электронная
115
печатная A5
395
16+
Когнитивное конструирование реальности

Бесплатный фрагмент - Когнитивное конструирование реальности

Три техники из когнитивно-концептуальной терапии

Объем:
54 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-1126-0
электронная
от 115
печатная A5
от 395

Рекомендовано НИЛ Психологии АГПУ и Школой профессиональной психологии «Харманд Хильфманн» (Harmand Hilfmann School of Professional Psychology)


Рецензенты:

Хмарук И.Н., канд. психол. наук, доцент, заведующий кафедрой

Медицинской психологии и психотерапии

Ростовского государственного медицинского университета, г. Ростов-на-Дону, РФ


Саргсян В.Ж., канд. психол. наук, доцент, заведующий НИЛ Психологии АГПУ, г. Ереван, РА


В пособии представлены три техники из когнитивно-концептуальной терапии, которые применяются в разных клинических ситуациях для когнитивного конструирования реальности (в основном с целью купирования тревоги, навязчивых мыслей и поведения, а также депрессии). Под когнитивным конструированием реальности понимается метод и процесс создания и/или изменения когнитивной модели конкретного отрезка реальности (события и явления прошлого и будущего) с использованием когнитивных и эмоциональных процессов.

Предисловие

В данной работе сделана попытка детально, но лаконично сформулировать и представить когнитивное конструирование в действии — три техники из когнитивно-концептуальной терапии, которые были разработаны в ходе практической и клинической работы автором этих строк, также модифицированы и усовершенствованы благодаря коллегам.

Упомянутые техники были представлены на разных профессиональных научно-образовательных мероприятиях — тренингах, семинарах и конференциях — однако всегда отдельно друг от друга. Поэтому было решено собрать их вместе, доработать и издать в качестве пособия для специалистов сферы психического здоровья (психологов, психотерапевтов, психиатров и т.д.).

В описании всех трех техник представлены также концептуальные картины техники, т.е. механизмы действия и изменений на уровне гештальт-концептов. Поэтому тем читателям, кому не знакома концептуальная формула познания или когнитивно-концептуальная терапия вообще, было бы интересно сначала ознакомиться с приложением, которое приведено в самом конце данной работы.

Арман Бегоян

Ереван, 2014г.

Введение

Когнитивно-концептуальная терапия и когнитивное конструирование реальности

Когнитивно-концептуальная терапия — это интегративный подход, который несет на себе отпечатки воздействий различных философских, психологических и нейробиологических концепций. Большое влияние на разработку основ данного подхода оказали труды греческих и римских стоиков, мысли Парменида Элейского относительно познания бытия, философские убеждения Протагора к относительности и текучести вещей, взгляды древнегреческих киренаиков, касающиеся сущности познания и восприятия, концепция «фундаментального проекта» J.P.Sartre, неореализм G.Bachelard, Теория трех миров C. Popper, эмпириокритицизм R. Avenarius и идеи J.Vico. Также на становление подхода оказали влияние феноменологическая психология, философская психотерапия W.S.Sahakian, конструктивный альтернативизм и концепция персональных конструктов G.Kelly, рационально-эмотивная поведенческая терапия A. Ellis, концепция «личностных смыслов» А.Н.Леонтьева, теория социальных представлений S.Moscovici, концепция социальной установки Ш. Надирашвили. Кроме того, для систематизации и категоризации когнитивно-концептуальной терапии автор подхода оперировал понятиями семиотики и достижениями современной психолингвистики, также опирался на экспериментальные данные современной нейронауки, в частности на труды S.Begley, R.J.Davison, E.R.Kandel, R.Moss, P.J.Rossouw, O. Sporns и др.

Главной идеей когнитивно-концептуальной терапии является то, что основная характеристика ментальной деятельности человека — это концептуализация. Концептуализация (от латинского conception — восприятие, видение, единый замысел) — это процесс познавательной деятельности человека, который ориентирован на осмысление поступающей информации и приводящий к образованию концептов, концептуальных структур и всей концептуальной системы личности [3; 13] процесс «организации определенного способа видения, восприятия предметов и явлений» [21, С. 4]. Поэтому в основе когнитивно-концептуальной терапии, наряду с иными теоретико-методологическими концепциями, лежит представление о гештальт-концептах, как о составляющих концептуальной системы личности. Гештальт-концепт — это некий целостный, комплексный функциональный ментальный конструкт, упорядочивающий «многообразие отдельных явлений в сознании» [19, С. 119]. Гештальт-концепт — это целостный конструкт, сочетающий «чувственные и рациональные элементы, а также объединяющий динамические и статические аспекты отображаемого объекта или явления» [19, С. 119]. Это некая психическая системная структура, наделенная определенным семиотическим, гноселогическим и социальным содержанием. Гештальт-концепт обладает также ролевой и/или целевой ориентацей и наделен определенной автономией, которая и проявляется в основном в виде интенциональности и обсессивности [10].

Под когнитивным конструированием реальности в когнитивно-концептуальной терапии понимается метод и процесс создания и/или изменения когнитивной модели конкретного отрезка реальности (в основном связанного с будущим) с использованием когнитивных (память, воображение и т.д.) и эмоциональных процессов, путем создания соответствующих нейронных сетей, которая (когнитивная модель) в результате влияет на изменение конкретных содержаний концептуальной системы личности.

Реальность воспринимается нами как всё существующее вообще — материальный мир и его идеальные продукты, существующий порядок вещей [14; 20; 54]. При этом в данном контексте нами не разграничиваются объективаная и субъективная реальности по двум причинам: первое — объектом и предметом когнитивного конструирования могут быть не только события и/или явления прошлого, т.е. уже существующего, зафиксированного порядка вещей, но и будущего, т.е. порядка вещей существущего пока что в идеальном пространстве (на уровне субъективной реальности), однако имеющего вероятность осуществиться; и второе — допускается, что идеальные продукты материального мира тоже могут быть ошибочны и иллюзорны [17].

Нейробиологические основы и механизмы техник

Тенденция понимания головного мозга как нейронной сети в современной нейронауке и модель измирительных систем (Dimensional Systems Model) в клинической биопсихологии являются главными нейробиологическими основами когнитивного конструирования в рамках когнитивно-концептуальной терапии. В связи с этим в качестве морфофизической основы концептуальной системы личности рассматриваются нейронные соединения и сети соединений. А нейробиологические механизмы техник когнитивного конструирования расматриваются в рамках Модели измерительных систем, раскрывающейся пятью системами, связанными с корковым обрабатыванием стимула и запоминанием информации.

Современные парадигмальные тенденции в нейронауке ведут к смене сложившейся традиции понимания головного мозга как сугубо химической системы на понимание последнего как нейронной сети соединений (Neural Network, Network of Connections), которые в свою очередь составляют основу памяти и нейронного функционирования вообще [25; 26; 33; 35; 36; 50; 51; 55; 56]. Химические интервенции, т.е. медикаментозная терапия, могут способствовать изменениям в механизмах нейронной активации, однако не в состоянии продуцировать новые нейронные паттерны активации, новые нейронные связи. Исследования, проведенные на грызунах и на приматах, а также исследования с участием людей, показали, что создание, конструирование новых нейронных паттернов возможно только посредством двух процессов: 1) через травму (негативные нейронные паттерны) в результате страха, и 2) через создание чувства средовой безопасности (позитивные нейронные паттерны) в результате привязанности (Attachement) и понижающей регуляции стресса [52]. Таким образом, для создания или изменения уже существующих нейронных паттернов чувство средовой безопасности выступает как первая необходимость.

Когда речь идет о чувстве средовой безопасности, связанном с предстоящими событиями, с будущим, тогда в качестве основного агента чувства средовой небезопасности выступает неопределенность (будущего), которая в свою очередь может индуцировать тревогу. Существует достаточное количество клинических и исследовательских данных, свидетельствующих о наличии положительной корреляции между неопределенностью, между нетолерантностью перед неопределенностью (Intolerance of uncertainty) и тревогой, тревожными расстройствами, обсессивно-компульсивными расстройствами, депрессией [22; 23; 24; 29; 31; 37; 40; 42; 43; 44; 45; 49; 57]. Стоит также отметить, что уже во второй половине XX века тревога, тревожность рассматривались как эффект, следствие неопределенности [38; 53].

В этом плане принято говорить об управлении неопределенностью в ходе психотерапии (Uncertainty Management, Uncertainty Management Intervention) [32; 34; 41], цель которой — развить и/или повысить у человека уровень толерантности к неопределенности. Для достижения этой же цели нами применяется когнитивное конструирование. Как показывают наши собственные клинические наблюдения [1; 7; 8; 9; 11], конкретное ожидаемое событие или будущее вообще становятся для человека относительно более безопасными, бестревожными после применения в процесе психотерапии техник когнитивного конструирования (например, позитивное конструирование предстоящих событий и конструирование альтернативных сценариев), в ходе которых компоненты среды, события, конкретный отрезок реальности становятся для субъекта более «видимыми», понятными и предсказуемыми.

Нейробиологические механизмы упомянутых техник, как уже было отмечено, понимаются в рамках модели R.Moss, которая, по утверждению самого автора, опирается по большей части на учение А.Р.Лурии о высших корковых функциях [46; 47]. Автор выделяет пять церебральных систем:

Система сенсорного входа (The Sensory Input System) в основном сфокусирована на тактильные, аудиальные и визуальные сигналы. Причем визуальные имеют самое большое влияние на высшие функции.

Система возбуждения (The Arousal System) обеспечивает необходимой энергией кору головного мозга для обрабатывания и хранения информации. Причем на этот процесс могут оказать селективное воздействие текущие биологические потребности и эмоции.

Система внимания-памяти (The Attention-Memory System) включает в себя структуры и механизмы селекции и последующего хранения сенсорной информации на корковом уровне.

Корковая система (The Cortical System) включает средства, с помощью которых осуществляются интеракции между отделами головного мозга для обеспечения процессов обрабатывания, анализа и ответа.

Моторная система (The Motor System) является выходным уровнем системы (в противоположность Системе сенсорного входа) с помощью которого средовые манпуляции становятся возможными [48].


В процессе реализации техник когнитивного конструирования по большей части задействованными оказываются Система возбуждения и Корковая система. Система возбуждения оказывается в центре процесса, так как основная работа ведется с уже обработанной и сохраненной информацией, ну а Корковая система предоставляет ресурсы для осуществления активации, вторичной обработки и анализа информации. В процессе применения техник активируются сохраненные в памяти продукты и чувственного, и рационального познания, также ассоцированные с ними эмоции, оценочные когниции и ответные поведенческие модели. Потом, прибегая к существующим эмоциональным и поведенческим паттернам, а также к актуальной сенсорной информации относительно конкретного отрезка реальности, конструируются новые либо подвергаются изменению существующие нейронные паттерны этого самого отрезка реальности.

Работы R. Moss в области клинической биопсихологии и нейропсихотерапии [46; 47; 48] показывают, что оба полушария головного мозга в силах автономно принимать стимулы, обрабатывать и реагировать на поведенческом уровне, и, что они «сознательны» в равной степени (equally consious), однако не в ровной мере «вербальны» (equally verbal). Правое полушарие обрабатывает малодетализированную информацию быстрее, чем левое полушарие, а это значит, что правое полушарие лучше справляется с задачей анализа недетализированных признаков эмоциональных экспрессий (мимика, интонация голоса и т.д.) других людей [47]. Основываясь на этом, можно предположить, что эмоционально значимый раздражитель быстрее обрабатывается и оценивается (первичная, автоматическая оценка) корковыми структурами правого полушария. Это, в свою очередь, ведет к тому, что соответствующие ответные, поведенческие паттерны создаются на основании «восприятия» и оценки, маркировки правого полушария. И учитывая тот факт, что детализированное, рациональное и альтернативное обрабатывание и анализ стимула присуще левому полушарию, становится ясно, что возникшим на основе правополушарных обработки и анализа респондентным поведенческим паттернам будет характерна больше неадекватность, чем адекватность.

Для адекватного оценивания и поиска альтернативного объяснения раздражителя необходимо билатеральное обрабатывание последнего, т.е., чтобы в процесс обработки раздражителя были включены соответствующие структуры и левого, и правого полушарий, тем более, что левое полушарие тоже обладает своими собственными подкорковыми структурами, отвечающими за эмоции [48]. А это значит, что левое полушарие имеет равные возможности активировать находящиеся под корой головного мозга системы автоматического респондирования. Левое полушарие к тому же может обрабатывать более детальные компоненты информации и генерировать более комплексные ответы на раздражители, в частности, в вербальной сфере. Однако для обеспечения билатеральной обработки раздражителя необходима включенность в процесс «вербального интерпретатора» (verbal interpreter).

Именно вербальный интерпретатор придает смысл эмоциям правого полушария и маркирует их как разумные, приемлемые или неразумные, неприемлемые [28]. И если учесть то, что межструктурные сети, связывающие между собой вербальный интерпретатор и двигательные участки (action columns), позволяют напрямую манипулировать ассоцированными тыльными рецептивными участками коры головного мозга (posterior cortical receptive columns), предоставляя тем самым возможность тормозить активацию участков, генерирующих эмоционально нежелаемые реакции (affectively undesirable columnar activation) и активировать альтернативные сенсорные участки (alternative sensory columns) (например, логический анализ и альтернативная интерпретация или обяснение) [48], то становится ясным, что создание альтернативных оценок раздражителя постфактум можно осуществить только:

при активации соответствующих нейронных сетей уже сложившегося эмоционально-поведенческого паттерна путем:

когнитивного (активируя память, мышление и т.д.) и сенсорного (визуального, аудиального, кинестетического и т.д.) проигрывания первичной ситуации,

эмоционального переживания первичной ситуации,

при параллельной активации вербального интерпретатора левого полушария, путем:

вербализации и вербального переоценивания смысла раздражителя,

вербализации эмоциональных переживаний первичной ситуации,

вербального конструирования альтернативных оценок раздражителя.


Те же закономерности нейронного функционирования корковых структур лежат в основе техники позитивного конструирования предстоящих событий и техники конструирования альтернативных сценариев. С концептуальной точки зрения эти техники нацелены на изменение концептуальной системы личности, на создание конкретных моделей будущего с использованием когнитивных процессов и эмоций. С помощью сенсорной (визуальной, аудиальной и т.д.) имажинации и проигрывания эмоций, а также при наличии постоянного нарративного компонента (вербального и письменного), конструируется конкретная реальность, находящаяся на временно-пространственном континууме будущего, которая, однако, интегрируется в общую концептуальную систему личности.

В этом плане важность приобретают два фактора: 1) имажинации, эмоции, и 2) синхронность когнитивных и эмоциональных процессов и вербального поведения.

Важность и эффективность использования эмоциональных и имажинативных техник и процессов в психотерапии подчеркивались и в прошлом, и в наши дни [30; 38], однако только в последние годы, благодаря исследованиям в области нейронауки, стали ясны их нейробиологические механизмы [46; 47], цель которых, в основном, создание межполушарных нейронных сетей. С этой же целью при когнитивном конструировании активно используются имажинации и эмоции.

Важность синхронности когнитивных и эмоциональных процессов и вербального поведения в использовании техники, т.е. при ее непосредственной реализации, обосновывается функциональными интеракциями вербального интерпретатора и корковых структур полушарий головного мозга, а также особенностями функционирования измерительных систем головного мозга.

Таким образом, можно предположить, что для билатеральной межполушарной обработки и анализа информации необходим высший уровень межполушарной конгруентности, т.е. чтобы в этот процесс были включены релевантные участки обеих полушарий головного мозга. А этого, в свою очередь, можно добиться только тогда, когда человек одновременно и мыслит вербально, и переживает эмоционально, а также вербализует то, что чувствует и думает о своем эмоциональном состоянии.

Техника I. Создание альтернативных оценок

Полное название: Создание альтернативных оценок и ответных (респондентных) поведенческих паттернов раздражителя.

Цель:

на поведенческом уровне: изменение компонентов цепи стимул-оценка-реакция.

на когнитивном уровне: создание альтернативных интерпретаций активирующей ситуации, изменение отношения к активирующей ситуации и создание новых респондентных эмоциональных и поведенческих паттернов.

на концептуальном уровне: изменение компонентов цепи А — S — PCS — M — B — NST — C.

Клиническое применение: навязчивые мысли, навязчивое поведение, тревога.

Введение

Известно, что реакция личности обусловлена ее оценкой раздражителя, точнее оценкой эмоционального переживания/опыта, вызванного раздражителем. Перед тем как определенным образом реaгировать адекватно своей оценке — во время самого процесса восприятия/переживания — личность дает одну и только одну когнитивную оценку воспринимаемому материалу [8]. В некоторых случаях подобные оценки не всегда соответствуют действительности и несут в себе иррациональные элементы. Это есть принцип первоочередности в психологии. «Принцип первоочередности очень значим во всей психологии. Он говорит о том, что люди больше внимания обращают на свои первые впечатления от событий, чем на последующие. Эти первые впечатления могут относиться к чему угодно: первый полет на самолете, первый раз, как вы покинули дом, ваш первый поцелуй» [15, С. 203].

И для того чтобы развить у человека рациональный взгляд на события и вещи, для того чтобы развить в нем рационально-критическое мышление — необходимо научить его мыслить альтернативно, т.е. помочь развить в себе умение поиска альтернативных оценок одного и того же эмоционального переживания/опыта, которое в свою очередь повлечет за собой изменение и самой реакции личности на конкретный раздражитель (слово, событие, вещь).

Большинство людей признаются, что во время оценки того или иного опыта (особенно осмысления мотивов поведения другого/других) они отдают себе отчет, что есть вероятность ошибки. Однако осознание этой вероятности, или же выражаясь более точно — наличие подобной мысленной формы никак не помогает им на самом деле освободиться от тирании первичной/автоматической оценки. Даже если в данный момент подобная мысль/допущение и помогает, то со временем первичная оценка все больше укрепляется в своих позициях, по той простой причине, что, во-первых, первичная оценка реальна — она имеет свою когнитивную форму и облечена в определенные эмоции, т.е. связана ассоциативно-концептуальными связями с определенным эмоциональным опытом/состоянием, а альтернативных оценок нет, их просто не существует — есть лишь предположение об их существовании. Во-вторых, если даже они (альтернативные оценки) и существуют, то только в нестойкой когнитивной форме, так как со временем, в силу особенностей функционирования нашей нервной системы, когнитивные содержания имеют свойство перемещаться в более глубокое содержание психики (так как сознание не в силах удержать в своем феноменальном поле бесконечное количество информации), а эмоциональная сторона смысла остается в виде фона, и в дальнейшем при повторении того же события (или же похожих событий) активизируется уже та когнитивная структура, которая в свое время была ассоцирована с каким-нибудь эмоциональным содержанием, так как ключом-триггером в данной ситуации всегда выступает эмоциональный опыт. Именно поэтому для решения данной проблемы необходимо конструировать альтернативные оценки в виде и по принципу конструкции первичной оценки, т.е. конструировать когнитивную форму и ассоцировать соответствующее эмоциональное переживание/состояние [8].

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 115
печатная A5
от 395