электронная
72
печатная A5
344
18+
Космос

Бесплатный фрагмент - Космос

Объем:
146 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-7623-8
электронная
от 72
печатная A5
от 344

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Солнце нещадно прижигало все живое, трава клонилась к земле, желтела и медленно сохла. Если не будет дождя ближайшие пару дней, трава превратится в сено.

Деревья — единственное укрытие от солнца — начали терять листья. Мир меняется и глобальное потепление тому причина. Я привык видеть вокруг себя зеленые деревья, травы, реки и пруды, полные вод. А сегодня все это похоже на вымирающий оазис. Что мы сделали Богу не так, раз вызвали на себя его гнев?

Кто что пусть делает, а я сделаю землянку, или, вернее, подземное убежище, чтобы схоронить семью от жары, а то днем невыносимо находиться в доме. На кондиционер у нас нет средств, а в холодильнике мало места, последние — это шутка. Вот и роюсь ночами в земле в саду, всего за несколько метров от дома. Отец с братом подготовили кирпичи, песок и цемент. Мы обложим наше убежище кирпичом и вставим герметические двери. И несколько труб для кислорода.

Нужно будет провести туда электричество, чтобы взять с собой холодильник, три кровати и шкаф для одежды. Водопровод рядом — заведем шлангу и поставим душевую кабинку. Получается, что придется строить под землей несколько комнат. Одну для нас с братом, другую родителям и третью про запас. Я так размечтался, что не заметил, как зарылся на несколько метров вглубь земли. Лопата сама копала в моих руках. И я уже нагнулся за очередной порцией земли, чтобы набрать ее на лопату и выбросить наружу, как в этот момент что-то как шандарахнуло. Казалось — сто чертей налетело на мое село. Что-то, ужасней урагана, промчалась наверху. Я ничего не увидел, только почувствовал как стонала и вибрировала земля. Такое впечатление, что кинули атомную бомбу.

Ночь, да еще и такую темну, пережду. Утром буду выбираться. Тем более смерч или что там было, завалил выход. Придется разбирать завал, чтобы вылезть наружу.

Скучно буду копать глубже. Если что, ко мне должны прийти на помощь брат с отцом. А, может, завал слишком сильный. Пока разберут и утро наступит. Буду работать. Чем глубже яму я вырою, тем быстрее мы закончим убежище и спрячемся сюда.

Рыть стало легче. Земля в этом месте какая-то рыхлая. Вот еще одна загадка. Не успел я подумать, как земля под ногами провалилась, и я полетел вниз. Падения было недолгим, метров на два. Я даже не мог удариться как следует, и, слава Богу, оказался целым.

Осмотревшись, я понял, что стою в яме, а впереди при свете фонарика вырисовывался долгий тоннель. Я медленно пошел вперед. Проход был выше меня, и я мог идти свободно, не пригибаясь. Словно кто-то заранее рассчитал эту высоту на человеческий рост. Нужно, чтобы не заблудиться, писать на стене метки. Я нашел кусок камня и шкрябал через каждый метр на стене закавычку. Стены тоже показались мне искусственными. Но это на первый взгляд. А если приглядеться, нигде нет точности. Эту пещеру могла вымыть и вода.

Я шел, медленно спускаясь вниз. Уклон был заметным, и весь этот подземный коридор словно закручивался в спираль. Похоже на лестницу, но только без ступенек. По моим подсчетам я забрался метров на сорок в глубину, а воды нигде нет. Наверное это все-таки искусственная лестница. От этих мыслей мне стало страшновато на душе. Представить не могу, какие существа могли построить такой тоннель. Потом вспомнил документальные фильмы о том, как люди прятались в подземельях от татаро-монгол. Может это тоже какое-то историческое место, и я первооткрыватель. Вдруг найду золотишко или еще что-нибудь ценное. Так я смогу помочь отцу и маме, если они живы. Конечно, они живы! Они обязательно спрятались в погребе перед бурей. Скоро они выберутся и начнут меня искать. И увидят меня, идущего навстречу с мешком золота на плечах.

Я уже не шел, а бежал. Уклон с каждым метром увеличивался, и меня само несло вниз. В какой-то момент я не удержался, упал и поехал как на санках. Хорошо, что на мне были толстые штаны для сварочных работ, из очень крепкого материала. Как говорится, и в огне не горит, и в воде не тонет.

В которых местах моего спуска я еле успевал уклонять голову от сталактитов которые стали встречаться на моем пути. Несколько штук я сбил ногами, чтобы не поранить живот или голову.

Я понял, что ускоряюсь, и уже летел с такой скоростью, что стены мелькали перед глазами. Затем медленно, круг за кругом скорость начала уменьшаться. Тут, вдруг, я остановился и смог оглядеться.

За время спуска у меня так закружилась голова, что я несколько секунд пытался прийти в себя, просто сидя опустив голову. Носом шла кровь, в воздухе чувствовался недостаток кислорода. Баллоны с кислородом — вот что нужно было брать с собой в такое путешествие. Но ведь я не готовился, вообще не понимал, что происходит. Вот незадача! Теперь я в плену подземного лабиринта. Назад только альпинист со специальным снаряжением моет выбраться. Умру от голода или от переохлаждения. Кстати, о холоде. Почему мне тепло? Еще этого не хватало. Единственный источник тепла под землей — это вулкан. Вот в лаву еще не хватало попасть.

Ну, что же, нужно пытаться выжить. Я верю в Бога и думаю, что Господь меня просто так зря в этот мир не выпускал бы. У меня свое предназначение. Только что я должен совершить? Пока не могу понять.

— А-а-а! Люди! — закричал я во все горло.

— Чего орешь, придурок? В подземных лабиринтах это опасно. Можно вызвать сдвиг породы, — раздался голос из темноты.

— Почему сразу придурок? — удивился и не успел испугаться я. Хорошо встретить в таких местах разумного человека, хотя откуда знать человек он или нет? После этой мысли во мне задрожали все жилки.

— А какой умный попрется под землю без необходимого для этого снаряжения? Я вот профессор. У меня была целая экспедиция, а остался я один. Так что добро пожаловать в клуб неудачников. Теперь мы вместе будем пытаться выжить в этом подземном мире. Я Сидорович. Так меня называли мои студенты, царство им небесное. Со мной сюда попали десяток оболтусов, и уже месяц, как я их всех по одному похоронил, — говорил, не останавливаясь, Сидорович. Я только заметил что вокруг валялись разные вещи. Похоже на лагерь. Несколько палаток и посредине угли — бывший костер. Дров нигде не видно. Наверное, студенты принесли дрова с собой, и все они кончились.

— Сидорович, я рад вас здесь видеть. Но честно, очень растерян. Я так быстро попал под землю, что не могу никак прийти в себя. У нас нет никаких шансов? — спросил я, чтобы подержать беседу. Да и так понятно, что если погибли десять человек, то погибнут и остальные.

— Шанс есть всегда. Просто некуда нам идти — везде одно и то же — подземный мир. Здесь нечего есть, пустота и холодная вода. Дрова закончились, а все попытки моих студентов подняться к выходу, используя скалолазные инструменты, провалились. Все они падали с большой высоты и не один не выжил после такого падения. Тела сразу уносила подземная река. Вон там, в пяти метрах отсюда, — старик рассказывал, и по его щекам текли слезы.

— А почему вы не воспользоваться пещерой, по которой пришел я. Там сзади спуск. Правда, он похож на винтовую лестницу, но не слишком крутой. Используя верхолазное снаряжение пройти можно без проблем, — не успел я договорить, как старик уже с фонариком в руках обследовал тоннель, по которому прибыл я.

— Смотри сюда, да это же тоннель с дверью! Ты открыл дверь с другой стороны! — закричал старик.

— Нечего я не открывал, может, она открывается автоматически, — удивился.

— Такие технологии! Это открытие века! Мы искали со студентами останки предыдущей цивилизации, а это сделали не в нашей цивилизации. Таких технологий у нас еще нет, — теперь старик радовался, как младенец.

— Сидорович, да придете в себя! У вас есть снаряжение, чтобы мы могли выбраться отсюда?

— Нужно поискать. Молоток где-то есть. Нужны еще скобы, кольца и веревка, — шептал старик, роясь в снаряжении.

— Я думаю, что пора отдохнуть, а восхождение начнем завтра или через несколько часов., — сказал я Сидоровичу.

Сон был коротким и тревожным. Холод пронизывал до костей, хот я и был тепло одет. Как ни крути, а тут подземный мир, в котором солнца не увидишь.

Я проснулся. Солнечные лучи щекотали мое лицо и пробивались мне в глаза сквозь веки. Что это был? Сон, наверное. Снилось, что я попал глубоко под землю. Может, меня просто привалило, а брат с отцом откопали и теперь я лежу, смотрю на солнце. Я повернулся в другую сторону и открыл глаза. Рядом сидел на корточках Сидорович и глядел на меня.

— Сынок, ты что-нибудь понимаешь? — шептал он — откуда так глубоко под землей солнечный свет? И ты посмотри, какая пустота! Я не вижу края. Давай пойдем, посмотрим, откуда исходит солнечный свет.

Я окончательно проснулся и понял, что снова под землей, и Сидорович предлагает на что-то посмотреть.

— А у нас есть выбор? — отмахнулся я и стал собираться.

У Сидоровича оказался неплохой сухой паек. Они брали его, рассчитывая на десятерых, а для нас двоих хватит надолго. Мы поели и двинулись вперед.

Мы обошли речку и были удивлены увиденным. Впереди простиралась широкая, метра четыре, ровная дорога. Или это шутка природы, или кто-то действительно из камней намостил дорогу. Идти стало легко и быстро, и мы не заметили, как пришли к большому круглому предмету, напоминавшему постамент.

— Это памятник яйцу, — предположил профессор.

— Я бы не стал спорить. Но чье оно? Динозавра?

— Скорей всего, он настоящее. Попробуй скорлупу. Она не каменная, а с настоящей органики, — исследовал яйцеобразный предмет Сидорович.

— В диаметре метров пять будет. Это ж у кого такой большой малыш может оказаться? — прикалывался я.

Обследуя яйцо, мы нашли в нем большую дырку, в которую можно спокойно пролезть или всунуть голову. Понятно, что яйцо испорчено или продырявлено. Вот и лежит здесь миллионы лет. Внутри его, наверное, пусто. Подумал я так и сунул туда голову. Страх оковал меня сразу. Внутри засветились миллионы разноцветных огоньков, а на меня вытаращилось лицо с темными глазами.

— Ты кто? — испуганно произнес я.

— Ты кто? — повторило лицо, без каких либо эмоций.

— Я человек, а ты?

— А ты? — повторило лицо и приблизилось ко мне на расстоянии десяти сантиметров. Оно дунуло на меня холодным дыханием, от которого меня пронизал панический страх. А в мозгу как-будто что-то взорвалось.

— Ты что делаешь? — заорал я с испугу.

— Я скопировала твой мозг. Теперь я знаю все, что знаешь ты, — ответило лицо.

— Слушай, что за шутки!? Отпусти мою голову, — продолжал я истерику.

— Ой, извини, тебе, наверное, больно. Ну, тогда входи весь, — сказало лицо, и я полностью оказался в яйце. И все разноцветные огоньки и радужные случайные мистические изображения стали меняться. И через несколько секунд я словно очутился на пригорке, а впереди располагались лес и поле. Так выглядит моя родина, и это мое любимое место. Но я то понимаю, что это иллюзия. Чертова голова все это взяла у меня из памяти.

— Что тебе от меня надо, — спросил я.

— Тысячи лет мне не хватало друга. Я жил один, существовал сам по себе, а теперь понял, как интересно там в том мире, где живешь ты. Я хочу в нем жить, но не знаю, возможно ли это физически.

— Со мной старик, там, снаружи. Он беспокоится.

— Скажи ему, пусть подождет, мы скоро выйдем, — сказало лицо и начало преобразовываться в человека.

Вскоре возле меня стояла девушка в легком платьице, с серыми глазами, блондинка. Таких я видел по телевизору. Вот откуда он взял образ. Стоп! Да это же Оля Полякова! Я тайно в нее влюблен, ну как все мальчишки в киношную героиню.

— Хорошо, Оля, я согласен с тобой дружить, только очень напуган и ничего не понимаю. В нашем мире таких как ты не существуют. Я имею ввиду, яйцо и лицо, блондинку, в которую ты превратилась…..

— Трансформировалась, — перебила меня Оля.

— Да, трансформировалась. Если ты такая умная, то скажи, куда я попал и что мне делать?

— Я помню и знаю только то, что когда я была маленькой, меня родители запихнули в саркофаг для хранения личности. Тоесть, в это яйцо. И я просидела в нем сто тысяч восемнадцать лет. Пришел ты и программа сработала автоматически. Были получены от тебя файлы для моего обучения языку, подобрано тело, соответствующее вашему миру. Теперь я свободна и могу передвигаться, куда захочу. Но я не знаю твоего мира. Возьмешь меня с собой? Я буду тебе другом.

— Мне все-ровно. Пошли куда ни-будь, а то мне в этом телеке страшно, — как только я сказал свое пожелание, сразу же выпал из яйца, да так быстро, что и не заметил.

— Кто это? — удивился профессор.

— Ее зовут Оля. Ей миллион лет с хвостиком, — представил я свою новую подругу, — Не пугайтесь. Ее создали по моей извращенной фантазии. Ее суть просидела в этом хранителе души миллион лет, пока не пришли мы. Система активировалась и девушка вышла из яйца. Ах, да понимайте как знаете. Я сам ничего не понял.

— Так какого черта она там торчала так долго? — удивился старик.

— Я там хранилась. Это одноместное хранилище сущностей, — начала объяснять моя спутница, — меня туда всунули родители в двадцать один год, в день, когда на Землю напали инопланетные захватчики.

Старый профессор задумался, а потом просиял, словно поймал золотую рыбку.

— Значит, я был прав! Я искал остатки предшествующих цивилизаций и вот нашел удивительную машину хранения душ. И симпатичную представительницу древнего мира. Оля, вы можете рассказать мне по подробней как жили в вашем мире? И что сгубило его?

— Не что, а кто, — пояснила Оля, — прилетел звездолет, сел на Луне и оттуда вылетело много летающих объектов. Они беспощадно выжигали лазерами всех разумных существ. Другими словами, мой народ, и все то, что мы нажили за тысячелетнюю цивилизацию. Потом захватчики заселили мир биороботами, скрестив их с приматами. А оставшиеся приматы были уничтожены. Вот такая печальная история.

— Получается, что мы биороботы! — ужаснулся старик.

— Тела у вас искусственные, но в мозгу сидит настоящая сущность. Звездолет, который сел на Луне, оказался хранилищем человеческих душ. Еще в звездолете было несколько тысяч бессмертных, которым принадлежат души людей. Эти бессмертные сейчас правят вашим миром, а остальное человечество на них работает. Все законно. Так ваша цивилизация выживает. Но как только эта планета отдаст вам все свои ресурсы, ваши бессмертные хозяева соберут все души в звездолет и полетят дальше искать пригодную для жизни планету. Мой отец пытался вести переговоры с вашими бессмертными, но все зря. Они неумолимы. Они не захотели жить параллельно с нашей цивилизацией. Бессмертным было легче уничтожить моих сородичей. Но всех убить не удалось. Некоторые спрятались в подземных хранилищах. Сюда аппаратура ваших бессмертных не достает. Этот мир бесконтрольный, а наверху полно невидимых летающих объектов, которые контролируют жизнь в вашем мире. Поэтому им все подвластно. Только прочитав твою память, я поняла, что бессмертных ничто не интересует. Одна лишь нажива. А люди для них расходный материал. Они даже не удосужились пересчитать все души в хранилище. Много душ пропадает, а они их не ищут.

Оля говорила вполне убедительно, что не верить ей не приходило и в голову. Но я же не могу изменить мир! Я и раньше догадывался, что есть большой секрет. Все, про что мы слышим в сказках, легендах, мифах имеет под собой реальную почву.

— А как попасть на звездолет? — спросил я, хоть и сам догадывался.

— Нужно просто умереть. Бессмертные контролируют ваши тела и не дают вам долго жить, НО СДЕСЬ ПОД ЗЕМЛЕЙ ВЫ МОЖЕТЕ ПРОЖИТЬ ЧЕЛУЮ ВЕЧНОСТЬ!

— Но как? Нам нужна вода и еда, — удивился старик.

— Этот свет — это энергия. Мой отец разработал вид энергии, который напрямую дает телу свои энергетические составные. В этом свете можно прожить вечность. Он будет и согревать нас, и снабжать питательными элементами. А воды вокруг полно. Да кто вам говорит, что нельзя найти рыбу или вырастить оранжерею с огурцами. Здесь полно золота. Можно временами подыматься на поверхность и менять его на еду и прочие нужные вещи. Но мне самой нельзя там показываться. Я могу попасть в поле зрения ваших бессмертных. Они меня уничтожат, — Оля говорила, а сама блистала красотой.

Если бы на самом деле это была Оля Полякова, то со мной она бы вообще не разговаривала. Понятно — она из бессмертных, а бессмертные простых смертных за людей не считают. Вот почему в обществе есть богатые и бедные. Вот почему одним деньги в руки идут рекой, а другой еле на хлеб зарабатывает. А эти политики, ученные пророки! А зачем тогда Джордано Бруно сожгли на костре? Сколько вопросов, на которые можно искать ответы целую вечность, но все сводится к одному — к разработке планеты. Сначала Боги просто жили, чтобы пользоваться властью, но в последние время прогресс двинулся далеко вперед. Наверно, они развивают технологический прорыв из-за опасности. Вот зачем в мире все подчинено гонке вооружений. Бессмертные знают то, чего не знаю я.

Посмотрев на Олю, я понял как я по мальчишески в нее влюблен. Нет, я не был влюблен в ту супер Олю с телевизора. Я был просто ее поклонником, а вот эта Оля идеальна. И теперь я понимаю, что в этот подземный мир я попала не случайно. Кто-то это продумал. И, может быть, он спланировал такую ситуацию еще тысячу лет назад. Но все же мне это нравится. И пусть я буду предателем, обосновавшим свой мир, и пусть все это глупо, но не воспользоваться Олей Поляковой — просто идиотизм. Она будет моей. Она мне нравится. В ней есть что-то завораживающее, и поэтому я согласен на ее предложение. Да ради нее я согласен на что угодно. Конечно, в пределах разумного.

Итак, подведем итоги. Я встретил свою половину, нашел новый мир для обитания. Под землей — так под землей, зато вместе с милой, как говорится, и в шалаше рай. Только в моем случае я нашел целый подземный мир. Прошлись мы от яйца несколько сот метров и увидели подземный город с множеством домов. Зашли в первый попавшийся дом. Внутри находилась мебель, припавшая пылью веков, разная домашняя утварь. Как я заметил, все было сделано с очень крепкого материала. Я открыл шкаф и нашел там шкафу постельное белье в полиэтиленовых пакетах. Оно было совершенно новое. И все остальное, что находилось в доме, было новое. Только в пыли. Мы легко убрали ее веникам. Которые оказались в прихожей. Потом нашли и пылесос, и работающую розетку. Водопровод, ванная, кухня, туалет — все есть, только все сделано как-то иначе, не так, как у нас.

Вот и начали мы жить в этом доме все вместе. Через некоторое время мы окончательно привыкли ко всему, окружающему нас. Мы жили в разных комнатах. Потом старик нашел библиотеку и теперь его оттуда ничем не выманишь. Все читает и читает.

— Старик, да хватит тебе грызть науку! У меня скоро будет пополнение, — пришел я к старику в библиотеку с едой и просьбой заняться чем ни-будь другим, а то он вижу совсем зачитался.

— У тебя будет много детей, — произнес он и больше ни слова. Опять уткнулся в одну из книг.

Сидоровича я еще мало изучил. Что ж, если он желает сидеть сутками в библиотеке, то пусть сидит. А вот Оля для меня сейчас все. Такая красавица! Мне с ней хорошо. Она тоже выглядит счастливой и постоянно говорит, что очень любит меня.

Так что плевать мне на старого маразматика. Нужно готовить дом к пополнению. Только по Олиному худенькому тельцу не скажешь, что у нее будет ребенок. Ну, женщине видней. И врать мне нет никакого смысла.

Я нашел электростанцию, которая обеспечивала весь город электричеством, склады с запасными частями для ремонта домов, а так же много складов, закрытых на замок. Туда я не мог никак проникнуть. Может, там просто ничего нет или мне кажется, что это склад. Может там контейнер для мусора или вода для питья. Какая разница? Разве можно быть таким подозрительным.

Пойду к старику, понесу ему покушать. Я нашел на кухне специальную машину, которая делает на заказ пищу. Нажимаешь на кнопочку с названием и получаешь то, что хочешь. Я перепробовал все пятьдесят блюд — пальчики оближешь! Жаль только, что все названия написаны на непонятном языке. Нужно спросить старика. Если он знает этот язык, то пусть и меня ему обучит.

— Сидорович, что с тобой? — испугался я, когда вошел — старик не шевелился. Через минуту я понял, что он спал.

— А что? — проснулся старки. Я обрадовался, что он жив.

— Я тебе поесть принес. И еще — научи меня их языку, — попросил я.

— Садись. Ты знаешь, я плохо себя чувствую. Мир без солнца не для меня. Мне все время холодно, хоть и температура вокруг нормальная, комнатная. Ты это заметил? Здесь установлены какие-то обогреватели. Ты знаешь, эти люди жили здесь десять тысяч лет назад, а то и больше. У них своя мера исчисления. Не такая, как у нас. Но какая разница? Они вымерли, потому что не смогли прожить без солнечного света. Точнее, их стерилизовали враги, когда эти люди еще жили на поверхности. Пришельцы, тоесть наши боги или хозяевами — называй, как хочешь, первым делом заразили местное население каким-то вирусом. Он сделал их бесплодными. А потом начали уничтожать население. Но сейчас главная задача — научить тебя их языку, чтобы ты мог править ими. Все они души умерших, которые жили здесь десять тысяч лет назад. Они находятся в хранилище, которое мы называем яйцом. И мы его активировали. Оля твоя — дочь вождя, или царя. Как у них там главный называется. Так вот, вы с Олей теперь станете родителями новой расы, со старыми душами. Только ты привык, что дети рождаются, а эти будут синтезированы в Яйце благодаря твоей ДНК. Понимаешь, там, на поверхности, когда ты попадаешь в поле зрения НЛО, тебя наши хозяева проверят на ДНК. И все! Порядок! А если попадается человек с другой расы, такой как Оля, то ему смерть.

Я слишком много не думаю над тем, что произошло. Мне больше нравится, что у меня есть очень хорошенькая жена. Теперь, когда она беременна, я уверен, что могу называть ее женой. Весь мой мозг занят только ею одной, и я наслаждаюсь жизнью.

Теперь мы со стариком учили этот мудреный язык. Он не был похож ни на один земной. Каждый звук, каждое слово приходилось осознавать заново, все было странным и непривычным. Если учить, к примеру, английский язык, то встречается много знакомых слов, которые заимствованы из других языков. А с этим языком чужой цивилизации нет ничего подобного. Но я учу усердно и терпеливо.

Вскоре я мог медленно читать, понимая через слово. Потом лучше и лучше. Так пролетело шесть месяцев.

Однажды я посмотрел на жену Олю и удивился — она, как была стройна, так и осталась.

— Милая, где твой живот? Насколько я понимаю, беременная должна носить в себе ребенка, — спросил я, испугавшись, что она уже родила или был выкидыш.

— Не волнуйся, все в порядке. В нашем случае мне вынашивать ребенка не нужно. Для того есть специальная машина. Пойдем покажу. Ты же сам забыл когда посещал яйцо, как вы его называете с Сидоровичем.

Когда я всунул голову в яйцо, то ощутил, что прошел сквозь стену, толстую, из камня. Первый раз я зашел сюда через дыру, а сегодня сквозь стены. Не думал, что смогу так.

Я удивился еще сильнее, когда увидел, что все яйцо внутри как трехэтажное здание. И залеплено маленькими стеклянными яйцами с младенцами внутри. Все эти колыбельки для зародышей были размещены так, чтобы плод мог развиваться, и ему хватило места для развития во взрослого человека.

— Это что, инкубатор?

— Это твои дети, — казала Оля.

— Ты это сама сделала? — показал я рукой.

— Это программа моего отца. Мы с тобой лишь поставщики семени. Все остальное сделала машина.

— Да, интересная штука! А я то думал, что ты будешь беременной, будишь носить малыша внутри, а я буду выполнять твои прихоти.

— Я понимаю тебя. Но мой народ не носил детей в себе. Они откладывали яйца, и высиживали их в специальных инкубаторах. Только сейчас мы используем совсем иную технологию. Она похожа на ту, что была у моей цивилизации. Эти инкубаторы словно яйца, только трубка с питательной смесью отличает их от яйца. Все остальное почти такое же. Растет малыш, растет и яйцо. Ой, я чувствую, что отложу яйцо. Во мне созревшее яйцо и мне нужно его отложить. Вот я влипла. Видно, машина не все как следует вычистила и забрала. Кто-то остался внутри меня.

Теперь я понимаю, как носить женщине прозрачное яйцо с питательной трубкой, идущей от низа живота. Самое удивительное было смотреть, как Оля снесла это яйцо. Теперь несколько месяцев они будут связаны друг с другом питательной трубкой. Но Оля была к этому готова. Мы привели Олю в порядок после отложения яйца. Не обошлось без крови и разрывов. Мне пришлось стать врачом. Пользуясь аптечкой ее народа я смог залечить все раны Оли и восстановить ее силы. В принципе я просто подносил аппарат к нужному месту. Потом мы поместили яйцо в специальную сумку, и Оля повесила ее на живот. Правда питательная трубка некрасиво торчала из-под платья, но мы же не будем ходить на танцы.

Для меня все это было игрой. Я естественно получил главную в жизни роль отца. Поэтому я забыл обо всем на свете, и о родителях с братом наверху. Интересно, а я смогу как-то подняться наверх? Здесь столько совершенных технологий, но нет ничего такого, что у нас называется лифтом или подъемной машиной. Я же попал сюда легко. Видно было искусственное происхождение спирального тоннеля. Профессор спустился сюда с целой экспедицией. Но как он это сделал, я почему-то не спросил.

Когда я снова пришел к профессору, тот продолжал учить язык. Я спросил его, как он попал сюда.

— Это интересная история. Мы изучали подземные пещеры и набрели на подземную реку. Однажды в ней вода пропала, и мы пошли пешком по спуску. Прошли с десяток километров по руслу. Потом мы стали лагерем в том месте, где я встретил тебя. Мы легли спать, а когда проснулись, то увидели, что русло снова наполнилось водой. Вернуться назад по воде уже было нельзя. Мы оказались в западне. Студенты по два, по три человека искали выход наружу, пытались подняться по отвесных скалах, и так гибли один за другим. Я отговаривал их от опасного похода вверх, но они не слушали меня, словно их кто-то загипнотизировал. Я вижу, что у Катхе, так называется народ, язык и письменность которого мы изучаем, очень развито внушения. Они могли внушать животным опасность. Это делалось для добычи мяса. Они мысленно заставляли животных гибнуть. Те карабкались на возвышенность и оттуда падали, разбиваясь насмерть. Что-то мне это моих студентов напоминает.

— Ты думаешь, старик, что это кто-то из выживших Катхе такое сотворил с ребятами? А я тоже попал сюда не случайно. Оля говорит, что нашу встречу запрограммировал ее отец много тысяч лет назад, — сказал я, развивая теорию старика.

— Нет, разумное существо на такое не способно. Это сделал тот, для кого человеческая жизнь ничего не значит. И почему выбрали тебя? У моих парней было больше шансов. Они очень умны, многие красивы и породистые. У одного в роду были даже короли, — удивился старик.

— Наверняка их протестировали перед тем, как пустить в расход. Главное в этом деле ДНК. Есть у меня одно предположение. Я боялся кому либо говорить, но вам скажу. Посмотрите на меня — я рослый и сильный от природы. Но есть одно «но» — в нашем селе все люди маленькие. Лишь несколько парней такие, как я. И что самое интересное — в те годы, когда я родился, многие в нашем силе замечали Снежного человека. Видел я его в детстве случайно. Он часто приходил в наш двор. Забора то не было. Мама работала за двести километров на стройке поваром. Отец работал водителем на той же стройке. Мое детство прошло с дедом и бабушкой. Однажды ночью я проснулся и увидел в окне, за занавеской, фигуру большого человека. Он тяжело дышал и рычал, словно зверь. Моя бабушка проснулась и начала прогонять неизвестного. Я тогда и понятия не имел, кто-там был. А бабушка знала, кто он, словно давно была с ним знакома. Пришел дед с дежурства и прогнал незнакомца ружьем. Перед самой смертью бабушка мне рассказала странную историю. Не буду вдаваться в подробности, но скажу, что я родился в результате изнасилования. Моя мама попала в лапы снежному человеку. Молодежь в селе гуляла по ночам. Вот он ее и выследил.

— Да! Ну, у тебя и ситуация! Теперь многое становится ясным. Им нужно было твое ДНК. Ты осколок их цивилизации, — шептал себе под нос старик. А что будет, когда ты и твоя Оля возродите цивилизацию? Не забывай, что наша и их цивилизации давние враги. Будет война.

— Я не позволю! Я не дам своего согласия, — сказал резко я.

— Не знаю, сможешь ли ты, есть ли у тебя такая власть. Если у новых людей твоей цивилизации остались в памяти отрывки былых сражений, то они могут мстить, — предположил старик.

— Война приведет к гибели. Даже если и появится в этом мире несколько тысяч Катхе, то им не сразиться с армиями земного мира, — теперь моя очередь прогнозировать, — И лучше жить тихонько и не вмешиваться в наружную жизнь.

— Если бы твои слова были правдой, — сказал старик. Потом он стал учить меня новому языку.

Раньше или всю свою жизнь я чувствовал себя не в своей тарелке. Почему-то я всегда отличался от своих сверстников. Был каким-то другим. Я не мог так просто лгать, не мог убивать животных. Я и мухи не обидел. В глубине души я всегда подозревал, что я не совсем такой, как другие.

Нужно было готовиться к рождению первых граждан моей республики. Я договорился с Олей, что имена им будет давать она. Вернее, это не то, что рождение. Это возрождение. Люди, которые родятся, раньше когда-то существовали. К тому же я запустил роботов уборщиков. Через неделю весь город будет блестеть, все будет вымыто вычищено. Новым людям надо где-то жить. Я понял, что они родятся взрослыми. Ребенком будет лишь наш с Олей малыш. Интересная беременность. Я постоянно вижу своего малыша в прозрачном коконе. Я никогда такого не видел. Очень захватывающее зрелище.

Но вопрос в другом. Раз мне было судьбой назначено, то кто тогда эта судьба? А точнее Бог. Он для всех или только для тех, кто живет на поверхности. Из библиотеки я узнал, что и у Кетхе есть книги религиозного характера. И вера в Бога у них на первом плане. Так что Бог существует во Вселенной для всех живых. А вот проблема выживания это уже другая речь, которую можно произносить сутками.

Пришло время, и мы встретили первого родившегося человека. Он улыбался, но видно было, что еще не совсем пришел в себя. Мы назвали его Меком. Он получил ключ от квартиры. Я привел его туда. Там помог выпить ему немного лекарства, прописанного роботом-врачом. Затем уложил спать. Сон лучше всякого лекарства придает человеку силы. Тем боле только что родившемуся. Я не очень смыслю в медицине, но родиться сразу взрослым наверняка неприятное ощущение. Но жить хочется в любом случае.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 344