электронная
180
печатная A5
509
18+
Книги Разиэля

Бесплатный фрагмент - Книги Разиэля


Объем:
350 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-1022-5
электронная
от 180
печатная A5
от 509

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

8

И как живёте вы…

Окутанный проклятьем из зла и клеветы?

Окутан я туманом

Едким чужих ошибок

И предубеждений… И

Тело тленное моё —

Гробница для души…

Что мёрзнет в звёзд

Убийственной тиши…

И яд вселенский

Проник в сверлящий

Горем взгляд…

Повержен я… но непобед

им…

И смерть боюсь

Спугнуть дыханием

Своим…

И тело — тло… и жизнь

Как преступленье…

А преступленье — зло…

9

И как же быть?

Как боль убить

И смерть во прах

Оборотить?

Не знаю я ответа…

И каждый новый случай — град…

Он режет слух… он бьёт мой взгляд…

И нет обратного пути…

С дороги тлена не сойти…

Я боли рад!!! Я смерти брат…

Уж скоро войду в бледных град…

Немёртвая придёт с косой

И с отделённой головой… Я заору ей: Я ЖИВОЙ!!!

11

Минувшее, что скрылось безвозвратно,

Я помню плохо: обрывки снов, осколки мирозданий.

Родился я под чёрною звездой.

И путь мой освещен был с детства горем.

Его лучи кололи сердце ядом скорби.

Из сердца боль текла по венам, истёртым

В кровь моей мольбою.

Я ждал в аду перерождения, чтоб мукой

Ада побороть все преступленья, что

Пережил, страдая в корчах.

И я пришёл к реке и ждал волны, что

Смоет мой позор.

Вдруг вижу, со стрелой во лбу плывёт

Мучитель, за ним второй и третий.

То говорил со мной владыка судеб — случай,

Он приказал мне ждать.

Устав страдать, я начал что-то делать.

И мир чужой ушёл, остался мой.

Всё мутное осело от молчанья.

Души рыданья я не слышу боле.

12

Как много смертей во мне,

Как много людей, что нет.

Сохну я в пустоте.

Спутник звезды дарит свет.

Крушение всех надежд.

И тело, что серый прах,

С застывшим криком в устах.

И комната — стылый ад.

И где же есть то, что нет?

13

Руины судьбы… осколки домов…

На спинах кресты… в висках моих дробь…

Жизнь так далеко… грунт уже во мне…

И дух как пакет… что ночью летит…

Но тело моё уж трупом смердит…

Топор в лёгких тот… уже не извлечь…

А иглы в мозгу холодны… как твердь…

Укрыты глаза… открыта душа…

Погибель близка… упрёка рука…

Вмурует меня цементом стена…

15

Пустые глаза… фатум что нора… цемента мгла…

Мёртвого рука сожрала власть…

Здесь тлена страсть… здесь страха пасть…

Смотрит на меня кривых западня… Бараки снов…

Ошибки рабов влекут нас вниз…

И грубый дождь смывает дрожь… Бегство что ложь…

Бежав от себя… ошибки дробя… вернёшься назад…

Останешься здесь… свершится месть… но ты пропадешь…

17

Медийная дрожь… красивый наряд… Деменции ложь

Оскорбляет мой взгляд… Опыт — экзистенциальный враг… что

Таится в кустах… Предвестьем он покой хочет смять…

Взамен боли правду воздать… Мой ум жил… словно белёк… А

Социум — скот… по черепу он меня моргенштерном

Бьёт… Сильней и сильней… багровей — корми червей…

Стойкость внутри струящейся яростью… глаз недоли мои

Алтари… Ставни дверей… ширмы домов… Души людей…

Проданный кров… лица дворов стёрла печаль…

Вечная мгла… безбрежная даль…

18

Свой личный ад ношу в голове…

Мёрзлый мой сад ядом жжёт по ноге…

Урочище вдов… яма язв и цветов…

Инфернальная топь… глубь тёмных амёб…

И здесь я распят… плоти ковёр…

Мой терпкий трон — позорный костёр…

Испанский сапог… немецкая печь

Желают из праха душу смертью извлечь…

Фатума раб… как Прометей… жажду

Разрвать петлю смертей…

Здесь возрождён и снова убит…

Дух во Вселенной веснянкой парит…

Сети крыла… хитина скелет… волосы

Пепел… преград больше нет…

Сонмы галактик… дисперсии даль

Скроет пылью сухая вуаль…

20

Стрихнина взгляд… стан как удав…

Полыни глас… смрад злых цветов…

Вы зло ядра… вы мёртвых князь…

А тлая жизнь — лишь лёд и грязь…

Мой мозг угрюм… мой глас — гипноз…

Жизнь как трюмо… в нём страх и боль…

Марионетки горька роль…

Верёвок нет… есть только свет…

И тот просвет уста прошьёт…

21

Реки нейронов, синапсов цветы.

Депрессии смыслов терпки плоды.

Концессия духа, смерти итог.

Скоро покину враждебный чертог.

Жизнь, как глумленье, над чистой душой.

Твердь — избавленье от злости людской.

Тростью по кости курносая бьёт.

Мерзостной властью искривлён рот.

Талые воды смоют мой гнев,

Белые зубы ручьями раздев.

Цепи созвездий, иллюзии снов.

Космоса ветры, ночь городов.

Сердце сияет как красный тюльпан.

Гнусно стынет жизни пожар…

22

Существование — амбары домов…

Долженствование подлых скотов…

Птицей избитой в канаве лежу…

Сломленным взглядом бездну сверлю…

Я нигилист и я неофит…

Торс мой газетой… как лентой… обвит…

Взор поднебесья и адская мгла…

Ноги — побеги… что гниль сожрала…

Дух мой отпитый… которой зарыт…

Крыл обереги смыла вода…

Тут несвобода… здесь нет меня…

Талые воды… чёрный огонь…

Убылью тень доживает боль…

23

Жизнь как прыжок, смерть как удар.

Мытарств дорог жесток обман.

Нетрезв мой взгляд, жесток мой ум.

Свет что поток энергии дум.

Грёзы змеятся как чёрные косы.

Звёзды разрежут мечту на полосы,

Соединив малокровным крылом.

Боли прилив подтверждает: я жив.

Скорби юдоль зальёт кровью боль.

Я здесь один и я обречён.

Череп разбит баскетбольным мячом

24

Астероидный поток, взгляд — кварца кристалл

Воли глоток, крови коралл.

Мыслимы смыслы, смерчи идей.

Звёздные дрифты астральных коней,

Цепи вселенной, тенёта судеб.

Стою над градом, руки к грому воздев.

Вопли проклятий, звал хладных на бой…

Космос утоплен ночною мольбой…

Словно покойник бреду я домой…

26

Дух мой… вернись…

Из мрака светом

Возродись!

Сознание — мрак… кусачий туман…

Души озноб… в суждениях страх…

Пыли прах стаял в устах…

Пламя чадит в кубке алых репьёв… душа мёртвой

Степью кричит…

С каждой искрой боль-совесть трансом глумит…

Мысли смыслом… мечами над жизнью зависли…

Стоит усилить тела дыхание… как состоится

Со смертью в волчьей яме венчание…

Существование решётки гробов…

Вселенной создание тлена богов…

27

Топот и скрежет память рваными лоскутами режут…

Перехлёстнутыми друг против друга жердями…

Треснутыми реальности плоскостями…

Загромождёнными путями

Вспоминания тихоходят судьбой…

Глухонемой пустотой ум рвётся ввысь…

Дом мой шаткий бурей снесётся…

Желанье флажком из тряпки сотрётся…

Только утери — боли караты…

Скитаниям в облаке путника рады…

Структуры птицей в машинной решётке зажаты…

Смеяльщиц впалые хоры: окрики… вопли… кантаты…

Грохотом схоронят надежд молодые аканты…

28

Подвалы — капканы изжитых снов.

Впитан землёю звук старых шагов.

Спутник как образ безликих долгов.

Бездействие плоти, крик жизни придушен.

Аспидный мир к жертвам душ равнодушен.

В рамах осколки, в зрачках выгрызли норы

Инфернальные волки.

Сотни созвездий, тысячи грёз.

Ум неотпетый, смерть — страшный утёс…

29

Нагромождение сломанных слов…

Треск бесконечный незрелых голов…

Хилые тени избрали подъезд

Для проведения пасмурных месс…

Испитый город дворнягой глядит…

Графитное небо пакетом злым бдит…

Тучи… смущаясь… ползут по реке…

Распахнуты ставни граду скотов…

Здесь им и стол… и могила… и кров…

30

Сейчас обнажится мучений овраг…

Всех приглашаю на мой маскарад!

Коросты… полипы… глазные наросты… душ «украшенье»…

Маски раздеты… стыда на ум осознанное восхождение…

Совести мер опустошение…

Честь словно вёдра с грязной водой…

Мозг что купель… эмбрион в ней босой…

Вздыхает из ок он… словно немой…

Раб пустоты… перемолон фиброзной вдовой…

Совесть оборвана… выперта вон…

Железной преградой стал чёрствый заслон

31

Станции жизнь затхлый порог,

Суставных сентенций разбитый итог.

Поезд рвётся астероидной стрелой,

Мрак завихряя звездой подвесной.

Странные тени стоят на пути.

Их отстранят лишь солнц блёклых мячи.

Поезд трясётся калёным драконом,

Пожаром котла рдея средневековым.

Мрак и Надежда отброшены вдаль…

Искры дробит дорог магистраль…

Струится энергия мрачных невзгод,

Вой монолита тьму воспоёт.

Бешеный остов выжитых дней

Словно летит в упряжке коней.

Впереди ночь, позади мрак.

Над шкурой металла — алмазов соцветья и весь зодиак.

32

Дом, дом, дом…

Тлен — мой свет, льдов паром…

Мизансцен грубый фарс.

Ум людей — медий фарш.

Антимир лайт затмил.

Боль — прыжок в омут грёз,

Жизнь — хрусталь резлый звёзд…

Пароксизм зряшных сил.

Эскапизм, бал свиней,

Рваный ритм страшных дней.

Прогорит чадом бед

Мой аморфный обет.

Унесёт буря вдаль фальшь.

Спитую печаль…

Раскроюсь в темноте…

Разделю мрак и свет…

Гладный-хладный придёт,

Дрейф души кровью рук

Разотрёт…

33

Пепельной птицей точит слёзы душа…

Огня неволя взывает мороком вишни колючей… совесть позором клеймя…

Шипы кривые ядовитых плодов отравят желаньем дыхание заснувших умов…

Эссенция искр вихрится внутри… сентенции флуоресцируют… как жуков светляки…

Звёзды лучами зажгут фонари… Засверкают кружком язычков тепла алтари…

Ночь призывает глубинный огонь… в нём растворится туманом дней боль…

Тучи дождями смывают долги… Руки перстами рвут рока шелки…

Тесный мой скит заполняет пространством тёмный ретрит…

Сферы с гулом несутся по трубам… всесокрушая томительный тлен…

Тело — менгир… чердак — ложнопортальный дольмен…

Сознание бабочки — куколка… что ждёт метаморфозных смен…

34

Из темноты показываются массивные… малокровные сжатые ладони… Они раскрываются… вылетает светлячок…

Ладони сжаты… гудят виски… Ярость кометой блистает…

В призыве сжав кулаки… Бросок зрения блуждает… Страх

Врагов поедает… разбив кандалов тиски… Даяние

Фениксом рвётся из сломанной клетки груди…

Хладнокровный зубовный скрежет вину проклятьем

Разрежет… Спиралью раскручена чёрная цепь… в кость с

Лязгом вживляет медь… Воронка времени ускоряется…

Кривость шакалья тонн давленьем смиряется…

Самоконтроль кобальта… лавы менгир… Игл лучами…

Льда гарпунами бьёт в позвонки сакральным

Страданьем подзвёздный мир…

35

Чести спасенье, могиле поклон.

Счастье — грубо оборванный холодом сон.

Гулом набата успокоен…

Посланный кем-то проклятый вой,

Взгляды меняет фиброзной рукой…

Хрусталя истин искажённая роль…

Мрак греет светом, свет дарит боль…

Зреет над нёбом горя контроль,

Космос закроет небо плащом,

Рям изртропнет боль параличом…

36

Неясные тени ползут по стене.

Неутешно рефлексии плаунами

Танцуют во мне…

Энергии сердца истёк поток.

Часы судят время, доживаю свой срок.

Напастей минуты, злых пастей часы…

Ядом сжигают надежды бескрылой поры…

Мыслей бессмыслица, крахи идей…

Монгольфьеров крушение,

Бермудский ка-матэ кораблей.

37

Кургузые стены греет правды очаг.

Скотство свиньёй голопузой водворяет

Помойных улиц исподний флаг.

Совесть газетою смята, вытряхнута в окно.

Мелкой чёрствой монетою подкупает общество зло…

Пространство прахом осквернённых улиц

Гуманизма догоревшего тло…

38

Остановка…

На персте дорожном видения фокусировка…

Знаки освещает дёгтем горящий факел…

Люксами свет удаляет… Ночи —

На лабиринт слуха атаки…

В арыках воют Гекаты собаки…

Всюду безвременье

Глушью… теменью… Вскрывает вакуум

Иссохостью влажную артерию…

Универсум молчит… планета из

Каждой фумаролы перуанской мумией кричит…

Гидротаксис — эпидемия смерти

Всего живого… апокалипсис…

39

Деяние —

В ключах идей от гибели ртутью в

Скалу серебряной молнией вливание…

Цепей синапсов спрайтами замыкание…

Возрастная регрессия —

Мозга страхом аннексия…

Сальто… полёт… души воскресшей

Вокругзвёздное устремление…

На острые дувры сломленным

Крылатым скелетом падение…

Остов разбит… волна идёт…

Космос горе сажей зовет…

40

В пропасть падение…

Каркасом разбитым лежание…

Суставов рук анемичных

Дёрганное дрожание…

Глаз молний шаровых

Обречённое замирание…

Челюсть сжата капканом…

Наёмники созвездий… лютуя

Ураганом…

Эссенцию сквозь шею извлечь

Жаждут арканом…

Люминесценцию… потушат

Разлитые озёра

Безбрежными ночами…

41

Иллюзия…

Устраняет ментал груз

Синестезия.

Фениксом из пепла высвобождаясь,

Уходишь в прах снова…

Духовный недуг, виновный в

Бездействии ломаных рук.

Был исцелён импульсивным огнём.

Истины, логосы.

Кровью кислотной залиты

Надежд моих крокусы…

Чёрных озёр злая весна.

Бледной дланью снимает шёлк сна…

Белое, чёрное, кальдерные трещины…

Тени деревьев…

В хладной луне лица мёртвых

Мерещены…

42

Дыхания замирание…

Амебных галактик гирляндой мерцание…

Колючих цветов августовское благоухание…

Полис спит… окошко в этажке… как в башне… горит…

Полуночное бдение… зрачков люксовое вырождение…

Бастион твердыней стоит…

Зноем летним… словно солнцем… облит…

Повсюду мрак… шатрами домов накрыт дорог архипелаг…

Костыли фонарей жуков вальсом кружат и бабочек — ночных орхидей…

Фиалки росу пьют ажурным листом…

Спит полутихо бытом проклятый дом…

Гроулит лисица над полной луной…

В луже сверкает лайт неземной…

43

Экзистенция.

Страданий арктического эрга квинтэссенция

Нравственность ободранной нищей от двери

К двери идёт.

Бранью, руганью, осквернением,

Индульгенцией на сумму зла платит ей

Проклятый понгидный род…

Алиби: подлости, низости.

Над благом с секирой палача давление…

Дарит миру римское право — юриспруденция

На всякое гуманитарное преступление…

Жить, чтобы быть. Быть, чтоб умереть.

Социум канет в Гадес,

Для того чтоб в кальдере сгореть…

44

Сквозь окна глаз спирит выходит на свет…

Пространство покинутых улиц

Заливает душ неотпетых вечерний отсвет…

Перстами серых крыл воздеты

Преданные мечты…

Словами-плевками задеты струны

Сверкающей теплоты…

Небо бинтами дышит:

Мостами уходят люди в портальное окно…

Если сказать еле слышно… треснет

Паутиной оно…

Плачут тусклые мысли птицей убитой

Во мне…

Стоит старый кров сутуло…

Февральский падает снег…

45

Циркадные ритмы…

Эос — знамение…

Утренний морок…

Довлеет над разумом… дискурсом слов

Преступление…

Искушенья полуночи скрыты щитами…

Орбиты хранят их за алмазов очами…

Душа нервные импульсы гонит дугами…

Узлов кружевами…

Пространство… время… континуумы…

Безвольные бесконечности

Сожгут мотыльковым пламенем

Свечи… Юность… беспечность…

46

Существование — томительный плен,

Разорван судьбой мойр гобелен…

Оковы, колодки, испанский сапог,

Дух вызубрит быстро скабрёзный урок.

Грязные люди с чистым лицом,

Связаны доли развязным жгутом.

Участь собачья — в будке ждать кость…

Этичность — бумага, вырви и брось.

Гюрзой ползут тени по шаткой стене…

Концепция Юнга уводит вовне…

Дикие грёзы вторглись в мой ум…

Невольницы гнёта,

Дум, дум, ди дум.

47

Вдумчивость…

Направление взгляда бурит рассеянным светом

Экстенсивную замкнутость.

Синей грозою, фиолетовой тучей

Клубятся беды в пространстве

Медузно-жгучих инсомных ночей…

Пульсары, спиралью закрученные,

В каскадах волчков-виражей

Сангриново-красными щупальцами сожгут

Мёртвый пепел огней…

Осколки фатума платиной

Рассыпаны на луне…

Ночь чёрной флоковой скатертью

Накрыта на круглом столе…

48

Замирание…

Сердцем хладной серой стены касание…

Желания в тесном боксе тиши запирание.

Веки как шторы выцветших грёз.

Сердца обитель, жизнь, — смерти утёс…

Снег падёт тленом на проклятый дёрн.

Дум полыхает вороний костёр…

Страдания, синапсов сожжённый лес…

Скован льдами груди алый отрез…

Трепет отомкнут, изломан засов…

Реальность разгромлена ужасом снов.

Падшие тени танцуют в огне,

Душа глазами кричит в западне…

49

Вернуться вспять?

Под пепловым градом в ров отступать?

Смерть манит бархатом кружевных роз…

Ум — штормы и грозы, дух — альбатрос.

Спрайты, гало, зарницы, сияния…

Загромоздят мозг титана страдания…

Дребезжат нервы дрифтами гроз.

Дарит затмения властный невроз,

Метаморфозный сердечный некроз,

Нервы сжирает дисфории мороз…

Злые понгиды закрыли мне свет.

Пропасть, спираль проспанных лет.

Спит, отрепьем укрыта, еле дыша, душа.

Время степенно уходит,

В катакомбных застенках покидая меня…

50

Полуночное бдение

Тёмного лорда из машинных труб…

Рабочих гетто пробуждение…

Полис раскрыл пасти дворов…

Бетонные плиты… замки миров…

Жёлтое небо… красный костёр…

Раскинут в пустыне мой кара-шатёр…

Мазутное море… мраморный эрг…

Ворон индейский… дух в пропасти низверг…

Скал ятаганы… камни — крисы холмов…

Крюками кристаллов сорвут кожи покров…

Здесь возрождён и снова убит…

Хладом сияют гало мёртвых орбит…

51

Тяжёлые цепи… мрамора груз…

Эго сцеплено плетью траурных муз…

Прокляты ночи… утеряны дни…

Рдеют белым сиянием улиц западни…

Преданы души цементных гробов…

Участь людская — жить средь скотов…

Новые двери… старый сарай…

Скверной накроет… смотри… не зевай!

Дутые туши… стадо коров

Сами находят погибель и кров…

Истины света скорбная роль…

Правит землёй винторогий король…

52

Довольно быть свиньёй,

Пора бы быть собой.

Коробка кости трещит от боли

Внутричерепной.

Дурманом очи затмили плети с чёрной

Бузиной…

Открытых ставней свет залил ковёр

Персидский волчьей луной…

Я одинок, мой ум несчастный покрыт

Пиявками миног…

Пространства, время, боли, расстояния,

Затмят в ночи мазутной мутные

Блуждания…

53

Имманентные логосы оставляют в рубине груди

Красных тигров полосы…

Молнии… всполохи освещают утрат долинные вздохи…

Трансцендентные мороки хороводом смертей

Окружают дух… волчьих стай беспризорники…

Анемоны волной с красной глиной шепчутся…

Ветреница под эфиром ветров карманным свечением

В изумрудах разнотравья теплится…

Менгиры… дольмены… могильные кромлехи

Сохраняют в лугах окаменелых лет суровые облики…

Серой птицей энергия духа в зрачках пульсаром струится…

Минералы… долины… озёрные полости

Наполняют душу прощанием несбывшейся молодости…

54

Агаты кристаллов… опалы холмов…

Коралл киновари рубином жжёт кровь…

Глубоки закаты… берилловых глаз

Средь ветвей сияет неясный алмаз…

Потоки Вселенной… призраки звёзд…

Мгла рамой накрыта… решёткою гроз…

Зарницы вьются… словно джали…

Разбиты делами надежд корабли…

Домов монолиты… колодки судьбы…

Задушены смертью жизни мольбы…

Змеиные сети оставил мне тлен…

Грубою ношей… надгробьем согбен…

Недоли лишенья… порочащий плен…

Накроет лицо дождей гобелен

Грязные люди… покойный туман…

В клон-тонг еле слышно

Бьёт небесный шаман…

55

Холодные вьюги кружат в танце дворец…

Зал наполняя криком мёртвых сердец…

Тёмные цепи сковали мой торс…

Дух перед мглою слаб… жалок и бос…

Лик омывает испарина рос…

Сон насылает чуть тёплый гипноз…

Луч жизни сжигает душевный лейкоз…

Змеями тени ползут по стене…

Спирит в поднебесье… тело в костре…

Фатум лицо сургучом моё стёр…

Глава полыхает… как злого цирка шатёр

56

Отчаявшегося стальная ясность.

Крылья бабочки чёрно-пепельных дней

Источают дымом гнетущим опасность…

Саспенс…

Рука открытьем двери устраняет скепсис.

Лампы света дневного болезнью светят,

Хладным лучом могил люминесцентят.

Освещение выключается, запаляю свечу,

Каморка экзистенцией искр наполняется…

Логос пламени змеёй горит:),

Свечка сталагмитовым воском искрит:)…

Символы, вымыслы…

Костровым огнём из сновидений веков

В юдоль скорби люменом вынесены…

57

Костры несчастий… факелы невзгод…

Кого-то линчует судьбой проклятый род…

В душу плевки… чернее могилы обиды

Чинят людям в праздник ряженные понгиды…

Странное дело… страшная роль…

Толпою правит полоумный король…

Прислуги глумления… грязи сыны

Подлою властью вознесены…

Связаны люди с разбитым лицом…

Палач смеётся с клеветником…

Светлые лики дёготь накрыл…

Площадь скалит зубы хрюком злых рыл…

Яд пропитал токсином ладони…

Дружным смехом запален огонь…

Язык паяца… словно ржавый гвоздь… остёр…

Криком вороньим растлён костёр…

58

Оковы дверей отомкнуты мной…

И вышел я в тьму… словно немой…

Эрзацы стремлений… суррогаты даров…

Проплачены медью подвластных шутов…

Ночь оглашает вой молодых вдов…

Дворы… кварталы… подъездные полости…

Залита кровь пылью загубленной молодости…

Чумные пираньи ведут за собой…

Быки маршируют под гнойной рукой…

Выстрелы… небо свинцом… как градом…

В падении выстлано…

Громом бьёт лица эпидемии плеть…

На мёртвой лошади кометой мчится

Пиром довольная смерть…

59

Саранча стрекочет хором…

Рой несётся жаром поля,

День клубится пылью моря.

Сушь избрала свой надел…

Голод засухой созрел.

Всюду смерть и всюду страх…

Пыль — земли угасшей прах.

Здесь лишь плоть и здесь лишь смерть,

Череп — монолита твердь.

Разум пуза — проститутка,

Костенее рассудка…

Совесть — давно не удел…

Глаз твой слеп, а ум твой нем.

Дух стенает в западне,

Замурованный в стене.

Плачет он в людской пучине,

В теле скручен, как в могиле…

В мозг отрав кинжал вонзили,

Душу мясом осквернили…

Всюду смерть и всюду страх,

Пыль — убитой души прах…

60

Отказ…

Смирение, в стыковке фраз

Несовпадение.

На скалу падших восхождение…

Прозрение, сатори…

Пылают муранским стеклом

Вишнёвые зори.

Раскинулась полночь кристаллов, как море…

Чёрным огнём чадит алтарное горе.

Термтоаксис, скитание нищих в сером.

Рубища болью сшиты, проклята чандала небом…

Костью куриной, червивым хлебом

Откупается стадо от разорванных

Злой сансары зевом…

61

Череп — коробка, глазницы — окно,

Дух смотрит низко, видя лишь зло…

Чёрных ворон траурный марш…

Балом неспешно плывёт «близких» фарс.

Лавовым шаром горят фонари.

Свинцовое небо ждёт чёрной зари…

Бледные лица, времени бед.

Воет ныл-кубызом графитный кларнет…

Ветки, как руки, иссохли цветы…

Осень хоронит ростки теплоты.

Призраки мумий, зря прожитых лет.

Душа истомилась, словно пакет,

Летит обречённо под лунным лучом…

Харон отмыкает подземный паром…

Тихо, но сильно течёт властный Стикс…

Лапой неслышно душит дух сфинкс…

62

Дефлексия…

Опыт фатума неспособна прочесть

Мысленная дислексия…

Капканы событий… силки миров…

Коробки… ставни замкнул засов…

Пепельный дождь инсомных ночей

Ранит… как нож язвенных дней…

Разбитый остов изжитых идей

Лежит… словно монстр… среди теней…

Впалые думы ведут хоровод…

Ум омывают потоки невзгод…

63

И вот я здесь… портала дверь…

Мой мрачный ум сковала тень…

Психопроекция

Дверь как преграда… мыслей деменция…

Выкрики… шорохи

Улиц ночных… знамений мороки…

Нервные люди идут в никуда…

Светом безумий горит мёртвых звезда…

64

Гроб плоскодонка, пучина злых вод,

Поток струится в русле несвобод…

Проклята суша, разбит мой кров…

Плащ смерти наброшен, прощай, тлена аллод!

Чёрные тени загубленных лет

Танцуют с мечами в воронках болот…

Коки-тено идут чередой,

Стан поливая водой неживой…

Глупые люди, вилланы господ,

Очаг убивают, перекрыв кислород…

Страшных событий водоворот,

Ум ужасом скован, цепи невзгод…

Сомнения, планы, сплина блуждания…

Лодку омыли слёзы глубокого молчания…

Снежные грифы парят кругами…

С лап падает кровь,

Жизнь осквернила могильные плиты…

Талые воды смиряют свой гнев,

Руки туманом, словно ветром, одев.

Вот и прибило к берегу чёлн,

Путь мой закончен, ум омрачён.

Грузом Атланта, горем согбен.

Камни кресалом рвут ветошь колен.

Сумрака звёзды плывут чередой,

Цампу поливая водой неживой…

65

Кирпичный город…

Наводнением катакомбных крыс, словно крюком, вспорот…

Трущобы пылают болью огней…

Всадники: Чума, Война, Голод, Смерть.

Копытами рушат понгидную твердь…

Бюрократы-вши гуськом бегут,

Но в яму ажио не пронесут.

Подоблачный мир разрушен кистнём…

Земля жатвой пылает под алым конём…

Плоть сожжена последним огнём…

Век подлости долог, век шторы сдёрнуты.

Поборен морок…

Грифы, как мухи, рдеют над скалой,

Душу унося в дол, залитый луной…

Серебро света подзвёздных комет

В искрах оставляет зари новой свет…

66

Медийная ложь, злодейств наряд,

Миазмы помой в небеса воспарят.

Хитрые люди с глупым лицом

Наполнят тухлым смрадом ваш ум и дом.

Новостной ленты наивный вздор…

Притравой служит крысиных свор.

Правда дрейфует в пучине вранья…

Клюют глаза ей пиджаки воронья…

Инфантильных «истин» кривой отсвет,

Журналисты-кликуши — прислуга клевет.

Воспет свиньёю власти надел.

Миром, как телом, клеветник овладел.

Мрачные тверди спальных дворов

Цементной смерти открыли засов.

Смеётся гиеной бычий острог.

Выбито время, доживаю свой срок…

67

Душа взывает… тело во мгле…

Ум умирает один в западне…

Как белый ягнёнок… в закате почил…

Космос огонь морозом убил…

Кривые лики рока господ…

Тираны крушат мирный оплот…

Мёртвые дети блуждают во тьме…

Голос кричит тишиной

В травмированной пустоте…

68

Передышка…

Залита чёрным кофе плиты серой крышка…

Витые деревья совиной полночи…

Поёт соловей о терновой горечи…

Шлагбаумы могил, костыли фонарей.

Дёрн раскрыл ямы дверей…

Жемчужины бусин, пульсарных оков

Страницы стирают судьбы дневников…

Колышет ветер красный пион,

В кружевной тени ползёт скорпион…

69

Конвеерный гул бессмысленных слов,

С трибуны взывают к душам ослов.

Ложь тысячелетий струится в умах,

Склизкие сети набросили страх.

Рыбой убитой плывёт конформист,

Восходом светила лучит оптимизм.

Опухшие трупы создал эготизм.

Свиньёй мир поедает капитализм.

Серые тени — узилища вдов,

Массой наполняют, трассовый ров…

Мелкие слуги крупных скотов

Приумножают тлен городов…

70

Дыхания горловой рёв…

Глаз… боли сосуд… залит до краёв…

Судьбы злые ветры серых штормов…

Смеётся гиеной душ птицелов…

Фатума игры… краплёных колод

Закрыли рубашкой небосвод несвобод…

Голод струится иссохшей рекой…

Глаза закрывая бледной рукой…

Болезнь царит над нищей страной…

Ветер в бараках дует сквозной…

Война чёрным градом бьётся…

Дотлевает острог…

Смерть из ила озёр восстаёт…

Гудит витой рог…

Гранатово небо кучевых туч…

Бросает на почву стрелами луч…

Война поднимает зелёный хопеш…

Болезнь переходит Нила рубеж…

Ветхие души встают из земли…

Плечи несут гробов корабли…

Змей обвивает столбы пирамид…

Стихией дрейфуют стаи нереид…

Зев Ам-мит… как жала… остёр…

Шакал запаляет последний костер…

71

Хладной могилы ветреный луч…

Фундамент жизни… как пески… зыбуч…

К двери сознания подошёл ключ…

Факел добра отгоняет мрак туч…

Катарсис…

Зерцало теней отражает тепло…

Анатомия света… термотаксис…

Не было счастья… да зло помогло…

Судьбы колесо врагов обожгло…

Грязные люди стоят у ворот…

Харон отмыкает подземный грот…

Тихие реки бегут чередой…

Лик омывая луной неземной…

Ветки деревьев дрейфуют… как тень…

Копытом искрит снежный олень…

Птицы парят в круге луны…

Сознание спит в каплях росы…

Сети событий… облако снов…

Лестницы в небо… лужи следов…

Мысли Вселенной развили полёт…

В падении в пропасть дух видит

Взлёт…

72

Невзгоды… дороги… чёрные годы…

Антрацитные шахты тёмной пучины…

Режут кресалом… горя… морщины…

Гальваника покрывает анодом

Позвоночник характера…

Сталью холод повергает

Металломеханика…

Жизни хроника…

Тактика: объективность мыслей…

Далее практика…

Фаланги пальцев смертью хрустят…

В руках гудит нейтронный разряд…

Суждений боевые колесницы

Навстречу преградам в звёздах летят!

Рука сгибается в локте:

Брошен нейронный снаряд…

Синапсов свистящая цепь

Рушит ригидную твердь…

Стремление… монохромные полосы…

Трансцендентные логосы…

Галактики вечность…

Жизнь кометы — снаряд…

Кольца Сатурна

Во Вселенной мечтами парят…

73

Биография…

Ангиография: реки, долины,

Судьбы картография.

Струится сосудов вишнёвый поток,

Металлом Марса заполняя нейронный ток.

Попыток несчастных горек итог…

Рядом с подушкой жалкий паёк.

Стрелки часов не дают времени течь.

Шок ум контузит, спутана речь.

Жизнь песком уходит туда, вниз…

Манит душу шаткий карниз.

Неотпетых оконный порог, последний экзерсис…

Тучи мглой застилают мой ум…

Тяжёлые цепи раба тусклых дум…

74

Холмы серой долины…

Волны грунта, мёртвых пучины.

С камня лица текут слёзы.

Экзистенция сломленной души.

Сознание в слух уходит…

Скребутся пыльные мыши…

Капает воск свечным янтарём…

В аллоде несчастья ум заякорён…

Тлена корабль плывёт в облаках.

Мысли быстро бегут,

Гонит их розгами страх…

Тени деревьев, решётки домов…

Страх отмыкает паники засов…

Жуткие мысли ведут в никуда.

В треморе бьётся тлена душа…

75

Душа к столу торсом обращена…

Спиною от мира отвращена…

Свет пещерный лампой горит…

Каморка свечным салом чадит…

Стены оградой встают на пути…

Взгляду преграду не перейти…

Бессилен мой взор…

Но сильна моя кисть!

Создаст мрак миров яркий эскиз:

Эфирность туманов…

Эпичность боёв…

Спирит летит в дол нездешних краёв…

Поля сражений повергает мой рёв…

Черепа устрашают с крюков колов…

Связаны руки повязкой жгутов…

Ярость сметает острог городов…

Дороги пылью застилают мой взгляд…

Я здесь один и этому рад…

76

Где стол был яств… там гроб стоит…

В бокал отравы яд налит…

Мой грозный ум сковала тень…

Бордо подставило ступень…

И вот я здесь и вижу грот…

Там у реки тлеет эшафот…

Опухшие лица ведут хоровод…

Страх нагоняя дыханием вод…

Слёзы струятся сажей во тьме…

Дух… словно птица… с камнем на дне…

Мечется мухой в пара котле…

77

Тёмная комната

Цитатой смерти окно разомкнуто…

Набатом воронки омута

Монета брошена…

Душа рубашкой рваной изношена…

Дверь ставней внутрь перекошена…

Выпала решка…

Доска закончилась…

Тайны перчаткой передвинулась пешка…

Кто последний был… стал первый…

Бьёт барабана ритм мерный…

78

Маски зеркал — ртутная гладь…

Ванну заполнила чёрной плесени падь…

Лик отражённый… тьмой обнажённый…

Омываем стальной луной…

Зрачки морем пульсаров сверкают…

Вакуум света сражён ночной чумой…

Клапан крана открыт… змеёй льётся

Хлорная речка…

Чугунным котлом пламенеет

Толстопузая печка:^)

Блюдце надтреснуто… янтарём шипит свечка…

Каплей росы разлит конденсат…

Каморка природы — грубый суррогат…

Бледные тени идут по луне…

Ночь… словно туча… летает во сне…

79

Плена лабиринт…

Небо накрыл ветошью сетки

Строительной бинт…

Гробом стоят бетонные плоскости…

Пропасти индустриальной жестокости…

Медный провод угрём висит…

Серый ландшафт тишиной

Краски жизни погасит…

Вьётся дымом пыльный туман…

Горючим горем залит котлован…

Серые птицы идут в никуда…

Когда будет утро?

Ответ: для тебя никогда…

80

В свете фар фонарей калеченный город красив

Клетушки дверей открываются вздохом

Лучит люксов тёплый прилив…

Потоки змеи струятся трубой:

Брызгает холодом водослив,

В лужах квакшей смеётся хлюп неземной…

Сердце белой птицей о мостовую бьётся,

Окружённое подвешенной пустотой.

Прутья клетки, застенки домов,

На спине разошёлся связующий шов.

Падшим Икаром в пропасть несусь,

Быстро покровов, как тряпок, лишусь.

Кости крыла, рёбер скелет,

Волосы-волны, преград больше нет.

Сонмы событий, тёплую даль,

Скроет от жизни шёлка вуаль…

81

Преданное обещание…

Дыхания замирание…

Струятся провода столбов… как волосы…

Хлещут небо чёрные полосы…

Беды встали в длинную очередь…

Душа дворнягой лежит в сырой канаве обочины…

Вагоны с углём несутся стеной…

Земля темна и бугриста… словно хлеб ржаной…

Свинцовые тучи накрыли воздух ковшом…

Стоят бараки дряхлым шалашом:

Окна разбиты… скошены рамы…

На кладке трещины пыльные шрамы…

Двери-щиты закрыли собой крапивы цветы…

Всюду усталость… всюду апатия…

Убита… зарыта людская эмпатия…

Мрачное время пришло во дворы…

Грустные мысли гнусной поры…

82

Змеями вьются металла дороги…

Несутся с грохотом жестянки-дроги…

Зелёные катафалки…

Лица в жестянках усталы и жалки…

Канавы заполнили мусора свалки…

Костылями к земле прибиты серые балки…

Волнами несётся в вагонах апатия…

Душно и шумно…

Дымом в плацкарте висит антипатия…

Лампа томленьем быта горит…

Снег белым призраком в окне фосфорит…

Город инфернален… филиал кладбища…

Вот и прибытие…

Площадь вокзальная — девиантное пастбище…

83

Подъезда серые плиты:

Пыльные глифы… символы…

Больной фантазией на цементе

Вытиснены

Серой пахнут сожжённые спички…

Праха пепельные частички…

Эхо рикошетит о стены…

Страха с душой перекличка…

Будешь ли ты кричать…

Если в пролёт упадёшь?

В пропасти жёсткости

Анабиозом в дух изойдёшь…

Лестницы вверх идут

Воронкой бесконечности…

Кости крыл из плоти колом стоят…

Хруст их — реквием схороненной

Беспечности…

84

Ступени — клавиши страшной музыки декадента…

Уходит в транс жизни артхаус…

Щёлкают камеры… дымит кинолента…

Фальшь…

Брошен плевком звук пошлого комплимента…

Могилы суть нутро цементного монумента…

Решётки… затворы… лучащие болью судьбы коридоры

Ты тоже видишь?

Взгляд зомби медий туп и бесстыден…

Мерно часовые лестниц стоят…

Лица — камни… затуманенный взгляд…

Будущее серой землёй захоронено…

Слёзы росой на кресала гранита обронены…

В свинцовой грязи

Простёртые белые голуби…

Крылья… как бабочки…

Распяли стальные иголки

Время уходит тумана стеной…

Жизнь покидая в ночи смоляной…

Моргенштерна факел горем чадит…

Месть в подсознании белым червём фосфорит…

Руки омыты жестоким огнём…

Дух на костре… как в шахте… горит

Смерть несется на мёртвом коне…

Луна бледным ликом взирает в окне…

85

Зияет в щебне чёрный провал,

Это зовёт вниз адский подвал…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 509