электронная
180
печатная A5
644
12+
Коммуникативно-тематический словарь

Бесплатный фрагмент - Коммуникативно-тематический словарь

По роману А. С. Пушкина «Евгений Онегин»

Объем:
574 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4485-8929-4
электронная
от 180
печатная A5
от 644

Введение

В последние десятилетия внимание лексикографов в определенной мере переключается от традиционных семасиологических (толковых) словарей к словарям ономасиологическим (идеографическим, тематическим и т. п.). К настоящему времени в нашей стране накоплен определенный опыт по созданию тематических словарей различного характера. Примером тому могут служить как собственно тематические словари (семантические, идеографические), так и словари с ними соотносительные. Работа по их производству основывается главным образом на логико-понятийном анализе явлений действительности и языка, обобщении предшествующего опыта и языковой интуиции авторов-составителей. В то же время современные методы лингвистического анализа, в частности ассоциативный эксперимент и дистрибутивно-статистический анализ, позволяют в значительной мере повысить степень объективности помещаемого в словарь лексического материала, т. е. сделать словарь более надежным и совершенным, а значительную часть работы над ним поставить на экспериментальную основу и автоматизировать.

Теоретической базой для создания таких словарей может служить выдвинутая нами концепция коммуникативно-тематического поля как основной структурной единицы лексикона человека. В основе этой концепции лежит тот факт, что одноименные ситуативно-тематические и ассоциативные поля, определяемые по данным двух видов ассоциирования (ассоциирование при порождении текстов и ассоциирование при порождении реакций в ассоциативном эксперименте), в своих существенных областях оказываются практически идентичными. Следовательно, есть достаточные основания утверждать, что они выявляются по результатам двух способов материализации одного и того же фрагмента общественного языкового сознания. Объединение элементов этих полей позволяет с наибольшей полнотой и надежностью определять стандартные (существенные, воспроизводимые, социально значимые) части этого фрагмента — совокупности номинативных единиц, тематически организованных непосредственно в коммуникативных целях, которые, скорее всего, могут быть охарактеризованы как коммуникативно-тематические поля (КТП). Объединения же наименований, реконструируемые на основе данных текстов и ассоциативного эксперимента, можно условно разграничить как, соответственно, КТП-1 и КТП-2.

Элементами КТП являются номинативные единицы — слова и устойчивые словосочетания. КТП-1 практически идентичны ситуативно-тематическим полям. КТП-2 не совпадают полностью с ассоциативными полями, так как под последними обычно понимают совокупности собственно реакций (словоформ и словосочетаний в той форме, в какой они непосредственно даны испытуемыми), организованных словом-стимулом. Состав КТП-2 определяется в результате незначительного уровня абстракции собственно номинативных единиц от состава ассоциативных полей (реакций).

Со структурной точки зрения КТП делится на две области: тематическую (субстантивную), состоящую из наименований-существительных, и функциональную (признаковую), состоящую из наименований-признаков (прилагательных — включая и причастия, глаголов — включая и деепричастия, а также наречий и слов категории состояния). Эти области подразделяются далее на группы и подгруппы. Делается это на основе следующих соображений.

Принято считать, что «предельно большими совокупностями слов являются части речи». В отечественном языкознании существует традиция (А. М. Пешковский, Л. В. Щерба и др.) делить все полнозначные слова на «субстантивные» (с обобщенным значением предмета, субстанции) — имена существительные — и «признаковые» (со значениями процессуальных и непроцессуальных признаков) — имена прилагательные, глаголы и наречия. С этой точки зрения имена существительные предназначены главным образом для предметно-понятийного (тематического) членения явлений действительности, тогда как признаковые слова — для обозначения признаков той или иной предметной сферы. Поэтому именно имена существительные (субстантивные наименования — слова и словосочетания) образуют собственно тематическую область КТП. Признаковые же слова создают функциональные участки поля, так как группируются не на основе своих собственных семантических признаков, а на основе связей и отношений с наименованиями тематических групп имен существительных, т. е. функционально. Таким образом, предлагается, по существу, функционально-тематическая классификация элементов словарной статьи.

Систематизация в словаре номинативных единиц языка на основе КТП позволяет нам представлять эти единицы в условиях их «реальной жизни», в их естественной «среде обитания», то есть показать практически все наиболее существенные лексико-семантические связи слов и устойчивых словосочетаний, составляющих то или иное КТП.

Процедура выявления состава КТП, хотя и трудоемка, но довольно проста и вполне может быть автоматизирована. С одной стороны, это ассоциативный эксперимент с последующей статистической обработкой (в том числе и машинным способом) полученных данных, с другой — статистическая обработка лексики тематически однородных текстов (экспериментальных тестов на определенную тему, написанных испытуемыми, оригинальных печатных произведений, материалов словарных картотек и т. п.).

Из сказанного следует, что исследование индивидуального и общественного лексикона (ассоциативно-семантических сетей, ассоциативных полей, лексического компонента речевой способности и т. п.) принципиально возможно как на основе экспериментальных данных, так и на основе данных естественных текстов. Необходимо отметить, что аналогичные закономерности уже достаточно давно находятся в поле зрения исследователей. Но если изучение явлений ассоциативного характера в отечественной и зарубежной науке экспериментальными методами стало уже довольно обычным делом, то их целенаправленное и планомерное изучение на основе данных текстов, по существу, только начинается, и здесь пока много неясного и непонятного, в чем еще предстоит разобраться. И это, несомненно, необходимо сделать, так как текстовые исследования, с одной стороны, обладают целым рядом весьма существенных преимуществ по сравнению с экспериментальными, с другой — открывают дополнительные, принципиально не осуществимые путем ассоциативного эксперимента, возможности изучения явлений ассоциативного плана. Например, обращение к текстовым источникам позволяет если не реконструировать полностью, то, во всяком случае, хотя бы в значительной мере восстановить ассоциативные вербальные связи не только живых, но и мертвых языков, а также связи живого языка не только в его современном состоянии, но и в те или иные исторические периоды его развития и существования и т. п. В последнем случае имеется исключительная и, в общем, уникальная возможность реконструкции характерных для тех или иных эпох ассоциативных полей. Причем такое восстановление может осуществляться как в пределах всего национального языка, так и в пределах его различных функционально-социальных вариантов (сфер, стилей, жанров и т. п.) вплоть до индивидуально-авторских, личностных.

Поэтому вполне закономерным, по нашему мнению, является создание специальных коммуникативно-тематических словарей художественных произведений, в частности, словарей той или иной темы определенного художественного произведения. При этом в зависимости от конкретных задач составляемого словаря эта тема может быть представлена как «в статике» (во всей своей целостности), так и «в динамике» (по отдельным структурно-композиционным элементам произведения — главам, частям, томам; в завязке, кульминации и развязке и т. п.).

Выше говорилось о том, что объединения наименований, реконструируемые на основе данных текстов и ассоциативного эксперимента, условно можно разграничить как КТП-1 и КТП-2. Создание коммуникативно-тематических словарей художественных произведений осуществляется на основе КТП-1. Однако в целях упрощения изложения материала в дальнейшем условно мы будем пользоваться только аббревиатурой КТП, помня, что речь идет о КТП-1. Например: КТП «Евгений Онегин», КТП «Татьяна Ларина» и т. д.

Вниманию читателей в данной работе предлагается Коммуникативно-тематический словарь, составленный по роману А. С. Пушкина «Евгений Онегин», в котором, как хорошо известно, традиционно выделяются четыре главных героя и, соответственно, четыре основные темы: тема Онегина, тема Татьяны, тема Ленского и тема автора.


Содержание и построение словаря

Коммуникативно-тематический словарь по роману А. С. Пушкина «Евгений Онегин» состоит из словарных статей, каждая из которых представлена КТП одной из четырех основных тем произведения — «Евгений Онегин», «Татьяна Ларина», «Ленский», «Автор». Состав соответствующих КТП определяется путем дистрибутивно-статистического анализа полнозначных слов и словосочетаний темы и их местоименных заместителей. Например — Онегин, Евгений, дитя, повеса; он, его, ему и т. д. Однако в связи с особенностями рассматриваемого материала (лексика одной из тем художественного произведения) его анализ не является дистрибутивно-статистическим анализом в строгом смысле (ключевое слово — 2 (3, 4… и т.д.) слова справа и слева от него). Наименования исследуются в «интуитивно» определяемых «минимально необходимых и достаточных контекстах», то есть работа по сбору материала в данном случае во многом аналогична работе выборщиков, занимающихся составлением традиционных словарных картотек. Полностью учитывается лексика писем и прямой речи героев.

В словаре не ставится задача описания словоупотреблений романа А. С. Пушкина, как это делается, например, в «Словаре словоупотреблений М. Горького». Задача словаря значительно более скромная. Она заключается в попытке представить систематизированную определенным образом лексику (точнее — номинативные единицы), использованную А. С. Пушкиным для воплощения в романе той или иной темы.

В словарную статью помещаются все полнозначные номинативные единицы (слова и словосочетания), образующие КТП. Служебные слова, выражающие, как известно, различного рода связи и отношения и являющиеся строевыми элементами, интертематичны и в тематический словарь не включаются.

В случае необходимости уточнения значения той или иной номинативной единицы в круглых скобках осуществляется его конкретизация: указывается ближайшая сочетаемость наименования — гражданин (кулис), в марровских кавычках приводится минимальное толкование — эконом («знаток экономики»), тире отмечаются употребления — путь (– о жизни), твердит (о нем, — об Онегине). Курсивом обозначаются грамматические пометы: малый (сущ.).

В квадратные скобки заключается наименования: а) обладателя (в широком смысле) другого явления — [Онегина]: воля, б) носителя признака, свойства, качества и т. п. — [Взгляд]: зоркий, в) субъекта действия — [Беспокойство]: овладело. В случае необходимости в круглых скобках рядом с наименованием уточняется его значение — [Пламень (ланит)]: мгновенный.

В целях полноты представления материала допускается использование местоименных заместителей субстантивных наименований — [Все (в жизни Татьяны)]: полно (им, — об Онегине), [Что (наука страсти)]: занимало (его лень, — об Онегине). Наиболее часто местоименные заместители по понятным причинам встречаются в КТП «Автор» — [Мы (все люди)]: учились (понемногу), [Наши (всех людей)]: страсти.

Звездочкой (*) отмечаются восстанавливаемые слова в неполных предложениях, формально возможные подлежащие в односоставных личных предложениях и слова, обозначающие носителя состояния в безличных предложениях, главный член которых выражен словом категории состояния — [*Домашних, гостей и т. п.]: речь (докучны ей и звуки ласковых речей), довольно (*вина) и т. п.

Из тропов в тематической области отмечаются только употребления в сравнениях:

В сравнении. Лань (она… как лань лесная боязлива, — о Татьяне) 1.

Специально отмечаются употребления в прямой речи, мыслях и т. д. героев романа:

В прямой речи Онегина. Больной (сущ.), Дидло, другой (сущ.), дядя, полуживой (сущ.) 1.

Осуществляемая классификация элементов КТП «Евгений Онегин», конечно, не является научной классификацией в строгом смысле слова. Размещение элементов КТП не подчиняется жестким правилам, а отличается достаточной гибкостью. В поле отмечается множество переходных зон, областей, участков и т. п. Одни и те же элементы (наименования) как разные лексико-семантические варианты (ЛСВ) могут оказываться в разных подгруппах.

Так, наименование свет в значении «электромагнитное излучение, воспринимаемое глазом и делающее видимым окружающий мир» размещается в подгруппе «Наименования атмосферных явлений» четвертой группы «Наименования предметов и явлений окружающей среды, обстановки и т. п.». В значении «земля со всем существующим на ней, мир» — в подгруппе «Наименования вселенной, земного шара и т. п.» той же четвёртой группы. В значениях «окружающие люди, общество» и «ограниченный круг людей, составляющий высший слой привилегированных классов буржуазно-дворянского общества» — в подгруппе «Наименования групп, обществ, сообществ, коллективов и т. п.» второй группы «Наименования, относящиеся к другим лицам и персонажам романа».

Каждое КТП в словаре представляется по главам, что позволяет, во-первых, рассматривать лексику по мере развития рассматриваемой темы в романе, во-вторых, производить в случае необходимости различного рода сравнительные исследования.

В конце КТП каждой главы приводятся обобщенные частотные и алфавитно-частотные списки наименований, отмеченных в этой главе, а также таблица соотношения наименований различных частей речи и их употреблений. В конце всего КТП — обобщенные частотные и алфавитно-частотные списки всех наименований темы и таблица соотношения этих наименований и их употреблений. В этих списках однословные наименования обобщаются до уровня лексем, устойчивые словосочетания приводятся в исходной форме.

В Словаре приняты следующие обозначения: n — количество наименований, N — количество употреблений наименований.

Коэффициент разнообразия (Кр) вычислялся по формуле — Кр = n/N.

Исследование осуществляется по тексту «Русской виртуальной библиотеки» — по электронному ресурсу http://www.rvb.ru/pushkin/toc.htm (РВБ: А. С. Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах, Версия 3.2 от 22 декабря 2014 г. http://www.rvb.ru/pushkin/01text/04onegin/01onegin/0836.htm?start=0&length=1).


Тематическая область


Единицами тематической области, как уже отмечалось, являются субстантивные наименования (имена существительные и субстантивные устойчивы словосочетания).

На основе тематико-понятийных признаков эта область делится на группы, подразделяемые затем на подгруппы. Наименования в иноязычном написании помещаются в подгруппах на первом месте. Остальные наименования размещаются по убывающей частотности, которая указывается цифрой после наименования. Наименования с одинаковой частотностью размещаются в алфавитном порядке.

Тематическая область КТП «Евгений Онегин» состоит из четырех групп: I. Наименования, относящиеся к Евгению Онегину; II. Наименования, относящиеся к другим лицам и персонажам романа; III. Наименования предметов и явлений, связанных с деятельностью человека, IV. Наименования предметов и явлений окружающей среды, обстановки и т. п.

В свою очередь, в первую группу тематической области входят, например, такие подгруппы: Имена и наименования Евгения Онегина (Онегин, Евгений, дитя, повеса…); Наименования внешнего вида, частей тела, покровов тела и т. п. Онегина (голова, волоса, рука…); Наименования явлений внутреннего мира Онегина (страсть, скука, любовь, мечта, грусть…); Наименования видов и способов существования Онегина (жизнь, судьба, жребий…); Наименование состояний, положений Онегина (хандра, недуг, сон…); Наименования видов деятельности, поступков, поведения, действий и т. п. Онегина (свидание, труд, измена, разговор…) и другие.

По понятным причинам состав КТП «Автор» определялся преимущественно на основе дистрибутивного анализа местоименных заместителей, которые помещаются в первой подгруппе первой группы, но в списках наименований не приводятся и в количественных подсчетах не учитываются.

Во вторую группу — подгруппы: Имена и наименования человека (друг, дядя, отец, актриса…); Имена и наименования литературных, мифологических, эпических, сказочных и т. п. персонажей (Гомер, Диана, Зевес…); Наименования явлений внутреннего мира других персонажей (ум, воля, злоба…); Наименование состояний других персонажей (нега); Наименования видов деятельности, поступков, поведения, действий и т. п. других персонажей (вздох, крик, сплетни, спор…) и другие.

В третью группу — подгруппы: Наименования зрелищ, балов, игр, развлечений и т. п. (бал, обед, балет, вечер, маскарад, праздник…); Названия и наименования словесных произведений (книга, письмо, стихи, эпиграмма, анекдот…); Наименования свойств, качеств и т. п. словесных произведений (бред (в книгах), злость (эпиграмм), скука (в книгах), смысл…); Наименования стихотворных размеров (хорей, ямб); Наименования продуктов производства (золото, лес, сало…) и другие.

В четвертую группу — подгруппы: Наименования земного шара, стран, мест и т. п. (земля, государство, страна); Названия и наименования населенных пунктов, мест проживания и т. п. (деревня, Париж, Цареград); Названия и наименования строений, сооружений, элементов городского пейзажа и т. п. (Нева, бульвар, гранит, Летний сад…); Названия и наименования учреждений, заведений и т. п. (театр, завод, Talon («ресторан») …); Наименования жилищ (двор, дом); Наименования элементов зданий, учреждений, жилищ и т. п. (кабинет, гостиная, потолок, ступени…); Наименования предметов мебели, убранства и т. п. (постеля, стол, кресло, тафта, хрусталь…); Наименования предметов туалета (гребенка, духи, ножницы, пилочка…); Наименования предметов одежды и носильных вещей (брегет, боливар, жилет, фрак…); Наименования блюд, продуктов и т. п. (roast-beef, ананас, вино кометы, котлеты…); Наименования видов и средств передвижения (дрожки, карета, санки…); Наименования элементов ландшафта (лес, поле, дуброва, роща, холм, ручей…); Наименования атмосферных явлений (пыль (морозная)); Наименования временных явлений (лет, дней, частей суток и т. п.) (день, год (лет), пора, утро…) и другие.

Аналогичную структуру имеют и остальные КТП — «Татьяна Ларина», «Владимир Ленский» и «Автор».

В ряде случаев установление принадлежности субстантивных наименований к той или иной группе или подгруппе вызывает определенные трудности, возникающие из-за возможности неоднозначной трактовки положения этих наименований в структуре поля. Наиболее показательными здесь являются некоторые наименования III («Наименования предметов и явлений, связанных с деятельностью человека») и IV («Наименования предметов и явлений окружающей среды, обстановки и т. п.») групп. Например, существительное гранит («набережной Невы»), с одной стороны, можно считать наименованием предметов и явлений, связанных с деятельностью человека (и, следовательно, отнесено к наименованиям III группы), с другой — наименованием предметов и явлений окружающей Онегина среды, обстановки и т. п. (и отнесено, соответственно, к наименованиям IV группы). Аналогичное отношение возможно и к таким наименованиям, как ложа («в театре»), полка («с книгами»), штофные обои и другим. Вопрос о размещении подобных наименований решается во многом субъективно — по признаку, представляющемуся нам в данном случае наиболее существенным.

Однородные подлежащие с общим сказуемым (сказуемыми) или зависимым членом предложения, относящиеся к разным подгруппам, в признаковой части помещаются в подгруппу по первому подлежащему в тексте: И нас пленяли вдалеке / рожок и песня удалая… [Рожок и песня]: пленяли.

Каждое субстантивное наименование, входящее в состав сравнений, помещается в соответствующую подгруппу. Например, Онегин (сравнение — Онегин… как dandy лондонский одет) — в подгруппе «Имена и наименования Евгения Онегина» первой группы, dandy — в подгруппе «Имена и наименования человека» второй группы. Субстантивный компонент сравнения Ольга (Ольга… Авроры северной алей и легче ласточки влетает) отмечается в подгруппе «Имена и наименования человека» второй группы, компонент ласточка — в подгруппе «Наименования животных» четвертой группы и компонент северная Аврора — в подгруппе «Наименования небесных тел» четвертой группы.

Во избежание излишней дробности классификации наименования, каждое из которых могло бы составить самостоятельную подгруппу, в отдельных случаях условно объединяются в одну подгруппу. Так, наименования мода, роскошь, потеря («наследства») и другие объединены в подгруппе «Наименования различных предметов и явлений, связанных с жизнью и деятельностью человека» III группы.

Следует отметить, что некоторые непринципиальные, с нашей точки зрения, перемещения отдельных наименований в структуре поля вполне возможны, что практически не влияет на представленную в словаре общую картину этого поля, особенно в ее существенной части.


Функциональная область


Единицами функциональной области являются: 1. Адъективные наименования (имена прилагательные), 2. Партисипиальные наименования (причастия), 3. Вербальные наименования (глаголы) 4. Вербоидальные наименования (деепричастия), 5. Адвербиальные наименования (наречия), 4. Безлично-предикативные наименования (слова категории состояния).

Наименования, составляющие функциональную область поля, группируются, как уже отмечалось, не на основе своих собственных семантических признаков, а на основе связей и отношений с единицами определенных тематических групп субстантивных наименований, а тем самым и с самими этими группами.

В подгруппах на первом месте помещаются наименования, относящиеся непосредственно к заглавному имени, остальные к другим наименованиям, расположенным по алфавитному порядку — [Евгений, Онегин, он]: довольный, подобный, полусонный, преданный, свободный, томный, угрюмый 1. [Воспитанник]: примерный 1. [Гений]: истинный 1. [Гражданин]: почетный 1. [Дитя]: утомленный 1. [Житель]: сельский 1. [Законодатель]: злой 1. [Малый]: ученый 1. [Мы (Онегин и автор)]: беспечны, чувствительны 1. [Обожатель]: непостоянный 1. [Повеса]: молодой, пылкой 1. [Приятель]: добрый 1. [Хозяин]: полный 1. [Эконом]: глубокий 1.

Имена прилагательные в соответствии с их двумя основными функциями группируются на основе непредикативных (в функции определения) и предикативных (в функции сказуемого) связей с субстантивными наименованиями.

Причастия, как известно, занимают промежуточное положение между прилагательными и глаголами. По семантике (категориальному значению) они ближе к глаголу (обозначают переменный (процессуальный) признак, признак-действие), имеют морфологические категории, общие как с глаголами, так и с прилагательными, функционально (по основным функциям в предложении) — ближе к прилагательному. Именно это последнее обстоятельство (общность функций) позволяет в словаре данного типа объединять причастия с прилагательными.

В значительных по составу подгруппах имена прилагательные и причастия разграничиваются по функции.


Подгруппа 1.

В функции определения. [Евгений, Онегин, он]: довольный, подобный, полусонный, преданный, свободный, томный, угрюмый 1. [Воспитанник]: примерный 1. [Гений]: истинный 1. [Гражданин]: почетный 1. [Дитя]: утомленный 1. [Житель]: сельский 1. [Законодатель]: злой 1. [Малый]: ученый 1. [Мы (Онегин и автор)]: беспечны, чувствительны 1. [Обожатель]: непостоянный 1. [Повеса]: молодой, пылкой 1. [Приятель]: добрый 1. [Хозяин]: полный 1. [Эконом]: глубокий 1.

В предикативной функции. [Евгений, Онегин, он]: готов (увидеть), здоров, красноречив, мил, молчалив, небрежен, недоволен, неосторожен, одет (как dandy), острижен, рад, счастлив (был ли), уверен, угрюм, умен 1; (мог казаться) мрачным, (мог являться) внимательным, гордым, послушным, равнодушным, (умел казаться) новым 1. [Воспитанник]: одет 2, раздет 1. [Мы (Онегин и автор)]: разведены (судьбою) 1. [Ребенок]: мил, резов 1.

Глаголы относятся к той или иной подгруппе на основе обозначения ими грамматического субъекта действия. В случае односоставных предложений — логического субъекта действия: [Онегину]: хотелось (уничтожить соперников).

Глаголы совершенного и несовершенного вида всегда рассматриваются как самостоятельные (отдельные) наименования.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 644