электронная
80
печатная A5
576
16+
Королевство голубых лагун

Бесплатный фрагмент - Королевство голубых лагун

Книга пятая

Объем:
238 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-2616-4
электронная
от 80
печатная A5
от 576

Глава 1. Беглец

На поплавке водяного гиацинта притаился человек. Широкие листья растения скрывали его от посторонних взглядов. Он уже давно лежал здесь, по самые плечи, уйдя под воду, боясь неосторожным движением выдать свое укрытие. На соседнем островке из таких же сцепившихся растений, находился его противник.

Побег пленника поднял на ноги всю шайку, сыпавшую ругательства и угрозы в его адрес. Три лодки, сделанные из поплавков и широких листьев гиацинта, вернулись назад, нигде не обнаружив беглеца. Никому и в голову не пришло искать его на соседнем цветке, плывущем рядом с островом.

Остров довольно большой. Только необычный. Множество, переплетенных корнями и канатами, водяных гиацинтов давали приют шайке бродяг. По соседству плыли отдельные цветки, которые время от времени присоединяли к плавучему острову. Такое вот необычное место обитания.

Живности на острове не водилось, поэтому приходилось питаться нектаром цветов, пойманной рыбой и тем, что удавалось добыть на обычных островах. Чтобы не попасть в руки чужаков, иногда приходилось грести, обходя чужие острова. Значит, требовались гребцы. А где их взять? Для этого и захватывали пленников.

Держать слишком много пленников на острове невыгодно. Всех нужно кормить. И кормить, как следует. Иначе они не смогут грести достаточно сильно, чтобы изменить направление. Потому и брали в плен, не кого попало, а только сильных и выносливых.

Но с сильными пленниками и проблем больше. Одно дело держать в покорности слабых и запуганых, совсем другое, тех, кто мог и сопротивление оказать. Каждый пленник знал свое место на острове и не имел права самостоятельно покидать его. И это не случайно. Так они не могли сговориться, да и справиться с одиночкой, не в пример, проще.

Время от времени случались побеги. Но, все они заканчивались одинаково. Беглеца ловили, придумывали для него наказание и возвращали на место. Сейчас первый случай, что беглеца не сумели поймать. Может, не рассчитал свои силы и утонул? За то время, как сбежал, он не смог бы далеко уплыть.

День клонился к закату. Оставалось не больше часа светлого времени. Организовывать новые поиски не имело смысла. В темноте можно и не найти своего острова, который не стоит на месте. Поднявшийся ветерок может его отнести далеко в сторону.

Главарь бродяг приказал еще раз проверить весь остров и остальных пленников. На самом большом поплавке готовили высушенные ветки для костра. Сам костер разводили в глиняной чаше, которую переносили по мере необходимости.

Ночью часовые следили за тем, чтобы пленники не покидали свои места и за тем, чтобы не наткнуться на какой-то остров. Бежать с острова ночью, вряд ли кто-то решится. До сих пор таких смельчаков не находилось. Поэтому, никто не обратил внимания, когда один из рядом плывущих цветков, стал отставать от острова.

Беглец, осторожно работая ногами, направлял приютивший его цветок в сторону от плывущего острова. Хотя и медленно, но расстояние увеличивалось. Лишь бы не заметили! Но, все бродяги слишком заняты предстоящим ужином, чтобы обращать внимание на какой-то цветок, плывущий рядом.

***

Велико озеро! Не видать ему ни конца, ни края. Никто не знает, где у него начало или конец. Множество островов раскидано во все стороны. Немало удивительного встречается на этих островах. Но, нет никого, кто бы познал все тайны этого голубого озера.

Одиноко плывущий цветок водного гиацинта никого не радовал своими бледно-сиреневыми лепестками. На одном из поплавков растения спал человек. Усталый вид говорил о том, что путешествие получилось не легким. Если бы кто-то сейчас увидел его, то посчитал бы безумцем, рискнувшим отправиться в путь таким необычным способом. Без еды и оружия. Но, смотреть некому, вокруг расстилалась лишь гладь воды.

Несколько дней пути по воле волн и ветра могли любого довести до отчаяния. Этот человек держался. Из последних сил пытался грести, едва замечал вдалеке хоть что-то, отдаленно напоминающее берег. Голод уже устал донимать человека и отступил, уступив место безразличию. Но упрямец не сдавался. И его упрямство вознаградилось.

Очнулся человек на палубе большого корабля. Таких больших кораблей ему еще не доводилось видеть. Кто-то осторожно вливал ему в рот теплый бульон. Второй человек заботливо поддерживал в сидячем положении.

Заметив, что спасенный пришел в себя, матрос улыбнулся и протянул кружку с бульоном. Мол, сам пей. Слабыми руками, удерживая бесценное сокровище, беглец быстро допил бульон и снова впал в беспамятство. Он уже не чувствовал, как его перенесли в каюту и уложили в постель.

Далеко за кормой корабля еще виднелся плывущий цветок гиацинта, но вскоре и он потерялся из виду. Вокруг снова расстилался безбрежный простор озера. Под присмотром боцмана неспешно работала команда матросов, приводя в порядок и без того чистую палубу.

Купеческий корабль совершал свое плавание к дальним островам. Команда подобралась дружная, проверенная уже не первым плаванием. Сам купец, он же и хозяин корабля не любил менять команду. Потому и служили у него те, кто прижился за долгое время плаваний.

Конечно, бывали и неприятности. Куда же без них? Это в сказках жизнь героя может происходить тихо, да гладко. В настоящей жизни всё по-другому. Встречались на пути и лихие люди. Встречались и те, кому нужна помощь, как вот этому бедолаге, что лежал сейчас в кубрике.

Купец ни о чем не сожалел. Какой смысл, если ничего уже изменить нельзя? Уроки извлекал, это да. Но, чтобы обвинять судьбу? Это увольте! Судьба всегда нам посылает испытания по нашим силам. Не будь трудностей, так давно бы все превратились в кисель. Трудности нас закаляют.

Команда корабля полностью разделяла отношение хозяина к жизни. Своих людей он не обижал, если видел, что нужна помощь, то не ждал, когда попросят. Но терпеть не мог бездельников и белоручек. Да и сам к таким не принадлежал. Вот на такой корабль и занесла беглеца судьба.

***

— Очухался? Эк, тебя занесло! Сколько же времени ты болтался на своей зеленой посудине?

Добродушный матрос устроился на койке, напротив. Крепко сбитый, с веселыми глазами и сильными руками, он просто излучал добродушие. Улыбка не сходила с его губ.

— Ничего не помню, — тихо ответил беглец, — Помню только воду вокруг и солнце над головой.

— Как зовут-то тебя, хотя бы помнишь?

— Помню. Аэль.

— А меня Трай. Вот и познакомились.

— Что со мной было?

— Что было? Едва тебя оторвали от поплавка гиацинта, в который ты вцепился. Еще удивились, что без сознания, кожа да кости, а держишься.

— Ничего не помню. Только вода и солнце.

— Ладно, ты не расстраивайся. Вот выздоровеешь и всё вспомнишь. Наш лекарь сказал, что тебе сейчас нужно силы восстанавливать.

— А куда мы плывем?

— Далеко на восход солнца. Наш хозяин там еще не бывал. Непоседа он у нас. Не сидится ему на месте и не торгуется на ближних островах. Всё-то ему интересно, каждый раз куда-нибудь подальше норовит забраться.

— Не обижает?

— Нет, хозяин у нас с головой. Попасть к нему на корабль многие хотели бы. Но это совсем непросто. Не любит он менять команду. Да и никто из нас не хочет от него уходить. Интересно с ним и надежно. Никогда в беде не бросит.

Слушая Трая, Аэль снова провалился в сон. Заметив это, Трай тихонько вышел из кубрика и позвал лекаря. Рассказал всё, что удалось узнать. Лекарь задумчиво почесал кончик носа и сказал, что сейчас так и должно быть. Через день-другой сам встанет. Там и посмотрим, что дальше делать.

На палубу вышел хозяин корабля.

— Как там наш спасенный?

— Снова уснул.

— Его хоть накормили? А то смотреть страшно.

— Понемногу кормим. Сразу много ему еще нельзя.

— Смотри, не перемудри! — погрозил он пальцем лекарю, — А ты приглядывай за ним, — ткнул пальцем в грудь Трая, — Хоть что-то говорил?

Трай пересказал разговор с Аэлем, пропустив ту часть, что касалась самого хозяина. Сочувственно покачав головой, хозяин еще раз погрозил пальцем и поднялся на мостик.

***

Память неохотно возвращалась. Какими-то отрывками вспоминались отдельные события, всплывали в памяти картинки, чьи-то лица. Аэль пытался понять, кто и что это, но снова все затягивало туманом. От попыток вспомнить прошлое, у него начинала болеть голова. Корабельный лекарь недовольно ворчал, ругаясь на непослушного пациента. Но это только видимость.

На самом деле лекарь рад Аэлю. Хоть какой-то больной. А то от этих здоровяков из команды не дождешься ни одного чихнувшего за весь рейс! Так недолго забыть и все свои умения. Кому тогда нужен такой лекарь? Он сам себя ловил на мысли, что хотел бы как можно дальше отодвинуть полное выздоровление Аэля.

Как и приказал хозяин, Трай постоянно оказывался рядом с Аэлем. Присматривал. Мало ли какая нужда может возникнуть у больного? Остальные члены команды тоже не оставались в стороне. Всё не так скучно. Хоть какое-то разнообразие. А то, кроме воды ничего больше и не видишь.

Ближние острова хозяина не интересовали. Ему хотелось добраться до дальних уголков озера, о которых в его краях никто и не слышал. А что толку плыть в дальние края без товара? Интерес интересом, но и о купеческой выгоде забывать не следует.

Как и обещал лекарь, Аэль уже сам выходил на палубу. Силы постепенно возвращались к нему. Пару раз он даже пытался помогать матросам, но его аккуратно отодвигали в сторону. Вот выздоровеешь, тогда и посмотрим, на что ты годен. А пока лечись и набирайся сил.

Порой подходил хозяин корабля и затевал неспешный разговор. Но Аэль пока еще не мог вспомнить ничего существенного. А говорить о погоде, которая в этой части озера всегда одинаковая, согласитесь, занятие довольно скучное. Поэтому, больше говорил сам купец, а Аэль больше слушал.

Но эти разговоры приносили и пользу. Иногда некоторые рассказы хозяина будили какие-то воспоминания в голове Аэля. Вспоминались новые эпизоды из прошлой жизни, чем он радостно и делился с окружающими. Каждому новому воспоминанию больше всех радовался Трай, хотя его это касалось меньше всех. Но, такой уж у него характер.

***

В один из дней повстречали корабль. Странный какой-то. Враждебности не проявлял, но и знакомиться не пожелал. Прошел стороной, лишь поприветствовав собрата. Хозяин только головой покрутил от удивления. Обычно капитаны останавливаются, обмениваются новостями. Иногда товарами. Может, спешил куда-то? Тогда, конечно, не до разговоров.

Вскоре вдали появился остров. Первый остров, к которому купец решил причалить. Рулевой направил корабль к берегу, а вся команда высыпала на палубу. Не каждый же день попадаешь в новые места. Будет потом что вспомнить и о чем рассказать. А сидя взаперти много не увидишь.

Обойдя вокруг острова, обнаружили старый причал. На берегу виднелись какие-то строения. Но никто не встречал корабль. Это выглядело странным. Не заметить прибытие большого корабля просто невозможно. Хозяин отдал приказ бросить якорь, не подходя к берегу.

Может у хозяев острова какие-то неприятности с соседями. Лучше подождать, проявив терпение и показав свое миролюбие. Рано или поздно кто-нибудь появится. Тогда и поговорим. А пока всем, кроме вахтенных, можно отдыхать. Все равно пока ничего не происходит.

Ночь прошла спокойно. Но и утром никто не окликнул корабль. Сколько ни всматривались в берег, никаких признаков жизни не обнаружили. Видя такое безразличие, капитан послал к берегу шлюпку с матросами. Вскоре они вернулись, сообщив, что нигде не нашли ни одного жителя. Во всех жилищах видны следы запустения, говорящие о том, что здесь уже давно никто не появлялся.

Странное дело, просто так люди с обжитых островов не уходят. По крайней мере, команда корабля с таким столкнулась впервые. Да, встречались маленькие островки, где оставались следы жилья, но такого большого и обжитого острова, покинутого всеми жителями, никто не припоминал.

Судя по состоянию помещений, остров покидали не в спешке, да и времени прошло не слишком много. Значит, что-то такое случилось, что жители не пожелали здесь больше оставаться. Просто так из собственного дома не бегут.

Обойдя вокруг острова, в надежде кого-то обнаружить в других местах, корабль продолжил свой путь. Какой смысл оставаться здесь, если товар купца никому не нужен?

***

Аэль уже достаточно окреп и старался помогать всем, кому только мог. Незаметно он становился своим среди дружной команды. Когда об этом удивительном факте с хозяином заговорил боцман, то после недолгого раздумья, купец ответил, что все мы начинаем чувствовать ответственность за тех, кого спасли. Вроде, как за своих детей.

Озадачено почесав голову, боцман только хмыкнул и отправился командовать дальше. Ругаясь на матросов, больше для порядка, он продолжал обдумывать слова капитана. По всему выходило, что так оно и есть. Кто дарит человеку жизнь? Родители. Значит, спасая кого-то, ты снова даришь ему жизнь? Получается, что так.

Весело отшучиваясь от боцмана, которого уважала вся команда, матросы выполняли свою работу. На палубе появился кок.

— Кончай работу! Обедать пора.

— А что сегодня на обед?

— Жареный якорь с подзатыльниками, — отшутился кок, — Сядешь за стол, попробуешь. А если не съешь, то три дня голодным продержу.

Взрыв смеха был ему ответом. Продолжая перешучиваться, матросы потянулись к столу.

Хозяин всегда садился за один стол с командой. Такой порядок он установил с самого начала, хотя поначалу кок и пытался готовить ему отдельно. Получив, после очередной попытки, нагоняй, кок смирился со странностями капитана, и с тех пор кормил его из общего котла.

За столом незаметно все разговоры перешли к странному острову, покинутому жителями. Каждый пытался угадать, что же там такого произошло, что всё население сбежало? Ничего толкового не получалось. К концу обеда все сошлись во мнении, что самим эту загадку не разгадать.

После обеда команда отправилась немного подремать, но вскоре всех подняли по тревоге. На горизонте появились паруса двух военных кораблей, которые быстро приближались.

Чем отличаются военные корабли от торговых? Главное, скоростью. Торговый корабль устроен так, чтобы мог взять больше груза. А военному кораблю лишний груз не нужен. Ему нужна скорость, чтобы настигнуть неприятеля. И, разумеется, вооружение. Одними кулаками победу одержать сложно. У противника кулаки тоже в наличии имеются.

Понимая, что уйти от преследователей не получится, капитан дал команду бросить якорь. Может, всё и обойдется. На всякий случай, каждый член команды тайком вооружился. Хозяин сделал вид, что ничего не заметил. Сам он стоял на мостике, совершенно безоружным. Но, это совсем не значило, что беззащитным.

***

Корабли подошли с двух сторон и остановились. Странно, но никто ничего не спрашивал и не требовал. Команды трех кораблей рассматривали друг друга, ничего не говоря. Купец ждал вопросов, а их не было. Что ждали капитаны военных кораблей, тоже непонятно.

Минут пять продолжалось молчаливое противостояние, после чего военные корабли неожиданно развернулись и ушли в сторону. Вскоре их паруса уже скрылись из виду. Облегченно вздохнув, капитан отдал команду поднять якорь и следовать дальше.

Всё еще оглядываясь в ту сторону, куда так неожиданно скрылись военные корабли, команда быстро подняла якорь и паруса. На всякий случай капитан приказал изменить курс. Какая разница, в какой стороне искать новые острова, если тебе ничего не известно в этих краях? Зато меньше вероятность того, что военные корабли тебя найдут, если вдруг надумают вернуться.

Аэль сидел возле мачты и старался поймать воспоминания, пестрыми отрывками мелькающие перед мысленным взором. Военные корабли, словно всколыхнули что-то в его памяти, вот только всё перемешалось, словно в шторм на море. Но на озере никогда не было штормов, потому и сравнивать Аэлю не с чем.

Неожиданно одна из картинок остановилась. Всюду виднелись широкие зеленые листья, кое-где украшенные сверху бледно-сиреневыми цветами. Листья росли из пузатеньких утолщений, которые словно лежали на воде. Эти утолщения, похожие на поплавки, соединялись между собой, образуя целый остров. Аэль сидел на одном из таких поплавков.

Словно прорвавшаяся через плотину вода, хлынули воспоминания. Вспомнился плывущий по озеру остров, хозяева этого острова и другие пленники бродяг. Вспомнилась отчаянная попытка побега на одном из цветков, увенчавшаяся победой и чудом приведшая его на этот корабль. Вот только то, что случилось до острова бродяг, оставалось скрыто сплошным туманом.

Едва рядом появился Трай, как Аэль тут же поделился с ним своими воспоминаниями. Вскоре они уже втроем сидели в каюте капитана, и Аэль снова рассказывал о том, что ему удалось вспомнить. Во время рассказа вспоминались и другие подробности неволи. Но то, что было раньше, вспомнить так и не удалось.

***

— Ну? И почему ты не захотел захватывать этот корабль? — сердито выговаривал один капитан другому, — Чем он тебе не понравился?

— Слишком спокойно вел себя капитан и его команда.

— И что из этого?

— А ты уже забыл, что рассказал Чалик про его попытку захватить твой корабль, когда он с горсткой бунтовщиков, вышел спасать потерпевших кораблекрушение?

— А при чем здесь это? Его же корабль бунтовщики не забрали.

— Так и всю его команду отправили за борт не бунтовщики, а эти самые спасенные. А тот корабль, что мы только что встретили, никогда нам раньше не встречался. И команда с капитаном выглядела слишком уж спокойной и уверенной.

— Думаешь, что они здесь появились не случайно?

— Кто его знает. Слишком много непонятного происходит в последнее время. А оказаться без корабля, у меня желания нет. Даже если меня со всей командой снова высадят на Лохматый остров.

— Может ты и прав. Действительно, такого еще не бывало, чтобы кто-то бросал захваченные корабли и исчезал неведомо куда.

— Ты помнишь, что нам сказал Шантай, когда мы вернулись?

— Еще бы не помнить! Не приближаться ни к одному острову, кроме Лохматого, пока не разгадаем его загадку. Никто не желает жить на острове призраков.

— Ты считаешь, что это справедливо?

— О какой справедливости ты говоришь? Благодари Клюкера за то, что заступился за нас. Иначе бы мы так и остались на этом проклятом острове.

— Слушай, а зачем мы таскаем за собой этого Лямуса, со всей его свитой?

— Так он же правитель этого острова.

— Вот пусть со своими людьми и правит на острове. Нам-то от него какая радость?

— А что на это скажет Шантай?

— А что он может сказать? Было сказано разгадать загадку призраков. Вот пусть Лямус её и разгадывает. На острове. А мы на воде.

— Честно говоря, мне и самому этот Лямус изрядно надоел. Да и его свита тоже. Дармоеды. К тому же и склочники все. Постоянно от них одни неприятности. С матросами и воинами обращаются, как с рабами.

— Так что? Высаживаем их на остров?

— Высаживаем! Пусть друг другом командуют.

Через несколько минут корабли развернулись и направились к Лохматому острову.

***

Шантай стоял у любимого окна, выходящего на главную гавань, и слушал доклад Клюкера. После таинственного исчезновения Бестажа и Рибера, Клюкер остался единственным советником, которому можно доверять. Все остальные либо недостаточно надежны, либо недостаточно умны.

— Ничего нового Чалик не вспомнил, — сообщал Клюкер, — Ни он сам, ни кто-либо из его команды не могут даже толком описать тех, кто вышвырнул их с корабля. Не удалось даже точно узнать, сколько их было. Все говорят по-разному.

— И что ты предлагаешь с ним делать?

— Отправить его к первым двум кораблям.

— Не слишком ли мы разбрасываемся кораблями?

— Нет. Три корабля, отправленные в ссылку, на силу нашего флота не повлияют. Зато позволят показать, что виновники попали в немилость, но им дается возможность что-то исправить. Это справедливое решение.

— Для кого, справедливое? Это же мы все устроили так, чтобы они потерпели поражение на Лохматом острове.

— Да, это так. Но знаем об этом только мы. Если простить сейчас этих капитанов, то завтра королевская власть ослабнет. А допускать этого нельзя. Пусть все видят, что новый король строго спрашивает с виновных, но наказывает, по справедливости.

— Думаешь, так будет лучше? — Шантай отвернулся от окна.

— Несомненно. Мне уже докладывают, что среди жителей королевства многие одобряют действия короля. А это значит, что у нас становится больше союзников.

— А кто посмеет пойти против королевской воли?

— Посмеет-то кто-то, вряд ли, а вот недовольство проявляли многие, пока правил Шалай. Немного оставалось и до открытого бунта. Так что, вовремя он удалился от трона.

— Не боишься мне это говорить? Ведь ты сам служил верой и правдой моему отцу.

— Я служил и служу королю! Кто, кроме меня скажет тебе правду? Только зная правду, можно правильно продумать свои действия. Подхалимов вокруг и без меня хватает, только пользы от них никакой. С закрытыми глазами, не видя вокруг ничего, невозможно одержать победу. А я глаза и уши короля. Ты же не станешь закрывать глаза, если увидишь что-то, что тебе не нравится?

— Ах ты, хитрец, — рассмеялся король, — На всё-то у тебя есть ответ. Такой, что и придраться не к чему.

— Благодарю тебя, мой король! — поклонился Клюкер, скрывая довольную улыбку.

— Что думаешь делать с Лохматым островом? Может, пока оставим его без правителя?

— Нет, остров призраков нужно использовать в наших интересах. Сейчас все боятся жить там, вот и нужно вернуть туда Лямуса и его придворных. Пусть пошевелятся. Может что-то и обнаружат с перепугу. Не могли же все бунтовщики, вместе с Лисичем, Бестажем и Рибером, утопиться в озере. Покинуть остров им было не на чем. Оба захваченных корабля остались на месте. И всё это произошло сразу же, после того, как бунтовщики выловили кого-то возле острова.

— Да, тайна тут какая-то есть. Отправляй Чалика и с ним передай приказ высадить на остров Лямуса с его свитой и всех лишних с кораблей. И чтобы на острове не было ни одного раба.

***

— Нужно забрать с острова Молчунов всех рабов, которых вывезли с Лохматого острова, и доставить их на Большой берег, — обратился к командованию Астрок, — Иначе половины полученного эффекта мы лишимся.

— Объясни подробней, — попросила Ромашка, — Зачем их тащить сюда?

— По данным нашей разведки, — продолжил Астрок, — Лохматый остров теперь называют островом призраков. Никто не может понять, как и куда исчезли с острова все бунтовщики и главные участники событий. В наших руках оказались сразу два советника короля. Если Шантаю станет известно, что кто-то из пропавших бунтовщиков появился на острове Молчунов, то будет очень сложно доказать, что мы здесь не при чем.

— Ну и пусть узнает! — не выдержал Бумка, — Все равно он ничего сделать не сможет.

— Не горячись, — осадила его Ромашка, — Астрок дело говорит. Пока Шантаю это непонятно, он будет ломать себе голову. Значит, бояться сделать лишний шаг. А у нас останутся развязанными руки. Нужно наоборот, добавить Шантаю лишних непонятных событий на Лохматом острове, чтобы укрепить легенду о призраках.

— И кто этими событиями займется? — с невинной улыбкой, поинтересовался Лямик, — Это не на Скалистом острове.

— На острове призраков самое место для призраков, — пошутила Лаванда.

Секунду стояла тишина, а потом раздался дружный смех. Шутка Лаванды развеселила всех. Но, в каждой шутке есть доля правды. В разных шутках и доли разные, но в этот раз правды оказалось достаточно много, чтобы задуматься всерьез. Этим и занялись. Вопрос о доставке бывших рабов на Большой берег решился сам собой. Положительно.

К концу дня вызвали в малый замок командиров новых троек призраков, которых ожидали выпускные испытания. После недолгих споров решили, что Лохматый остров вполне годится для проверки их готовности. Общее командование призраков поручили Лаванде и Бумке. Они же должны и оценить, насколько успешно новички справятся с заданием.

Затруднение вызвало лишь то, что никто толком не мог придумать сами задания для троек. Тогда Лютик предложил, чтобы задания придумали себе сами призраки. На месте. Главное, чтобы их действия внесли, как можно больше путаницы и паники.

Немного поспорив, решили вызвать и тройки Карнака и Лаванды. Они уже знали Лохматый остров и могли что-то подсказать. Отправлять их на Лохматый остров или нет, должна на месте решить Лаванда.

Чтобы не терять время, Бумка отправился на Скалистый остров, где, сев на один из кораблей, поспешил к острову Молчунов. Ему ставилась задача, срочно собрать всех бывших бунтовщиков и доставить их на новое место.

***

Купеческий корабль продолжал свой путь. Аэль понемногу вспоминал свою жизнь на плавучем острове. Какие-то отдельные детали и события. В общем, так, по мелочи. Но и это радовало. Как бы то ни было, а память понемногу возвращалась.

Военные корабли больше не появлялись, поэтому капитан снова сменил курс и продолжил двигаться в намеченном направлении. К середине следующего дня на горизонте показался парус большого корабля. Вскоре стало видно, что это не купеческий корабль.

— Вот же дела, — пробурчал капитан, — Ни одного купеческого корабля. Только военные. Что за напасть такая?

— Так может быть у них тут других и не бывает, — заметил боцман, — Потому и встречаются только военные.

Команда корабля снова приготовилась к встрече. А куда деваться, если их корабль уже заметили? Встречный корабль чуть изменил курс, и теперь двигался навстречу. По команде капитана убрали паруса и бросили якорь. Вскоре рядом остановился и второй корабль.

От встречного корабля отошла шлюпка, где было всего три человека. На борт купеческого корабля поднялся лишь один. Весь его вид указывал на то, что он чувствует себя достаточно уверенно, даже в одиночку. Это вызывало невольное уважение.

Капитан вышел навстречу незнакомцу. На расстоянии шага, оба остановились, внимательно изучая друг друга. Команда корабля замерла в ожидании.

— Я рад приветствовать тебя, — протянул руку незнакомец, — Могу ли я узнать, куда ты направляешься, и чем мы можем тебе помочь?

Капитан оторопел. С таким он за свою долгую жизнь еще не встречался. Чтобы чужой военный корабль предлагал помощь? Даже свои капитаны военных кораблей вели себя высокомерно. Что-то здесь не так. Неправильно.

— Я купец, а это мой корабль и моя команда, — осторожно начал он, — Плывем мы в поисках новых островов, на которых я еще не бывал. Буду весьма признателен, если подскажете верный курс, чтобы нам не блуждать вслепую.

— Что ж, дело хорошее. Почему бы не помочь? Можем даже своего человека дать, чтобы не сбились с пути.

— Думаю, что это лишнее. На вашем корабле люди тоже нужны.

— Выбирать тебе. А мне осталось немного, после чего у меня не будет недостатка в матросах. Еще и потесниться придется.

— А далеко ли до ближайшего острова?

— Полдня пути. Но будет лучше, если ты сразу отправишься к Большому берегу, в Королевство голубых лагун. Там вскоре и встретимся.

— Как тебя зовут, незнакомец?

— Бумка, — рассмеялся тот, — А тебя?

— А я Каслай, — улыбнулся в ответ капитан.

Он сам не смог бы объяснить, почему сразу поверил новому знакомому. То ли манера держаться, то ли открытая улыбка, то ли что-то еще, но поверилось сразу. Через пару минут из шлюпки поднялся один из матросов и направился к штурвалу. Бумка вернулся на свой корабль и продолжил выполнение задания.

Пока команда знакомилась с новым гостем, Каслай смотрел вслед кораблю Бумки, гадая, куда в этот раз занесет его судьба. Потом вернулся на мостик и отдал команду поднимать паруса. У мачты стоял и смотрел вслед уходящему кораблю Аэль.

Глава 2. Призраки

На подготовку к отправке всем пяти тройкам давалось два-три дня. Тройка Карнака возглавляла всё мероприятие. Тройка Лаванды считалась уже прошедшей последнее испытание, но пока официально не признана самостоятельной. Трем оставшимся тройкам нужно еще завоевать звание призраков.

Всей правды о призраках не знал никто, кроме тройки Карнака. Остальные, по-прежнему, считали, что их готовят для каких-то дальних островов. Поэтому все тройки собрали на Малом острове. Пока не вернулся Бумка, своими знаниями о Лохматом острове делились те, кто там уже побывал.

На песке вычерчена примерная карта, на которой отметили самые главные особенности. Каждая тройка самостоятельно замышляла свои сюрпризы для жителей этого далекого острова. Таков приказ Карнака. Только после того, как все сюрпризы будут готовы, планировалась их коллективная оценка.

Ознакомившись с тем, что известно тройкам Карнака и Лаванды, остальные тройки отошли в сторонку, вычертили по памяти свои карты, и начали фантазировать. Не исключение и две первые тройки. Что с того, что им отводилась роль запасных? Лаванда не утерпит, и отправит на задание всех. По крайней мере, в это очень хотелось верить.

Поскольку сведений об острове немного, приходилось многое додумывать самим. Уточнить надеялись уже после прибытия бунтовщиков. Как-никак, а они знали этот остров намного лучше призраков. Если что-то не совпадет, то можно будет и исправить.

Сначала каждый предлагал свое. Всё, что только взбредет в голову. Ни одна, даже самая безумная, идея не отбрасывалась. Когда все сумасшедшие мысли иссякли, начался их детальный разбор. Примерялись и так, и сяк. Потом пробовали соединить что-то с чем-то и снова искали сильные и слабые места. Так продолжалось почти до вечера.

Вконец уставшие, тройки отдыхали, когда на горизонте показались мачты корабля. Поначалу решили, что это вернулся Бумка, но вскоре обнаружили свою ошибку. Мимо Малого острова прошел незнакомый корабль. Явно не военный, и не пиратский. Все свои корабли стремги знали наперечет.

Проводив взглядами гостя, держащего курс прямо в сторону Большого замка, командиры троек собрались возле Карнака. Очень уж хотелось им похвастаться своими задумками. Но Карнак остудил горячие головы, сказав, что окончательное обсуждение будет лишь после того, как вернется Бумка.

***

Каслай с любопытством смотрел на приближающийся берег. Два, рядом стоящих, замка и корабли на пристани впечатляли. Да и на островах, мимо которых проходил корабль, заметно присутствие людей. Большой замок завораживал своей мощью и неприступностью. Сразу видно, что Королевство, о котором поведал Бумка, недостатком сил не страдает.

Огромный берег, который тянулся в обе стороны, насколько хватало глаз, по праву назван Большим. В этом Бумка ничуть не преувеличил. Легкое волнение Каслая вполне понятно. Если Бумка ничего не приукрасил, то это именно то, что купец искал.

Когда корабль причалил, на пристани его уже ждали. Не каждый день сюда приходят чужие корабли. А купеческий корабль, вообще, прибыл впервые. Это ли не событие?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 80
печатная A5
от 576