сестра. Два разнополых подростка были вынуждены жить в одной комнате забытой богом двушки, затерянной среди таких же типовых квартирок в бараках Рабочего посёлка Перми. В другой комнате жила мама и насквозь пропитанный алкоголем отец.

Когда сестры не было дома, Андрей старался выходить из своей комнаты, как можно реже. Когда выходил, то маршрут был весьма простой — уборная, кухня или за дверь, на свободу. В комнату родителей он старался не заходить, чтобы не нарываться на скандал. У него давно чесались руки надавать отцу по морде за свинское отношение к матери. Но мама всегда бросалась отца защищать, и Андрей чувствовал в этой дурацкой ситуации полную растерянность. А когда-то… когда-то просторная гостиная, где жили родители, была любимым местом семейных посиделок. Где читались вслух сказки Пушкина и папа, тот прежний папа с еще человеческим лицом, смеясь, учил маленького Андрюшку играть в шахматы.

Бросив письмо в ящик «Любовной почты», Андрей, против ожидания не почувствовал, чтобы с его души «упал камень». Теперь все его нервы напряглись от мучительных вопросов: «Получит ли она записку? Что скажет?»

Минуты ползли медленно, словно заторможенные осенним холодом мухи. Андрей не мог слушать учителей. Не реагировал на вопросы одноклассников. Он весь ушёл вглубь своих переживаний, словно спрятался в кокон.

Внутри кокона сидело живое существо, состоящее из комка нервов, которое могло реагировать только на одно обстоятельство — Она.

Учебный день закончился, а Она так и не появилось. Андрей уныло собирал рюкзак, сидя в полупустом классе. Он никак не мог решить, что делать — тащиться домой или ждать по последнего? Впереди была дискотека, которая вряд ли сулила ему что-то хорошее.

Откуда было Андрею знать, что он положил записку самым первым. Пока до его отчаянного признания добрались «почтальоны любви», оно было засыпано другими валентинками. И так случалось несколько раз за день. Почтальоны вынимали верхний слой записок, а пока они занимались доставкой, ящик снова наполнялся.

Поэтому, по странному стечению обстоятельств, его записка была доставлена последней.

Он уже решил уходить, как заметил Её. Арина стояла посреди класса. Её лицо ничего не выражало. Андрей опустил голову и поискал глазами рюкзак: «Значит, пойдём домой». Как вдруг услышал близко-близко её голос: — Пойдём поговорим…

Андрей встал и вышел вслед за Ариной в коридор. Он был благодарен девушке, что она не начала разговор на публике.

— Слушай, я прочитала твою записку, — сказала она чуть хрипловатым голосом, — если хочешь, проводи меня сегодня после дискотеки домой.

Кажется, это было что-то похожее на положительный ответ? Только всё же было непонятно, что она чувствует. В глаза Арина смотреть избегала. Было заметно, что ей неловко от всей этой ситуации. И самое странное, после этих слов она быстро ушла. И Андрей не успел ей сказать, что терпеть не может дискотек. И может, им лучше просто вдвоем погулять…

Андрей с ужасом осознал, что записка ничего не решила. Он хотел прояснить, как Арина к нему относится, но спросить не решился. А сама они ничего не сказала. И не показала. Вот если бы она встала рядом и коснулась плечом или протянула бы руку, тогда можно было бы еще что-то понять. А так…

Он почувствовал усталость и опустошение. Словно он весь месяц готовился к ответственным соревнованиям, а придя на стадион, узнал, что их отменили.

«Ты дурак? — спросил он себя, — вечером ты можешь проводить её домой! Это же классно».

«Разве? — ответило его „скептическое я“, — что это даёт? Она ведёт себя очень холодно и отстранённо. А мне теперь торчать на этой дурацкой дискотеке».

Чтобы спастись от мучительных размышлений Андрей прошёл в темный зал, где уже играла музыка. И сел на подоконник. Там он и собирался дожидаться Её. Уйти теперь было бы странно. Найти повод продолжить разговор он не мог. Танцевать не умел и не любил. Особенно он ненавидел медляки. Раньше он пытался приглашать девчонок, но после нескольких отказов (ему говорили: «Я не танцую» даже самые некрасивые), он решил, что хватит унижаться.

Даже подойти к Арине и пригласить её на танец он не решился. Она вела себя прохладно при том разговоре, что он не был уверен в том, что не получит отказа.

Через 9 лет с хвостиком

Арина проснулась от луча солнца, который назойливо лез в глаза. «Н-да, теперь не поспишь! — подумала Арина и глянула на будильник, — а спать и некогда! Через пять минут и будильник бы растрезвонился».

На работу не хотелось. Сегодня Арине исполнилось

25. Приличный возраст, только вот похвастаться ей нечем: замуж еще не вышла, работа так себе. И в плане удовольствия, и в плане денег.

«В общем, пора планировать в жизни глобальные перемены» — подумала девушка, вылезая из-под одеяла и натягивая халат. День сегодня суматошный — сначала надо купить торт на работу. Вечером забежать в магазин за продуктами для посиделок с родителями и подружками.

«Блин, зарабатываю так мало, что даже в кафешке не могу день рождения справить!» — привычно пожалела себя Арина и загрустила. Если честно, день рождения она не любила. Никогда он не приносил ей приятных сюрпризов и подарков судьбы.

Арина быстро умылась, застыла перед шкафом в раздумье: «Что одеть-то?» Вчера она этот вопрос как-то не продумала. Было наплевать. А сегодня, конечно же, захотелось хоть какого-то праздника.

«Звонкая, ну ты как всегда! Готовиться заранее лень, а потом маешься», — ругнула она себя, перетрясая тряпки. Это мятое, это несвежее, это надоело, это не по погоде… Обычная женская проблема — шкаф полный, а одеть, как всегда, нечего!

Арина надела любимые черные брюки в тонкую белую полоску и влезла через голову в светло-бежевый пиджак с ручной вышивкой. Пиджак шикарный, но жутко неудобный. Мама торопилась дошить его к 16-летию дочери. Не успевала, потому не выметала петли. Просто пришила полы друг другу пуговицами.

Вот так 9 лет Арина его и носит. Сама к машинке близко не подходит, маме напомнить забывает. Потому что, когда пиджак хочется одеть, решать эту проблему уже некогда. А когда снимает его, то клянется, что больше ни разу в жизни не наденет, так как намучилась. А через полгода снова одевает, решив «Красота хоть иногда требует жертв».

«Ну всё, кажется готова», — надев черные туфли на устойчивом каблуке, Арина бросает итоговый взгляд в зеркало. «Хорошо, хоть голову вчера догадалась помыть!» — похвалила себя Арина. Н-да-грязные волосы — это хуже нет, как ни наряжайся, если не радует вид на голове, чувствовать себя красавицей Арина не умеет.

«Только бы не было жары», — пожелала себе перед выходом из дома Арина, помня, что её пиджак ни снять, ни расстегнуть.

На работе все буднично. Никто не сделал сюрприза, как в американских фильмах — ни тебе шариков, ни коллег в дурацких колпаках, орущих веселые глупости. Все работают, как обычно.

Арина грустно прошла к своему столу, сунув торт в холодильник. Единственное, на что она надеялась, так это на толковый подарок.

У них в фирме была неплохая традиция. Все скидывались, а именинник заранее писал список вещей, которые хотел бы получить. Выбирали то, что подходило по бюджету и могли легко купить в ближайших магазинах (благо их было немало, офис в центре). Поэтому в подарке был и элемент сюрприза, и подарок всё-таки был приличный, из числа желаемых.

Мысли о работе сами собой вытеснялись приятными размышлениями о том, чем бы еще себя побаловать сегодня?

Арина решила в обед чем-нибудь угоститься. Сходить в день рождения в кафе одна она себе могла позволить. Ей, если честно больше хотелось в кафе, чем чаепитие с коллегами, поэтому она написала во внутреннюю почту: «Ребятки, в обед не нажирайтесь от пуза, помните, что после вас ждёт торт от именинницы». Это чтобы никто не рассчитывал, что чай будет сразу, вместо обеда.

«Да, пойду в „Хуторок“ — там быстро готовят». Арина решила, что поест обжаренных пельмешков с чесночным соусом. А еще у них обалденно вкусные шанежки, которые подаются бонусом к любому заказу. Поесть Арина любила. Когда она была не в отношениях (как сейчас), еда оставалась практически единственным удовольствием. Так что ей еще сильно повезло при её аппетите, что фигура сохранилась, как в школе.

Из «Хуторка» Арина пришла в приподнятом настроении. Всё уже толпились в комнате для персонала, в ожидании обещанного сабантуйчика. Пока Арина нарезала торт под болтовню и стёб коллег, пришёл шеф.

— Ну что подарок подарили? — спросил он по-хозяйски. Он пытался строить из себя важного начальника, но получалось у него это плохо. Некоторые даже общались с ним снисходительно. Ванёк, как его за глаза называли, был ненамного старше большинства своих подчиненных и совсем не имел опыта руководства. Поэтому ему по шла бы больше роль рубахи-парня, своего в доску начальника. Но он старательно дистанцировался от коллектива.

— Ну что Вы, Иван Антонович, — захлопала глазками Машенька, менеджер по продажам, имевшая виды на неженатого Ванька, — еще же Арина только торт режет. Вот сейчас чай разольём, тогда и подарок», — объяснила она неопытному шефу, как обычно протекает процедура поздравления в коллективе.

— Ясно. Ну что же Вы тогда стоите, Маша? Наливайте чай! До конца перерыва-то всего 15 минут осталось, — осадил в лице Машеньки всех наглеющих подчиненных Ванёк. Да-да, за это его и недолюбливали. Он частенько в самый неподходящий момент мог испортить настроение, напомнив всем, что они тут вообще-то работают. И кто тут главный.

— Налили? Вручайте подарок, — продолжал командовать шеф. И послеобеденный междусобойчик стал больше походить на солдатскую столовую, где надо успеть поесть за 10 минут.

— Аришечка, мы тебя поздравляем с днем рождения, — сладко запела Маша и протянула Арине шикарный зонт-трость бирюзового цвета с кружевным рисунком.

— Спасибо, так классно! — Арина отошла подальше от коллег, чтобы никого не зацепить и раскрыла зонтик, — ух ты! Обалденно красивый!

Она еще не успела насладиться видом шикарного зонта, как нетерпеливый Ванёк, громко кашлянул, чтобы привлечь внимание к себе и сказал официальным тоном:

— Арина, у нас для тебя сюрприз.

Арина взглянула на замдиректора, не ожидая, если честно, от него ничего хорошего.

— Сюрприз? — переспросила она, понимая, что шеф специально держит паузу, ожидая её реакции, — сюрприз — это хорошо. Приятно. И какой?

— Ты присылала описание нескольких тренингов, посещение одного из них компания решила тебе оплатить. Тот, трехдневный по организации выставок с московским тренером.

— Здорово! Спасибо Иван Антонович, это приятный сюрприз, — искренне обрадовалась Арина. В душе она даже захлопала в ладоши и попрыгала по комнате. Потому что именно на этот тренинг она хотела попасть. В районе солнечного сплетения Арина Звонкая ощутила приятное тепло. Какое-то хорошее предчувствие охватило её. Может быть, именно этот тренинг и принесёт ей желаемые перемены?

— Только есть еще один момент. Ты, наверное, не заметила, что-тренинг-то проходит в Екатеринбурге?

— Ой, да Вы что? Правда, не заметила, — удивилась Арина. Её сердце замерло, а вдруг из-за этого будет «облом»?

— Ну выпиши в бухгалтерии командировку, только уточни сама, как её там отметить.

— Здорово! — на этот раз Арина не удержалась и захлопала в ладоши, — спасибо огромное, Иван Антонович.

— Надеюсь, что это принесёт пользу работе, — завершил шеф и, забрав свой кофе и блюдце с куском торта, вышел.

Арина еле допила чай, потому что хотелось бежать, скорее бежать в будущее. Она бросилась к телефону, чтобы заказать билеты на поезд до Ё-бурга, помчалась оформлять командировку в бухгалтерии. Все мысли её заполнила предстоящая поездка.

Большие города

Когда-то Арина бывала в Екатеринбурге с одноклассниками. Город запомнился ей большим, светлым и удивительным. Сразу было видно, что он крупнее и современнее Перми. Разница, конечно, была не такая, как между провинцией и столицей, но в Ё-бурге чувствовались темп, солидность и размах.

При отъезде с ними на вокзале случилась некрасивая история. Они стояли группкой и грызли семечки. Тут подошла дворничиха. Она начала мести лузгу и так глянула на них, что семечка застряла у Арины в горле. Вся компания оглянулась по сторонам. Вокруг было чисто. Только они повели себя, как невоспитанные свиньи. Все быстро спрятали семечки. Этот эпизод запал десятилетней Арине в память надолго.

Сейчас вокзал, окрашенный в приятный желтый цвет, встретил её большими белыми колоннами, которые подсвечивались мини-прожекторами. Благодаря освещению все казалось уютным и добрым.

С момента, когда ей на работе «подарили» тренинг, девушка чувствовала сильнейший душевный подъем, жила в ожидании какого-то праздника. Она хотела чудес и сюрпризов от жизни.

Вообще-то, в новых городах Арина переживала раздвоенное чувство. Она словно попадало в детство, где всё ново и таинственно. Это было прекрасно. Однако новизна и неизвестность слегка пугали, потому что она не только плохо ориентировалась на местности, но и нелегко сходилась с незнакомыми людьми. А также опасалась различных неприятностей, типа кражи кошелька.

В таких смешанных чувствах Арина и шагнула на встречу уральской столице.

Она заранее связалась с организаторами тренинга, забронировала гостиницу и заказала машину к вокзалу. Сейчас ей надо было найти того, кто её встречает. Она всматривалась в припаркованные на площади машины и ёжилась от утреннего холода. Ранним утром народа было немного.

К ней подошёл молодой человек. Вид у него был немного странный. Волосы почти до плеч, борода. Похож не то на хиппи, не то на анастасиевца. Впрочем, он был в слишком приличном для хиппи спортивном костюме.

— Это, Вы — Арина? — спросил странный мужчина.

— Я, — удивлённо ответила Арина. Уж такого-то

встречающего она не ожидала.

— На тренинг из Перми? — продолжал допрос бородатый.

— Точно, — поддакнула девушка уже радостнее, она почувствовала, что за эти несколько минут успела серьёзно замёрзнуть.

— Ну пойдёмте, отвезу Вас в гостиницу, устроитесь. Тренинг начнётся в 10, так что у Вас есть еще часа 4. Меня зовут Степан, — мужчина взял её сумку и быстрым шагом пошёл в сторону парковки.

— Спасибо, Степан, я — Арина, — девушка почти бежала, чтобы успеть за ним, — знаете, мне ничего не написали, сколько я должна за то, что меня встретили.

— Ни сколько. Тренинг организует наша компания, так что мы и обеспечиваем встречу иногородних, — бросил, не сбавляя хода бородач.

— Ясно. А Вы кто? — набравшись наглости спросила Арина. Не смотря на тренировочный костюм, Арина видела, что это далеко не шофёр.

— А я, — мужчина, нырнул между рядами машин, ей приходилось почти бежать, чтобы успеть за ним, — проектировщик рекламных конструкций.

— Ой, а почему Вы встречаете? — стуча зубами от холода, продолжала допытываться Арина.

— А Вы против? — с усмешкой спросил он, нажав на сигналку. Стоящая рядом серебристая машина незнакомой марки приветливо мигнула поворотниками.

— Нет, конечно, — поспешила ответить девушка, — Просто…

— Да водитель заболел, — сердито оборвал Степан. Не очень-то ему понравилось, что пришлось вставать в 5 утра.

— А-а, — с облегчением рассмеялась Арина простому объяснению.

Степан закинул сумку в багажник. Уютное меховое кресло приняло девушку свои объятия.

Через минуты 15 Степан остановил машину:

— Арина, смотрите, тренинг проходит в этом здании, — он указал на 5-этажный бизнес-центр, сверкающий голубыми стеклами, — на 3-м этаже.

Мужчина вытащил бумажник и протянул ей белую карточку:

— Вот моя визитка с мобильным. Если заблудитесь — звоните. От гостиницы до сюда 5 минут пешком, — продолжал он деловым тоном и тронул машину с места, — сейчас запоминайте дорогу.

Арина итак всё время пялилась по сторонам, впитывая красоту широких улиц. А сейчас распрямилась в кресле, чтобы почувствовать себя собраннее. Стала обращать внимание на «условные знаки», которые помогут ей потом понять, правильно ли она идёт. Арина страдала

«пространственным кретинизмом», так она насмешливо называла свою способность заблудиться в любом малознакомом месте. Даже побывав в гостях, она могла в следующий раз плутать по переулкам в поисках нужного

дома. Если её вел другой человек, то самой ей найти это же место, было проблематично — настолько плохо она ориентировалась на местности.

— А, ну всё ясно, — смущенно засмеялась Арина, заметив вывеску с названием улицы на одном из домов, — как и в большинстве городов Союза, действо проходит на улице Ленина. Теперь ясно, почему я не заметила, что тренинг не у нас, а в Екатеринбурге. Хорошо, шеф глазастый оказался. А то бы я всё пропустила.

— Правда? Вы что город перепутали? — необидно рассмеялся Степан. Он сразу перестал быть просто представителем встречающей стороны, а показался Арине давним знакомым.

— Ну да, названия-то улиц одинаковые, мне даже в голову не пришло на город посмотреть, — искренне ответила Арина.

Они попрощались около симпатичной гостиницы. Арина шла в номер, улыбка тихонько рождалась на её лице. Девушке понравилось, как встретил её этот город.

Тренинг…

На деловом тренинге Арина ни разу не была, поэтому жутко волновалась. Она долго выбирает, что ей одеть — важно же произвести хорошее первое впечатление! Выбор остановила на черном платье и красном приталенном пиджаке.

Берёт с собой блокнот с ручкой, надевает темно-синее пальто. Оно ей нравилось, потому что было очень приталенным, расклешённым. Пальто не скрывало стройные коленки. И надев его с любимыми туфельками на устойчивом каблучке, Арина ощущала себя миниатюрной, как Дюймовочка.

В зале, где проходил тренинг, уже собралось больше

20 человек. По большей части, мужчины. Арина, слегка смущаясь, ловит на себе заинтересованные взгляды.

Стулья расставлены кругом. Со стены тикают безликие ходики. Впереди белая доска для записи маркерами. Все по-деловому, ничего лишнего.

Арина подписывает бейдж и выбирает стул напротив тренера. Мужчина среднего роста возраста сидит, погрузившись в свои конспекты. Ничего примечательного. Ничего. Пока не заговорил. Голос у него… У Арины аж мурашки побежали по всему телу, когда он произнёс:

— Доброе утро коллеги! Рассаживайтесь, через минуту начинаем.

Голос невероятной силы и глубины. Девушка понимает, что учиться будет интересно. Это всегда так, когда человек чем-то цепляет, то ты готов впитывать то, что рассказывает.

Тут появляется утренний знакомый. Степан сменил тренировочный костюм на свитер и джинсы. Видимо, вымыл голову, потому что теперь длинные волосы лежали блестящей волной. Такая прическа и борода облагораживали лицо, придавая мужчине сходство со уважаемым славянским ведуном. Он сел около тренера, приветственно махнув Арине, как старой знакомой. На душе у девушки сразу теплеет — хоть кто-то «родной». Она обычно чувствовала себя неуютно среди такого количества незнакомых людей.

На его жест обращают внимание другие (видимо коллеги), ближний к Степану парень что-то спрашивает его на ушко. Стёпа отшучивается.

Как только тренинг начался, Арина перестала обращать внимание и на Стёпу, и на остальных. Всё, что говорил Максим Максимыч («Можно-называть-меня Макс») казалось ей невероятно важным, поэтому она вся превратилась» в глаза и уши».

Сама того не заметив, Арина становится одной из самых активных участниц тренинга. Старается как можно быстрее выполнять практические задания, не стесняется отвечать.

И всё чаще она ощущает на себе пристальные взгляды Степана.

…обещает быть интересным

Стёпа Эрлих (в переводе с немецкого — честный) не ожидал от тренинга ничего знаменательного. Более того, его уже с утра выбили из колеи, попросив в раннюю-рань встретить кого-то с вокзала. Впрочем, этот «кто-то» оказалась, вроде, симпатичной. Однако, довезя до гостиницы, он почти забыл про неё.

Он пришёл на занятия в числе последних. На это повлияли не только объективные обстоятельства. Сам тренинг был не по его специальности. Зачем-то шеф решил, что инженеру, проектирующему конструкцию рекламного стенда необходимо побывать на тренинге по организации продаж на выставке.

«Это, чтобы обустройщики стенда и менеджеры, которые будут на нём работать, говорили на одном языке, — объяснил Феликс, которого все за глаза называли «Наш Железный», — всех я отправить не могу — дороговато. А ты, Степан Викторович, самый толковый, вот и будешь, так сказать, связующим звеном между «лириками» и «физиками».

Быть «звеном» его не прельщало. Степа предпочитал работать в одиночку. Никому не надо ничего объяснять. Сам придумал, сам сделал. Конечно, приходилось объяснять Железному Феликсу, но тот был тоже «толковый», поэтому стёпины идеи по большей части одобрял.

Среди коллег Стёпа слыл «странным». Он долгое время ничем себя не проявлял, и многие принимали его поначалу за безобидного лоха. Разговаривал одинаково просто и с начальством, и с дворником. Он вел довольно уединенную жизнь, не любил тусовки. Не рвал задницу ради того, чтобы угодить начальству. Стёпа редко высказывал своё мнение. Зато, когда высказывал, люди были в шоке.

Тот, кто казался «божьим одуванчиком», крушил авторитеты и догмы. Он смело бросался в бой, доказывая, что все вокруг неправы. Что начальство выбрало не самый лучший проект, да и вариант реализации подкачал. Стёпа предлагал какие-то дурацкие, по мнению остальных работников, идеи. Если их принимать, то можно было увольнять весь отдел. Потому что найденный путь был короче, эффективнее и всю работу могли сделать 1—2 человека. Коллеги, слыша идеи Степана, пугались, словно церковные бабки, заслышавшие упоминание имени лукавого в храме. Неприятно было, что и говорить, всему коллективу чувствовать себя младенцами из песочницы рядом с этим типом, которого еще вчера они ни во что не ставили.

Единственный, кто понимал и уважал на работе Степана, был Железный Феликс. Он ставил Степана на самые сложные участки работы. Например, туда где надо было в короткие сроки сделать «из г… конфетку» с минимальным бюджетом. И Стёпа не подводил. Особого карьерного роста это ему не приносило, зато отражалось в деньгах.

Остальные Стёпу опасались. Потому что, увидев один раз, как словно чёртик из табакерки, из тихони и лоха выскакивал бесстрашный воин и антагонист, продвигающий мощные идеи, они не знали, чего от него ожидать. А непонятное всегда пугает.

Еще Стёпе завидовали. Судачили о крупных премиях, которые он получал, если не раз в квартал, то раз в полгода точно — в зависимости от реализуемых проектов. С ревность наблюдали, как уважительно смотрит на него шеф, и в тайне мечтали, чтобы начальник и их идеи выслушивал так же внимательно.

Так что придя на тренинг, где было пол офиса, Степан и не думал ни о каком «сплочении команды» или «наведении мостов» между продажниками и техотделом.

Он по опыту знал, что тут никакой тренинг и даже десяток тренингов не поможет. Он просто пришёл, потому что его об этом попросил шеф. Феликса он уважал, считая толковым и понятливым мужиком.

Заняв место, Степан сразу замечает приятную стройную девчонку, напротив. С удивлением узнает в ней утреннюю приезжую. Несколько часов, проведённых в гостинице. явно пошли ей на пользу. Она была привлекательнее, чем показалась с первого взгляда. Может быть, потому что не строила из себя ничего, как это делали их офисные «девчонки» (так они себя называли, хотя одной части бы больше подошло определение «бабы», а остальной — «куклы», нет даже «глупые куклы»).

Приезжая сидела напротив, и Стёпа периодически невольно посматривает на неё. Видно, что девчонка смущается от обилия незнакомых людей, но получает огромное удовольствие от всего происходящего.

Она внимательно слушает тренера, часто задаёт вопросы, не боясь показаться глупой. Большинство Степиных коллег пыжились от собственной важности, раздувались, как воздушные шары, и главным делом считали скрыть свою некомпетентность в том или ином вопросе. А если на деле оказывалось, что кто-то из них и правда ничего не смыслит и «шарик» лопался, то ничуть не смущаясь, они снова надувались уже на следующий день.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 441