электронная
90
печатная A5
267
16+
Красные цветы неизвестного дерева

Бесплатный фрагмент - Красные цветы неизвестного дерева

Объем:
104 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-2114-6
электронная
от 90
печатная A5
от 267

Предисловие

В этом предисловии нет ни слова об этой книге, лишь общие аспекты отношения автора к поэзии.

Поэзия это не только стихи, и не столько стихи, но здесь речь идёт именно о стихотворной поэзии. О ней можно писать по-разному. Вот так, например, приведу небольшую цитату: «…таким образом, усиление ритмических пауз между некоторыми частями стиха (графически подчёркнутых разбивкой стихотворной строки) явилось чрезвычайно удачно найденным средством регулирования силы ритмических ударений сообразно с интонационно-синтаксическими особенностями…". Всё это существенно, и с этим трудно не согласиться, но многим ли это интересно. И, вообще, я считаю, что любые филологические аспекты осмысления самого феномена поэзии вторичны, пусть это даже анализы, интерпретации самого М. Гаспарова. Ну, а если делает анализ произведения какой-нибудь стандартно мыслящий критик, то он обычно обращает внимание на литературные приёмы, отличие от других поэтов, раскрытие темы, в какой «изм» можно отнести данное произведение, некоторые из них обращают внимание только на технику письма, некоторые считают, что белого стиха и верлибра, вообще не должно быть, то есть такие шедевры как «она пришла с мороза раскрасневшаяся» Блока и другие, для них не приемлемы, ещё говорят о каком-то предназначении поэзии, никакого предназначения нет и не может быть. Такой анализ приводит к выхолащиванию самой сути поэзии. Это вдвойне вторично. Вторично? — А что же тогда первично?

По некой аналогии, приведу определение философии Платоном: «философия есть приготовление к смерти и умирание». Определений поэзии много, можно выбирать. Мне, например, нравится такое определение, данное Н. Стэнеску:

«Поэзия — плачущий глаз.

Она плачущее плечо,

глаз плачущего плеча,

она плачущая рука,

глаз плачущей руки,

она плачущая ступня,

глаз плачущей ступни.»

То есть её как бы нет и в то же время есть, некая «intentio secunda», своеобразный первичный мир, и поэт, создающий его по своим правилам, должен быть творцом, равным богу, или сверхразуму, если угодно, всё определяет степень таланта. И пусть потом тысячи пишущих слепо копируют его, тысячи филологов, начиная с Аристотеля, пытаются втиснуть в какие-то рамки живую материю стиха — всё это вторично. В подтверждение написанного, а может быть просто так, ещё цитата из прозы О. Мандельштама: «в ремесле словесном я ценю только дикое мясо, только сумасшедший нарост».

Павел Егоров

Стихотворения

Возвращение

Одновременно дождь и солнце,

свет в подворотне исчезает,

вновь появляется,

слежу

за (так скажу) метаморфозой.

Что в этом? — спросишь,

я не знаю,

полоска света исчезает,

вновь появляется, и всё,

но что-то есть…

2018

***

Снег синий,

должен быть белым,

но

сумерки,

ни светло, ни темно —

светает.

Ты живёшь,

меня забыла давно,

я человек всего лишь,

а ты,

ты, святая.

2018

Белый свет

Повсюду белый свет,

штакетник

заборчика, зеленые кусты

есть подтверждение того,

что и на самом деле

повсюду белый свет,

возникший за неделю

по прихоти…

1986 — 1999

***

Слышь, как они играют,

здорово как играют,

душу тревожат.

Здорово как играют,

словно для нас играют,

что ж, а похоже.

Мальчик на саксофоне,

да и вон тот, патлатый,

тот, что на барабане,

с рожей, слегка помятой.

Ах, как они играют,

Господи, Боже.

1991

Дождь

И то, что нет ответа

я знаю… дождь идет,

дымок от сигареты

напомнит, что нас ждет.

Но дело и не в этом,

не в том, что дождь идет,

а в том, что нет ответа,

ответа нет… лишь этот

неслышный дождь идет.

1987

***

Радости мои случайны,

радости мои с печалью;

бытие и без меня

обошлось бы…

или… или

желтый лютик на могиле,

не из этого ли дня.

1999

***

Лодки на берегу,

осень,

дым от костра относит

ветер

вниз по реке

туда,

где серебрится вода,

призрачная дорожка

из тишины в никуда.

2000

Клочья тумана

Камни дороги,

дождь спозаранок…

ты и не знаешь, что я еще жив,

да и к чему тебе…

клочья тумана

виснут на ветках сырых.

И ничего не поделаешь, только

тупо смотреть, как стекает вода

вниз по откосу…

1995

Январское

Ты как хочешь…

вновь январь,

солнце низко, ветки, ветер,

Воскресенского проспекта

вековая киноварь.

Ты как хочешь…

мне ж пора

избавляться от иллюзий,

утра красная гора

прочит стужу.

А, и бог с ней, все слабей

боль глухая —

ты как хочешь…

на Крестовской в криуле

что-то пьяненький бормочет.

Что-то, мать их в перемать,

уж совсем житья не стало, —

ты как хочешь…

больше ждать

не могу, душа устала.

2001

***

Конец марта,

лишь кой-где проталин

пятна рыжие, но уже лес

в предвкушеньи тепла,

да и сам я

жду его, не дождусь.

Будет медленный вечер…

качнется

лодка красная, и по воде

побежит волна…

1998—2004

Осенние мотивы

1

Как в кадре — ты стараешься,

лицо

сияющее, влажное — я мог бы

всю жизнь смотреть, смотреть…

почти сливаясь

с ржаной соломой, волосы твои

чуть-чуть светлее все же…

красный грохот

комбайна,

блекловатый солнца свет.

2

Туман… золотые шары

просвечивают,

невозможно

хоть что-то понять

и зачем?..

когда золотые шары

просвечивают сквозь туман.

3

Пора предзимья, дальние холмы

как на ладони —

взглянешь и увидишь,

как улетают души…

Бог с тобой…

а небо пасмурно, и амплитуда

отчаянья не столь уж велика.

1987 — 1999

***

Недолгое забвение,

и вот

вновь Драгоманов,

не сойти б с ума,

свет города висит на облаках

подшёрсткою,

ночь дольше чем зима,

но перейти по камушкам иль вброд

пока везёт.

2018

Скрип коростеля

Чуть слышимый скрип коростеля,

туман полосой, ночь светла,

лишь дали как за метелью

из дымчатого стекла.

И, кажется, радуйся — лето,

но все же так явственна связь

меж призрачным северным светом,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 267