электронная
160
печатная A5
514
18+
Когда деревья станут большими, или Скрытые города

Бесплатный фрагмент - Когда деревья станут большими, или Скрытые города

Книга вторая

Объем:
336 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-5630-8
электронная
от 160
печатная A5
от 514

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

В воздухе запахло опасностью. Казалось, все присутствующие в библиотеке студенты почувствовали угрозу.

У Ватулы перехватило дыхание, когда она, обернувшись, увидела группу почти одинаково одетых женщин в синих одеждах, с жезлами в руках. Сообразив, что она даже не заметила, когда и как они вошли, девушка почувствовала себя крайне неуютно.

Одна, на вид старшая, сделала шаг вперёд и произнесла, обращаясь к студентам:

— У меня нет времени, так что советую немедленно выдать мне дочь избранной.

Вокруг стояла зловещая, абсолютная тишина. Сузив свои почти круглые чёрные глаза, женщина окинула взглядом помещение. Все присутствующие застыли на месте.

— Похоже, наши миролюбивые намерения очень скоро исчезнут. Я повторяю: у вас мало времени. Очень глупо не использовать свой шанс на выживание…

Лампы замерцали, тускло освещённая библиотека наполнилась магией.

Женщина взмахнула рукой, и в воздухе возникла огненная плеть. Через миг один из студентов рухнул на ковёр. Из рассечённых губ потекла кровь.

— Говори, — скрипя зубами, процедила незваная гостья.

Женщина подошла ближе.

— Твоё имя?

— Дарон, — ответил студент и не без труда присел на корточки.

— Дарон, я жду ответа, — произнесла она, направляя жезл на паренька.

— Госпожа, никто из нас не может вам помочь. Если бы среди студентов была дочь столь легендарной личности, все бы наверняка знали, но такой информации нет, так что, скорее всего, вы ошибаетесь.

Ватула не верила своим глазам; всё выглядело странно, словно это был ночной кошмар. Ронове, которая постоянно твердила о пророчестве, оказалась права, но представить, что вместе с ними учится девушка из того самого пророчества, было всё же трудно. Сейчас, находясь в полном замешательстве, она не знала, как себя вести. Дар непредсказуемо рождался внутри неё, но ещё многому предстояло научиться.

Лампы раздражающе моргали, женщина продолжала допрашивать Дарона, требуя информации, которой, по-видимому, он не обладал.

Ватула обвела взглядом мерцающие светильники, и библиотека вдруг погрузилась во мрак.

Пользуясь случаем, она скользнула туда, где должна была находиться дверь, но чья-то рука обхватила её запястье. От неожиданности сердце ушло в пятки, но голос подруги вернул ей самообладание.

— Тихо, это я.

Сокращая расстояние, Ватула, почти касаясь уха Ронове, прошептала:

— Нам надо выбраться и позвать на помощь.

Подруга, сжав её ладонь, еле слышно скомандовала:

— Давай к двери.

Девушки почти ползли по ковровой дорожке, пытаясь быть незаметными. Отсутствие света осложняло их бесшумное передвижение, до слуха доносились пугающие звуки и обрывки фраз. Захватчицы были дезориентированы и не могли пока найти выход из ситуации, хотя это тоже было странно. Ватула на ощупь дошла до шкафа и продолжила движение вдоль него до тех пор, пока не увидела струящийся из-под двери свет. Обнаружив ручку, она попыталась выпрямиться во весь рост, но наступила на подол юбки. Едва удержавшись от падения, сильно ударилась локтем и застыла, крепко сжав зубы. Произведённый ею шум показался просто громом среди господствующей тишины.

В следующий миг вспышка ослепительного света прорезала темноту, и над ней мелькнула молния, потом грянул гром, и удар магии отшвырнул Ватулу. Раздался смех. Учитывая ситуацию, он прозвучал зловеще. Все железные части двери осветились искрами, не предвещающими безопасного взаимодействия. Придя в себя, она поднялась. Свечение рассеяло мрак, и Ватула поспешила воспользоваться этим. Она вытянула руку в сторону угрозы, и на кончиках её пальцев заплясали молнии. Ронове встала с ней плечом к плечу и тоже приготовилась к атаке. Обе понимали, что должны действовать быстро, пока ситуация не стала ещё хуже.

Одновременно они сотворили заклинания. Мгновенно в библиотеке стало светло, воздух прорезали два золотистых луча, ударив в центр вражеской группировки.

Раздались крики боли. Из шкафов на пол посыпались книги. Искры погасли, дверная ручка опять стала доступна.

— Ватула, уходи сейчас же, — толкнув её к выходу, приказала подруга.

Рука Ватулы надавила на ручку двери, та подчинилась. Девушка выскользнула наружу и обернулась, но Ронове не было.

Дверь с грохотом захлопнулась.

Ватула попыталась её открыть, но та не поддалась, и она стремглав кинулась в кабинет директора.

Удаляясь по коридору, она услышала чей-то крик, потом грохот, но, преодолев второй лестничный проём, Ватула уже не слышала ничего, кроме стука собственного сердца…

Директор влетел в библиотеку, за ним выстроились ещё несколько наставников. Раздался гром, воздух, вздрогнув, всколыхнулся от удара, сметая явно не ожидавших такого отпора жриц.

Ватула озиралась по сторонам в поисках Ронове. Девушки нигде не было видно, и она проскользнула вдоль книжных стеллажей вглубь зала. Вокруг всё мерцало, от неожиданных и ярких всполохов слепли глаза, а от грохота и оглушительных звуков звенело в ушах. Внезапно раздался приближающийся свист. Ватула чудом избежала магического удара, и пылающий снаряд просвистел мимо, обратив в горстку пепла деревянный шкаф.

Ватула судорожно пыталась сделать вдох в надежде унять сердцебиение, времени на панику не было. Она двинулась дальше; на месте исчезнувшего шкафа образовался сквозной проход, и девушка шагнула в следующую секцию библиотеки.

Неожиданно в трёх шагах от неё возникла одна из жриц. Ватула застыла. Лицо женщины было перекошено ухмылкой. От этого гнусного подобия улыбки сердце устремилось в пятки. Ужас обуял её, остужая тело, но инстинкт неожиданно сработал. Из ладони вырвался извивающийся змеёй язык алого пламени, но вместо ожидаемого огня в противника ринулся ослепительно белый снаряд. В сравнении с ним летний полуденный свет был не ярче подвесного канделябра.

Жрица свалилась на спину, широко раскинув руки. Её глаза оставались открытыми, но, казалось, превратились в мутное стекло.

Перешагнув через тело, Ватула увидела в конце секции Ронове. Девушка лежала без движения. Она бросилась к подруге, нащупала пульс и с облегчением вздохнула, приступив к врачеванию.

Ронове встала легко, как будто невидимые крылья подняли её на ноги. Губы слегка изогнулись в улыбке.

— Рада тебя видеть!

— Я тоже рада видеть тебя живой. Думаю, сейчас нам лучше переждать. Там творится что-то неописуемое.

Словно иллюстрируя её слова, опять раздался оглушительный взрыв. По библиотеке пронёсся сгусток клубящейся тьмы и, врезавшись в стену, оставил огромную дымящуюся брешь.

Ещё одна атака директора академии — и последняя жрица пошатнулась, выронив слегка дымящийся жезл. Конечности женщины неестественно задёргались, взгляд потух, из горла хлынула кровь, и тело, обмякнув, рухнуло на пол. Рот раскрылся, застыв в немом изумлении. Всё было кончено.

Ватула ощутила струю холодного пота на спине и шёпотом обратилась к подруге:

— Наблюдая за магическим повествованием истории избранной, я и представить не могла, что всё настолько жутко выглядит наяву. Видимо, если такое случается с кем-то другим, то это воспринимается иначе.

— Это точно. А ещё ты обратила внимание на уникальную структуру заклинаний директора? Никогда бы не подумала, что он боевой маг такой силы!

— Пожалуй, да, это и меня удивило, он уничтожил их играючи, почти в одиночку, — согласилась Ватула, выпрямляясь во весь рост.

— Не находишь странным, что явно опытные маги так просто и быстро потеряли численное преимущество, а за ним и жизни?

Ватула глубоко вздохнула, она считала этот вопрос серьёзным, но сейчас ей очень хотелось просто всё забыть.

— Несмотря на то что мы заметили признаки неизвестной магии, строить догадки, основываясь только на чувствах, неправильно. В конце концов, узнать пределы чьей-то силы или вычислить его настоящий потенциал пока не представляется возможным, — со вздохом произнесла Ватула, украдкой поглядывая на дверь.

Глава 2

— По моим предположениям, первые жрицы грядущего должны были появиться не сейчас, не так скоро… То, что они оказались здесь и вообще сумели проникнуть в академию магии, очень тревожный знак, — выпалил директор, словно рассуждая вслух, и продолжил, обращаясь к студентке: — Завтра ты покинешь академию и отправишься в Дарту, к императору. Твоя задача — срочно доставить ему послание. Сразу уточню: это приказ, и он не обсуждается.

Ватула обеспокоенно смотрела на директора академии.

— А что потом?

— Не знаю, — признался он и прибавил вкрадчивым тоном: — Я надеялся, что у меня хватит времени обучить вас тому, что может понадобиться в подобной ситуации, но, похоже, не смог предусмотреть все варианты развития событий.

— Простите, директор, могу я задать вам вопрос?

Он кивнул.

— Та, кого они искали, действительно одна из студенток?

Директор внимательно окинул её напряжённым взглядом и ответил, присаживаясь за огромный стол:

— Да, она студентка академии. Опережая твой следующий вопрос, скажу: женщины, что напали на вас, это жрицы грядущего. Исключительно могущественная секта, они занимаются пророчествами и считают себя спасителями мира. Численность их неизвестна, многое, связанное с орденом, покрыто тайной. Точным утверждением можно считать только одно: пока они живы, попытки остановить пророчество не прекратятся, и для них не важно, какой ценой. Принимая тот факт, что ключевая фигура находится среди нас, каждый студент академии в опасности. Пожалуй, это всё, что тебе стоит знать.

Директор задумался и произнёс мягким голосом человека, привыкшего отдавать приказы:

— Ронове пойдёт с тобой, это тоже не обсуждается.

Он явно хотел что-то ещё сказать, но почему-то передумал. На несколько мгновений в комнате водворилась тишина, и когда директор академии заговорил, девушка от неожиданности вздрогнула.

— То, что произошло в библиотеке, ужасно, мне очень жаль, что я не успел и два ваших товарища покинули наш мир несвоевременно. Но я сделал всё, что было в моих силах.

— Да, я понимаю, — невесело кивнула Ватула, почувствовав, что глаза вдруг стали мокрыми.

— Учёный совет принял решение закрыть академию, никто не сможет войти и выйти. Надеюсь, так мы обезопасим учащихся.

Он замолчал, достал из ящика конверт и махнул ей рукой:

— Подойди ближе.

Ватула подошла к столу, ожидая дальнейших указаний.

Директор протянул студентке письмо.

— Письмо императору. — И прибавил, достав что-то из кармана: — Это «окавид», он защитит вас, спрятав от убийц ордена.

Вложив в её вторую руку чёрный, идеально округлый камень, мужчина, слегка улыбнувшись, проговорил вполголоса:

— Он скроет тебя и Ронове от всех, кто будет желать вам зла. И вместе с этим благодаря его магии вы будете приняты императором без лишних предосторожностей.

Ватула потёрла гладкую поверхность «окавида» пальцем. Сомнения исчезли сразу, мощная магия ощущалась, даже по всему телу пробежал холодок.

— Я могу идти? — спросила девушка, опуская камень в карман.

— Да, иди, удачи! В замке о вас позаботятся, — произнёс директор академии, уткнувшись в давно ожидавшие его документы.

Студентка встала как вкопанная.

— Разве мы не должны вернуться в академию?

— Можете считать, что поступаете на службу к императору, — сообщил он, не поднимая на собеседницу глаз.

В некотором смятении, небрежно простившись, Ватула поспешила в комнату подруги.

Стук в дверь вывел Ронове из задумчивости. Обнаружив на пороге озадаченную и встревоженную Ватулу, она даже не успела пригласить её войти.

Сразу влетев в комнату, непрошеная гостья воскликнула:

— Мне необходима твоя помощь!

Откинув назад непослушные волосы, она плюхнулась в кресло и добавила, достав чёрный камень из кармана мантии:

— Посмотри на это! Директор назвал его «окавид».

Ронове подошла ближе и осторожно взяла оберег в руку.

— Зачем он нужен? И о какой помощи ты просишь? — продолжая рассматривать магический артефакт, поинтересовалась девушка.

— «Окавид» нужен, чтобы скрыть нас от жриц грядущего. Директор отзывался об этом ордене как о секте. Судя по его очевидной взволнованности, эти женщины чрезвычайно опасны. Хотя это мы уже заметили, чуть не переместившись из библиотеки прямиком в Туотил. Надеюсь, зачарованный камень поможет нам без приключений добраться до Дарты с письмом к императору.

Ронове глянула на подругу исподлобья.

— Да, ты не ослышалась. У нас важное поручение, но разве это не замечательно?! Аудиенция у императора, плюс мы увидим замок!

— Это катастрофа!

— Почему катастрофа? — спросила Ватула, нахмурившись.

Ронове отчаянно всплеснула руками, словно причина её недовольства была абсолютно очевидна.

— Потому что теперь пророчество начало сбываться, а это значит, что скоро мирные деньки кончатся.

— Мне тоже очень жаль, Ронове. Однако согласись: во всём есть свои плюсы. Мы не можем ничего изменить, но признай: это приключение.

Ронове глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, и снисходительно посмотрела на подругу.

— Я так понимаю, что это приказ директора и он не обсуждается?

— Да, но это же просто: делаем зов до ворот и передаём письмо. Всё, на этом наша миссия окончена! Мы поступим на службу к императору, разве кто-то из нас мог о таком мечтать?

Ронове ухватила Ватулу за рукав.

— У тебя припасены ещё новости?

Ватула задумалась и ответила:

— Нет.

— Мне это всё не по душе, — вздохнула Ронове. — Но, похоже, выхода нет. Значит, собираемся в путь…

— К чему эта обречённость? Я думаю, всё сложится лучшим образом. Нам, обычным студенткам, выпала исключительная возможность — ты не можешь этого отрицать.

Заметив, что слова возымели некое подобие желаемого эффекта, Ватула поспешила сменить тему:

— Лучше займёмся сборами, я уверена, что ты просто страшишься перемен, как и я, а это пройдёт. Я возьму твой лазурный плащ?

— Конечно! — Ронове провела Ватулу к шкафу. — Бери что хочешь. Я надену свою голубую мантию и белый плащ. Что скажешь?

— Ты будешь выглядеть сногсшибательно! — заразительно улыбаясь, произнесла Ватула, вытаскивая из шкафа новый наряд.

— Ты тоже будешь неотразима! Но лучше подумать об оружии.

— С каких это пор ты стала такой рассудительной? — засмеялась Ватула.

Глава 3

Радьен сидел у камина, положив меч на колени. В суете будней и в азарте дипломатических битв думы его занимали насущные проблемы Сайво. Только когда выдавалась минута покоя, он пусть и с горестным, но отрадным чувством вспоминал тех, кого очень давно не видел. По кому с годами скучал всё больше. Он был немолод и совсем одинок.

Темнело. Радьен подошёл к окну, чтобы полюбоваться величественным видом. Всякий раз, когда он смотрел на увенчанные лёгким туманом могучие стены замка с узкими призрачными окнами, его охватывало почти ностальгическое ощущение. Многим вид чёрного замка внушал страх или приводил в трепет, но в императоре он пробуждал только тёплые воспоминания. С ним были связаны самые счастливые мгновения. Судьба распорядилась жестоко. Отняла у него слишком многое, и напоследок самое дорогое — дочь и внучку.

Радьен-император надеялся, что пророчество не вступит в силу, но как дед и отец мечтал о его скорейшем исполнении, чтоб увидеть своих девочек вновь.

После рождения наследницы двух императорских родов на его внучку сразу началась охота. Рухнас просто исчез, показав свою полубожественную сущность. Халфас не мог покинуть подземелье хранителей. Дилия, опасаясь за жизнь дочери, отправила ребёнка в мир без магии, но куда, знала только она. Чтобы сохранить в тайне местонахождение наследницы, избранная передала правление отцу и вместе с Дэреллом ушла в подземелье. Халфас вернулся на поверхность, Дилия смогла полностью заменить его на посту великого хранителя, возложив на друга не менее важные задачи.

В памяти императора всплыла картина последней встречи с Дилией…

— Мы не можем больше так рисковать. Они проникли в замок. Няню ранили. Ватула могла пострадать, окажись жрицы немного проворнее.

Радьен молча обдумывал слова дочери. На его лице появилась тревога, быстро сменившаяся тихой яростью.

— Замок всегда был самым безопасным местом. Не думаю, что жрицам было легко подобраться к Ватуле. Может, виной тому допущенная ошибка и мы в силах её исправить? Люди, охраняющие девочку, все без исключения обладают даром. Они должны были предвидеть приход жриц. Что-то явно пошло не так. Но мы разберёмся что именно и закроем брешь в обороне.

— Мы не вправе рисковать. Жрицам удалось неожиданно напасть, и прямо в замке. — Дилия сложила руки на груди. — Не впервые убийцы ордена застали нас врасплох, но сейчас они подошли слишком близко… Всякий раз ты утверждал, что можно устранить опасность, но признай: все наши попытки оказались тщетными.

Щёки Дилии вспыхнули.

— Наверное, ты права, я просто не хочу вас отпускать.

Некоторое время он напряжённо всматривался в её глаза и добавил, опустив голову:

— Боюсь, из-за своего эгоизма я неспособен мыслить здраво. Прости меня.

Дилия, отвернувшись, неторопливо подошла к фонтану, всматриваясь в завораживающую игру воды.

— Отец, я не виню тебя, но пришло время серьёзного разговора.

Радьен приблизился к дочери и взял её за руку.

— Ты хочешь уйти?

— Я считаю, что Ватулу надо спрятать так, чтобы её не смогли найти. Ты один из моих лучших друзей и мой отец. Поэтому я знаю: ты отринешь эгоизм. Прошу, выслушай меня.

Дилия пристально посмотрела на Радьена тяжёлым, вневременным, коронным взглядом. Руки избранной выдавали волнение, теребя зелёный кристалл, свисавший с шеи на длинном шнурке. Она хотела что-то сказать, но вместо этого вновь повернулась к фонтану.

Упругие струи воды, поблёскивая, падали в бассейн. Сквозь стеклянную крышу ниспадали солнечные лучи, пронизывая помещение неуместной радостью. Несколько мгновений Дилия, словно раздумывая, не отводила глаз от искрящейся на свету воды. Радьен замер в ожидании неумолимого приговора. Струи устремились к стеклянному куполу, но, упав в бассейн после непродолжительного полёта, исчезли вместе с бурным плеском фонтана. Множество прозрачных ручейков устремились по округлостям мраморных ярусов в бассейн и затихли.

Радьен не без гордости любовался дочерью, его поражало, насколько внешность Дилии соответствует её магической сути. И сейчас избранная напоминала свинцовую тучу перед неминуемой бурей.

— Фонтан производит очень много шума, а ты должен услышать меня, — объяснила свои действия Дилия, обернувшись.

Радьен сцепил пальцы за спиной.

— Я слушаю, — ответил он голосом, прозвучавшим так, словно он уже был готов ко всему.

— Решение только одно. Ватула должна покинуть Сайво. Чтобы её не смогли найти, никто в среднем мире не должен знать, где она. Этой информацией буду владеть только я. Значит, мне надо исчезнуть, и единственное место, подходящее для этой цели, — это подземелья хранителей. Как ты понимаешь, девочке там находиться нельзя. Полагаю, будет излишним вдаваться в детали.

Радьен сдержал нахлынувшие на него эмоции и уточнил безжизненным голосом:

— Ты уйдёшь к хранителям?

— Да, а Халфас вернётся. Он будет просто необходим и во время моего отсутствия, и когда Ватула прибудет в Сайво.

Радьен опустил глаза в пол, потом, вздохнув, оглядел затихший фонтан и аккуратно задал вопрос:

— Ты уверена, что это единственный выход?

Дилия одарила отца недобрым взглядом.

— Если бы были варианты, поверь, этот был бы последним. У меня есть подозрение, что за жрицами грядущего стоит неведомая нам сила. И, похоже, опасность, исходящая от неё, слишком велика.

— У тебя есть конкретные предположения?

— Нет. Но я чувствую, что угроза возрастёт, — надо спешить.

Звук неторопливых шагов заставил обоих обернуться.

— Агара, ты вовремя. Скажи, мои предчувствия и предположения верны? — вопросила избранная.

Рыжеволосая, плотного телосложения женщина почти сразу ответила:

— Как мне известно, пророчество имеет два ответвления. И неприемлемое сбудется, если бездействовать.

Взгляд Дилии остановился на Радьене, словно они были только вдвоём, и она заговорила, обращаясь только к нему:

— Если мы оставим всё как есть, вполне возможно, что станем очевидцами гибели тех, кого любим.

Лицо Дилии сделалось неподвижным.

— Хорошо, — подчёркнуто решительно произнёс Радьен. — Я могу быть полезен?

Глава 4

Темнело, дорогу освещали лишь огни догорающих костров. Ватула и Ронове подходили к воротам крепостной стены императорского замка.

— Дурацкий способ действий. Почему нам надо было вообще перемещаться в Дарту? Можно подумать, что другие способы передачи срочных сообщений больше не существуют, — недовольно пробормотала Ронове.

— Давай начистоту: я тебя просто не узнаю. В чём дело? — останавливаясь, спросила Ватула.

Подруга ответила не сразу, усердно избегая зрительного контакта.

— Я — внучка Халфаса, похоже, пришло время сказать тебе об этом. Все годы, что я его знаю, он твердил мне о предназначении, пророчестве, полубогах, героях и прочем. Я же надеялась, что это лишь бред старика. И вот, когда я зажила своей счастливой жизнью, не думая о войне и долге великого мага, это проклятье упало мне на голову. Всё изменилось, и, заметь, не в лучшую сторону. Мы на пути в новую жизнь, которая исключает всё, кроме грядущих сражений, неминуемых потерь и бесконечно тяжёлого долга.

Ватула бросила укоризненный взгляд на подругу и, втянув прохладный воздух носом, произнесла:

— И ты, моя подруга, говоришь мне, что являешься наследницей великого мага, только сейчас?

— Мне было нелегко хранить от тебя тайны, но я дала обещание, это меня оправдывает, — ответила Ронове.

Встретившись глазами с виноватым взглядом подруги, Ватула поспешила сменить тон диалога и спокойно поинтересовалась:

— Так, значит, ты унаследовала способности великого мага?

— Да, но великий маг — это не только способности, а ещё и годы учёбы и практики. Так что я не отвечаю требованиям и ума не приложу, как буду справляться с возложенными на меня задачами.

Тем временем они подошли к страже, и внучка Халфаса уверенным, даже властным голосом обратилась к двум сурового вида кёнам.

— Передайте императору, что к нему пришли из академии магии, у нас срочное послание от директора. — И Ронове, протягивая солдату чёрный камень, добавила: — Если увидите великого мага Халфаса, ему тоже скажите, что пришли Ронове и Ватула.

Солдат немного опасливо сжал в кулаке артефакт, кивнул и удалился.

Девушки остались снаружи, и Ватула, пользуясь ожиданием, обратилась к подруге:

— Прости меня, теперь я прекрасно понимаю, каково тебе сейчас. Ведь для меня это просто приключение, а тебе может сломать всю жизнь. Хотя, беря во внимание ситуацию, мы квиты. Ты, моя подруга, не сочла меня достойной доверия.

Ронове, слегка улыбнувшись, заговорила вполголоса:

— Допустим, однако сейчас мы должны думать о другом. Ведь первый шаг уже сделан, а если принять во внимание биографию легендарной Дилии, то несмотря на то, что она редко напрямую ввязывалась в сражение, война сама приходила к ней. Так что, выходит, чему быть, того не миновать.

Наконец появился стражник и предложил войти.

Ватула, шагнув за солдатом, приглушённо произнесла:

— Давай верить в лучшее, может, этот переполох и не является тем, чем кажется.

— Поживём — увидим, выживем — узнаем, — печально улыбаясь, ответила Ронове.

В лабиринтах чёрного замка Ватула почувствовала себя неловко; она не понимала почему, но ощущение было такое, будто она явилась незваной в священное место.

Они поднялись по ступенькам и оказались в просторном коридоре. Пахло какими-то травами и воском свечей. Стражник направился к ближайшей двери, девушки последовали за ним.

Ватула огляделась по сторонам. Кроме них, поблизости не было ни одной живой души. Провожатый, открыв дверь, проскользнул в помещение.

Внутри обе девушки рефлекторно встали в боевую стойку. Но в комнате никого не оказалось. Первым бросалось в глаза деревянное кресло, и только оно освещалось льющимся с потолка светом. В помещении было довольно темно, каменные стены плавно переходили в невысокий сводчатый потолок. В дальнем углу, недалеко от камина, стоял массивный секретер. Справа — словно нарисованная на холсте деревянная дверь, украшенная искусной резьбой. Самым главным атрибутом скромного интерьера, бесспорно, являлось узкое окно, по обе стороны которого располагались два гобелена. Сердце Ватулы бешено стучало, взгляд в растерянности скользил по комнате. Внезапно дверь, оказавшись вполне реальной, отворилась, и в комнату вошёл император.

Не дав им и рта раскрыть, он заговорил сам:

— Рад видеть вас, прошу — никаких церемоний. Вы принесли известие из академии?

— Да, ваше императорское величество! — почти хором отрапортовали пришедшие.

Император скривился и поправил:

— Радьен.

Ватула не могла сказать ни слова и просто протянула ему свиток.

Глаза Радьена резво заскользили по бумаге, и вскоре его лицо исказила тревога.

— Не думал, что сейчас… — покачав головой, словно размышляя вслух, сказал он, кидая свиток в огонь, и, кивком отпустив стража, продолжил: — Могу я узнать ваши имена?

— Я Ронове, это моя подруга Ватула.

— Ты — внучка Халфаса? — уточнил император, не спуская взгляда с Ватулы.

— Да, — подтвердила Ронове.

— Рад знакомству! Ватула, подойди ко мне ближе.

Девушка подчинилась, сделав шаг вперёд.

Взгляд императора скользнул по белой мантии, потом по светлым волосам и, наконец, остановился на её зелёных глазах. Очевидность того, что это не праздное любопытство, уже не вызывала сомнений.

— Ты похожа на мать, — вдруг произнёс император.

Дверь с грохотом распахнулась, и в комнату влетел Халфас. Перёд его балахона был мокрым и чёрным, похоже, от крови. Лицо старика источало тревогу. Он ахнул, когда увидел девушек, и поспешил к ним.

Старик вцепился внучке в плечо, схватил за руку и, словно проверяя, всё ли у неё на месте, воскликнул:

— Радьен, я убью Рухнаса. Мало того что он всех нас в это втравил, так ещё от него вообще никакого толку. Как я понимаю, на академию напали, дети подверглись опасности…

Император кивнул и поинтересовался:

— Ты из госпиталя?

— Да, всё в порядке, — только кинул он и продолжил, обращаясь к внучке: — Больше в академию ни ногой, я сам займусь вашим образованием. Уверен, и Радьен поможет с радостью.

Потом переведя взгляд на Ватулу, он улыбнулся и произнёс:

— Ты на деда похожа, раньше не замечал.

— Вы знали моего деда? — удивлённо поинтересовалась она.

Кинув слегка виноватый взгляд на Радьена, старик поспешно ушёл от ответа:

— Думаю, мы пойдём, — торопливо сообщил он, утягивая Ронове за собой.

Дед и внучка покинули помещение. Стремительность происходящего заставила Ватулу застыть в полном недоумении и неожиданно смело уставиться на императора.

Он не заставил её ждать, начав своё повествование:

— Я прекрасно помню тот день, когда ты появилась на свет. Ты сразу стала смыслом жизни твоей матери. Она так гордилась тобой, несмотря на то что ты умела тогда только громко кричать. Для меня этот день стал самым счастливым в жизни! День, когда родилась моя прекрасная внучка. Судьба разлучила нас, но я считал мгновенья до встречи с тобой.

Ватула отказывалась верить в реальность происходящего, чувства смешались, в голове запульсировало.

Но император продолжал:

— Ватула, я понимаю твои чувства. Судьба была несправедлива. Надеюсь, мы наверстаем потерянные годы. Я пошлю запрос в академию. Благодаря прогрессивным методам обучения и, наверное, удаче новые великие хранители займут своё место в подземелье. Твоя мама сможет вернуться к нам. Ты даже не представляешь, как я рад и как ждала Дилия встречи с тобой. Впереди нелёгкие времена, но мы вместе, и теперь я верю: мы справимся.

Больше ему ничего и не надо было говорить, всё и так стало понятно, и он заключил обескураженную Ватулу в объятья. В голове новоиспечённой внучки выстраивались в нескончаемые ряды терзавшие её всю жизнь вопросы. Но сейчас ей просто было приятно почувствовать себя важной и любимой. И она совсем расслабилась, поддавшись этим новым для себя ощущениям.

Глава 5

Ронове пришла в покои подруги почти сразу, как только Ватула успела оглядеться по сторонам. Некоторое время она изучала растерянное лицо дочери избранной, и ей понравилось то, что она увидела.

— Похоже, мы в одинаковой ситуации, — улыбаясь, обратилась она к подруге, устраиваясь в кресле. — Дед мне наконец-то всё рассказал. Получается, тебя мне подсунули не просто так, — улыбаясь, закончила она.

— Это точно, и выбора у нас с тобой нет и не было, — проговорила Ватула, опустив глаза.

— Халфас уже расписания занятий составляет. Но для начала надо всё поподробнее выспросить, а то многое непонятно. Например, про этот странный магический орден. Откуда они взялись? Раньше ходили слухи, что в Кебуне есть невидимый дворец. Вроде бы там находится тайное общество магов-пророков. Может быть, оттуда и явились жрицы?

— Думаю, наш директор знает гораздо больше, чем рассказал, — задумчиво предположила Ватула, внимательно изучая не сходящую с губ подруги загадочную улыбку.

— А с чего ты это взяла? — поинтересовалась Ронове, не без труда возвращая серьёзное выражение лица.

— Не знаю, — задумчиво ответила Ватула и добавила: — Просто такое впечатление.

Ронове подняла глаза к потолку, переваривая услышанное, и вновь не смогла удержаться от улыбки.

— Директор Заган тебе нравится…

— С чего ты это взяла? — возмущённо воскликнула подруга.

— Известное дело, когда ты говоришь о нём, я вижу, насколько он тебе небезразличен.

Хитрый взгляд собеседницы заставил Ватулу опять потупить взгляд.

— Глупости. Да, он мне нравится, но не так, как ты себе вообразила… И вообще, если бы не он, жрицы наверняка убили бы всех нас.

Закончив, она бросила на Ронове сердитый взгляд, быстро охладив её пыл.

— Ладно тебе, не горячись, я ведь с тобой не спорю.

Обогнув высокий деревянный стол, придвинутый к стене под пейзажем с изображением озера, Ватула остановила взгляд на картине. Вдали возвышались укутанные снежным покрывалом величественные горы. В низине, расцвеченная закатом, игриво поблёскивала вода. Картина заманивала, приглашая пройти по извилистой тропе прямо к чудесному озеру. В голове сменялись образы необычайно реалистичных событий, произошедших в этом великолепном оазисе, где её никогда не было.

— Ватула, ты ещё здесь? — окликнула её Ронове, подымаясь на ноги.

— Прости, похоже, я немного устала. И знаешь, мне кажется, я уже встречалась с одной из жриц раньше. В тот самый день, когда прибыла в Сайво. Она угрожала мне, но я, благополучно избежав её общества, выбросила инцидент из головы, — поспешила ответить Ватула.

— Ты уверена?

Девушка кивнула.

— Понимаю… Пожалуй, я пойду спать, завтра обсудим…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 160
печатная A5
от 514