электронная
40
печатная A5
402
6+
Ключ времени

Бесплатный фрагмент - Ключ времени


Объем:
216 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4483-7667-2
электронная
от 40
печатная A5
от 402

Пролог

Огромный, ослепительно белый теплоход неторопливо бороздил средиземноморские просторы. Он несколько часов назад покинул древние Афины, окутанные призрачной паутиной мифов, и сейчас уверенно прокладывал путь среди многочисленных островков, прильнувших к берегам Балканского полуострова.

Круиз только начался. Семейство Кругликовых ожидали две увлекательные недели, проведенные в море. Достопочтенное семейство состояло из папы — представительного сорокалетнего добряка с большой лысиной на голове и намечающимся брюшком, мамы — стройной темноволосой женщины лет тридцати пяти и трех детишек. Старшая была Майя — высокая тринадцатилетняя девочка с умными серьезными глазами. Средний сын Вениамин — веселый одиннадцатилетний мальчуган, вечно подтрунивающий над сестрой. И самым-самым младшим был Артамон — розовощекий карапуз, которому еще не исполнилось и трех лет, но который на вопрос: «Сколько Артамоше годиков?» с неимоверной гордостью отвечал «Тли!». Вот собственно и все описание этого милого семейства. Осталось лишь добавить, что все друг друга очень любили, жили мирно и почти никогда не ссорились. Можно сказать по секрету, что все ссоры, которые время от времени вспыхивали в семействе Кругликовых, происходили исключительно между одними и теми же людьми. Кто же ссорился? Младшее поколение со страшим? Конечно же, нет. В семье Кругликовых младшие беспрекословно признавали авторитет старших и между ними царили абсолютные взаимопонимание и любовь. Было бы странно предположить, что кто-то ссорился с маленьким Артамошей. Ввиду его возраста ему прощалось большинство шалостей, а он в свою очередь с ангельским терпением сносил все заботы и ласки старших, от которых к концу дня он, бывало, нередко уставал. Пререканий и обид между старшим поколением не наблюдалось. Мама и папа Кругликовы были на редкость довольны друг другом, и им в голову не приходило сказать супругу даже резкое слово. Так кто же эти кремень и огниво, между которыми то и дело вспыхивали искры раздора? И так, как вы уже, наверное, догадались, разногласия возникали между старшей сестрицей и средним братцем. Но, не смотря, на все прения, которые нередко оканчивались настоящим побоищем брат и сестра в глубине души питали друг к другу нежнейшие чувства. Давайте же начнем разматывать клубок нашего повествования и посмотрим, что же делают наши друзья.

Часть первая
Старик Кудеус

Глава 1

— Майка! Ты опять куда-то запрятала мой атлас! — Возмутился юный Вениамин, яростно роясь в чемодане.

— Нужен мне твой атлас! Я его даже в глаза не видела! — В свою очередь разгорячилась старшая сестра. Ссора началась.

— Нет, я точно помню, что оставил его в каюте на столике!

— Неряха! Вечно ты все теряешь, а потом сваливаешь на меня! Лучше скажи мне, куда ты дел мою книгу по истории Средневековья? Я видела, как ты вчера ее читал!

— Во-первых, я ее не читал, а лишь смотрел карты того периода, а во-вторых я положил книгу обратно на твою полку!

— И где она теперь! Что-то, я не вижу никакой книги!

— Еще бы! Я давно говорил маме, чтобы купила тебе очки. Ты даже собственного носа не видишь!

— Неправда! — Обиженно воскликнула Майя, у которой и в самом деле была близорукость. — У меня всего лишь минус четыре и очки мне не требуются!

— Да, лучше не одевай их, а то станешь похожа на стрекозу! — Ехидно заметил Вениамин, принимаясь искать свой атлас в другом чемодане с вещами. — Куда же он пропал?

В эту минуту дверь каюты распахнулась, и на пороге появился глава семейства, сияющий от счастья:

— А, пострелята, вы тут? Мы с мамой вас потеряли. Ну-ка быстро в столовую! Мама с Артамошей уже там… Кстати, что это за разгром такой? — Удивленно спросил Василий Геннадьевич, увидев кучу одежды на полу и чемоданы, похожие на голодных бегемотов, жадно распахнувших рты.

— Ищем! — Хором ответили брат и сестра.

— Неужели клад? Вот уж не знал, что в наших чемоданах есть какие-то сокровища! — С иронией сказал папа.

— Хватит издеваться, пап! — Попросил Вениамин. — Лучше скажи, ты нигде не видел мой географический атлас.

— И мою книгу по истории Средневековья. — Добавила Майя.

— Атлас и книгу? — Задумчиво произнес Василий Геннадьевич. А потом, немного подумав, неуверенно добавил. — Вообще-то не припомню, но вот у Артамоши что-то было в руках, и он сказал, что собирается рисовать.

— Артамоша! — хором взвизгнули брат с сестрой и пулей вылетели из каюты.

— Ну и ну! — Покачал головой папа и стал заталкивать одежду обратно в чемоданы в тайне надеясь, что где-нибудь на теплоходе можно будет отыскать утюг, чтобы погладить брюки, рубашки и платья жены, превратившиеся в бесформенные, мятые тряпки. Выиграв битву с чемоданами, которые никак не хотели закрываться, Василий Геннадьевич встал, вытер висевшим на крючке около койки полотенцем пот со лба и лысину и поспешил в столовую — он не любил пропускать начало обеда.

Когда он, наконец, добрался до своего столика, в большом, шикарно обставленном ресторане, то увидел, что все семейство уже в сборе. Атлас с жирной красно-черной кляксой на обложке и книга с обгрызенным уголком лежали перед своими законными владельцами. На лице маленького Артамоши еще были видны мокрые дорожки от слез, но теперь он уже смеялся и так болтал ножками, что у него были все шансы свалиться со стула.

— Васечка! Вот и ты, а мы уже заждались тебя! — Ласково прощебетала Ираида Петровна и улыбнулась. От ее улыбки у всех настроение поднялось еще выше, а Василий Геннадьевич в очередной раз возблагодарил небеса, что те послали ему такую очаровательную, милую и добрую жену. Поглядев на Майю и Вениамина, он сказал, стараясь сделать суровый вид, хотя этого ему никогда не удавалось.

— Пришлось прибирать в комнате. Кажется, там прошелся торнадо. — Брат с сестрой заметно покраснели и уткнувшись каждый в свою тарелку начали вяло ковырять вилками овощной салат. Во время обеда постоянно слышались вопросы Артамоши по поводу, еды, официантов, столиков, шариков на потолке и тысяче других вещей. Мама и папа, как только могли, пытались удовлетворить любопытство своего маленького любознательного чада. Наконец, обед подошел к концу, были съедены последние крошки пирожного, поданного на десерт, и допиты последние капли апельсинового сока. Василий Геннадьевич, удовлетворенно похлопав себя по животу, посмотрел на старших детей и весело спросил:

— Куда, пострелы, теперь побежите? Мы с мамой и Артамошей — на детский праздник. Там будут разные игры, а потом какая-то детская сказка. Пойдете с нами?

— Папа, ты шутишь или говоришь серьезно? — Строго спросила Майя. — Ты же знаешь, что меня давно не интересуют детские игры и тем более сказки! Забирайте с собой Веника и идите, а я почитаю на палубе книгу.

— Ты хочешь сказать, что я еще маленький? — Накинулся на сестру оскорбленный мальчик.

— Ты все правильно понял. Именно это я и хотела сказать.

— А ты… Ты… — Еще больше разозлился Вениамин. — Ты глупая жирафиха! — Оскорбление попало в цель — Майя всегда стеснялась своего высокого роста.

— Я тебе покажу, как обзывать сестру! Я научу тебя уважать старших! — Завопила Майя и схватив увесистый том истории Средневековья явно решила применить его не по назначению. Веник не стал дожидаться, когда его лоб будет украшен ярко-фиолетовым синяком. Он выскочил из-за стола и со скоростью ветра вылетел из ресторана. Разъяренная Майя, перевернув парочку стульев и один столик, вылетела за ним. Василий Геннадьевич восстановил нарушенный порядок и, сокрушенно качая головой, обратился к жене:

— Ну и дети! Почему они вечно ссорятся?

— Ничего страшного, дорогой! Это такой возраст. Лучше оставить их в покое — сами разберутся! — Успокоила его Ираида Петровна.

— Да, ты права. — Согласился с женой Василий Геннадьевич и повеселевшим голосом спросил:

— Ну что, идем на праздник?

— Да! Да! Да! — весело запрыгал Артамоша, и тут же добавил, выразительно показывая на папу: — Поедем на лошадке! На лошадке!

— Ах ты хитрец! — Воскликнул Василий Геннадьевич, сажая на шею сынишку. — А теперь держись крепче, дружок, мы отправляемся! — Фыркнул он и прыгая не хуже дикой антилопы выскочил на палубу. Ираида Петровна с достоинством последовала за ними, изредка обмахиваясь атласом, который в спешке позабыл ее старший сын.

Погоня продолжалась на палубе. Веник был проворней сестры, и ему всегда удавалось в последний момент избежать удара. Майя надо признаться была немного неуклюжа и там, где она пробегала, оставался полнейший разгром. Матросы-греки, мывшие палубу, отложили свою работу и с ужасом взирали на двух ребят с воплями носившихся по палубе и выкрикивающих одни и те же непонятные слова, такие, как: «Жирафиха» и «Безмозглый червяк». Несмотря на свою неуклюжесть, девочка была крайне настойчива и никогда не бросала начатого дела. Вот и сейчас она уже в третий раз пронеслась по всей палубе за своей жертвой. Тут ей повезло. Веник свернул в другую сторону, пробежал несколько шагов и оказался в тупике — сзади разъяренная сестрица, а впереди за невысоким бортиком ослепительно сверкающее на солнце Средиземное море.

— Ага! Вот ты и попался! Торжествующе воскликнула Майя, замахиваясь томом Средневековой Истории.

— Еще посмотрим кто кого! — Хмуро пробормотал Веник, не сильно надеясь на победу, и уже размышляя о том где бы раздобыть кусочек льда, чтобы приложить к будущей шишке.

Первый раз Майя промахнулась — книга была тяжеленная, а братец слишком изворотливый. Во второй она прицелилась получше, и не избежать бы Венику шикарного синяка прямо посреди лба, но тут где-то сильно грохнуло, потом в носовой части теплохода в небо вырвался столб пламени, и, наконец, раздался еще один взрыв. Ударная волна подхватила перепуганных брата с сестрой и жестоко бросила в морскую пучину…

Глава 2

Темно-синяя, непрозрачная речка неторопливо несла свои воды среди густо нависающих деревьев. Кое-где деревья с противоположных берегов наклонялись и образовывали тоннель, в призрачно-зеленом свете которого резвились огромные стрекозы, крылья которых издавали таинственное шуршание.

В одном месте в реку упало толстое дерево с шелковисто-гладким зеленоватым стволом. Его ветви и листья уже давно сгнили, и остался лишь ствол, ставший прибежищем маленьким рачкам и речным водорослям с каждым днем все больше и больше окутывающим могучее дерево своими зелеными нитями. Почти около самого дерева, где ствол был наиболее толст лежал свесив голову к самой воде худенький темноволосый мальчик. Вот около него из воды выпрыгнула маленькая серебристая рыбка с желтым хвостом. Она на мгновение повисла в воздухи и плюхнулась обратно в воду, окатив лицо мальчика фейерверком брызг. Веник, а это был именно он, тряхнул головой, медленно поднялся и сел верхом на стволе, ошалело глядя вокруг. Сначала его взгляд был затуманен, как у человека, который долго-долго спал, а потом внезапно проснулся, причем встало только тело, а разум еще пребывал где-то в туманном мире сновидений. Но вот в его глазах мелькнул не то интерес, не то тревога. Он протер глаза, пригляделся к чему-то на берегу. Потом вскочил и, рискуя свалиться в реку, пошел по скользкому стволу к берегу. Благодаря своей природной ловкости он успешно достиг суши и, спрыгнув со ствола, со всех ног кинулся вверх по течению реки, где среди высокой травы он заметил что-то красное. Раздвинув траву, мальчик увидел свою сестру. Майя лежала на спине. Лицо было чуть-чуть бледновато, глаза закрыты. Ее короткое красное платье было мокрым и грязным.

— Майя! — Позвал мальчик. Нет ответа. Тогда он испуганно кинулся к сестре. Схватил ее за плечи и затряс. — Майка! Вставай! Ну, вставай же! Очень тебя прошу, Майя! Майечка! — Глаза мальчишки повлажнели, крупные слезы покатились по щекам и закапали на лицо девочки.

— А дождь все идет и идет… — Вдруг чуть слышно произнесла девочка и открыла глаза. — Веник, ты чего? — Спросила Майя, увидев следы слез на щеках брата.

— Я… Это какая-то соринка в глаз попала. — Пробормотал он, поспешно вытирая слезы.

— Ужасно! Я вся мокрая! — Плаксиво сказала Майя, поднимаясь с земли и оглядываясь вокруг. — Слушай, а где это мы? — Удивилась она.

— Я бы тоже хотел это знать. — Ответил Веник. — Интересно, что вообще произошло? Последнее, что я помню, это какой-то взрыв или что-то в этом роде…

— А я взрыв и приближающуюся воду… Я еще подумала, не съест ли меня акула.

— Акула! В Средиземном море! — Засмеялся Веник.

— А почему бы и нет? Если в Черном море есть катраны, то почему бы и в Средиземном море не водиться каким-нибудь подобным тварям.

— По крайней мере, больших акул там нет точно! Это я тебе гарантирую.

— Хорошо, не будем спорить. Вообще на время чрезвычайного положения предлагаю перемирие. Со своей стороны обещаю не придираться к тебе, не обзывать и пытаться принимать тебя таким, какой ты есть. — Заявила Майя, протягивая руку. Веник на мгновение задумался, пожал Майке руку и серьезно сказал:

— Согласен. Обещаю тоже самое.

— Итак, какие у тебя предложения? — Взяла инициативу в свои руки Майя.

По-моему на теплоходе произошел взрыв, и нас выбросило за борт. — Высказал свое мнение Вениамин.

— В этом я с тобой полностью согласна. А что произошло дальше? — Задумчиво спросила она, обращаясь скорее к себе, чем к брату.

— По логике, мы сейчас должны были с тобой барахтаться в водах Средиземного моря, километрах в пятидесяти от острова Родос.

— Это тоже верно. Но факт остается фактом — мы явно не в море. Может, нас забросило на какой-нибудь близлежащий остров?

— Исключено. — Уверенно ответил Веник.

— Почему ты в этом так уверен? — удивилась Майя. — Это бы все логически объяснило.

— Посмотри вокруг! — Тоном лектора начал Вениамин и выразительно повел рукой. — Что ты видишь?

— Хм, ничего особенного — реку и лес. — Растерянно ответила Майя.

— А какой лес? — Снова задал вопрос Веник.

— Что, значит, какой лес? По-моему, лес, как лес. — Раздраженно ответила девочка.

— Нет! Ты посмотри! Похож ли этот лес на наш лес под Новосибирском?

— Конечно же, нет! У нас тайга, а здесь какие-то джунгли!

— Вот именно! — Провозгласил Вениамин. — То, что нас с тобой окружает очень похоже на влажный тропический лес!

— Ну и что ты хочешь этим сказать? — Нетерпеливо спросила Майя.

— А то, что ни на каком острове в Средиземном море нет подобного леса! На побережье Средиземноморья и на островах можно встретить лишь жестколистные вечнозеленые леса и, в крайнем случае, влажные субтропики, но ни в коем случае ни влажные тропики! Ни в коем случае!

— А ты уверен, что это тропики, а не субтропики? — подозрительно спросила Майя.

— Абсолютно. — Заверил девочку брат. — Налицо все признаки: отсутствие ярусности, наличие деревьев гигантов, множество лиан, обилие эпифитов…

— Обилие эпи..-чего? — Перебила его Майя.

— Эпифитов — растений, поселяющихся на другом растении. — Пояснил Вениамин. Он еще хотел язвительно заметить, что кроме истории и литературы существуют другие науки, которые бы не мешало изучать, но, вспомнив, о перемирии, промолчал.

— Ясно… — Протянула Майя. — И где эти леса расположены? Мне кажется, что они распространены где-то в Южной Америке. — Неуверенно сказала она.

— Правильно. В Южной Америке в бассейне Амазонки, в Индии, небольшие островки можно обнаружить в Африке…

— В северной Африке? Мы плыли в Египет, это как раз в северной Африке!

— Нет. На севере Африки в основном пустыня. — Твердо сказал Вениамин.

— А нас не могло, скажем, донести волнами до Нила, а потом вверх по течению, к истокам?

— Может эта речушка и есть Нил!

— Очень сомневаюсь, что это Нил. Даже теоретически мы не могли бы проделать это путешествие. Мы были в сотнях километров от дельты Нила. У нас на пути было огромное морское пространство. Такое путешествие заняло бы не меньше двух недель. Тем более, что нам пришлось бы плыть по Нилу против течения! Боюсь, что шансов выжить у нас никаких не было бы. Я…

— Постой-ка! Постой! — Остановила его Майя. — Ты сказал, что… Что никаких шансов… — Девочка замолчала, не в силах произнести страшное слова, и Вениамин закончил за нее.

— Выжить… А что, если мы умерли? — Предположил он, судорожно вдохнув воздух. — Это вполне вероятно. На теплоходе — взрыв, мы упали за борт, наглотались воды и…. Утонули… — Грустно закончил он.

— Звучит правдоподобно. — Стараясь не разреветься, сказала Майя. Только я чувствую себя как-то очень живой. Совсем, как обычно, я хочу казать.

— Я вообще-то тоже. — Согласился с ней Веник. — Но с другой стороны, кто знает, как чувствуют себя люди, когда умирают? Может именно так, как мы сейчас?

— Я всегда думала, что после смерти остается только душа. — Задумчиво произнесла Майя, стараясь выжать мокрый подол платья. — А я чувствую тело. Чувствую, что мне неприятна мокрая одежда, чувствую боль в поцарапанной коленке. Я реально вижу свое тело. Оно такое же материальное, как всегда и совсем не похоже на призрак.

Вениамин сел на корягу, нависшую над рекой, и уставился в темную воду, текущую неизвестно куда.

— А может и в загробном мире у человека есть тело? Одно остается там, на Земле, а другое получаешь здесь? — Размышлял он.

— Интересно, куда мы попали: в рай или ад? — поинтересовалась девочка у брата, пытаясь пальцами расчесать свои светлые мокрые волосы, сосульками падающие на уши.

— Если это ад, то он не так уж плох… — Заметил Вениамин. — Только вот, где все остальные?

— Остальные? — Переспросила Майя.

— Ну да… Должен же здесь быть кто-нибудь еще…

— Представления не имею. — Пожала плечами Майя. — Знаешь, братец, я предлагаю сейчас не думать о том, где мы, а то можно свихнуться. Мне кажется, потом все выясниться само собой. И, главное, не унывать.

— Ха, сестренка! Тебе порой в голову приходят просто гениальные идеи! — Отозвался Веник. — Итак, что будем делать?

— Идти вперед! Как говорится: «Под лежачий камень и вода не течет».

— Отлично! Предлагаю идти вдоль реки. Возможно, мы нейдем какое-нибудь поселение. — Сказал мальчик, слезая с коряги.

— В какую сторону пойдем?

— Давай вниз по течению! — Бодро сказал Вениамин, и смело ринулся в прибрежные кусты. Около часа ребята продирались сквозь непроходимые заросли, образованные стволами, корнями ветвями и лианами. Потом Майя остановилась и, тяжело дыша, сказала:

— Нет, так дело не пойдет! Тут совсем невозможно идти!

— Да, мачете здесь бы не помешало… — Согласился с ней брат.

— Не знаю, что такое мачете, но у нас его явно нет.

— Это такой топорик, которым путешественники прокладывают дорогу в таком труднопроходимом лесу.

— Ладно, умник, лучше предложи, что будем делать? Вдоль реки идти совершенно невозможно. Может, свернем в лес? — Пробурчала Майя, с тоской глядя на зеленую лиану, похожую на огромного толстого удава.

— Лучше не отходить далеко от реки. — Заметил мальчик. — Река обязательно нас куда-нибудь выведет, а по лесу чего доброго мы будем бродить вечно.

— И что ты предлагаешь? — Разозлилась Майя. — Только не говори, что нужно набраться сил и продолжить путь. Мы идем уже кучу времени, а прошли не больше ста метров!

— Верно! — Согласился Вениамин. — Я до сих пор вижу вон то огромное дерево, под которым я тебя нашел. Нужно что-то придумать.

— А что если идти по воде? — Предложила девочка.

— Ну, конечно! Какой я глупец! — Воскликнул мальчик, раздосадованный тем, что прекрасная идея пришла не ему в голову. — Только мы не пойдем, а поплывем!

— На чем? У нас ведь нет лодки!

— Были бы руки и голова, а сделать лодку дело несложное! — Хвастливо сказал мальчик, оглядываясь вокруг. — Давай искать какое-нибудь подходящее бревно!

Майе понравилось предложение брата. Ехать на лодке было гораздо удобнее и интереснее, чем продираться через лес. Свои сомнения по поводу того, что им вряд ли удастся построить какое-нибудь плавучее средство передвижения, она отбросила в сторону и с удвоенной энергией принялась помогать брату, искать подходящий материал для постройки лодки.

Дети бродили вдоль берега, заходили поглубже в лес, но старались не терять из виду слегка волнистую, отдающую металлическим блеском поверхность воды. Прошел еще час.

— Никогда не думал, что в лесу нет бревен! — Возмутился Веник.

— Бревен-то много, только мы ни одно из них не можем сдвинуть с места! — Заметила Майя.

— Была бы у нас пила… — Мечтательно произнес Вениамин.

— А еще целый набор «Юный умелец» и мастер в придачу, который бы смастерил лодку. — Съехидничала Майя.

— Было бы неплохо. — Уныло согласился мальчик, но, вспомнив, что главное не раскисать, он бодро сказал, рассматривая плоскую гладкую дощечку чуть пониже его ростом. — Все-таки кое-каких успехов мы с тобой достигли. Весло у нас уже есть.

— Интересно, далеко мы уплывет на одном весле? — язвительно поинтересовалась Майя, но брат не обратил не ее слова никакого внимания, так как разглядывал что-то около противоположного берега реки.

— Что ты там увидел? — Спросила Майя, пытаясь разглядеть заинтересовавший Вениамина предмет близорукими глазами.

— Еще не уверен, но вполне возможно, что вскоре у нас будет лодка! — Радостно сообщил мальчик и направился к реке.

Глава 3

Вениамин спустился к самой воде. Майя поспешила за ним.

— Скажи мне, наконец, что ты там увидел?

— Посмотри туда! — Веник махнул рукой в сторону другого берега.

— А что там? Такой же лес, что и здесь. Я не вижу ничего примечательного.

— Там что-то зеленое. — Прищурившись, сказала Майя.

— Верно! Это листья!

— Такие огромные? — Изумилась Майя.

— Ты забыла о Виктории?

— О ком?

— Виктория — род многолетних водных растений семейства кувшинковых. Круглые, плавающие листья с загнутыми краями диаметром до двух метров, выдерживают груз до пятидесяти килограмм. Существует два вида в Южной Америке. — Процитировал Вениамин статью из Большого Энциклопедического словаря.

— Ты хочешь сказать, что мы все-таки попали в Южную Америку?

— Я этого не утверждаю. Единственное, что я хочу сказать, что это растение очень похоже на Викторию. Сейчас лучше подумать, как нам до них добраться!

— Ответ невероятно прост! — Впервые за все время рассмеялась Майя. — Нужно до них доплыть. Ширина реки здесь, на мой взгляд, не больше тридцати метров. Чуть больше, чем половина бассейна!

— А ты не боишься страшных, зубастых крокодилов? — В шутку спросил мальчик.

— Нисколько! Я так устала, что мне, кажется, я перестала вообще что-либо чувствовать. Вперед труба зовет! — Пропела Майя и смело вошла в воду прямо в одежде. Пройдя метра два по воде, она оттолкнулась от дна и поплыла. Венику ничего не оставалось, как последовать за ней. Вода была теплая и приятно обтекала тело. Течение было не слишком быстрое, поэтому ребята довольно-таки легко добрались до цели своего путешествия. Майя первая схватилась за жесткий, темно-зеленый лист слегка загнутый кверху.

— Какой упругий! — удивилась она, потрогав влажную поверхность растения. Вениамин тоже доплыл до сестры:

— Давай, забирайся на лист! Я тебе помогу. — Сказал он сестре. Майя, оттолкнувшись от дна реки, подпрыгнула, Веник подтолкнул ее, и девочка оказалась на зеленом плоту.

— Потрясающе! Очень удобно! А он выдержит на двоих? Ты говорил, что лист выдерживает груз до пятидесяти килограмм.

— Мой вес — сорок килограммов. — Сказал Веник.

— А я вешу сорок пять килограммов. Итого восемьдесят пять. Мы потонем!

— Но этот лист в диаметре гораздо больше, чем два метра! На мой взгляд, он около четырех метров. Значит, и выдержать он должен большую нагрузку. По крайней мере, попробовать можно, тащи меня к себе! — Майя схватили брата за шиворот и втащила на лист. Он немного погрузился в воду, но остался на плаву.

— Вот! Что я говорил! — Обрадовался мальчик. — Теперь у нас есть собственная лодка и весло! И ничего не мешает нам отправиться в путешествие! Сейчас попробую вывести нашу лодочку на середину реки. Вениамин начал грести, но лист не сдвинулся с места.

— Боюсь, что еще нужно перерезать стебель, а у такого растения он может оказаться очень-очень толстым. — Вздохнула Майя.

— Поему-то я не подумал, то Виктория прикрепляется стеблем ко дну. Наверное, это все-таки другое растение. — Озадаченно пробормотал Веник и спрыгнул обратно в воду. Вдохнув побольше воздуха, Веник нырнул под лист. Он долго не появлялся и Майя начала беспокоиться. Но только она собралась нырнуть в таинственную глубину, как из под листа появилась мокрая голова брата, облепленная тиной. Он долго отфыркивался и стряхивал водоросли, а потом мрачно заявил:

— Это не стебель. А прямо ствол какой-то. Толщиной примерно, как моя рука. Я пытался оторвать — ничего не получается.

— Нельзя отступать! — Попыталась взбодрить Майя младшего брата. — Смотри, у меня в кармане оказалась пилочка для ногтей. Может, мы сможем его перепилить?

— Этой финтифлюшкой? — Презрительно усмехнулся Веня. — Тут нужна настоящая бензопила «Дружба».

— Все-таки я попробую. — Упрямо сказала Майя, которой совсем не улыбалось продолжить путь пешком. Девочка нырнула в воду. Через полминуты она появилась. Восстановив дыхание и убрав с лица мокрые волосы, она радостно заявила. — Я его чуть-чуть подпилила! Он поддается! Если мы будем пилить по очереди, я уверена, мы, в конце концов, одолеем этот стебель.

— Ладно, попробуем. — Нехотя согласился Веня. — Давай пилку. — Сестра протянула ему инструмент, сказав при этом. — Я начала пилить под самым листом. Мальчик кивнул головой и погрузился воду. Работа закипела. Брат с сестрой по очереди ныряли под лист и пилили, кромсали толстый, сочный стебель. Когда Майя, судорожно вдохнув свежий воздух, появилась над поверхностью воды в двадцатый раз, она издала победный клич и весело крикнула:

— Ура! Этот бой выигран!

Ребята помогли друг другу забраться на зеленый плот.

— Ох! Как я устала! — Вздохнула Майя, растянувшись на листе и раскинув руки. — Давно я так не работала!

— Да, работка была не из легких. — Пропыхтел Веня, снимая с себя мокрую футболку и штаны.

— Хорошо, что здесь тепло. Я промокла до нитки, но совсем не замерзла! — Сказала Майя, тоже сняв свое платье и оставшись в светло- голубом купальнике. Пару раз встряхнув свою единственную одежку, она разложила ее с краю листа, а потом подойдя к брату весело спросила:

— Ну что, капитан, отправляемся?

— Выходим в открытое плавание сейчас же! Пассажиры займите свои места! — Отдал приказ Вениамин. Взял дощечку, заменяющую весло и после того, как Майя удобно уселась в центре листа. Оттолкнулся от соседнего растения. Лист-плот медленно оторвался от своих товарищей выплыл на середину реки и, не спеша, поплыл, попав во власть течения.

Глава 4

Плот уверенно плыл под нависающими над рекой деревьями и свисающими с них лианами. Порой на деревьях встречались какие-то шарообразные плоды, величиной с футбольный мяч, а цветом напоминающие баклажан.

— Веня! Что это за плоды такие? — Поинтересовалась у брата Майя. — Честно признаться, я давно хочу есть. В это время на теплоходе у нас был уже ужин. — Мечтательно добавила она.

— Я тоже голодный, как волк. Но я даже представить не могу, что это за фрукт такой. Ни в одной книжке я не встречал упоминания о подобных плодах. Единственный способ проверить съедобные ли они — попробовать.

— Ты что, Венька, с ума сошел? — Возмутилась Майя. — А если они ядовитые?

— Я попробую крошечный кусочек! — решительно ответил Веник, направив плот к дереву, на котором, почти касаясь воды, висели диковинные плоды. Легко оторвав один из них, Веня принялся его рассматривать.

— Веник! Я, как старшая сестра, запрещаю тебе, это есть! — Сурово сказала Майя. — Эта штука выглядит ядовито! — Настаивала девочка, разглядывая диковинку. Собственно говоря, плод выглядел, как гигантский апельсин темно-фиолетового цвета. По крайней мере, кожура у него была очень похожа на апельсиновую корку.

— Майка, дай мне опять свою пилочку — очистим его от этой кожуры и посмотрим, что внутри. — Майя нехотя дала пилку брату. Вениамин аккуратно надрезал кожуру и стал ее обдирать. Когда плод был очищен, ребята поняли, что на этом сходство с апельсином закончилось. Под коркой оказалась нежно-сиреневая мякоть, покрытая тонкой пленкой.

— Сейчас я откушу маленький кусочек, а потом, если через час со мной ничего не случится, схем полностью.

— Венечка прошу тебя, не надо! — Взмолилась Майя.

— Надо, Майка! Иначе, я помру с голоду. И вообще, не забывай, что, возможно, мы уже умерли. Вспомни, кстати, одну пословицу, которая говорит: «Двум смертям не бывать…»

— А одной не миновать… — Закончила Майя.

— Вот! Вот! — Значит, я пробую! — Сказал мальчик и собрался откусить далеко не крошечный кусок, если судить по тому, как он разинул рот. Но Майя остановила его, резко крикнув:

— Подожди!

— Ну что еще? — недовольно проворчал мальчик. Ты же знаешь, что я не изменю своего решения.

— Знаю, поэтому я тоже буду пробовать этот дурацкий фрукт. Если что, то лучше уж вместе… Я хочу сказать…

— Я понял, сестренка. Всегда и везде вместе, да? — Улыбнулся Вениамин. — И я хочу тебе сказать… Конечно, это не столь важно, ведь с нами будет все просто отлично, но… На всякий случай… Я… Я очень рад, что у меня есть такая сестра, как ты… — Смущенно выпалил он.

— И я тоже! — Подхватила Майка. — Я очень рада, что ты мой брат.

На несколько минут восстановилось молчание. Веник рассеянно вертел в руках диковинный плод. Потом он вдруг очнулся и чуть дрогнувшим голосом сказал:

— Итак, я пробую! — Веник зажмурился и откусил кусок фиолетовой мякоти. Мальчик на мгновение застыл, а потом на его лице появилась довольная улыбка:

— Если это и яд, то весьма, весьма вкусный! Похоже на мороженое, только не холодное.

— Сейчас я попробую! — Сказала девочка и исполнила задуманное. Майе фрукт тоже очень понравился. Но, не смотря на это, она уговорила брата подождать некоторое время и посмотреть, какое действие он произведет на организм. Время шло, а ребята чувствовали себя отлично, если, конечно, не считать настойчивого урчания в животе.

— Майка! Ну, когда мы уже сможем поесть? — Наверное, в сотый раз спросил Веник. — Я сейчас умру с голоду!

— Ох, какой же ты нетерпеливый!

— Попробуй тут потереть, когда от голода живот сводит. — Пробурчал Веня, голодными глазами поглядывая на аппетитную мякоть плода.

— Хорошо! Давай доедим эту штуку, но больше сегодня есть не будем. А то вдруг в больших количествах он вызывает расстройство желудка или еще какую-нибудь неприятность. И не спорь, пожалуйста, ты сам знаешь, что на этот раз я права.

— Ладно, ладно… — Состроив кислую мину, согласился с Майей Веник. — Давай лучше есть!

Веник руками разломил фрукт на две равные половинки. Усевшись поудобнее на плоту, ребята с удовольствием поужинали.

— Эта штука невероятно вкусная. Я еще бы слопал парочку таких. — Начал Вениамин Вениамин, но увидев укоризненный взгляд сестры поспешно добавил:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 402