электронная
40
печатная A5
281
12+
Книга Финия

Бесплатный фрагмент - Книга Финия

Послание Тишины

Объем:
72 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-5984-1
электронная
от 40
печатная A5
от 281

Когда ж зеркальность тишины

Сулит обманную беспечность,

Сквозит двойная бесконечность

Из отраженной глубины.

М. Волошин

Глава 1. Рождение

1. В ночь новолуния родился у женщины одной ребёнок, и назвала она его именем необычным. Финий — такое имя было дано вновь рождённому. И значило оно на языке древних — «летящий к свету».

2. И жил в любви он, и гармонично развивался он под взором отца и матери. И нравилось ему узнавать новое. Говорили люди, что одарён ребёнок, ибо всем задавал он вопросы странные и необыкновенные. Задавал Финий вопросы новые, каких до этого никто не спрашивал, и подводил он своими вопросами к бездне неведомого, и страх возникал у окружающих от осознания величия её.

3. Не знали они, что отвечать ему, и не говорили ничего. И пугало это родителей, ибо неизвестность пугает всех людей на Земле, и они были людьми, и не знали, что стоит за ней. Но влекли Финия просторы неведомого, давала ему силы бесконечность неизведанного, и радовали его прикосновения вечности, и не было у него страха потерять себя в ней или найти в ней себя.

4. И решил Финий, когда вырос, прожив славное детство в доме тех, кто явил на Землю его, искать новые вопросы, ибо в них раздавалось эхо неведомого. И не противился никто, и противление было бесполезно, и знали все это. И вышел человек из дома своего, и благодарность была в сердце его, и любовь была, но не было привязанности.

5. И манил его свет звёзд, и помнил он свое родство с их светом. И говорил он: «Всё в мире состоит из сияния звёздного. Свет — всеобщий язык вселенной, но желания человеческие придают форму свету, а привязанность их сковывают его». И слушали люди, и соглашались, но не понимали сказанное Финием. И простились они с ним, но без слёз и объятий человеческих.

6. Не знал вначале Финий, куда идти ему, ибо мир людей был велик и мал одновременно. И Финий мог сравнить его со вселенной, так как знал размеры её и знал, что мир людей есть лишь песчинка во всей бесконечности этой. Но ощущал он принадлежность свою к бесконечности и слышал зов её.

7. И видел он множество дорог, ведущих в беспредельность мира внешнего и мира внутреннего. И знал он: мал телом человек для странствия по ним, и замутнён разум человеческий для познания их. Но путь благоволит тому, кто идёт к себе. И странствие становится наградой для тех, кто не отягощён ожиданиями и целями.

8. И искал Финий путь, который приведёт его в место, где сходятся дороги всех миров, где сливаются все потоки, где зарождается вся музыка. И хотел знать, как долго он сможет идти в обличие человеческом, в образе людском и в виде личности ограниченной. Но не боялся он потерять путь и не боялся, что путь потеряет его.

9. Не считал Финий себя личностью, ибо знал, что это рамка картинная и преходящая. Лишь имя своё он помнил и лишь род свой, но знал, что нет смысла в первом и нет совершенства во втором. И продвижение вперёд нужно ему потому, что развитие одного человека способствует развитию всех.

10. И встречались на пути ему разные люди, события, и всевозможные учения этих людей о событиях. И были они для него указателями. И не личностью своей, и не умом своим он людей спрашивал, а существом своим. И говорили те, что он личность яркая, личность славная; но знал Финий, что личность — только стенки пустого сосуда. И удивлял он вначале всех своими речами, но потом умолк.

11. И нашёл тогда путь он, и стал мыслить по-иному, и мыслить научился сквозь временность и причинность. И понял он, что лишь немногие стремятся к этому, и не стоит даже у них дорогу спрашивать, и надо свой дух слушать. И нашёл он путь восхождения, и знал, что меняться он будет, ибо нет ничего постоянного, кроме перемен.

12. И города разные мелькали перед его глазами, и мнения слышал он разнообразные и языки тоже. Но не понимал он, о чём говорят они, ибо все о своём говорили, и не мог ему никто сказать ответа. Был ли вопрос у Финия, было ли знание или мнение о прошлом — все говорили разное.

13. Понял тогда Финий, что нет у истины грани одной, но есть множество. Как у вселенной много звёзд имеется, и ярко светят многие, но не похожа ни одна на другую. И стал тогда он ждать, пока у него что-то спросят или сами заговорят с ним, ибо сильное стремление человека узнать что-либо хранит в себе ответы.

14. И долго он шёл в ожидании, наблюдая за жизнью народа простого и за жизнью властителей человеческих, и не видел сущей разницы в них. Спрашивал себя Финий, кто же ему слово скажет и с кем заговорит он сам. И голод утомил его, как томит жара в пустыне, как томит холод в стужу, и вышел Финий к дереву.

Глава 2. Наставления старца

1. И вышел Финий к дереву и увидел плоды, висящие на нём. Плоды были высоко и были сладкими и вкусными на вид, ибо яркий их цвет привлекал взор любого проходящего мимо. И решил Финий залезть за плодами на дерево из-за голода, который одолевал его тело.

2. Но только приблизился он к стволу, голос со стороны окликнул его: «Стой! Не лезь туда, ибо ждёт тебя разочарование». Финий обернулся и узрел старца, сидящего на камне с закрытыми глазами. И казалось, что он слился с окружающей природой, и только голос делал его зримым.

3. «Плоды эти, о странник, как люди Земли; кричат о своей красоте и пользе, но внутри ядовиты. Ты посчитал их своей пищей и уже хотел добыть их, но насытиться ими не смог бы. Ты стремишься к ним из-за голода тела так же, как люди стремятся к людям из-за голода общения».

4. Слушал Финий и не понимал человека говорящего, и спросить пожелал у него: «Что же делать, если влечение к красоте и влечение насытить плоть свою способны властвовать над всяким сердцем и разумом? Ибо сильны эти влечения, как силён человек речью, воспламеняющей фантазии слушателей». И ответил старец:

5. «Не человек силён речью, а речь сильна человеком, когда рождается из тишины. Плоды красивы, когда на них смотришь, но стоит их вкусить, и отвращение охватит тебя. Речь людей ядовитых, но красивых, проявляя их мысли, отвращает самое себя. Речь, изошедшая из уст невежды, создает запутанность и иллюзии».

6. И подошёл старец к дереву, и сел на могучий корень его, и продолжил: «Взор твой удивлён и ждёт ответа. Простого и ясного как солнце в безоблачный день. Спокойного и всеобъемлющего, как океан после бури. Понятного, как лепет младенца, познающего мир касанием».

7. «Так слушай, о Финий, герой человеческий, ищущий истины и открытый прозрениям! Слушай, но не говори потом об этом как об истине, ибо нет её на уровне людей. Слушай, как слушает музыкант свою музыку совершенства; без вопроса и сомнения, без оценки и мысли дурной».

8. «Красота плодов и людей многих — внешняя. Наблюдай за ней, как наблюдаешь за рассветом. Но не говори с ней ни о чём — ни о плохом, ни о хорошем. Знай, что есть она, но без сущности существует. Она тень и искажённое отражение, но не дай ей знать, что ты ведаешь это, ибо тени властвуют над миром. И самому тебе придётся расплачиваться за страсть говорить правду эту».

9. «Говори доброжелательно с ней о ней самой, но говори как наблюдатель, не имеющий оценки и видящий будто только поверхность. Держи свои слова и мысли у себя, как мать держит ребёнка в его первые годы. И не позволяй себе вслушиваться в слова её и не принимай послания её, иначе можешь погрузиться в невежество и пустоту её».

10. «Пустота красоты этой и внешности её не снаружи, знай это. Она, как плод этого дерева, словно способна уничтожить твой голод и спасти тебя. Но знай, что обман это и жизнь твоя будет поглощена им. Так же и жизнь людей может быть погублена глупостью и невежеством других».

11. «Жизнь может наполниться отвращением ко всему, и не будет тогда спасения. Как нет спасения у сорвавшегося с края пропасти и падающего вниз, кроме нового рождения, ибо нет в падении ничего, кроме боли. И гармония не придёт к нему через страдания, как не приходят дикие звери на зов человеческий, ибо знают, что ждут их там сети».

12. «Жизнь твоя из-за других наполнится страданием, но знай, что не приведут они тебя к лучшему. Не думай их исправлять, ибо они исправят тебя. Не спорь с ними, но лишь смотри и соглашайся, и забывай после. Держись в стороне от дерева иллюзий. И пусть отрешенность станет твоим прибежищем. И не забывай, ненавязчиво и тихо, напоминать странствующим обходить это дерево иллюзий».

13. «Пройди мимо и ты, обойди как красоту поддельную и не мысли о ней, не поддавайся влечению своему. И оставь соблазны испытать на себе все уловки иллюзий, чтобы знать это. Вкушение воды из отравленного колодца не утолит жажду. Внемли мне, ибо я знаю много об этих плодах, испытав их яд на самом себе».

14. И слеза скатилась из правого глаза старца, и словно часть души его вышла с этой слезой. И не сказал он ничего более Финию, кроме слова благодарности. И не было желаний у него никаких, кроме желания забыть слова собственные. И расстались два человека, и пошёл дальше Финий, не утолив голод тела, но насыщенный новыми прозрениями.

Глава 3. Дом обмана

1. Шёл долго он, радуясь встрече со старцем и размышляя над его словами. Наконец Финию сказал кто-то часть того, что узнать хотел он, и радовался он этому. И пустыня явилась перед ним, и вспомнились Финию родные места лесистые. И жажда присоединилась к голоду его и ещё больше сил стала отнимать у него.

2. Но увидел город он вдалеке и решил туда пойти, хотя и избегал городов. Когда он вслушался в звуки города, то удивился он жителям его, удивился их говорливому невежеству, стойкости их заблуждений и вере написанному слову. Покорность свою они называли смирением, угнетенность свою — счастьем, страх — осторожностью, жадность — бережливостью… И растерянность примешалась к голоду и жажде Финия, и стало ему ещё тяжелее идти. Пожалел он, что зашёл сюда, но потребности тела были сильны.

3. Прошёл Финий по главной улице, стараясь ни на кого не смотреть; и вышел он к небольшому дому. Постучался Финий, рассчитывая лишь на помощь физическую, ибо знал, что хлебом мудрости мало кто может накормить его. И что город этот скорее погубит его, чем возвысит хоть в чём-то.

4. Но не было ответа на стук, и лишь голос мужской слышался за дверью. И не знал Финий, как быть ему, не знал, потому что плотское редко волновало мысли его. Стоял Финий в раздумьях, решив слушать тело своё, и, поддавшись ему, вошёл он в дом небольшой.

5. Вошёл Финий и удивился огромному размеру зала, так как гораздо больше он был внешних размеров дома. И вспомнил Финий слова старца, и понял, что оказался в доме обмана, о котором говорил старец. Но были слова старца правдивы, а зал был обманом, и далеко остался старец, и не знал Финий, что делать ему самому.

6. «Погубит он меня или выжить сумею?» — так спросил себя Финий, но голод и жажда сказали снова ему о несовершенстве человеческом, и прошёл он вглубь, где слышался голос мужской. Прошёл Финий и увидел стол, яствами наполненный. Сидело за столом людей много, но молчали все, кроме одного.

7. Кроме одного, чей голос песней лился в пространстве и звучал песней птичьей на заре ранней. И обратился Финий к этому человеку необычному, и перебил речь его намеренно. «Тело моё погибает, и вместе с ним страдает зависимый от него ум, поможешь ли мне? Сразу скажи, ибо время моё ценно».

8. Так говорил уставший телом Финий, на что человек, в центре сидящий, ответил: «Весь стол предоставлю тебе, но скажи мне истину одну, которую назвал своей ценностью и которая известна мне, но не ученикам моим. Скажи это и дай понять, кто ты. Скажи: что такое время?»

9. Задумался Финий, ибо сложно говорить об основах мироздания тому, кто не возводил его, и можно словом выразить только представления в уме, искажённо отражающие реальное. И простоял Финий в раздумьях мгновение вечности, молчали все люди — участники застолья. Молчали, но голос пришедшего человека, жаждущего еды и питья, сказал:

10. «Есть в мире людей такое понятие, но во вселенной нет его точно. Никто не говорил о нём так, как я сейчас скажу, потому что все считают его мерой существования внешнего, однонаправленным и постоянным, и не хватает силы у их рассудка помышлять более об этом. И бойко утверждают правоту свою, а на самом деле ошибаются. Итак, ответ мой: время — не более чем длина мысли нашей». Так сказал Финий.

11. Подумал над его словами человек в центре, и улыбка озарила лицо его, и ученики его внимательно посмотрели на него. Потом посмотрели на Финия, будто узнав истину, но сказал Финий: «Не смотрите на меня так и не говорите потом об этом как об истине, ибо нет её на уровне людей».

12. Заулыбались и ученики тоже, и сказал их учитель Финию: «Садись же, о мудрый герой человеческий. Садись, ешь и пей сколько хочешь, так как удивил ты меня словами своими. Но знаешь ли ты, чему учу я этих людей вокруг меня и почему молча они слушают и не спрашивают?»

13. Ответил Финий отрицательно, и подошёл к столу, и взглянул на него как на источник силы для тела своего, ибо голод и жажда не отступали. И знал Финий, что недостижимо совершенство тела, но ничто не может отнять совершенства у духа. И знал, что не дух находится в теле, а тело — в духе. И так сказал он учителю:

14. «Я не знаю, какое учение передаёшь ты этим людям, но знаю, что поев и испив воды, могу выслушать тебя, ибо знать хочу это. Я шёл издалека, но не в этот город, а в мир. И зашёл сюда не по воле своей». И сел Финий за стол, и вкусил он пищи, но безвкусной казалась она ему, и лишь вода давала жизнь.

Глава 4. Откровения жреца

1. «Так слушай же, герой человеческий! Но знай, что возвратиться к прежнему ты уже не сумеешь и будешь жить иначе. Ибо слова, мной сказанные, людей меняют, как молния меняет дерево, в которое попадает и сжигает дотла. Готов ли ты услышать это? Готов ли ты узнать то, что не узнаешь ни от кого в мире?».

2. Удивился Финий уверенности сидящего в центре собрания человека. Удивился он словам его, но так как тело его было покойно и не требовало более внимания, то решился он выслушать учение его. И подумал об учениках его, ибо если были они из города, где зал обмана находился, то что могут знать они?

3. И говорил учитель так: «Я просвещаю этих людей, я приближаю их к истине, и позабавили меня о ней слова твои. Но точно и мудро сказал ты про время, и за это я могу уважать тебя. Кого я уважаю, тому открываю то, что знаю о смыслах Земли. Их ищут люди, ради них рождаются, ради них умирают».

4. И назвал учитель эти три смысла, обращаясь к Финию, — любовь, радость, продолжение жизни. «Плодами своей любви и радости питают люди богов, и боги тучнеют и взамен создают условия для продолжения жизни. Плодятся и размножаются зерна на ниве земной, и урожаем наслаждаются жители небес».

5. Сказал тогда Финий: «Неужели участь человека как участь тельцов и овец?» И улыбнулся учитель, и глоток сделал он из сосуда своего, и сказал так: «Мы — жрецы богов и глаза их. Мы — посланники неба и уста его. Мы — хранители законов поднебесных и руки их. Жизнь живет жизнью. Таков основной закон. Верь величию моему, смотри на мою белую бороду и длинные локоны и внимай речам моим. Изменят они тебя, и будешь ты как мы».

6. «И будешь пастырем добрым, и будешь людей учить любви и праведности, и будешь хранителем вечных книг. Ибо любовь сердец — нектар на столах создателей мира, а радость человеческая — желанное воскурение во дворцах их. И создали боги сады эти прекрасные, пастбища эти обильные и нивы обширные для себя. И неправедных, нарушающих установления властителей невидимых исторгают они».

7. «И избрали тебя боги! И теперь ты один из нас. И ты будешь учить людей задавать вопросы верные и удерживать их от лишних вопрошаний, и будешь направлять мысли их в сторону нужную. И научишь их почитать прошлое. Ибо прошлое утвердило предназначение человеческое. Таков закон всеобщий, а нарушающий закон — служитель хаоса».

8. «Ты верно сказал, что время — длина мысли. Но наши боги определили эту длину. И они определили все гармонии и ритмы времени. Учи людей соблюдать их, не позволяй им искать новые, иначе попадут они в безвременье и хаос просочится через них. И тогда нарушатся связи миров и времен, и хранилища богов оскудеют».

9. «Не искушай их разговорами о времени. Пусть вопрошают они о сложном, а не о простом. И пусть не сомневаются в очевидном. Мы рисовали веками в умах людей очевидность эту, и убедили людей именно так видеть мир, и согласились люди. И кто видит по-другому, тот исторгается из сада богов».

10. «Ибо единообразие видения сладостно для толпы; словно мёдом пропитано оно для пчел улья человеческого. И песни они поют на разных языках, но одинаковые. И думы разные думают они, но один ум у них. Это великая тайна наша, о герой человечий! И чтобы сохранить эту тайну и порядок такой, мы называем людей свободными, и они повторяют за нами „мы свободны — свободны в своем выборе, свободны в деяниях“ и не нарушают установленный порядок».

11. «Иди за мной, о Финий. Войди в круг наш. И будешь есть сытно. И откроются тебе письмена прошлого. И почитать тебя будут как посла богов. И за молитвы и благословения твои воздавать будут дарами богатыми. И будут пасомые кормить тебя смирением своим и поить послушанием своим. И люди будут тебе изливать сокровенные чувства свои, а боги будут делиться с тобой великими знаниями».

12. Слушал Финий учителя, сидящего на возвышении, и понимал, про что говорит он. Но не хотел он входить в круг его и вести племена людские по пути этому. Ибо знал он, что боящиеся свободы называют её хаосом. И люди не вправе молчать о том, о чем им недозволенно говорить. Знал уже Финий — чем больше у мысли свободы, силы и широты, тем больше красоты в мире, и дивился, почему учитель не знает этого.

13. Знал Финий, что учение, которое дают жрецы, есть учение прошлого, что нет там свободы для прозрений самого человека. И вспомнил он, как толпа отнимает крылья у орлов и превращает их в куриц. И собрался он идти дальше, ибо знал, что учитель не даст ему думать самому.

14. Поблагодарил Финий за слова откровенные и за еду с питьём и сказал человеку в центре собрания: «Зовет меня путь свободы». Пытался учитель удержать Финия, но тщетно. И прощаться стал Финий, и сказал проповедникам любви: «Где свобода, там любовь и радость. Любовь, не несущая свободу, — не любовь».

Глава 5. Гордость нищего

1. И пошёл Финий прочь из города, но встретил у ворот городских нищего, лежащего в пыли у перекрестья дорог. И казалось, все скорби мира сплелись в нем. Горевал нищий, но бездействовал, ибо и душа, и воля его повержены были отчаяньем, и не было у него сил удерживать жизнь свою.

2. Обратился нищий за милостыней к Финию и протянул руку свою. И глазами посмотрел жалостливыми, ибо знал, что способ этот хорош. Но не было денег у Финия, и нечего было дать нищему, кроме слов утешения. И так сказал Финий:

3. «О, человек бедный! Позволь сказать, что вижу я. Нет ничего, что могло настолько погубить тебя, и волю твою, и душу твою, кроме самого тебя. Зачем же сделал ты это и зачем лелеешь страдания свои; зачем же ты приглашаешь смерть к схватке и тут же бежишь от неё? Или сражайся, или отдай тело ей, или живи в радости!»

4. Затрепетал нищий, как трепещет флаг гордый под дуновениями ветра. Гордился тайно нищий в сердце своём выбором своим, ибо верил, что тот, кто идет добровольно на страдание, забирает силу у смерти и путь к вечной гармонии прокладывает. И жил нищий идеями прошлого, и думал, что только там спасение есть, и поэтому боялся умереть и прервать связь с прошлым. И так отвечал он Финию:

5. «Таков закон, ибо есть грешные и есть наказание для них в мире этом! И не свободен никто от греха, и ничего не сделать с этим. Нет воли сильной у человека для преодоления его, и суждено всем идти со страданием как с тенью своей. Но я вбираю в себя грехи людей и сжигаю их огнем страданий своих. В этом моя правда и судьба моя. Но огонь ослаб мой, да помогут каждому силы вышние!».

6. Задумался Финий, ибо впервые слышал подобное. И не знал Финий, как помочь человеку такому и просит ли вообще помощи человек. Но понимал, что лишь время может помочь здесь. Как помогает время человеку, убивая тирана, как освобождает оно от власти бесчестной, как уносит время идеи дурные.

7. И сел нищий наземь, и так тогда сказал ему Финий: «Дух твой — поток, и поэтому ничего не лишается и не обретает! Он соткан из света, и нет мучений и порока у света. А телу суждено проходить через изменения, и в этих изменениях бывает боль. И страдания в твоем уме — воспоминания о боли. И ты возлюбил эти воспоминания, и стали они твоей верой и властителем твоим. И забирают они силы жизни твоей».

8. «Отдал ты им ответственность за жизнь свою, и разрушил сам тело свое, которое было даром тебе безвозмездным. Отдал его ради спектакля, в котором лишь три декорации — грех, наказание и тщеславие. И мнишь в нем ты спасителем себя. Мания величия проистекает из-за незнания себя. Но не знают зрители, что происходит за занавесом. Так двигайся же дальше теперь и не бойся неизвестного!»

9. «Не думай, что вечно здесь будешь и вечно будешь пророком скорби. Не будешь ты больше нищим, ибо понял, что нет в этом спасения, и понял, что воля твоя и дух твой — наследники вечности. И радуйся дарам безвозмездным, и безвозмездно дари свет свой, и есть в этом задача главнейшая».

10. «Понял ты, что нет закона, о котором говоришь ты, и нужен был просто урок для тебя. Не надо было жить прошлым, ибо нет там того, что теперь есть. И не бойся умирать, о нищий! Ты не страшился взглядов смерти, не убоишься и её объятий. Ты готов для нового. Ты есть твой выбор».

11. «Не называй наказанием это, ибо просто уроком было это. И не уроком сил вышних, а уроком Земли. Думаешь ты, что после смерти покой обретёшь, так как праведно жил ты на милостыню одну. Но не будет тебе покоя и гармонии там, пока не найдёшь их здесь! Свой ад ты носишь в себе. И родишься ты вновь, чтобы понять наконец это».

12. «Но скажу тебе, что не найти величия и гармонии в страданиях. Время новое пришло. Помни о вести этой, и пусть поможет она тебе когда-то». И закончил свою речь Финий, и посмотрел на нищего, которому говорил всё это. И увидел он в глазах его покой и готовность идти дальше, но не по Земле уже.

13. И так ответил нищий: «Понял я наконец. И принимаю всё, что говоришь ты, и учителем стал ты для меня, и хочу учеником быть твоим». Но услышал это Финий и опечалился, ибо знал, что хочет опять человек ответственность за себя переложить на слова чужие и на мысли чужие. И так сказал Финий:

14. «Нет, нищий! Не смей, ибо снова ты заблудишься. Мыслить сам учись, лишь беря часть того, что говорят другие, но не принимай это за высшую истину. Не иди за мной и ни за кем не иди; отвергни заблуждения свои! Знай, что не найти тебе спасения в прошлом, не жди века золотого, а действуй. Прощай!»

Глава 6. Поток жизни

1. И расстались они, и пошёл дальше Финий мир познавать, и думал он о том, что труднее всего быть правдивым с собой. А нищий после встречи их на четвёртый день покинул тело своё, и дух его перешёл в новые пространства. И не знал Финий этого, но чувствовал, что нет большего нищего того.

2. Кончилась пустыня жаркая, далеко позади город остался. Шёл дальше Финий, шёл и не встречал никого, и за животными наблюдал лишь и за насекомыми. Кончилась пустыня, начались горы высокие, каменистые. Величественно они стояли, и мал человек был перед ними, и были горы словно неземными.

3. И смотрел Финий на них, и радовался им. И удивлялся он поведению насекомых и животных, которые жили в горах. И понимал Финий, что везде они такие; везде они так жестоки и непонятливы, и опасны для человека и для самих себя. И поражало Финия что видел он, и так подумал он:

4. «Как может паук чёрный муху ловить и разделывать? Как муравьи тело неживое, им самим подобное, несут в муравейник свой для использования? Почему кусают так больно меня комары и мошки всякие? От голода гонится лев за газелью, и обманом догоняет её, и убивает жестоко».

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 281