электронная
88
печатная A5
350
12+
Кошка поневоле

Бесплатный фрагмент - Кошка поневоле

Объем:
202 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-0017-2
электронная
от 88
печатная A5
от 350

Пролог

— И тогда он превратил меня в кошку, — я вздохнула и задумчиво провела по подбородку кончиком хвоста.

— Ничего более дикого в жизни не слышал! — фыркнул мой собеседник, тощий рыжий котяра, на боку которого не хватало нескольких клоков шерсти.

— Понимаю. Можешь не верить.

— Да какая вообще разница, была ты раньше двуногим, или не была. От меня ты чего хочешь?

Я растерялась.

— Ну как чего? Возьми меня в стаю, или как это у вас называется.

Рыжий полуприлёг на правый бок, начал чесать ногой проплешины на левом, повизгивая от смеха.

«Прекрасно!» — мрачно подумала я. — «Хорошо денёк начался». Вообще-то даже детям известно, что волшебников и колдунов лучше не дразнить. Но кто ж знал, что они по сей день существуют? Надо же было так вляпаться!

Глава первая. Пора что-то менять

Я стояла перед зеркалом в школьном туалете, опираясь руками на края раковины. Из крана хлестала холодная вода, которую я перед этим несколько минут зачерпывала горстями и прикладывала к глазу. Под ним медленно проступала синева и припухлость синяка, а сам глаз противно болел. Эта истеричка Савочкина умудрилась заехать в него рукой. Даже не кулаком — на это у неё ловкости не хватило, а неуклюже, наотмашь, ребром ладони. Как только пальцами в глаз не попала, до сих пор удивляюсь.

Из зеркала на меня смотрела заурядная, блеклая девчонка с потёкшей тушью и русыми волосами. Волосы намокли и свисали неопрятными мокрыми пучками. Круглое лицо, ненавистный нос «картошкой», слишком тонкие противные губы, которые, как не крась, привлекательнее не становятся. Невыразительные серо-голубые глаза под светлыми, почти незаметными бровями. Левый глаз, который пострадал от удара, был сейчас пугающе красным. Впрочем, второй выглядел не намного лучше и тоже слегка покраснел — от слёз и клокочущей внутри ярости.

Что за насмешка судьбы — родиться девчонкой, но при этом такой непривлекательной, что вся жизнь превращается в сплошное мучение, а от зависти, обиды и злости на саму себя почти каждую ночь подушка мокрая от слёз. Девчонки обычно обожают вертеться перед зеркалом, делать «селфи» на каждом шагу. А я с зеркалами не дружу, стараюсь по возможности избегать. Мягко говоря, популярностью я у парней не пользуюсь. Это очень обидно, когда тебе четырнадцать лет и знакомые девчонки наперебой хвастаются своими друзьями. Ты видишь, как они в обнимочку вальяжно ходят туда и сюда, небрежно просовывая руки в задние карманы джинс друг друга, как чмокаются при всех, снова, и снова, и снова. А ты навсегда обречена быть только зрителем в этом чужом для тебя театре. Ты быстро понимаешь, как несправедливо устроен мир. Мальчишки, как последние дураки, носятся за смазливыми дурами, а тебя в упор не замечают. А те, что замечают, не видят в тебе девушку — обращаются, как со своими пацанами-дружбанами. «Эй, Майка, пошли после школы с нами по пивку!» Сто лет нужны такие друзья.

В общем, понаблюдав за их предпочтениями, я выработала новую тактику. Стала напрашиваться в спутницы к одной из тех «красавиц», которые пользовались популярностью у мужской половины. Знакомиться стало легче, так как на меня поневоле обращали внимание. Правда, появилась другая проблема: формально мы знакомились, но очень быстро меня начинали воспринимать просто как «фон», как элемент обстановки или природы. Ну а «красавицы» оказывались очень капризными, требующими море внимания и мелких услуг. Тоже мне, королевы. «Майка, сбегай туда! Майка, пошли сюда! Сфотай нас вдвоём! Передай парню то, скажи ему это!» Когда им надо перед мальчишками повыпендриваться, они охотно берут с собой меня — я не опасна, на меня их кавалер не западёт, а лишний зритель только льстит самолюбию. Можно «звездить» вовсю. А что я тоже человек, об этом вы не думали? Что я тоже нравиться хочу? Что я, может, не красивее вас, но уж точно не глупее! Тошнит иногда от тупых разговоров. В последнее время частенько с Катькой Савочкиной тусовались — вот она особенно достала своим хихиканьем и томным закатыванием глаз. Противно же смотреть, тоже мне, Мэрилин Монро нашлась! Неужели не понятно, прикалываются над тобой! Вот и Сашка Журавлёв тоже просто для «поржать» с ней встречается. Потом пацанам рассказывает, а они от смеха чуть на ногах держатся. А Катька тащится, её прямо распирает от гордости, как её красотой и умом восхищаются.

Ну я и не сдержалась. Сказала и ей и ему. Журавлёву сказала, что представление окончено, если он в цирк хочет сходить — то ошибся адресом. А Катьке — что если она дура, хоть и красивая, то необязательно это каждому придурку демонстрировать. Ну он высказал, что о нас думает, и свалил. А эта стерва меня за угол отвела и как махнёт лапищей — я не ожидала, не успела увернуться. Аж искры из глаз посыпались. Испугалась Катька потом, просила не рассказывать никому. Очень надо. Я не стукачка. Но общаться с Савочкиной больше не буду. Да и вообще, пора что-то менять в жизни.

Теперь точно синяк будет. Я остановила воду, достала из сумочки салфетки, вытерла лицо. Вздохнула и вытащила тональник и тушь. Всё равно страшная буду, и любой дурак догадается, что синяк пытаюсь скрыть. Но не оставлять же так, как есть — так и в полицию загреметь можно. Скажут, бомжатница. Или ещё чего похуже. Нет, пора брать судьбу в свои руки. Хватит быть на вторых ролях, наелась уже этого досыта. На урок не пойду, всё равно опоздала. Лучше домой. Подштукатурюсь основательно, одену всё самое соблазнительное — и в клуб. Должно же и мне улыбнуться счастье! Чем я хуже Катьки? Девушка я или нет? Обязательно найду себе парня, да ещё красавчика какого-нибудь, чтоб девчонки от зависти полопались!

Раньше мне не пришла бы в голову мысль идти одной в клуб. И ежу понятно, что это может быть довольно опасно. Но сейчас все прежние страхи казались далёкими и несерьёзными, в крови прямо-таки закипал адреналин, и я решила, что пора, наконец, взрослеть. А иначе, зачем вообще такая жизнь — дома на тебя кричат, в школе вечно учителя недовольны, всегда что-то кому-то должна. Ну разве это жизнь? Короче, решено. Сегодня иду в клуб одна. Главное, чтоб водительское удостоверение Наташки на месте было. Моя старшая сестра денег у родителей немерено перевела, чтобы права сделать — а пользоваться не пользуется, машины-то нету. Лежат они в шкафу на полке, пылятся. Вот я и применю их, хоть кому-то пользу принесут. Если понадобится, покажу на входе, чтобы доказать совершеннолетие. Мы с Наташкой на лицо вполне себе похожи. Правда, она меня на полголовы выше и на пару размеров стройнее, но это в водительских правах не указано. Оденусь, как взрослая и суну фэйс-контролю под нос, пусть попробуют не пропустить!

Синеватое пятно постепенно бледнело благодаря тональнику. Теперь смогу спокойно до дома дойти, а там уже более тщательно синяк замаскирую. Правда, припухлость под глазом очень заметна — но это уже другое дело, мало ли что. Может, коньюнктивит. Или ячмень. Да какая, в общем, разница. Сколько можно беспокоиться о том, что другие сделают или подумают! Достали уже все. Я в сердцах забросила причиндалы обратно в сумку и решительно направилась к выходной двери.

Глава вторая. Недолгие сборы

Всё складывалось более, чем удачно. Мне повезло — дома никого не было. Я спокойно приняла душ, подвила волосы, чтобы они перестали быть похожими на вялые мочалки. Накрасилась так, что даже самой показалась старше лет на пять. Весь секрет в цветах и общем стиле — я взяла за образец макияж моей любимой ведущей теленовостей — а она далеко уже не подросток.

Затем перебрала весь шкаф с одеждой. Очень разволновалась, потому что никак не подбирались нужные сочетания формы и цвета. Всё устарело, не подходило, было каким-то блеклым и немодным. Тогда я, не долго думая, залезла в шкаф к Наташке, благо её дома не было и возразить она не могла. Естественно, у неё выбор был намного лучше. И по количеству, и по качеству. Она же старшая, ей «женихов надо искать». Если слушать маму, так мне вообще ничего не надо. Я не девушка вообще, а так, нелепое бесполое существо, которое лишь бы не голым ходило, а цвет и фасон — это вообще не важно.

Одним словом, одела я всё самое крутое. Брючки, маечка навороченная, модный жакетик. А что немного великовато, — даже к лучшему. Старше буду казаться. Ну и, наконец, дело дошло до выбора обуви. Вот тут у меня размер с Наташкой одинаковый, она ещё подкалывает вечно, мол, я мелкая, а ноги большие, как у гнома. Ну теперь этот гном твои любимые сапожки наденет, сама виновата. Ну и деньги — без них в клубе делать нечего. Я с грустью посмотрела на свою копилку, куда скидывала купюры для покупки нового смартфона. Что ж, гулять — так гулять. Причём на свои кровные, сэкономленные. Я решительно открыла копилку и расправила стопку бумажек. Что ж, на пару коктейлей точно хватит, а там видно будет. Пусть меня молодой человек угощает.

Всё, я готова. Осталось решить, сообщать ли кому-то про мои планы. Записку родителям писать — это себе же весь праздник испортить. Они не только звонить будут, этого по-любому не избежать, — с них станется в клуб приехать и меня там при всех опозорить. Как же, «Малая одна пошла в этот рассадник наркотиков и разврата». Нет уж. Ни записки, ни намёка, ничего не оставлю. Да и телефон демонстративно отключу и на стол положу — пусть поймут, что не хочу сегодня быть для них на связи. Ничего, переживут как-нибудь. Давно пора показать, что я не менее взрослая, чем их любимая Наташа. Ну что же, теперь можно отправляться на охоту. Именно так я сформулировала свою сегодняшнюю цель и даже невольно зажмурилась от восторга и предвкушения. Это будет незабываемо!

Глава третья. В клубе

Удача продолжала сопутствовать мне. Сначала, правда, пришлось понервничать в длинной очереди желающих попасть в клуб. Но зато проникнуть внутрь удалось без особых проблем — на меня лишь коротко зыркнул здоровенный мужик с коротким ёжиком седых волос, потом попросил паспорт. Я протянула ему водительские права с видом оскорблённой невинности. Он бегло сравнил фотографию с моим лицом, а потом вернул права и посторонился. За его спиной в открытую дверь доносилась громкая ритмическая музыка.

На душе было, как никогда легко, сердце убыстрённо стучало, предвкушая абсолютно новые ощущения. Я впервые вела себя, как взрослая, делала, что хотела, ни на кого не оглядываясь. Почему я раньше себя так никогда не вела?

В клубе уже было многолюдно, хотя и не так тесно, как я опасалась. Может, ещё рано. Публика разношёрстная: франтовато одетые парни, эффектно одетые, или, точнее, эффектно полураздетые девушки. Вообще-то, средний возраст тут был ближе к тридцати. Это естественно, приходили те, кто платёжеспособен. Студентам клубы не очень-то по карману, ну а про школьников и говорить нечего. Хотя из любого правила бывают исключения и так называемую «золотую» молодёжь цены не смущают. И закрытых дверей для них нет — крупные купюры всегда пробьют себе дорогу.

Пройдя танцевальный зал насквозь, я бросила куртку на низкий диван у стены и направилась к бару. Вообще-то, надо бы в туалет, глянуть, как причёска, не виден ли синяк, как макияж вообще. Но ноги сами несли меня туда, где можно усесться на высокий табурет и, томно улыбнувшись симпатичному бармену, заказать что-нибудь согревающее. То есть горячительное. По дороге я ловила на себе оценивающие, ощупывающие взгляды. Я вдруг почувствовала себя слегка не в своей тарелке и инстинктивно подтянула полы жакетика пониже. Эх, может, погорячилась я с клубом? Ладно, прорвёмся! Кто не рискует, тот не пьёт шампанского! Решилась — значит, надо доводить дело до конца.

— Одно «Мохито», пожалуйста! — попросила я бармена, перекрикивая музыку. С коктейлями я знакома только по рассказам одноклассниц и сестры. Так что для меня они все одинаковы. Но «Мохито» звучало на слух интереснее и приятнее остальных. Что ж, с него и начнём взрослую жизнь.

Бармен равнодушно кивнул, не снимая с лица дежурной лёгкой полуулыбки. Замельтешил руками, скидывая в высокий металлический стакан ингридиенты. Накрыл получившуюся смесь крышкой и вскинул руки. Мелко затряс стакан, перемешивая содержимое. Выплеснул в изящный бокал, бросил сверху листик мяты. Протянул мне, одновременно называя цену. Меня как током ударило: с такими ценами мне реально только на пару «Мохито» и хватит. Плюс такси, чтобы вернуться домой. Я расплатилась, повернулась на стуле к залу и начала рассматривать танцующих, осторожными глотками отпивая экзотический напиток. Он оказался горьким и неприятным на вкус.

Музыка билась в рваном ритме «хаоса», полумрак клуба разрезался тонкими разноцветными лучами лазерной цветомузыки. Отблески света падали на лица танцующих людей, придавая им таинственный и слегка инопланетный вид. Время от времени освещение гасло и темноту начинали рассекать частые короткие вспышки стробоскопа. Хаотичные движения танцующих вдруг начинали казаться крутыми и притягательным, а их лица — торжественными и значительными.

Не прошло и пяти минут, как голова начала кружиться, то ли от напитка, то ли от цветомузыки. Зря я взяла коктейль! Как вообще люди пьют эту гадость? И тут ко мне подошёл первый потенциальный кавалер. Невысокий, темноволосый представитель южных народов.

— Красавица, скучаешь? — не слишком оригинально спросил он. Такой грубой лести я ещё никогда не слышала. — Хочэшь ещё выпить?

— Парня жду, — автоматически отшила его я, стараясь выглядеть как можно более невозмутимой. — Гуляй, дарагой.

— Нэ надо обижать, — покачал головой гость. — Сам обидэть могу.

— Реально парня своего жду, отвали!

Южанин с сомнением смотрел на меня, я даже испугалась, что он вычислит мой возраст. Потом криво улыбнулся уголком губ:

— Гуляй пока, красавица. Я позже подойду.

С этими словами он мгновенно растворился в толпе танцующих, а его место тут же занял лысый мужик в кожаной куртке, годящийся по возрасту мне в отцы.

— Ты танцуешь? — спросил он, наклонившись к моему уху так, что мне невольно пришлось отшатнуться.

Затея с клубом вдруг предстала предо мной в новом, не столь привлекательном свете. Что они летят на меня, как комары на свет! И всё не те, что надо!

— Я с парнем! — крикнула я, невольно взвизгнув.

Мужик с сомнением посмотрел на меня, но не стал задерживаться, пошёл искать новую «жертву». Я поставила недопитый коктейль на стойку и решительно слезла со стула. Что я тут сижу, как… Не скажу, кто. Пойду, потанцую. Заодно сама присмотрюсь к народу, лучше самой выбрать приличного парня, чем вот так сидеть и ждать, пока тебя внаглую пытаются «снять».

Глава четвёртая. Таинственный незнакомец

Постепенно музыка помогла мне немного расслабиться. Я отдалась на волю танцу и двигалась не задумываясь, задействуя как можно больше мышц. Получалось, пожалуй, неплохо, во всяком случае никто не смотрел на меня, как на полено неотёсанное. Кстати, оказалось, что танец имеет и ещё один приятный побочный эффект: к тебе в этот момент не так просто подойти, чтобы спросить что-то вроде «Красавица, выпит хочэшь?». Ну да, иногда подходили парни, пытались подстроиться танцевать рядом, но я просто отворачивалась от них, демонстративно игнорируя. Волей-неволей им приходилось переключаться на других потенциальных объектов. Одновременно я осматривалась по сторонам в поисках парня, который мне самой понравится. Те, кто посимпатичнее, как правило, уже были «заняты», танцевали с другими девушками. Слишком «взрослых», слишком ярких, слишком раскованных в расчёт не брала. Мне парень нужен, а не экзотика. Получалось, что с нормальными незанятыми парнями в клубе тяжело. С досады у меня даже промелькнула мысль отказаться от своей затеи и вернуться домой, но выпитое мохито придавало смелости и безрассудства.

Когда я совсем уже начала отчаиваться, моё внимание привлёк необычный парень, «не от мира сего». Сидит у стены на кожаном диванчике, в белых брюках и таком же пиджаке, только рубашка черная. Напиток какой-то золотистый потягивает. Решила бы, что пиво, но тогда зачем соломинка? Никогда не видела, чтобы пиво с соломинкой пили. Скорее всё же хитроумный коктейль.

Ну сидит себе, и сидит. На здоровье. Мало ли, может, ждёт кого. Я танцевала, краем глаза продолжая посматривать на кожаный диванчик. Всё же зацепил меня чем-то этот парень. К тому же мне начало казаться, что и он меня выделил взглядом из толпы, и теперь неотрывно наблюдает, продолжая потягивать свой странный напиток.

Внезапно к парню подсел какой-то хмырь в кожаных штанах и майке в обтяжку. Шепнул ему что-то на ухо. Вот гад, чего он от него хочет? Таинственный незнакомец с улыбкой ответил ему, после чего «хмыря» сразу сдуло. Я довольно улыбнулась и начала танцевать ещё энергичнее, одновременно стараясь незаметно приблизиться к нему. Увлечённая этим процессом, уже забыла обо всём остальном: взгляд фокусировался на парне, а всё остальное отступало в сизой дымке куда-то вдаль.

Между тем к молодому человеку подсела высокая шатенка в мини-юбке, распушила кудрявые волосы, начала игриво и немного жеманно улыбаться. Блондин продолжал потягивать свой странный коктейль, хитро поглядывая на девушку. Я встревоженно подбиралась к ним все ближе, танцуя как-бы «сама с собой». Но волнения оказались напрасны. Воспользовавшись удобным моментом, девушка сделала вид, что её толкнули и упала к парню на грудь, при этом постаравшись закрыть ему волосами лицо. Несмотря на её выдающиеся достоинства, блондин спокойно отстранился, и что-то шепнул девушке на ушко. На лице у неё промелькнули непонимание, затем испуг и, наконец, отвращение. Не знаю, что он ей там сказал, но через секунду её и след простыл.

Я решила не испытывать больше судьбу и плюхнулась на диванчик рядом с «моим» парнем, лихорадочно соображая, что сказать, чтобы не выглядеть идиоткой. Блондин спокойно отпил из бокала, затем с интересом посмотрел на меня. Я смело ответила ему взглядом, пытаясь понять, какое впечатление на него произвела. В принципе, за внешний вид я была спокойна, красивая маечка выгодно подчёркивала всё, что нужно, жакетик придавал элегантности, а боевая раскраска довершала впечатление. Не зря я к этому вечеру так долго готовилась! Синяк скрыт тональником, да и освещение в клубе мне помогает. Лучи лазера и разноцветные сполохи света как будто специально были созданы для маскировки разнообразных недостатков во внешности и фигуре. А что волосы растрепались слегка — так это, говорят, парней даже заводит.

— Кошка. Вылитая кошка! — отчётливо произнёс блондин, обворожительно улыбнувшись. — На охоту вышла. Хотя нет, скорее котёнок.

— Что вы сказали? — смутилась я.

— Да слышала ты, что я сказал! — благодушно продолжил он. — Наблюдала за мной?

— С чего бы мне это делать? — я растерялась, уже не зная, какую «девочку» в данном случае включить. Глуповатую «блондинку», воспитанную «отличницу», или, может, сексапильную «вамп».

— Да не старайся ты, — блондин положил ногу на ногу. — Не надо вообще ничего «включать». А то ведь привыкнешь, потом не вспомнишь, какая бываешь настоящая.

— Вы что, мысли читать умеете? — поддела его я.

— И мысли читать, и много ещё чего.

— Вольф Мессинг?

Загадочный незнакомец улыбнулся, но промолчал. В этот многообещающий момент всё испортили две незнакомый девчонки, позавидовавшие привалившему мне счастью. Незаметно приблизившись и надев на лица самые глупые улыбки, подруги подошли к дивану вплотную, наклоняясь и демонстрируя, что и они не лыком шиты. Как назло, обе были выше и симпатичнее меня. Ну всё, пипец. Сейчас он меня пошлёт и переключится на этих стерв.

— Познакомишь нас со своим мальчиком, сестрёнка? — противным голосом спросила одна из девушек.

Я буквально испепелила её взглядом, но она лишь равнодушно закатила глаза и передёрнула плечиками.

— Девочки, идите танцевать. Чего лезете в глаза? Тут вам ничего не обломится, — совершенно неожиданно отшил конкуренток «мой» блондин.

Лица девчонок поскучнели. Та, что пыталась заговорить, демонстративно чавкнула жвачкой. Наконец, непрошеные гостьи удалились.

— Вау! — выдохнула я. — Круто!

— Да не «вау». И не круто. Обычное дело, — спокойно прокомментировал незнакомец. — Не люблю назойливости.

— А я не назойливая? — испугалась я.

— Ты смешная. Ребёнок, пытающийся казаться хищником. Ты чего тут вообще делаешь? Мамку потеряла?

— Да кто вы такой, что себе позволяете? — возмутилась я.

— Ой, ой, ой. Как страшно! Кошка в гневе! — улыбаясь, поддел меня блондин. — Только не ставь мне фингал, пожалуйста. Хватит и твоего, чтобы на весь клуб светить.

Блин, что, так заметно? Вся маскировка насмарку! А почему он себя так развязно ведёт? За кого он меня принимает?

— Ты часом не чокнутый? — уточнила я, переходя на «ты» и начиная понимать, отчего так быстро исчезла та симпатичная шатенка передо мной.

— А если чокнутый? — засмеялся блондин. — Сбежишь?

— Ты не так все говоришь. Не то, что надо. И делаешь не то! — в сердцах воскликнула я.

— Ну, кошка! — вытирал тем временем выступившие слезы незнакомец. — Но не безнадёжна!

— Чего ржёшь-то? — разозлилась я.

— Ну как же! Какой вызов, какая экспрессия! Какой огонь в глазах! Подросток вышел на охоту! Человеком нормальным мы быть не хотим, а вот в зверя, в хищницу превратиться мы очень даже желаем! Хотя даже не в зверя… В зверька. Кошечку.

— Сам ты… кот, — выпалила я. — Драный. Тоже мне, нашёлся воспитатель, лекции мне читать! Сам, небось, поохотиться пришёл, на молоденьких!

Незнакомец поперхнулся, и уставился на меня.

— Ты думаешь вообще, что говоришь? И кому?

— Придурку говорю, — выпалила я, чувствуя, как противно заныло где-то под ложечкой. Но остановиться уже не могла, меня понесло: — Может, ты маньяк вообще в розыске! Лечиться надо!

Улыбка сошла с лица блондина.

— Я был о тебе лучшего мнения, — с огорчением произнёс он. — Ну что ж, ты сама напросилась. Котов драных ты ещё не видела. Надо не лечиться, а учиться. И не мне, а тебе.

Разноцветные огни вспыхивали вокруг, зайчики разбегались по стенам, и все же в этой кутерьме я отчётливо увидела, как изменились глаза незнакомца. Бывшие сначала голубыми — стали темно-синими, с яркими золотистыми крапинками. Они блестели все ярче, притягивая, как магнит.

— Но тебе повезло. Я как раз по этой части. Учитель. С собственной, авторской программой обучения.

Его слова звучали зловеще, особенно на фоне отрывающейся в клубе молодёжи. А если он и вправду маньяк? Холодок побежал по моей спине, я начала нервно шарить рукой по дивану, нащупывая сумочку.

— Побудь пока сама кошкой, поживи на улице. Думаешь, достаточно человеком родиться? Многие так думают. Но это не так. Нужно ещё человеком стать. У тебя будет достаточно времени и стимулов поразмышлять о том, что же делает человека человеком.

Я хотела вскочить с дивана, но переливающиеся светом глаза незнакомца сковали мою волю и мышцы. Он помолчал несколько секунд. Потом словно вспомнил о чём-то, достал из внутреннего кармана пиджака несколько одинаковых исписанных листочков. Оставил один, остальные спрятал обратно. А затем быстро сложил его пополам и сунул мне в кармашек брюк. Я смотрела на всё это округлившимися от ужаса глазами, не в силах двинуться и помешать ему.

— Ты не бойся, я добрый волшебник, — успокаивающе продолжил блондин. — Всегда оставляю ученикам возможность вернуться в прежний облик. Всё будет зависеть от тебя самой. Спрячу заклинание глубоко в недрах твоей души. Стряхнёшь с неё грязь, протрёшь хорошенько — и услышишь звон колокольчиков. Значит, ты готова, пробила блокаду, и у тебя есть возможность загадать желание и снова стать человеком. Но придётся постараться — совершить несколько подвигов, иначе говоря, просто в трудные моменты поступать так, как и должен поступать настоящий человек. Запомни, станешь ли ты прежней, и когда это произойдёт — зависит только от тебя! Как говорится, познай себя.

С этими словами блондин медленно, не отрывая взгляда, отпил своего загадочного напитка и вдруг выпрыснул его на меня, обдав облаком мельчайшей мокрой пыли. Я вскрикнула, инстинктивно подняв руки, но взгляд уже затуманился, музыка застучала в ушах набатом, а потом я потеряла сознание.

Глава пятая. Неужели это происходит со мной

Очнулась я на полу. Вокруг топтались чьи-то ноги в туфлях, кроссовках и ботинках, угрожая в любой момент наступить на меня. Я вскочила, и с ужасом почувствовала: что-то не так. Удивительная лёгкость в теле, упругость в мышцах. И грязный затоптанный пол прямо под носом. Я завизжала, и вокруг тоже поднялся гвалт. «Кошка! Кошка!» — кричали вокруг, смеясь. Я понеслась вперёд, не глядя перед собой, инстинктивно лавируя между ног в джинсах и колготках. «Держи! Держи кошку!» — неслось вслед. Чуть не врезавшись в стойку бара, я прошмыгнула на лестничную площадку и кубарем полетела вниз. Вот и выход, но дверь закрыта. С размаху ударилась в неё, но та и не подумала открываться. «Ты смотри, вот дура! — донеслось откуда-то сверху. — Аж шерсть дыбом! Давай, вали на улицу!» Послышался скрип, и путь на свободу оказался открыт. Я прыгнула наружу, и по крупным холодным каплям ещё до приземления успела понять, что начался дождь.

                     * * *

Я неслась по дворам, скверам и улицам ночного города не разбирая пути, распугивая редких прохожих и заставляя визжать тормозами машины, которые «подрезала» на бегу. Страх и ужас гнали меня вперёд, ледяным ветром преследовали меня, так что я чувствовала спиной их ледяное дыхание. Сердце бешено колотилось. Я боялась оглядываться и просто вкладывала в бег все силы. Чувство лёгкости в суставах и упругости в мышцах создавали ощущение полёта, это было так, как порой случается во снах, когда ты несёшься вперёд, временами взлетая над землёй, и ничто не в силах ни остановить, ни догнать тебя. Пейзажи ночного города мелькали перед глазами так быстро, что я не успевала следить за тем, куда бегу. И одновременно я промокла насквозь, вода лилась с меня ручьями и при каждом прыжке в воздух взлетали тысячи брызг. Дождь равнодушно хлестал струями землю, гремел мутными потоками возле канализационных люков, разливал огромные лужи. Я влетала в них на полном ходу чтобы, не останавливаясь, преодолеть их и нестись дальше.

Мне казалось, что ещё немного, небольшое усилие — и наваждение рассеется. Это не может быть правдой, такого не могло произойти со мной! Мне приснился клуб, и блондин тоже, ничего этого на самом деле не было. Больше всего на свете мне хотелось проснуться в своей родной тёплой постели, чтобы сладко потянуться и насладиться чувством безопасности и той особой радости, когда понимаешь: то, что тебя настолько напугало, весь этот ужас — это всего лишь сон, обычный кошмар. А потом я бы перевернулась на другой бок и спокойно заснула до утра. Но проснуться никак не удавалось. Наоборот, окружающий мир становился всё более пугающим в своей убедительности. Я постепенно пропитывалась дождём, а лапы начинали застывать от холода и зудеть от наставленных асфальтом ссадин.

Этот дикий бег наперегонки со своими страхами не мог продолжаться вечно, и в конце-концов я остановилась на одном из перекрёстков. Я почти не запыхалась, несмотря на этот спринт. Мышцы были ещё напряжены и слегка дрожали, изо рта при каждом выдохе вырывался пар. Невыносимая вонь с такой силой ударила в нос, что я непроизвольно чихнула, мне стало дурно. Прямо подо мной на тротуаре лежала недокуренная и выброшенная кем-то сигарета, обычный «бычок». Представить себе не могла, что он может так вонять. Я брезгливо отошла подальше от этого места и попробовала осмотреться. Пора было сориентироваться и разобраться, где я нахожусь.

Город в моём новом положении выглядел совсем иначе, дома казались небоскрёбами, подпирающими звёзды, фонари напоминали маленькие солнца в недосягаемой высоте и даже урны были выше меня в несколько раз. Я уже молчу про монстра в виде троллейбуса, который пронёсся мимо, обдав ледяным морем из образовавшейся на проезжей части лужи и унося за собой шлейф мокрой противной пыли. Непроизвольно начав чихать и фыркать, я отряхнулась всем телом и отошла от проезжей части на безопасное расстояние. Напряжённо всматривалась в дома и вывески, пытаясь сориентироваться, пока не поняла, что нахожусь на пересечении проспекта Гагарина и бульвара Чайковского.

Ничего себе, как это я успела добраться в такую даль? На троллейбусе я бы потратила на такую поездку полчаса, даже на метро вышло бы не намного меньше. Получается, я не задумываясь бежала из центра города к себе, в родной спальный район на Юго-Западе. Прохожих в это время на улицах почти не было, особенно учитывая погоду, но всё равно мне не мешало бы спрятаться. Это была не какая-то логическая мысль, а, скорее, инстинкт, который требовал найти укрытие, чтобы оставаться незаметной. И этот инстинкт подсказал простую мысль, которая сразу же полностью овладела моим сознанием: домой! Я перебежала через дорогу на другую сторону улицы и прыжками понеслась туда, где всё знакомо до последнего кустика, где прошло детство, где до сих пор в корнях деревьев закопаны мои детские секреты. Домой. Точнее туда, где я жила вплоть до сегодняшнего дня.

Глава шестая. Дома у меня больше нет

Вот, наконец, мой любимый двор. Я прошмыгнула в подворотню и первым делом взглянула на окна, выходящие во двор из нашей квартиры. Не знаю, сколько сейчас времени но, должно быть, хорошо за полночь. А свет горит в каждом из окон: в зале, в детской и в кухне. Родители не спят! Они ждут меня! Возможно, обзванивают подруг. Интересно, что им могут сказать эти напыщенные дуры, которые до сегодняшнего дня назывались моими подругами. Злость на них прямо-таки клокотала во мне. В ней соединилось раздражение за то, как пренебрежительно они ко мне всегда относились и обида за то, что в такой важный момент никого из подруг не оказалось рядом, чтобы помешать знакомству с тем типом. А ведь всё могло быть иначе, они могли увести меня с того мерзкого дивана, от такого привлекательного внешне, но опасного, как ядовитая змея, колдуна. Все эти мысли нахлынули на меня, когда я привычно взлетела по ступенькам крыльца.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 88
печатная A5
от 350