электронная
160
печатная A5
690
18+
Когда деревья станут большими, или Пути избранных

Бесплатный фрагмент - Когда деревья станут большими, или Пути избранных

Книга первая

Объем:
450 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-0244-2
электронная
от 160
печатная A5
от 690

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Любимой дочери своей я этот труд свой посвящаю,

Ты самый светлый человек, и я в тебе души не чаю.

Надеюсь, вспомнив обо мне, откроешь первую страницу, когда одна и в тишине, возможно, в ночь, когда не спится.

И вдруг почувствуешь тепло от строк, написанных с любовью, вновь уходя в волшебный мир, моею созданный рукою.

Предисловие

Мир может быть невыносим. Время способно разрушить все планы. А каждый прожитый день неизменно приближает смерть. И вот уже старые пророчества выползают на свет, а ранее невинные люди берут в руки оружие. Небо всё чаще наливается свинцом, а запах полевых цветов отдаёт кровью. Всё вокруг быстротечно и непостоянно.

Но в чёрные дни, когда чутье подсказывает, что хуже уже не будет, а разум, словно насмехаясь, утверждает обратное, обречённость сменяется надеждой, отчаяние становится смелостью, а безумие — перерастает в отвагу. Пусть бежит безжалостное время в сказаниях о древних! Пусть горят сердца в очаге людских страстей! И пусть всесильная судьба уйдёт на покой, уступая место свободе. Сильнее всех великих магов, всех полубогов, всех пророчеств и смертей — воля к победе. И абсолютная жажда жизни. Даже если ради этого придётся принять бой, отказаться от самого дорогого и даже перешагнуть границы…

Глава 1

До слуха изнурённой дальней дорогой путницы доносились звуки праздника. Звон бубнов, гул барабанов и дивные напевы киннора сливались в одну волшебную мелодию. Барабанная дробь то устремлялась ввысь, то умолкала. Бубны своим жизнерадостным перезвоном пронизывали всё вокруг, приглашая принять участие в торжестве.

Ватула сошла с корабля и, ощутив твёрдую землю под ногами, почувствовала себя дома. Окинув пристань беглым взглядом, девушка привычным движением сжала в кулаке огромный зелёный камень подвески и улыбнулась. Именно так она представляла своё возвращение на родину. Ясные зелёные глаза Ватулы искрились счастьем.

За большой площадью, ставшей центром всеобщего веселья, возвышался величественный замок. Она невольно залюбовалась открывшимся ей видом. Горделиво устремившиеся ввысь шпили всем своим обликом демонстрировали могущество и красоту императорского сооружения. Расталкивая своей грубой чёрно-каменной массой свинцовые облака, замок парил в изменчивом небе. Разорванные в клочья небесные полотна цеплялись за шпили и таяли в его каменном теле, заполняя его укромные резервуары. При взгляде на императорский замок складывалось ощущение, что всё в этом мире подвластно изменениям. Но только не он.

С моря подул прохладный ветерок. Откинув длинные пепельно-русые волосы, девушка поёжилась и укуталась в плащ. Подол платья, затрепетав на ветру, мягкими складками обвил её ноги. Ватула прошла сквозь толпу веселящихся людей и, увидев трактир, зашла внутрь.

Главный зал оказался небольшим, почти всё пространство вдоль противоположной входу стены занимала деревянная столешница. Столики были распределены равномерно по всему залу. Справа от входной двери находились две лестницы, ведущие вверх, на второй этаж, и вниз, в подвал. По залу шнырял худощавый паренёк, проворно обслуживая ожидающих за столиками посетителей.

Девушка не без труда нашла свободное место: множество приезжих и местных жителей с нескрываемым энтузиазмом отмечали двадцатилетие победы, и ей повезло занять последний свободный столик. Присев на стул с высокой резной спинкой, она в ожидании обслуги продолжила свои наблюдения. Главным украшением трактира являлась огромная картина на полстены. На переднем плане внушительного полотна на фоне сумрачного пейзажа, озарённая загадочным сиянием, стояла женщина в белом платье. Одежда была прорисована детально, и складывалось впечатление, что при малейшем дуновении ветерка она всколыхнется мягкими складками струящейся ткани.

Ватула на мгновенье испытала необъяснимый трепет, словно в этом полотне сокрыто что-то важное именно для неё. Чуть поодаль располагалась фигура мужчины, она была почти незаметна с первого взгляда, но вместе с тем не казалась менее важной. Костёр освещал лицо и руки, почти полностью отдавая во власть тьмы его облачение. Игра света и тени была несомненной находкой автора картины, хотя полотно нельзя было назвать шедевром или выдающимся произведением. Однако для трактира это было вполне достойное украшение интерьера.

Вопрос «Кто эти люди?» возник в голове почти мгновенно. Мелькнувшее ощущение заставило предположить, что изображённое на холсте не является плодом воображения художника. Эти персонажи явно имели имена и были историческими личностями.

— Госпожа, могу ли я присесть?

Этот вопрос заставил девушку вздрогнуть от неожиданности, но, встретившись глазами с оппонентом, Ватула больше не испытывала тревоги. Перед ней стоял худощавый старик, взгляд его голубых глаз искрился добротой, поэтому она, улыбнувшись, только кивнула в ответ.

— Благодарю вас! — произнёс незнакомец, немедля устроившись напротив, и тут же вновь задал вопрос:

— Полагаю, вы прибыли издалека?

— Вы правы, господин, — ответила Ватула.

— Вы впервые в Сайво?

— Да.

— Я заметил, что ваше внимание привлекла эта неказистая картина, на которой изображены легендарные спасители Сайво. Правда, портретного сходства художнику добиться не удалось.

Мгновенье спустя, бросив придирчиво-оценивающий взгляд на полотно, собеседник задал вопрос:

— Я не ошибся, вас интересует история?

Ватула, не скрывая любопытства, поспешно кивнула, не сводя взгляда со старика.

— Пожалуй, я могу многое вам рассказать, если вы располагаете временем… — заглядывая в глаза девушке, изрёк незнакомец и, видимо, прочитав во взгляде чужеземки неприкрытую заинтересованность, неторопливо начал свой рассказ:

— Древняя легенда рассказывает, что государство Сайво в результате долгой кровопролитной войны было разделено на две страны: Шангию и Свирию. К этому привела борьба за трон сыновей императора Пейве, Кая и Рунаса. Кай был магом, а его брат Рунас — воителем. Каждый из них призвал на свою сторону богоподобную сущность: Кай — бога защитника магических существ Карай, а Рунас — бога воителей Рухнаса. С тех самых пор и началась вражда. На протяжении многих столетий наследники этих императоров считались носителями дара богов и обладателями силы, гораздо превышающей возможности обычных обитателей земель. Также в легенде сказано, что Кай создал Шангию, и за ним пошли все маги, а Рунас создал государство Свирия, и за ним пошли воины, не обладавшие магическим даром — кёны. Предполагается, что в дальнейшем обитатели стран перемешались в результате постоянных войн.

Безусловно, каждый император считал, что вся территория ранее единого государства Сайво должна принадлежать именно ему.

Старик, вдруг замолчав, огляделся по сторонам и почти шёпотом спросил:

— Пока я не утомил тебя долгим рассказом, уместно будет спросить, стоит ли мне продолжать?

— Если бы вы не предложили, я бы сама попросила вас об этом, — улыбаясь, ответила девушка.

Она была искренне рада, что рассказчик опередил её желания, и ей не придётся по крупицам собирать вожделенную информацию.

Казалось, старик ждал подобного ответа и тут же продолжил:

— На момент начала моего повествования Шангия уже больше тысячи лет являлась процветающим государством. Скорее всего, именно поэтому провокации и военные действия исходили от Свирии, где дела обстояли гораздо хуже. Из-за постоянных угроз со стороны ближайшего соседа все уроженцы Шангии подлежали призыву. Самой большой честью считалось служить в специальных отрядах «зачистки», которые и в относительно мирное время защищали границу, в прямом смысле слова зачищая приграничные территории и подземелья с профилактической целью.

Три учебных заведения готовили будущих новобранцев в отряды «зачистки» — академия магов, академия врачевателей и военная академия.

Наша героиня Дилия, именно она изображена на картине, что вас заинтересовала, родилась в Шангии, во второй столице, городе Пидие. Город был небольшим в сравнении со столицей, Дартой. Росла Дилия как все местные дети, ходила в школу, мечтала о будущем, торопила время, чтоб скорее стать взрослой. Её растила мать, очень властная, бескомпромиссная женщина. Спорить с ней было невозможно, да и себе дороже. Дилия абсолютно не верила в свои силы и считала себя весьма заурядной. Мама была уверена, что для дочери одна дорога — в академию наставников. Короче, с её будущим было всё очень неопределённо и безрадостно. Когда Дилия закончила школу, она выбрала единственный возможный для себя вариант и поступила в академию наставников. Ей совсем не хотелось становиться воспитателем дошколят, но ничего не поделаешь, на большее она не рассчитывала.

В первый же год обучения ей всё быстро опротивело. Кроме предмета, который не являлся превалирующим, но именно он скрашивал безрадостное существование Дилии. В этом учебном заведении преподавали основы врачевания. На занятиях учили применять защитную магию и даже иногда занимались зельеварением.

Часто в неурочные часы, несмотря на запреты, студентки убегали под лестницу первого этажа, ведущую в вечно закрытый подвал. Там, в тёмном закутке, они творили волшебство, если так можно назвать их неумелые эксперименты. Например, однажды в надежде отработать обычное групповое проклятье, студентки ненароком одарили всех находящихся на первом этаже острой диареей. В другой раз совсем случайно исцелили недавно потравленных грызунов в подвале, чем ввели в шок даже местного домового Кьёдиелля; тот был так раздосадован, что пригрозил уходом в академию магов, находившуюся напротив. Но, к счастью, извинений ему оказалось достаточно.

Да, много всего было — и мечты, очень дерзкие надежды, и планы, казавшиеся несбыточными… Но юность тем и хороша, что в ней всегда есть место надежде, печаль мимолётна, а эмоции чисты и воздушны.

На втором курсе всю группу отправили на практику по уходу за лекарственными растениями. Радостного события студентки ожидали с огромным нетерпением. Во-первых, свобода от опостылевших уроков, во-вторых, много личного времени, а в-третьих, целых две недели без педагогики…

Рассказчик прервался, отвлечённый возникшей на столе кружкой, и, сделав глоток, благодарно улыбнулся расторопному пареньку. После перевёл взгляд на девушку и протянул худую руку к её виску.

Ватула удивлённо посмотрела на старика, но он тут же поспешил успокоить:

— Не бойся, магическое повествование даст тебе гораздо больше информации, чем длинный монолог старика. Заклятье покажет тебе историю так, словно ты сама окажешься в ней. А теперь расслабься и смотри… история расскажет себя сама…

Глава 2

Смеркалось, прохладный ветерок приятно охлаждал, донося неповторимый аромат старого города. Студентки, простившись, разошлись кто куда. Дилия тоже тронулась в путь, но спешить домой не хотелось. Растущая луна серебрила волны реки, и так маняще звучали всплески у самого берега, что девушка не удержалась и спустилась по каменным ступеням прямо к воде.

Пообещав себе: «Ну только пару минуточек», она поудобнее устроилась на стёршейся от времени ступеньке и, не моргая, уставилась в ночной пейзаж. Общая акустическая картина вечернего времени выхватывала убаюкивающее многоголосие: журчание, шелест воды и далекие шорохи засыпающей Пидии.

Потеряв счёт времени, Дилия просто растворилась в магии любимого города на берегу его главной артерии — реки Вараны, но её вернул к действительности странный звук, похожий на глухой щелчок прямо у правого уха. Она вздрогнула и повернулась. Рядом, почти вплотную, сидел высокий, светловолосый, атлетичного телосложения мужчина. Он был гораздо старше Дилии, а его серые глаза смотрели словно бы мимо неё.

Припозднившаяся студентка почувствовала себя неуютно. Медленно встала и собралась уйти.

Глубокий, уверенный голос незнакомца заставил девушку остановиться:

— Я напугал вас?

Дилия попыталась хоть что-то ответить и увеличить дистанцию.

— Нет, я просто уже очень спешу, — почувствовав себя ещё глупее, пробормотала она в надежде продолжить свой путь.

Но не вышло. Мужчина вдруг возник прямо перед ней и заговорил:

— Простите, я не хотел вас пугать… Могу ли я загладить свою вину, проводив домой?

— Нет, — поспешно сказала Дилия и почти уверенно шагнула вперёд.

Неспешный прогулочный шаг всё убыстрялся, руки удерживали развевающийся на ветру плащ. Дилия пыталась отогнать подымающийся к горлу страх. Она не оглядывалась, но ощущение, что спину прожигает взгляд странного незнакомца, не покидало. «Скорее бы дом…», — вертелось у неё в голове.

Но, как назло, дорога домой короче не становилась. Почти достигнув пункта назначения, Дилия остановилась перевести дух и обернулась…

Прямо за ней, широко улыбаясь, стоял тот самый незнакомец. Сердце забилось быстрее, горло сдавило, в висках застучало.

— Я обещал проводить; надеюсь, я не напугал вас ещё раз? — голос его прозвучал мягко и как-то успокаивающе.

Словно подчиняясь гипнозу, девушка немного успокоилась.

— Спасибо, но я уже пришла. Прощайте! — торопливо кинула Дилия и стремительно направилась к двери своего дома.

— Я могу рассчитывать на встречу с вами? — вновь озадачил её вопросом незнакомец.

— Нет, — резко ответила девушка и исчезла за дверью.

Глава 3

Утром, только отойдя ото сна, Дилия сразу приступила к написанию доклада о лекарственных растениях. Она старательно выполняла домашнее задание, хорошо понимая ценность полученных на практике знаний. Даже опытный врачеватель не может излечить самого себя магией, а зелья могут. Когда она закончила, оказалось, что поесть уже не успевает. Надев первое, что попало под руку и схватив изрядно потрёпанную сумку с готовым докладом, она поспешила к выходу.

Дверь распахнулась, подчиняясь усилиям её ноги, и прямо перед собой она с ужасом увидела вчерашнего незнакомца.

— Доброго дня вам! — произнесли его тонкие губы, а глаза, словно бы являясь самостоятельной сущностью, показались девушке угрожающе хищными.

Дилия, абсолютно забыв о приличиях, сразу ответила вопросом:

— А вы что тут делаете?

«Утром все смелые», — промелькнуло в голове, и почему-то опять стало жутковато…

— Я… — как-то неуверенно начал мужчина, и в воздухе повисла неловкая пауза.

Спустя самую длинную в её жизни минуту он продолжил:

— Простите меня, но я совсем забыл представиться. Дэрелл Кратч, боевой маг.

— Очень приятно, господин Кратч, но я спешу, — небрежно кинула Дилия и почти бегом рванула куда подальше.

Глава 4

Лекция началась с истории изучения лекарственных растений. Профессор с вдохновением рассказывал о первых магах-врачевателях, которые благодаря своему упорству и таланту подарили людям более долгую и радостную жизнь. Студентки, не пропуская ни единого слова, уткнулись в конспекты и самоотверженно скрипели перьями по бумаге.

Когда занятия подошли к концу, Дилия, выйдя из здания, опять столкнулась лицом к лицу со вчерашним незнакомцем.

— Господин Кратч, — пытаясь быть как можно более смелой и настойчивой, произнесла девушка, — вы меня преследуете?

— Могу и я узнать ваше имя? — вместо ответа произнёс Кратч.

— Это неважно и не ваше дело, — полным негодования голосом выпалила она.

В тот же самый миг одна из подруг выскочила, как маленький проворный зверёк, из дверей и окликнула её:

— Дилия! Завтра приходи на час раньше, хорошо?

Ей оставалось только кивнуть в знак согласия, и удовлетворённая ответом подружка без всякой магии испарилась.

— Госпожа Дилия, я виноват перед вами и наверняка сильно напугал своей настойчивостью, но позвольте мне искупить свою вину за ужином. Здесь неподалёку есть очень милое местечко с прекрасной кухней…

Не успев что-либо ответить, Дилия утонула в алом дыму и через мгновенье оказалась в небольшой, довольно уютной забегаловке. Народу было немного. У стены справа, под вывеской «Дуэли и магические поединки запрещены администрацией, администрация за ответные санкции не отвечает», сидели, судя по амуниции, два пожилых врачевателя, в дальнем углу склонившись над кружкой недопитого пива дремал боевой маг средних лет.

Дилия повернулась к своему похитителю.

— Господин Кратч, я не давала вам своего согласия, — возмутилась страшно перепуганная студентка академии наставников.

— Тогда позвольте мне загладить свою вину за всё сразу, — улыбаясь произнёс он и жестом пригласил присесть за ближайший столик.

Дилия не стала спорить, уже понимая бесполезность своих усилий. Устроившись на большом троноподобном стуле, она посмотрела в серые, изучающие её глаза мужчины.

— Ваша настойчивость меня пугает, господин Кратч…

— Зовите меня Дэрелл, прошу вас, — произнёс он и подозвал обслугу.

К ним тут же подбежал невысокий худощавый юноша и застыл с заискивающим видом.

— Два «янтарных» пива и два ваших блюда дня, — заказал Кратч и, с улыбкой посмотрев на девушку, спросил: — Госпожа Дилия, надеюсь, вы не откажетесь положиться на мой вкус?

— По-моему, об этом спрашивают заранее, — пробурчала Дилия, оглядывая заведение.

— Поверьте мне, госпожа, вы не будете разочарованы, — он коснулся её руки и, настойчиво взглянув в огромные перепуганные глаза, тихо задал ещё один вопрос: — Позвольте спросить, вы учитесь в академии врачевателей?

Дилия испытала неловкость: академия наставников не пользовалась уважением, особенно у боевых магов. Практически студентки становились няньками, хоть и с дипломом, но она решила не врать.

— Нет, — опустив глаза, призналась девушка.

— А где вы обучаетесь?

Дилия замялась, но, пытаясь скрыть это, ответила нарочито небрежным тоном:

— В академии наставников.

Он улыбнулся:

— Я когда-то учился прямо напротив вашего корпуса. Весёлые были деньки.

Вскоре принесли два похожих на лодочки блюда с чем-то дымящимся и водрузили на стол. Рядом встали две кружки с пенящимся «янтарным» пивом. Уловив аппетитный аромат горячего ужина, Дилия ощутила голод и сразу принялась за трапезу. Еда показалась ей очень вкусной, тонко нарезанные ломтики мяса просто таяли во рту.

Дэрелл последовал её примеру. Они ели молча. Пища оказалось на удивление сытной, и, быстро утолив голод, девушка взяла кружку с пивом и откинулась на спинку стула.

Взгляд Кратча снова был направлен на неё. Дилия почувствовала себя неуютно, по всему телу пробежали мурашки, и она поёжилась.

— Дилия, вы замёрзли?

— Нет, — поспешила ответить она, но было поздно: его плащ уже оказался на её плечах.

Дилия пригубила янтарный напиток.

— Госпожа, я заметил ваше не особо восторженное отношение к академии наставников, я прав? — Кратч смотрел ей в глаза почти не моргая.

— Да, это так, — нехотя призналась она.

— Могу ли я предложить вам помощь?

Девушка удивлённо посмотрела на него, не зная, как реагировать.

— Прошу вас, не стоит испытывать неловкость, я ваш должник.

С этими словами он взял её руку в свои ладони.

Дилия попыталась высвободить пальцы, но это оказалось нелегко.

— Вы не могли бы… — начала она, и рука тут же была отпущена на свободу.

— Если желаете, я поговорю о вашем переводе в академию магов, возможно, вас заинтересует факультет боевых врачевателей. Что скажете, вас это интересует?

Дилия молчала, но пауза затянулась, а стол, удостоенный излишне пристального внимания, не спасал.

— Вы в курсе, что у вас просто восхитительная улыбка? — вдруг произнёс Дэрелл.

«Интересно, когда он видел мою улыбку»? –пронеслось в голове, и Дилия удивленно подняла на него глаза, ища ответа на незаданный вслух вопрос.

— Ваши глаза цвета океанских глубин. Вы очень необычная девушка. Вам это известно?

Она покраснела, но продолжала молчать, ей, несомненно, было приятно, но в правдивость комплиментов Дилия никогда не верила.

— Вы удивительно крепко сложены, в вас чувствуется очень внушительный магический потенциал, — и, кинув взгляд на озадаченную собеседницу, продолжил: — Поэтому я с вами абсолютно согласен — такой, как вы, не место в академии наставников. Дилия, не поймите меня превратно, это исключительно достойное учебное заведение, — он вновь попытался взять её руку.

Проигнорировав его попытку, Дилия сделала внушительный глоток из своей почти зависшей в воздухе кружки. В горле изрядно пересохло, и освежающий напиток был как нельзя кстати.

— Вот я об этом и говорю, — продолжил он, хитро прищурившись, — разве истинная студентка академии наставников смогла бы так невзначай одним глотком выпить пол-литра пива?

Девушка, совсем смутившись, торопливо поставила почти пустую кружку на стол, но, не рассчитав, сильно ударила днищем о массивную древесину.

Звук разбудил мага, два врачевателя обернулись, юноша застыл на месте и его глаза странно забегали.

Испытывая жуткую неловкость, Дилия махнула обслуге рукой:

— Повторите, пожалуйста…

Голос прозвучал как-то неожиданно громко. Юноша тут же исчез с пустой кружкой.

Уже через пару минут в голове Дилии почему-то стало легче, на душе спокойней и даже как-то веселее. Набравшись смелости, она обратилась к своему спутнику:

— А что вам то надо?

Похоже, он был не готов к этому вопросу, но быстро ответил:

— Вообще ничего. А вы что подумали?

Юноша поставил перед ней «янтарное» пиво и, встретившись с взглядом Кратча, исчез со словами:

— Сию минуту, господин.

— Это не важно, но знаете, я бы с радостью воспользовалась вашей безвозмездной помощью, — сообщила Дилия, сделав акцент на «безвозмездной».

Похоже, Кратч не ожидал такого быстрого ответа. Он недоверчиво посмотрел на девушку и, как и она, сделав внушительный глоток, вновь принесённого напитка, сказал:

— Я позабочусь об этом, и поверьте, вам не придётся долго ждать.

— Спасибо, — поблагодарила Дилия, с трудом сдерживая мечтательную улыбку.

Выпив ещё, собеседники продолжили общение, почти как два старых приятеля.

Он рассказывал ей о своей студенческой жизни, кое-что оказалось забавным, и вскоре насторожённость уступила место любопытству.

Дилия незаметно разглядывала Дэрелла. Мужчина был по-своему красив, особенно когда улыбался, в присущей ему, искренней заразительной манере. Бледная кожа, холодный оттенок светлых волос, строгие мужественные черты лица…

К концу вечера неловкость, страх и тревога просто испарились. То ли фирменное «янтарное» пиво, то ли что-то ещё, но, когда Дэрелл провожал её домой, рука Дилии очень уютно чувствовала себя в его руке. Он рассказывал девушке военные истории из своей жизни. Дилия с непритворным интересом вслушивалась в звуки его завораживающего глубокого голоса, внимая каждому слову.

Когда они подошли к дому, и пришло время прощаться, он произнёс:

— Спасибо, Дилия, за прекрасный вечер! И я клянусь, что сделаю всё от меня зависящее, чтобы твои глаза всегда светились счастьем!

Потом слегка наклонился и прошептал ей на ухо:

— И помни, ты ­­– необычная девушка…

Губы Дэрелла устремились к её губам, Дилия инстинктивно увернулась, и поцелуй пришёлся в нос. Кратч улыбнулся и со словами «До скорой встречи!» исчез в красной дымке.

По возвращении мама учинила допрос, но дочь только отстраненно проследовала в свою комнату. В голове всё ещё звучал голос Дэрелла. Этой ночью она уснула с улыбкой на лице.

Глава 5

Следующий день начался суматошно. Дилия вспомнила о том, что обещала быть раньше на час, и, по самым смелым расчётам, могла опоздать. Торопливо одевшись, она поспешила к месту встречи.

Утро было прохладным, Дилия прибавила шагу и поплотнее укуталась в коричневый плащ академии наставников. В голове промелькнуло: вот бы уметь пользоваться «зовом», как Дэрелл. Хотя ждать данной привилегии ей оставалось недолго. «Зовом», обычным способом перемещения для всех обладателей магического дара, было разрешено пользоваться после специального экзамена, который ожидал её в конце года. Зов использовали в пределах заданного пространства. Дальность возможного перемещения зависела от силы мага и ограничивалась знакомыми областями. Также были возможны варианты: вызывающего, направляющего и отложенного. Зов не действовал на территории чужих государств.

В Шангии не было принято использовать ездовых животных, как во многих соседних странах, поэтому все применяли зов. Неодаренные кёны, просто покупали сферы отложенного зова в магических лавках, так же как маги приобретали еду, одежду и оружие у них. Аккуратно использованные сферы по возвращению из путешествия часто служили сувениром. В домах неодаренных можно было встретить кучу подобных бесполезных безделиц. Особенно значимые устанавливали на дощечки и подписывали неизменно округлым подчерком.

Как только Дилия добралась до академии, подруги обступили её, озадачив расспросами о кавалере. Она без энтузиазма отвечала, внезапно задумавшись над тем, что почти ничего о нём не знает.

Время занятий пролетело незаметно. Когда Дилия покинула аудиторию и вышла в прохладный вечер, она была разочарована отсутствием Дэрелла. Ей не хотелось никуда спешить, и прогулочным шагом она побрела в сторону набережной.

Был полный штиль. От гладкой, как стекло, поверхности Вараны отражался свет розовой луны. Дилия, присев на камень, наклонилась к чёрной реке. Зачерпнув ладошкой водицу, которая оказалась лишь слегка прохладной, развела пальцы, отпуская её обратно. Отбросив легкие сомнения, девушка с радостью поддалась соблазну и, сняв сапоги, опустила ноги в воду. Тоска отступила, освободив место обволакивающему покою, она посмотрела вверх — луна стала ещё более алой. Дилия закрыла глаза, прислушиваясь к завораживающей тишине. А когда их открыла, не было ни реки, ни луны, ни берега. Она оказалась в каком-то лесу.

Не успев испугаться, Дилия обнаружила, что её босые ноги стоят на земле, и тут же услышала голос Дэрелла:

— Я скучал, Дилия…

Она обернулась, одарив похитителя недобрым взглядом. Дэрелл улыбался, но, посмотрев в глаза девушки, сразу стал серьёзным.

— Ты… — сквозь зубы процедила она возмущённо. — Где я? Где мои сапоги и моя сумка?

— Сейчас, прости… — поспешно произнёс Дэрелл и мгновенно исчез унесённый зовом.

Едва успев оглядеться по сторонам, она вновь услышала его голос:

— Прости ещё раз, вот твои вещи.

Дилия поспешила натянуть сапоги, надевая второй, немного пошатнулась, и Дэрелл сразу подхватил её.

Ощутив себя вполне одетой, девушка выпрямилась и спросила:

— Что это было?

— Видимо, не самая удачная идея, — виновато прошептал он.

Почему-то ей стало его жаль. Заглянув в глаза Дэрелла, Дилия обратилась к похитителю, уверенным, но более мягким тоном:

— Прощаю, но ты отправляешь меня домой, сейчас же.

— Хорошо. Но я просто хотел показать тебе одно воистину волшебное место. Я уверен, что ты не пожалеешь. Это не займёт много времени, ты не против?

Дэрелл подошёл к ней так близко, что она смогла ощутить на своём лице его дыхание. Дилия кивнула. Рядом с ним она неизменно чувствовала непонятный трепет, а в сердце растекалась какая-то нежность.

Мужское общество не было для неё привычным, она выросла без отца, училась в полностью женских коллективах, поэтому девушке было неуютно рядом с представителями противоположного пола, но ей хотелось это изменить.

Дэрелл взял Дилию за руку, и они пошли по лесной тропинке. Их окружали деревья-исполины, корни которых были настолько огромными, что создавали на поверхности будто бы неумело заплетённые чьей-то рукой древесные косы.

Дэрелл заметил взгляд своей спутницы:

— Неправда ли, эти корни, как застывшие змеи?

Дилия, споткнувшись об очередной торчащий из земли корень и ухватившись за руку Дэрелла, чтобы не упасть, ответила:

— Пожалуй, есть сходство.

Вскоре они вышли на поляну, в центре которой находилось небольшое озеро. Вокруг летали разноцветные сверкающие существа-ройды. От прозрачной воды поднимался искрящийся пар. Завораживающее зрелище притягивало своей чарующей красотой. Дилия невольно застыла, не ожидав увидеть ничего подобного. Ярко-жёлтый ройд подлетел к ней совсем близко. Покружив над головой, он присел на плечо, осыпав Дилию золотистыми искорками. Ройд окинул гостью взглядом своих мерцающих кошачьи глазок и вновь вспорхнул ввысь. Девушка проследила за его полётом, и вдруг её взору представился весь окрестный пейзаж, щедро подсвеченный полной луной.

Словно касаясь горизонта перед Дилией показался холм, он был почти весь усеян ярко красной примулой. В основании холма, теснясь между каменных валунов, пробивалась юная поросль каких-то деревьев.

— Это озеро Одьма, вода в нем круглый год теплая, — произнёс Дэрелл. –Хочешь поплавать?

Ей очень хотелось, но плавать почти голышом с мало знакомым мужчиной, да ещё под пристальным взглядом вездесущих ройдов… Смущение боролось с желанием и наверняка одержало бы верх, но тут Дэрелл взял Дилию за руки и привлёк к себе. Его глаза с нежностью смотрели на неё.

— Ты веришь мне, Дилия?

Она молчала, и Дэрелл продолжил, прикоснувшись губами к её руке и не отводя взгляд:

— Я не причиню тебе зла.

Дилия решилась. То ли его успокаивающий тон, то ли манящие воды озера, но ей непреодолимо захотелось погрузиться в эту жидкую магию. Какие-то неизвестные ранее чувства и ощущения пугали, но вместе с этим завораживали.

Сняв с себя всю одежду кроме длинной белой рубашки, она нырнула в воду, которая действительно оказалась по-летнему тёплой. Сквозь абсолютно прозрачную гладь были легко различимы стайки серебристых рыбок, которые то ускоряясь, то замедляясь, проплывали мимо. Над головой пролетали любопытные ройды, теряя свою искрящуюся пыльцу, расцвечивая Одьму всеми оттенками радуги.

Дилия вынырнула, и на плечи тут же упали алые искорки и засверкали на ставшей прозрачной мокрой ткани. Она проводила взглядом улетающее волшебное существо и даже не заметила, как Дэрелл оказался рядом. Он смотрел на неё и, когда их взгляды встретились, произнес:

— Дилия, глаза выдают тебя — тебе нравится здесь…

Вместо ответа она, смущённо улыбнувшись, опять нырнула. Прохладные родниковые потоки приятно касались тела, приводя мысли и чувства в порядок. Дилия всплыла на поверхность обновлённой, исполненной необъяснимой радости, неловкость полностью исчезла. Дэрелла нигде не было видно, но спустя минуту он возник прямо перед ней.

— Я всё устроил, — торопливо сказал Кратч и опять исчез под водой.

Девушка застыла в недоумении, но любопытство взяло верх, и Дилия устремилась вдогонку. Почти настигнув, но заметив, что Дэрелл совсем без одежды, замедлилась. Мгновенно приняв решение бросить эту затею и отогнав от себя все лишние эмоции, она принялась наблюдать за мерцающими звёздами.

Падающая звезда резанула чёрное небо. Дилия быстро загадала желание: «Хочу стать великим магом».

Дэрелл не заставил себя долго ждать. Он подплыл к ней, пытаясь быть незаметным, и его рука скользнула по её талии. Дилия зажмурилась — было очень приятно, но и немного не по себе, а унять стук сердца оказалось вовсе не простой задачей.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 160
печатная A5
от 690