электронная
100
печатная A5
417
12+
Книга ленивого фотографа

Бесплатный фрагмент - Книга ленивого фотографа

Объем:
170 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4474-8109-4
электронная
от 100
печатная A5
от 417

Введение

Если у Вас появилось устройство, которым можно фотографировать — «мыльница», «айфон», любой коммуникатор, бюджетная фотокамера и у вас есть желание пользоваться появившейся возможностью, но нет желания сидеть потом подолгу за компьютером и «вылизывать» на ваших фото каждый закоулок — полистайте эту книгу.

Она для тех, кто хотел бы получать приличные снимки без особых усилий. Почти без труда вытаскивать из пруда рыбок.

В основу съёмок предлагается один приём: Вы увидели по пути, разговарияая с другом, засмотревшись на дерево или закат что-то для себя интересное. Достали своё фотографирующее устройство и нажали на спуск.

Снимок почти сразу можно с гордостью показывать на компьютере изумленным друзям.


Просто вы знали несколько основных правил фотосъёмки.


Всё остальное сделали за Вас Природа, японская фотокамера и — случай…

Если совсем коротко

Фотоаппарат есть сейчас в каждом доме. Делать снимки можно не только фотокамерой, но и любым мобильным устройством, видеокамерой. И даже, если на кнопку нажмёт ребёнок, снимок всё равно получится. И этот снимок можно сразу посмотреть или на дисплее устройства, либо — на компьютере. Фотографировать сейчас легко и просто. Но тут уже возникает другая проблема: увы, не все снимки приносят удовлетворение. После того, как кто-то из нас нажимает на кнопку, снимок может не оправдать наших ожиданий. Он может получиться совсем не такой, какие мы видим в глянцевых журналах и на фотовыставках.


Я занимаюсь фотографией с тринадцати лет. Профессионалом не стал. Обыкновенный фотолюбитель. Сейчас мне 64. Хотел бы поделиться опытом. Но… Опытом… ленивого фотографа. То есть, такого, который не возится долго за обработкой одного снимка в Фотошопе. Который замечает картины, которые уже создала природа, или окружающая обстановка. И просто нажимает на кнопку своего фотоаппарата в нужный момент. Виды города, сэлфи, эпизоды дачной жизни, малыши, голуби, цветы, кошки — всё, что окружает нас, может стать предметом интереса фотолюбителя.


И при этом не обязательно иметь дорогую зеркальную камеру и кучу сменных объективов. Начать можно с обыкновенного мобильника. А потом… Всё будет зависеть от ваших успехов и увлечённости.


Ну, допустим, у вас мобильник. Вся техника фотосъёмки тут сводится к двум операциям: навести прибор на объект и нажать на кнопку.


Главное, на что тут нужно обратить внимание — это на композицию, то есть на правильное распределение деталей снимка. Наш взгляд всегда обращается, прежде всего, к центру кадра. Всё главное — в центре. В центре ваш любимый друг, котёнок, плюшевый мишка. Если вы кого-то или что-то поместили в центр, вы уже сказали вашим зрителям — это главное.

И все ваши дальнейшие усилия должны быть направлены на то, чтобы это главное выглядело самым лучшим образом.


Например: вы прогуливаетесь по нашему любимому городу Орску и хотите сфотографировать друзей на фоне памятника Т. Г. Шевченко. Распространённой ошибкой является съёмка маленькой фигурки рядом с большим памятником. И, хоть ваш друг и расположен в центре — его на фоне памятника почти не видно.

Фото Валерии Карповой
Фото автора X-S1 ISO 200 1/680s f/4
Фото Ани Богатиковой FinePix S4900

Попросите его подойти поближе. Если друг ваш на фотографии окажется крупным планом, а памятник пусть во весь рост, но — маленький — друг на вас не обидится. Может обидеться памятник. Но он же вам не друг…


Мы тут употребили выражение «крупным планом». При съёмках очень часто приходится использовать такое выражение. Крупный план — это когда в кадре голова и немножко плечи. (стр.6 и 8)

Фото Виктории Кропивенко. Камера DCS-HX300 (Sony) Крупный план.


Фото Валерии Карповой DCS-H200 (Sony) Крупный план.

Есть ещё средний план — это когда человек или группа людей фотографируются по пояс. (стр.10—11)

Фото автора X-S1. Средний план.
Фото автора. Камера X-S1 ISO 1000 1/100s f 4
Sony Sybershot H9 ISO 100 1/640s f 5,6. Средний план.

И — план — общий. Это — когда во весь рост. Когда вокруг интерьер, обстановка, среди которой находятся герои снимка. (стр.12—13)

Фото Никиты Пищулина. Общий план.


Фото автора DCS H-50 ISO 100 1/1000s f 5. Общий план.

Это касается и съёмки зданий, проспектов. Общий план — это когда вы снимаете целую улицу. Средний — несколько домов. И крупный — один дом, или даже его часть.

Если вы фотографируете лицо вашего друга — только лицо, или его часть (нос, глаз), то это уже будет «деталь».

Также — если вы снимаете не дом, а какое-нибудь на нём украшение, окно, часть водосточной трубы, то это тоже будет «деталь». (стр. 7)

Фото Валерии Карповой. Деталь

Есть ещё понятие «Очень крупный, сверхкрупный план», который можно называть и «деталь».

В фильме Бунюэля Сальвадора Дали есть жуткий кадр, где на сверхкрупном плане лезвие разрезает глаз.


Мы приведём пример без лезвия. (стр. 15)

Фото автора X-S1. Крупный план.
Canon Pover Shot SX4. Сверхкрупный план.

Фото глаза слушательницы нашей Телешколы сделал Никита Пищулин. (стр.15)

Сверхкрупный план. Фото Валерии Карповой DSC-H200
ISO 800 1/50s f 6 (стр. 8)

Ну, вернёмся к памятнику и вашему другу, который ожидает, когда же вы всё-таки нажмёте на спуск. Он уже устал улыбаться. Но вам нужно решить ещё одну задачу: как расположить в кадре два важных предмета — вашего друга и памятник? И тут вам нужно соблюсти ещё один важный закон изобразительного искусства, в том числе и фотографии: закон равновесия в кадре. А это означает, что, если ваш друг находится в левой стороне кадра, то в правой обязательно должно находиться что-то, что обязательно его уравновесит. Блик солнца, дерево, машина. В нашем с вами случае — памятник.


И никак нельзя, чтобы друг и памятник оказались в одной части кадра, а другая оказалась свободной, пустой, заполненной малозначащими предметами. Снимок будет испорчен, «ВКонтакте» его пролистнут, не задерживаясь, и ни один журнал у вас его не возьмёт.


Когда вы оказываетесь на улице или за городом, вам хочется сделать снимок, который называется «пейзаж». Ну, это обыкновенный вид города, река с деревом или дорога, уходящая в степь. И кажется на первый взгляд, что снимать лучше в хорошую погоду: когда тепло, светит солнце. А вокруг — красота архитектуры или рек, озёр и перелесков.

Но после прогулки и поездки оказывается, что снимки получились какими-то невыразительными, плоскими. Странно: всё было так замечательно, а снимки слабые. И тут свое отношение к погоде и условиям съёмки нужно менять. Что очень хорошо и нравится вам, может совсем не подходить для фотосъёмки.


Во-первых — время съёмки. Снимать нужно или утром, или вечером. Можно снимать в любое время — если плохая погода. Для вас плохо, когда дождь, ветер, град. А для фотоаппарата — это как раз то время, когда можно сделать весьма интересный снимок. Как гнутся деревья. Как мокрую дорогу перебегают, прячась от дождя, люди. Когда буран и на улицу не выгонишь и собаку… (Стр. 17—18)

«Sony Sybershot H9» ISO 100 f/4 1/200s Фото автора
ISO 100 f 5/6 1/1000s «Sony Sybershot H9». Фото автора.
«Sony Sybershot H9». Фото автора. ISO 400 1/60s f/4


Фото Валерии Карповой COOLPIX S2600 ISO 160 1/60s f/6,5

А утром и вечером всегда интересное освещение. Обратите внимание — вечером вы можете разглядеть след машины на снегу, в то время как в полдень его совсем не видно. (Стр. 19)

ISO 100 f/4 1/1000s «Sony Sybershot H9». Фото автора.

И все предметы при утреннем и вечернем освещении выглядят ярче, в них больше цвета и света. (Стр. 20).

Камера DSC-HX200V ISO 125 f1/ 2.8 1/640s
Фото Натальи Улахович

Как видите, во всех этих рекомендациях я ни разу не намекнул на какие-то особенные возможности аппарата, которым вам приходится снимать. Что бы ни оказалось у вас в руках — планшет или «мыльница», если вы будете следовать моим несложным советам, то вы всегда сможете сделать хороший снимок. (Стр. 21).

Хорошая погода для фотографа — плохая погода.

Убрать всё лишнее

Великого скульптора спросили однажды — как он создает свои скульптуры? — Это очень просто, — ответил он, — я беру кусок мрамора и отсекаю от него всё лишнее.


Главный недостаток почти всех любительских снимков — это их «засорённость» лишними деталями.

Простой пример — фото на фоне памятника.

Обычно фотограф-любитель ставит своего друга вплотную к памятнику или иной достопримечательности, отходит подальше, чтобы в кадр вместились оба, и нажимает на спуск.

В результате получается маленькая незаметная фигурка человека на фоне глыбы из мрамора или гранита. Друг фотографа затерялся среди множества других предметов.

Обыкновенный портрет в комнате. За спиной модели спинки стульев, кастрюли, ковры — разные предметы домашней обстановки.

Вы фотографируете ветку яблони. Но рядом с ней — другие ветки. Сквозь них ещё просвечивают дачные строения. И всё на снимке получилось резко, чётко. И трудно понять — что же привлекло внимание фотографа, чем он хотел удивить, порадовать своих друзей?


И главной задачей фотографа и будет выделение на снимке главного, отсечение всего лишнего.

Для этого и существуют всевозможные творческие приёмы.


Но уже на первом этапе съёмок необходимо по возможности освободить кадр от лишних деталей.


Если фото на фоне памятника — попросите своего друга стать так, чтобы он был от вас на достаточно близком расстоянии. Помните — ваш друг на снимке главное действующее лицо, а не памятник. В кадре ещё достаточно места, чтобы и памятник поместился там во всю свою величину. Вместе с другом отойдите для этого подальше.


Если портрет в комнате — обратите внимание на фон. Найдите место, где за спиной у вашей модели будет, как можно меньше отвлекающих предметов. Лучше, конечно, специальный фон. Если его нет — стена, обои.

Делайте крупные планы. Это поможет вашему фотоаппарату как-то «размыть» фон. Если вы добиваетесь максимального эффекта, то фон с ненужными деталями можно «размыть», пользуясь любой несложной программой для обработки фотографий.


А ветка яблони…


Тут первое — захватить её в кадр так, чтобы вокруг было меньше лишнего. Найдите такую точку съёмки. И снимайте на функции телеобъектива. То есть, отойдите подальше и кнопкой фотоаппарата на объективе постарайтесь к себе «приблизить». При таком положении объектива фон сделается нерезким, и всё внимание сосредоточится на ветке.


Конечно, во время съёмки почти невозможно всё предусмотреть. И освобождение от ненужных деталей ещё нужно будет продолжить за компьютером.

Какую камеру выбрать?

Если вы заинтересовались фотографией, то неизбежен, в конце концов, вопрос: какую камеру выбрать? Скорее всего, он возникает после первых удачных опытов с мобильником или планшетом.

И тут главным, определяющим моментом является соотношение цена-качество. Случаи, когда любитель берёт дорогую фотокамеру, но снимки делает неинтересными, совсем не редкость. И очень много работ фотолюбителей, которые добились впечатляющих результатов аппаратом, который вполне по силам приобрести семье со средним достатком.

На что я рекомендую обращать внимание своим слушателям? Это — на поворотный дисплей. И — на возможности объектива.

Поворотный дисплей позволяет делать снимки с нижней точки, не ложась при этом на асфальт или в песок. (Стр. 22).

Фото Натальи Улахович. Телешкола «Листья»

Или — с верхней точки — просто подняв фотоаппарат над головой. Можно, конечно, встать на стул, влезть на подоконник. Поворотный дисплей избавляет от этих неудобств. (Стр. 22).

Фото автора

Если на объективе написано «оптическое увеличение 30-кратное», а то и больше — то у вас в руках может оказаться удивительная техника. Вы сможете сфотографировать крупным планом Луну, птичку на дереве. И — всю свою семью, вместе с друзьями и родственниками в маленькой комнате. Потому что современные объективы могут, как значительно приблизить удалённый объект, так и наоборот — отодвинуться от него. И тот же самый аппарат снимет вам всю обстановку комнаты, если вы просто станете в угол. (Стр. 23).

ISO 400 f/2,8 1/58s Камера «Fujifilm X-S1» Фото автора.


Фото Натальи Улахович «Зимний дессерт». DSC-HX200V
ISO 200 1/250s f 5,6

Ну, раз мы уже заговорили об объективе, то совершенно необходимо и ему уделить внимание. Потому что от объектива зависит качество изображения. Объяснять ли — что такое объектив? Ну, да — это стеклянный «глаз» фотоаппарата. И устройство этого глаза бывает простым и сложным. Внутри объектива целый набор линз, которые выполнены из высококачественного стекла. Чтобы изображение получалось ярким, чётким.

Ещё каких-то пятьдесят лет назад для фотоаппарата нужно было несколько объективов. Одним фотографировать луну и птичек, другим — портреты, третьим — группы людей в маленьких помещениях. Они и назывались по-разному — «телеобъектив», «нормальный», «портретный». «Широкоугольник». Всё зависело от того, какой угол захвата был у объектива. Если широкий, такой, что он мог охватить целую комнату — значит «широкоугольник». Если снимает удалённые предметы — «телеобъектив». Телеобъектив представлял из себя сложную конструкцию. Практически, это уже была подзорная труба, на которую навинчивался фотоаппарат. Вес объектива МТО 1000 с фокусным расстоянием 1м (1000мм) составлял 3 кг 900г. Подобные объективы выпускают и до сих пор. Так, например, объектив Nikkor 1200—1700 mm весит 16 кг, а его длина составляет 888 мм. Но это уже «игрушки» профессионалов.

Фото автора
Фото автора

На фото два объектива к фотоаппарату «Зенит» — «Юпитер 21М» и «Гелиос 44М» — «телеобъектив» с фокусным расстоянием 200мм и «нормальный» — с расстоянием 58мм.

И, хотя «Гелиос 44М» объектив не самый большой, но вес его примерно такой же, как у «зеркалки» — 940г, и всё время его с собой носить тяжеловато. (Стр. 25, 26).


Наборы объективов носили с собой серьёзные фотографы. Любителю достаточно было одного — «нормального», такого, как «Гелиос 44». Он вполне справлялся с простыми задачами, которые ставил перед ним владелец.


В далёкие те времена фотолюбитель и помыслить не мог, что будет для него когда-нибудь доступна камера, в которой будут совмещаться возможности сразу нескольких объективов. Но сейчас такие на каждом шагу.

Инженеры придумали объектив, в котором линзы сделали подвижными. И свойства объектива теперь могут меняться по желанию фотографа — одним прикосновением к кнопке. Такой объектив стали называть «трансфокатором», «вариообъективом», то есть объективом, у которого может изменяться фокусное расстояние. Если проще — объективом, который может «приближать» и удалять объекты съёмки.


Да, ещё в инструкциях фотоаппаратов называют «цифровое увеличение». «Цифровой зум». И величины указываются прямо-таки заоблачные: 100, 300. Это просто маркетинговый ход, реклама. При цифровом увеличении на самом деле никакого реального увеличения в сто или триста раз, приближения в кадре не происходит. Просто увеличивается часть кадра. И становятся заметны все частицы, которые его составляют. При максимальном увеличении зачастую даже невозможно разглядеть, что за фигуры на снимке.


Поэтому принимайте во внимание только значение «оптический зум». В настоящее время любительские фотоаппараты оснащают оптическими «суперзумами». И величина увеличения составляет от 15-х до 60-х. Эти фотоаппараты при стоимости, вполне приемлемой, обладают возможностями бинокля или подзорной трубы, что весьма удобно.

При этом они лёгкие и сохраняют все свойства нормального и широкоугольного объектива.


Выпускница нашей Телешколы Виктория Кропивенко побывала на концерте Тото Кутуньо в Москве. Из середины зала сделала несколько снимков своей любительской камерой COOLPIX P510 в режиме телеобъектива.

Как можно с удовлетворением отметить, качество снимка вполне приличное.

ISO 800 f 4/8 1/200s Фокусное расстояние 57,9мм

Концерт Тото Кутуньо в Москве. Фото Виктории Кропивенко. (Стр. 27).

Фотоаппарат без объектива

Но не всегда фотоаппараты были с объективами. Наверное, многие из вас замечали, но не обращали внимания на то, что в тёмной комнате на белой стене, если туда, например, через замочную скважину проникает свет, иногда можно увидеть изображения людей, улицы. Может, и замечали, но не придавали этому значения. Но вот в 350 году до нашей эры к этому явлению внимательно присмотрелся учёный Архимед. И он описал то, что увидел. Свет, который проникает в комнату через любое маленькое отверстие, образует на стене точное изображение того, что расположено снаружи: деревья, дорогу, прохожих. Только получаются они в уменьшенном виде и «вверх ногами».

Подобный опыт нетрудно проделать самому: попробуйте сделать небольшое отверстие в листе бумаги, а потом поместите его недалеко от стены, так, чтобы на него падал свет от окна. И на стене появится изображение окна.

Это всё можно пронаблюдать на фото птички. Чёрный прямоугольник — комната. В передней её части, в стене, в двери отверстие, через которую на противоположную стену комнаты попадает свет. В нашем случае на улице, как раз напротив комнаты, отверстия в стене сидит птичка. Её изображение обязательно появится на противоположной стене в тёмной комнате. Цветное, гораздо меньше и в перевёрнутом виде. (Стр. 28).

Рисунок автора

И придумали в старину специальный ящик, где такие изображения можно рассматривать и даже обводить контуры с помощью угля и кисти. И тогда получалась настоящая картина.

Ящик мог быть внушительных размеров — с целую комнату. Внутри которой темно, но в одной стене маленькое отверстие, а другая стена белая, либо с листом бумаги. И внутри этой комнаты можно было свободно ходить и рисовать, даже совсем не имея к тому никаких навыков. Пейзажи получались фотографически точными, с сохранениями всех необходимых пропорций.

Комнаты такие назывались «камера-обскура». Что как раз и означало «тёмная комната».

Ясное дело — ящик размерами с комнату не возьмёшь с собой в дорогу. А перевозить — занятие трудоёмкое.

И потому великий Леонардо да Винчи изобрёл небольшой ящик, у которого в передней стенке было маленькое отверстие, а дальше — зеркало под углом в 45 градусов, которое направляло изображение вверх на специальный матовый экран. Зеркало для того, чтобы удобнее было рисовать: вы же помните, что наша птичка на рисунке в темной комнате «переворачивалась».


Теперь рисовать пейзажи стало гораздо проще: камера-обскура устанавливалась на штатив, направлялась на красивое место. А художник накладывал лист бумаги на матовый экран и обводил изображение, которое поступало через маленькое отверстие.


Камера-обскура используется и в современной фотографии. Называют её теперь «стеноп» (с греческого — узкий вид), или «пинхол» (с английского — булавочное отверстие). Изображения, сделанные с помощью таких камер, отличаются мягкостью, которая напоминают таинственные сны…

Для получения изображений в стиле «стеноп» не обязательно покупать специальную камеру. Достаточно на обычную камеру навернуть специальную насадку с отверстием и «стеноп» или «пинхол» готовы.


Одним из определений слова «фотоаппарат» может служить такое: «прибор для перенесения изображения окружающего нас мира на какую-нибудь плоскость». Пластину, бумагу, холст. Если обыкновенный художник переносит увиденное им на холст или бумагу с помощью кисти, угля карандашей. У него этот процесс опосредованный: вначале изображение попадает в глаз художника, отпечатывается на сетчатке, а потом то, что почувствовал глаз, выводит на холсте рука художника.

У фотоаппарата принцип тот же. Только после того, как изображение попадает на приготовленную плоскость — ту же самую бумагу, или пластину, его уже никуда не переносят.


Рассмотрим ещё один главный предмет фотоаппарата — плоскость, на которую через маленькое отверстие или объектив попадает изображение.

Сейчас эта плоскость называется «матрица». Пару тысяч лет в камере-обскуре это было матовое стекло. А в 19 веке — пластина, покрытая… асфальтовым лаком.


После того, как была изобретена камера-обскура, энтузиастам-фотолюбителям не давала покоя мысль о том — как бы «остановить мгновение», зафиксировать изображение на стенке камеры-обскуры. Они старательно обводили изображения пейзажей и портреты, но хотелось, чтобы картинки сами «впечатывались» в плоскость камеры. Чтобы они на ней оставались без вмешательства красок и карандашей.

Фото автора

Со времён Леонардо да Винчи ничего существенно не изменилось. Современная фотокамера — это, в принципе, та же самая камера-обскура. Внутри камеры — маленькая тёмная комнатка, куда через отверстие объектива попадает свет, отражённый от предметов снаружи. Да, на месте дырочки, которая была в камере-обскуре, в фотоаппарате стоит стеклянная линза, или несколько линз, склеенных вместе. Линзы делают изображение чётким, качественным.

Это изображение можно увидеть, если кадровое окно перекрыть матовым стеклом или фотоплёнкой. (Стр. 30—31).

Фото автора

Светочувствительные материалы

Термин «фотография» в переводе означает «светопись». То есть — «написанное светом». Чтобы на чём-нибудь написать светом, нужен светочувствительный материал. Простейший пример — загар на коже. У нас кожа — материал, чувствительный к свету. Стоит нам после долгой зимы снять одежды и походить под солнцем, как наша кожа начинает «темнеть». Она «засвечивается». Если вы будете ходить в майке и в носках, то засветятся только незакрытые участки тела. Всем знакомы белые пятна на руке, если там были часы, а потом часы вдруг сняли. (Стр. 32—33).

Кожа — светочувствительный материал


Фото Валерии Карповой

Современный художник Томас Майландер из Франции решил не просто делать с помощью загара полоски и смешные фигурки, а настоящие фотографии. Для этого к участку незагорелой кожи Томас прикладывает негатив на прозрачной плёнке. Потом получает удовольствие — принимает солнечную ванну. После чего можно полюбоваться фотографией, которая отпечаталась на теле художника.


В начале XVIII века во Франции бывший армейский офицер Жозеф Нисефор Ньепс поставил под изображение камеры-обскуры пластину, покрытую асфальтовым лаком. Ньепсу было известно, что под действием света, асфальтовый лак теряет свою растворимость. Чем больше на него попадает света, тем хуже он растворяется. А любое изображение состоит из тёмных и светлых участков. Следовательно, если пластину, покрытую асфальтовым лаком, поставить в камеру-обскуру, то свет создаст на ней участки разной растворимости.


Что Ньепс и сделал.


Но, после того как пластина какое-то время засвечивалась изображением камеры, пластину ещё нужно было обработать. То есть — растворить все те участки, на которые свет не подействовал, где его было мало или не было совсем. Растворяли их нефтью или лавандовым маслом. Оставались вполне узнаваемые контуры изображения.


Можно только представить, сколько пластин было испробовано, сколько опытов провёл Нисефор Ньепс. Ведь, хоть и представлял он в теории, что изображение после засвечивания должно остаться, но, ясное дело, с первого раза не получилось. Нужно было определить оптимальное время засвечивания. И — чтобы на пластину не попало света слишком много. Тогда она покрылась бы плотной и вообще нерастворимой коркой. Или — если света мало, то всё бы просто безвозвратно смывалось нефтью или маслом.


В конце концов, оказалось, что оптимальное время для того, чтобы снимок получился — 8 часов. Естественно, при ярком солнечном освещении.


И вот уже тогда, ещё в начале XVIII века, появилось понятие, которое впоследствии стали называть «фотографическая выдержка». То есть время, на которое через отверстие фотоаппарата на любой светочувствительный элемент поступает свет.


И первая такая выдержка составила 8 часов.


Забегая вперёд, можно сказать, что понятие «выдержка» в фотографии актуально и по сей день.

Современные фотоаппараты могут открывать затвор на время от 30 сек до 1/10000 сек.


Ну, а пластина, покрытая когда-то Нисефором Ньепсом асфальтовым лаком, стала прообразом современной матрицы.


Когда-то все фотолюбители снимали на плёнку. Она была в рулончиках, длиной 1м 65см и шириной 35мм. На упаковке обычно писали: «вскрывать и обрабатывать в темноте». И ещё указывалась светочувствительность: 250, 130, 65 и 32 единицы.

Да, все операции с фотоплёнками — зарядка в кассету, намотка в проявочный бачок — всё это проводилось в полной темноте.

Для удобства фотографы придумали специальные мешки-рукава. С двух сторон резиночки, чтобы рукав, когда в него засовывается бачок, кассета, а за ними и рука — чтобы рука плотно этими резиночками обхватывалась.

Однажды — мне тогда было лет четырнадцать — я в темноте аккуратно намотал на спираль плёнку в фотобачок, закрыл крышкой, включил свет. А чёрная пластмассовая крышка накрывала бачок свободно, как любая крышка кастрюлю. А я очень дорожил снимками, которые были мною сделаны. Я уже представлял, как я их отпечатаю, как потом буду радостно их рассматривать, принимать похвалы от своих моделей.

Для верности, для надёжности я ещё прикрыл бачок сверху зимней шапкой-ушанкой. Чтобы никакой лишний свет случайно мою плёнку не испортил.


И — так всё оставил на столе, а сам занялся приготовлением растворов.


И тут меня позвала мама, сказала, что нужно сходить на ферму за молоком. Работы на полчаса, но занятие с растворами мне пришлось прервать.


Я надел валенки, «москвичку», схватил… шапку…


Из-под неё вылетел мой бачок, упал на пол. В сторону отлетела крышка, вывалилась спираль с намотанной на неё плёнкой…

В ужасе я бросился к выключателю, погасил свет. Дрожащими руками в темноте нащупал части бачка, плёнку.


Я опять её намотал, упрятал в бачок, закрыл крышкой.


У меня была надежда, что свет я погасил очень быстро, и плёнка не успела засветиться.

Я сходил за молоком. Потом со слабыми надеждами проявил, промыл и закрепил пострадавшую фотоплёнку.

Конечно же, она оказалась абсолютно чёрной. Те десять-пятнадцать секунд прямого электрического света, которые на неё попали, оказались смертельными для моих снимков.


А — чего я хотел?


Была вторая половина двадцатого века.


Фотоплёнки делались очень чувствительными к свету. Для того чтобы получился снимок, фотоаппарату достаточно было в солнечную погоду открыть затвор на 1/125сек.


А чем хороша высокая чувствительность? И почему выпускались плёнки с разной чувствительностью?

Если высокая чувствительность — это хорошо, то почему не изготавливать всю плёнку с высокой чувствительностью?


Да, высокая чувствительность — например, в 250 единиц — это очень удобно. Можно открывать затвор на очень короткое время — на 1/500, 1/1000сек, и снимок будет получаться резким. Бежит спортсмен — он получается резким. Летит бабочка — и вам удаётся схватить мгновение, когда на снимке чётко замерли её узорчатые крылышки.

Можно вечером на дне рождения снимать гостей при свете одной электрической лампочки — и плёнка в 250 единиц это «почувствует».

Но… Плёнка с высокой чувствительностью отличалась крупным «зерном». Уже при небольшом увеличении на снимке было заметно, что изображение состоит из мелких частичек, засвеченных кристаллов светочувствительного серебра.

Чем плёнка была меньшей чувствительности, тем эти кристаллы были меньше.


Хочешь снять полёт бабочки, или хоккеиста — заряжай плёнку в 250 единиц. Если нужен портрет без всяких видимых частичек, который можно увеличить и при этом его качество не пострадает — нужно выбирать плёнку в 32 единицы…


Зачем мы всё это вспоминаем? Для чего нужны эти плёнки, которые уже не существуют, какое нам дело до того, какие у них были свойства?


А вот почему. Мы ведь ещё не забыли, что кадры фотоплёнки, каждый в отдельности — это матрицы. С которых потом печатались фотографии. И вот перед вами современная матрица. На которой тоже изменяется чувствительность, которая называется ISO. И у неё тоже есть свои обозначения: ISO 100,200,400, 800, 1600… Вам это ничего не напоминает? 32, 65, 130, 250ед… Значения чувствительности, как и раньше, изменяются вдвое.


И мы снова можем задать вопрос: — А, почему не сделать только одну, самую хорошую, самую высокую, чувствительность?


А — по той же самой причине, что и у фотоплёнки: чем больше чувствительность, тем хуже изображение. С увеличением чувствительности изображение всё больше распадается на частицы, которые заметны нашему глазу.


Да, при большой чувствительности, например, при ISO 800, 1600 удобнее снимать быстродвижущиеся объекты, можно снимать в помещении при слабом свете, можно даже ночью — при свете уличных фонарей. Но все эти снимки будут состоять как-бы из мелких «мошек».


Которых совсем нельзя заметить, если снимать при низких значениях ISO — 100, 200…


В городе Актюбинске, где я вырос, на улице Фрунзе было фотоателье. Которое, как казалось многим, было старше самого города.

В этом ателье снимки делали с помощью больших деревянных фотоаппаратов с «гармошкой». Желающий сфотографироваться, как и двести лет назад, садился перед камерой на табурет. Фотограф становился за камерой. Накрывал себя и аппарат тёмной тканью и там, в темноте, смотрел на матовое стекло, на котором объектив давал изображение клиента. С помощью «гармошки» фотограф передвигал объектив вперёд-назад, как и двести лет назад — наводил на резкость. Потом, прикрыв объектив крышечкой, на место матового стекла устанавливал светочувствительную плёнку и делал снимок.

Как?

Нет, он не нажимал на специальную кнопку. Он, как и двести лет назад, просил клиента не двигаться («сейчас вылетит птичка») и снимал крышечку с объектива. Проходило несколько секунд, крышечка закрывала объектив, снимок был готов.

Оставалось только в тёмной комнате его проявить, закрепить и потом с сухого негатива сделать отпечаток.


Этому, наверное, можно улыбнуться. Вокруг ателье уже вовсю ходили дети и взрослые с фотоаппаратами «Смена» и «Зоркий». Которые могли фотографировать друг друга и сами себе делать фотографии.

А тут — деревянный аппарат образца прошлого века. Потом — это — «сейчас вылетит птичка…».

А дело в том, что и «Смены» и «Зоркие» и «Зениты» снимали на фотоплёнку, у которой кадрик, (матрица) был 24х36мм. А фотограф в ателье снимал на лист плёнки размером 130х180мм, а то и — 180х240… Представляете матрицу?!


Отсюда и — качество.


Снимки, который получались у плёночных фотоаппаратов по качеству не шли ни в какое сравнение с фотографиями, которые делали на улице Фрунзе допотопной деревянной камерой.

Фото автора

На фото: любительские фотоаппараты 60-х, 70-х гг. Зеркальный — «Зенит», дальномерный — «ФЭД», простейший «Смена». У них были разные возможности, но все использовали одинаковую фотоплёнку и формат кадра был у всех одинаков: 24х36 мм. Если переводить на современный язык, то матрица у всех была одинаковая — 24х36 мм. (Стр. 39)

Фото автора.


И — вспоминается случай.


Когда я заканчивал Актюбинское культпросветучилище, мы, выпускники, заказали в ателье на улице Фрунзе коллективную фотографию. Чтобы был на ней каждого из нас портрет с подписью, а так же и всех наших преподавателей.

Предварительно нужно было каждому выпускнику сходить в ателье и сфотографироваться отдельно, а уж потом мастера фотомонтажа сводили воедино все эти портреты на одном листе.

Фотографироваться мы пошли с другом. Перед съёмкой я испросил у фотографа разрешения сфотографироваться с улыбкой. Потому что я видел подобные фотографии, где в двадцать-тридцать лиц сидели в круглых рамочках и были все одинаково серьёзны. Мне хотелось как-то выделиться. Окончание училища! Праздник всё-таки!..

Фотограф слегка удивился, но разрешил.


Он сделал все необходимые приготовления, потом взялся за крышечку объектива. Сказал мне: «Сделайте, как вы хотели».


Я к тому времени уже занимался фотографией и знал, что время, не которое мастер откроет объектив, будет достаточно длинное — в две-три секунды. Что эти три секунды нужно быть абсолютно неподвижным. Я растянул губы в улыбке и замер. Мастер снял крышечку с объектива, сделал экспозицию, закрыл.


Потом настала очередь моего друга.


Который тоже захотел сняться, как и я — с улыбкой.

Но, когда фотограф открыл объектив, он не смог усидеть с улыбкой неподвижно. Он сказал в камеру «Ха-ха-ха!..».


Друг мой ходил пересниматься.

Снимок получился размазанным.


Вы не узнаете его на этом фото.


Потому что он там уже, как и все, серьёзный… (Стр. 41).

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 417