электронная
180
печатная A5
404
16+
Код доступа: Godmode 3.0

Бесплатный фрагмент - Код доступа: Godmode 3.0

Книга первая: Великое путешествие к Реальности


5
Объем:
200 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-7179-9
электронная
от 180
печатная A5
от 404

ОТ АВТОРА

И, наконец, приходит день,

когда начинается великая мистерия мира.

День, когда из хрупких скорлуп человеческого

рождается вечно юное Сущее

и, расправив крыла вселенных,

стремит свой лёт в бесконечность.

Первенец из мёртвых…

Когда-нибудь мы все станем богами.

Р. М., «Посвящение», 1996

С самого раннего детства меня преследовали необычные состояния сознания. Некоторые из них, самые яркие, — как, например, выход из тела в момент надевания пальто ранним утром перед школой, — я описываю в книге. Такое микропробуждение. Только что продевал руки в рукава, и тут — бах! — и ты в космосе. Мне было девять лет тогда. И ничего — надел пальто и пошёл в школу.

Похожие состояния разной степени интенсивности случались в детстве довольно часто, и, к несчастью, никто не мог объяснить мне, что всё это значило, я рос в довольно атеистическом окружении, и в описании мира окружавших меня людей никакой «другой реальности» за пределами обыденного состояния сознания просто не существовало. Единственная рекомендация, которую они могли мне дать — просто не обращать внимания, забыть.

Многие из нас сталкивались с чем-то подобным в раннем детстве. Всё магическое очарование детства как раз ведь оттуда родом, — из этого запределья, в котором все мы когда-то купались, зачастую даже не отдавая себе в этом отчёта… И многие из нас потом просто забыли об этом, как забыли о многих вещах оттуда.

Тем не менее, я не забыл, потому что тогда уже чуял, что в этих состояниях содержится какое-то важное для меня послание, какая-то важная часть меня, и поэтому тема необычных состояний психики было первое, что меня заинтересовало в сознательном возрасте. Что же это всё-таки такое — эти выходы в безразмерный космос? Симптомы душевной болезни или проблески высшей реальности?

Оказалось, и то, и другое. В том смысле, что «просветлённый плавает в том же океане, в котором тонет сумасшедший».

Вскоре я осознал, чем на самом деле являлись все эти необычные состояния, с детства будоражившие меня.

Это был вызов. И этот вызов позвал меня в дорогу. Я отправился в своё путешествие к реальности, повстречал своих первых помощников и учителей.

Разумеется, в своём поиске я очень быстро вышел на всевозможные духовные практики, которые вызывали состояния, схожие с теми, что я испытывал в детстве. Дыхательные упражнения, христианский исихазм, шаманизм, йога, суфийские вращения, тибетский буддизм, даосская алхимия…

Где-то через пару лет тренировок один из моих наставников вызвал меня к себе и с комической серьёзностью сообщил, что, по его мнению, я готов к передаче тайной техники, которая полностью активирует мою макушечную чакру. «Ты должен быть готов к тому, что твоя жизнь полностью изменится», — сказал он.

Техника оказалась очень простой, и я внутренне посмеялся над той театрализованной обстановкой секретности, в которой мой наставник передал мне эту практику. Вероятно, таким образом он просто хотел придать чуть больше значимости этому нехитрому упражнению, подумал я.

Тем не менее, я начал её практиковать, более или менее усердно, как вдруг случилось нечто, чего я никак не ожидал и к чему совершенно оказался не готов.

Примерно через месяц после начала этой практики я вдруг снова вышел из тела. Только теперь это длилось не короткое мгновение, как в детстве. Нет, это длилось — полтора года. Ещё раз по слогам: целых полтора долбаных года, без перерыва на обед и заслуженный отдых. Пятьсот пятьдесят дней совершенно неописуемого пикового опыта, когда вместо старой доброй реальности тебя нон-стоп окружает какая-то немыслимая «бездна, звёзд полна», какой-то умопомрачительный микс из бодрствования и снов наяву, где ни времени, ни пространства в привычном понимании нет вообще, а вместо нормального физического тела у тебя какие-то энергетические щупальца, вихри и протуберанцы. Конечно же, я сказал своему наставнику большое спасибо.

Всё это время я оставался социально активным и работоспособным только потому, что каким-то чудом мне удавалось удерживать связь с телом и общепринятой реальностью, и помогала мне в этом, кстати, как раз та самая тайная практика, которую дал мой наставник. И тогда я сказал своему наставнику большое спасибо ещё раз.

Благодаря этой практике, я как-то собирал себя день за днём, воссоздавал себя из пучины запредельности, ежесекундно грозившей меня поглотить, так что опыт, по всем параметрам обещавший перерасти в полноценный психоз и умопомешательство, превратился, в конечном итоге, в фантастическое переживание целостности мира за пределами рационального понимания.

И вот тогда-то я всё и понял. И я снова, уже в третий раз, сказал своему наставнику большое человеческое спасибо, потому что это был чистый, ничем совершенно не обусловленный и никак совершенно неописуемый, старый добрый «вечный кайф» — неистощимый поток божественной благодати, искристое счастье переживания предельной истины, aha moment встречи с запредельным.

В общем, это было как раз оно — то, что обычно принято называть заезженным словечком «просветление». Похожее состояние описывает Кастанеда, называя это выходом во второе внимание, сновидением наяву или видением (с ударением на первом слоге) — непосредственным восприятием энергетической основы вселенной. Видение — внерационально, и это состояние действительно выхода за пределы ума и тела в тотальную необусловленность Реальности, в прямое знание природы вещей.

Другие термины, обозначающие то же самое — полный подъём энергии кундалини, полная активация макушечной чакры.

Это состояние, когда ты оказываешься на вершине той Горы, куда карабкается всё человечество, да и природа в целом — на вершине эволюции мозга и на вершине сознания одновременно.

У этого изумительного состояния есть очень точный физический коррелят: мозг в этом состоянии работает на гамма-волнах, — самых быстрых мозговых волнах из известных на данный момент (для сравнения, если в состоянии обычного бодрствования электромагнитное излучение мозга колеблется в пределах двадцати герц (бета-волны), то на гамма-оборотах подскакивает до ста единиц), — а это значит, как минимум, две вещи. Во-первых, «просветление» — это, с точки зрения физики и биологии, попросту особый режим функционирования мозга, а не какая-то мистическая чушь; а во-вторых, каждый по желанию может активировать этот режим работы мозга, достаточно лишь, образно выражаясь, ввести необходимый код доступа.

Тогда и родилась идея создания алгоритма практик — очень простого и мощного, — который мог бы служить таким кодом доступа к высшему режиму функционирования психики (наверное, как-то так будет звучать определение просветления или видения в будущих учебниках по психиатрии). Точнее даже не создания (всё было создано до нас, — увы, это постмодернизм, детка), а вычленения этого алгоритма из множества существующих практик, методов и подходов.

Так я начал преподавательскую и исследовательскую деятельность в одном из НИИ на кафедре психологии — передавать, переваривать и исследовать свалившееся на меня откровение.

У меня появились клиенты, последователи и ученики, поток рос, и всё шло довольно-таки неплохо до тех пор, пока я не начал обнаруживать одну проблему.

Проблема эта заключалась в следующем. При взгляде с вершины Горы путь наверх кажется лёгким, но он не таков, когда ты застрял в каком-то из болот на пути к ней. С высоты своего блаженства я искренне не понимал, почему первые шаги даются некоторым моим ученикам так тяжело, почему так медленно идёт прогресс? Вскоре это непонимание превратилось в сомнение в эффективности метода, а оттуда переросло в тотальное сомнение вообще в ценности того опыта, который я пережил, и реалистичности той картины мира, которую я из этого опыта вынес.

И тогда я решил провести экспериментальную проверку всего метода, включая его секретную часть, на предмет предельной эффективности. Вопрос я ставил так: действительно ли это особое состояние работы мозга, которое известно в духовных традициях как просветление, доступно каждому человеку или это удел избранных? Насколько функционально полезно это состояние? Действительно ли оно является следующим закономерным этапом в нашей эволюции, высшим уровнем развития человеческой психики или это просто сбой в эволюционной матрице, случайный баг, тупиковая мутация?

Другой важный момент заключался в том, что необходимо было точно вычислить ту самую последовательность практик, которая привела меня к этом состоянию. Если это действительно эволюционно более продвинутый режим нашего существования, то какие именно практики являются сущностными, то есть критически необходимыми для реализации этого состояния, и какие — факультативными и необязательными?

Эксперимент я решил проводить, разумеется, на себе. Заключался он в следующем: опуститься в самое низкое из возможных для меня человеческих состояний, надёжно зарасти там привязанностями и позволить им высосать из меня всю энергию, чтобы затем найти способ из этого состояния полнейшей опустошенности, зависимости и раздробленности вылезти, опираясь только на собственные силы и известные мне практики, и вернуться назад — на вершину целостности, к «вечному кайфу» и энергетическому изобилию. Это и стало бы финальной проверкой метода.

Я принял решение начать свой эксперимент в 2006-ом году, но мне потребовалось ещё несколько лет подготовки, чтобы, преодолев вполне обоснованные страхи, окончательно отважиться на бесповоротное нисхождение и последовать за теми симптомами и напряжениями, которые звали меня вниз — тщательно исследовать их причины, познать на собственном опыте, как глубока бездна человеческого отчаяния, осознанно исследовать состояния крайней отделённости от Бога, состояния полного забвения и заброшенности, и — что самое главное — посмотреть, а есть ли выход из ловушки этой безнадёжности, возможно ли человеку вновь подняться к свету Духа из самой тьмы своей омрачённости и крайнего энергетического истощения.

В качестве катализаторов своего грехопадения я использовал с виду «безобидные» зависимости — пищевую, табачную, алкогольную, игровую. Было довольно весело. Спускаться в ад — это вообще довольно увеселительное занятие. Это как прокатиться на американских горках. Плюсы — ты получаешь кратковременный эндорфиновый кайф. Минусы — это быстро заканчивается. Это заканчивается так же быстро, как заканчивается здоровье, а здоровье на этих виражах летит к финишу быстрее, чем призовая лошадь. И потом наступает неизбежный отходняк.

В конечном итоге, несмотря на то, что я начал свой спуск в бездну намеренно и осознанно, мой эксперимент оказался гораздо опаснее, чем я предполагал в самом начале. Я оказался на дне и уже совсем скоро обнаружил, что ситуация полностью выходит из-под моего контроля…

Первая редакция этой книги вышла десять лет назад, прямо перед самым началом моего путешествия в ад и обратно. Тогда я и представить не мог, насколько всё это затянется и чем, в конечном итоге, обернётся.

Роман Мокша

Лос-Анджелес, 23 октября 2018 года

ГЛАВА ПЕРВАЯ: ВЫЗОВ

Милый друг, иль ты не видишь,

Что всё видимое нами —

Только отблеск, только тени

От незримого очами?

Милый друг, иль ты не слышишь,

Что житейский шум трескучий

Только отклик искажённый

Торжествующих созвучий?

Владимир Соловьёв

Пробуждённый ум, как бы мы его ни называли, всегда старается проявиться, всегда пытается позвать нас домой.

Генпо Роси

Откликайся на каждый вызов, который восхищает твой дух.

Джелалатдин Руми

Реальность бросает нам

#вызов

С каждым это происходит однажды, и с каждым — в своё время.

Вызов — это знаки, которые подаёт нам Большая Реальность, побуждая начать наш путь поиска и познания. Вызов — это вопрос, который мы вдруг начинаем ощущать в себе: кто я, что есть реальность, в чём смысл моей жизни?

Вызовом может быть всё, что угодно: случайная встреча, необычный разговор, странный сон, который вдруг начинает сбываться, неожиданные препятствия или обстоятельства, нарушающие наши планы или, наоборот, неожиданным образом подталкивающие нас — цепочка неожиданных совпадений, уводящая нас прочь от знакомых дорог…

Вызовом может быть смертельная болезнь, которая обнажает перед нами предельную правду жизни и смерти.

Memento mori, говорили древние. Помни о смерти. Но это лишь половина истины.

Наслаждаясь жизнью, помни о смерти.

Умирая, оставайся в живых.

Так, пожалуй, будет вернее.

Вызовом может быть всё, что угодно.

Им может быть впечатление от дождя или заката — в те минуты, когда материя словно становится зыбче и сквозь неё вдруг смутно проглядывает тайна той Бездны, где рождаются и гибнут миры, той Бездны, откуда мы родом. Прямо сейчас. Во мгновение ока.

Вызов приходит из этой же Бездны. Как приглашение. Как напоминание. Как знак. Приглашение заглянуть в самое сердце Тайны мира. Напоминание о том, что мы забыли. Знак цели, ради которой мы сюда родились.

Вызов может прийти изнутри или извне. Он может быть навязчивым хроническим симптомом, то замирающим, уходящим куда-то вглубь, то обостряющимся, возвращающимся вновь, и с каждым разом всё сильней; он может быть неожиданным происшествием и свалиться как снег на голову посреди лета.

Вызовом может быть солнечный зайчик, случайно попавший в глаза. Просто солнечный зайчик…

Но чем бы он ни был, вызов — это всегда необычное событие, которое на миг разрывает пелену нашей самопоглощённости, на время останавливает привычный ход нашей жизни.

Вызов — это пробуждение.

Меньшее, что вызов заставляет нас сделать, — это просто задуматься. Большее — это совершить «переоценку всех ценностей», о которой так любил говорить Фридрих Ницше…

Вызов — это голос. Смутно знакомый и невыразимо родной. Голос друга, учителя и проводника… на ту сторону мира.

Это голос доброго волшебника Гендальфа из «Властелина колец», голос мудрого магистра Йоды из «Звёздных войн», голос сурового борца за свободу Морфеуса из «Матрицы». Это голос древнего Бога, которого, казалось бы, надёжно похоронила эра индустриальной цивилизации, сделав для верности контрольный выстрел в голову. Ещё вчера казалось, что Бог навсегда умер. Но уже сегодня мы видим, что это не так. Бог воскресает на наших глазах.

Гулливер очнулся. Он ещё связан путами и может пошевелить разве что пальцем, но уже один его глубокий вздох способен до основания потрясти всю ту цивилизацию, которую лилипуты успели выстроить на его недвижном теле. Он вздыхает, и мы слышим его голос, доносящийся к нам из глубины наших сердец. Это голос нашей сокровенной сущности, голос предельной Истины, голос обнажённой совести, голос Божественного возмездия, голос внутренней Реальности, голос нашего другого Я. Этот голос взывает к нам из глубины. И в этом голосе нам слышится вызов.

Суть вызова заключается в том, что эта внутренняя Реальность, другая часть нашей истинной целостности, лежащая где-то глубоко внутри нас, по ту сторону всех привычных представлений, хочет войти в контакт с нами — она вызывает нас на связь.

Вызов содержит зашифрованное послание — изъеденную солью, полуистлевшую записку в бутылке, принесённой волнами океана бессознательного откуда-то из неведомых глубин к берегам обыденного мира, прямо к порогу нашего дома. Со смесью страха и изумления мы пытаемся разобрать странное письмо, гадая, откуда оно, и не ведая ещё, что авторы этого послания — мы сами, вернее, наше другое Я — наша сущность, ждущая нас там, в том таинственном безвременьи на другой стороне мира. Оттуда, из этой труднопостижимой запредельности, из вечного настоящего, мы написали послание для себя же и пустили его по волнам времени в надежде, что однажды эти волны прибьют его к берегам сиюминутности, к берегам забвения и заброшенности, где мы влачим своё жалкое временное существование…

Уверен, каждый из нас хотя бы однажды в своей жизни переживал ощущение того, что он есть нечто большее, чем то маленькое я, та личность, с которой он отождествлён в своём повседневном бодрствовании. Если вы хоть раз влюблялись, то знаете, о чём я говорю.

Это состояние особого расширения, взлёта души, ощущение глубочайшей вневременной связи между вами и вашей второй половинкой, невероятные, почти мистические совпадения, наития, озарения, когда кажется, будто мы вот-вот ухватим или уже ухватили саму необъяснимую суть Тайны Реальности по ту сторону всех привычных представлений.

Подобный опыт взлёта души, когда мы вдруг осознаём себя чем-то большим, чем наша бренная земная личность, есть у каждого, кто хоть раз испытывал состояние влюблённости и вдохновения, либо состояние стресса в экстремальных, угрожающих жизни ситуациях, либо состояние осознанного сновидения, или молитвенный экстаз, или другие необычные состояния в опыте духовных практик разных традиций.

О существовании двух принципиально разных состояний человеческого бытия — поверхностного и глубинного — говорит большинство мировых духовных и философских традиций — западных и восточных. Начиная с самых древних пещерных времён, человек ощущал своё бытие как двойственное, разделённое на две половины:

#большое я и маленькое я

Одна из этих половин, вневременная и внепространственная, принадлежит царству вечности; тогда как другая — целиком плоть от плоти здешнего мира — земного пространства и времени.

В индуизме речь идёт о пуруше (потусторонней и неизменной реальности Духа, Атмана) и пракрити (посюсторонней, пребывающей в постоянном изменении реальности материи, в которую воплощается Атман-пуруша, забывая о самом себе).

В христианстве речь идёт о вечном духе и временном теле.

В центральноамериканском шаманизме одна часть нашей целостности — это непостижимый и невыразимый океан нагуаля, мир чистой воли и сновидений, которому противопоставлен островок посреди этого океана — тональ, мир разума и бодрствования.

В тибетском буддизме говорится о двух тигле, двух «каплях бытия», из которых состоит человек: первая «капля» — это неразрушимое начало в человеке, его вечное Я, которое перерождается в бесчисленных материальных мирах, следуя загадочным законам своей эволюции; вторая «капля» — временное я человека, которое возникает и развивается вместе с материальным телом в этом конкретном воплощении.

В западно-европейской философской традиции речь идёт о трансцендентном (запредельном, находящемся по ту сторону пространства и времени, невыразимом языком) и имманентном (посюстороннем, земном, умопостигаемом) измерениях бытия.

Наконец, западный психоаналитик будет говорить о тех же двух половинах целостности человека как об иррациональном Оно, Ид — бескрайнем океане всевозможных психических импульсов и о рациональном эго, Я, которое противостоит натиску Оно, сдерживая и упорядочивая его импульсы с помощью защитных механизмов рассудка.

В какую бы традицию мы ни посмотрели, мы везде найдём упоминания о двух фундаментальных полюсах человеческой природы, о двух Я — вневременном Большом Я или Высшем Я (Высшей Целостности и Подлинности) и временном маленьком я, которое является лишь воплощённой частичкой этого Большого Я.

Как бы ни различались слова, которыми представители разных традиций знания описывают нашу человеческую природу, все они так или иначе сходятся в том, что в нас есть два эти начала — потустороннее, глубинное (безграничное и вневременное) и посюстороннее, поверхностное (ограниченное и временное).

Русский мистик Гурджиев называл эти две половины нашей природы сущностью и личностью.

Личность — это маленькое я, эго, отождествлённое с физическим телом, с разумом, с миром повседневного бодрствования, с повседневными обстоятельствами.

Сущность — нечто большее, чем это маленькое я, нечто далеко выходящее за пределы мира повседневности и превосходящее границы нашего рационального понимания. Это Большое Я, Дух, чьё Царство, говоря словами Иисуса, не от мира сего. Сущность очень тесно связана с нашей глубинной Подлинностью, с одной стороны, и Реальностью Мира, с другой…

***

Мои собственные вызовы преследовали меня с самого раннего детства.

Их сюжеты совершенно очевидным образом выходили за рамки общепринятой реальности — события, происходившие во время них, несли отблеск какого-то запредельного величия и словно бы обнажали невидимые пружины жизни. Уже гораздо позднее, будучи взрослым, я назвал эти переживания встречами с моим Большим Я.

Иногда эти события настолько выбивались из привычной рутины и за ними настолько ясно проглядывали замирные бездны, что от этого мороз продирал по коже.

Один из них произошёл со мной в девять лет, когда одним ранним зимним утром я собирался в школу.

За окнами чернела суровая январская тьма. Я стоял в тускло освещённой прихожей, уже обутый, и готовился некоторым особым, придуманным мной жестом набросить на себя пальто (нужно было определённым образом подкинуть его и на лету постараться быстро вдеть в рукава сразу обе руки).

И вот я подкинул пальто, как вдруг… ещё секунду назад погружённый в будничные мысли о предстоящих уроках, я внезапно ощутил, как всё мое существо резко взмывает вверх, в какую-то безвременную космическую пустоту, усыпанную мириадами звёзд.

И эти звёзды были вовсе не звёздами, а, как я понял внезапно, сияющими вратами-туннелями в другие миры, подобные тому, из которого я только что неожиданно вынырнул, словно пузырёк газа из бутылки лимонада. И, точь-в-точь как этот пузырёк, я вдруг лопнул и испытал чувство невероятного расширения…

Трудно описать словами то состояние, в котором я вдруг оказался. Меня словно бы вышвырнуло из погружённости в поток времени. Это был удивительный момент — поток времени словно бы застыл, остановился. Я отчётливо ощущал себя — пацана девяти лет от роду, стоящего посреди прихожей, освещённой тусклой лампочкой, с накинутым на голову пальто… Но я видел и чувствовал это как бы со стороны. Я чувствовал это так, словно я, всамделишный я, настоящий я, сижу на берегу этого застывшего потока времени — безвременный и безначальный, безмолвный и безымянный Свидетель… Свидетель своей собственной жизни… и тысяч жизней до, и тысяч жизней после…

Испытанное чувство было одновременно и блаженным, и пугающим… Но испугаться по-настоящему я не успел, ибо в следующее же мгновение снова стоял в прихожей с нелепо накинутым на голову пальто и задранными вверх руками, которые так и не попали в рукава, по крайней мере, не в этот раз…

И только чувство оторопи и какой-то звенящей наполненности внутри было единственным, что осталось от переживания того невероятного пространства, в котором я вдруг, сам не ожидая того, на миг очутился…

***

Древние традиции мудрости утверждают, что сущность реальна, а личность иллюзорна, в том смысле, что она не имеет собственной реальности, реальной её делает сущность, когда отождествляет себя с ней.

Это легко понять на примере компьютерной игры. Герой игры не реален, это всего лишь виртуальная структура, созданная кодом игры. Однако, едва начав играть, вы проецируете энергию своего сознания на героя или героиню, отождествляетесь с ними, и вот уже границы монитора растворяются, плоские текстуры обретают объём и глубину, вы полностью поглощены игрой, забывая себя, целиком отождествляясь с игровым персонажем.

В результате переноса энергии вашего сознания на виртуальную структуру персонажа, возникает фантомное сознание героя: вы живёте его интересами — развиваете его, улучшаете его навыки, защищаете его, беспокоитесь о нём — так, будто вы и есть этот персонаж и ваши интересы реальны, хотя на самом деле они всего лишь фрагменты скрипта — сценарного кода игры. Единственное, что есть реального в игре, — ваше собственное сознание, спроецированное и растворённое внутри игры, но в то же время трансцендентное по отношению к миру игры, то есть запредельное ему, ибо источник его реальности принципиально не находим внутри игры, поскольку этот источник — вы сами, сидящий по ту сторону монитора.

Согласно великим мировым традициям мудрости, наша Сущность (Атман-пуруша, Дух) и есть тот трансцендентный, потусторонний Игрок, который проецирует свою энергию на материальную структуру наших тел, в результате чего возникает феномен личности — самоощущение нашего отдельного и ограниченного эго, целиком отождествлённого со своим временным телом, подчинённого своим сиюминутным интересам. И, растворяясь в материи, Дух, наше Большое Я погружается в сноподобное переживание земной действительности и своего маленького я, личности, совершающей в этой действительности своё захватывающее путешествие — ролевую игру от первого лица: игру-приключение, экшн, квест, борьбу, драму, достижение, поиск.

В этом путешествии мы приобретаем опыт, умения, прокачиваем свои линии способностей, реализуем различные игровые сценарии и стратегии, получаем бонусы или, наоборот, теряем очки, и развиваемся, развиваемся, переходя от более простых, ко всё более и более высоким и сложным уровням этой удивительной и загадочной игры, имя которой Жизнь.

Основа любой драматургии —

#конфликт

Не является исключением и драматургия наших жизней.

Как утверждают древние традиции мудрости, в самой природе человека изначально заложен этот конфликт.

Оказываясь в мире, мы застаём себя в ситуации фундаментальной двойственности своей природы. С одной стороны, в нас есть осознание себя малой, ничтожной частичкой этого мира, «тварью дрожащей», а с другой — в нас живёт смутное, мучительное и неистребимое чутьё своего изначального величия.

Как метко охарактеризовал эту ситуацию русский философ Бердяев: «человек — есть точка пересечения двух миров», миров внутреннего и внешнего, сознания и материи, и, более того, он сам и есть точка несовпадения этих миров, точка драматического разрыва между этими мирами. В одном мире, мире внешнем, человек видит себя лишь «тварью среди тварей», телом среди множества других тел, а в другом — мире внутреннем — человек проникнут сознаванием своей уникальности, единственности, абсолютности, изначальности, универсальности.

Конфликт неизбежно ведёт к «борьбе противоположностей». А это, в свою очередь, приводит нас к увлекательнейшему сюжету, который, вот уже на протяжении более двухсот тысяч лет (то есть примерно столько, сколько существует человек разумный), неизменно разыгрывается в жизни каждого, родившегося на свет.

В этом сюжете мы сначала забываем свою духовную природу — наше материальное я в первые годы жизни вытесняет память о своей потусторонней родине глубоко в бессознательное. Это первая часть Марлезонского балета под названием «Потерянный рай».

А затем мы отправляемся каждый в своё путешествие длиной в тысячу миль, чтобы эту потерянную родину вернуть, потому что без неё в этой жизни как-то совсем уж тяжко.

Общечеловечность этого сюжета — документально зафиксированный факт. Существуют сотни и тысячи мифов, историй, легенд, сказок, историй, древних и современных, в которых проступают его характерные черты. Чтобы подчеркнуть универсальность этого сюжета, всемирно известный исследователь мифов Джозеф Кэмпбелл в своей книге «Герой с тысячью лицами» назвал его мономифом.

Сам термин

#мономиф

означает тот факт, что общая форма этого сюжета с самых ранних времён присутствует в культурах самых разных народов, исторически и географически никак не соотносимых.

Эта история вновь и вновь воплощалась в виде древних ритуалов и мистерий, в виде легенд и сказаний, передаваемых из уст в уста, в виде театральных представлений, наконец, в виде фильмов и компьютерных игр.

Это история о путешествии, история Героя, мужчины или женщины, который однажды встречается с вызовом, следуя за ним, покидает привычный мир и отправляется в долгие скитания через неизведанность — навстречу некой заветной цели, а затем, в случае успешного исхода, с триумфом возвращается на родину с артефактом или сокровищем, добытым в испытаниях и битвах с чудовищами, наделённый сверхъестественной силой и сокровенным знанием.

Илья Муромец и принц Сиддхартха, Христос и Иван-царевич, Одиссей и Алиса, Золушка и Геракл, Спящая красавица и Белоснежка, дон Хуан и Люк Скайуокер, Нео и Фродо Бэггинс — у каждого из них своя история, но всех их объединяет нечто общее — сквозь частные различия везде проступают черты одного и того же универсального сюжета.

Этим сюжетом пропитана вся наша культура. Мы снова и снова встречаем этот сюжет в книгах, фильмах, играх. Этот сюжет настолько универсален, что на его основе пишутся учебники по сценарному мастерству.

Всё это объясняется тем, что

#великое путешествие

— это наиболее общий сценарий пути, который по достижении определённого порога зрелости суждено пройти каждому — и женщине, и мужчине.

Собственно, мизансцена мономифа такова.

Примерно к годам двенадцати — тринадцати, возрасту начала полового созревания, каждый из нас оказывается в ситуации, когда борьба двух половинок нашей целостности заканчивается убедительной победой одной из них — наше разумное эго, отождествлённое с физическим телом, побеждает и предаёт забвению память о своей другой, нематериальной половине.

По мере развития личности мы забываем свою потустороннюю родину — память о нашей вневременной сущности постепенно вытесняется в самые глубины нашего бессознательного. По мере погружения в игру существования Дух-игрок забывает о собственной природе, целиком отождествляя себя со своим игровым персонажем — с эго, заключённым в оболочку тела.

Так что в какой-то момент мы застаём себя существующими на поверхности мира, забывшими, кто мы есть, откуда пришли и куда направляемся. Более того, мы забываем, что мир, в котором мы существуем, — не более чем поверхность. Мы забываем о своей собственной глубине, мы забываем о своей Подлинности.

Мы забываемся в поверхностности, и двери нашей ловушки — фальшивого мира, лишённого смысла и глубины, — захлопываются за нами.

Такова

#завязка игрового сюжета жизни

Результатом этой ситуации становится забвение, или неведение относительно своей подлинной природы. Вследствие этого разрыва и забвения возникает ситуация вброшенности в этот мир и противопоставленности миру, которую так хорошо исследовали философы-экзистенциалисты.

Чем больше мы отождествляемся только со своим материальным телом и со своей личностью, тем прочнее забываем о своей вневременной Реальности и Подлинности — о своём Большом Я. Так что, в конечном итоге, мы оказываемся в мире, из которого изгнан всякий намёк на существование чего-то большего и глубинного в нас, чем те временные тело и личность, с которыми мы целиком отождествлены на поверхности бытия.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 404