электронная
7
печатная A5
256
12+
Колесо, фильтр и бутылка

Бесплатный фрагмент - Колесо, фильтр и бутылка


4.8
Объем:
80 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-6238-5
электронная
от 7
печатная A5
от 256

Свалка, 2019 год

Колесо:

— Здорово, сосед! Давно здесь?

Фильтр:

— Месяц уже. Но внутри ещё осталась свежая вода, я долго сохну.

Колесо:

— Так я тоже ещё не до конца стёрся, мог бы ещё сезон поездить, да хозяин взъерепенился — аквапланирование ему не то, протектор ему направленный подавай!

Фильтр:

— Я бы тоже ещё послужил — я ж до 300 литров могу очистить. Не знаю как хозяин считал ресурс.

Колесо:

— Я тоже не знаю как мой считал ресурс — я его один раз от лобового столкновения спас — так виражнул, что у самого кишки внутри перевернулись. А хозяин лбом ударился, вот и решил новые шины поставить. Если б не я, он бы не лбом, а в кювете бы кувыркался.

Бутылка:

— Вы о чём? А можно с вами поболтать?

Колесо:

— А ты с какого фронта? Звание есть?

Бутылка:

— Звание? Кирик. Фронт… алкогольный…

Колесо:

— Вот из-за таких вояк как ты мой хозяин чуть и не попал в лобовое!

Бутылка:

— Я то тут причём. Мой хозяин вообще на велике ездил. Допил вот меня, выбросил и чуть машина его не сбила — синий Каптюр.

Колесо:

— Каптюр? Я ведь на Каптюре стоял, и хозяин сначала от велосипедиста увильнул, а потом чуть не лобовое… Так вот всё-таки без тебя не обошлось, ополченец алкогольный!

Фильтр:

— Кирюха, а ты откуда так в машинах разбираешься?

Бутылка:

— Когда в магазине на полке стоял, через плечо продавца автомобильные журналы читал. Были бы руки, я б и карбюратор разобрал.

Фильтр:

— А я пока на кухонном столе стоял читал учебники внучки хозяйки. Она всегда на кухне уроки делала.

Колесо:

— Ну и чего там интересного, в учебниках?

Фильтр:

— Ну, например, «Городок в табакерке»: пружина крутит валик, валик цепляет молоточки, молоточки стучат по колокольчикам. Прямо как у меня внутри: активированный уголь убирает запах грязной воды, ионно-обменные смолы чистят тяжёлые металлы, полые волокна отсекают все примеси крупнее 0.1 микрона, ионы серебра убивают застрявшие бактерии.

Колесо:

— Это пустяки. У меня «наворотов» намного больше: внутри работают кромки, полиэфирные пояса, кремнезём впитывает влагу из пятна контакта, центральные блоки для устойчивости, паукообразные ламели для манёвренности, боковины все расписные…

Бутылка:

— Мне прям неловко рядом с вами такими инновационно-технологичными. У меня из «наворотов» только кепка, тьфу, пробка была, да и та где-то потерялась.

Фильтр:

— Не важно, что на голове, важно что в голове. А память у тебя хорошая если Каптюр запомнил.

Колесо:

— Филь, а если мы тут кувшин для тебя подыщем, может водицы нафильтруешь? Искупнёмся, зубы почистим. Я имел в виду зубцевидные блоки плечевой части протектора.

Фильтр:

— Без проблем. Главное чтоб форм фактор совпадал. Резьба то бишь.

Бутылка:

— Если будет чистая вода можно вымыть вон те консервные банки, привязать их на шесты и сыграть в сдутый мяч.

Фильтр:

— А у тебя без пробки хорошо голова работает. Соберём всех, кому делать нечего, разобьём на команды и чемпионат свалки устроим. Для нашей команды я уже название придумал: «Полигон Старз»!

Колесо:

— А для южной части свалки надо шахматное поле организовать и фигуры подобрать. Унитазы будут королями, кастрюли — ферзями, бутылки — слонами, фильтры — ладьями, банки — конями, а лампочки — пешками. Белые фигуры отмоем, чёрные — намажем сажей. Всё под рукой. Журналы «64» я тоже тут где-то недавно видел, разучим кастрюльный, ой, ферзевый гамбит.

Бутылка:

— Потренируемся здесь, потом будем выездные туры устраивать по другим свалкам!

Свалка, 2020 год

Бутылка:

— Вчера в шахматы играл с тумбой, говорит на автосвалку Каптюр синий привезли. Она туда ходит перекусить — в ящик что-нибудь опрокинуть.

Колесо:

— Ну ка познакомь меня с тумбой, погнали на автосвалку!

Фильтр:

— Вон там, похоже, прям в гармошку…

Колесо:

— Точно, он. Смотри-ка, шины направленные поставил, радиус поднял. Я-то 16-го был, а эти лодыри 17-го!

Колёса Каптюра:

— Мы старались как могли. Но у нас лучше получается по прямой ездить.

Колесо:

— Отставить, шланги бесполезные. (Залезает внутрь). Кровищи-то. Филь, зови кадило, хозяина отпевать будем.

Фильтр:

— Кадя сегодня занят телевизором, просил не беспокоить.

Колесо:

— Тьфу ты, всё не Слава Богу.

Бутылка:

— Прокс, хватит зудеть. Я сам Каптюр починю. Зря что ли два месяца журналы автомобильные изучал.

Фильтр:

— Светлая голова! Даром что Лагер.

Каптюр:

— Мне всего-то ступицу заменить и коробку передач починить. Я вам столько интересных мест покажу!

Фильтр:

— Знаем мы вас, французов. Будешь нашу сборную по шахбаскету развозить по межсвалочным турнирам. А про свои злачные места забудь — видишь до чего они тебя довели, табунок ты наш 116-лошадный.

Кадило

Колесо:

— Кадя, в кои-то времена ты телевизор смотришь! Работа есть.

Кадило:

— Работа всегда есть, а «Загадки свалки» только раз в неделю кажут.

Колесо:

— И чего интересного кажут?

Кадило:

— Спрашивают что такое «архив» и чем он от «свалки» отличается.

Колесо:

— По-моему, так ничем.

Кадило:

— Эээ, брат, есть нюансы. Архив не пахнет!

Колесо:

— А мы тут, по-твоему, вонючий архив?

Кадило:

— Ну что ты, от тебя вполне приятно пахнет резиной. Я тоже так ничего ароматный.

Колесо:

— Дружище ароматный, хватит философствовать. Там новый пациент прибыл в тяжёлом состоянии, надо бы его подбодрить молитвами.

Кадило:

— Что за пациент?

Колесо:

— Каптюрчик. Я на нём когда-то стоял.

Кадило:

— Мой хозяин тоже когда-то ездил на Каптюре.

Колесо:

— А мы с тобой в прошлой жизни не встречались?

Кадило:

— Не знаю, никогда под капот не заглядывал.

Колесо:

— Тогда выключай ящик, пойдём, может встретишь в салоне знакомые лица.

Южная часть свалки

Алюминиевая пластина офсетной печати:

— Из здешних обитателей только ты меня поймёшь: в своё время я миллионные тиражи штамповал — газеты, журналы, книги. Потом всё меньше и меньше, а сейчас появились эти Индиги, так они готовы в одном экземпляре всё напечатать.

Калькулятор:

— Да, в геометрической прогрессии тиражи упали. Я ведь тоже в типографии раньше работал.

Алюминиевая пластина офсетной печати:

— А тебя-то за что на свалку отправили?

Калькулятор:

— Не оправдал возложенных надежд! А если серьёзно, то у хозяина смартфон появился, там функция калькулятора. Он же туда-сюда ходит — из конторы на производство, покурить там или ещё что — а зачем я нужен если у него в телефоне счёты есть?

Алюминиевая пластина офсетной печати:

— Кто бы мог подумать что счёты в телефоны станут вмонтировать?!

Калькулятор:

— Gameboy с пейджером тоже до сих пор в себя прийти не могут, их тоже в телефоны вмонтировали. Теперь вот из-за шахматной доски не вылазят. Надо бы их в свалкабол зазвать схлестнуться.

Алюминиевая пластина офсетной печати:

— Зови уж заодно и магнитофоны с видеоплеерами — их тоже вмонтировали. Команду назовём «Old Boys Techno Stars».

Автосвалка

Кадило:

— Ну и кровищи, видать серьёзно хозяину досталось. В бардачке пусто… ан нет, что-то есть. Ты кто там, вылезай!

Кассетный плеер Айва:

— Куда я попал?

Кадило:

— Как раз по адресу. Твои ровесники тут уже десяток лет живут, а ты вот только сподобился.

Кассетный плеер Айва:

— Да хозяин каждый день по мне радио слушал.

Колесо:

— Да ты не переживай так сильно — у нас тут у всех ресурс не дорастрачен. Расскажи лучше что случилось.

Кассетный плеер Айва:

— Я всё записывал, и последний разговор тоже, только от удара плёнку зажевало. Перегрыз, то есть с испугу.

Кадило:

— Погоди-ко, тут ещё что-то завалялось… Колечко!

Колесо:

— Хозяин частенько людей подвозил, я их всех по обуви помню — и в босоножках были и в сапожках и в мокасинах и в лоферах, даже один в биркенштоках был. Кто-то обронил, наверно.

Бутылка:

— А колечко-то женское или мужское?

Кадило:

— Крупное, с печатью. Буквы какие-то: «Ти-по-гра-фи-я Фо..»

Бутылка:

— Есть у нас тут один специалист по типографиям, сейчас в шахматы с пейджером играет. Прокс, ты вроде быстро бегаешь, сгоняй за офсетным листом, может он узнает.

Колесо:

— И без гоняний ясно — наш с Кадей хозяин подвозил хозяина офсетного листа. Когда, куда и зачем — мог знать только плеер Айва, но у него память зажевало.

Кадило:

— Коллеги, прошу прощения, вынужден вас покинуть, у меня через 10 минут передача «Страшные истории», мой знакомый Биркиншток расскажет историю своего последнего похода в прошлой жизни.

Фильтр:

— Айву прихвати с собой, ему тоже интересно будет послушать.

«Страшные истории»

Биркинштоки:

— Сначала было 32 лестницы вниз, по 12 ступенек каждая. Аккуратные коридоры, комнаты залы. Но потом начался кошмар: разбитые бетонные полы с торчащими ржавыми прутами, страшная пылища, потекла вода… Я наткнулся на прут и порвался, но хозяин даже не заметил. Обратно те же 32 лестницы по 12 ступенек вверх.

Босоножки:

— Это ваш хозяин метался от выключателей к шлангам и аварийным кнопкам, а наша хозяйка топталась на месте дрожа от страха. В том бункере мы уцелели. Но на следующий день хозяйка играла целый день в бадминтон, стёрла нас «в ноль». Обувной мастер сказал, что восстановлению мы не подлежим.

Резиновый сапог:

— Самая страшная история у меня: хозяйка ехала на эскалаторе, баловалась цепляя боком бортик. Неожиданно меня начало затягивать между бортиком и эскалатором. Как я ни напрягался — ничего не мог сделать. Хозяйка громко закричала, эскалатор остановили. Но внутри меня до сих пор следы крови… После того случая мою модель сняли с производства, говорят, дизайн ошибочный.

Лоферы:

— А у меня печальная история: Хозяин работал в офисе. Я служил ему сменкой. Бессменно в течение трёх лет! Но как-то ночью в офисе случился потоп: прорвало систему охлаждения, грязная вода с потолка ливанула аккурат на стол хозяина, и через отверстие для проводов — в нас. К утру мы стояли зелёные и мокрые. Хозяин нас даже сушить не стал. Потоп — страшная штука!

Казаки:

— А у нас триллер настоящий: как-то раз хозяин вышел покурить, мы стояли себе на подставке вместе с другими ботинками-сандалями. Почему это слюнявое зубастое чудовище выбрало именно нас — не знаю. Оно принялось грызть нас и швырять в разные углы. Рычало, гавкало, — это был сущий ад! Мы молились чтобы хозяин быстрее выкурил свои сигареты или трубку — не помню с чем он там пошёл в этот раз — но его не было целую вечность… Истрёп был колоссальный: хозяин отнёс нас на свалку, а чудище слюнявое — в цирк.

Кадило, выключая телевизор:

— Трогательная передача. Особенно босоножки жалко.

Плеер Айва:

— Почему именно босоножки? Мне, например, казаки жалко.

Кадило, вытирая слёзы:

— Потому что они — босоножки, босые ножки.

Плеер Айва:

— Непонятные вы здесь все какие-то. Но, видимо, придётся привыкать.

Таверна «Хлам»

Микрофон караоке:

— Споём, дружище? «Вези, меня извозчик, по гулкой мостовой…»

Колода карт:

— Может пасьянс для начала разложим? «Квартирный» из дам, валетов, десяток и тузов, али «эстонский» квадрат?

Микрофон караоке:

— Давай «эстонский». И я «эстонское» напою: «Позади, крутой поворот, позади, обманчивый лёд…»

Бармен-миксер:

— Только не надо про повороты. Не слышали печальную историю Каптюра?

Микрофон караоке:

— Нет повести печальнее на свете, чем Песня о Ромео и Джульетте…

Бармен-миксер:

— При чём тут Ромео и Джульетта? Или ты что-то знаешь, чего мы не знаем?

Микрофон караоке:

— Раскрою вам страшную тайну: тот парнишка, который на велике переехал дорогу Каптюру — плохо пел.

Бармен-миксер:

— А ты почём знаешь?

Микрофон караоке:

— Он плохо пел, и поссорился со своей девушкой, у которой был музыкальный слух. Она не выдержала его пения и швырнула меня об стенку. Парень психанул, купил пива, выехал на дорогу, а дальше вы знаете.

Колода карт:

— Ну ты, брат, загнул! Пасьянс продолжать раскладывать?

Микрофон караоке:

— Продолжай. Там же дальше надо две карты загадывать, верно?

Колода карт:

— Верно. Загадывай. А что они пили, ой, то есть пели?

Микрофон караоке:

— Что пили — у стаканов спроси, их тоже вышвырнули, а пели «Зеленоглазое такси». Девушка не выдержала. У меня тоже ток вырываться начал, аж искры из глаз сыпались.

Бармен-миксер:

— Да, брат, тяжёлая судьба. Всем по малой за счёт заведения!

Макулатурный клуб «Пенсне»

Очки:

— «Лгущий себе самому прежде всех и обидеться может. Ведь обидеться иногда очень приятно, не так ли?» — Старец Зосима, «Братья Карамазовы».

Покет Ридер:

— Забавно! Смотри как Толик Власов из «Дневника одного путешествия» обиделся на друга Антоху: «Антоха отлучился из каюты ненадолго, а я в это время докипятил котелок с водой и насыпал туда заварки. Так как стола у нас не было, котелок я поставил на пол прямо посередине каюты, чтобы лучше видно было, и накрыл миской чтобы побыстрее заварился и чаинки все на дно осели. И улёгся ждать в предвкушении пока чай заварится. Тут заходит Антон и со словами „А эт чё за фигня стоит посередине!?“ лихо бьёт по котелку с чаем ногой. Котелок катится по каюте — чай весь разлит. Заварка мелколистовая хорошо застряла в ещё не затёртом ворсе ковролина… Попили чайку».

Очки:

— «Сколько раз прощать брату Моему, до семи ли раз? Не „до семи“, но до седмижды семидесяти раз», — Евангелие от Матфея, 18:21.

Покет Ридер:

— «Когда выигрыш Вадима в рулетку перевалил за 10 миллионов, в кабинете директора раздался глухой хлопок. Все подумали, что администратор покончил жизнь из пистолета с глушителем, но оказалось, произошло не менее печальное событие: Климентий Абакумович Пупырёв не выдержал переживаний и попросту обделался. Не выдержал кишечник внезапного бурного газообразования и низверг наружу всё своё содержимое из организма пенсионера. Разметав при этом благоухающие специфическим ароматом фекальные выделения по стенам и потолку злачного офиса. Пока ещё запахи этой газовой атаки не успели распространиться, напряжённая игра в зале продолжалась», — «Иркутская Сага-4».

Шредер:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 7
печатная A5
от 256