электронная
200
печатная A5
415
18+
Кощей на флешке

Бесплатный фрагмент - Кощей на флешке

Объем:
168 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-1652-9
электронная
от 200
печатная A5
от 415

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Кощей на флешке.

Часть первая: Хронос

— Значить, повзрослеть торопишься? — полувопросительно произнес Антон и повернулся к нарушителю.

Испуганный нарушитель стоял посреди большого кабинета понурив голову и отчаянно теребил свою испачканную штанину. За свои неполные 12 лет он впервые попал в такую переделку. Сейчас он готов даже заплакать, что совсем уж не сочетается со взрослостью, лишь бы все это побыстрее закончилось.

Такое простое и наивное поведение этого мальчишки веселило Антона.

— Повзрослеть хотел, — ещё раз повторил Антон. — Понимаешь, молодой человек. Взрослый — это не усы и борода. Взрослым становится только тот, кто научился нести ответственность за свои поступки. К тому же взрослый отвечает не только за себя, но за других. Почему хочешь быть взрослым?

— С… с- солдатом стать… — из последних сил сдерживая рыдание всхлипнул паренек.

— Ха! Солдатом! — Антона всё больше веселила ситуация. Он обошел вокруг мальчишки и остановился прямо напротив него.

— Ты думал — проберешься в Плюс, проведешь там несколько месяцев в идеальных, почти оранжерейных условиях, и ты уже солдат? Нет, дружище! Чтобы стать взрослым, ты должен пройти весь собственный путь побед, ошибок и разочарований. Испытать на себе радость и боль, почувствовать любовь и презрение. Только тогда ты будешь взрослым.

А о матери ты подумал? Об отце? Как они восприняли бы то, что из дома утром ушёл их сын-подросток, а вечером пришел небритый дядька, и заявил — это я! Ваш сын!

Напоминание о матери всколыхнули в мальчишке новую волну слез. Да и отец строго-настрого запретил ему даже близко приближаться к Хроносу. К такой загадочной и такой манящей организации. Ему друг рассказал, что только в Хроносе возможно провести неделю в специальной комнате и выйти оттуда повзрослевшим на десять лет.

Он ослушался отца и не просто приблизился к стенам Хроноса, но и пробрался внутрь. Он попался охране. Вот теперь он находится в самом сердце этого загадочного здания. Более того, он сейчас в кабинете самого главного начальника Хроноса.

Родители теперь точно узнают. Ой что будет! Как он объяснит родителям, что просто хотел очень быстро вырасти и стать солдатом.

Жалость к себе выдавила слёзы и две прозрачные капли шустро побежали по щекам.

— Ладно-ладно, — окончательно смягчился Антон. — Я вижу парень ты хороший, а главное — всё понял. Давай договоримся — ты пообещаешь мне никогда больше без разрешения не пытаться управлять временем, а я обещаю не рассказывать ничего твоим родителям.

Когда Антон остался в кабинете один, он задумался о произнесенных им самим словах «без разрешения управлять временем». Но это ведь именно то, чем он сам занимался в последние годы. Никто и никогда не давал ему разрешение делать это — влиять на течение времени. Но он это делал. Он научился ускорять и замедлять ход времени.

Пора идти, делать обход. Уже много лет подряд он совершал этот ритуал — обход территории. Хозяйство Хроноса было огромным, многолюдным и беспокойным. Требовался постоянный контроль за всем происходящим, всеми действиями и процессами, что протекали.

Само здание представляло собой нечто вроде огромного ангара, длинной более километра. По всему периметру его опоясывал широкий, как улица, коридор. В этот коридор и вышел Антон из своего кабинета.

Здесь было многолюдно и шумно. Везде сновали сотрудники компании в красивой униформе. Торопливо суетились большие и маленькие механизмы. Роботы и автоматические устройства выполняли большую часть механической работы. Людям хватало работы по контролю за всем происходящим. Огромное хозяйство Хроноса требовало большого количества работников.

Антон шел стремительно. Ему хотелось охватить все. Решить все вопросы и найти все ответы. Это было его детище, его любовь и жизнь. Его то и дело кто-то окликал, подходившие сотрудники о чем-то спрашивали, на что-то жаловались или что-то докладывали. Он слушал, отвечал, ругал и советовал.

Антон на ходу отвечал на вопросы сотрудников, решал какие-то проблемы и ставил новые задачи. Он жил привычной своей жизнью, он руководил большим организмом Хроноса. Это было его детище, его жизнь и его порождение.

Так же, как каждый механизм и устройство проходили через его руки, так и каждый сотрудник проходил собеседование лично с ним, шефом этой большой компании — Антоном Визиновым. С незапамятных времен своего глубокого детства, он носил кличку — Физик. Ведь только эта наука — физика была единственным и не приходящим его увлечением в жизни. Да что там увлечением, физика во всех ее проявлениях и была его жизнью.

— Эй, слышь, Физик, подъем. — грубый толчок в бок вырвал его из сна и вернул в реальность. — Ты чего так руками во сне машешь? Сбежать охота?

— Охота, конечно, кому ж не охота. — Антон не сразу сумел ответить. Во рту с трудом ворочался пересохший язык.

Его конвоир хохотнул, погладил лежащий на коленях автомат и снова уставился в окно.

Визинов неловко повозился, пытаясь устроиться поудобней. Он лежал на кровати, его рука прикована наручниками к изголовью.

Повел взглядом вокруг.

Убогая хата. То ли заброшена, то ли пристанище бомжей. Из мебели только деревянное подобие кровати, на которой он лежал. Да широкая, почерневшая от старости лавка у стены, под крохотным окном. На ней и сидел его конвоир — здоровенный детина, абсолютно лысый, со складками кожи на затылке. Лицо человека, не ведающего о существовании интеллекта.

— Послушай, как тебя зовут. — Визинов предпринял очередную попытку поговорить. — Отстегни, а. Уже сил нет. Я не сбегу никуда. Руки затекли.

Он и вправду уже почти не чувствовал свою прикованную руку.

— Потерпишь. Руки тебе ни к чему. — снова хохотнул бычок. — Ты ж у нас физик. Тебе голова нужна, а не руки.

Он снова уставился в пыльное крохотное окно. Недолго помолчал.

— Мое имя тебе ни к чему. Лучше ты расскажи кто ты такой. Чем так нужный всем, что такой сыр-бор из-за тебя.

— Отстегни, тогда расскажу.

— Обойдешься. Да и мне не больно хочется знать лишнее. Меньше знаешь — крепче спишь.

Бычок нежно и любя погладил свой лысый затылок, затем не менее трепетно погладил лежащий у него на коленях короткий автомат Калашникова и снова посмотрел в грязное окно.

Визинов прикрыл глаза и вспомнил какой яркий и нереально правдоподобный сон ему только что приснился. Все как наяву, все как будто его мечты сбылись, и он построил Хронос.

Усталость прошедших дней дала себя знать, и он снова погрузился в липкую дремоту.

1

Денис вел машину по загруженным вечерним улицам большого и чужого города. Он уже почти закончил здесь свои дела. Две несложные бизнес-встречи прошли не плохо. Он почти не устал и уже подумывал не рвануть ли ему в ночь домой.

Не спеша рулил и прикидывал что лучше — выехать сейчас на трассу, провести ночь за рулем и утром быть уже дома. Или найти гостиницу, выспаться, а утром, со свежими силами, рвануть в путь. Денис Николаев был владельцем и руководителем охранной фирмы. Она была не очень большой, но очень авторитетной в своем родном городе. Вот теперь известность достигла соседней области и здесь появилась пара потенциальных клиентов. Это ласкало самолюбие Дениса, он находился в благодушном настроении и почти любил этот город.

Поток машин лениво двигался в пробке-тянучке, Денис так и не успел решить — ехать ли ему домой или искать гостиницу, как его внимание привлекло появление кометы.

Она летела по тротуару. Она разметала в стороны зазевавшихся прохожих и оставляла за собой длинный хвост из пылевых завихрений и людских возмущений. Так передвигаться мог только один человек на планете — его друг Физик.

Денис резко вильнул вправо, к тротуару, чем вызвал бурю негодующих сигналов от авто уставших к вечеру аборигенов. Остановил машину и, рискуя жизнью, бросился наперерез этому огненному болиду. О чем мгновенно пожалел, потому что был задушен насмерть в объятиях и оглушен напрочь криками: «Денис! Дружище! ААА! ООО!»

Оба были несказанно рады встрече. С самого раннего детства они были друзьями, учились в одном классе, сидели за одной партой, влюблялись в одних девчонок.

После школы пути их разошлись. Денис пытался стать инженером, Антон ни о чем, кроме физики, слышать не хотел. Вначале они виделись часто, затем, как-то незаметно, все реже. В один прекрасный момент Денис попытался ему позвонить, но оказалось, что номер уже отключен. Пытался к нему зайти, но ему отвечали, что Антон по старому адресу не живет — переехал в другой город. Как это часто бывает — они потерялись. И вдруг — такое везение.

Они шумно обнимались и хлопали друг друга по спинам, чем вынуждали прохожих опасливо косится на них и обходить стороной.

— Денис, дружище. Ты как здесь оказался, — кричал Антон, но тут же, не слушая ответа. — Идем, идем ко мне! Вот Света обрадуется!

— Кто такая Света?

— Света! Ты не знаешь Свету? Это моя жена. Замечательная. Она будет рада.

Антон все порывался бежать и тянул Дениса за собой. Тот с трудом сдерживал порывы. Едва сумел засунуть его в машину и велел показывать дорогу.

Комок энергии продолжал бурлить пока ехали в машине. Денису показалось, что пару раз Антон готов был выскочить и бежать впереди машины, показывать дорогу.

Физик, подобно кванту, был комком энергии. Невысокий, коренастый, склонный к полноте. Несмотря на свою комплекцию, он не умел передвигаться медленно. Все, кто работал с ним в одной лаборатории, могли наблюдать метавшуюся от стола к столу и от прибора к прибору молнию.

Он фонтанировал идеями, на лету схватывал чужую мысль и тут же выдавал готовое заключение. Все его сотрудники и подчиненные отмечали, что с ним работать очень легко.

В его жизни было только два увлечения и два божества — это та самая физика и его жена Светлана. Она была единственным человеком, способным на лету остановить эту летящую молнию.

Милая, тихая женщина имела на Физика необъяснимое влияние. Одним своим взглядом или улыбкой она могла останавливать или снова запускать этот комок энергии. Стоило Светлане взглянуть на мужа, улыбнуться и тихо сказать:

— Антоша, остынь.

Так же было и на этот раз. Один ласковый взгляд, одна улыбка и пара слов сотворили чудо. Буря улеглась. Подвижный сгусток обрел человеческий облик. Антон улыбнулся, чмокнул Светлану в щеку, присел на стул и.… стал обычным человеком.

Денис был поражен, он не думал, что такое возможно. В тот момент он поверил, что существует на Земле всемогущая сила, способная одним взглядом остановить извержение вулкана.

Друзья долго и шумно сидели на кухне. Им было, о чем поговорить. Вспоминали детство, жалели о прошедшей юности, рассказывали о себе нынешних. Когда водка уже подошла к концу, и разговор зашел о делах текущих, Денис вдруг вполне серьезно спросил:

— Антон, а ведь тебя что-то мучает.

— С чего ты взял? Все в норме.

— Давай колись. Что не так. Я же вижу — мыслями все отъезжаешь куда-то. Что мучает?

Может алкоголь, может проникновенный взгляд старого друга, может еще что, но Антон решился рассказать. Принялся жарко и эмоционально излагать Денису свою историю. Он рассказал то, что не знал еще никто. Ни самый верный помощник, ни даже Света. Он рассказал то, что не рассказывал никому на свете, потому что боялся, что его поднимут на смех. Ведь это открытие рушило все постулаты физики. Он рассказал об эксперименте, о неизвестном поле и его влиянии на время.

Рассказал, как однажды рядовой, ничем не примечательный эксперимент привел его к открытию поля, которое ускоряет и замедляет время.

Природу этого поля Антон понять никак не мог. Он проводил массу экспериментов, выдумывал все новые исследования, перерыл всю доступную литературу. Все его усилия ни к чему не приводили. Неизвестное поле оставалось все таким же неизвестным.

Обнародовать открытие без объяснения сути он не мог. Ведь к тому времени Антон уже многого сумел достичь в науке. К его мнению прислушивались ведущие физики мира. Его часто приглашали на международные симпозиумы. Было даже несколько довольно интересных предложений поработать в ведущих лабораториях. Поэтому выйти и вот просто так сообщить:» Я могу остановить или ускорить время» Антон не мог.

Денис слушал внимательно. Многих терминов он не понимал, но чувствовал, что трезвеет.

— Это же гениальное открытие!

— Открытие — да. Только не знаю, что мне с ним делать.

— Продвигать как-то. В жизнь, так сказать.

— В жизнь! Ха! Я не знаю с какой стороны подступиться к этой теме, а ты — в жизнь. Хотя, знаешь, наверное, только я не в курсе как использовать это поле. Не пойму откуда Танго узнал о моей работе.

— Кто?

— Один местный бизнесмен.

— А что? Угрожал или мешал?

— Нет, наоборот. Предлагал помощь.

— Что за бизнесмен? Как зовут?

— Местная известность. Наверное, самый богатый человек в городе. Тангеладзе, все зовут его Танго. Григорий Вахтангович.

Чутье опасности у Дениса напряглось.

Как в прежние времена. Там, на войне. Перед боем всегда возникало это чувство. Сейчас оно снова накатило то самое, очень знакомое и уже немного подзабытое ощущение опасности.

Нужно действовать.

— Ты со Светой переезжаешь ко мне.

— То есть, как? Куда это к тебе? Зачем?

— Ко мне — это значит поедете со мной. Я в своем городе сумею защитить тебя и твою жену от всяких там Танго. Дома организую хорошую лабораторию для тебя. Ты же представляешь себе какие дела можно вершить если все это поставить на ноги!

— Представляю, конечно представляю. Но не это главное, там такие интересные свойства поля, понимаешь…

— Понимаю. Понимаю, что половину твоих слов не понимаю.

— Нужно очень многое еще изучить, исследовать.

— Вот и будешь изучать в тепле и добре. Под моим присмотром. И на установку экспериментальную деньги найдем.

— Так есть уже установочка. Маленькая. Прототип, как сейчас модно говорить.

— И где она? Покажи, похвастайся.

— Да на даче у тещи.

— Ты это сейчас серьезно?

— Конечно серьезно. Я ее сделал еще в прошлом году. Маленькую. Маломощную. От сети работает. Но ведь работает! — радостно воскликнул Физик. На какой-то миг он снова превратился в метеор. Громыхнув посудой, вскочил из-за стола, и гремя по полу тапками заметался по крохотной кухоньке.

— Угомонись ты, демон. Так что, теща твоя в курсе дела?

— Нет, конечно. Я сказал, что это отпугиватель для крыс. Положил под стеной и присыпал сверху охапкой старых досок. Понимаешь, прибор в чехле. Я обнаружил что кое-какие вещества могут служить экраном для излучения. То есть поле распространяется до экрана, дальше не проникает. Так вот прибор я сделал с экраном. Там излучение маленькое на ускорение только. Теща теперь звезда дачного кооператива, у нее было три урожая клубники. Очередь у нее на консультацию, чем поливает, как ухаживает и какой сорт.

— А клубника тут причем?

— Чет ты затупился, старик, со своими войнушками. Под той стенкой, где я прибор положил, тещина грядка с клубникой как раз находится.

— Да, чет я притомился тут с тобой. Загрузил ты меня своей физикой. Давай спать. Уже два часа. Завтра трудный день.

— Пойдем. Света тебе на диване постелила.

Утром они отправились в лабораторию Антона.

— Ну ты даешь! Как ты мог скрывать такое? — не унимался Денис. — Это же открытие века. Да что там века — самое великое открытие человечества.

— Открытие то открытием, но открывается оно не полностью, — Антон был непривычно спокоен и рассудителен. — Мы ведь не знаем всей физики процесса.

— Разберешься по ходу дела. Ты ведь Физик, во всех смыслах этого слова.

— По ходу какого дела? Если ты, как обычно, что-то задумал, так хоть иногда посвящай меня в курс дела. На то ты и Святой.

— Ого! Ну ты вспомнил! Эту кличку уже сто лет никто не произносил.

— Кто -то говорил, что Святой — это не кличка, а позывной.

— Да, как и ты — Физик.

— Почти приехали, — Антон махнул сидящему за рулем Денису, — Здесь направо.

Они свернули с главной дороги, проехали вдоль обшарпанного бетонного забора и остановились перед пыльным крыльцом какой-то конторы.

— Вот здесь я и снимаю комнатку. Пойдем поможешь бумаги собрать.

На площадке перед входом в здание стояло несколько машин. Несмотря на утро буднего дня, вокруг тишина и спокойствие, тонущее в пыли. Только возле одной из машин, большого черного джипа, стояли двое парней и неспешно болтали.

— Пойдем, конечно.

Когда они проходили мимо тех парней, Денис краем глаза заметил какое-то резкое движение, но среагировать не успел. Что-то огромное и тяжелое ухнуло его по голове, свет потух и весь мир превратился в далекую точку.

Когда сознание начало возвращаться в раскалывающийся от боли череп, он понял, что лежит, уткнувшись щекой в грязный асфальт. Стали возвращаться и звуки. Послышались какие-то крики, возня и шарканье обуви прямо в паре сантиметрах от его носа. Попытался открыть глаза, сквозь белесую пелену увидел мелькающие ноги, огромные колеса черного джипа.

Возмущенный голос Физика, исчезнувшие в чреве машины туфли, хлопок двери.

Черные колеса на хромированных дисках, какой-то очень необычной формы.

Машина рванула с места и эти колеса окатили лицо Дениса струей песка и окурков.

Все стихло. Через несколько минут чьи-то руки стали тормошить его за плечо.

— Что с вами? Вам плохо? Вызвать скорую?

— Нет, не надо.

Денис с трудом сел. Ощупал ноющий затылок. Крови не было, это уже легче. Кое как встал, поддерживаемый сердобольным мужичком с кожаной папкой под мышкой.

— Спасибо. Я сам. — Денис покачиваясь побрел в сторону своей машины.

— Вы бы поаккуратней! Если с сердцем плохо, то лучше вызвать скорую.

— Да-да. Я аккуратно.

Денис шлепнулся за руль своей машины и попытался думать.

Получалось плохо. Пока понятно только одно — физика кто-то выкрал. Но кто и почему — не понятно.

С вопросами разберемся потом, сейчас нужно догонять джип. Да как же его, к черту, догонять, если перед глазами все плывет! Ладно, потихоньку, не спеша. Сейчас все наладится и зрение стабилизируется. Куда они поехали? В город или из него?

Две широкие белесые полосы пыли, оставленные колесами джипа на черной поверхности асфальта, четко указывали, что похитители рванули в город. Значит — за ними.

Мысли никак не хотели ворочаться в раскалывающейся от боли черепушке. Аккуратно и не спеша ехал по правому ряду. В голове время от времени накатывал и исчезал шум. В эти моменты появлялась тошнота и в глазах плыло изображение.

«Ничего, вроде сносно и терпимо. А вот Физик как? Надо что-то делать, но что?»

Мысли путались и тут же таяли в сознании не успев превратиться в образ.

«Так, первым делом звоню Никите. Эх, это нужно было сделать сразу же…»

Денис свернул на обочину и остановился. Достал телефон и с удивлением уставился на него. Во-первых, он вдруг забыл, как им пользоваться. Что это телефон и нужно звонить, он помнил, а как это делать вдруг забыл. Во-вторых — через весь экран красовалась замечательная трещина, которой совсем недавно здесь не было.

«Чертово сотрясение» — он повертел головой, потер руками лицо похлопал глазами и… Вспомнил. Тут же набрал вызов Никите.

О, Никита! Это его ангел-хранитель и закадычный друг уже много лет. Они познакомились, когда Денис только начинал свои первые шаги в бизнесе — организовал охранную фирму. А что еще мог делать человек только вернувшийся с одной из войн в горах и волею судеб втянутый в политические игрища сильных мира сего. Никита пришел устраиваться к нему на работу.

Рослый здоровяк с розовыми щечками и наивно-детским взглядом из-под, по девчоночьи, пышных ресниц. Он уж никак не соответствовал образу крутого мордоворота- охранника, какой рисовал себе в воображении Денис. Но что-то в поведении Никиты, не понятое до конца, заставило Дениса пригласить его в спорт зал, где кандидаты проходили второй этап отбора.

На борцовском ковре этот рыхлый шкаф с невинным взглядом, вдруг превратился в непобедимую машину. Он не видел перед собой преград. Его физическая сила превосходила все, с чем до сих пор сталкивался Денис. Конечно же он был зачислен в штат.

Следующий раз их свела судьба, когда пришлось вдвоем коротать ночку на одном объекте без света, связи и воды. Никита оказался интереснейшим собеседником. Очень начитанный и тонко чувствующий парень. Он много размышлял о жизни, многое замечал и делал свои очень необычные выводы о происходящем. Денису нравилось его слушать, и он стал искать встречи с ним. Они вместе ходили в спортзал, ездили на рыбалку, заседали в барах. Так зародилась дружба.

Была у Никиты одна черта, которая сильно забавляла Дениса. Этот здоровяк, на которого томно хлопали ресницами чуть ли все встречные девушки, был ярым женоненавистником. Он демонстративно не замечал ни одну женщину вокруг, кроме официанток в барах и кассирш в супермаркетах.

Стоило кому-то из приятелей появиться в компании с очередной барышней, как Никита тут же брал его под локоток, отводил в сторону и в красках описывал все муки адовы, которые предстоит испытать бедняге, если он тут же не порвет все отношения с этим исчадием. Сопротивляться было бесполезно, этот верзила клещами сжимал пресловутый локоток и несчастному Ромео оставалось только согласно поддакивать или громко удивляться коварству женщин.

Еще одна черта Никиты очень нравилась Денису — с виду малоподвижный и инфантильный здоровяк имел превосходный аналитический ум. Умел из разрозненных фактов и обрывков информации составлять ясную и понятную картину.

Так же умел молниеносно принимать решения и быстро воплощать их в жизнь. Он словно некий змей — вялый и малоподвижный на отдыхе, становиться стремительным и неудержимым в атаке.

— Ты охренел? — первая фраза что выдал Никита, после того как Денис сбивчиво все рассказал.

— Чего охренел, Никита. У меня неприятности. Мне нужна помощь. А ты — «охренел».

— Тебя на пару дней нельзя отпустить, обязательно куда-нибудь вляпаешься. Не спеша езжай к дому своего Физика. Расскажи все жене. — Мозг друга начал работать на полную мощь и выдавал только нужную информацию. — Заявление в полицию не пишите. Мы не знаем с чем связано это похищение, как бы хуже не было. Я выезжаю к тебе, завтра буду. Кого еще взять с собой?

— Не знаю, смотри сам. Может Кощея?

— Годится. До завтра никаких действий. Отлежись. Сотрясение у тебя. Это не шутки. Мне шеф-дебил не нужен.

— Я же терплю подчиненных хамов.

— О, шутки шутить начали, значит жить будешь.

— Успокоил.

— Все, отбой. Постельный режим.

— Какой постельный, тут нужно по горячим следам…

— Тут нужно со свежей головой, а не контуженной. Ты хоть и Святой, но башка у тебя человечья. До завтра.

Денис не спеша вел машину по улицам большого незнакомого города. Никита прав, сотрясение мозга — это не шутки. Только в кино главный герой после удара палкой по голове теряет сознание, потом вскакивает и продолжает балетные взмахи ногами. В жизни все прозаичней. Получит по башке — получи и сотрясение, а с ним и головокружение, тошноту расстройство зрения и кратковременную потерю памяти.

Очень непростой разговор предстоит со Светланой. Лишь бы она дома оказалась. Где же она работает? Надо же, забыл. Физик говорил, а он забыл. Вот они, последствия сотрясения. Хотя стоп, что-то припоминается. Сегодня ей в ночную смену! Точно! Она медик! Работает посменно. Вот и медпомощь нашлась. Хотя, с другой стороны, как бы по голове не добавила, когда узнает, что с мужем и кто его потерял.

— Ты приметы хоть какие-то помнишь? Нам же нужно с чего-то начинать. — Никита в пол-оборота сидел на переднем пассажирском кресле и смотрел на Дениса осуждающе-строго, как папа на шалопая сына.

— Да чего начинать? Как ты вообще все представляешь? — возмутился с заднего сиденья Кощей. — У нас ни инфы, ни возможностей здесь никаких. Огромный чужой город! Как мы можем кого-то найти?

— Так сидеть тут балаболить можно долго. Уже сутки прошли с похищения. — Никита явно был настроен на действие.

Денис сидел за рулем и смотрел в одну точку. Бессонная ночь, ведро выпитого кофе, психи Светланы и вчерашняя контузия не прошли бесследно. Он чувствовал себя именно таким, каким был — побитым и не выспавшимся.

— Ладно вам собачится. Есть зацепка. И хорошая. Жена рассказала, что несколько раз к Физику подкатывали люди от какого-то Танго. Авторитет из криминала местного. Это если по-старому, а нынче, конечно же, бизнесмен и депутат. Его люди дарили какие-то подарки ей, деньги давали большие Антону. Он не брал, отказывался. Два раза сам Танго с ним встречался в ресторане. Первый раз Физик один был, второй раз с женой. Очень вежливо и красиво всё. Привезли на машине в ресторан, там встретил сам Танго. Угощали, танцевали, потом домой отвезли.

— Чего хотел?

— Что бы Антон работать на него начал. Предлагал все условия. Лабораторию, деньги, содержание.

— А Физик?

— Отказался.

— Почему?

Денис пожал плечами. С заднего сиденья подал голос Кощей

— Святой, а как это он местному миллионеру отказал, а тебе не отказал? Я так понял ты собирался его к нам привести и обустроить.

— Да не ведаю я, Кощеюшка. Видно глянулся я ему. — Денис улыбнулся первый раз за прошедшие сутки.

— Не ведает он, — буркнул Кощей, снова уткнулся спиной в угол и продолжил слушать, думать и анализировать. В этом была его основная задача сейчас.

— Ты приметы какие-нибудь запомнил? — не унимался Никита.

— Черная Тойота Лэнд Крузер. Стандартная. Вот только диски на колесах очень необычные. Такие закрученные блестящие с вывертом. Я таких не видел никогда. Может внимания не обращал, а тут они у меня чуть ли не по носу проехали. Двое парней. С виду обычные. Спортивные. Примет не помню, но увижу — узнаю.

— Хоть так и то ладно. — вздохнул Никита.

Кощей уже сделал вывод:

— Находим Танго, пробиваем у его окружения есть ли у кого Крузак с такими дисками. Тогда все станет ясно.

— Гениально. Молодец, Стас. — похвалил Денис, — Так и делаем.

Кощей повертел головой, чтобы убедиться, что обращались точно к нему. Стасом называла его только сестра, мама — Стасиком. Все остальные, даже нескончаемое количество подружек, зовут его Кощеем.

— Обижаешь. Ты меня из дома сюда вызвал, чтобы обидеть?

— Нет, что бы ты мне помог. Извини.

Денис не помнил, как и откуда Кощей появился в его жизни. Просто возник и все. Он сначала иногда, потом все чаще, стал появляться возле Дениса. Они познакомились, стали общаться.

Все звали его Кощей и никак иначе. Ни разу ни у кого не возник вопрос — почему Кощей? Потому что стоило взглянуть на него и сразу вырывалась фраза: «О, Кощей!». Очень худой, буквально кожа и кости. Сероватого цвета кожа и жесткие прямые волосы, казалось, должны делать его внешность отталкивающей. Но стоило взглянуть в карие глаза, как становилось понятно, перед тобой очень глубокая и интересная личность.

Он увлекался практически всем на свете, от вязания крючком и садоводства до сборки собственного самолета в сарае своей тети. Он многое знал, во многом разбирался, хорошо соображал и не плохо анализировал. При этом никто никогда не видел его читающим книгу, журнал или сидящим в интернете. Казалось, что все эти знания были заложены в него при рождении.

Но главной его страстью была стрельба. Он часами не выходил со стрельбища и изводил себя и инструкторов бесконечными упражнениями. Он обожал оружие и все свои деньги тратил на него. Постоянно говорил, что хочет купить то один то другой пистолет. Денис подозревал, что все же какую-то часть своих желаний он претворил в жизнь.

— По оружию мы что имеем, Кощей? — Денис обернулся и выразительно взглянул на лежащую на заднем сиденье небольшую сумку.

— Есть кое-что, — с деланной неохотой Кощей полез в свою сумку и на свет божий извлек, держа за стволы, две великолепные «Беретты М-9». Затем с равнодушным видом, другой рукой достал из сумки пригоршню снаряженных магазинов.

— Ну ты, блин, даешь, — выдохнул Никита.

— Ооо, — уважительно протянул Денис. — А к моему патроны подойдут?

— К чему твоему? — не понял Кощей.

Денис сунул руку под сиденье и вытащил пистолет.

— О, «Глооок 17», — благоговейно пропел Кощей. — Легенда.

— Ну ты, блин, даешь, — повторился Никита.

— Так патроны подходят или нет?

— Подходят, для обоих идет патрон 9х19 мм Парабеллум.

— Добро. Еще что-то есть, Кощей?

— Пару ножичков, — его рука снова нырнула в сумку.

Парой ножичков оказались два ножа «Витязь» в ножнах. На этот раз оживился Никита.

— О, Витязь! Это ж оружие спецназа! Где взял? — он бесцеремонно выхватил один из ножей у из рук Кощея и стал нежно и ласково гладить пальцами полированную сталь.

— Где взял, где взял… Купил. Где взял.

— С оружием разобрались. Теперь техника. Никита, твоя Беха в порядке, — Денис взглянул в зеркало заднего вида на стоящую позади его машины BMW.

— Все в норме.

— Тогда пересаживаемся. Моего мерина они уже видели. Да и мощи в твоей Бэхе побольше.

— Куда едем? Темнеет уже.

— Танго искать. Спросим у него, поговорим.

— Так ты его и нашел, так он тебе все и рассказал.

— Правда, Святой. Где ты собираешься его искать? Мы же город совсем не знаем.

— С ресторана, где они с Физиком встречались и начнем. К тому же не Васю Голопупенко ищем, а авторитетного здесь чела. Каждый его знает.

— Да не каждый скажет, — вполголоса пробубнил Кощей.

Денис достал телефон, позвонил Светлане и стал аккуратно выпытывать информацию о ресторане.

Заведение называлось «У озера», находилось в парковой зоне в центре города, на берегу небольшого пруда.

Нашли это место без труда.

Зарулили на парковку перед рестораном. Здесь стояло с десяток разномастных и разноцветных машин.

— Ну-ка, ну-ка, — всполошился Денис, чуть ли не на ходу выпрыгнул из машины и побежал к темневшему в глубине стоянки джипу. — Точно. На ловца и зверь бежит. Вот они — диски.

Он показал на колеса джипа.

— Диски нашли, начинаем дискотеку, — не удержался Кощей.

2

Антон шел по бесконечному, огибающему все овальное здание, коридору Хроноса. То и дело ему приходилось уступать дорогу роботам и прочим механизмам. Самые разнообразные, они сновали бесконечной чередой туда-сюда. На колесах и шагающие, человекоподобные и простые транспортеры на гусеничном ходу.

От их деятельности зависело все в Хроносе. Ведь в зону излучения людям входить нельзя. Только в исключительных случаях. И только по личному распоряжению его — Антона Михайловича Визинова.

— Антон Михайлович, на минус три ворота уже второй день барахлят, — окликнул его молодой парень в фирменной спецовке, — Я заявку сразу дал, а они никак не чешутся.

— Кто они? Ты же механик, Андрей. Сам сделай.

— Я смотрел, там по электронике. Не имею права.

— Развели бюрократию. Имею право, не имею право. Разберусь сейчас.

Стены всего здания изготовлены из материала, который экранирует поле. Стены внутреннего периметра, почти метровой толщины, полностью поглощают излучение, так что в коридоре время протекает в обычном для людей режиме. Из-за наличия мощных экранов телефонная и радиосвязь внутри периметра Хроноса не работает.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 415