электронная
180
печатная A5
476
16+
Когда цветёт ликорис

Бесплатный фрагмент - Когда цветёт ликорис

Объем:
418 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-4959-0
электронная
от 180
печатная A5
от 476

ПРОЛОГ

Каменные строения были повсюду, даже на земле — каменная плитка! В моей деревне нигде такого не увидишь. Но оно и понятно — откуда у ее жителей наберется столько денег, чтобы так шикарно жить? А то, что жители столицы живут шикарно — очевидно. Они красиво одеты, даже ведут себя по-другому. У нас каждый встретившийся на моем пути человек поздоровается со мной, и я ему обязательно отвечу, а тут — все проходят мимо, толкаются и грубят. А мама всегда говорила, что в столице живут самые воспитанные люди! Ничего подобного! В моей деревне люди намного лучше.

Когда я подошел к замку, у меня дух захватило от его красоты! Вот здесь бы я жил! Повезло Ирику, так рано стал князем и живет теперь, бед не зная. И почему жизнь так несправедлива? Мы с братом целыми днями трудимся, чтобы нашей семье хватало на еду, а некоторым все с рождения достается просто так, бери и пользуйся. Ирик всю жизнь живет в этой красоте, а я только к шестнадцати годам накопил денег, чтобы хотя бы посмотреть столицу. Когда-нибудь здесь буду жить и я. В этом замке.

Пока я любовался шикарным замком, его ворота открылись, и оттуда, в сопровождении стражников, вышли Ирик и его сестра. Я никогда ее раньше не видел, но слышал, что она очень красивая. Нет, она прекрасная! Я не встречал еще такой красоты, как Ирида! На ней было невероятное голубое платье, со шлейфом сзади, а в распущенных волосах блестела заколка в виде розы.

Мне тут же захотелось прикоснуться к прекрасной девушке, проверить, настоящая ли она, и я, забыв обо всем, поплелся им навстречу. Но княжеские стражники тут же загородили собой мой путь.

— Ты чего, парень? Забылся? — рассмеялся один из них.

— Я хочу с ней познакомиться, — проговорил я, не сводя глаз с Ириды.

Стражники дружно захохотали.

— С кем? С княгиней?! Ты в своем уме?!

— Я только скажу ей, как она прекрасна…, — я постарался пробраться между стражниками, но они резко отшвырнули меня в сторону.

Я тут же гордо поднялся, потому что теперь и она обратила на меня свое внимание.

— Что происходит? — нежным голосом поинтересовалась она у брата.

Ирик подошел к нам.

— Что у вас тут? — спросил князь стражников.

Те указали на меня.

— Да парень немного потерялся, решил с княгиней познакомиться!

Ирик рассмеялся.

— Этот? — он с усмешкой взглянул на меня. — Парень, ты в курсе, КТО МЫ? Шел бы ты отсюда! У тебя же даже рубаха дырявая, а ты на княгиню рот разинул! Оделся бы, для начала, прилично!

Я сглотнул, стараясь держать себя в руках. И это он мне об этом говорит? Человек, который в своей жизни ни разу не работал и не знает, как это на самом деле тяжело?!

— А кто ты мне такой, чтобы указывать, во что я одет?

Князь снова рассмеялся, а стражники его поддержали.

— Я же тебя за такие слова и наказать могу, — смеясь, ответил он. — Так что убирайся, пока я добрый.

— А то — что? — прищурился я.

— Парень, не нарывайся, — предупредил меня стражник.

Я, не говоря ни слова, снова направился к Ириде. Я только скажу ей, какая она красивая. Стражник оттолкнул меня еще сильнее, и я отлетел, ударившись о стоящую рядом лошадь носом. Из него тут же пошла кровь, а они все, кроме княгини, дружно рассмеялись.

— Ирик, я передумала гулять, — сказала она и пошла обратно в замок.

Ее брат, усмехнувшись, пошел следом за ней.

— Иди отсюда, герой! — крикнул мне стражник.

— Я еще вернусь, — пообещал я, вытирая кровь рубашкой. — Запомни, меня зовут Синар. Я вернусь.

Стражник вновь захохотал, а я, гордо выпрямившись, пошел прочь из столицы.

ГЛАВА 1

Холод пробирал до костей. Я открыла глаза — темно. На мне лежит какая-то ткань, и жутко холодно. Так, без паники!

Пошевелив пальцами, я поняла, что двигаться могу, и это уже радует! Где я? Вокруг тихо и темно. Я убрала с себя ткань, но это ничего не прояснило — все так же темно, хоть глаза выколи! Потом ощупала себя: все на месте. В смысле, все части тела на месте, нет только одежды. А в чем я вообще была? И где я сейчас? И… о господи!!! Кто я?! Я же вообще ничего не помню! Вот теперь можно и паниковать.

Я медленно села и затряслась от холода и, разумеется, страха. Почему тут так холодно? Ведь я же явно в помещении!

— Эй? — прохрипела я. Что это с моим голосом? Я много курю? Или всегда так разговариваю?

Мне никто не ответил. Что делать? Долго я в такой холодине без одежды не протяну! Я укуталась в тонкую ткань, которой была накрыта, и осторожно опустила ногу вниз. Нащупав пол, встала. Это кафель? Жутко холодно!

— Тут есть кто-нибудь? — прошептала я.

Снова тишина в ответ. Поежившись, я посильнее укуталась в ткань. На своей правой руке нащупала что-то, напоминающее браслет, удивилась. Почему на мне оставили только его?

Выставив руки вперед, мелкими шагами направилась прямо. Если я в помещении, то когда-нибудь должна дойти до стены. А потом пойду вдоль нее, искать дверь. Она, безусловно, здесь есть, ведь я же как-то сюда попала! А если есть вход, значит, есть и выход!

Почти сразу я на что-то наткнулась, предмет был мне по пояс и напоминал стол. Я стала шарить по нему руками и тут же нащупала что-то холодное. До меня сразу дошло, что это была чья-то рука, и такая находка меня очень обрадовала, ведь это значило, что я здесь не одна!

Я принялась теребить незнакомца:

— Эй, очнитесь!

Человек не отвечал. Как же мне разбудить его? Ведь вместе нам будет намного легче найти отсюда выход! Я начала стучать руками по столу, на котором он лежал, чтобы человек пришел в себя.

— Что там за такое? — раздалось где-то вдалеке.

Голоса у меня нет, кричать бесполезно, поэтому я застучала еще сильнее. Послышался звук открывающейся двери, и в помещении зажегся свет.

— Сгинь к чертям! — вдруг заорал кто-то.

Я обернулась на голос. В дверях стояла бабуля лет шестидесяти и крестилась, вытаращив на меня глаза.

— Слава Богу! — прохрипела я и кинулась к старушке.

— Сгинь! — взвизгнула она и захлопнула перед моим носом дверь.

Я затарабанила снова, но теперь уже по дверям.

— Откройте, пожалуйста!

— Иди к черту! — рявкнула она, а потом я услышала удаляющиеся шаги.

Что я сделала?! Чем так напугала ее? Я что, такая страшная? Ну, хоть свет появился! Я повернулась спиной к двери, надеясь увидеть другой выход, и замерла.

Если бы я могла завизжать — непременно бы это сделала! Господи, да я же в морге! Меня затрясло сильнее, но теперь явно не от холода. Теперь ясно, почему бабка так крестилась! На моей руке — браслет с порядковым номером, и как я сразу это не поняла? Только почему меня приняли за труп? Я ведь живая! Была бы мертвой — не замерзла бы, верно?

Помимо меня в помещении находилось еще девять столов с телами, накрытыми простынями, что жутко напрягало. Я снова постучала в дверь, надеясь на чудо, но напрасно. Если бабуля не в обмороке, то уж точно не за дверью!

И что мне делать? Ведь замерзну! Я огляделась: окон нет. Да и вообще, кроме этих столов, больше ничего нет! Как мне согреться? Тут в голову пришла жуткая идея, и меня передернуло. Но деваться было некуда, и я подошла к человеку, которого только что пыталась разбудить.

«Не нужно бояться мертвых, в них уже нет души! Боль причиняют живые», — пронеслось у меня в голове.

Кто мне это говорил?

Я вздохнула и решительно стащила с трупа покрывало. Проделав это и с остальными, забралась на свое место и села, поджав под себя ноги. Укутавшись в собранные покрывала, принялась ждать. Когда-то же сюда должны прийти живые люди! Надо же, а ведь только что я радовалась, что я здесь не одна! Если бы знала, что тут у меня за компания — предпочла бы сидеть в одиночестве!

«Всех этих людей уже наверняка забрал к себе Велес», — подумалось мне.

Что? Велес? Это еще кто? Имя точно мне знакомо, но откуда? Я напрягла память, но все бесполезно. Ничего, в голове абсолютно пусто!

Наконец, дверь осторожно открылась, и в помещение вошел симпатичный парень в форме, а за его спиной пряталась та самая испуганная старушка.

— Вон она, покойница! — ткнула она в меня пальцем.

Полицейский закатил глаза.

— Угомонись, бабуля! Мертвые не мерзнут, а она видишь, как дрожит? — он подошел ко мне. — Живая?

Я кивнула.

— Как звать?

— Я не помню, — прошептала я.

— И правда живая, что ли? — снова высунулась бабуля. Я вдруг, сама того не ожидая, разревелась. — Милая, да как же так? — запричитала она.

Парень осторожно дотронулся до моего плеча.

— Пол холодный, а ты босиком. Я возьму тебя на руки, хорошо?

— Хорошо, — всхлипнула я, желая поскорее отсюда убраться.

Он поднял меня и понес к выходу. Бабулька поплелась за нами.

— Бабуль, ты скорую вызови! — повернулся он к ней.

— Конечно, конечно! — закивала она. — Слева по коридору — моя комната, неси ее туда! Там пледом ее укроешь, и еще чайник надо поставить!

Старушка достала из кармана телефон, а полицейский понес меня дальше. В комнате он усадил меня на небольшой диванчик, укрыл пледом и, включив чайник, сел рядом.

— Меня Максим звать. Сержант Максим Лихов, я тут через дорогу на посту ДПС работаю. Эта бабуля в панике к нам примчалась, кричала, что у нее покойница встала! — засмеялся он. — Она здесь сторожем работает. Мы коллег вызвали из полиции, но они же пока приедут… Если скорая будет быстрее — езжай с ними. Мало ли, что с тобой, раз с трупами лежала!

В комнату вошла бабуля.

— Чай оба будете? — спросила она. Мы кивнули. — Скорую я вызвала. Они сначала ехать не хотели, думали, что я их разыгрываю!

— Мы тоже! — усмехнулся Макс.

А мне вот было как-то не смешно. Что со мной будет дальше? Я сняла дурацкую бирку с руки.

— Вы, случайно, не знаете, как меня зовут? — спросила я у бабули.

Она вздохнула.

— Нет, милая… На тебя документов нет. Там, где ты была, неопознанные лежат!

— А долго она там была? — поинтересовался Макс.

— А черт его знает! — пожала плечами бабуля. — Но больше двух дней там никто не задерживается. Вчера не моя смена была, я только сегодня вечером заступила. При мне не привозили.

— Ну что там, Лихов? — послышалось из рации Макса.

— Девушка живая! А ее почему-то за мертвую приняли.

— Ну, охренеть! — засмеялись из рации.

— Очень смешно, — пробормотала я. — Вот бы вас на мое место.

— Не обращай на них внимания, — сказал мне Максим. — Мне надо на пост идти, но я узнаю, в какую больницу тебя отвезут, и постараюсь разузнать, кто ты!

— Спасибо, — улыбнулась я.

Максим встал с дивана.

— А чай как же? — влезла старушка.

— Прости, бабуль! Не подумал, что идти надо! Ты, главное, девочку напои, ей согреться нужно!

— Обязательно! — пообещала она. — Спасибо, что пришел!

Макс попрощался с нами и вышел. Бабуля протянула мне горячую кружку с чаем, я обеими руками ее обхватила и закрыла глаза от счастья. Оказывается, иногда, чтобы почувствовать себя счастливым, нужно только тепло! Ну, и конечно, не мешало бы узнать, кто я. Бабуля погладила меня по голове.

— Прости, милая! Я же не думала, что ты живая! На моей памяти еще никто не очухивался!

— Ничего, — улыбнулась я. — Я бы тоже испугалась.

— Господи! — ужаснулась она. — А ведь тебя бы завтра на вскрытие увезли!

«Пациент был в состоянии глубокого сна, когда мы его вскрыли», — вспомнился мне анекдот.

Теперь я точно знаю, что он ни капли не смешной! Я вздрогнула, представив себе ситуацию. Вот тогда бы у меня не было шансов очнуться, и я бы тоже отправилась к Велесу!

«Велес — Бог Мира Мертвых!» — осенило меня вдруг. Но откуда я могу о нем знать?!

— Меня, кстати, бабой Валей звать! — представилась бабуля.

Я вздохнула.

— А я вот не знаю, как меня звать.

— Ничего, милая! Ты обязательно все вспомнишь!

— Хотелось бы! Где мы?

— В морге, — не поняла она вопроса.

— Я имею ввиду: город какой?

— А! Санкт-Петербург!

— Питер, значит, — пробормотала я, снова напрягая свою дырявую память.

— Не вспомнила?

— Нет…

К нам в комнату вошел медбрат.

— Привет, баб Валь! — весело воскликнул он.

— Привет, Шурик! Вот девочка! — указала она на меня.

Да тут и так ясно, кто с трупами время проводил!

Шурик рассмеялся.

— Ну, надо же! Я обычно в морг людей привожу! Первый раз забрать надо, да еще живую! — он присел со мной рядом и взял мою руку, нащупывая пульс. — И правда, живая! — усмехнулся он.

— То есть, до этого сомнения все же были? — цокнула я.

— Она не помнит о себе ничего! — сообщила баба Валя.

— Разберемся! — заверил ее Шурик и обратился ко мне: — Болит что-нибудь?

— Нет, — прохрипела я. — Только с голосом беда.

— Да с жизнью у тебя беда, раз в морге оказалась! — воскликнул он. — Поехали, счастливица!

Баба Валя принесла мне какие-то тапочки. Деваться было некуда, и я обулась, стараясь не думать, кому они могли принадлежать раньше. Мы попрощались, Шурик отвез меня в больницу. Там меня осмотрели, выдали больничную пижаму и новые тапочки, и отвели в палату. К счастью, в палате, кроме меня, никого больше не было. Да сегодня прямо мой день!

Я легла в кровать, укуталась в одеяло и закрыла глаза. Пусть все это окажется сном!

***

— Смотри на меня! — кричал он, держа мое лицо в руках. — Запоминай, каждую мелочь! Не забудь меня, слышишь?!

— Никогда не забуду! — рыдала я.

Он прижал меня к себе.

— Я найду тебя, обещаю! — прошептал он. — Я не забуду о тебе, Элли!

***

Я открыла глаза. Сердце бешено колотилось. Это был сон?

— Проснулась? — послышался голос рядом.

Я повернулась к двери. Там, около выхода из палаты, сидел на стуле Максим.

— Привет, — улыбнулась я, все еще думая о человеке из моего сна. — Давно ты здесь?

— Нет, минут десять! Как ты себя чувствуешь?

— Нормально, — пожала я плечами.

— Так ничего и не вспомнила?

— Нет. А ты смог что-нибудь узнать?

— Тебя привезли вчера, ближе к шести вечера. Ты была без одежды и, видимо, в глубоком обмороке, если врачи из скорой помощи тебя мертвой посчитали.

— А где меня нашли?

— Ну, тут еще интереснее, — вздохнул он. — Малолетки гуляли под мостом и заметили тебя на берегу Невы. Есть предположение, что ты сама с моста спрыгнула.

— М-да, — вздохнула я.

— Но, как по мне, так ты на суицидницу не похожа! — улыбнулся Максим. — Хотя, их по лицу и не угадаешь, — усмехнулся он. — Я постараюсь узнать, кто ты.

— Спасибо, — улыбнулась я в ответ.

Он встал со стула.

— Ты пока отдыхай, тебе надо. Я беседовал с твоим доктором, он говорит, что с тобой ничего серьезного, только непонятная амнезия. Но голова у тебя здорова, никаких повреждений! Так что доктор сделал вывод, что твоя память скоро вернется, просто больше отдыхай.

— Надеюсь, — кивнула я. — Не очень хочется быть самоубийцей!

— Отдыхай, я еще зайду!

Максим ушел, а я задумалась. Я уверена, что я не суицидница! Но почему и как я тогда оказалась под мостом? Не может же быть, что я прыгнула с моста в реку и спокойно выплыла на берег, без всяких повреждений?!

«Это Дана спасла тебя!» — вдруг вспомнилось мне.

Дана? А это еще кто? Тоже Богиня какая-нибудь?

В палату вошел доктор.

— Как самочувствие?

— Нормально. Что с моим голосом?

— Могу сказать точно, что горло у тебя не больное. Скорее всего, ты кричала, поэтому охрипла.

— Кричала? На мосту? И никто не видел?

— Вот этого я не знаю, — пожал он плечами. — Пока о тебе никакой информации нет, и я так понял, что полиция тоже ничего делать не будет, чтобы что-то узнать. Они считают, что с моста ты сама спрыгнула, и ждут, когда твои родственники объявятся.

— Когда меня выпишут?

— Пока тебе некуда идти — будешь тут. Не могу же я тебя на улице оставить! Там, хоть и лето, но в палате, все же, лучше!

— Спасибо! Но я ведь, получается, здорова?

— Теоретически — да, — улыбнулся врач. — Но я напишу в твоей истории болезни, что у тебя глубокая амнезия, и что мы ее лечим! А ты пока вспоминай, что там с тобой произошло!

— Спасибо, — снова поблагодарила я.

Он прав, идти мне, действительно, пока некуда. Надеюсь, что это «пока» долго не продлится.

— Что ж, если нет жалоб, то я пойду? — спросил доктор.

Я кивнула.

— Ты бы придумала пока себе временное имя.

— Элли! — вырвалось у меня.

— Элли? — поднял он брови заинтересованно. — Интересно!

— Я сама не знаю, почему так, — призналась я.

— Может, память возвращается? — предположил врач.

— Скорее бы!

— Ну, Элли, так Элли! — кивнул он и ушел.

Я снова осталась одна. Теперь можно и подумать. Что я делала под мостом? Готова поспорить с кем угодно, что я не прыгала с моста! Я это точно знаю! На мне же нет никаких повреждений! А прыгая, я бы, как минимум, ударилась чем-нибудь о воду. Доктору я, конечно, доверяю, но стоит и самой себя осмотреть. Мне нужно зеркало, я ведь так и не видела своего лица! Вдруг, смогу вспомнить, кто я, когда увижу себя?

Я подошла к зеркалу, которое висело у раковины, и пристально вгляделась в девушку напротив. Из отражения на меня смотрела незнакомая зеленоглазая девушка с длинными, шоколадно-рыжеватого цвета, волосами. Ничего необычного, обычное лицо, но ничего из черт, что я сейчас видела, не было мне знакомо, за исключением одной только мысли, которая явно всплыла:

«Ну, точно ведьма!» — сказал мне голос в голове.

Не мой.

Я вспомнила, что часто это слышала, вот только, от кого? Может, мне и правда лечь спать, как советовал доктор? Вдруг, память ко мне все же вернется? Или я снова увижу того парня, что просил меня его не забыть? Его просьбу я, кажется, не выполнила. Это он назвал меня Элли, и я уверена, что и сейчас бы отозвалась на это имя! Элли… это в сокращении? А как тогда полное имя? Элеонора? Вряд ли. По лицу я уж точно не Элеонора! Но как тогда?

Я грустно вздохнула и поплелась обратно на кровать. В палату заглянула медсестра.

— Обедать! Столовая по коридору направо!

Я вышла в коридор и пошла по указанному пути, в столовой взяла тарелку супа и чай, и села за свободный столик. Ко мне подсела девушка с ребенком лет пяти.

— Можно?

— Конечно!

— Вас недавно положили?

— Ночью.

— На скорой привезли, значит?

— Да.

— А что с вами случилось?

Я вздохнула.

— Да я и сама пока не знаю.

— Как это? — не поняла девушка.

— У меня амнезия. Очнулась в морге, меня за мертвую приняли. Ничего не помню.

— Кошмар какой! — посочувствовала она. — Надеюсь, вы вспомните, что с вами произошло!

— Я тоже, — улыбнулась я. — А вы с чем лежите?

— Да я с дочкой! — вздохнула она. — Нервная она стала, кричит часто, плохо спит! Врач предложил на обследование лечь.

— Зачем? Чай из ромашки с мятой и медом хорошо успокаивает! — вырвалось у меня.

Откуда я это знаю?!

— Да? Всего-то? — удивилась девушка. — Я не пробовала! А вы это откуда знаете?

— Понятия не имею! — призналась я. — Но уверена, что этот отвар вам поможет!

— Спасибо! — засмеялась она. — Меня, кстати, Леной зовут.

— А я себе пока имя Элли придумала, — улыбнулась я, смущаясь.

— Элли — красивое имя! — восхитилась молчавшая до этого девочка. — Я бы тоже себе такое хотела!

— А тебя как зовут?

— Маша.

— Только медведя не хватает! — снова засмеялась ее мама.

— Медведя не хватает…, — тихо повторила я.

Эти слова вызвали во мне странную реакцию: мне вдруг захотелось расплакаться. В горле встал ком. Эти слова были для меня, как… как смысл моей жизни? Мне не хватает медведя! В этом я была больше, чем уверена! Только, что еще за медведь?!

— Не медведя, а маленьких человечков! — отвлекла меня от раздумий Маша.

— Маленьких человечков? — переспросила я.

— Не обращай внимания! — махнула на дочь рукой Лена. — Вечно она! Живет в своих фантазиях!

— Это не фантазии! — настаивала девочка. — Они настоящие, и с ними весело!

— Тебе, кажется, тоже тут скучно? — улыбнулась я Маше. — Приходи ко мне в палату после тихого часа, поболтаем!

— Приду! — обрадовалась она. — Мам, можно?

— Можно! — кивнула Лена. — Я хоть отдохну!

Мы закончили обедать и разошлись по своим палатам на тихий час. Уснула я почти сразу, так и не вспомнив, кто этот таинственный медведь.

***

— Эй, Джонни! Ты тоже трусишь, или все-таки решишься?

— А, черт с тобой! — махнул рукой Джонни. — Только не высоко!

Я подвинулась, чтобы ему было, куда сесть. Джонни осторожно подошел ко мне.

— И как садиться?

— Ногу перекинь, и все! Это же, как на лошади!

— Только на метле! — засмеялся голос из темноты. — Вот ничему тебя жизнь не учит! Ведь связывались уже с ведьмами!

— Этой я пока доверяю! — ответил Джонни.

— Пока? — засмеялась я.

— Пока ты меня не потеряла с метлы!

— Да не трусись ты! Тебе понравится!

— Полетели уже, пока погода летная! — вцепился в меня сзади Джонни.

Я радостно завизжала, и мы начали набирать высоту.

— Мамочки! — верещал мой пассажир. — Это же ужас! Снижайся, я передумал!

Я рассмеялась и пошла на посадку.

***

Открыв глаза, я села. Ну и ну! С каждым часом все интереснее! Теперь я летала на метле и вот это уже точно не смешно! Кто я такая?! Откуда знаю о Богах, отварах трав, и о том, как летать на метле?! И почему я уверена, что девочка Маша не обманывает, когда говорит, что видит маленьких человечков? И ведь я знаю, что они, действительно, существуют! Может, я сбежала из психушки? Пока все факты именно на это и указывают. Когда Максим придет ко мне в следующий раз, обязательно попрошу его это проверить.

В мою палату заскочила Маша.

— Привет, Элли!

— Привет, залезай! — я постучала ладошкой по кровати.

Она запрыгнула на кровать и уселась рядом со мной.

— Ты спала?

— Да, а ты?

— Немножко, мне чертики мешают!

«Это плохо!» — подумалось мне.

— Ты и их тоже видишь?

— Ага, но они мне не нравятся! Человечков я люблю, а чертиков — нет!

— А что эти чертики делают?

— Они щипаются и смеются надо мной!

— Ты из-за этого кричишь?

— Да! Они больно меня щипают, а мама не верит! Синяков-то нет!

— А дома эти чертики у тебя тоже есть?

— Есть, но там меня охраняют человечки, а тут их нет!

Я улыбнулась.

— Человечки хорошие! Когда мама не видит — угощай их сладостями! А еще ты можешь с ними играть! Но только тогда, когда никто не видит! Взрослые не верят в чудеса, поэтому и не понимают тебя! Будь аккуратнее. А вот с чертиками не говори, они плохие! Пока ты в больнице — постарайся не обращать на них внимания, даже если они будут тебя щипать! Они уйдут, когда подумают, что ты их не видишь. А дома попроси у мамы листочек мяты и отдай его человечкам, они знают, что с ним надо сделать! И тогда чертики уйдут и оттуда!

— Хорошо! — улыбнулась Маша. — Спасибо, Элли!

Я улыбнулась ей в ответ.

— Пожалуйста!

Откуда я все это знаю?! Что это за чушь вообще?! Откуда я знаю, что эти самые чертики питаются энергией тех, кто их видит? А человечки пытаются им помешать. Откуда я знаю, что мята спасет от мелких магических существ?

— А почему ты веришь в чудеса? Ведь ты же взрослая!

— Потому что я их видела, эти чудеса! — снова улыбнулась я. Я была в этом уверена. Кажется.

В палату вошел Максим. Да он ко мне зачастил!

— Подружку себе нашла? — подмигнул он нам.

— Элли хорошая! — воскликнула Маша.

— Элли? — удивился Макс.

Я засмеялась.

— Ну, надо же мне на что-то отзываться!

— Тогда лучше на Лизу отзывайся!

— Ты что-то узнал? — обрадовалась я.

Он кивнул.

— Ладно, я пойду, — вздохнула Маша. — А то твой жених обидится!

Мы рассмеялись.

— Только обязательно сделай так, как я сказала! — попросила я ее.

— Сделаю! — пообещала она и убежала.

— Рассказывай! — потребовала я у Макса.

Он сел рядом со мной.

— Тебя Елизаветой звать. Сегодня утром в полицию обратилась твоя подружка Вика и заявила о твоем исчезновении. У меня там приятель работает, он сразу мне позвонил, когда выяснилось, что это ты. Тебя вторые сутки нет. Оказывается, позавчера у тебя был день рождения! Вот тогда ты и пропала.

— И сколько мне лет?

— Исполнилось двадцать.

— А какое это было число?

— Пятнадцатое июня.

— Да это же Русальный День! — снова вырвалось у меня.

— Чего? — не понял Макс.

Действительно, чего?!

— Продолжай! — попросила я.

Он пожал плечами и заговорил снова.

— Ты местная, живешь в Питере, в институтской общаге. Учишься в Физкультурном институте, перешла на предпоследний курс. Родителей у тебя, к сожалению, нет, ты воспитывалась в детском доме. И, я так понял, что Вика эта — единственный человек, который мог заметить твое отсутствие! Она твоя соседка по комнате в общаге. Я звонил ей, Вика очень за тебя переживает и рада, что ты нашлась! Она скоро приедет за тобой. Доктор согласен тебя выписать, раз уж все прояснилось.

— Так, а под мостом-то я что делала? — не поняла я, хмурясь.

— А вот этого я не знаю. Вика говорит, что твой день рождения вы не отмечали, так что пьяной ты не должна была быть. Вечером ты вышла в магазин, в хорошем настроении, и больше уже не вернулась. Она тебе звонила, но телефон был не доступен.

— Хочешь сказать, что вместо магазина я топиться пошла? — уточнила я.

— Тебе виднее! — засмеялся Макс.

— Но я уверена, что не делала этого!

Он перестал смеяться.

— Честно говоря, я тоже уверен. Ты бы, как минимум, ушиблась. Я вообще думаю, что тем вечером с тобой что-то нехорошее произошло, недаром ведь ты охрипшая и с амнезией! И почему-то я думаю, что кричала ты не от радости. Да и где твоя одежда? А память может от шока отключиться, например!

— И что делать?

— Если тебя гинеколог не осматривал — я бы советовал у него провериться.

— Ты думаешь, что меня изнасиловали?

— Не знаю даже, синяков-то на тебе нет. Но и одежды тоже нет, и не было и близко. Мой друг сказал, что расследовать это никто не собирается. Ты нашлась, жива-здорова! Вроде как, и не произошло ничего!

— Но, я-то хочу знать, что со мной случилось!

— Я постараюсь тебе в этом помочь.

Я обняла его.

— Спасибо!

— Не помешаю? — послышался женский голос.

Мы перестали обниматься и обернулись на голос. В дверях стояла симпатичная блондинка с короткой стрижкой и пакетом в руках, а меня будто током шарахнуло.

— Вика!!! — заорала я и бросилась ее обнимать.

Она прижала меня к себе.

— Слава Богу! Я же чуть с ума не сошла, пока тебя не было!

— Я тебя помню! — ревела я. — Я все помню!!!

К нам подошел Макс.

— Память вернулась?

— Я помню, кто я! — радовалась я. Как же хорошо знать, что ты — это ты! — Я так соскучилась! — обнимала я подружку.

Так, стоять! Мы же виделись позавчера? Почему тогда у меня ощущение, что я ее уже долго не видела?

— Что с тобой произошло, ты помнишь? — оттянул меня Макс от Вики.

Я замерла.

— Нет… черт, не помню!

— Как так? — не поняла Вика. — Меня ты вспомнила, а то, что с тобой случилось, и где ты была — нет?

— Нет! — я готова была снова разреветься.

— Какое твое последнее воспоминание? — спросил меня Макс.

Я задумалась.

— Я помню свой день рождения. Утром мы с Викой радовались, что учеба, наконец, закончилась. Мы же собирались к тебе в Воронеж, да? — спросила я у подружки.

Она кивнула, и я продолжила:

— Вечером пришел Олег.

— Это кто? — перебил меня Макс.

Все ему надо! Настоящий мент!

— Мой парень, — объяснила Вика.

— И я, чтобы вам не мешать, пошла прогуляться, — продолжила я. — Да, я обещала вам, что обратно приду с бутылкой вина! А Олег обещал мне татуировку набить!

— И больше ты не пришла, — вздохнула Вика. — Когда мы поняли, что ты задерживаешься — пошли тебя искать, но напрасно.

— Дальше-то что? — торопил меня Макс.

— Я гуляла по своему любимому мосту… да, я была там, я помню!

— И?!

— И… все… Помню только, как удивлялась, что вокруг никого нет, хотя погода была отличная. Там даже машин не было, представляете? Вообще никого! Было так тихо вокруг, что даже как-то жутковато!

— Может, ее по голове сзади ударили? — предположила Вика.

Макс отрицательно замотал головой.

— Доктор сказал, что не было удара. Так что — вряд ли.

— Но как она тогда память потеряла?!

Я стала тереть свои виски пальцами, пытаясь вспомнить, что было со мной дальше. Как же я оказалась под мостом, да еще и без одежды?!

— Лиз, а ты раньше потерей памяти не страдала? — спросил меня Макс. — Бывает же такое! Просто стояла и вдруг отключилась.

— И меня кто-то раздел и отнес под мост? — уточнила я.

— Ну да, — согласился он. — Не вариант.

Мы помолчали.

— Надо съездить на то место, где ее нашли, — задумчиво сказала Вика. — Ты ведь вспомнила меня, когда увидела, верно?

Я кивнула.

— А ты права! — согласился Макс. — Можно попробовать, Лиза ведь может на месте что-нибудь вспомнить!

Вика протянула мне пакет.

— Тогда одевайся в свои вещи. Сейчас поедем в общагу, отдохнешь, а завтра смотаемся на место, где тебя нашли.

— Я могу с вами? — спросил меня Макс. — У меня машина, я бы заехал завтра.

— Конечно! — улыбнулась я. — В этом случае еще одна умная голова нам точно не помешает!

— Отлично! — обрадовался он. — Переодевайся, а мы с Викой тебя на улице подождем. Я отвезу вас в общагу.

Они вышли из палаты, а я заглянула в пакет. Вика привезла мне мои спортивные штаны, майку и кеды. Я переоделась и облегченно вздохнула: как же удобно! Наконец-то! Я так скучала по этим вещам! Меня не покидало ощущение, что отсутствовала я намного больше, чем на самом деле, и это очень настораживало. Ведь я же жутко соскучилась по Вике, своим спортивным штанам, и даже по общаге! Но как так?!

Я вышла из палаты в коридор, где играла Маша. Увидев меня, девочка подбежала ближе.

— Ты уходишь домой?

Я присела на корточки.

— Да, за мной приехала подружка.

— Значит, ты вспомнила, кто ты?

— Вспомнила, — улыбнулась я.

Почему мне так грустно от этого? Я ведь хотела узнать, кто я! Но узнав, я почувствовала, что меня как будто из сказки вытянули. Мне казалось, что я жила совсем другой жизнью до того, как меня нашли. И причем, достаточно долго! Но этого ведь не может быть?

— И как тебя зовут?

— Лиза.

— Лиза, — разочарованно вздохнула Маша. — А Элли мне больше нравилось!

— Мне тоже, — грустно ответила я.

Маша обняла меня.

— Я буду по тебе скучать, Элли!

— Я по тебе тоже! — я чмокнула ее в щечку и пошла на улицу.

Макс привез нас в общагу и, пообещав завтра вернуться, уехал. В комнате мы с Викой присели на мою кровать.

— Лиз, а ты и правда ничего не помнишь, или при нем говорить не хотела?

Я вздохнула.

— Правда.

— Это плохо!

— Еще хуже то, что теперь я — это уже не я!

— В смысле? — не поняла она.

— Ты меня в психушку сдашь, когда я расскажу! — засмеялась я. — Подумаешь, что я больная!

Вика тоже рассмеялась.

— Да я давно уже так думаю! Так что рассказывай!

— Меня не было всего два дня, но я успела узнать о целебных особенностях различных трав, спроси про любую траву — я все подробно расскажу! О том, что Велес — это Бог Мира Мертвых, и он далеко не один из Богов! О том, что, помимо людей, в мире существует еще куча разных созданий, типа чертей и леших. О том, что день моего рождения выпадает на Русальный День, это когда русалки беспределят. Они, кстати, тоже существуют! И самое главное: дай мне метлу, и я полетаю на ней и даже тебя прокачу! — выпалила я и уставилась на изумленную подругу.

Она задумалась.

— Согласна, двух дней на это все точно не хватило бы.

— Вот и я говорю! Меня больше не было! И я успела прожить другую жизнь!

— Но этого не может быть! Тебя реально не было всего два дня, даже меньше! Это я тебя столько не видела. Пропала ты пятнадцатого вечером, а нашли тебя шестнадцатого, в пять часов дня. Там даже суток не прошло!

— Значит, я все же чокнулась? — расстроилась я.

— Видимо, так и есть. Но только откуда ты все это знаешь? Я не помню, чтобы ты чем-то подобным увлекалась.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 476