электронная
54
печатная A5
366
16+
Красная Община 98

Бесплатный фрагмент - Красная Община 98

Стрела

Объем:
228 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-5475-3
электронная
от 54
печатная A5
от 366

Вступление: Красные «крыши»

Криминальные «крыши» — это понятие российское и появилось при коммунизме. За границей есть фирмы, которые легализуют действия преступных сообществ, которые отмывают грязные деньги, но там все держится в строгой тайне. В России предприниматели хвастаются своими покровителями и прекрасно знают, кто кому платит и какой процент от бизнеса своего коммерческого. Законы в стране противоречивы, их можно использовать против честных предпринимателей. Как только предприниматели начинают зарабатывать неплохие деньги, они начинают поиск «крыш».

Если весомая личность защитит предпринимателя от власти, бандита и конкурента, такая личность станет весомым аргументом в переговорах, установит нужные связи, передаст взятки, заступится и заберет доход предпринимателя.

Подпольный метод «плати милиционеру» зародился очень далеко во времени прошлом.

В начале 90-х годов криминальный сюжет всегда был с применением рэкетиров, которые похищали клиентов с целью выкупа и подписания договоров, делали поджоги палаток, ставили разогретый утюг на клиента, отрезали пальцы для дани денежной от предпринимательского бизнеса.

Говоря юридическим словом, рэкет — это система вымогательства регулярных денежных платежей у мелких предпринимателей и торговцев под угрозой избиения и убийств, а также погромов предприятий. Лысые головы, накачанные мускулами мужики и спортивные костюмы под названием «Адидас» из турецкого материала и турецкого производства быстро стали атрибутом российских улиц. По официальной статистике правоохранительных органов, в те годы почти 90 процентов всех новоявленных коммерсантов постоянно платили дань братве.

Традиционный рэкет уже сейчас в прошлом. «Крыша» бандитская плохо совместима с развитием производства в нашей стране. Коммерсанты, как только все поняли, стали создавать собственные службы безопасности, во главе которых стали бывшие работники МВД и КГБ.

С 1993 по 1998 год количество частных охранных предприятий увеличилось в четыре раза, а служб безопасности — в два раза.

Сейчас «крыши» можно разделить на два основных вида: бандитские — это синие, и красные — это государственные. Красные «крыши» бывают чиновничьими, ментовскими, чоповскими и чекистскими. Все они переплетены, в их состав могут входить представители разных дружественных структур, а простирается их влияние — не в пример бандитскому, оно очень высоко! Даже лоббирование нужных законов депутатами Госдумы.

Все знают, что крупный бизнес пользуется услугами именно «красных крыш». На откуп бандитским крышам или, как их называют, «синим крышам», сейчас отдаются мелкие лоточники, некоторое количество средних предпринимателей и представители нелегального бизнеса, например, производители и продавцы паленой водки и пиратских дисков, продавцы краденых машин.

Сейчас выплаты регулярные происходят и закрепились на фиксированной сумме или доле от оборота — дохода. И эта доля может колебаться от 10 до 60 процентов. Плата за «крышу», по оценкам специалистов, значительно превышает сейчас стоимость всех товаров и услуг до 30 процентов. Но всерьез понятие слова «крыша» — это попытка криминального мира закрепиться в легальной экономике.

В наше время строят современную «крышу» определенным образом. Любой желающий открыть торговую точку вынужден пройти ряд бюрократических инстанций, созданных для благой цели — защиты потребителей от некачественных товаров и недобросовестных торговцев. Все начинается с регистрации фирмы или частного предприятия. Как только ларечник приходит подавать документы, ему требуется решить проблемы с разрешением и регистрацией своей фирмы, а это службы: пожарные, санэпиднадзор, архитектурный комитет, земельный комитет. Но это не говорит о государственном налоге, который называется государственная подать. Но существует еще «откат», без которого не обходится практически никто, сумма его зависит от дохода, который фирма получит от производства или продажи, предпринимательской деятельности и торговли.

С другой стороны, можно прикинуться дураком и не понимать чиновничьи намеки. Тогда разрешение на печати и визы разные на документы могут задержать на определенный срок в порядке очереди, не очень длительный.

Ну вот, вы открыли палатку, а вас навестили доблестный представитель патрульно-постовой службы и участковый. Но в некоторых случаях их может заменить оперативник отдела по борьбе с экономическими преступлениями. А появляются все они с благими намерениями: проверить документы своего подопечного, накладные на товар, паспортные данные.

К особенным владельцам мелкого бизнеса применяют понятный метод: нанимают представители милиции местных бомжей, которые громят палатку на рынке или поджигают ларек, павильон или обычно милиция начинает писать протоколы разные на владельца, который начинает сам бегать и выбирать услуги серьезной «крыши».

Как выбрать, кому платить в городе

Во многих национальных диаспорах все вопросы решаются через родственников, друзей.

Торговец идет к куратору своему или старшему, который ему выделяет свое место. За такие услуги торговец тоже платит, часто занимает требуемую сумму под процент. Когда возникает неожиданная проблема, торговец идет снова к старшему, и там он старается все уладить через уже прикормленный канал взятки представителям правоохранительных органов, депутатам, чиновникам. Все эти спасители получают постоянную мзду за услуги от диаспоры. Палатки могут открываться и на деньги воровского общака. Отношения такие же, как вышеприведенный пример, и без милицейской «крыши» не обойтись.

Стоит обратить внимание на то, что местная исполнительная власть, получив свое во время регистрации предприятия, в следующем этапе — создании «крыши» — обычно не участвует: пока ей нет никакого резона закрывать место сбора дохода от торговца.

Раньше за несколько лет из одних рук в другие переходили целые улицы, меняя цвета своих покровителей с синего на красный.

Большой кусок от дохода в бизнесе имеется у ЧОПов, которые по сути являются разновидностью «красных крыш». ЧОП заключает договор на официальную охрану фирмы, речь идет о более развитом бизнесе. Пример: будет сидеть у торговца в магазине представитель охранного предприятия, который будет охранять бизнес и магазин, по первому сигналу тревоги он будет выполнять защиту бизнеса, но все расходы предприниматель берет на себя. Во всех почти ЧОПах работают бывшие сотрудники правоохранительных органов.

Есть охранные предприятия, которые в начале создаются для защиты предпринимателей. Они состоят из ветеранов ФСБ и СВР и других серьезных организаций.

От таких работников можно ожидать самых серьезных неприятностей для обидчиков предпринимателя.

Недавно в стране была серьезная «крыша» или защита бизнеса у предпринимателей — это рубоповская. Опера этих подразделений пробивали заслоны неких защитников во время проводимых операций, потом заглушали или возбуждали уголовные дела и сразу забирали освободившихся коммерсантов под свою охрану. Иногда РУБОП действовал совместно с налоговой полицией, отделом по борьбе с экономической преступностью.

При применении силы и возбуждении дел цена вопроса сильно повышалась. А если взять другие подразделения, то, по словам некоторых осведомителей, наиболее серьезной защитой является ФСО — Федеральная служба охраны. Но чтобы ее получить в качестве защиты, нужны серьезные рекомендации, и сам уровень бизнесмена должен соответствовать его запросам.

В 1990—93 гг. крупный бизнес окончательно выходит под «крыши». Появление «красных крыш» и вытеснение ими «синих». Создание и использование в качестве прикрытия различных ассоциаций и фондов для поддержки ветеранов силовых структур.

В 1997—99 гг. — полное вытеснение монополии «синих крыш» из крупного бизнеса. Большинство предпринимателей начинает пользоваться услугами обоих типов «крыш».

В 2000—02 гг. организации обзаводятся одновременно несколькими «красными крышами». Самые распространенные называются таможня и ФСБ, налоговая полиция и милиция.

Материал статьи взят с сайта «Криминальный мир».

Понятие коррупции в России с 2002 по 2020 год

Коррупция — термин, обозначающий обычно использование должностным лицом своих властных полномочий и доверенных ему прав, а также связанного с этим авторитета, возможностей.

Коррупция ставит под угрозу существование правового государства, становится основным препятствием для повышения уровня жизни населения, развития экономики, становления гражданского общества, борьбы с организованной преступностью. Появление в России коррупции — это один из основных барьеров на пути привлечения иностранных инвестиций и современных технологий в промышленность отечественную. Она отрицательно влияет на экономику страны со стороны Европы и тормозит инвестиции в страну.

Основные источники борьбы с коррупцией — это указы президента РФ, концепция национальной безопасности РФ и конвенция ООН.

Иностранное понятие коррупции — злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях. Продажа мест во власти, продажа мест для депутатов в партиях и есть такое понятие.

Отмывание денег с постройки домов и есть коррупция, которая легализована: грязные деньги превращаются в чистые, обходя ведомства силовые. В стране в 2015 году утекло 40 миллиардов рублей, не облагаемых налогом. Можно было эти деньги потратить на самое необходимое для гражданского населения. Например, заселить Дальний Восток семьями и помочь им открыть малый бизнес, тем самым поднять население из пьянства на освоение новых просторов необъятной Родины.

А теперь 2017 год наступил, первое января, которое я провел дома с двумя детьми.

Недавно я прочитал на сайте, что министерство юстиции с депутатами и представителями банков хочет ввести закон о должниках банков и кредитах, которые они берут в банках.

Недавно вышел указ о защите информации и безопасности государства, а также закон о борьбе с терроризмом в России. Мне интересно, почему его не принимали тогда, когда была война на Кавказе. Следует тогда узнать, почему много в городе мелких фирм, которые дают займы населению под сто процентов годовых до двадцати тысяч рублей. Мне интересно стало узнать, что ждет наших детей, когда представители судебных приставов могут влиять на кредитора через его руководство фирмы, кредиторы могут повлиять на должника разными методами, но из-за принятия законов по защите должников от вымогателей из фирм коллекторов будет закон про кредиты и нотариусов, который будет представлять такой смысл. Если гражданин возьмет кредит, то он обязательно должен заложить недвижимость через нотариуса, и в случае невыполнения погашения кредита в установленный срок гражданин должен продать недвижимость, если лишился работы и долго не может ее найти, в то время как проценты по возврату ежемесячной суммы кредита больше стали на данный месяц. Так банки смогут решить проблему долгого ожидания от кредитора невозвращенных денег и процентов ежемесячных. Тогда получается, что банки через закон будут отмывать грязные деньги, и их трудно будет отследить, население будет жить среди торсионных полей от антенн на зданиях торговых и административных, много будет население выпивать алкоголя в виде пива, которое по своему составу тормозит работу центральной нервной системы, и самая дешевая сотовая компания будет людей травмировать раздраженной частотой и их сознание контролировать через травмированный мозжечок.

А что вы знаете о коррупции в дорожной отрасли, спрошу у вас, дорогие читатели.

В ответ я услышу от водителей такси, грузовиков, которые возят груз больше 25—45 тонн, что дороги просто трудно построить отличные, везде ямы после весны встречаются, а летом к осени после первых морозов весь ямочный ремонт, который проводит местная дорожная служба, может выкрошиться из выдутых и пролитых дорожным битумом ямок и трещин. А небольшие участки проезжей части улицы могут быть отфрезерованы фрезами как метровой, так и двухметровой по ширине захватки фрезой дорожной одежды или дороги с асфальтом. Какой асфальт укладывают на проезжую часть, знают только проверяющие местного автодорожного управления по надзору за выполнением предписаний и соблюдением строгих норм и правил согласно установленному документу, например СНИП, а документ на ремонт бесплатный дорожная фирма предоставляет надзору местных городских улиц с оказанием последующего ремонта в течение трех лет службы отремонтированной конструкции, а с 2010 года — сроком приблизительно пять лет. За год отремонтированный участок улицы можно еще несколько раз залатать или отремонтировать, был бы дешевый асфальт. Например, состав минерального порошка в асфальте и марку дорожного битума можно заменить на более дешевые, а порошок можно насыпать по оптимальной пропорции, все равно никто не узнает. Вначале можно директору с главным инженером посмотреть на участки улиц и выбрать степень риска к затратам и доходу согласно смете на выполнение объемов работ в определенных районах города, там, где проверяющие не такие требовательные к тщательному ремонту. Тогда можно руководству с начальником участка расслабиться и заработать первые сотни тысяч рублей деревянных из суммы, которую заранее заложили в смету, — расходов на взятку или, как это сейчас называется, «откат».

Вы спросите меня, я ничего не знаю или преувеличиваю, а кто-то скажет за спиной, что в стране плохие дороги и много дураков!

Поверьте мне на слово, что это не так, в нашей стране хорошие дороги, и отличный можно сделать ремонт как улицы городской, так и часть федерального участка построить, к примеру — строительство развязки. Но воровство и лень на работе заставляют часто думать: правда ли, что много дураков и разбитых улиц со дворами, где глубина ям с водой во время дождя достигает 20 см, а бордюры можно ставить как лежа, так и стоя, лишь бы сточные воды на улице отводились в ливневые ямы с решетками, которые раньше снимали на продажу как лом черных металлов?

Мне стыдно за себя говорить, что я не стал начальником участка в строительной фирме. Все они — фирмы с юридическими документами и обязанностями ООО, АО и ЗАО. Прорабом тоже судьба меня обошла из-за разных интересов в работе, которые я проявлял в фирмах, а к моей личности нельзя было относиться без интереса со стороны прораба и главного инженера на тех фирмах, на которых я больше двух лет продолжал работать. Много разговаривать не стоит с рабочими, сколько нужно экономить щебня и асфальта. Все становится известным спустя некоторое малое время. Поэтому в коррупции нет бандитов, только правовые юристы с одних факультетов. В дорожном бизнесе есть только чиновничьи «крыши». Если объект берет серьезная фирма с серьезной дорожной техникой и с удобными расценками на свою выполняемую работу, то все серьезно и все практично, брак на работы всегда можно восстановить, если у фирмы есть еще работа в городе на новых объектах, получается, строительная бригада служит инструментом, мастер — пастухом, а над мастером прораб — материально ответственное звено в фирме, которое слушает команды начальника участка и руководит мастером с опытной или полутрезвой бригадой с опытом в дорожном строительстве и ремонте дворов и улиц. Так больше можно скрыть затраты на работу и материал, который имеет свою цену, от проверяющих сотрудников службы контроля или надзора по проверке выполнения договора на строительные работы, к которым относится вид скрытых работ, или завысить площадь фрезерования нижнего слоя асфальтового покрытия перед тем, как его можно будет переложить заново новым покрытием сроком от разрушения на трещины и выбоины до пяти лет.

Один из многих поселков нашей страны

Так что, дорогие читатели моей книги, я вас уверяю, что строительство и ремонт дорог в России будет всегда прибыльным и удобным, потому что есть Федеральный дорожный фонд, куда идут перечисления с «транспортного налога» на машины граждан и налога с продажи бензина на колонках для водителей, а также есть Местный дорожный фонд, в который идут налоги от граждан-водителей из города и области. Ну, я не юрист и не депутат, чтобы серьезно написать правду, откуда куда идет, но смысл я написал понятным всем в этой краткой и поучительной книге. Прошу с интересом все прочитать и сделать свой индивидуальный взгляд на мою мысль.

Мы

Глава 1. Представительница уважаемой семьи

— Вячеслав Николаевич!..

И что за непонятный человек живет в таком доме красном! На бандита он не похож, и редко приезжают дорогие машины вечером. Я хотел придать своему голосу оттенок торжественности:

— Вячеслав Николаевич! Я и ваша дочь — мы любим друг друга и хотим создать семью. Прошу руки вашей дочери. Вот и все, коротко и красиво, мне приятно будет быть вашим зятем.

Отец Тани, пятидесятилетний полковник милиции, словно вывалился из какого-то старого сценария фильма. Он ходил по комнате в длинном ярком желтом халате, шаркал тапочками по скрипучим половым доскам пола второго этажа и курил часто сигарету. Он долго молчал. Не думаю, что моя просьба застала его врасплох. Я достаточно часто бывал в его доме, и старик не мог предположить, к чему это в конце концов приведет.

— Для вас, молодой человек, знакомство с Таней — это важное событие в вашей судьбе, — выразительным тоном он мне сказал. — Вам выпал шанс обратить на себя внимание не только моей дочери, но и известных вокруг моих знакомых этого поселка и города.

Кажется, папаша стал хвалить ее и свои связи по работе. Естественно, все родители переоценивают своих детей.

— Ведь вам даже в голову прийти не могло, — продолжал он, — что мой дед работал в сером доме и был уважаемым офицером, а мой отец, если ты хочешь знать, был другом мэра города Ковалева В. А. и сам ему помогал в предвыборной кампании.

Я же все больше расслаблялся на диване, смотрел на старика преданными глазами и с трудом сдерживался, чтобы не зевнуть. Притомил он меня своей рекламой семьи. Таня сидела на стуле в противоположном углу комнаты, сложила руки на коленях и внимательно слушала с большими глазами выразительными наш разговор. Но я никак не мог состроить на лице умное выражение. Папаша моей возлюбленной оказался редкостным занудой.

Он подошел к столу и принялся давить окурок в пепельнице, которая была похожа на консервную банку коричневого цвета, на которой была надпись «Бычки», и сама она вся была из керамики.

— А потому, — наконец он завершил рекламную паузу, — знакомство с Таней и тем более женитьба на ней тебя ко многому обязывает… Но задам вам вопрос: чем вы думаете зарабатывать на жизнь, молодой человек?

Если я не проявлю настойчивость, то Тане придется долго сидеть в девках, подумал я. Но я его поставлю на место, чтобы он не думал про меня, что я нищий.

— На сегодняшний день, если вы хотите узнать про меня, я выставляю палатку утром и собираю вечером на центральном рынке, помогаю вещи раскладывать владелице палатки, думаю про открытие собственного места на рынке, чтобы торговать вещами и пойти учиться на юридический факультет в тот вуз, где возможно получить дешевле образование.

Папаша повернулся ко мне, надвинул на нос очки свои рукой правой и принялся меня рассматривать с подозрительным интересом.

— Очень хорошо… — произнес он с иронией и задал мне вопрос:

— Извини, не расслышал: на каком рынке работаете?

— На центральном… — ответил я волнуясь и немного улыбнулся в ответ.

Наверно, лучше бы рассказал он, как построил этот дом. Я бы удивился, если бы он сказал, что на сбережения после распада Советского Союза и свою зарплату.

— Скажи тогда мне, пожалуйста, а тебе нравится так работать? Может, после этой работы ты найдешь работу приличнее, чтобы было не стыдно работать? — ответил отец моей будущей невесты.

— Я после училища не могу устроиться на работу. Я монтажник радиоаппаратуры. Дышать вредно оловом, работая с паяльником в руках, а все остальное я не умею делать, — сказал я ему.

— Да у тебя серьезная проблема, — сказал папаша.

— Ты что-то понимаешь в стройке дома, отделке стен и строительстве фундамента? — спросил меня этот почти дед в халате.

— Мне нравится продавать людям товар, а в строительстве я могу научиться работать, если платить деньги будут хорошие, не работать же физически за маленькую зарплату, — ответил я и стал злиться.

— Вот если бы ты сказал, что ты владелец магазина, и не одного, я бы очень радовался. А так тебе надо еще заслужить место для уважения, — ответил папаша Тани.

— Папа, может, хватит? — заступилась за меня его дочь. — Нельзя так, он уже покраснел!

— Это неплохо, что покраснел, значит, еще не стал тупым окончательно после училища, и мои слова вызывают в нем сильные эмоции.

Я немного выпрямился сидя, ожидал снова критику в свой адрес.

— А где вы будете жить вместе и как свадьбу отмечать, если дочь не хочет жить со мною тут в доме? — ответил мне ее папаша и сразу задал вопрос, не дожидаясь моего первого ответа.

Видно, он решил меня унизить окончательно. «При чем тут вопрос, где я буду жить — у него или у себя в маленькой комнате в доме недостроенном через дорогу от них», — подумал я и прослушал его второй вопрос.

— Сейчас думают о здоровье и про вредные привычки! — ответил я.

— Подожди! — перебил меня бывший полковник милиции и показал мне свою ладонь, будто хотел отгородиться от моих слов. — Можешь не продолжать, мне все понятно, вот в чем проблема браков и бедности семей молодых, а потом измены, и несчастные дети родителей становятся, — ответил папаша. — А если в стране переворот еще будет один, как в 1991 году? А если вас собьет машина и вы останетесь жить? Что вы еще умеете делать, кроме как думать о торговле тряпок на рынке? Как вы будете содержать семью, поднимать на ноги своих будущих детей? — задал мне вопросы этот папаша моей девушки.

Я стал злиться. И что он себе позволяет, чтобы меня так критиковать. Подумаешь, милиционер в отставке, быть таким, как он, не каждый сможет и не захочет.

— Вы меня совсем опустили, — произнес я, не скрывая усмешки. — Не такой же я романтичный в торговле, каким вы меня представляете. У меня скоро будет машина и водительские права, буду копить деньги на строительство дома на нашем земельном участке, на котором небольшой дом построен моим отцом, которого все гнали ваши знакомые из этого нового коттеджного поселка, который вы, наверное, тоже строите, — ответил я на его критику в мой адрес.

Бывший полковник в возрасте посмотрел на меня так, словно я был дятлом на березе, который стучит на весь лес.

— Где гарантия, что вы долго будете в мире жить? — спросил меня этот старик. — Какие же вы, молодые, самоуверенные! А если вам проходу не дадут в городе, и вы станете изгоями? Но самое худшее, что вы вдруг заболеете и не сможете содержать семью, строить, расширять жилую площадь для будущих детей. И в другом случае, если вас посадят в тюрьму? — ответил мне этот старик.

— Немедленно прекрати унижать Русика! Он уже глаза от стыда поднять не может! — громко сказала моя девушка своему отцу.

Папаша добродушно рассмеялся.

— Ниче, критика ему пойдет на пользу, не надо обижаться. Во мне есть мудрость и ум от опыта на работе. Долг и ответственность за дочь заставляют думать меня, что вы еще не готовы обеспечить ей счастливую семейную жизнь. Но я думаю, вы старайтесь рискнуть, и она вас будет верно ждать, чтобы потом отблагодарить, — ответил ее папаша.

Я расслабился, когда мы с Таней остались дома у нее в ее комнате одни.

— Кажется, — сказал я, поправил воротник своей рубашки розового цвета и продолжил говорить: — Твой папочка намерен стоять насмерть. Вот не думал, что в наше время еще можно найти такой экспонат! Неужели материальное положение его сильно влияет на мою образованность после училища и работы на рынке, что он с радостью тебя выдал за обеспеченного и сотрудника своей специальности, лишь бы не за нищего с окладом рабочего?

— Пойми его, — ответила Таня с грустью и опустила руки мне на плечи. — Недавно ко мне набивался в женихи один молодой человек из знакомых моего папы, который работает в суде городского района одного. Есть работа и образование юриста, его отец работает в суде прокурором. Мой папа с ним разговаривал недолго, а молодого сына его чаем поил на кухне, после чего передумал, чтобы он был женихом.

— Ты расстроился? — ответила Таня.

— Я не ожидал такой критики! — ответил я. — Придется пойти учиться на юриста, — улыбнулся я.

— Тогда мне точно не дождаться свадьбы. А отец немного болен алкоголизмом и давлением, — ответила она.

С этими словами она схватила меня за руки, падая спиной на кровать, стала обнимать.

— Ты что? — покраснел я, отчаянно сопротивляясь страсти дочери милиционера бывшего. — Я так не могу, вдруг он зайдет, нужно двери закрыть…

Видел бы ее папа в этот момент!

Потом я торопливо, как солдат по тревоге, надевал брюки, сидел на ее кровати.

Таня лежала с закрытыми глазами, чтобы не видеть мою тревожность и отсутствие романтики.

— Давай уедем, — сказала она тихо.

— Куда?

— В Москву.

— Сейчас в Москве нелегко. Если только на окраине нашего города построить небольшие дома, чтобы их продавать, но на это нужны деньги, — с разочарованием ответила она.

— Ты меня не понял, — она лежала с закрытыми глазами. — Я хотела тебе сказать, уехать далеко, и чтобы никто не знал, кто мы с тобой, — продолжила она.

Я застегивал рубашку, заправляя ее в брюки, и подошел к кровати.

— Таня, — сказал я. — Это невозможно, мои родители не поймут этого, и твой отец тебя сильно любит. Я продолжаю строить забор, хочу построить дом с отдельными комнатами, чтобы не быть зависимым от тестя и своих родителей с сестрой, — ответил я.

Таня открыла глаза, повернулась ко мне, взяла мою руку, поднесла к своим губам.

— Я с родителями половину жизни прожила!

— Вот если у меня будет ребенок, то пусть он живет не в этом городе, — сказал я волнуясь.

— Мы приехали сюда, убегали от бедности и националистов другой уже страны, я не хочу уезжать.

Я даже не догадывался, что во мне так прочно есть любовь к нашей стране, после десяти лет жизни на Украине в городе, в котором много нацистов украинских на западе живет.

Глава 2. Бедный и безработный

Я встретил Таню после занятий в училище. Мы сели в ее отца красную «Мазду», она включила стеклоподъемники и подняла тонированные стекла дверей двух, музыка нас стала тихо веселить. Она курила и пила 1,5 литра пива из горла, закусывая чипсами.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 366