электронная
360
печатная A5
560
16+
Командировка с того света

Бесплатный фрагмент - Командировка с того света

Фэнтези

Объем:
64 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-4000-9
электронная
от 360
печатная A5
от 560

1

Добравшись рейсовым автобусом до города, Вероника окунулась в его обыденную и повседневную жизнь. Старый, потрёпанный временем и непогодой провинциальный город, с его кривыми улицами и тупиковыми переулками, лежал перед ней. Те же пятиэтажки с обшарпанными серыми стенами и выбитыми окнами в подъездах домов, что и раньше. И, переполненные мусорные баки, возле которых постоянно крутятся стаи бродячих голодных собак, и воронье, и непереносимая вонь от гниющих пищевых отходов. И, вечная проблема и болезнь провинциальных городов: ямы и трещины в асфальте, не ремонтируемые уже целую вечность. Автобусная остановка с разбитыми стёклами и сломанными сиденьями. А, рядом с ней покосившаяся на бок рекламная доска с кучей ненужных объявлений и газетных вырезок, наклеенных друг на друга и даже кверху ногами. Пьяные клеили или смеху ради? Белый пух от тополей, устилавший, как снегом, всё кругом. Детские площадки, на которые боязно зайти от битых пивных бутылок и сигаретных окурков. И, стаи диких, но таких ручных голубей, подкармливаемых ребятнёй, на площади у центрального рынка. На центральной площади памятник В. И. Ленину и клумбы с цветами. Парк, в котором по вечерам после трудового дня собираются горожане: кто забить козла в домино, а кто почитать свежую газету или просто посидеть и отдохнуть на лавочке от городской суеты, наслаждаясь тишиной и покоем. А, на высоком берегу небольшой речушки без названия, стоит церковь с золотыми куполами, хорошо видимая из окон домов.

Но, внимательно приглядевшись, девушка вдруг поняла: что-то здесь поменялось. Изменился не сам город, а что-то неуловимое в нём, и это не укрылось от её больших голубых глаз. Как будто изменилась сама атмосфера, что окружала её в этот момент.

Проводив взглядом удаляющийся, дребезжащий от старости автобус и оглядевшись по сторонам, она никак не могла понять, что же всё-таки случилось с её теперь таким родным и влюбившим в себя своей необыкновенной красотой, городом, в котором Вероника прожила год.

Прошёл год, как молодого специалиста прислали сюда на практику в этот старинный город контрастов и разочарований, парков и скверов, больших и малых фонтанов, что привлекали к себе своей красотой и изяществом приезжих, которые в первый раз попадали в этот провинциальный город. А, самое удивительное чудо в нём — это небольшое круглое озеро с белыми кувшинками, которое находится в городском парке с незамысловатым и причудливым названием «Городской парк Культуры и Отдыха трудящихся». В парке, где на покрашенных светло-зелёной, а местами уже облупившейся от краски, лавочках, по вечерам после трудового рабочего дня отдыхали в тени вековых дубов городские жители, наслаждаясь тишиной и свежим воздухом. Кто, с местной газетой, просматривающий свежие новости и статейки из жизни родного города, а кто, с модным в то время журналом «Огонёк» или юмористическим «Крокодилом». Или, зачитанной до дыр популярной в то время книжкой «Мастер и Маргарита», взятой в центральной библиотеке под №1. Просто одной единственной, другой в городе не было, или одолженной под честное слово, что не порвёт и не потеряет, у приятеля на работе или соседа по лестничной площадке, на несколько дней. Где по выходным дням собирались пенсионеры, поиграть кто в домино, а кто в шахматы или просто посидеть и посплетничать о превратностях и тяготах современной, но такой не простой жизни. Где молодые мамочки, в коротеньких юбочках выставляя напоказ красивые ножки, выгуливали своих несмышлёных и непоседливых чад и трещали как сороки. Обсуждали, наперебой с подружками, последние новости о новой моде на одежду в этом сезоне или киношных героев из зарубежных кинофильмов, и сериалов в простонародье, называемых мыльными операми. Где, не замечая, что их видят и слышат, мужики, спрятавшись в кустах, от глаз отдыхающих и добровольных дружинников, пили пиво и травили анекдоты, пугая своими громкими голосами и смехом мирно отдыхающих граждан и птиц, пролетающих низко над головами или тихо щебечущих на ветках.

Да, старый провинциальный город жил своей определённой жизнью: сперва старел, потом дряхлел, а впоследствии, как и всё живое, умирал. Но, сейчас он преобразился и стал красив. Как птица Феникс сначала умирает, чтобы вновь возродиться из пепла, так и он в её глазах, словно заново помолодел. Но, мусорные баки остались на своих местах.

***

Окончив с красным дипломом «журфака», а если сказать точнее, факультет журналистики, Веронику и троих её однокурсников отправили проходить практику в этот город. Поначалу, коренная москвичка была против переезда на периферию, но, в дальнейшем, как-то притерпевшись, втянулась в небольшой коллектив местного издательства и успокоилась. Познакомившись с ними поближе и заведя друзей, она всё свободное от работы время проводила в их весёлой компании. А, посещая кинотеатр или драмтеатр, они обсуждали фильмы и спектакли, делясь своими впечатлениями.

И, уже теперь не так сильно раздражали её соседи своим занудством по общежитию, как раньше. И, тётя Соня уже перестала приходить по утрам, будто бы за солью, а сама — узнать, чем она занимается, и посплетничать с соседкой. И, вечный алкаш Петрович, постоянно клянчащий мелочь на опохмелку и надоедающий своим нытьём о смысле жизни. И, бабка Марфа, вечно сующая свой нос, куда её не просят. Но, со временем стало всё по-другому. Сжились и сдружились, теперь стали, словно одна семья. Одним словом, коммунальная квартира или просто общага с её бытностью и взглядами на жизнь.

Вот так, любовь к новым впечатлениям, знакомствам и приятным открытиям в своей профессии пересилила в ней тягу к переезду в этот старинный город с его парком и скверами, музеем и всего парой кинотеатров и одной, не очень большой библиотекой. И, неестественной и такой непонятной всем кривизной улиц и переулков, в которых можно заблудиться, не зная всех тонкостей их лабиринта и подводных камней.

Журналистику, о которой мечтала с самого детства и грезила в своих снах, девушка выбрала еще в школе. А, работать можно не только в Москве или Ленинграде, но и здесь в провинциальном городишке с небольшим населением.

Перезваниваясь, раз в неделю с родителями, она делилась с ними своими впечатлениями и новостями. Но, со временем, звонки её стали реже и короче, чем в начале своей практики. Нет, Вероника не стала эгоисткой и зазнайкой, просто прибавилось работы и звонить, как и раньше по всяким пустякам стало некогда, да и неохота по пустякам беспокоить родителей. Да, и однокурсники не в счёт, после окончания учёбы и распределения те живут своей жизнью. А, лезть в душу и плакаться в чужую подушку — это не для неё.

***

Вернувшись в город из очередной командировки, и сойдя на остановке, Вероника остановилась в нерешительности и, хлопая глазами, не могла понять, что же в нём изменилось. Почему так неспокойно на сердце? И, в чём кроется причина её беспокойства? Город как город, ничего особенного и неестественного в нём нет, но почему так тревожно на душе?

В действительности, изменился не сам город, а его сущность и природа жизни, что непосредственно протекала в нём сейчас. Он, как и прежде, оставался на своём месте, но изменились до неузнаваемости люди, что проходили мимо девушки. А, некоторые пробегали, ничего не замечая перед собой и не обращая ни на кого внимания. Всё изменилось в этом, доселе таком родном Веронике городе. Даже краски и цвета в нём стали какими-то другими, намного ярче что ли или наоборот, потухли в глазах. Стоя в задумчивости и полной прострации от увиденной картины на пустой остановке и крутя по сторонам головой, девушка никак не понимала, что же здесь произошло за то короткое время, пока она отсутствовала в городе. Неизвестность пугала и будоражила нервы. Время шло. Часики тикают тик-так, тик-так, тик-так, отсчитывая секунду за секундой, а жизнь в старом городе продолжается и идёт своим чередом, как и прежде.

***

Минут за сорок добравшись до общежития, где последние полгода она проживала, Вероника остановилась. Всматриваясь в лица прохожих и провожая их взглядом, она обомлела в недоумении от увиденной картины. Сердце сильней забилось в её молодой груди, а волосы, спадающие рыжим водопадом на плечи, словно змеи на голове Горгоны, зашевелились на её прекрасной головке. Большие глаза девушки ещё больше округлились и стали походить на блюдца из чайного сервиза, который стоял у неё в шкафу рядом с фотографией пожилых родителей.

В лицах прохожих девушка увидела страх и безразличие ко всему окружающему миру. Люди были словно марионетки, которых кукловод дёргал за верёвочку и направлял то в одну сторону, то в другую. Пустота в их глазах пугала её, и от этого на сердце девушки становилось ещё тяжелей.

— Да, что же это такое? — подумала Вероника. — Чёрт возьми, что здесь происходит на самом деле? Или это моё буйное воображение журналиста так разыгралось, что в голове всё перепуталось и перевернулось вверх ногами? А может я по рассеянности свою улицу перепутала с чужой или ещё сплю в автобусе и вижу замечательный сон с цветными картинками? Нет, на самом деле в жизни этого не может быть? Да и по существу и в действительности такое не должно происходить на этом свете?

— Стоп, девочка, а на этом ли ты свете или уже нет, — вкралась безумная мысль в её голову. — Но, это мой город, хоть он и изменился. Нет, надо выбросить все дурные мысли и взять себя в руки.

Сделав несколько неуверенных шагов на середину улице, Вероника закрутила головой, оглядываясь и озираясь по сторонам. А увидев название улицы, изменилась до неузнаваемости в лице и побелела словно полотно.

Улица Молодёжная дом №13/1, — прочитала девушка. Адрес её, но сам вид здания, в котором располагалось её общежитие, изменился просто до неузнаваемости. Добрая фея, махнув волшебной палочкой, превратила тыкву в прекрасную карету. Так и здесь, старая рухлядь преобразилась в прекрасное современное здание, словно его обернули в новую красивую обёртку.

— Что здесь происходит или я просто сплю и вижу прекрасный и удивительный сон? — произнесла Вероника, уставившись на обновлённое здание. — Этого не может быть, чтобы за одни сутки, пока я отсутствовала в городе, так преобразить, эту прямо сказать, развалюху в превосходно отделанное здание. Нет, хоть сбейте меня машиной на этом месте, хоть режьте на части, но я отказываюсь в это верить. Да, что-то невидимое здесь происходит, словно я попала в другую реальность или какую-то сказку. Но, ведь это же её общага, а другой поблизости нет, и не наблюдается. И ничего здесь не поделаешь, надо просто взять себя в руки и зайти внутрь, а стой, не стой, ничего не изменишь. Чудеса встречаются только в сказках и в любовных романах, а не в этой пресной периферийной жизни. Да, и в чудеса с перевоплощением и джином из волшебной лампы или доброй феей она совсем не верила. Ведь жизнь — это вам не сказка с прекрасным и замечательным концом, а простая и повседневная реальность с буднями и выходными.

Просигналив, мимо пронеслась машина с затемнёнными стёклами, а Вероника всё стояла и стояла, не решаясь перейти улицу и подойти к родному общежитию. Но, стряхнув оцепенение и взяв себя в руки, она шаг за шагом перешла дорогу и подошла к зданию. Остановившись в нерешительности, девушка задумалась: открыть дверь или бежать прочь от неизвестности. Прошло пять минут, а она так и стояла, не решаясь сделать правильный выбор.

2

Со скрипом, как не смазанная телега, перед самым носом у Вероники распахнулась железная дверь. Чуть не сбив её с ног, из подъезда общаги выскочил подвыпивший молодой парень в джинсовом костюме нараспашку.

— Чего вылупилась, жирная корова? А ну, посторонись, не видишь, я спешу, — выкрикнул он в её сторону и небрежно отпихнув, помчался к магазину, который находился в двух кварталах от общежития, как раз напротив автобусной остановки. Это был ближайший гастроном от их общаги, в котором можно было купить вино. Второй находился на другом конце города, добираться до него нужно было часа два.

— Невоспитанный хам и неумытая пьяная скотина, — бросила в след убегающему нахалу, оскорблённая девушка, и показала ему фигу. При этом высунула ещё и язычок. Парень на оскорбления никак не отреагировал. Он ещё сильней припустил бежать, виляя и шатаясь, при этом, не задевая на своём пути встречных прохожих.

Подождав пару минут, не выскочит ли кто следом за ним, она открыла дверь и вошла в здание. Как и вчера, перед её отъездом в командировку, в подъезде было темно и жутко.

— Зараза, опять выкрутили лампочку, — гневно произнесла Вероника.

Она стала подниматься по бетонным ступенькам лестницы, держась за шершавую стенку, чтобы ненароком не подвернуть ноги и не упасть, распластавшись, как лягушка на стекле.

— Нужно немедленно об этом инциденте доложить коменданту. Пусть разберётся в случившемся и примет надлежащие меры. Комендант он или пустое место, — медленно поднимаясь, произнесла Вероника. — А то, в темноте можно нечаянно свернуть шею или переломать ноги, оставшись до конца жизни калекой, или того хуже, разбиться насмерть.

Только она произнесла эти слова, как опять открылась входная дверь и в проёме появилась неясная фигура.

— Пожалуйста, подержите дверь, пока я поднимусь, — крикнула Вероника. — А то, здесь ничего не видно. Но, было уже слишком поздно. Железная дверь с грохотом захлопнулась, и по ступенькам застучали каблуками. Кто-то невидимый поднимался в темноте наверх.

Прижавшись спиной к стене, девушка замерла от страха, прикрыв глаза руками. Шаги медленно приближались, а поравнявшись с ней, резко остановились. Затаив дыхание, и посильней вжавшись в стену, она не знала, что и думать, приготовившись к нападению. В голове у неё в одно мгновение промелькнула вся жизнь.

— Вот и пришёл твой последний час, красавица, — пронеслась в её мозгу безумная мысль. Опустив руки, Вероника приготовилась к худшему в своей жизни. А, что хуже смерти, только девичье бесчестие и позор.

— Давай руку, прекрасное дитя, — произнёс грубый мужской голос, — а то, здесь можно сломать шею, и не добраться до нужного нам с тобой места, а точнее пункта конечного назначения твоей жизни.

— Спасибо, я как-нибудь сама, — стуча от страха зубами, произнесла та и, прикрывая рукой нос, от мерзкого запаха исходящего от незнакомца, спустилась на пару ступенек вниз, стараясь не упасть в обморок.

— Сама, так сама, но будь осторожней, красавица, ты мне ещё в этом мире пригодишься, — грубо произнёс незнакомец и, засмеявшись, неясной тенью скользнул вверх, растворившись в темноте. От таких слов Вероника остолбенела, окончательно потеряв дар речи.

Постояв ещё несколько минут, и не дождавшись, когда откроется дверь, она поспешила наверх. Только в коридоре, при ярком свете ламп, Вероника, немного отдышавшись, пришла в себя.

— Что это сейчас было? — произнесла девушка, и первый раз в своей жизни перекрестилась, хоть и была комсомолкой. Она не верила и не признавала ни бога, ни дьявола, но сейчас испугавшись, засомневалась в происходящем.

— Что за чертовщина здесь происходит или это дьявол насмехается надо мной? А, может я умом тронулась, и мне мерещится всякая несусветная чушь и дребедень? — промелькнула у неё в голове.

Закрутив головой, она стала озираться по сторонам, искать незнакомца. Но, кругом была пустота и тишина.

***

Медленно, на ватных ногах, Вероника поплелась к своей комнате, которая находилась в конце коридора. Шаг за шагом, приближаясь к заветной двери, она всё больше и больше приходила в недоумение от того, как всё изменилось кругом.

Всё дальше продвигаясь вперед, у неё всё шире и шире открывались глаза от увиденного порядка и чистоты в коридоре.

— Ни черта себе новость? — произнесла она, остановившись возле своей комнаты. Через небольшую щель, в чуть приоткрытой двери, пробивалась полоска света, временами прерываясь чьей-то тенью. Набравшись смелости, Вероника открыла дверь и вошла в комнату.

Возле окна стоял мужчина в чёрном костюме и пристально смотрел на улицу.

— Проходите, Вероника, я вас уже давно поджидаю, — не поворачивая головы, произнёс он.

— Вы кто? И что делаете в моей комнате? — немного придя в себя, тихим голосом произнесла рыжеволосая девушка.

— Моё имя вам ничего не даст, — повернув голову, произнёс он. — Да и знать вам его пока не стоит.

Узнав голос мужчины, слышимый ранее внизу, девушка потеряла сознание.

***

Яркий, встречный свет фар ослепил водителя. Не справившись с управлением, он резко крутанул руль вправо. Машина на полной скорости вылетела в кювет и остановилась, врезавшись в дерево.

— Что за напасть? — только и успела подумать Вероника, как сознание её резко отключилось, и наступила мгновенная смерть.

Словно, кто-то невидимый человеческому глазу, выключил весь свет в мире, и девушка погрузилась в темноту.

3

Вероника очнулась после сильного удара по щеке, но открыть глаза и увидеть незнакомца в чёрном костюме боялась, вдруг снова потеряет сознание.

— Хватит, прикидываться бедной овечкой и валять дурочку. Я знаю, что ты слышишь меня, — услышала она грубый, немного с хрипотцой мужской голос. Но, девушка продолжала тихонько лежать и притворяться, будто находится в беспамятстве. Получив ещё одну пощёчину, она открыла глаза и взглянула ему в лицо.

— Вот и хорошо, красавица, — приподнимаясь с колен, сказал мужчина.

— Кто вы такой и что здесь делаете? — стараясь не смотреть в его сторону, спросила она.

— Поднимайся и садись, — приказал он, подходя к окну и задёргивая шторы. От этого в комнате наступил полумрак, и Веронику ещё сильней затрясло от волнения.

— Я не хочу вас слушать, а тем более с вами разговаривать. Немедленно покиньте мою комнату, — стараясь не показывать страх перед незнакомцем, произнесла она.

— Заткнись и садись, я кому сказал, — повернув голову в её сторону, крикнул тот. Поднявшись, девушка присела на край дивана и затихла, стуча зубами от ужаса.

— Молодец красавица. А теперь слушай меня внимательно, что я тебе скажу.

— Я выслушаю вас, — словно не своим голосом, прошептала она. — Но, если вы будете ко мне приставать, закричу и позову на помощь соседей.

— Нужна ты мне, рыжая пигалица, — огрызнулся он и засмеялся, поглядывая в её сторону. — Кричи, всё равно тебя никто не услышит.

— Я вас предупредила, — набравшись смелости, произнесла девушка.

— Не буду я тебя трогать. Если честно, ты не в моём вкусе. Рыжеволосых и крашеных девиц, я не люблю, — отходя от окна, вновь заговорил незнакомец.

— Сам ты крашеный, — фыркнув та, и отвернулась, стараясь не потерять его из виду, мало ли что.

— Ты мертва, — начал говорить он, не обращая на неё внимания.

— Хватит нести всякую чушь и пугать страшилками, — вскочив на ноги, закричала в истерике Вероника.

— Дай мне закончить, — закричал он на неё. — И не дёргайся как припадочная.

— Убирайтесь отсюда немедленно, а то … — попыталась что-то сказать она и замолчала.

— Заткнись, дура, — огрызнулся мужчина в чёрном костюме. Девушку затрясло ещё сильней, и она медленно опустилась на край дивана, придерживаясь за подлокотник и стараясь не упасть.

— Я неправильно выразился, — вновь заговорил он. — Ты разбилась, когда ехала на попутной машине в командировку. Водитель, ослеплённый светом фар, не справился с управлением и врезался в дерево. Вы оба погибли мгновенно.

— Но, я ведь здесь, — поглядывая на незнакомца, тихим голоском произнесла Вероника.

— Да, ты в своём мире и пока жива, — выдавил он из себя вместе с тошнотворным запахом изо рта.

— Почему пока? — удивилась Вероника.

— Ты нам нужна, — произнёс он и посмотрел на дверь.

— Кому это вам? — поглядывая на него, спросила девушка.

— Со временем всё узнаешь. А теперь слушай дальше и больше не перебивай и, посмотрев на девушку, продолжил.

— Ты в своём мире и даже в своём городе, но в другом времени. Тебя перебросили в будущее.

— Говори, говори, а я послушаю твой бред, — подумала она.

— И никакой это не бред, — отдёрнув немного шторку и глянув в окно, сказал он. От этих его слов девушку кинуло в дрожь.

— Неужели он читает мои мысли, — вновь пронеслось у неё в голове. Он молчал, с усмешкой поглядывая на неё.

Через секунду другую добавил:

— Нам нужно срочно найти человека в твоём мире.

— А, почему вы не можете это сделать сами? — вновь спросила она незнакомца.

— Это твоё задание, красавица.

— А, если я откажусь, что мне будет?

— Не советую этого делать, — прикрикнул он на девушку.

— Не надо меня пугать, я пуганая, — вскакивая на ноги, закричала Вероника.

— Сядь и не дёргайся, — огрызнулся мужчина в чёрном костюме.

— А, можно мне спросить? — тихим голосом серой испуганной мышки, поинтересовалась она.

— Спрашивай?

— Какой сейчас год?

— Девяностый. Я тебя удовлетворил?

— Ничего себе! А вы мне не врёте?

— Включи телевизор и проверь, правду я говорю или нет.

— И проверю, — подходя к тумбочке, где всегда стоял её телевизор, она остолбенела. На месте её старого чёрно-белого «Рекорда» стоял новый импортный телевизор.

— Пульт рядом, — увидев, что девушка растерялась, сказал он.

— Что? — повернувшись в сторону говорившего, спросила она.

— Телевизор включи пультом, — произнёс он. — Вон та чёрная коробочка слева. Нажми зелёную кнопку, и он заработает.

Включив телевизор, девушка вновь чуть не потеряла сознание. На цветном экране высветилось число — 20 июня 1990 год.

— Сегодня среда. Я хочу, чтобы к понедельнику 25-го ты его нашла. Здесь фотография и данные на этого человека, — достав из внутреннего кармана пиджака конверт и небрежно бросив его ей на колени, он покинул комнату.

Немного придя в себя от шока после ухода странного незнакомца, Вероника стала сопоставлять некоторые факты, произошедшие с ней сегодняшним днём.

— Странное поведение пассажиров, всё время посматривающих на меня и о чём-то тихо переговаривающихся между собой. А после прибытия в город, такое ощущение, что я попала сюда в первый раз. И новый вид моей общаги. И тот человек на лестнице, напугавший меня до полусмерти, а потом странным образом, оказавшийся в комнате. И если представить себе на минутку, что этот тип сказал правду, хотя в это трудно поверить, то я или схожу с ума или ещё сплю и вижу очень странный сон, — поднявшись и подходя к окну, произнесла она, а отдёрнув занавеску, удивилась, что на улице уже темно.

— Что за чудеса? Не прошло и двух часов, как я сошла с автобуса, а уже наступила ночь. На остановке я посмотрела на часы, было только два часа дня. Неужели я схожу с ума. Нет, ведь незнакомец же был на самом деле или мне всё это приснилось, — сказала Вероника, а повернув голову, увидела жёлтый конверт, лежавший на диване.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 560