электронная
180
печатная A5
590
18+
Краски года времен

Бесплатный фрагмент - Краски года времен

Сборник поэзии и прозы

Объем:
448 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-9898-6
электронная
от 180
печатная A5
от 590

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

часть первая краски года времен

Березе на ветру

О чем шумишь,

кудрявая береза?

Как ветер кос коснется лишь,

Качаясь шлешь ему угрозы!

И будто в танце вся паришь,

Про боль свою

и девки слезы!

Изящный, гибкий, белый стан,

Что к матушке -земле склоняя,

Неся молитву будто в храм,

Сердечко- лист, невинность,

как роняя.

Такая чистая, святая!

Кричишь: Уймись насильник, хулиган!

Но ветер косы расплетая,

Любовник тот!

и интриган,

На бал на царский приглашает,

Под одобренья птичек гам,

Корона, где богиню украшает,

Народ,

что символом России,

всей избрал.

ДЕревенское утро

Роса холодная

под босыми ногами,

А от землицы

сизый пар.

Озима рожь

бежит волнами,

Целует, что-

ветрище-хулиган.

Из моря нивы

солнце выползает,

В пожара цвета,

крася цвет огня

И жаворонок песнь

свою слагает,

В высоком небе

гордо воспаря!

Душа моя

природе подпевая,

Ввысь рвется,

этот час любя,

А за березовую рощей

дома обычного села,

Где в речке

уж белье полощут

И чудна трель —

гармоники сильна,

Пастух хмельной

кнутом и криком,

Чья солнцем

сожжена спина,

Ведет стада,

в луга на заливные,

Собак будя

и Петю-петуха,,

Что шум поднявши,

твари -озорные,

Поднимут всех,

не знающи греха!

Есть в этой жизни,

деревенской сила,

Дающая любовь

нам навсегда,

К тому, что все-

зовем Россия,

Одна,

            Одна,

что сердцу мила,

Под небом синем

яркая звезда,

Большие города,

что хлебушком кормила,

Кормящая

провинции земля!

Где купола церквей

близки так к Богу

И слух ласкают.

их колокола!

Я припаду Великой Родины

к порогу,

Колосьев ржи

услышать голоса,

Слезою с трав, горчащих,

чтоб умыться

И их обнявши,

с шелка телеса,

Как будто

              заново родиться!

 И снова жить,

                 любя, греша!

Колодезной воды напиться

И в роще

слушать соловья!

А после в теплом доме

у окошка,

На грядки с видом,

что с картошкой

С молитвой

уплетать окрошку,

Встречая день,

так солнышком роскошный…

Что мне…

Что мне земля, седьмая часть,

что суши…

Тайги бескрайней, где есть глуши,

Ромашковых полей простор,

И в средней полосе березок

с мальчишкой — ветром

разговор

И тополей с их пухом белым

с сосной седою вечный спор,

Хлебов волнуются поля, как реки,

С дорожкой клевера,

из рая, что узор…

За полем же вдали есть деревенька,

Оттуда льется колокольный звон

И васильков живет семейка,

Возле оврага за ручьем,

Большой реки, где малые притоки,

Тихонько бьются о мосты,

России-матушки взбирают соки

На огородах разные плоды,

О чем поет соловушка- маэстро,

неистово,

на разные лады,

Где уронить слезу не стыдно

от этой чистой красоты…

Окройте двери, господа!

Откройте двери, господа!

Поэт пред вами на пороге,

Чья муза -Русь…

Иваны- дураки

       и все ее разбитые дороги

Его видок хоть простоват,

   но песни знает он березы

И Волги, матушки-реки

он на рассвете слышал грезы,

У старых стен Московского кремля,

Старинных храмов слышал слезы

Поведать  в рифме вам желает строки,

Что ваши души будут теребить.

Чтоб свет станет чуточку добрей,

а жизнь казалась вам милей!

Хотелось бы творить добро!

Ах, это ли не мастерство…

за слогом слог и стих готов!

Не спрятать счастье на засов!

пусть будет меньше лжи и зла

и торжествует красота!

Да! Пусть исчезнут навсегда невзгоды,

что мешают жить,

в пути, что жизнь нам будет путеводной нить,

с которой можно гнёзда счастья вить!

Откройте двери, господа!

И станет вечною весна!

в стремленье человеком быть

 притроньтесь к музе, что поэзией зовется!

на свете том грехи простят

    и вам за светлое зачтётся!

Откройте двери, господа!

Что? кто там?

             я!

Аккордами холодного дождя

 Аккордами холодного дождя

Уныло небо пьесу сочиняло,

 Меж ларго и адажио бродя,

Своею скукой город заполняло.

Но солнце вышло из -за туч,

 «виваче» ноты сразу взЯло
И увертюрою любви

 ему природа
                отвечала
На дивный свет проклюнулась листва,

Под ветром сильным,

 что дрожала

,Нежнее- нежного зеленая братва,

 Рожденью своему рукоплескала..

 А одуванчик с рыжей головой,

в траве, что моря изумрудном,

 Какой то занятый игрой,

 Качал свой пресс нелепо, грузно.

 Вдали гром басом прорычал,

 Ольха сережки уронила.

 То месяц май на свой причал,

Так торопился очень мило…
Свет солнца! Дождь! Сплошное умиление!
Аллегро жизни и пора цветения!
Весна! Красавица весна,

 что для души и вдохновения!

Слово о русской березе

В тихом шелесте березок,

           голос слышится любви,

Что растут возле избенок

И душой, как не криви,

Лист, сердечко,

               что людское,

Бьется, что у нас в груди,

Небесам так по простому,

Каждый песнь поет мечты.

Ветви, кудри- девки красной,

Белый ствол, как нежный стан.

Без греха и беспристрастна,

В красоте, чей есть- талант.

Образ милый всей России,

Лады помнящий привет,

Той славянской свет- богини,

Женщин милых оберег.

По весне, все льющей слезы,

Чтоб очистилась душа

И из женской доли грозы,

Все ушли бы навсегда!

Ах, берёзонька, береза,

Чисто русская краса!

Что на Троицу, как розу,

Чтут святейшую, любя!

тихо август вступает в владенья

Где берёз кучерявых

     поселилась семья,

Далеко от деревни

        протянулись луга.

Иван-чай там встречает

      утром солнца рассвет

И ромашки питают

     жизни дивной сей свет,

Где качает головкой

       василек удалой

Росы чистые, жемчуга искры,

 ожерельем лежат здесь горой

Слезы Прокловы, тот, что наплакал,

 месяц лета прошел как второй…

Небо морем, без облачка, сине

     омывает лугов берега…

И качает… легонько качает,

 чуть волну луговая трава!

Я росой серебристой умывшись,

в траве брода

          не зная шагну

Птаха малого песнь вдруг услышав-

Что блаженство все это пойму!

За спиной, за реденьким лесом,

Где степенно речушка-река

 вопреки шалунишке-повесу

       ветерку тихо так замерла

С колоколенки малой церквушки

      до заутренней слышится звон…

Что под Богом -моя то Россия!

Несравненный отеческий дом!

Тихо август вступает в владенья

И жара уж уже не жара!

Лета милого к осени краскам

         Первый шаг…

И с росой той бодрящей, холодной-

Спасам всем приходящим привет!

осени в сентябре

Хризантемы, астры, рудбекии-

Королевы осени лихие!

Жгут нарядами в садах,

И рябина золотиста-

полыхает, как в огнях-

Ярки бусы  предлагая

 на ветвях своих — руках!

Молча клен листву роняет

И не ведает о том…

Что дорогу устилает-

 рыжей осени с дождем!

Та поплакавшись в жилетку

с теткой Сыростью вдвоем-

Подожжет природу краской-

полыхающим огнем!

Увядания страстный праздник

 так искусно учинит,

Обратив все неживое-

 вдруг в величественный вид.

Что поминки, а не праздник-

Перед долгим-долгим сном,

Птицы криком нам напомнят-

Были, что тепла послом…

И теперь нас покидая,

 машут в небе нам крылом!

Осень! Осень золотая!

Праздник грусти и тоски!

Но видать пришла из рая-

        глаз вокруг не отвести!

Танго осень

Твоя душа пуста,

хоть хороша собою

И мокрые глаза-

твоею есть игрою…

Понять, чтоб не смогли

твоей коварной сути,

Горят рябин костры,

фокстроты ветер крутит

И золотой листвы-

слепительны мнгновенья!

Но зрителя обман-

изящные творенья!

Хоть, девица, щедра,

но вижу взгляд холодный…

Пришла из царства сна,

в крутых одеждах модных.

Развесив жемчуга

в рай сказочный зовешь-

рабов себе угодных!

Там песнь себе споешь

и скинешь все одежды…

И скорчившись от зла,

исчезнешь с бурей снежной.

Вся суть твоя- печаль,

 коварство и разлука…

а красота мираж!!!

Чтоб жизни новой-

народиться в муках…

Твоя душа пуста

и каменное сердце!

А роскоши- наряд,

лишь пыль в глаза, пред смертью.

Холодный жгучий взгляд,

но краше для людей-

тебя ведь нет наверно!

Осенняя пора и колдовские чары-

под ручку, что вдвоем

с усладой ходят парой,

Горя с ее огнем-

 мы ищем наслаждения,

Чтоб крест нести зимой-

весны до нарождения.

осенний блюз

Кружит осенний листопад-

под соло ветра невпопад.

Унылый дождь течет рекой

и в парке мы одни с тобой.

Бушует осень

— всех времен царица,

мы словно в сказке,

 что двоим нам снится…

Cтоят деревья-в макияже лица

и в час чарующий такой-

пойми, грустить нам не годится!

Cкорее зонт цветной открой!

— ты, слышишь, осень нам играет-

любимый блюз твой заводной!

Под небом цвета пепла сигареты,

его станцуем в лужах- мы с тобой…

Cмотри! тут зрителей немало-

они по кругу встали в строй!

Огней вокруг, тебе, что мало,

Качают клены головой…

В груди так сердцу места мало стало-

Нам от мелодии такой!

Угомонись, дождь проливной..

Тебе за ритмом не угнаться!

В глубоких лужах след -земной,

Ну, нам ли в этом танце упражняться!

Листва златая-кастаньеты!

Звучат, как счастия монеты!

Где в тихом парке у реки-

в час этот представленье света!

Дуб старый медью налился

 и вместо сакса-

Главным быть здесь взялся…

Береза-юная краса и тополь,

 что в любви ей клялся-

взялись за духовые неспроста!

Чтобы когда душа поет-

с тобой наш танец, к людям бы являлся…

В холодный дождь и слякоть- ну и пусть…

в своей душе за струны-

 каждый брался б

И Каждый в парк -любви своей…

Блюз cбацать в листопадную пору,

Пылая страстью отправлялся…

Cказав люблю -за день в сто первый раз…

Осенним чарам удивлялся!

Дождя не трусь!

Ведь это только нота-грусть…

Эй, будь смелей!

Танцуй скорей!

в предверии зимы

Быть может осени -колдуньи

Сегодня есть последний день,

Где в красно-бронзовом увядшем саде,

Зимы холодной вижу тень…

Что с серебром, пришедшая внезапно-

Природу вдруг погрузил в лень,

Со снегом, льдом в волшебной сказке,

Добро где? зло? -не ясно без подсказки

Морозом приголубит нежный сон

И запрет метелью в унисон…

Бал красок осени с рыжинкой,

В какой то час весь удалится вон.

И разверглись небесные хляби…

С неба цвета свинца

                 дождь лупил леденящий,

Что устроил в деревне

                               потоп настоящий…

Непролазная грязь,

                     тракторишек рычание

И осеннего леса вокруг,

                 что стал гол трепыхаиье.

Ног не вытянуть с глины противной,

Не добраться у пруда

                                           к ручью

И в колодце воды не напиться,

Разве птицею

                             вдруг полечу.

Свет в окошках Тетерина тусклый,

Где то в доме играет баян

И поет матершинник искусстный

Там шансон про какой то шалман.

Небо страшное к ночи чернело,

В полумраке унялась вода

И к вечерне в селе зазвонили

                    церкви старой колокола.

На минуту проклюнулись звезды

И исчезли во мраке небес.

В трубах вдруг загудел неуемный —

                        ветер злющий,

                             Как будто бы бес…

Треск по лесу прошел и унялся…

Стало в воздухе как то свежо!

И на мокрую русскую землю снег ложился…

И так хорошо!

Что не стало не глины,

                                    не грязи,

Успокоился праведный лес,

Не рычал, не шумел и не бился

                  ветерок, что промчался как бес

И с луной с облаков проглянувшей-

Стал как в сказке весь царственный лес.

До Москвы тут совсем недалеко,

Но какие же все ж чудеса,

В деревушке с названием странным

На святые глядел Покрова…

Первому выпавшему снегу…

Осень-колдунья на смертном огне,

Слезы ее на оконном стекле…

В день, что был сер-

дождь шальной моросил,

Плакать уж осени не было сил,

К ночи ударил несильный мороз,

Тот, что снежок настоящий принес…

Осень вздохнула, в мир иной отошла,

Сказку из детства-Зима принесла…

В шубах деревья!

 Весь мир в серебре!

Всадник Декабрь,

          что далек, но в седле

Свежим дыханьем прельщает из вне…

Катиться! Катиться-года конец!

Мир волшебства, где всему есть венец!

Кружат снежинки,

                как счастья гонцы,

Где то в деревне слышны бубенцы…

Мир черно-белый,

                     но призрачно чист,

Снег, что пушистый, всему здесь солист!

И вот декабрь…

И вот уже декабрь сердитый.

с. морозом лютым на дворе.

Деревьям шубы, уж, пошиты,

пути-дорожки в серебре.

И холод щиплет, и рисует

..румянец, краской, на щеке,

Привет всем шлет узором древним,

штампуя инеем хрустальным-

Нам за окошком на стекле.

Поземка вихри в парках кружит,

с которой ветер колкий дружит.

Снег белый пасть к ногам стремиться

И под ногой разбухшей половицей-

Скрипит!

Простой, но славненький сюжет,

волшебной сказочки родиться!

Уходит год! Душа ликует и поет!

И в доме каждом елке появиться!

В холодном царстве льда

     вдруг розам распуститься,

С гирляндами искрящихся огней,

вдруг счастью нашему случиться

И в детство доброе,

    где мандарины, шоколад,

В последний года день-

        билет у вас в руках…

Как будто очутиться!,

И снова санный путь…

  В оврагах с гор катание!

И снежных баб шары-

лепить очарованье!

Шампанское в бокал!!!

 Под бой Кремля курантов!

Ах, старичок, декабрь!

Зимы маэстро славный!

Приветствую тебя,

    как старший месяц, главный!

Сказка-Зима

В перчатках белых ель

И дуб старинный в толстой шубе,

Морозца легкого неистовая тень,

Которому работать лень

Березка в платье меховом,

Что закаленная душою,

Лишь ей присущим балоством,

Златою светится рудою.

На синем небе Солнце жжет,

Да только никого не греет

И взявши на Весну отсчет,

Зима-блондинка косы вьет

И на сносях, как баба-матереет.

В глазах ее блеск ледяной

И губы инеем покрыты,

Укрывши Русь искристой белизной,

Периной, из алмазов шитой.

В ее нет грусти сердце, что как камень,

На землю сыпет-жемчуга,

Сама себе тихонечко вздыхает…

В избе красы-нет ни окОн, ни ставень,

Бродяга -леший, в ветках, что трещит-

Покой ее-Светлейшей, охраняет.

И зверь любой, что ставит лапу в снег,

За сотню метров дом тот обегает

Повсюду белый-белый свет!

И красота, что дух, аж замирает…

Лес гордо спит и лето вспоминает,

Вороны смелой, шумный крик-

Его не пробуждает,

Зима строжайшей тишине-

  всю цену дорогую знает

И воеводу, что Мороз

   из леса в город посылает,

Где снег скрипуч и звон трамваев

И смока-дымка, пелена…

Где ТЭЦ чадит, как куренная,

Там, где живет душа поэта,

В зимы, что сказку влюблена!

Скрипит снежок, где бьют его сапожки,

Стелится пар белесый изо рта

И в серебре всех сквериков дорожки,

И в белом инее дома…

Ах, сказка, ну побудь еще немножко…

Мороз! И солнышко в окошке!!!

Красы -царицы чудеса,

Но краше их-грядущая Весна!

Сугробы белые и снежные дома…

Сугробы белые и снежные дома,

Вниз ветви опустили рукава,

Пушиста шуба по размеру тяжела,

Гудят от тяжести седые провода

И слепит зимней сказки белизна.

Колючий снег летит в лицо

И не видать мое крыльцо.

Дорог не видно-тратуаров,

Но непогоде мало-мало.

Пуховым стелет одеялом,

Метет, метет, метет на славу.

Волшебной книги так листая главы

И нет на это колдовство управы!

Машины-сугробы! Сугробы-дома!

Деревья в узорах из серебра

И пишется сказка, отнюдь не со зла,

О том, как прекрасна —

                  царица   Зима!

волшебство снежной ночи

Поздний час. Фонари.

Снег пушистый тихонько кружиться.

Мухи белы как будто роясь на свету,

Меж собой соблюдая границы-

Серебром дорогим вдруг сверкнув на лету

На деревья, как жемчуг ложиться…

Устилая ковровой дорожкой асфальт

Он желает нам сказке присниться.

Ведь волшебной зиме в эту дивную ночь

Суждено вдруг судьбой народиться!

Словно ласковый пух в хороводе кружа

Снег идет…

Снег идет не спеша…

Королевы Зимы, строя царство

И в тяжелых нарядах под ветром дрожа,

С плеч деревья роняют меха-

Друг пред другом красуясь с жеманством.

Яркий свет фонарей в злато красит пушисты одежды…

И в безмолвной ночной и великой красе-

Не узнать нам осенний мир прежний.

Одеялом укрыты машины, дома… Снег идет!

Снег идет!

Чистоту нам даруя,

             немного добра…

Ночь темна

    Но огнями сверкают зимы жемчуга,

Сказка в гости стучится светла!

день Василя в Подмосковном Тетерино

Снега по пояс,

к речке тихой вьется узкая тропа,

А в полынье стирает бабка

из дома всякого добра.

Пальцы колом,

 лед искрится на замерзших      простынях,

Тряпки чисты, тряпки грязны-

в двух корзинах на санях.

А морозец не лениться

с ветром сильным на паях,

Обжигают голы руки,

в трудовых, что мозолЯх.

Пес в ногах дрожит скулящий,

       что хозяйку сторожит,

  Взгляд, домой скорей, просящий,

Эка, старую смешит…

Лапой, нос, свой прикрывая,

он за речкой в лес глядит,

Где сохатого почуял,

недалече, что трубит.

В царстве будто Берендея,

  в теплых шубах ельник спит

И зимы порядок строгий

в этом месте сторожит.

Ворон где то встрепенулся,

Пес в рычанье, страшный лай,

С деревушки очень малой,

где её поди уж край,

Чрез сугробы дед спустился,

с матерком словесных стай,

Бабку в сани!

Запряженный лезет в гору,

лезет в гору и поёт,

Про часов старинный  ход.

И в огромнейший сугроб-

 бабку сходу будто в стог…

Лай собачий, старых смех!

Первозданная природа- не живет,

                             где всякий грех.

Дым печной, пар изо рта,

  сизым инеем покрыта

       сей глубинушки судьба,

Снег, как пух от солнца в злате

и звонят колокола,

Нараспашку души здешни,

А мороз им, как игра!

Так Тетерино прекрасно

      день встречало Василя!

Январь студеный на исходе

Январь студёный на исходе,

Своей суровой верен, что породе.

Светило солнце только вроде

И лес, одетый по последней моде,

В роскошных шубах стразами блестал,

в морозной дымке утопая,

Красою глаз мой покорял.

Вороны, галки щебетали,

И сердцу мил был этот гам.

Ветвей касаясь солнце золотило

природы первозданный храм.

Мороз за двадцать, сбитое дыханье,

Что редки лыжников пугать,

из чащи лешего старанья!

То справа треск, то впереди…

Эй, человечеще, беги!

Но шума солнце только испугалось

и небо затянулося свинцом.

Секунда и запорошило,

лес пробужденный, погружая в сон.

Еще часок и пели уж метели,

Роняя шапки завздыхали ели,

Шубейки их потяжелели,

К земле склонился старый дуб

И лешего унялся стук.

С пятак огромный хлопья снега,

чарующий чертивши круг,

С холодным ветром -забиякой,

От взора спрятали все вдруг,

На километр, а может боле-

Не видно не черта вокруг!

Лишь только вихрей белая стена

И диким зверем завыванье,

прощанья с нами января!

Картинка, увиденная мной из окна маршрутки

Мелкий, мокрый снег колючий

С ветром сильным, с серой тучи,

 Силой армии могучей,

Атакует с высока,

Сыплят белые редуты,

В бой идут небес войска.

Колко шее, нос замерзший,

Закрываются глаза!

Непогода словно шепчет:

Получите все сполна!

Вьюге снежной. не уняться-

Не в ночи, не до утра!

И в сугробах все дороги,

Все машины и дома.

Лес седой за Володаркой,

К трассе тяжко наклонясь,

Полегчее шубку просит,

Сквозь свой сон, стоит молясь.

Ветер-варвар завывает,

Ветви ломятся к земле,

Поселковый дворник тащит

Все невзгоды на себе…

Раз скребнет он тут лопатой,

Две уж разом намело.

Этот снег убрать с дороги-

Трактором не суждено!

Атакует землю лава,

Строя славы царский дом,

Белокурой, из красавиц,

Что Зимой, мы все знаем!

Сыплет, сыплет бела стая,

Пряча черною вокруг

И к обедне ударяет храма. колокола звук,

Где среди строений старых-

поселения ткачей,

Блещет свет Москвы окраин,

К удивлению очей,

  здесь Ольховки вырастают—

 Калачи, как из печей,

Новостройки, что из рая,

От которых здесь светлей…

Снег стеной ведет редуты,

Не видать и их теперь!

Только ветер,

Только страсти,

Сумасшедшая пурга!

Ах, на что ж, ты, злишься яро,

Мила -матушка с небес,

Что Руси, царица края,

Королева всех чудес!

Или нас, ты, устрашая,

свой подчеркиваешь вес

Или попросту снимаешь

  ледяной души свой стресс,

Заметая, заметая в место

                 это узкий въезд.

Февраль

Февраль, морозами,

страшаший,

С холодным ликом,

леденящим,

Крутить метели не спешащий И солнцем света,

весть несящем,

Весны привета,

где то спящей,

Шля в дрему в шубах,

шапках, чащу-

Луч золотой, животворящий,

Что феи в ситце —

добрый пращур,

Снег в землю

медленно топящий,

Бежит сквозь сосен и берёз,

рекою рыжей, настоящей

И душу русскую томящу,

Теплом, что близко и бодряще…

Но нас сегодня

жемчугом слепящий,

Февраль морозный

и еще не уходящий,

Нахмурив брови,

завтра удивит всех,

вьюгой, так внезапно прилетящей,

По сути месяц, что колдун…

Зимы устои сторожащий.

Последний снег из города исчез

Последний снег из города исчез,

От злости черный словно бес,

Под ярким солнцем талою водой —

Он на асфальте, как изгой.

И в мути луж  глядят уж свысока,,

Домов, бока из кирпича

 И голубые девицы глаза,

Шалунья, что и егоза,

С горячим сердцем к нам, пришедша в мир,

Что в спячке и себе не мил.

В утробе чувствуя к зеленой жизни рвенье,

Еще в бреду и будто бы в сомненьи,

Вдруг оживая в пробужденьи,

Весны уж ждет чудес с большим терпеньем.

Поросший где то молодой травой,

С больной, тяжелой головой,

Мир этот слаб, но рвется в бой…

На шпильках в мини юбке показала,

             лет средних дама, утренний настрой,

Улыбкой, словно солнце озаряя,

В себя ушедший старый двор

Ритм жизни каблучками отбивая,

По лужам, шедшая, как в бой,

Что флаг цветастой юбки развевая,

     довольно простенький покрой.

 И мир воспрял!

 И чудом боле стало…

В столице, чуть не в центре на Лесной,

У самого асфальта вылезала-

      душа, с землицы головой.

И селезеночник-сорняк,

           но как цветок из рая,

Тепла весеннего проснулся часовой!

И мошек мелких зароилась стая,

«Волшебнице», казалось то игрой,

Воробушек на ветке крикнул, старый

 Мол мир прекрасный -я с тобой!

А эта дама   дальше прошагала,

И честь отдал ей тополей воспрявших строй.

И вот апрель ворвался в душу…

И вот апрель ворвался в душу,

Зелёнкой покрывая сушу,

С чистейшую хрустальною слезой,

С небес упавшую,

           не знающих покой.

Живое все к движенью побуждая

И краски яркие рождая,

После волшебного дождя,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 590