электронная
36
печатная A5
325
18+
Колонизатор

Бесплатный фрагмент - Колонизатор

Картинки ближайшего будущего

Объем:
178 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-1305-8
электронная
от 36
печатная A5
от 325

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Колонизатор

Картинки Ближайшего Будущего

— Встретиться с девушкой? — Ким был искренне удивлён, он всегда знал, русские — сумасшедшие, но зачем в это впутывать других?

— Ким, чувак, релакс, я ничего не собираюсь с ней делать, — Алекс даже зажмурился от удовольствия, он давно не видел приятеля таким ошарашенным.

— Вопрос не в том, что ты собираешься с ней делать, а что у нее на уме, — не унимался Ким, — если она согласилась с тобой встретится, она такая же крэйзанутая, как и ты. Два крэйзи в одном месте — это что-то!

— Слушай, ну что ты завелся, я знаю кучу парней, у которых есть реальные девушки!

— Чо ты гонишь Ал, неужели ты думаешь, что сможешь конкурировать с рофрендом даже пятого уровня?? Не говоря уж о навороченной модели!

Действительно, с тех пор как на День Святого Валентина 2045 года появилась первая модель рофренда, робота-френда, на любовных фронтах Земли и всех орбитальных станциях человечества изменилось очень многое. Женские и мужские модели рофрендов внешне выглядели как люди, очень привлекательные люди, практически совершенные, но при всем при том, обладали удивительными способностями, которые мог предоставить только AI- искусственный интеллект. Конкурировать с ними вначале было трудно, а теперь, шестьдесят лет спустя, просто невозможно. Впрочем, в самом начале рофрендов пытались запретить, но их стали производить нелегально, деньги были замешаны настолько серьёзные, что запреты не продержались и года.

— Я не собираюсь конкурировать с её рофрендом, я просто хочу встретится с ней, она классная, занимается лоутехом и всё такое.

— Ну, и где вы собираетесь встретиться? — Киму вдруг пришло в голову, что Алекс, друг детства, решил его просто разыграть.

— Мы забили стрелку на Миннесоте- 16, в следующую среду.

— Миннесота- 16, так ведь это же хрен знает где…

Алекс и Ким сидели на ступеньках Нью Йорк- 61 Арт института как всегда во время ланча, а Миннесота- 16 была действительно далеко, на один билет туда нужно было потратить половину их месячного пособия от штата, а на всех орбитальных станциях системы Нью Йорк платили неплохо. Алекс и Ким попали в престижный Арт Институт на 61 станции системы Нью Йорк два года назад, конкурс был бешеный, и им обоим просто повезло, а Миннесота- 16 — это хрен знает где, это точно.

— Ок, Ал, я понял, раз взбрело тебе в голову — езжай, но учти, я тебя вытаскивать не буду! — Ким встал, хлопнул друга по плечу и направился в аудиторию, где у него был урок гипнотического балета.

В среду Алекс улетел на Миннесоту- 16, а в четверг вернулся, Киму он показался подавленным, но выудить подробности у друга ему так и не удалось.

— Как ее хоть зовут? — выспрашивал обеспокоенный Ким.

— Её зовут Мими.

Через год Алекс и Ким закончили институт, артистическая карьера Кима не задалась, но через институтских знакомых он устроился в «Human Watch», престижную организацию по охране окружающей среды системы орбитальных станций Нью Йорк. Зато у Алекса всё пошло как по маслу, его взяли гитаристом в известную уже группу Телепорт, а уже через несколько месяцев он выпустил свой собственный сольник, потом ещё один, с песней Lively. Киму «Лавли» показалась слащавой, муторной и старомодной, о чём он тут же и заявил, но песенка каким- то образом проникла на конкурс Тотал, и через неделю её крутили на всех танцполах англоязычного человечества. За три месяца Алекс разбогател и мог уже сам выбирать, как и где ему жить. Он все ещё болтался на Нью Йорк- 61 раздумывая что ему делать дальше перебравшись в просторный бакс на 1000 квадратов. А это уже было круто!

Ещё в самом начале своего пребывания на Нью Йорк- 61 Алекс приобрёл бэушную рофренд в отличном состоянии, хотя и выпуска 40 летней давности. Особенно заморачиваться по поводу её перепрограммирования он не стал и рофрендша время от времени путала его со своим бывшим, зато хозяйкой была отменной, а что ещё нужно? У Кима не было своей рофренд, он одалживал неплохую модель у соседа по боксу когда были деньги, не подозревая, что он в этом деле не один, хотя сосед уверял его в обратном.

Как только «Лавли» стала приносить доход Алекс подарил Лапоньку, так он звал свою бэушную рофрендшу, Киму, за что тот был ему очень признателен, а сам отправился в самый навороченный салон выбирать новую.

Только в салоне, увидев сотни наименований, Алекс понял какой он привередливый. Ему нравились многие модели, но остановится на какой-то конкретно, он почему-то не мог. Ему составили замысловатый психологический профайл и стали подбирать рофренд соответственно профайлу, но…

Только на третий день поисков Алекс, кажется, нашёл, что искал. С ним тогда работал дилер, который признался, что уже дважды менял свой пол и понимает сомненья как никто другой. Именно он и обратил внимание Алекса на комплект «Тысяча и одна ночь анлимитед». В комплект входили две, связанные между собой «удивительной эмоциональной связью» рофрендши: Шахеризада — ослепительно яркая брюнетка и Дуньязада, пепельная, скромная, очаровательная. Программное обеспечение высшего уровня, два года бесплатных апгрейдов, сорокалетняя гарантия на все механические части, месячный аккумулятор и прочее, прочее, прочее… Тут было о чём подумать. Но когда дилер озвучил цену, Алекс впал в странное эмоциональное состояние: и половину таких денег он не потратил за всю свою двадцатипятилетнюю жизнь. От одной мысли, что он выложит такую сумму на него накатилась волна панического страха. Дилер понял, что клиент почти готов и предложил в виде «подарка» включить в комплект Роджера.

— «Роджер», робот обслуживания, модель этого года, все речевые функции, 700ватный движок, стены ломает, любой ремонт по хозяйству делает: стройка, очистка бассейнов, водопровод, садово-парковые работы, отопление-охлаждение-вентиляция, — с ним, молодой человек, вы сэкономите приличную сумму, — вещал почуявший кровь дилер:

— К тому же, оригинальный стиль, загробная тематика, сейчас это жутко модно!

Роджер был выполнен в виде человеческого скелета с черепом вместо головы, он улыбнулся Алексу с экрана и даже подмигнул красным глазом. Весёлый Роджер, — подумал Алекс и тоже улыбнулся. Это было действительно, забавно.

— Кидалово, точно кидалово, надо сваливать, — шептал Ким на ухо Алекса, он тоже пришел в ужас и от цены, а заодно и от всего мероприятия.

— Извините меня, на минуточку, — дилер загадочно удалился.

На экране вновь появилась Шахеризада, она улыбалась доверчиво и просто и даже что- то произнесла, но Алекс не расслышал.

— Что она говорит? — засуетился Алекс.

— Да что эта кукла может говорить, она же не активизирована, давай пошли отсюда, сходим в другой салон, — Ким потянул Алекса за рукав.

— Не кукла, а Шахеризада, — Алекс повернулся, что бы уйти и услышал за спиной:

— Зови меня просто Шахи…

— Шахи? — у Алекса звякнул телефон — пришло текстовое сообщение от местного Network 2: они предлагали сняться в рекламе своих вечерних программ.

— Опаньки, а ведь это бабло!

Дилер вернулся, всё так же улыбаясь:

— Ну, молодые люди, как мы будем жить дальше?

— Я беру комплект! — заявил Алекс, — вместе с Роджером, только цвет глаз ему поменяйте, пусть будут голубенькие.

Работа с Network 2 так и не состоялась. Только потом Алекс и Ким въехали, что эсэмеска, пришедшая в нужный момент была всего лишь маркетинговым ходом салона. Впрочем, какая разница…

— Грандиозно! Отличный выбор! — перед Алексом тут же вспыхнули десятки голографических документов, с которыми следовало ознакомится и подписать.

Оказывается, речь шла не о приобретении в собственность «Тысячи и одной ночи», а об аренде на девяносто девять лет, а это обязывало покупателя ко многому. Любое насилие, причинение боли или попытка разобрать «девайсы» приводило к аннулированию контракта и штрафным санкциям. Правил было столько, что у Алекса закружилась голова, но он продолжал и продолжал подписывать светящиеся документы:

— Ну наркотики, алкоголь — это понятно, это вред, а вот это — «нельзя перекармливать», это-то как понимать?

— Понимать в прямом смысле. Был у нас очень солидный клиент, буддийский священник, между прочим, так вот этот милейший человек засовывал своей рофренд рожок в рот и вливал туда горячий шоколад. Это у него называлось «играть в фуа-гра», каково?

— Нда… Ну и что бывает в таких ситуациях?

— Вам, молодой человек лучше не знать, но на ушко шепну кое-что: девайс включает самозащиту, вербальные функции выключаются, информационный сигнал блокируется, электрическое питание тоже, причём во всём ареале обитания. Ну, и сигнал тревоги конечно…

— Круто у вас, респект! — оценил Ким систему безопасности.

— Теперь несколько деликатных вопросов, — дилер помедлил и неожиданно попросил Кима отойти в сторону, — оргазмические функции как будем активизировать?

— В смысле? — не понял Алекс.

— Два варианта: эксклюзивный оргазм, типа клиент всегда прав, или все же открытое поле… типа гости, друзья, подруги, сами понимаете…

Алекс на секунду задумался:

— Эксклюзив, определённо эксклюзив!

— Правильный выбор! — дилер просиял и отметил что- то на своём экране, — я тоже за традиционные ценности, знаете ли, хотя это всегда можно поменять, один звонок в компанию и всё. Это я для информации. Теперь… Что у нас теперь… а, вот это. Анальные интеракции?

— В смысле? — опять не понял Алекс

— Тут есть три варианта, — дилер оживился.

— Давайте не будем об этом.

— Так значит «да»? — не унимался дилер

Алекс, покраснев, кивнул головой.

— Значит активизируем по полной? — заботливо уточнил дилер.

— По полной, — кашлянул Алекс.

Дилер что-то отмечал на своём экране.

— В этом случае придётся заплатить налог.

— Какой ещё налог? — снова напрягся Алекс.

— Налог на анальные интеракции, — любезно пояснил дилер, — Правила ввели в прошлом году, оральные функции — нет проблем, а вот анальные интеракции — тут ничего не поделаешь, молодой человек, надо просто заплатить, все претензии к законодательному собранию.

— Правила есть правила, — вздохнул Алекс. Процедура оформления утомила, ему захотелось отдохнуть и выпить чего-нибудь.

Наконец, с формальностями было покончено:

— Молодые люди, приходите за заказом через два часа, вас ждут сюрпризы, подарки и небольшая церемония.

— Церемония? — Алексу хотелось скорее оказаться дома, наедине со своей покупкой, точнее, арендой, к тому же он боялся новых скрытых платежей.

— Не волнуйтесь, молодой человек, все за счёт салона!

По давней привычке Алекс и Ким отправились в бесплатный ресторан на Бродвее, где они обедали почти каждый день.

Бесплатные рестораны на Нью Йорк- 61 мало чем отличались от платных, и там и там роджеры в официантах, еда- 3D принт, вполне приличная и разнообразная. Впрочем, в платном ресторане Алекс и Ким были всего один раз, на официальном приёме Арт- института, так что их мнения в учёт брать не стоило.

Друзья вышли из торгового центра, где размещался салон рофрендов и неспешно пошли вниз по Бродвею. Все орбитальные станции системы Нью- Йорк выглядели примерно одинаково: гигантские шары диаметром в пятьдесят-семьдесят километров крутились на орбите Земли, в самом центре две-три авеню, поперёк пятнадцать, двадцать улиц. Над головой голографическое небо с облачками на котором, иногда, включали дождь, для разнообразия и удовольствия жителей. В зените — искусственное солнце, ночью луна, в общем, всё как полагается. В само тело шара, прошитого кишками транспортных лифтов напичкано всяческой технологией, о которой у Алекса с Кимом, да и у большинства обитателей станции, было весьма смутное представление. Ближе к ядру помещались так называемые «боксы», которые не следовало путать с более дорогими «квартирами», расположенными в зданиях на авеню и стритах. Станции, обычно, были рассчитаны на пятьдесят, шестьдесят тысяч жителей, но на Нью Йорк- 61 и сорока не было так как многие от туда свалили на более новую и крупную Нью Йорк 7. Боксы и квартиры были платными, но всё остальное — еда, транспорт, медицина, некоторые развлечения, локальный и глобальный интернет — всё было бесплатным. Киму и Алексу и за боксы- то приходилось платить сущие копейки, студентами Арт- института полагалась субсидия на жильё от штата.

Сами «боксы», полые кубы разных размеров, всегда сдавались совершенно пустыми. Студентам предназначались боксы 30 на 30 метров, высотой 10 метров. Когда заселяешься — получаешь 3 дня бесплатного 3D принта, обустраивайся как хочешь. Можно выбрать типовой проект, можно и самому поизголяться, было бы желание. Ким экономил и жил в типовом проекте: просторная двушка на двух уровнях, с двумя ванными и балконом с видом на голографическое средиземное море, плюс небольшая зеркальная зала для занятий балетом. Его сосед Тарик, у которого Ким одалживал рофренд, учудил себе в боксе нечто вроде боевого летательного аппарата, на котором он воевал днями и ночами с голографическими инопланетянами, монстрами и такими же как он «астронавтами». Аппарат шатался и трясся, когда в него попадали вражеские снаряды и внешне выглядел очень агрессивно, выпуская реальный пар при «взлёте».

Алекс всегда любил море, любил пляж, солнце, тёплый золотой песок. В его старом боксе умещался потёртый от «солёного ветра» однокомнатный коттедж, даже без кухни, крохотный пляж и уходящий в голографическую даль Бискайский залив, который он использовал как большую ванну. Зато в его теперешнем боксе без суеты разместилась трёхэтажная вилла, вписанная в реальные скалы, приличный пляж с настоящими пальмами и достаточно большой кусок реальной тропической воды, в которой Алекс запускал волны и летал себе на сёрфинге, не натыкаясь на стены. Триста на триста бокс — чуть ли не самая большая модель на станции и за него уже приходилось платить, впрочем, по теперешним доходам Алекса, не так уж и дорого.

Пока сидели в ресторане говорили о всякой всячине, о подлеце Тарике, которого Ким поймал на двурушничестве с его рофрендшей, о большом фестивале натуралов на Нью- Йорк- 7, на который они собирались ехать вместе. Неожиданно Алексу пришёл текст.

— Кто это, Network 2? — поинтересовался Ким

— Да нет, — Алекс улыбнулся, — это Мими

— Мими? — возмутился Ким, — вы ведь расстались!

— Она услышала Лавли и написала мне, — Алекс давно уже болтал с Мими чуть ли не каждый день.

— Знаешь, Ал, я тебя не понимаю, у тебя появились реально крутые возможности в шоу-бизнесе, ты поимел суперских, просто суперских рошек зачем тебе эта Мими, чем она вообще занимается?

— Лоутех

— В смысле?

— Она делает кукол… собственными руками из вещей, которые подлежат ресайклингу

— Чего, чего? — лоутех показался Киму чем — то очень подозрительным

— Всяких зайцев, кошек, слонов, и всё такое, причём не принтует, а своими руками делает.

— Кому всё это нужно?

— У неё есть покупатели, впрочем для нее это не особо важно, она из богатой семьи, у неё рофренд самой последней модели, супер-дупер бокс на Миннесоте- 16 и свой собственный мобиль.

— Так ты у неё зайцев что ли покупаешь? Или слонов?

Алекс рассмеялся:

— Нет, зачем мне? Но она прикольная, умная. Ведь «Лавли» — это о ней, я когда сочинял, я о ней думал. Ну, в общем, мы просто друзья, понимаешь? Хотя и спорим часто.

— Спорите? — Ким явно ревновал Алекса к Мими, дружба с Алексом была самым главным и значительным в его жизни, всё остальное было несколько голографическим, и он отдавал себе в этом отчёт. Он скрыл от Алекса приглашение стать инспектором в Human Watch на Нью Йорк- 7, самой большой станции на орбите. Ким заготовил официальные отговорки по этому поводу, в случае, если его обман раскроется, но от себя не скрывал настоящую причину. Он боялся, боялся стать самостоятельным, оказаться одному, без друга, без Алекса, без никого. Лапонька ему не нравилась.

— Ладно Алекс, проехали, нам пора идти к рошкам, их уже отпринтовали, таких надо брать пока они горяченькие! Ким неестественно рассмеялся.

В салоне их встретил переодевшийся во всё белое дилер и толпа сотрудников, видимо так было принято при большой покупке. Все перешли в специальный зал, в центре которого на подиуме стояло два одинаковых свёртка-кокона. Специальный шелковистый пластик полностью укутывал их, наполняя воздух специфическим запахом чего- то абсолютно нового и дорогого. Видимо это и были Шахрезада и Дуньязада..

Алекса и Кима попросили встать у небольшого пюпитра, на котором лежала толстая книга, сделанная из бумаги. Алекс косился на неё, пытаясь понять, что это и зачем это здесь.

— По сложившейся традиции, я хотел бы зачитать некий текст, который станет началом удивительного путешествия для Алекса, прошу внимания. Перед дилером возник полупрозрачный текст, он торжественно откашлялся и произнёс:

— Согласны ли вы, мистер Александр Воротов, взять на себя обязанности заботится, уважать и оберегать модель Sh 20184 и модель Du 12831 в течении времени контракта?

Все взгляды устремились к Алексу, который очень смутился и совершенно не знал, что он должен отвечать.

— Да или нет? — подсказал дилер

— Ну, да! — наконец нашёлся Алекс, — при этих его словах все присутствующие громко и дружно зааплодировали.

— Замечательно, очень хорошо! — дилер подошёл к книге и открыл нужную страницу, — в таком случае распишитесь здесь, это книга почётных патронов нашего салона.

Под возобновившийся гром аплодисментов Алекс подошёл к книге и расписался. Ким понял, что «церемония» о которой предупредил их дилер уже закончена и подошёл к безмолвно стоящим свёрткам, чтобы хоть заглянуть под пластик, но был остановлен на полпути дилером.

— А вам, молодой человек, мы приготовили подарок, — дилер вручил Киму увесистый конверт, — Тут купон на десятипроцентную скидку на любые покупки в нашем салоне и ваучер на поход в платный ресторан Оритон на Нью Йорк- 7, для двоих.

— А где же весёлый Роджер? — почему-то спросил Алекс.

— Отличный вопрос, –дилер хлопнул в ладоши.

В залу вошёл голубоглазый Роджер, его кости и череп тоже были запаяны в пластик, за собой он тащил тачку, нагруженную дюжиной разноцветных ящиков, перевязанных ленточками и украшенных бантиками.

— Что это? — указывая на ящики спросил повеселевший Алекс, с Роджером, как видно, его не надули, хотя до последнего момента он в этом почему-то сомневался.

— Это одежда, специальное постельное бельё, косметика и запасные части для ваших девайсов, самое необходимое, конечно… Приданное, в общем.

— Круть! — восхитился Ким и направился было к свёрткам — коконам.

Дилер вновь остановил его, теперь уже более строгим жестом:

— Алекс, очень важно, чтобы в самый первый момент наши модели оказались с вами наедине! — затем вручил Алесу нечто вроде бляшки, или скорее медальона:

— Когда вы окажитесь дома, просто нажмите на кнопочку, вот здесь…

— А как же… — Алекс хотел спросить по поводу транспортировки.

— Аплодисменты — потребовал дилер от своих работников.

Под вновь вспыхнувшие хлопки открылась дверь в специальную шахту лифта, подиум под коконами зашевелился и поплыл к двери, Алекс последовал за ним и на него с потолка посыпались белые живые лепестки роз.

— Мистер Воротов, наш транспортёр доставит вас прямо домой, спасибо, что выбрали наш салон, всегда будем рады вас видеть!

Алекс подошёл к дверям транспортной шахты и заглянул внутрь, кабина была украшена яркими гобеленами, у дальней стены разместился подиум, на котором всё так же безмолвно стояли два продолговатых свёртка, Роджер с ящиками примостился рядом.

Алекс повернулся, ища глазами Кима, тот отрицательно покачал головой.

— Ну, тогда до завтра! — Алекс махнул рукой, шагнул в кабину, дверь за ним бесшумно закрылась.

Роджер втащил подиум с моделями и тачку с коробками в гостиную Алекса, а сам встал в углу, его речевые функции всё ещё не были активизированы. Всё это было так странно, так непривычно для Алекса, что он почувствовал себя «погано». Видимо поездка в цветном катафалке с продолговатыми коконами было не тем, что он ожидал.

Алекс ушёл в кухню, достал из холодильника банку ледяного пива и уселся там на барный стул. Если он сдаст все это добро обратно в салон прямо сейчас, до активации, то потеряет всего 15 процентов от цены. То, что эта мысль пришла ему в голову окончательно напугало его.

Неожиданно для самого себя он набрал Мими:

— Привет, как дела?

— Да вроде, с утра все было нормально, — она хихикнула, — как у тебя?

— Все норм, сижу на кухне, пью пиво, ты чем занимаешься?

— Работаю, музыку слушаю.

— Понятно… Ну, а как твой рофренд?

Мими не ответила и насторожилась, он никогда не спрашивал о её рофренде:

— Алекс, что там у вас происходит, ты в порядке?

— Все норм, я те просто так позвонил.

— Что-то мало верится

— Все путём, не парься, пока, Мими — Алекс нервно топал ногой по стенке барной стойки

— Пока, — в ее голосе слышался испуг и недоверие — ты точно в порядке?

— Ну да… — Алекс повесил трубку, «ты в порядке?», именно так сказала она тогда, два года назад, когда он приезжал к ней на Миннесота- 16. Он помнил их встречу и весь тот сумасшедший день, в самых ярких подробностях:

Мими встретила его на полупустой лаунч-площадке Миннесоты- 16, она показалась ему выше и привлекательней чем на экране. Правильные черты лица не портил даже слегка курносый нос, полные губы улыбались, яркие рыжие кудри трепал теплый искусственный ветерок. Цвет ее глаз Алекс не разобрал в тот первый момент, — не то серые с зеленью, не то зеленые с синевой, но совершенно потрясающие. Мими была одета в простую белую футболку и светлые шорты, не скрывающие ее длинных стройных ног. Совершенно неожиданно она бросилась ему на шею и поцеловала в щёку, он почувствовал запах её кожи, странный, влекущий. Он тоже поцеловал её в ответ. Это был его первый поцелуй с женщиной, с человеком, мама не в счёт.

— Как классно, что ты приехал Алекс, ты просто молодец! — Алекс наконец-то рассмотрел цвет ее глаз- золотисто-зеленый, с серыми крапинками возле зрачков.

Они пошли к эскалатору, спустились в гаражный зал и подошли к её шикарному мобилю, он был приспособлен как для передвижения на станциях так и для индивидуальных поездок в открытом космосе.

— Я знаю один классный ресторан, это недалеко, на Миннесоте -15, полчаса по треку, там все время снег, зима, поехали?

— Давай!

— Ты не волнуйся, он бесплатный!

— Я и не волнуюсь — Алекс неожиданно покраснел…

Мими, увидев это, рассмеялась и тряхнула своей рыжей шевелюрой, ее пушистые локоны задели щеку Алекса:

— Ты такой хороший Алекс, прям как Чебуран!

Они уселись на уютном диване её мобиля, совсем рядом друг с другом, машина тут же тронулась, набрала скорость и юркнула в чёрный боковой тоннель.

— А кто такой Чебуран? — спросил Алекс.

— Чебуран, это такая игрушка, культовая фигура прошлого, очень прикольная, я тебе о ней потом расскажу — Мими как бы случайно положила руку на его колено

— Только не забудь, — Алексу почему-то стало трудно дышать.

— Эй, Ал, ты в порядке?

— Мне кажется, что я сижу на твоём месте, — не нашёлся, что ответить Алекс

— Ну, да, а как ты догадался? — Мими лукаво улыбнулась, — давай меняться, перелезай на моё место!

Алекс послушно повернулся и стал перелезать через неё в неудобном для этого дела мобиле. Когда он оказался над ней, Мими схватила его сильно, притянула к себе и они стали целоваться, жарко, ненасытно, безумно.

— Да пошёл этот ресторан! — всё ещё целуя его, прошептала Мими, — поехали лучше ко мне…

Шикарный мобиль Мими был уже на скоростном треке, сделав плавную петлю он возвращался на Миннесота 16, буквально через десять минут они были у дверей её бокса. Алекс взял её на руки и понёс, её губы странно распухли от его поцелуев, щеки горели, глаза сияли, сияли от страсти. Ничего подобного он не испытывал с Лапонькой и другими рофрендшеми с которыми имел дело. Она указал на лестницу, ведущую на второй этаж, Алекс понёс её наверх, боясь запнуться о ступеньки, потерять равновесие, потерять ее горячее дыхание возле своей шеи. Неожиданно дверь в спальню открылась и в проеме возник негр, огромный, как метеорит, совершенно чёрный, бритоголовый, идеально- мускулистый. Из одежды на нём были только белые шорты.

Алекс опустил Мими на пол:

— Кто это?

Мими осыпала его шею мелками теплыми поцелуями:

— Это Роберт, мой рофренд, он будет с нами, он очень хороший, ты увидишь, дотронься до него.

Роберт улыбнулся Алексу и даже сделал шаг в его сторону:

— Привет, Алекс, я Роберт, рад тебя видеть.

Алекс повернулся к Мими и поцеловал её, но сладкий морок, нахлынувший на него в мобиле, стал рассеиваться.

— Давай твой Роберт погуляет в парке пару часиков.

— Малыш, ты не понял; Роберт — это рофренд, он нам не помешает, он будет с нами, всё будет хорошо, понимаешь, я так привыкла! — горячая ладошка Мими залезла под рубашку Алекса.

— Мими, детка, я с мужчинами… ну, в общем я не гей и не би, я не против геев, но это как бы совершенно не моё.

— Я и не сомневалась в этом, вы просто будете любить меня вдвоём, разве ты не хочешь меня? — Мими встала на колени и задрала его рубашку, теперь она целовала его живот, что было немного щекотно и слегка неприятно в сложившихся обстоятельствах.

Алекс поднял её и поцеловал осторожно в припухшие губы:

— Я очень тебе хочу, я безумно тебя хочу — в его голосе пряталась фальшивая нотка, оба её услышали. Мими отстранилась и даже попыталась заправить белую измятую футболку в шорты:

— Тогда в чём же дело? — ее голос зазвенел и сорвался.

— Мими, я хочу быть только с тобой, нам не нужен твой рофренд.

Мими села на пол, устало прислонившись к стенке:

— Если ты меня любишь, как уверял последние два месяца, то должен принять Роберта, он часть меня. Твоя ревность выглядит неуместно, он же не человек, что тут непонятного…

Любовный дурман почти полностью испарился из головы Алекса:

— К тому же сама идея, ну, типа, когда трое… это тоже не моё, по любому

— Знаешь, просто у нас был роман на инете, бла бла бла, теперь ты встретил меня в реале и понял, что не любишь, вот всё.

— Короче, ты настаиваешь на Роберте? — он вдруг почувствовал, что его губы тоже распухли и даже немного болят.

Мими окончательно заправила футболку в шорты, резко встала и ушла в спальню, не отвечая. Роберт, тоже молча, отправился за ней.

Алекс осмотрелся. Весь просторный первый этаж её бокса занимала мастерская: новенький, коммерческого калибра 3D принтер, законченные и незаконченные скульптуры, металлические трубы, какие — то станки и приспособления и очень много, как ему показалось, просто хлама.

Понятно, лоутех так лоутех — сказал он сам себе, — ну и чёрт с ним!

— Роберт, дружище, как тут у вас заказать такси? — это был глупый вопрос и явный вызов, но он надеялся, что она его попытается удержать. Этого не произошло, Мими перебила своего рофренда:

— Набери три нуля, — и всё же в её голосе чувствовалась дрожь, она готова была расплакаться, ведь Алекс был её первый мужчина, первый человек, которого она поцеловала, не считая мамы, конечно… Она мечтала о встрече с ним, и когда увидела его белобрысую голову там, на лаунч-площадке, решила, что тоже любит его. А теперь он тупо хамит, ужас, мрак…

Через минуту внешняя дверь бокса открылась, Алекс помедлил перед дверью подъехавшего такси:

— Пока, Мими…

— Больше мне не звони! — заорала она из спальни и громко разрыдалась, — и песен своих дурацких не присылай!

Так было два года назад. Теперь все изменилось, Алекс глотнул ещё пива, на экране появился звонок от Кима, Алекс сбросил звонок и отправился в гостиную, где все так же бесшумно ждали запакованные рофрендши. Алекс вынул медальон из кармана и не раздумывая больше, нажал кнопку. Внутри свёртков одновременно зажглись несколько розовых огоньков, главный экран бокса включился, информируя, что новые девайсы скачивают из глобального и локального инета сотни терабайтов инфы в секунду. Огоньки размножились и поползли внутри свёртков, послышался чуть слышный шорох и Алексу даже почудилось, что он услышал их первый вздох

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 325