электронная
200
печатная A5
327
6+
Котик, который выбрал меня

Бесплатный фрагмент - Котик, который выбрал меня


5
Объем:
46 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-0051-7390-4
электронная
от 200
печатная A5
от 327

Котик, который бвыбрал меня

Содержание:

1. Удивительное появление Джона в моей жизни

2. Совместные каникулы

3. Юность Джона

4. Зимовье

5. Ах, весна! Прощай, весна.

Удивительное появление Джона в моей жизни

До и после котика Джона у меня жили кошки, однако все они появлялись в моем доме самым обычным образом: мне их либо дарили на день рождения, либо я сама приносила пушистиков в дом. Ведь жизнь с котиками гораздо интереснее, чем без них! Но Джон появился в ней совершенно необычно.

Случилось это летом. Мы с мамой отдыхали в санатории. Там было много семей, при этом взрослые могли утром ездить на работу, а вечером принимать процедуры. Из санатория их возил автобус. Моя мама тоже уезжала сразу после завтрака, а я весь день находилась под присмотром, лечилась и отдыхала.

Программой были предусмотрены различные занятия и развлечения для таких, как я, детей, и, надо сказать, нас было достаточно много. После того, как двери автобуса закрывались за последним родителем, санаторий превращался в детское царство. Все мы быстро познакомились и сплотились. Играли большими командами или разбивались на группы, ходили вместе в столовую и на процедуры, не переживая за то, что находимся без родителей. Такой отдых мне казался вполне интересным и необычным.

В один из дней мама вернулась, но в номер заходить не стала. Она жестом позвала меня выйти в холл, показывая рукой в сторону раскидистого в кадке цветка, стоявшего около окна в коридоре. Мама смотрела туда и улыбалась. «Смотри, какой забавный малыш!» — проговорила она, показывая на свисающего с цветка котенка. Он смело раскачивался на веточке розана, удерживаясь лишь передними лапками, затем, посильней оттолкнувшись, грациозно плюхнулся на ковёр. Заметив интерес к его персоне, малыш решил осчастливить нас своим вниманием. Я присела на корточки в знак готовности к общению с ним и вскоре уже гладила маленького гимнаста, а он в ответ мурлыкал, наполняя помещение приятным звуком. В нашем холодильнике было немного колбасы, и мы пригласили котёнка к нам в гости перекусить. Нисколько не смущаясь, малыш с сознанием дела зашёл потрапезничать. С аппетитом он съел кусочек, потом ещё и ещё один. Колбаса закончилась, да и нам было пора идти в столовую на ужин, а потому мы вышли из номера вместе с гостем. Пушистик забавно бежал, высоко задирая то передние, то задние лапы. Он был похож на жеребёнка, который беспечно пасётся рядом с мамой. Через мгновение он вдруг стал каким-то серьёзным. Встрепенувшись, он куда-то помчался, словно неожиданно вспомнил о важном деле. Мама и я с умилением посмотрели ему вслед.

Утром, когда я проснулась, мама уже уехала на работу. Пора было вставать, умываться и отправляться в столовую. Раньше всех завтракали взрослые, уезжающие на работу, а потом подтягивались дети, совсем тихие, ещё не проснувшиеся. Встречаясь на завтраке, мы обсуждали наши планы на день. Это давало ощущение взрослости и важности. Работники санатория с умилением смотрели на нашу деловитость, собранность, и нам это нравилось.

Я рассказала друзьям о милом вечернем госте. Оказалась, одна из девочек тоже видела котенка. По её словам, он жил в номере с отдыхающими в санатории болгарами, которые собирались забрать его с собой после окончания заезда. Я этому была очень рада — у такого миленького котёночка должен был быть дом! Не было сомнений, что у него будет все хорошо. Малыш был невероятно милым: в меру пушистый, с дымчато-белыми пятнами, как-то по-особенному расположенными по его тельцу, с несильно вытянутой мордочкой, округлость которой сообщала о том, что он, даже став взрослым, продолжит быть похожим на котёнка! А ещё у него был удивительно умненький взгляд, по которому сразу можно было понять, когда он будет шкодничать, а когда с ним можно договориться, объяснив, в чём он не прав.

Позавтракав, мы помчались играть во двор, затем выпили кислородный коктейль, поделились тайнами, и лишь перед маминым приездом я пошла в номер, чтобы встретить ее с работы. Войдя в комнату, я увидела удивительную картину. Наш вчерашний гость мирно спал… на моей кровати! Его дыхание было заметно через животик, который то поднимался вверх, то падал вниз. Уставшего малыша не пробуждал ни шум открывающейся двери, ни посторонние шумы, доносившиеся из ванной комнаты. Увидев котёнка, я замерла от неожиданности. Незваный гость, видимо, пришёл через окно и решил отдохнуть в нашем номере. Хотя мы его и не ждали, будить такого милого малыша совсем не хотелось. Смотреть на него было невероятно приятно. И даже то, что он спал на моей кровати, делало меня особенно счастливой. Я решила подождать прихода мамы в коридоре и тихонько вышла из комнаты.

— А почему ты не в номере? — спросила она с волнением в голосе, когда увидела меня около двери.

— У нас там спит котёнок, которого мы вчера видели, — улыбаясь, ответила я.

— Почему он спит у нас? — с удивлением спросила мама.

— Не знаю. Когда я пришла, он уже лежал на моей кровати. Видимо, залез через открытое окно.

Вместе с мамой мы зашли в номер. Звук открывающейся двери разбудил гостя. Котёнок поднял голову и приветственно мяукнул, затем зевнул, потянулся и замурлыкал. «Ладно, пусть пока останется тут. Вернёмся и выпустим его, а то будут ругаться, что мы отдыхаем с животным», — сказала мама. Закрыв дверь, мы пошли на ужин.

Вечером в санатории были танцы. В холле собирались практически все отдыхающие. На такие вечера приходили, скорее, для общения, а не из-за возможности потанцевать. В этот вечер гости из Болгарии предложили всем разучить танец «Сиртаки». Его несложные движения объединили присутствующих людей. Настроение было отличное. В этот вечер танцевали все! Даже те, кто этого не планировал! С этого момента все знали друг друга по именам.

В приподнятом настроении и с хорошими эмоциями мы поднялись к себе в номер. Было уже поздно и хотелось спать. Громко общаясь, не боясь кого-либо разбудить, мы подошли к двери своей комнаты и вспомнили, что у нас там оставался непрошеный гость. Волнение охватило меня от мысли, что его нужно будет попросить уйти. Настроение начало падать. К счастью, выгонять никого не пришлось — котёнка в номере не было. Он ушёл сам. На моей кровати осталась небольшая вмятина, напоминающая о том, что гость всё-таки был, и мне это не почудилось. Самостоятельный уход котика вернул моё настроение. Ведь выгонять прелестных малышей не самое приятное занятие в жизни. Быстро умывшись, мы легли спать.

На следующий день меня разбудило ярко светившее Солнце. Его лучи касались моего лица через неплотно закрытые шторы. Это было приятное пробуждение. Я люблю Солнце, его теплоту и даже яркость. Набросив халат, я вышла на балкон пожелать в ответ доброго утра Солнцу и обнаружила, что нахожусь здесь не одна. Там, где луч касался балкона, сидел котик. Он приветственно мурлыкнул и подставил мордочку Солнцу. Его глаза были зажмурены, а ротик слегка приоткрыт, словно он хотел втянуть теплые лучи всем, чем мог. На Солнце шёрстка котенка казалась более пушистой. Ее кончики, торчащие в разные стороны, словно светились, и от этого малыш напоминал распушившийся одуванчик.

Я любовалась этим чудесным созданием и тем, какое умиротворение царило вокруг. Неожиданно с соседнего балкона послышался мужской голос: «Джон! Джон!». Человек ещё что-то говорил, но мне не было это понятно. Я подошла ближе к краю балкона и увидела молодого болгарина. Он перевешивался через перила и звал именно этого котенка. Увидев меня, он улыбнулся и жестом попросил подать ему Джончика. Именно этого, гостившего у меня, котёнка. Я была рада тому, что такой прелестный малыш был чей-то и, подняв нагретого солнцем пушистика, передала его в крепкие руки мужчины. Он аккуратно взял котёнка, тембр голоса болгарина стал невероятно нежным. Было понятно, что котёнку говорят приятные слова. Ничего другого таким голосом сказать было просто невозможно. От понимания того, что котёнок находится там, где его очень любят, у меня на сердце стало светло и приятно.

После завтрака я зашла в номер, чтобы собраться на прогулку, а там… Там я снова обнаружила гостя, любившего мять мою кровать. «Какой самостоятельный котенок! — подумала я. — Сам решает, когда и где ему находиться». Меня поразило то, что при таком отношении хозяев к его персоне, он продолжал приходить к нам. Я села рядом с котенком и приласкала его. В ответ, не открывая глаз, малыш громко замурлыкал. Гостей принято угощать. У нас была колбаса в холодильнике. Я открыла его и достала угощение. Сообразив, что его хотят покормить, котёнок спрыгнул с кровати, поднял распушенный хвост и поспешил ко мне. Приятно, когда понимаешь кого-то даже без слов. Наевшись досыта, Джон принялся умываться, затем привычно запрыгнул на мою кровать, давая понять, что уходить он никуда не собирается. В этот вечер мама не стала настаивать на том, чтобы проводить непрошеного гостя, и спать мы легли уже втроём.

Утром я проснулась оттого, что Джончик ходил по мне и беспокойно мяукал. Его животик хотел кушать, и это доставляло котёнку дискомфорт. Колбаса у нас закончилась, и ничего подходящего для кормления котёнка у нас было. Впервые за каникулы мне пришлось встать так рано, да ещё не для себя, и идти в столовую за едой, которая меня мало интересовала. Появление ребёнка на завтраке в столь раннее время вызвало удивление у всех. Женщина, выдающая порции, к счастью, положила мне гораздо больше еды, чем обычно. К тому же дала две булочки с собой на перекус между завтраком и обедом. Более того, никто не запретил мне вынести с собой немного еды. Я была этим очень довольна и побежала скорее кормить малыша.

Котёнок с аппетитом съел угощение, даже немного жадничая и торопясь, словно кто-то мог отнять его еду. Я, наблюдая за ним, думала о болгарах, которые считали его своим питомцем. У них-то, наверняка, был приготовлен для него завтрак, возможно, более вкусный, чем тот, который смогла добыть ему я. Котёнка, скорее всего, ищут, переживают о том, что малыш голоден, а он почему-то сейчас у нас в номере и совсем не чувствует себя в этом виноватым. Лишь этому малышу и было известно, чем лучше здесь, где он всего лишь гость, а не с хозяевами. Мне не хотелось выгонять пушистика после еды и, оставив открытым балкон, я побежала играть с подругами.

Совместные каникулы

В номере мне постоянно нужно было то что-то взять, то положить, и, забежав, в него очередной раз, я снова увидела нашего гостя. Джон в два прыжка оказался около меня. Он широко зевнул, дав понять, что только проснулся, а значит, всё это время был тут. К счастью, в холодильнике оставалось немного еды от утреннего завтрака, и я покормила малыша. Пообедав, котик попросился в ванную комнату. Там он ловко запрыгнул на унитаз и со знанием дела воспользовался им. Хотя смыть за собой он не умел, своим поступком весьма удивил меня.

Его самостоятельность и сообразительность были выше всяких похвал. Вернувшись в комнату, Джон, нашёл на полу мою резинку для волос и, словно она была отставлена там для него, принялся с ней играть. Такая игрушка зацеплялась за его коготки, и это создавало ощущение, что она согласна с ним шалить. Отцепившись, резинка взлетала вверх, что приводило котёнка в восторг. Мне стало понятно: уходить он не собирается и гостем себя не ощущает. Это заставило меня всерьёз задуматься о том, как передать его тем, кто о нём заботится и считает своим питомцем. Мы в то время не планировали заводить животных, да и в санатории были временно. Мне очень хотелось, чтобы после нашего отъезда котёнок не остался бездомным. Болгары заботились о нём и любили, и было бы здорово, если бы они взяли пушистого малыша с собой. При этом я не могла насильно выгнать котика. Раз он хочет быть здесь, нужно решать, кому его отнести, когда наш заезд закончится. В голове я перебирала различные варианты и вспомнила о моей тёте. Она хотела завести себе котёнка. «Нужно предложить ей этого очаровашку!» — мелькнуло у меня в голове. Не откладывая, я побежала звонить ей. В моём детстве не было сотовых телефонов, и звонили мы с уличного телефона-автомата, бросая в него две копейки. «Если она согласится взять Джона, то это будет самым лучшим развитием событий», — думала я, ускоряя шаг. И, ура! Согласие на то, чтобы взять котика, было получено! Мы договорились о том, что сразу после отдыха я привезу его ей. А пока Джончик поживёт с нами. После такой новости я практически взлетела по ступенькам и очень скоро оказалась в номере. Всё это время крутилось в голове: «Котёнка не нужно выгонять и отдавать другим! Всё это время он буду жить с нами! Как же это здорово! Он такой умненький и миленький, с ним так весело!». Все эти мысли практически одновременно проносилось в моей голове, заставляя сердце стучать всё быстрее.

Теперь нужно было продумать, как сделать пребывание Джона тайным для сотрудников санатория. Целый день смирно и незаметно сидеть в номере он явно не станет. Мне же не хотелось проводить весь день в номере, развлекая его и пряча от всех. Оставлять его одного, пока играю с подругами, было опасно. Джончика могли выгнать, а нас отругать. Все эти варианты не годились для совместного проживания с этим милахой. Тогда я взяла полотенце, завернула в него малыша, как куклу, и отправилась с ним гулять. Джончик, понимая, что так нужно, сидел у меня на руках достаточно смирно, ничем не выдавая себя. Вид девочки, идущей гулять с куклой в руках, подозрения ни у кого не вызвал. Беспрепятственно пройдя мимо вахтёра, я вышла на улицу. Так мы очутились на улице. Санаторий располагался в лесу. Деревья в нём были самые разные, но сосен было немного больше, чем остальных деревьев. Их особенностью были высокие стволы практически без веток. Все они располагались вверху — так им хотелось обнимать небо. Оказавшись в месте, где нас не было видно работникам санатория, я развернула полотенце, выпустив котёнка на прогулку. Джончик, ощутив свободу, был так обрадован, что хотел залезть на все деревья сразу. Их близкое расположение друг к другу подсказывало ему, что он сможет, не спускаясь на землю, скакать по ним. И, представив себя белкой, котик ловко прыгал с одного дерева на другое. Ему даже не хотелось лазить по ним. Прыжки захватывали его целиком. Распушённый хвост хулигански вздымался вверх при каждом прыжке, выдавая настроение этого чертёнка. Если деревья находились не слишком близко друг к другу, котику приходилось спрыгивать с одного и, подбегая к следующему, взбираться на него с земли. При этом он не бежал, а старался сделать это в прыжке, ощущая в себе умение летать. Джону хотелось уделить внимание абсолютно каждому дереву. Он словно дал каждому из них такое обещание. Его восторг от прогулки делал счастливой и меня. Было приятно наблюдать за тем, как он веселиться!

Вдруг, на одном из деревьев Джончик внезапно замер. Остановился, а затем жалобно замяукал. Я поспешила узнать, что же случилось. На сосне была небольшая рана, и дерево лечило себя смолой, густо залив ею это место. Мягкая же шёрстка котёнка моментально прилипла к стволу, что не позволяло ему двигаться. И хотя Джончик не был приклеен слишком сильно, его пугало ощущение, будто его держит кто-то невидимый. Аккуратно отделив котенка от дерева, я увидела, как сильно он перемазан густой смолой. На улице я бы не смогла очистить его. Нужно было возвращаться в номер и отмывать бедолагу водой и мылом. Завернув котика в полотенце и превратив его снова в куколку, мы поспешили домой. К счастью, смолу удалось смыть, несколько раз намылив шёрстку мылом. Джончик мужественно сносил эту процедуру, не хныкая и не царапаясь. Видимо, понимание того, что иначе придётся её вылизывать самому, было менее привлекательным, и он послушно сидел на моих руках.

Подходило время обеда. Я уложила Джончика на кровать, а сама собралась в столовую. Малыш не был против остаться. К тому же он решил перемыть свою шёрстку самостоятельно. За обедом я рассказала моим подругам, что котёнок болгар живёт у меня. Теперь о нём необходимо заботиться мне, кормить его и выгуливать. Девочки оживились и сообщили, что с удовольствием помогут мне в воспитание котенка. С этого момента у Джончика появилось сразу несколько нянек. Все они наперебой играли с ним, приносили еду и сопровождали его на прогулках. Таким образом скучать малышу не приходилось. А вот мне с этого дня нужно было вставать гораздо раньше обычного. Утром Джончик так сильно хотел есть, что бесцеремонно будил меня, когда мама начинала собираться на работу. Я не любитель вставать рано, тем более на каникулах. И помощи подруг мне хотелось больше всего именно в такие моменты. Но никто из девочек не приходил к нам в это время. Ответственность за живое существо, зависящее от меня, поднимала меня ранним утром с кровати. Я приходила в столовую ко времени, когда там завтракают взрослые, и то только те, которым нужно ехать на работу.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 327