электронная
36
печатная A5
291
12+
Когда вечером грустно

Бесплатный фрагмент - Когда вечером грустно

Сказки, бывальщины, фантазии

Объем:
100 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-7019-9
электронная
от 36
печатная A5
от 291

Когда вечером грустно

Моей прабабушке, которая читала мне в детстве сказки, посвящается.


Мне часто бывает грустно, потому что мне не везёт. Особенно теперь, когда я пошёл в школу. Вот и сегодня. С каким хорошим настроением я проснулся утром. Уроки сделаны, на улице — солнышко и жёлтые листья осени.


Радостный бегу в школу, и вот — поскользнулся на опавших листьях, уронил портфель. Портфель был расстёгнут, и всё содержимое вывалилось на тротуар. Пока собирал, время ушло, опоздал на первый урок.

Первый урок — математика. Все уже начали писать условия задачи. Спешу за остальными, увы, я взял не ту тетрадку. Ничего, дома всё перепишу.

Уф-ф, урок закончился, выбегаю из класса последним и не замечаю подножку, которую подставил мне на выходе вредный Федька. Результат — разбитая коленка и рассыпанное содержимое портфеля, который я опять забыл закрыть.

Снова я опоздал на урок, плохо слушал, в результате получил замечание от учительницы.

Настроение было окончательно испорчено. Домой шёл, не глядя по сторонам. В результате прозевал нападение вездесущего Федьки с друзьями. Лёжа на ворохе жёлтых листьев, увидел Ленку из нашего класса, которая мне очень нравится. Ленка смотрела на меня и смеялась. Это было так обидно.

Дома быстро приготовил уроки, впрочем, в первом классе их почти и нет, и грустно сел у окошка, наблюдать заходящее солнце. Постепенно грусть как бы светлеет, но до конца так и не исчезает.


— Мишенька, как у тебя дела? — подошла ко мне моя любимая прабабушка и села рядом.

Я прижимаюсь к её плечу:

— Не везёт мне, бабушка, что делать, не знаю.

Сколько сказок рассказывала мне бабушка в детстве! И каждая сказка имела хороший конец. Волшебным образом всё складывалось счастливо у героев сказки. Но вот сейчас я понимаю, что моя жизнь ох как далека от сказок. Остаётся только попросить бабушку рассказать мне очередную сказку, чтобы ночью снились хорошие сны.

— Бабушка, расскажи мне сказку, — прошу я.

— Нет, Мишенька, сказка тебе не поможет, — говорит бабушка, — а помочь тебе может только волшебство, которое я могу передать тебе по наследству. С его помощью ты сможешь вернуться на один день в прошлое и исправить все несчастья, которые с тобой сегодня случились.

— Бабушка, я ведь уже большой и в чудеса не верю!

— А ты попробуй, от тебя ведь не убудет.

— Ладно уж, говори, что нужно сделать, — отвечаю я.

Лучше бы уж сказку рассказала. Но раз обещал… Бабушка тем временем достаёт листок бумаги и просит написать на нём обо всех несчастьях, которые случились со мною за день. Целый час вспоминаю и с трудом записываю. Писать-то без ошибок я пока не научился.

— Вот, возьми этот листок, — говорит бабушка, — и положи его к себе под подушку.

— И что? Мне приснятся хорошие сны?

— Нет, — говорит бабушка, — тебе приснятся все твои сегодняшние несчастия, но проснёшься ты не завтра, как ожидаешь, а опять сегодня утром. И все их сможешь исправить.

— Не может быть!

— А вот утром посмотрим, — говорит, улыбаясь, бабушка, — я тебя разбужу и напомню про наше волшебство.


Сегодня я проснулся с хорошим настроением, хотя ночью снились какие-то кошмары. На самом деле ведь всё замечательно, уроки сделаны, а на улице — солнышко и жёлтые листья осени. А рядом с постелью меня встречает улыбка моей любимой прабабушки.

— Доброе утро, бабушка.

— Доброе утро, внучок! А помнишь, что ты вчера вечером записывал на листок бумаги?

Я начинаю вспоминать. Ведь действительно вроде записывал, но это же было не на самом деле, это мне сегодня приснилось. Сон был о том, как мне целый день не везло, а вечером бабушка попросила всё это записать на листок бумаги и спрятать под подушку. Я лезу рукой под подушку и, к своему удивлению, нащупываю листочек бумаги, разворачиваю его, конечно, он пуст. Всё это действительно мне только приснилось.

— Мишенька, раз ты всё вспомнил, расскажи мне, что ты во сне записывал на этот листок, — просит бабушка.

Свой сон я помню сейчас отчётливо и подробно рассказываю его бабушке. И про скользкие листья на дороге, и про путаницу с тетрадями, и про вредного Федьку, и про замечание учительницы, и про то, как смеялась Ленка, глядя на меня, лежащего на ворохе листьев.

— Но бабушка, — говорю я, — ведь всего этого не случилось, это просто сон!

— Конечно, сон! — отвечает бабушка. — Просто сделай так, чтобы это так и осталось сном, чтобы сегодня у тебя всё было в порядке.


— Ой, бабуся, как я с тобой заговорился, — проглатываю чай с булочкой, — надо бежать, а то в школу опоздаю.

— Беги! Только портфель не забывай закрывать, а то получится так, как в твоём сне. Всё рассыплешь по дороге.

Закрываю портфель и бегу. На повороте наступаю на опавшие листья и падаю. Портфель летит в сторону, но содержимое не рассыпается, как во сне.

«Да что же это? — думаю я, вставая и поднимая портфель. — Ведь сон меня обо всём предупреждал. Надо быть внимательнее».


На урок я не опоздал и тетрадку вынимал с особым вниманием. Сначала вынул не ту, положил обратно, затем нашёл нужную — по математике.

Вот и окончание урока, аккуратно собрал портфель и пошёл к двери. За дверью, я теперь точно знаю, меня ждёт вредный Федька, готовый подставить мне ножку. Что ж, я готов. Делаю ещё один шаг. Вот уже и высовывается нога Федьки. Я всей тяжестью своего тела наступаю на его ногу. Федька визжит, прямо как девочка.

— А что? Я не виноват. Ну не видел я его ногу!

В коридоре все оглядываются на визжащего Федьку, а смешливая Леночка даже хватается за живот.

На следующих уроках ничего примечательного со мной не случилось.

Выходя из школы, сразу вижу компанию ребят, которые с нездоровым интересом на меня поглядывают. Всё понятно, где-то рядом наверняка прячется Федька. Так и есть, вот он неожиданно выскакивает из-за дерева и пытается толкнуть меня на ворох жёлтой листвы. Я уворачиваюсь, и на ворох листьев со всего размаху летит сам Федька. Ленка стоит рядом со мной и хохочет так сильно, что роняет свой портфель. Я поднимаю её портфель и иду с ней рядом. Она не возражает, когда я довожу её до самой двери её дома.

— До свидания, Лен! Ты так хорошо смеёшься!

— До свидания, Миша! — смущённо отвечает она. — Но ведь я и над тобой часто смеюсь! Ты не обижаешься?

— Конечно, не обижаюсь! Смейся, сколько хочешь!


Дома меня ждёт моя любимая бабушка.

— Как день прошёл?

— Всё в порядке!

— Запомнил моё волшебство?! Это тебе мой подарок на всю твою жизнь.

— Спасибо, бабушка! Запомнил.


С тех пор прошло уже много лет. Бабушки моей давно нет. А в доме у меня распоряжается Ленка, всё такая же смешливая, вокруг неё три смешливых наших дочки. Старшей скоро семь, пора в школу. У меня жизнь вполне обычная, ничего особо волшебного не случается, но чистый листочек бумаги я всё же кладу себе под подушку каждый вечер, и если снится что плохое, беру его и стараюсь вспомнить. Я так до сих пор и не знаю, действует ли бабушкино волшебство? Неужели и в самом деле с помощью этого волшебного листка я, каждый раз возвращаясь в прошлое на один день, исправляю всё моё невезение?

Дворник

Он опять мне снился. Огромный дядя-дворник, а на его фуражке так и было написано: «Дворник». Мама мне часто говорит это слово, от которого меня бросает в дрожь.

— Если будешь плохо учиться, заберёт тебя дворник!

Им с папой хорошо, им не нужна молниеносная реакция, чтобы отбиваться от монстров, нападающих на нашу цивилизацию. Мой папа адмирал, он командует целым флотом, защищающим нашу землю от подводных монстров. Мама моя — домохозяйка, командует целым штатом андроидов. Они добились благополучия нашей семьи своими трудами. А вот у меня ещё всё впереди.


Сегодня я опять провалил первый начальный уровень. Я удачно отбился от кучи скелетов, напавших на меня у края болота, но не заметил лягушку-вампира, которая подкралась сзади и выпила всю мою жизнь. Потом долго лежал в палате, смотрел на белый потолок, пока медсестра накачивала меня новой жизнью. В этот день было уже не до учёбы, пошёл на игровую площадку играть в футбол. Затем с Федькой и Сашкой сидели на брёвнышках и рассказывали всякие страшные истории. Вот тут-то Федька и рассказал, что бродит по самому нижнему нулевому уровню огромный дядька-дворник, который убирает всякий мусор. Так вот он и людей, найденных на нулевом уровне, тоже сметает метлой к себе в мешок и тайно выносит на помойку. А с помойки этой никому уже выбраться не дано!


— А как же сам дворник выбирается оттуда? — спросил Сашка.

— Выбирается он потому, что дал страшную клятву всю жизнь работать дворником, всю жизнь убирать мусор и никогда не гулять по высшим уровням, никогда не видеть волшебных садов, синего моря и яркого солнца. Всю жизнь он проводит в подземельях нулевого уровня и выносит мусор.

Некоторое время мы молчали. Федька странно посматривал на меня, а затем всё же спросил:

— Ну, как? Прошёл, наконец, первый уровень?

Пришлось сознаться, что не прошёл. Ребята сочувственно повздыхали. У меня же совсем испортилось настроение.


Дома родители уже всё знали… Им не надо меня расспрашивать, система всё про меня и так расскажет. Отец ничего не сказал, а только молча посмотрел мне прямо в глаза и прошёл в свой кабинет. Мама обняла и тихо прошептала:

— Ну что с тобой делать? Может, ещё потренируешься и пройдёшь, наконец, этот злосчастный уровень. Тогда будет хоть какая надежда на будущую жизнь.

— Мама, а что бывает с теми, кто так и не прошёл самый нижний уровень?

— Плохо, сынок, с ними бывает. Уходят они из нашей жизни!

— Умирают?

— Нет, не умирают! Говорят, забирают их на какие-то подземные уровни, где только мусор и отходы. Там они и живут, и работают…

— Мама, а правда, их забирает дворник? Такой огромный дядя-дворник с метлой. Нам о нём Федька сегодня рассказывал. Этот дядя сметает всех неумелых деток своей метлой в огромный мешок и уносит вниз на свалку.

— Ну… Не знаю, так ли это. Но, может, и так. Мы-то с твоим отцом никогда по нулевому уровню не гуляли. Нечего нам там делать.


А потом целую ночь мне снился этот дворник. Проснулся в холодном поту и тут же решил, что я всё равно не буду бояться какого-то дворника. Ведь мой папа — адмирал! Он никого не боится. Вот назло всем буду сегодня гулять по нулевому уровню!


Выщербленные ступени лестницы вели вниз. Тусклая пыльная лампочка освещала какие-то трубы, кучи мусора, паутину. Да… Дворника здесь явно не хватает! Вон как запустили всё хозяйство. Лестница закончилась маленькой комнаткой и дверцей с надписью «ВЫХОД».

«И это что, весь нулевой уровень? — подумал я. — Да, ещё дверца? Которую, конечно, надо открыть?!»

Я нажал на ручку и открыл дверь, за которой лежала тьма.

«Ничего! Я всё равно не боюсь!» — Сделал шаг во тьму.

Тьма вокруг меня закрутилась, завертелась и выбросила куда-то вовне, где был свет…


— Ну вот, ещё один проснулся, — услышал я грубый голос.

Я лежал внутри ящика с прозрачными стенками, рядом стоял огромный дядя. Конечно, это и был тот самый страшный дворник, о котором рассказывал Федька. Своей огромной рукой он поднял крышку моего ящика, отцепил какие-то провода, вынул меня наружу.

— Вы и есть дворник? — спросил я одновременно с ужасом и гордостью, что всё же его не боюсь!

— Можно и так сказать, — ответил дядя, — считай меня дворником, который убирает здесь всё за вами.

— А что теперь со мною будет?

Дядя рассмеялся.

— Ты ещё не понял? Конечно, ты тоже станешь дворником! Таким же, как и я. Только вот подучиться тебе не мешает. Пойдём!

Он поднял меня на непослушные ноги и повёл по коридору к двери, за которой мы попали в сад. Там бегали дети, которые сразу обступили меня.

— Осторожно, осторожно! — пробасил дядя-дворник. — Он только что проснулся и ещё не умеет толком ходить.

Ко мне подошла девочка и сказала:

— Хочешь, я буду твоей учительницей и научу тебя всему-всему?

— Соглашайся, — отозвался дворник, — Надька тебя всему научит! Она новичков любит.

— Хорошо, — ответил я, протягивая девочке руку.

И мы пошли…


НУЛЕВОЙ УРОВЕНЬ

Как же трудно оказалось ходить на нулевом уровне! Надя хотела сразу показать мне всё-всё, но я попросил её отвести меня в комнату, где можно отдохнуть. Она отвела меня в маленькую комнатушку, где стояла только тумбочка и кровать. Здесь мне предстояло жить. Как это было непохоже на огромный дом, где я жил со своими родителями.


На следующий день меня разбудил дядя-дворник и отвёл в переговорную, чтобы я мог по видеофону поговорить со своими родителями. Разговор получился грустным. Когда я сообщил, что дворник забрал меня на нулевой уровень, мама даже заплакала. Я старался её утешить, сказал, что здесь много других детей и что я уже познакомился с девочкой Надей. Рассказал и о том, что теперь всю оставшуюся жизнь я буду здесь учиться и работать и что, когда вырасту, тоже стану дворником, как дядя Серёжа. И пусть они обо мне не беспокоятся. Мама ничего не сказала, а только плакала и повторяла моё имя:

— Петенька, Петенька…

А отец сурово произнёс:

— Пусть ты будешь работать на нулевом уровне, но я надеюсь, что и там ты не уронишь честь рода и будешь трудиться на благо Родине.

Я, конечно, обещал.


Так потекла моя новая жизнь, в которой не было никаких сражений, никаких монстров. Зато была учёба в школе вместе с другими детьми и прогулки по парку, который на границе участка переходил в настоящий лес. Было в лесу и болото, в котором жили лягушки. Но и лягушек не надо было бояться, так как вампиров среди них не было.

На самом участке стояло несколько похожих домов, в которых жили как взрослые, так и дети. Многие дети жили здесь всю жизнь со своими родителями, а некоторые пришли сюда так же, как и я. Дядя Серёжа объяснил мне, что наш корпус предназначен для людей, а другие дома предназначены для других существ. Был дом для подводных монстров, с которыми сражается мой отец, был дом для драконов, для зелёных человечков, для людей-птиц… Всё это меня сильно удивило, так как дети, выбегающие играть в сад, во всех домах были одинаковыми. Я ничего не понимал, пока Ваня из дома драконов не пригласил меня к себе посмотреть на экране жизнь ИГРЫ глазами одного из её участников. Действительно, на экране мы увидели картины жизни разумных драконов. В нашем доме тоже был экран, который показывал ИГРУ глазами жителя нашего дома. Я так понял, что словом ИГРА все здесь называли события, происходящие на верхних уровнях.


Сами мы участвовать в ИГРЕ не могли. Как сказал дядя Сергей, мы обязаны жить в реале и заботиться о тех, кто остался в ИГРЕ. Словом РЕАЛ здесь назывался наш нулевой уровень. Жизнь здесь была нелёгкая, особенно вначале, пока я не привык. Когда я спросил, могут ли мои родители навещать меня здесь, дядя Сергей объяснил, что к жизни на нулевом могут привыкнуть только маленькие, которым менее шести лет, а для взрослых путь сюда закрыт. И рассказывать о нашей жизни тем, кто остался в ИГРЕ, не положено, чтобы не нарушать какие-то правила. Правила эти я обязательно со временем узнаю, так как их проходят в школе.


ПРОШЛО НЕСКОЛЬКО ЛЕТ

Я уже не вспоминал о битвах с монстрами, учился в школе, ходил с друзьями в лес за грибами и ягодами, а зимой катался на лыжах. Со временем я узнал, что люди, участвующие в ИГРЕ, не гуляют, как мы, по лесу, не едят и не спят в своих комнатах, а всю жизнь проводят неподвижно в стеклянных ящиках. И их сражения происходят только на экранах мониторов. Я насмотрелся этих сражений в разных домах, видел даже картины приключений зелёных человечков. Жизнь у них была очень интересная. В ИГРЕ они были такими маленькими, что муравей для них был бы величиной со слона. Но хоть и маленькие, они проникали в жизнь больших игроков и влияли на ИГРУ. Они были прекрасными шпионами и могли передавать информацию своим большим собратьям из разных домов. Так, они часто организовывали столкновения и настоящие войны между людьми, монстрами, драконами… Я мог бы вечно наблюдать за ИГРОЙ, но дядя Серёжа мне это запретил. Он сказал, что ИГРА — это не наше дело. А мне надо готовиться к выбору специальности. Я мог стать, например, программистом — человеком, который придумывает различных персонажей ИГРЫ, а мог стать медиком — тем, кто следит за здоровьем участников ИГРЫ. А мог бы стать просто фермером — тем, кто работает на полях, выращивая всю пищу, что потребляет наш комплекс.

— А могу я стать дворником, как ты? — спросил я.

— Такой профессии у нас, увы, нет, — объяснил дядя Серёжа, — есть дежурные по комплексу. Вот ты, например, проснулся во время моего дежурства, и я стал твоим опекуном. А так, по профессии я медик-гинеколог, то есть тот, кто обеспечивает рождаемость игроков. Как ты понимаешь, влюблённые, лежащие в ящиках, не могут реально встречаться и заводить детей. Здесь и приходит на помощь врач-гинеколог, помогающий мужу и жене завести ребёнка.


Я улыбнулся. Как всё же хорошо, что мы с Надей можем гулять и целоваться без помощи гинеколога! Дядя Серёжа всё понял без слов и сказал:

— Ты поосторожней с Надькой-то! Ей пока детей рано, пусть сначала школу кончит.

— Ты во мне не сомневайся, дядя Серёжа! Я ведь понимаю, что сначала надо получить специальность.

Сама Надя никогда не была в ИГРЕ. Она родилась здесь в реале и жила в большой квартире вместе со своими родителями.

Сны

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Противный звон будильника опять прервал сон. В который раз Сергею снилось одно и то же. Лохматый парень, чем-то похожий на него самого, беззвучно открывает рот и что-то кричит. Вот и сейчас, ещё не открывая глаз, Сергей видит перед собой его лицо. Похоже, парень кричит слово «Привет».

— Привет, — ответил Сергей.

И тут, как будто щёлкнул выключатель, Сергей услышал в ответ:

— Привет! Спасибо, что подключился! Я Мэт, а тебя?

— Серёга.

— Можно я попасусь здесь у тебя?

— Пасись, если хочешь.

— А у тебя клёво! Спорим, это «ретро 20-й век»!

— Двадцать первый, — машинально ответил Сергей — он понял, что опаздывает на работу, а неведомый Мэт только отвлекал его своими вопросами. — Ты пасись, пасись, только не мешай! Вечером после работы поговорим.

Сергей вскипятил кофе, разбавил холодной водой, чтобы быстрее проглотить, съел бутерброд с маслом и сыром. Оставалось ещё 5 минут добежать до автобуса к электричке. Сергей чувствовал, что невидимый Мэт смотрит его глазами и временами тихо ухает от избытка впечатлений.

— Вот привязался! Да пусть смотрит! Откуда он взялся на мою голову? Ничего, вечером расспрошу.

Сегодня ему надо было разработать статистическую модель поиска в неструктурированной базе данных и написать основной программный блок.

«Структура — неструктура», — крутились в голове слова, никак не связываясь в разумную цепочку…

«Клёво!» — прошелестело где-то на задворках мыслей.

А потом закрутилась работа, и Сергею стало не до мистических голосов в его голове.


К вечеру Сергей уже забыл о своих снах, поэтому даже подскочил, когда в голове вполне явственно и громко прозвучало:

— Ну, а теперь можно поговорить?

— А, Мэт! — вспомнил Сергей свой утренний сон. — Теперь можно.

— Здорово здесь у тебя! Я всё записал. Можно покажу Кэт, это моя девушка?

— Можно! Только там, где я хожу в туалет, — вырежи!

— Конечно, вырежу! Я же не дебил!

— Серёга, а ещё скажи, какой номер у твоего канала? Я тоже такой хочу!

— Какой ещё номер?

— Ну, как ты к нему подключаешься? Вот мы с Кэт обычно сидим на канале А3578! Я считаю, что все эти каналы с буквой «А» самые красивые. Кэт они нравятся, но мне всё хочется показать ей что-то новое, экзотичное. Вот ты нашёл себе свой «ретро 21-й век»… Наверняка номер начинается с буквы «Р», ну а дальше что? Впрочем, разреши, я сам у тебя посмотрю на пульте? Ведь там у тебя отмечен номер?

— Смотри, если хочешь, — ответил Сергей, не понимая, что хочет от него гость.

Мэт замолчал и некоторое время ничем себя не проявлял. Сергей успел пожарить картошку с луком, нарезать хлеб и приступил к ужину. Когда он допивал чай, голос Мэта опять прорезался в его голове.

— Серёга! Я ничего не понимаю! Я не нашёл у тебя пульта. Как ты переключаешь каналы?

— Мэт! Нет у меня никакого пульта! Разве что вот есть пульт от телевизора… И каналов у меня никаких нет! Я же человек, а не телеящик!


Мэт некоторое время молчал, видимо, переваривая ответ Сергея.

— А как же вот это всё?

— Что всё?

— Ну, всё, что ты сегодня делал. Мне понравилось! Честно! Всё было так здорово и непонятно. А ещё — столько мелких деталей! Это у тебя, наверное, какой-то элитный канал, который нам, обычным людям, не положен? Я слышал, такие бывают… Хотя всегда думал, что это враки… Значит, всё же правда?

— Да нет у меня никаких каналов! — ответил недоумевающе Сергей. — А у тебя, что, есть?

— Конечно! Заходи, посмотри на мою жизнь!


Сергей улёгся на подушку и закрыл глаза. Он сразу очутился в прекрасном саду. Клумбы, цветы, кругом поют птицы. Рядом с ним шла девушка в удивительном платье, переливающемся разными цветами на каждом шаге.

— Это моя Кэт! — пояснил голос Мэта.

— Кэт! Я сегодня не один! Вот поймал одного друга. Зовут Серёга! Он сидит в потрясном ретроканале, но не хочет сказать, в каком.

— Привет, Серёга! — поздоровалась Кэт. — Я понимаю, что девушку ты к себе не впустишь, но разреши посмотреть, что записал мой любимый.

— Я уже разрешил! — отозвался во сне Сергей.

— А я отредактировал и убрал всё неположенное для приличных девушек, — усмехнулся Мэт.

Влюблённые уселись на лавочку. Кэт положила голову на плечо Мэту и, похоже, полностью погрузилась в просмотр записи прошедшего дня Сергея. Мэт, нежно обнимая свою подругу, бездумно глядел в переплетение ветвей. Сергей глядел вместе с ним. Вот среди деревьев показалась голова оленя. Вот он вышел, ничего не опасаясь, на дорожку и подошёл к ним.

— У вас здесь олени, похоже, ничего не боятся?

— Нет, конечно! Они даже всё понимают! Только не отвечают! Вот смотри! «Олешка, принеси нам с любимой два стаканчика вишнёвого сока!»

Олень качнул рогатой головой и убежал.

— Что? В самом деле — принесёт?

— Смотри! — не прошло и десяти минут, как на дорожке появился тот же олень, толкающий рогами сервировочный столик с двумя стаканами сока.

— Чудо! — откомментировал Сергей. — Ну, вы здесь развлекайтесь, а я отключаюсь. Посплю, мне ведь завтра опять на работу! Пока!

Сергей повернулся на кровати и заснул спокойным сном.


ДЕНЬ ВТОРОЙ

Опять будильник! Пора просыпаться…

— Серёга! Серёга! Поговорить можно?

Опять этот Мэт!

— Чего тебе? — сегодня Сергей был не в духе. Вчера программа так и не пошла. А тут ещё этот Мэт пристал. Откуда он взялся на мою голову?

— Серёг! Тут Кэт высказала совершенно дикую мысль, что ты и в самом деле живёшь в этом, 21-ом веке, когда никаких каналов у людей не было. Скажи, ведь это не может быть правдой?

— Может! Может! — проворчал Сергей, вставая с постели и идя на кухню готовить кофе.

— Так это что? Настоящее путешествие во времени? — восхитился невидимый Мэт.

— Выходит, так! — Сергею были до лампочки эмоции этого чудаковатого Мэта с его любимой Кэт. Беда была в том, что неструктурированная информация никак не поддавалась анализу. Программа циклилась и подвисала…

— Так это и есть настоящая, реальная жизнь? — опять голос Мэта. — Можно я тебя ещё посмотрю?

— Смотри-смотри! Только не отвлекай! — на краю сознания Сергея уже брезжил ответ.

«Ведь структуру всегда можно создать заново, достаточно провести кластерный анализ информации… Вот именно, кластерный! А кластеры… А там — снова, кластерный анализ самих кластеров… Вот так! Я гений!» — подумал Сергей.


Сегодня он чувствовал себя победителем, и программа послушно творила то, что он хотел. Результаты анализа Сергей вывел на экран в виде 3D-графика, который можно было крутить по всем трём осям. Он видел, как хаотичное облако информации программа сначала сбила в стаи, затем эти стаи разбились на множество отдельных птиц-кластеров, затем из них выделились вожаки… И вот потянулись к горизонту перелётные птицы упорядоченных структур… Красота!

Сергей откинулся в кресле около компьютера. Теперь можно расслабиться и отдохнуть.


— Ну, как, Мэт? Видел? Красота!

— Действительно, чудо. Неужели сам пишешь программу?

— Конечно! Ты ж видел!

— Видел! Но никак не могу поверить.

— А у вас как? Разве иначе?

— Конечно, иначе! У нас, в 58-ом веке программы пишут машины. Люди этого делать не умеют. Я вот смотрю, ты значки на экране быстро переводишь в слова. Это как?

— Просто читаю с экрана.

— А… Так ты умеешь читать!

— А что? У вас в 58-ом веке никто читать не умеет?

— Не знаю. Быть может, кто-то и умеет. Но мы с Кэт не умеем.

— А чему же в школе у вас учат?

— А что такое школа?

— Ну, вот у нас, когда ребёнку бывает 7 лет, его отводят в школу, где учат читать, писать, математике… И другим наукам. А как у вас?

— У нас после рождения ребёнку вшивают чип. И этот чип учит ребёнка всему, что необходимо. Главное, как переключать каналы. Чтобы ребёнок мог выбрать себе ту счастливую жизнь, которая ему более подходит. А ещё учат, как подключаться к другим людям, как искать других, похожих на себя самого. Ведь без этого умения у человека не будет друзей и он не сумеет найти свою любимую. Главное слово «привет» означает разрешение на обоюдную связь.

— А… Так, значит, сказав тогда «привет», я подключил тебя к своей голове?!

— Да!

— А отключаться как?

— Серёга, я тебе так надоел?! Если хочешь отключиться, просто скажи… Но я не могу сказать это, так как сразу от тебя отключусь. Я этого не хочу!

— Говори по буквам, добавляя после каждой — «ё».

— Сейчас: «к-ё о-ё н-ё е-ё ц-ё с-ё в-ё я-ё з-ё и-ё». Вот понял! Только не вздумай повторить, если не хочешь отключиться.

— Нет! Отключаться не хочу! Мне ещё интересно посмотреть на вашу жизнь.

Сергей подумал, что впереди у него целых два выходных дня, которые он может посвятить исследованию загадочного мира будущего.


После ужина он улёгся на постель в предвкушении путешествия. И Мэт не подкачал. Целую ночь он показывал Сергею различные чудеса на разнообразных каналах. Прекрасная Кэт тоже всё время была с ними рядом и тоже восхищалась и восхищалась. Они взбирались на высочайшие вершины, сдерживая страх, перепрыгивали через бездонные ледниковые трещины, затем встречали восход солнца на вершине Джомолунгмы. Наконец, звездолёт перенёс их на поверхность Луны, и они любовались Земным шаром, проплывающим внизу над их головами. Это было волшебное и незабываемое путешествие. В конце Кэт, не в силах сдержать эмоций, обняла Мэта и поцеловала.

— Мэт! Я буду всегда-всегда с тобой! До самой смерти!

— Конечно, любимая! Мы вдвоём навсегда!


«Всё это, конечно, здорово, — подумал Сергей, — но надо бы разобраться во всей этой механике самому».

— Мэт! Покажи, как ты переключаешь каналы!

— Просто! Вызываю перед глазами меню и ввожу в поисковик нужные мне буквы и цифры.

— А если ты не знаешь нужных тебе цифр?

— Тогда представляю мысленно то, что хочу увидеть, и мой чип подбирает примерные варианты.

— Хорошо! Это понятно! А вот если ты хочешь увидеть просто реальность, что надо набрать?

— Как это реальность? Какую? Реальности бывают разные. Можно реальность леса, можно — пустыни…

— А вот просто реальность, тут и теперь!

— Как-то это мне не приходило в голову. Даже и не знаю, где это искать…

— Дай я попробую! Ты только набирай те буквы, которые я тебе буду подсказывать.

— Ладно!

Сергей уже понял, как устроена поисковая система.

— Давай, набирай по буквам слово «служебные» — интересно, откликнется ли система. Откликнулась.

— Серёга! А тут какой-то список слов, а цифр и вовсе нет.

— Ничего, сейчас разберёмся. — Сергей всматривался в список, который был ему вполне понятным. Так, в начале списка стоял пункт «Инструкции и учебная литература», так, затем — «Схемы и наладка оборудования», потом «География местности», а затем «Выход в реал». — Вот этот и надо выбрать!

Мэт привычно переключил канал себе и Кэт, и они тут же закричали от ужаса. Они были абсолютно голые в мире полупрозрачных колонн, окружённых такими же полупрозрачными искусственными кустиками. Между колонн тихо бродили люди — тоже абсолютно голые, а вокруг сновали огромные металлические муравьи. Один из муравьёв толкал перед собой сервировочный столик с напитками. Мэт взял два стакана, один предложив стоящей рядом Кэт, которая всё никак не могла отойти от шока.

— Серёг! Нам с Кэт надо на время отключиться и обдумать всё то, что мы увидели. До завтра!

— Пока!

Сергей улёгся поудобнее и заснул, думая о странной жизни людей в 58-ом веке.


ДЕНЬ ТРЕТИЙ

— Серёг! Серёг!

Сергей как раз проснулся.

— С добрым утром!

— Серёг, извини, что нас так долго не было. Целую неделю мы с Кэт решали, что же нам делать.

— Ничего, Мэт, у меня тут прошло только несколько часов.

— Ну вот! Мы решили, что ты должен ещё раз у нас побывать. Может, что и подскажешь.

— Ладно, сегодня у меня весь день свободный. Поехали!

Сергей лёг, закрыл глаза и сразу очутился в мире Мэта. Сегодня Мэт и Кэт были одеты в одинаковые белые халаты.

— Вот, нашли целую вешалку с такими халатами, — пояснил Мэт, — наверное, и до нас были те, что выходили в реальность.

Они шли между бесконечных белых колонн, мимо голых людей, слепо бродивших по искусственному парку.

— Вот, — сказал Мэт, когда они подошли к огромному проёму в стеклянной стене, через который взад и вперёд сновали муравьи. Рядом с проёмом стоял муравей-охранник, который преградил им путь. — Это пустяки, — пояснил Мэт, — здесь справа, видишь, маленькая дверца с кнопками. Мы с Кэт потыкались, если нажать сразу три верхние кнопки, то замок щёлкнет и дверь откроется.

Мэт нажал на кнопки, и они вместе с Кэт зашли. Внутри было царство муравьёв. Сначала они прошли огромную кухню, где сотни муравьёв готовили разнообразные блюда. Муравьи-носильщики загружали сервировочные столики и быстро укатывали их прочь. Мэт подошёл к огромному столу со стаканами фруктового сока, привычно взял пару, предложив один своей любимой. Муравьи сновали вокруг, но не обращали на них никакого внимания.

— Знаешь, — сказал Мэт, — я проверил, здесь они даже не слышат, что я им говорю. Здесь мы для них как бы и не существуем. Пошли дальше.

Далее, похоже, был медицинский отсек. Там слышались женские стоны.

— Это родильный отсек, — пояснил Мэт. — Мы там несколько раз уже были. Кэт было очень интересно, как это женщины рожают? Ведь нам никто об этом ничего не рассказывал.

— Может, лучше бы я об этом и не знала, — откликнулась Кэт, — тогда бы и не боялась, как боюсь сейчас.

— Скажи ей, — передал Сергей, — что наши женщины все знают и, тем не менее, не боятся и рожают!

Мэт озвучил слова Сергея.

— Они у вас, наверное, очень храбрые, — протянула Кэт.

— Ничего, я вижу, медицина у вас на высоте! — сказал Сергей. — Всё не так страшно, как выглядит. Вон, смотри, уже родила! Муравей-нянька быстро нёс новорождённого по коридору.

— Там далее — зал новорождённых.

В дверях зала стояли муравьи-охранники.

— Туда никак не пройдёшь, — добавил Мэт, — не пускают!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 291