электронная
230
печатная A5
683
18+
Книга жизни. Письмо в будущее

Бесплатный фрагмент - Книга жизни. Письмо в будущее

Объем:
428 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-6365-7
электронная
от 230
печатная A5
от 683

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Здравствуйте все. Кланяюсь

Я знаю, что у вас очень много дел,

И времени на все порою не хватает,

Но все же я надеюсь,

Что на мое к вам откровенье,

Вы сможете найти мгновенье.

Будет нелегко читать все то, что было на моем пути, и осознать все то, что будет впереди. Прошу у вас я помощи с большой, большой Надеждой. Еще с надеждой… Вы правильно меня поймите. Открыть ведь правду нелегко. Настало время.

Помогите!!!

«Письмо в будущее»
2002. Год. Весна

Все из чего-то вытекает. Идя по ходу жизни, затекает во что-то. Расплывается, растворяя свой след во временной плоскости. Изменяет окружность, не замечая этого. Потому, что оно знает и помнит о том всегда…

— Надо успеть догнать. Я чего-то упустил, упустила или упустило.

— Понимаешь? Дело труба. Ты находишься в ней, а она крутится. И ты никогда не поймешь того, что попал в мыльный пузырь, точнее между стенок в пленке его. И как, и сколько бы ты не ходил по кругу, в основном видишь, чувствуешь и слышишь только то, что шуршит перед твоими ногами, а что происходит над головой и так давно известно. Ярко светит солнце. И днем, и ночью всходит луна. И только тучи иногда сгущают краски. А иногда видна радуга в парящих каплях дождя. Но это так, ерунда. Об этом долго думать нам с тобой не стоит. Догоняй, ищи чего-то. Пастой! А, что ты ищешь? Почему? Зачем?

— Не знаю!

— Ну, так беги же! Когда-то должен ты найти, чего-то на своем пути. Или может кто-нибудь подскажет тебе что-то, если сам ты, не догонишь, не поймешь.

Весна 2004 год.

Я много раз получал по голове и до меня дошло.

— В слепой толпе не обойтись без столкновения.

— Вчера пришел домой побитый, пьяный.

— Опять меня никто не понял.

— Зачем тогда мне это все: мои труды, работы?

— Наутро я проснулся.

— Оооо, где же моя тема, мои стихи и правильная мысль?

— Нету! Вчера спалил я правду в печке.

— И как так мог я поступить?

— Мне надоело это, и от реальности хотел я убежать.

— Сейчас я трезвый и придется вторую книгу написать.

Мы живем в мире кино, где возможно передать информацию на длительное расстояние. Оставляя память на кинопленке, многократно наблюдаем за судьбами героев фильма, сравнивая свою жизнь. Смотря на кинескоп, отражаемся в нем. Конечно же, представляем себе, все что угодно, не осознавая того, что нас может коснутся подобный сюжет, как в этом фантастическом фильме, который может быть вы смотрели на днях.

Каждый живущий на земле человек, наполняет смыслом сюжет своей картины. Я же, хочу рассказать вам о том, какая картина реального мира отразилась во мне, в моих глазах, ушах, душе и во всем моем теле. Свидетелем чего я стал. И после этого всего, я понял…

Люди не хотят знать правды, так как ее дано увидеть не многим. И лишь единицы из них способны открыть ее даже не смотря на то, что его примут за сумасшедшего.

«Мой дом в конце деревни».

Советский Союз. Украина. 1978 год

В этот год встретились, полюбили друг друга и сыграли свадьбу мои родители.

Мама. Гельман Людмила Викторовна. 1958 года рождения.

Папа. Файзирахманов Алик Наширович. 1956 года рождения.

Отец работал на Домбасе шахтерам. Его получка в месяц составляла 500 рублей. Жил в общежитии. По вечерам успевал в доме культуры занимать место клавишник, в музыкальной группе. Ставил дискотеку. Там они и встретились.

Мама в свою очередь была поваром в столовой. Получала копейки.

Поселок назывался «Садово-Хрустальский.»

Своей квартиры не было, пришлось жить с родителями моего отца.

Баба. Говорова Варвара Афанасьевна. Год рождения. 1922. По документам 1919 год. Так надо было.

Дед. Файзрахманов Нашир Кавиевич. 1924 года. Отцу моему в паспорте сделали ошибку. Букву (и) вписали.

Отец у своих родителей единственный. Была у него сестра на два года старше его, но она умерла в восьмилетнем возрасте.

Дед и баба были прорабами, мотались по стране в поисках денег оставляя своих детей на совесть без ответственным знакомым. У тех пьянки, гулянки и глупый ребенок выпивал вместе с ними в то время когда они удивлялись. Так и случилось горе.

Папа переболел страшными в то время болезнями, но все же выжил. Картина с детства осталась. В пятнадцать лет он покинул отчий дом.

Родители моей мамы. Гельман Виктор Михайлович и Сергиенко Мария Герасимовна. Дочь растить не хотели. Спустя семь лет родили себе сына Владимира и вовсю занялись его воспитанием.

После свадьбы, как я сказал, маме с папой пришлось жить с родителями моего отца. Если можно так сказать. Кошмар, а не жизнь.

Пока отец под землей в смену уголь добывает, мама беременная в трехкомнатной квартире с дедом и бабой воюют. То-то не так, то это не — то. Мама ни в чем не виновата. Случился выкидыш.

17 марта 1980 год

Мама родила Славика. Он постоянно плакал, мама почти от него не отходила.

— Что он у тебя постоянно орет? Заткни его!

— Она ведьма Нашир!

— Ты зачем иголки загибаешь и по углам их кидаешь?

Мама поставила условия отцу.

— Я так больше не могу. День не сплю и ночь на стреме. Твой Отец сказал, убьет, что у него справка с психушки. Я в этом не сомневаюсь. Так, что уходим от них. Квартиру разменять, они не хотят.

Папа запил. Мама ушла в ничуть, не лучшие условия к своим родителям с грудным ребенком на руках.

Отец рассчитался с работы и дня через три, приняв решение, приехал за мамой.

— Вот Людмила, есть газета в ней написано.

Если есть желание, можете поехать по переселению на дальний восток. Даем подъемные, работу, хату.

— Выхода другого нет. Надо ехать.

Утром поехали в поселок собирать документы необходимые для отъезда. Сына оставили у сестры бабы Варвары тете Дуни. Когда вернулись за ним, войдя в дом, мама застала тетю Дуню, как та кормила месячного Славика старой котлетой.

— Ты посмотри. На час нельзя оставить нашего сына у твоих родственников.

Забрали сына. Чемоданы в руки. Попрощались со всеми и отправились на вокзал. В дорогу тетя Дуня пророчила… — Слава буде мрец.

— Тьфу! Дура старая. — Сплюнула трижды мама.

Сели в поезд. Едут. Чем дальше к востоку, тем хуже представлялось свое будущие.

Вдоль железной дороги стоят невзрачные поселения, мрачные, серые бараки.

— Действительно ссылка, а мы сюда добровольно едим.

Подъезжая к небольшому городу Биробиджан, Славе вдруг стало плохо. Он закатил глаза под лобик, весь скрючился и стонет. Родители вышли. Мама с сыном отправились на скорой в больницу.

Отец пошел туда, где все обещали устроить. Но там вдруг сказали.

— Ничего нет. Езжай в село Казанка в 40 километров к югу. Может там, что и дадут.

17 рублей в кармане отец едет в Казанку устраивать быт.

— Вот трущобы какие. Надо же было так. Поменять цивилизацию на глушь.

— Ну, что даешь бригадир?

— Вон тот сарай.

— Ну и хата. Сколько же здесь блох? Нет. Жену и сына сюда нельзя.

Отец узнал, что еще в двадцати километрах есть село. В нем колхоз, жилье, работа. Приехал туда. Нашел квартиру. Устроился в колхоз электриком. С подъемными обманули, но дали аванс 30 рублей.

Папе в колхозе обещали плотить 120 рублей в месяц, но заплатили половина.

— Эта первая зарплата. Так как мы тебя не знаем. — Отвечало коренное начальство. Через месяц отец получил еще 60 рублей зарплаты. На этот раз он поступил так.

— Вы обещали 120 рублей. Плотите 60. Я электрик, а не грузчик. И с этого момента, вы меня в своей канторе больше не увидите.

Папка послал всех громким матом. Хлопнул дверью и ушел.

Деньги потихоньку закончились. Папа ходил на речку, ловил рыбу. Осенью продавал вареную кукурузу. Бил ондатру. Мама шила шапки, их тоже на рынок. Деньги появились.

Декабрь 1980 год.

Отец познакомился с местным энергетиком. Разговорились. Тот предложил.

— Нам на подстанцию требуется электрик. Получка-150 рублей в месяц. После практики будет больше.

— Работа заключалось в том, что надо в определенное время звонить в город диспетчеру, дежурному связисту ЗЭС и передавать цифры счетчиков некоторых фидеров подстанции. Иногда получая от него команды переключать рубильники, если это потребуется на тех же фидерах. Дело не хитрое, но и не безопасное. Ошибаться нельзя. 30 000 вольт.

Отец согласился. У мамы тоже среднетехническое образование и через два месяца она устроилась туда же. ЗЭС. Западные Электрические Сети. Дежурной подстанции села Надеждинкое.

Переехали они в новый двухквартирный дом от ЗЭС, что на краю деревни.

1981 год. Весна

Дом был, еще сарай и огород за ним. Но огород принадлежал соседу. \ Одному из тех начальников \ его дом снесли, а огород за ним остался. Пришлось родителям садить картофель во дворе.

В деревне картошка стояла 15 рублей мешок. Добрые люди, на отрез продали, ее за 30 рублей. Купили. Посадили.

Пришла осень.

Отец с сыном копают картошку во дворе. Сосед делает тоже самое, но только за нашим сараем.

Мама в положении, хочу на свет родиться я.

— год. Первое октября. 14 часов 15 минут. Роддом города Биробиджана.

В это время, в этом месте появился я — еще один человек. Появился легко и сразу же принялся изучать этот мир.

Меня положили на весы. К ним была приделана блестящая металлическая ручка. С криком я схватился за нее, подтянулся, приподнялся и смотрю бегающими глазами. Это рассказала мне позднее мама. Она еще удивилась в том, что у меня на редкость длинные пальцы на руках и выраженная упрямая морщина промеж глаз как у старика.

— Будет музыкантом. — Обратили внимание люди в белом.

— год. Весна

Сосед ездит на тракторе с прицепом бочки жижи, удобряя почву на огороде. Мои родители смотрят. Вспахал. Мама с папой общаются…

— Послушай, Алик. У всех людей свои огороды находятся вблизи за своими сараями. Значит за нашим сараем, есть наш огород. По хорошему, сосед не хочет решить этот вопрос. Будем забирать у него свое силой.

Взяли ведра, семенную картошку и пошли на огород.

Садят. Прибегает разъяренный сосед. Пока он бежал, создавалось впечатление, что он просто убьет за это. Отец показал ему лопату и сказал.

— Беги быстрее. — Сосед развернулся на 180 градусов и побежал еще быстрей, чем до этого.

Так с огородом проблема решилась. Сосед нашел себе другой участок.

К этому времени я тоже уже во всю бегал, хотелось побыстрей узнать обо всем.

В год и два месяца научился говорить длинные предложения, в то время, когда мой брат не мог правильно сказать слово машина. Родители думали, что ему лень. Отец взял в руки ремень и сразу же привил Славику желание учиться правильно, разговаривать.

В полтора года я допрыгался и сломал себе руку.

Папа, имея еще одну дополнительную профессию музыкант, устроился в сельский дом культуры завклубом. По вечерам в свободное время от основной работы электрик, в клубе собирал кружок, где желающих учил играть на музыкальных инструментах в группе. Со временем ставили деревне концерт и дискотеку. Человек — оркестр, называли моего отца.

Вот с этого времени, я начинаю себя ясно помнить и главное, понимать, что я жив.

1983 год. 13 июня

У меня появилась сестра Кристина. Мама мне и старшему брату объяснила, что нашла ее в капусте, меня в помидорах, а Славика в яблоках. Позднее я облазил несколько огородов и садов, но никаких там братьев и сестер не обнаружил.

— Кончались. — Подумал я. Поговорив с ребятами постарше, для себя выяснил.

— Меня обманули. Детей находят в больнице.

Сестра лежит в коляске. Мы с братом катаем ее по двору. Подходит мама.

— Нате витаминки. Кушайте. — Мама нам их всегда давала. Белые плоские таблетки. Мне они очень нравились. Прошло время, захотелось еще.

— Мама, дай еще одну.

— Все. Они кончались. — Я подумал, что она меня снова обманывает, как с помидорами и капустой.

— Как, кончались? Их же там так много в ящике лежит.

— Это таблетки. Их нельзя есть, можно умереть.

— Как умереть? Что такое умереть?

— Это значит, что тебя потом не будет.

— А, где я буду?

— Нигде не будешь.

— А где я был до того, как я уже есть?

— А это Рафаэль ты поймешь, когда подрастешь. Ты понял?

— Ы-ы. — Я ничего не понял, кроме того, что таблетки горькие и противные, а витамины сладкие, и кислые.

Зашел в дом. Тайком пробрался в комнату родителей. Открыл ящик, где хранилась аптечка. Открыл ее и начал искать витамины, пробуя на вкус все таблетки.

— Горькая таблетка. Эта тоже. Таблетки надо сложиться в эту сторону. Все. Пачек больше нет. А это что за пузыречек? Там тоже таблетки. Крышка не открывается. Там точно витамины. Их специально от меня так закрыли. Возьму пузыречек с собой, потом открою. — Я открыл пузырек во дворе с братом.

— Когда я искал витамины и не нашел их, сперва подумал, что мама не обманула меня. Витаминов нет. А теперь я уверен. Нас постоянно обманывают. Смотри. Какие круглые, маленькие, красные шарики. Красивые. Сладкие. Это витамины. На-держи. Ешь.

— Нет, Рафаэль. Я такие не видел, нам их не давали. И вообще. Я не люблю, есть таблетки.

— Ладно. Тогда все витамины мои. — С пузырьком я вернулся в дом. Зашел в свою комнату.

— Наконец-то у меня теперь много витаминов. Всегда приходилось ждать и есть по одной. А ладно! Зачем есть — мало и долго? Съем сразу все — быстро и много. — Разом закинул все шарики в рот, разжевал их и проглотил. Спрятал пустой пузырек под подушку и вышел во двор.

Через несколько минут, ко мне в голову пришла мысль, пойти с братом в деревню поиграть с соседскими детьми в мяч. Пошли. Недолго мы шли. Меня по дороге качало в разные стороны.

— Что с тобой Рафаэль?

— Ничего. Я просто пьян. — С хохотом ответил брату и упал.

— Рафаэль! Вставай! Хватит претворяться.!

— Не могу. Земля очень быстро крутится и убегает из-под ног. — По пути нам на встречу шла тетя Света. Она подошла к нам и поинтересовалась у брата.

— Что с ним?

— Ему кажется, что он пьян, и поэтому претворяется, что не может идти. — Тетя Света взяла меня на руки и понесла к моим родителям. В глаза мне ярко светило солнце и было так хорошо, что я даже смеялся. Потом. Хлоп! Резко. Щелк! Вспышка. Картина проявилась. Вдруг стало так плохо. Я нахожусь в какой-то белой комнате. Возле меня люди в белых халатах. Я лежу на кровати. К моей руке прицеплена прозрачная трубочка. Она приделана к стеклянной банке, в которой капает вода.

— Где я? Что это такое?

— Ты в больнице. Это капельница. Так надо. Не трогай рукой.

Через несколько дней меня выписали с больницы. Мне там очень понравилось. И совсем не хотелось уезжать. Но все же… — Ладно. Поехали домой мама.

— Сынок? Ты съел 50 успокоительных таблеток для сердца. Ты мог умереть. Зачем взял таблетки? Тебе же говорили нельзя?

— Я же не знал мама, что умирать плохо. Мне ведь было так хорошо.

— Когда тебе говорят — нельзя. Это значит — нельзя! Когда — подрастешь, поймешь. Это значит — подрастешь, поймешь! Ты понял?

— Да понял я! Понял! — На самом деле я снова ничего не понял в отношении смерти, но то, что этого надо опасаться усвоил.

— Умирать плохо для здоровья. Но, как так можно бояться того, чего не знаешь? Или они, что-то скрывают, обманывают, или серьезно, ничего об этом не знают? Если взрослые здесь не знают того, что мне не известно. Тогда кто там мне сможет объяснить, то, что я не понимаю? И почему надо всегда, чего-то ждать? Неужели самому придется все понять?

1984 год. Весна

Родители завели пчел.

— Не подходи близко к пчелам. Не вздумай стучать, или совать палки в леток. Пчелам это не нравится, они могут тебя покусать и тебе будет очень плохо. — Заранее предупреждает меня мама. Отец в этот момент открывал улей.

— Вон видишь папку твоего кусают? Сынок. Если тебя будут кусать пчелки, ты так же, как и папа, беги быстрей домой. — Отец с криком бежал к дому.

— Пчелы плохие. — Подумал я про себя. — Они убивают. Надо от них избавиться.

Значит им не нравиться, когда стучат по улику и суют в леток палки?

Наутро вместе с солнцем проснулся раньше всех. Оделся. Тихо вышел из дома. Нашел палочки. Сунул их в леток. Активно подвигал ими там. Залез на домик и начал как можно сильнее бить ногами по крыше.

— Ага! Не нравиться! Начинаете улетать? — Через несколько секунд я был в окружении стаи пчел, которые сбили меня с ног. Поднявшись с земли, я бежал к дому с воплями и думал.

— Вот — блин! Эти мухи умные. Бьют прямо по глазам. — В доме я понял, что мои родители видели все это в окно и смеялись.

— Ну что, понял? Это не мухи. С пчелами даже медведь справиться не сможет. — Встретил отец на пороге.

— Как — так, маленькие, а такие сильные? — Спросил я отца. — Что такое — яд, минерал, реактив? — Посыпались с меня вопросы. — Как оно работает? Это можно сделать? Как оно выглядит?

Подрастешь, поумнеешь в школу сходишь и поймешь.

— А, когда в школу?

— Через три-четыре года.

Снова, чего-то нужно ждать?

— Я могу тебя научить считать. Главное в этой жизни сынок, это — математика. — Говорит мне отец, считая деньги в своих руках. — И тогда, тебя никто не обманет.

Мне это как рас и надо было. Мне надоело, что меня постоянно обманывают.

Что такое обман я уже знал. И после разговора с отцом, я понял.… В этом мире существует и движет всем обман. Как он выглядит, работает? Я задумывался о том, что такое — жизнь, Земля, люди, животные. Откуда это все взялось? И, как много есть еще всего того много, чего я не знаю? Кот, пчелы?

Летом я просыпался утром рано и наблюдал за восходом солнца. Солнце постепенно становится все жарче и ярче. Птички особые песни поют. Петух на заборе орет в такт. Летом пахнет, цветами, утренней росой. Туман в болоте исчезает. И — это все я замечаю. Мне дышится легко и бодро.

— Пастой! А это, что такое? Шары, какие-то летают. Нет. Этого я никогда не видел. И, как они так могут думать, вокруг себя, вращаясь — блестящие и черные в конце?

— Послушай. Может быть, тебе это все снится? — Глаза протер.

— Да — нет. Не снится. Они на воздухе стоят. Крутясь вокруг друг друга, как будто в пузыре воздушном. И быстро, разом улетают все. И я не понимаю этого.

— И, как это, так может быть? Что это было такое мама? — Я задал ей вопрос.

— Не знаю. Тебе, наверное, приснилось?

— Так я сейчас, что сплю?

— Сейчас малыш ты наяву.

— Понятно. Теперь и ты не веришь мне. Тогда скажи. Что есть на свете? Откуда взялось?

Почему? Зачем?

— Позднее, вечером узнаешь. Когда появится луна и звезды сына.

Я вечера дождался. Взошла луна, и появились звезды. Я во дворе. И рядом мама, стоит с поднятою рукою, и тычет в небо, в звезды пальцем.

— Вот видишь Рафаэль? Вот, это звезды.

— А это, что летает?

— Спутник.

— В нем люди, есть?

— Конечно. Все эти звезды, луны, спутник и земля, они все в солнечных системах. Это в том. А — то вот в этом. И так, галактика произрастает. И ты пророс. Ты понял это?

— Пророс, чтоб космонавтом быть?

— Будь. Сможешь, если умным станешь.

И, когда должно случиться это? Опять, чего-то надо ждать?

Я ждать не стал, И поутру, пошел в лесок с братишкой. Нашли мы дерево повыше. Чтоб разглядеть всю землю лучше, пришлось на дерево полезть. Залезть смогли. И слезть я мог, но братик, чего-то тормозил. Пришлось на веточке повиснуть. И объяснять ему, куда поставить свою ногу.

— Давай быстрей! Быстрей давай! Сейчас я упаду. Так долго, держаться не смогу. Попал в капкан. Братан! Давай быстрей! Освободи мне место! Ты же не хочешь, чтоб мы вместе…. — И тут же полетел. Упал спиной на корни. Спина до ужаса болит, сил нету встать, и мыслей не хватает.

— И как это так может быть, чтоб с дерева не слезть так быстро? Ведь это все реально братик. И ничего не бойся! — Славян-то мог. Он просто прикололся.

Поздней я тоже прикололся. Решил сестренку подразнить, но убегая задом, залез в вареный комбикорм.

Еще поздней. Я с крыши падал дважды.

— Парой бывает, что роса, бывает скользкой часто.

Патом увидел. Как мой брат, засунул гвоздь в розетку. И, как откинуло его.

— Вот — это сила! — Что, есть — что? И кто такой — розетка? Я сразу же все понял.

— Вот, как работает она — улетная система.

В грозу, на молнию смотрел.

— Откуда эта сила? С жары, дождя и шара.

И два куска магнита попало в руки мне.

— А это, что за чудо? Может — так. И, так он может — кусок магнита — камня.

Вот — блин. И этот тоже круглый. Вокруг я посмотрю. И сразу все я вижу, что все объединяет — все. И это — все шарообразно.

Все во, всем. Во всем, есть все. Нашел я этот ключик. Теперь смогу я все понять, и космонавтом стану.

1985 год.

Отец уволился с клуба. Ему не понравилось — то. Что после концерта, он устроил выход своей молодой группы с альбомом группы «Битлз»

— Иностранщина! — Администрация выключила рубильник электропитания. Дискотека закончилась. Перешли на танцы под Русские народные мелодии, под магнитофон. Советский Союз. Нельзя исполнять зарубежные песни. После ухода отца все музыкальные инструменты растащили.

Лето. Я с сестрой играю в прядки. Моя очередь искать.

— 1,2,3,4,5. Я иду искать. Кто не спрятался. Я не виноват. — Захожу в комнату.

— Где же она спряталась? — Под кроватью, что-то промелькнуло.

— Она под койкой. Напугаю ее. — Я лег на ту же кровать, где она спряталась, при этом создав впечатление, что якобы я устал и не могу ее найти.

— Сейчас я резко посмотрю под нее и громко крикну… Она испугается. Вот смеху то будет. — Как только я подумал об этом, как вдруг сам напугался. Она вперед меня, неожиданно высунув свою маленькую ручку \ из-под той же будь оно все ладно — койки \ ущипнула меня за нос. Я не успел поймать ее.

— Все ровно напугаю! — Сунул голову я под кровать. К моему удивлению, ее там не оказалось.

— Она не могла уйти не замеченная мной. — Об этом подумав, я снова удивился.

Кристина вошла в комнату со своими претензиями.

— Ты почему меня не ищешь? Я там, как дура прячусь, а ты тут спишь себе спокойно.

— Доиграем игру завтра. — Об этом я никому не сказал. Но нацарапал крестик на стене.

— Утром посмотрим, сон это был или нет.

Как только расцвело, Кристина вперед меня успела поставить на уши весь дом.

— Покажите мне еще рас этого маленького человечка, который приходил ко мне ночью.

— А почему ты нас не разбудила?

— Не знаю. Мне почему-то было очень страшно. Я не могла пошевелиться и, что ни будь сказать.

— А, как он выглядел.

— Маленький, белый Смешной человечек с большими глазами. Он мне улыбался.

— Тебе это приснилось дочка.

— Снова, сон? Теперь это проходит сестра. Метка на стене. Это был не сон. Я видел, что-то белое. Сестра в ночи, тоже белого. Значит, это был не сон?

Я не стал настаивать на том, что было прошлой ночью. Просто сказал Кристине о том, что родители нас маленьких постоянно обманывают. Не говорят нам правду. И не хотят нам объяснять то, что нам хочется знать именно сейчас. Вот только, почему? Тогда я не мог этого понять. Как и то, что некий маленький человечек играл с нами в прятки.

— Папка. Как мне стать умным? Я хочу быть космонавтом. — Отец начал учить меня считать.

Осенью моя мама, я и старший брат поехали на Украину к бабушке. Туда мы ехали поездом. В Москве, я впервые увидел черного человека. Меня удивило — то, что такого не может быть. Это волшебник. Как он смог умудриться так, вымазаться. Но костюм его абсолютно чистый, даже ослепительно белый и зубы сверкают. — В руках он держал блестящий кейс, И на голове его была большая, белая шляпа.

— Может он дурак?

Мама! Славик! Пошлите я вам покажу дурака. Смотрите, какой он грязный. — Мы с братом видели — чудо. Были рады и смеялись до упаду. Трубочист — волшебник тоже смеялся. Он понял, что его видят впервые.

Мама и брат погостили не много и уехали обратно, так же поездом. Баба Маша настояла на том, чтобы меня оставили.

В моей жизни появился первый друг по имени Артем. Мы с ним катались на трехколесных велосипедах по всему поселку.

Скоро приехал за мною отец. За окном шел дождь. Я заметил странное. Ведь у нас в Надеждинском уже давно лежит снег.

На следующий день я сидел в самолете, в мягком, удобном кресле рядом с отцом. Мы летели домой. Хотя это был не такой самолет, на котором мне хотелось бы улетать, я все ровно был доволен. Летчиком — то я уже стал.

Делали пересадку в Москве. Гуляли по городу. Я видел огромную церковь с ее золотыми куполами. Заходили в Огромный магазин, где я на витрине увидел скрипку.

— Папка. Купи ее мне. Ну, купи ее мне! Я буду постоянно на ней играть. Ты же меня научишь?

— Ты на нервах, на моих играть будешь. Нету денег, сынок!

Полетели лучше на самолете. Я тебя дома научу на гитаре играть.

— Мне не нравится гитара. Мне нравится скрипка. И самолет не такой. Он должен быть по другому сделан. И он не так должен летать.

— Не капризничай!

Снова на рейс. Быстро попали в Хабаровск. За тем поездом до Биробиджана. И на такси до деревни. Всего за один день я увидел и узнал столько много. Но все ровно в моей голове была непонятна. Я-то знал, что самолеты есть на много круче, чем ТУ-134. Этот трясется так, что, кажется, что разлетится.

Дома я рассказывал брату о своих приключениях и полученных знаниях в результате поездки на Украину. Объяснял ему, что такое лампочка, и как она работает. Что такое самолет, как он взлетает, и что при этом чувствуешь.

1986 год

Я перемножаю тысячи на тысячи и говорю правильный ответ гостям, которых пригласили родители. Все удивлялись. Было такое, что один раз я переволновался и сбился со счета. Ошибся на несколько сотен. Сперва слышал…

— Какой способный малый. Вундеркинд? — Всем нравилось. Мне тем более. Я говорил всем.

— Загадайте, загадайте мне цифры. — Никто считать так не умел. И не у всех тогда еще были с собою счеты. Я достал всех этим. Надоел. Я понял, что это уже никому не интересно. И я перестал считать.

Лето. Кто-то сказал…

— Если убить лягушку, то испортится погода и пойдет сильный дождь.

Засуха. Взрослые не довольны. Урожай погибает.

Я с братом, иду по дороге. Нам на встречу попалась лягушка, которая пыталась перепрыгнуть асфальт. Славик запомнил то, что кто-то сказал выше описанную глупость.

Я заметил его реакцию и понял, что сейчас произойдет.

— Славка! Не убивай ее. Этого нельзя делать. Так проблему не решить!

Брат остановился на мгновение, с высоко поднятою рукою, с кирпичом над болотной тварью. Смотря в мои глаза с ехидною улыбкой, промолвив лишь одно.

— Нам нужен дождь! — Потом рука его стремилась резко вниз.

Лягушку я похоронил. На следующий же день, был сильный ураган с дождем. Шел долго и не переставал, пока не залил все в округе.

В тот год, почти у всех погнила на огородах картошка. Река вышла из берегов до такого уровня, что моему отцу приходилась плыть на подстанцию, на надувной лодке, в то время когда она находится под напряжением.

5 сантиметров до кроны.

— Если сейчас создам я волну, то не смогу я понять, что к чему. — Рассказывал отец маме.

— Все! Хватит смотреть глазами моего мужа на смерть! Подстанцию надо обесточить. Иначе, идите туда сами и смотрите, сколько вам там осталось. Он туда больше не пойдет. — Так общалась моя мама с начальством, спустя два часа.

Подстанцию обесточили. Свет в доме погас.

— Ну — вот, Славик. Что ты натворил? Я же тебе говорил. Нельзя убить лягушку. Теперь нет света и картошки. Отца чуть не убило. Ты не дай бог, еще раз тронешь тварей, и я об этом папке расскажу!

Потом я понял смысл слова — ябеда, когда братан по жопе получил.

— Ведь я тебе же говорил. Тебя волна коснуться может тоже и этот смысл ударить тоже может.

Потом забыли обо всем. Нашли в поляне сено стог с братишкой. Залезли на него. Попрыгали не много. Увидел это, хозяин этой кучи. Прогнал подальше нас, и бате рассказал. Отец нам приказал.

— Не трогать эту кучу! — Но мы ослушались его. Пошли туда и снова прыгать стали.

— Ну почему нельзя? Как это интересно. И с сеном ничего не стало. — Мужик опять увидел нас. И снова бате настучал.

— На этот раз попали мы так сильно.… А после появилась мысль. Спалили на фиг сено. Но лучше нам не стало. По жопе снова получили.

— И если бы мужик не слово не сказал отцу, а просто нам бы объяснил без матов. То мы б не трогали его, и он остался б с сеном.

— Сынок. Не подходи к собаке. Когда питается она бывает очень злая, и может покусать. — Позднее.

Можно мама на улице покушать мне?

— Конечно, сына разрешаю.

— Не подходи ко мне собака! Когда я ем, я очень злой. Возможно, покусаю.

Осень. В деревне много конопли, и коноплистов понаезжало тоже очень много. — Дети, вы не ходите по кустам. Там травакуры злые. Поймают вас, что ни будь, сломают. — А, что такое конопля и травакуры я не знаю. Пойду туда и посмотрю.

— Действительно. В кустах шуршится кто-то. Смотри! Терзает куст травы, которая воняет. Этот парень, конечно же, больной. Бежать отсюда надо.

— А! Там коноплисты! –Курсую всем вокруг. И коноплисты в другую сторону бегут с испуга.

— Ого, что сегодня я узнал. В кустах дурак всегда сидит и кустик трет. А может быть он не дурак? Позднее все узнаю.

Моей сестре 3 года. Она башкой своей мотает с утра до вечера туда- сюда. И, что-то напевает. О том, чего ни кто не знает.

— Что вижу, то пою! — Сказала она мне.

— Понятно. Но зачем башкой мотаешь?

— Не знаю. Мне это очень интересно.

Лето 1987 года

Родители накачали 40 фляг меда. Пол прогнулся в зале.

Родители моего отца переехали навсегда поближе к нам в город Биробиджан.

Дед уже несколько лет стаял на очереди на автомобиль «Таврия». Но по блату купили «Запорожец».

Сестра попросилась на охоту с отцом. Вернулись обратно и рассказали нам о том. Что видели на небе Н. Л. О. Односельчане тоже это видели. Летящую по небу блестящую тарелочку с хвостом.

Пошел учиться в школу в первый класс. Познакомился со всеми я ребятами, и с первою училкаю своей.

— Наконец-то, наконец, я скоро стану умным. Считать уже могу. А, как читать? Понять я не могу.

Д + А =? Ну, =ДА! Ага! Чтоб читать, здесь снова нужно прибавлять.

Слог к слогу, мы получаем слово. Словом к, слову — предложение. Дальше — фраза, смысл мысли. Но, почему, пятерок мне никто не ставит, и на последней парте я сижу? Я же хотел быть первым.

Дело в том, что мой отец и мать, стали бороться с властью. Сгущенку они стали варить и поставлять ее народу. А бюрократы запрещали, и делу не давали ходу. Закона не было тогда на производство частного и месяца за три, отец скопил на волгу.

Тогда они решили сахар по талонам сделать. Но все ровно отец греб тонами его. Бабос с Райпо в деревню приходил. Выдавала деньги продавщица. Кричало во все горло.

— Сегодня столько!!! Знайте, люди, завидуйте ему.

И в школе не любили нас. Особенно учитель. Всегда цеплялась до нас с братишкой.… Да не по теме. И, чтоб особенно не выделяться. Мне расхотелось первым быть в учении. Но математику всегда я догонял. Мне очень нравиться она. Конечно, Пятерок я не получал, но знал, что в классе лучше меня нет в этой науке классной. Позднее задан классу был вопрос.

— Ребята. Вы напишите на бумаге…

1) Зачем пришли сюда учиться?

2) К чему хотите вы стремиться?

3) Конец сравним в итоге, когда вы подрастете.

— И все задумались тогда. И наступила тишина. Прервав ее, один сказал.

— Певцом я буду. — Другой ответил.

— Я, ментом. — Третий поваром. Четвертый же, хотел быть просто пастухом.

А мечтал быть космонавтом. Но не таким, как все. И прежде, как летать. Я написал.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 230
печатная A5
от 683