электронная
108
печатная A5
322
12+
Книга тишины

Бесплатный фрагмент - Книга тишины

Объем:
62 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4485-3119-4
электронная
от 108
печатная A5
от 322

1994—1996 гг.


Путь четырех дорог,

Путь четырех стихий

Открывается для каждого из нас

Мы будем смело идти вперед,

Только остановка все равно будет.

Первое имя этого пути Радость,

Она дается в избытке каждому из нас,

Но не всегда есть для нас время воспользоваться ею.

Она порой так неуловима

и требует моментального включения

Имя второму пути — печаль.

Она приходит, чтобы мы проснулись

и ощутили движение, неустроенность и потерю.

Она бывает, сладостна,

когда мы избавляемся от нее,

и бывает, невыносима тяжела,

Когда мы погружаемся в нее все глубже и глубже

Третий путь — из себя.

Он полон поиска и ошибок,

Но он нас испытывает и проверяет в полноте решений,

Он приводит к нам опасности и соблазн,

Делая нас воинами, защитниками и испытателями.


Познавая вокруг себя, ты перейдешь на четвертый путь.

Вот он — это дорога в свой мир, мир прошлого, мир уверенности во вчерашнем, памяти и боязни будущего. Испытай свое прошлое, оно несет тебе много ответов о том, какой же ты на самом деле
У витязя на распутье было не три, а пять путей. Кроме трех, известных всем, он мог еще вернуться назад или навсегда остаться на месте…
Вот мы и подошли к пятому пути, вырастающему на пересечении четырех стихий,

Это путь твоего места, твоей осознанности и ясности. Пройдя по кругу своего креста, ты оказываешься в центре, где и останешься распятым для искупления всех ошибок, сделанных в твоих поисках…

Каждый из нас будет или в «» конверте «», или на вершине пирамиды, или в глубине воронки (в печали), или в вихре смерча.

это путь в свое прошлое

это путь в свое внешнее

это путь в печаль

это путь в радость

А ты всего лишь точка —

начало и конец.

Два маленьких цветочка —

движению венец.

Войдешь, откуда вышел,

не потеряв себя.

Книга первая

* * *

На колеснице четырех коней

Он сотворил движенье

для движенья.

Он дивный маг и чародей,

Моих, при жизни, устремлений

Он создавал свое пространство,

Соткав из времени себя

И дал движенье телу братства…

Чтобы оно нашло любовь…

Он ошибался, но искал,

Искал в словах чужую правду,

И путь его лежит к началу

самого себя.


Раздвинет мир свои границы,

но он сожмет себя внутри

Посланник мира, колесница твоя уже давно в пути.

Ты создаешь свое пространство,

потом лишь до него растешь

И открываешь миру солнце,

а может и наоборот.


Придет таинственное время,

и ты откроешь себя сам.

Зимой, на старенькой планете,

отдав себя своим словам.

Ты будешь странствовать и долго,

искать, где преклонить главу.

Но избегай чужого чуда и не питай собой молву.


Твой мир откроется чуть позже.

Он с тем, кто сделает тебе все то,

чего исполнить не суждено тебе в судьбе.

Но человек возьмет и вспомнит

все тайны твоих трудных троп

И воссоздаст в них свои будни,

продлив в себе гелиотроп.


Сияньем дивным он продолжит.

Ты жди его и всех встречай

Чтоб научиться разбираться

в ком путь лежит твоих начал.

И крест, и слово — все в ответе

Так будет на исходе лета,

когда цветет в полях сурепка

и дивно все, что очень редко.

* * *

 Когда приходит время скорби,

луна смеется из окна,

поддерживает твое сердце

и продлевает времена.

Опора, значимость и слабость —

вот три звена его пути.

Он смел, но избегает слабость,

а в ней должны к нему прийти

решенья его странных нитей,

которыми он ткал себя.


Его печаль — его натура,

с которой он ведет борьбу,

он нежный рыцарь,

из сумбура готов всегда начать войну.

Он долго ищет утвержденье

в самом себе, но от себя

развеются его сомненья,

лишь он откроет мир любя.

Как два квадрата в цифре восемь

сдвигаются, стремясь к звезде,

так его возраст гласом звездным

вновь призовет его к себе.

И он не должен ошибаться,

ведь время быть учеником пришло.

Твоя стрела достигла цели,

ты только должен отыскать ее,

в болоте жизни и не давать

себе пропасть в своих

надменных устремленьях.


Тебе отдали ключ открытий,

измазав его краской жизни.

Все что хранишь, пусть будет домом,

а это окна, в них смотри

и проверяй своим законом,

и дверь откроешь изнутри.

Отдав младенцу продолженье

своих не сделанных начал,

Ты обретешь успокоенье

и, как не странно, что искал.


Весна… ты жди весну,

когда сирень зафиолетит,

Ты вспомни давнюю строку,

в которой взрослые, как дети.

Ты приходи сюда один,

как раб себе и господин.

Там на дороге двух стремлений

ты обретешь свой славный чин.

Неси его под знаком память,

тебе забота суждена, ты сделаешь

себя героем, прославив детства времена,

оставив их, как штрих к портрету,

о том пути, что сам прошел,

зарой там старую монету

и восходи на свой престол,

храня всю память о картинах,

что принесла она в реке.

* * *

Мир тишины ему открыт,

Уединенье странных мыслей —

огонь, что в пустоте горит…

Исчезнет странник этой жизни,

Он убегает от себя,

Но тень всегда с ним

в этом споре.

Поэт, что ручкой на заборе

Писал про эту жизнь любя.

Он руку протянул в порыве

Чтобы закрыть час пустоты.

Ты с ним останешься на «ты»,

Как линии дождя косые

Нам ощущенье чистоты приносят.

Его не трогать, но позвать стремись

и ты с собой в дорогу.


Нет, он совсем не недотрога —

он просто не умеет лгать.

Хоть ветви срезаны,

но в вазе они дадут себе пожить.

Он не умеет услужить.

Нам непонятен путь скитальца,

что в тишине своих дорог,

Сберег и приумножил в пальцах —

глоток воды, песок и мох.

Откроет ветер клетки жизни,

когда король, как черный маг,

в своей непроизвольной тризне,

продаст картину за пятак.

А та, что рядом с ним смеялась,

в пустое сердце возведя,

жить не научится любя,

хотя осталась, вроде малость.


Жди дней, что от палитры серой

тебе цвет крови отдадут,

ты продолженье скудной меры,

для всех ты станешь вечный суд.

Открой свое начало миру,

через дороги тишины, и город воспоет

сатиру на третий день седьмой весны

от дня рожденья Вагамака

до дня пересеченья стрел.

Ступай, не ведающий страха —

забудь свой сон и свой предел.

* * *

Вновь нарушенье песни лета

и небо плачет и зовет…

Когда удача к нам придет!


От осени считай птенцов,

а то, что рядом — то не рядом.

Придут потери мудрецов,

и ты уйдешь не дивным садом,

а странною своей тропой.


Осуществишь мечту свою

ты не в тиши, а предо всеми

Со страхом чуждым на краю,

в бегах от плоти и от лени.

Пройдет два года и свобода

к тебе вернется, милый друг.

Она вдруг птицей обернется,

потом, как черно-синий жук

исчезнет под корой каштана.

Когда ты время своих целей

соединишь, как есть для нас,

тогда блистательный алмаз

в огранке засверкает дивно.


В год двух квадратов это будет,

но ты готовься к встрече с ним.

Колено преклони при мысли,

что ты останешься один.

Твой цвет как вишня тихо гаснет,

на сером небе буква «К» —

Она тебе откроет счастье

и ключ от твоего замка.

* * *

Он вытоптал свою поляну,

на ней не вырастив цветы,

узнай скорей себя в нем ты.

Хотя и разойдетесь с миром,

она вернется за тобой,

и ты поедешь, бросив лиру

за давнею своей мечтой.


Играет музыка без смысла,

и нет у скрипача смычка.

Он пробовал, но так не вышло…

На перемене, без звонка,

ты встретишь юную принцессу,

Она перевернет тебя

и призовет твой мир к ответу

для осмысления себя.


Ее зовут Елена с тенью,

растений дивных, сорных трав.

Запомни верную примету, когда 13 на часах,

Открой окно ты летом тихим

и мир войдет в твой дом любя,

отдай ему тогда себя.

Она ж начнет мешать тебе,

как только твой настанет час,

Жди крик совы.


Играет музыка беззвучно

для тех, кто не ценил друзей.

И песня — горькая, и скучно

летит мечта и лет, и дней.

Соедини себя тогда, когда друзья

обмолвятся про свою утрату.

Ты больше не уйдешь в палату,

но время лечит,

Путь далекий ты должен заново пройти,

но ты забыл про тех,

кто рядом тебе помог себя найти.


Ты вспомнишь о себе тогда,

когда под утро та звезда,

Что мир в тебе спасала нынче,

растает быстро, без следа.

Не спорь об этом с этим светом

и музыку храни в себе.

* * *

Пересыпаю жемчуг…

На весах речной песок…

Жасмин у окна осыпается

Свинья растаптывает жемчуг,

Но обретает серебро.


Возвращается в семью

по спирали двух кругов,

нераскрытая плоть нуждается

в порыве ласк.

От того, где это случится,

зависит ее тишина и уверенность.

Два рукава одной реки

обогнут холм с разных сторон,

но встретятся другими притоками.

И вновь береза тишиной укроет

ее поиск в ласках,

заставит думать над собой.


Тот вечный страх, что плоть хранила,

не дав ей вовремя

раскрыться вдруг взял,

на время, в себя душевную

твою блудницу.

Ты обретешь себя в желаньях,

но вскоре будет переход,

из новых мест, туда, где брод

давно открыт «твоим героем»

для переправы всей семьи.


Читай шесть книг, поверь,

что вскоре тебе откроются они.

Ты встретишь человека в белом,

он два ключа тебе отдаст;

Один для дома (он для вас).

Другой для перехода ночью

в лесу по тропке пустоты,

где изорвут одежду в клочья,

чтоб там осталась не ты.


Родится маленькое чудо,

но ты храни и впредь себя,

хоть будет многое без друга,

ты сбережешься лишь любя.


Когда бумага чистым полем

для плуга мыслей ляжет вдруг,

Тогда напомнит старый друг,

что надо следовать природе.

Есть строки, что хранят подсказку,

как склеить глиняный сосуд,

Отдав всю, безвозмездно, ласку,

тебе лишь воздух подадут.


Возьми в четыре слова книгу,

где многоточие стоит —

Там на второй ступени,

на третьем уровне лежит, возьми.


Потом четвертая ступень

и пятый, сверху — это тень.

К шестой ты подходи без спешки

и отсчитай седьмую дверь,

конечно сверху, только знай,

все это делай без насмешки.

Закрой и повтори с конца

открытие дивного ларца.


Спустись ты на восьмую нишу,

а на девятой будет ключ,

Не жди ты для себя сюрприза,

а только здесь поможет труд.


Соедини четыре знанья

и следуй им, храня себя,

дойдешь ты утром, осознанье

причины вскроет, сохранив остатки

поиска и смысла, что ты

себе вплела в узор.

Рисуй тогда ручную птицу

и разрешится приговор.

* * *

Тебя охраняют,

тебя сохранят,

но путь твой в печали,

не жди здесь наград.

Раскроется сердце для мира

и путь польется водою,

как талая ртуть.

От плоти стремися, чтоб дух был в тебе.

Ты будешь героем на этой войне,

тебе предстоит научиться

хранить и меру, и время,

и способ забыть.


Ты к свету пришла,

только битва в пути еще ожидает…

Но надо идти.


Открой книгу знаний, смотри

и ищи, ты встретишь друзей

на этом пути.

Враг будет печалью тебя

соблазнять, но ты продолжай

причину искать.

Письмо, что оставлено,

дома храни, оно знает силу твою

на пути.

Откроется сердце, когда ты

поймешь, что ты от него

никогда не уйдешь.


Тебе книга жизни дана

от рожденья, но сможешь

открыть, когда все сомненья уйдут,

и вернется любовь,

она в твоем теле,

она твоя кровь.

В печалях найдешь утешенье

и рост, они — есть твой путь —

ответ на вопрос.

Не бойся, они для тебя

не страшны, все это опыт

и знанье войны, что ты сможешь выиграть,

дав миру ответ, в чем

есть смысл печали, а в чем его нет.


Ты должна научиться

хранить жемчуг жизни

на огненной нити своего бытия.

Это путь совести,

это мир мудрости,

это твои ступени к себе.

Смотри и принимай, прощай

и следуй слову.

* * *

Загадочная птица тишины вернулась,

воспарив от света к тени

Не допускай ты ветренной войны,

а сосчитай свои ступени.


Мир будет рваться на куски,

а ты соединяй их словом.

Ты станешь тенью от руки,

и праведный твой путь,

здесь скован.


Ты обретешь уверенность

в бумаге, что знак сумеет

сохранить твоих начал,

продолжить книгу жизни из тетради,

что он тебе когда — то передал.


Когда исполнится движенье,

то ты возьмешься за перо.

Ты опиши узор плетенья,

по тропам, тайным за него.


И будет путь сомнений полон,

но ты храни всегда с собой

те мысли, что остались в сердце

за тишиной и суетой.

Тебе продлить движенье русла,

наполнив берега водой

И это станет не искусством,

а путеводною звездой.

Себя искать ты будешь сложно,

хотя подсказка за тобой.

Тебе для этого все можно,

и можно лишь тебе одной.


Печаль уйдет с кончиной цели,

что для тебя, как пустота.

Ты будешь пополнять стремленьем

ее до самого конца.

И много троп, сплетенных в узел,

тебе придется удержать.

Но в двадцать семь они исчезнут,

а знак всему жди в двадцать пять.

Когда светило своим ходом

коснется тишины полей

Ты станешь светом небосвода

и устранишься от людей.


Но прежде чем исполнить это,

ты созидай печаль времен.

Что истекает до рассвета

и превращается в закон.

Тебя прославит книга жизни,

что о себе ты возродишь,

Ты сможешь опыт своей мысли

переводить в ее гранит.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 322