электронная
36
печатная A5
253
12+
Когда появляется свет

Бесплатный фрагмент - Когда появляется свет

От одного восторженного романтика другим юным мечтателям


5
Объем:
54 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-8420-2
электронная
от 36
печатная A5
от 253

Не только коты, но и люди, причём зачастую незнакомцы, могут дать Вам много света и тепла.

Питер Гетер

Что есть свет? Спросите любого прилежного 7-классника, и получите примерно такой ответ:” Свет — это электромагнитное излучение, воспринимаемое человеческим глазом». Строгая пожилая учительница, благосклонно кивнёт и вспомнит всем известную поговорку. Для религиозного человека, свет — это, прежде всего, его вера. Медийное лицо назовёт светом высшее общество, в котором вращается. Философ, оторвавшись от книг, снисходительно отнесётся к такому вопросу, однако пустится в долгие объяснения…

В зависимости от рода деятельности, возраста и мировоззрения даже такое простое понятие обретает особое, личное значение. И только один факт остаётся неоспоримым. С биологической точки зрения, каждое живое существо, за исключением лишь некоторых созданий ночи, тянется к свету. Растение, лишённое солнечных лучей, и только вылупившиеся цыплята, ничего Вам не скажут, но будут очень благодарны за место на подоконнике и лампу для обогрева. Так и большинство людей, подсознательно остерегаясь тьмы, стремится к свету, какую бы форму он для них ни принимал.

Часть 1. Farol do Cabo de Sines

Стайка ребятишек рисует классики на пыльной мостовой Синиша. Полуденное солнце, заставившее благоразумных взрослых спрятаться в тени, нисколько не мешает заигравшимся детям.

— Я же говорю, всё это выдумки! Может, старик и выжил из ума, но он точно не превращается ни в какого монстра!

— Но, Кэт, я собственными глазами в прошлое новолуние видел, как он ночью выбрался из маяка и спустился к морю! Он точно морское чудовище! — горячо убеждал девочку темноглазый Луис.

— Луис, прекрати, ты просто боишься всего на свете! Посмотри, даже Марии смешно от твоих сказок! — хмыкнула Каталина, указывая на младшую сестрёнку мальчика, которая еле сдерживала лукавую улыбку.

— А вот и не боюсь! Просто я рассудительный и привык доверять фактам!

— Фактам говоришь? Будут тебе факты!

— Что ты задумала, Каталина? Тон Луиса стал серьёзнее. Он называл свою подругу полным именем, только когда этой «живой беде», как говорила его мать, приходила в голову очередная проказа.

— Ничего такого. Просто сегодня полнолуние… хитро протянула девочка, пнув лежавший рядом камень.

— Даже не думай, Кэт.

— А почему это я должна тебя слушаться?! В её голосе появились резкие нотки. Мария отвлеклась от классиков и настороженно уставилась на ребят.

— Мне почти 13, и к тому же, я мужчина… Луис не успел договорить, так как потерял равновесие. Эта вредная девчонка опять поставила ему подножку! Елейная мордочка склонилась над его лицом.

— Ну что, взрослый мужчина, тебе опять нужна моя помощь?

— Обойдусь! — процедил он, вставая. Но если ты и правда решила отправиться в логово к чудовищу, одну я тебя не отпущу.

— Какой у тебя защитник, Кэтти! — хихикнула Мария.

Каталина неожиданно для себя смутилась и, договорившись с друзьями о встрече на утёсе после заката, побежала домой.

***

Farol do Cabo de Sines был построен в 1880 году. За 70 с лишним лет он успел обветшать и превратиться из некогда величественного маяка в убогое, тусклое, продуваемое всеми ветрами строение. Неудивительно, что и сам маяк, и его единственный нелюдимый обитатель уже давно обросли всевозможными, зачастую невероятными слухами.

Луис стоял, прислонившись к стволу старой приморской сосны. Солнце только-только опустилось за горизонт, в последний раз за этот странный день осветив всё вокруг. Поёжившись от прохладного ветра, мальчик подумал о том, какую трёпку ему задаст мать, когда обнаружит пропажу. Обернувшись на злополучный маяк и маленькую ветхую хибарку смотрителя и глубоко погрузившись в невесёлые размышления, Луис не заметил приближения своей подруги.

— А где же Мария?

— Она, как подобает благоразумной воспитанной девочке, спит сейчас дома в кровати, — не без гордости заявил Луис. Может и ты, возьмёшься за ум?

Кэт лишь обречённо закатила глаза.

— Раз ты такой правильный, зачем сам за мной увязался? Видел бы сейчас 9-ый сон!

— Я хотел ещё раз попробовать тебя отговорить. Кэт, послушай… Мальчик начал машинально заламывать руки. Про этого старика многое говорят в городе… И не только ровесники. Наша соседка считает, что он связан с Дьяволом, никто никогда не видел его в церкви! Вдруг он, действительно, чудовище? Давай не будем напрасно рисковать?

— Я всё поняла, — медленно проговорила девчушка.

— Правда? Тогда пойдём по домам, да?

Выражение всегда приветливого лица Каталины стало холодным и чужим.

— Я всё поняла, — повторила она. Ты — жалкий трус. А то, что говорят старые матроны, — глупые сплетни. Я пойду одна. Оставайся здесь или беги домой к маме, мне всё равно.

— Ах, так? Ну и иди куда хочешь! Мне тоже совершенно безразлично! Луис развернулся и зашагал в сторону дома, в бешенстве сжимая кулаки.

***

Вот ты как со мной? — думала героиня. Трус! Трус! Трус! Мы же всегда всё делаем вместе! Как ты мог оставить меня одну? Справлюсь и без тебя! — чертыхалась Кэт, жалея, что друг сейчас не рядом.

Перед приоткрытой дверью Каталина остановилась. Отогнав дурные мысли, и договорившись со своей осторожностью, она смело шагнула внутрь.

Это была небольшая скромная комнатка. Оглядевшись, девочка поняла, что таинственный обитатель, кем бы он на самом деле ни являлся, был аккуратен и педантичен. Мебели и вещей было немного, обстановка отдавала древностью, но вместе с тем каждый её элемент словно очень хотел, чтобы его заметили, приласкали, узнали его судьбу.

На комоде что-то поблёскивало. Гостья направилась к нему, стараясь вести себя как можно тише. Старинное серебряное украшение с синим камнем. Казалось, что оно переливается тысячей граней. «Кто этот смотритель? Зачем ему такая вещь?»

— Нравится? — спросил хриплый голос.

Кэт вздрогнула и с большим трудом повернулась.

— Оно очень красив… — девочка осеклась. Около двери стоял великан. Седые волосы, чуть прикрывавшие уши. Старомодная одежда в заплатах.

— Я Уго, — произнес незнакомец.

— П-простите, что ворвалась без спросу! Не хотела Вас обидеть. В городе рассказывают самые разные небылицы, и я решила выяснить правду, — залепетала девчушка дрожащим голосом.

— И поэтому ты пробралась в мой дом после заката? — Уго подошёл ближе.

Девочка замялась. Ей было неловко, стыдно за своё вторжение. А от сурового взгляда старика теперь ещё и страшно.

— Я посмотрела, как вы живёте. Здесь уютно, не похоже на логово чудовища.

— Чудовища? Вот спасибо! — Уго хохотал.

Кэт воспользовалась моментом и ещё раз оглядела смотрителя. Этот странный, по-детски смеющийся человек совсем не казался опасным. Она немного расслабилась.

— Я Каталина.

Уго успокоился и посмотрел на неё.

— Очень приятно. Не боишься сумасшедшего старика? — спросил он, подмигивая.

— А ведь это не самое страшное Ваше прозвище!

— Надо же! И что же обо мне ещё говорят?

— В основном, гадости. Называют колдуном, чудовищем, обвиняют в связи с Дьяволом.

— Забавно. И ты веришь? — внимательно спросил старик, присаживаясь в кресло.

— Думаю, что нет. Но я хотела бы узнать Вашу настоящую историю.

— А зря! Кто знает, возможно, я ещё хуже, чем говорят! — притворно сощурился старик, нахмурив брови.

— Не верю. Может, Вы и пытаетесь таким казаться, но я же теперь вижу, что всё это враньё. И я не уйду, пока всё не выясню! — храбро добавила гостья.

— Сколько тебе лет? — поинтересовался смотритель.

— 12.

— Всего лишь? Уже совсем поздно! Как же я не подумал. О тебе ведь беспокоятся дома! Немедленно возвращайся! — c беспокойством заметил старик.

— А как же Ваш рассказ?

— Вот упрямица! Так и быть. Приходи завтра после полудня.

— Обязательно! Спасибо Вам, Уго. До встречи.

Уго добродушно кивнул.

***

Утром Кэт разбудила мать.

Берта, приятная белокурая женщина средних лет и строгих правил, привыкла, что в её «небольшом государстве» по адресу Rua da Floresta, 20, с самого рассвета кипит жизнь. К тому времени, когда она по своему обыкновению уходила на рынок за продуктами, Каталина и её отец успевали проснуться, совершить утренний туалет, позавтракать и как следует потрудиться. Дочь убирала в доме, поливала растения, ухаживала за кроликами. Берта зорко следила за своими подданными. Отец девочки часто демонстративно сетовал, что всё дело в немецких корнях его жены. «Ни один уважающий себя португалец не стал бы вскакивать в такую рань и к тому же вкалывать, как медоносная пчела!» — часто приговаривал он, в глубине души признавая, что именно в эту деловитость и решительность он когда-то влюбился.

Внешне похожая на темноволосого отца, характером Кэт пошла в мать. Она воспринимала такой образ жизни как должное и с лёгким презрением относилась к «приятной лености», столь распространённой среди местных жителей. Такой характер вкупе с живым умом и нечеловеческим любопытством постоянно провоцировали её на совершение шалостей и поиск приключений. И даже взбучки матери не умаляли пыла непоседы.

Каталина занималась своими делами, когда мать попросила её спуститься вниз.

— Кэтти, милая, Луис пришёл. Позаботься о госте!

Нельзя сказать, что они дружили семьями. Скорее родители Луиса и Кэт были вынуждены смириться с тем, что дети с первого дня знакомства стали неразлучны. Берта с иронией относилась к матери мальчика из-за её круглосуточной сиесты, а та, в свою очередь, считала соседку выскочкой, так и не сумевшей перенять традиции мужа-португальца. Но как бы ни отличались эти женщины, обе ставили во главу угла счастье детей, поэтому между ними установился плохой мир, который явно был лучше доброй ссоры.

— Здравствуй, Кэт, — неуверенно проговорил Луис. Он выглядел совсем как в детстве, когда сильно стеснялся всех вокруг.

— Доброе утро. Что-то случилось? — как можно суше спросила девочка.

— В общем-то, ничего такого, мне не спалось, и я.… Прости меня, пожалуйста! — с неожиданной горячностью выкрикнул он. У тебя найдётся минутка поговорить?

— Идём в сад.

Они присели на скамейку в тени яркого куста олеандра.

— Как всё вчера прошло? — осторожно спросил друг.

— Смотритель оказался страшным морским чудовищем, и я буквально чудом ускользнула из его цепких щупалец!

— Шутишь?! — округлил глаза Луис.

Девочка прыснула.

— Ну, Кэт, не смейся! Я серьёзно.

— Ладно-ладно, так уж и быть поведаю тебе всё, что выяснила наша разведка. Старик довольно странный, но, кажется, добрый. Сегодня он ждёт меня после полудня, и собирается всё-всё мне рассказать.

— А… можно мне с тобой?

— А ты опять не струсишь? — передразнила девочка.

— Кэт. Прости меня, пожалуйста. Я оставил тебя одну. Ты могла попасть в беду. Я был так зол, что совсем не подумал об этом. Да и потом, мы всегда всё делаем вместе…

«Он мысли читает?» — удивилась про себя девочка.

— Всё нормально, трусишка, — отшутилась она.

— Обещаю тебе, такого больше не повторится. Можешь на меня рассчитывать. Я так боюсь тебя потерять…

— Договорились! — быстро перебила его девчушка. Если мы не хотим опоздать, следует поторопиться.

Улизнув из дома и перекусывая по дороге, они направились к маяку.

***

— А, это Вы, Сеньорита Каталина, рад встрече! — Уго церемонно поклонился.

К сожалению, не могу предложить тебе никаких сладостей, но я бы сейчас не отказался от чашечки carioca de limão? Что скажешь?

Кэт довольно кивнула.

Тут он заметил Луиса.

— Ты привела друга?

— Да, правда, он пуглив, точно кролик. Вы ведь не превратитесь в чудовище прямо в гостиной, Уго? — хихикнула Кэт.

— Постараюсь, но обещать не могу, — подыграл ей старик.

Мальчик насупился.

Уго удалился за кружками, Кэт плюхнулась на кресло, Луис осторожно присел рядом на полу.

***

Кружки опустели, пауза затянулась.

— Удивительный кулон, — решила разрядить обстановку Кэт, махнув рукой на каминную полку, где поблёскивала синим её вчерашняя находка.

— Да… удивительный, — эхом отозвался смотритель.

Что ж. Если вы действительно хотите услышать о моей жизни, позвольте мне придерживаться своего порядка в рассказе.

Этим маяком управлял ещё отец. Своей матери я не знал, она умерла при родах. По рассказам отца, она была его путеводной звездой. И он всегда желал мне найти свою. Отец покинул этот мир, когда мне только исполнился 21 год. Маяк перешёл в мои руки. Если бы вы только знали, как трудно было сначала со всем справляться! Я заботился о маячном огне, чистил стёкла, наблюдал за морской акваторией и перелётом птиц. А ещё и этот устав: «Служитель перед концом своей вахты должен оправить лампы, чтобы они горели в совершенном порядке, прежде чем выйти из фонаря, а тот, кто вступит на вахту до восхождения солнца, погасив огонь, должен сделать все необходимые приготовления для открытия огня при захождении солнца». Словом, для юноши это было совсем непросто.

В наш порт в то время заходили самые разные суда. И вот, однажды, в день полнолуния появился торговый корабль из Бразилии. Весь наш городок сбежался в док посмотреть на диковинные товары. Как сейчас помню тот особый запах табака, смешанного с кофе! Капитан судна был крайне эксцентричным человеком, но в тоже время, примерным семьянином. Главным его сокровищем была Фернанда. Нет, это не поэтичное название корабля. Так звали прелестную молодую особу, единственную дочь капитана.

Когда она шла за отцом по пирсу, жители городка восхищённо расступались. Красивый стан, тёмные упругие кудри, собранные по последней моде, жёлтое платье с бантом, небольшая шляпка, аккуратные туфельки. Она выглядела как светская дама, только посетившая модистку, а не та, кто ещё пару часов назад был в многодневном плавании. Но самой запоминающейся чертой являлся пронзительный непокорный взгляд чистых синих глаз этого юного создания. Так обычно смотрят люди, которые многое повидали в жизни, и теперь, лишь обернувшись на собеседника, могут рассказать всю его подноготную. Ей же на тот момент было всего 17.

У меня сохранился её портрет. Сейчас-сейчас. Уго подошёл к каминной полке и достал медальон и открыл его.

Дети с восхищением взглянули на маленький рисунок. Даже с этой крошечной картинки на них был устремлён взгляд двух сапфиров, вызывавший вполне реальные мурашки.

— Она ангел! — воскликнула Кэт. Луис горячо закивал.

— Так и было, — с грустью в голосе согласился Уго. Она была дочерью богатого человека. Я же — нищим смотрителем маяка. Я ничем не мог её очаровать. Когда команда шествовала мимо меня, девушка внезапно остановилась и в упор глядя на меня, спросила что-то у отца. По-французски. Я никогда уже не узнаю, что именно. Отец тут же добродушно расхохотался. В тот момент, когда она отвернулась, все доводы рассудка исчезли из моей головы. Всё, чего я хотел, чтобы эти глаза, цвета глубокого моря, всегда смотрели на меня так же заискивающе.

***

Прошло несколько дней. Стоял прохладный майский вечер. Я только закончил проверку маяка и уже собирался домой, как вдруг увидел знакомую фигурку на краю утёса.

Фердинанда. Она ведь может упасть!

Я побежал к девушке.

— Сеньорита! Что вы делаете в таком месте одна! Это ведь опасно!

Она улыбнулась и внезапно заливисто засмеялась. Для меня этот звон колокольчика заглушил на миг даже плеск волн о скалы. Не хихикала, как это жеманно делают леди, а искренне хохотала.

А затем заговорила. Уже по-португальски.

— Вы же смотритель маяка! Вся Ваша жизнь связана с морем. А Вы его боитесь!

— Я не за себя беспокоюсь. И всё же почему Вы здесь?

— Неужели не понятно?

— Вы, должно быть, заблудились. Где Вы остановились, позвольте проводить?

— Я ждала Вас.

В глазах помутнело

— Простите, кажется, я, наверное, неправильно понял…

— Naïveté charmante! Вы ведь смотритель маяка, я не ошиблась?

— Да… — ответил я, смутно осознавая, где нахожусь, и уже сомневаясь в том, кто я.

— Никогда не была на самой вершине. Можно ли подняться?

— По правилам не положено.

— И даже ради меня нельзя сделать исключения? — кокетливо спросила девушка.

Я был сражён.

— Разве что, если вы никому не расскажете…

— Разумеется!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 253